Вечеринка в загородном доме Брайена Эпстайна

28 мая 1967 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Брайен Эпстайн организовал вечеринку в своём новом загородном доме недалеко от Хитфилда в графстве Суррей».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «В свои последние годы к списку своих нездоровых привычек Брайен добавил злоупотребление наркотиками и спиртным. Сначала, когда он только попробовал наркотики, это произошло лишь потому, что он хотел быть одним из мальчиков, его мальчиков. Они перешли от марихуаны к экспериментам с ЛСД и оказывали на Эпстайна давление, чтобы он присоединился к ним в этом потрясающем, галлюциногенном, сносящим голову веселье. По выходным дням в своём загородном доме он начал закатывать грандиозные вечеринки, на которых присутствовали гости от Лулу до ди-джея Кенни Эверетта. Окончание сессий записи нового альбома «Сержант Пеппер» стало идеальным поводом для одной особенно примечательной вечеринки».

 

Синтия: «Купив загородную виллу-сказку, вкупе со слугами, дворецким, экономками и прочей челядью, Брайен устроил по этому поводу зва­ный обед, пригласив множество знаменитостей. Все мы очень любили такие вечера у Брайена».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Мероприятие проходило в Кингсли-хилл в Уорблтоне возле Хизфилда в Сассексе и являлось одновременно вечеринкой в честь новоселья Брайена в его новом удалённом от города доме и празднованием в честь выхода альбома “Сержант Пеппер”».

 

 

 

 

beatlesbible.com: «На вечеринку были приглашены, с уведомлением всего за два дня, бывший пресс-агент «Битлз» Дерек Тейлор и его жена Джоан. В это время Дерек занимался организацией трёхдневного Монтеррейского международного фестиваля поп-музыки, но пара пролетела шесть тысяч миль в Англию, чтобы присутствовать на вечеринке. Джоан была на седьмом месяце беременности».

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Как-то раз я пришла домой с детьми, и Дерек говорит: «Звонил Брайен Эпстайн. У него новоселье, и мы приглашены. Он собирает всех своих друзей». После этого мы срочно вызвали наших нянь и бросились в аэропорт».

 

beatlesbible.com: «В аэропорту чету Тейлоров встретили Леннон, Харрисон, Старр, Терри Доран и Барри Финч из дизайнерской группы «Простак». Встречающие не спали всю ночь после употребления ЛСД и были разодеты в психоделические наряды: шелковые и атласные одежды, с шарфами, колокольчиками и другими украшениями».

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Прилетели в «Хитроу», где нас ждали Джон с Джорджем».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «Их мысли, казались, были в некотором отдалении от тел, и всё же они не были пьяны, не шатались и не скрежетали зубами. Остальные пассажиры стояли и смотрели на них, как и мы».

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Они были очень странно одеты. На них были шелковые рубашки невероятных цветов. Они бросились к нам с объятиями и поцелуями».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «К моему изумлению, трое Битлов встретили нас объятиями и поцелуями. Вдруг исчезли все барьеры, и никаких рукопожатий. Что вообще происходит?  “Новая фишка! – объяснил Леннон. – Обнимать друзей при встрече, показывая тем самым, что рады их видеть. Не стоять, пожимая руки, как будто у всех какая-то болезнь! Надо быть ближе к людям!”»

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Мы выходим из аэропорта, а там стоит “Роллс-Ройс” Джона, раскрашенный как цыганская повозка. Джордж сел в свой “Мини-Купер”, мы с Дереком в “Роллс-Ройс”.

Мы ехали по проселочным дорогам, а в салоне играла композиция “Белее бледного” (A Whiter Shade Of Pale) группы “Прокол Харум”».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «Когда мы приехали к Джорджу, то увидели, как девушки готовились к вечеринке, наряжаясь в психоделические наряды. Патти, её сестра Дженни и Марийке Когер из дизайнерской группы «Простак» были в разноцветных развевающихся одеждах, с отделкой бархатом тут и там; все наряды были абсолютно дизайнерские. Это были прекраснейшие дети цветов, и когда они прогуливались по поместью, то производили неизгладимое впечатление. Это была Страна Чудес».

 

beatlesbible.com: «Они выехали на трех машинах. Харрисон вёл свой «Мини», находясь под влиянием приёма ЛСД. Внутри «Роллс-Ройса» Леннона царило приподнятое настроение».

 

Синтия: «В тот день было решено, что мы все двинем к Брайену в психодели­ческом «Роллсе». В машине было тесно и душно, но все были возбуждены до крайности, как школьники, выехавшие на загородную прогул­ку.

Каждый раз, когда машина проезжала через посёлок или деревню, она становилась причиной блокировки уличного движения. Толпы улюлюкающих, машущих людей прижимались к тонированным стеклам, пытаясь получше разглядеть пассажиров этой чудной машины.

Это было похоже на путешествие в машине времени. Мальчики курили травку, и даже если вы сами её не курите, вдыхание этого дыма может оказать воздействие и на вас. По кругу пустили какую-то таблетку, и все глупо хихикая откусывали по кусочку. Мне трудно объяснить, какой была атмосфера в машине. Могу только сказать, что это было безумие, сумасбродность, саморазрушение, безответственность. Заразительное настроение как лесной пожар распространялось в тёмном тесном салоне этого сумасшедшего автомобиля, а лица и пальцы, прильнувшие к стеклу, только усиливали ощущаемое нами безумие».

 

Саймон Постума (дизайнерская группа «Простак»): «Мы все были под ЛСД, включая водителя, который хорошо вёл машину, но в то же самое время постоянно плакал. Мы заблудились, и вдруг группа японцев обступила наш автомобиль. Мы были как в аквариуме».

 

Марийке Когер (дизайнерская группа «Простак»): «У нас было несколько интересных поездок на «Фантоме» Джона, в том числе на вечеринку Брайена Эпстайна в Кингсли-Хилл в Сассексе, на празднование выхода альбома «Сержант Пеппер». Мы ехали в колонне автомобилей, среди которых был «Мини-купер» Джорджа, который он разрисовал тантрическими символами. Джон снова и снова проигрывал песню «Белее бледного» группы «Прокол Харум», так ему нравилась эта песня!».

 

 

 

Марийке Когер, фото Линды Истман, 1967 г.

 

Синтия: «Царившая в машине атмос­фера единодушия и какого-то единства пробудили во мне ложное ощущение, что наконец-то настал тот вожделенный и долгожданный мо­мент, когда я услышу барабан Джона. Теперь или никогда. Вдруг произойдёт чудо, думала я, всё станет на свои места, и мы с Джоном вновь обретём утраченный контакт? Ещё раньше я поняла, что лю­бой позитивный шаг, касающийся нашего будущего, должен исходить от меня. Но вот я снова, в который уже раз, поступала вопреки своему здравому рассудку. Я оказалась в странной обстановке, на ме­ня в упор глядели странные лица. Я снова пыталась бороться с влиянием, перед которым моя слабая воля была бессильна. Я сидела, проглотив язык, парализованная оковами, которые сама на себя наложила.

Когда Джон отодвинулся от меня, я, в надежде на то, что он поддержит меня и утешит, снова придвинулась к нему. Но Джон был не в настроении. Он не получал удовольствия от ощущений, как раньше. Он проигнорировал меня и посмотрел так, как будто я была чужим человеком, нарушающим его покой. Я почувствовала себя брошенной и одинокой».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Для гостей, незнакомых с этой местностью, Эпстайн распорядился украсить воздушными шариками деревянные ворота и деревья, растущие вдоль узкой дороги на протяжении последних пары миль к его дому».

 

 

 

Психоделический «Роллс-Ройс» Джона возле загородного дома Эпстайна. Фото Джеффи Эллиса –друга Брайена Эпстайна.

 

beatlesbible.com: «Удивительно, что все три автомобиля и их пассажиры прибыли на вечеринку Эпстайна целыми и невредимыми. Тейлор обнаружил, что менеджер «Битлз» не испытывает стресс и беспокойство, которые омрачали его во время американских турне группы. Эпстайн был расслаблен, в хорошем настроении и полон любви к своим гостям, среди которых были независимый радио-диджей Кенни Эверетт, композитор мюзиклов Лайонел Барт, гамбургский друг Битлов Клаус Вурман и многие другие известные представители шоу-бизнеса.

На вечеринке присутствовали все Битлы, кроме Пола Маккартни, который решил остаться в Лондоне, чтобы встретить Джейн Эшер после её возвращения из США».

 

прим. – среди гостей были: Джон, Джордж, Ринго со своими женами; Лайонел Барт; Джон Притчэрд; ди-джей «Радио Лондон» Кенни Эверетт; адвокат, близкий друг Брайена Эпстайна Нат Вейс; Мик Джаггер; Марианна Фейтфулл; Роберт Стигвуд; Дерек Тейлор и его жена Джоан; Клаус Вурман; дизайнерская группа «Простак».

 

Марийке Когер (дизайнерская группа «Простак»): «Мы все четверо из «Простака» были на этой вечеринке, где гостям раздавали ЛСД, а по всему особняку были расклеены плакаты с надписью: «Безопасно, как молоко», чтобы заверить гостей, что им не о чем беспокоиться».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Я редко бывал у Битлов дома в гостях и никогда не посещал загородные вечеринки Эпстайна. В тот безумный день я не был на этой вечеринке, но Кенни Эверетт, как и многие другие, остался там на ночь. Он рассказал мне впоследствии, что там был в изобилии ЛСД из Калифорнии. Битлы говорили, что почти все гости, за исключением Лулу, приняли немалое количество наркотиков, в частности очень рекомендованный ЛСД из Сан-Франциско».

 

Джереми Паскаль (автор книги «История рок-музыки»): «К этому времени употребление кислоты стало в некотором смысле нормой для так называемых сливок общества».

 

Лемми Килмистер (лидер группы «Моторхед»): «В то время внезапно все начали жрать кислоту. То есть действительно все поголовно. В те времена как было: заходишь в бар, а там сидят Брайан Джонс, Хендрикс и пара Битлов, просто тусуются. Три года Лондон был настоящим центром вселенной».

 

Джереми Паскаль (автор книги «История рок-музыки»): «Это явление – изменение восприятия – очень важно, ибо оно объясняет употребление многих причудливых слов и ассоциаций в песнях тех лет. Отсюда: «отключи свой мозг, расслабься и плыви по течению». И особенно – значение цвета в песнях, потому как под ЛСД цвета можно «чувствовать».

Если в 66-м некоторые песни из альбома «Револьвер» слушателям очень нравились, но ставили в тупик – они их не совсем понимали, то в невероятном 67-м, когда в обществе многие уже прекрасно «подрубились», все с понимающей улыбкой оглядывались на прошлогодние песни. Потому что многие, наконец, поняли, что существует растущая рок-элита, представители которой общались друг с другом, когда оказывались на Западном Побережье или в Лондоне, делились впечатлениями от своих «путешествий», знакомили друг друга с любимыми мистическими идеями и со своими гуру, обменивались книгами. А расставшись, записывали пластинки, насыщенные зашифрованными словами, которые (если вы понимали их) заставляли вас улыбаться разделенной тайне. До 67-го «кислота» и её воздействие были знакомы лишь ограниченному кругу избранных людей, они перешептывались про неё, давали ей различные названия-эвфемизмы, а потом упоминали их в своих песнях. Но в 67-м о «кислоте» знали все, и все её употребляли. Именно это и сделало 1967 год одним из самых экстраординарных в современной истории».

 

Эрик Бёрдон (лидер группы «Энимэлз»): «Впервые я приобщился к кислоте благодаря любезности менеджера «Битлз» Брайена Эпстайна. У него был дом в Белгравии, который был чем-то вроде дворца рок-н-ролла, и мы звонили ему в любое время. Несмотря на его успех с «Битлз», он всегда был приветлив и не нёс всякое примадонное дерьмо. Уже тогда было очевидно, что Брайен испытывал глубокую эмоциональную боль. Для меня он был первым богатым человеком, который был по-настоящему одинок. Казалось, его боль спадала, когда его дом становился местом вечеринок с его любимыми мальчиками. Брайен был идеологом ЛСД. Он хранил его в маленьком красном флакончике для таблеток и щедро одарял жидкой кислотой из пипетки. Многое вышло из этих маленьких бутылочек, не последним из которых был «Сержант Пеппер». Моё первое кислотное путешествие изменило меня, и с тех пор я вижу мир в другом, освобожденном свете. Моё кислотное озарение привело к тому, что фильмы Феллини стали восприниматься мною как обычное документальное кино».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «В отличие от Брайена я находил возможным тесно работать с Битлами, не разделяя их привычки принимать наркотики. Несмотря на то, что они часто предлагали мне их, они никогда не пытались уговорить меня сделать что-то, чего я делать не хотел. Самым безрассудным был Джон, а наименее увлечённым – Ринго. Лишь один из Потрясающей четвёрки – Джон – серьёзно привязался к тяжёлым наркотикам, тогда как остальные принимали только стимуляторы или успокаивающие. Они божились, что у них нет какой-либо серьёзной зависимости».

 

Синтия: «Вечер у Брайена был похож на чаепитие у Безумного Шляпника в «Алисе». Там не было ни одного нормального человека. Все обезу­мели, включая меня».

 

Марийке Когер (дизайнерская группа «Простак»): «Было много танцев с цветами и объятиями. Еды и выпивки было не много. Это было одухотворённое событие».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день Джон Леннон приобщил к употреблению ЛСД бывшего пресс-агента группы Дерека Тейлора».

 

Джордж: «Как только ты начинал употреблять ЛСД, необходимо, чтобы близкие люди присоединились к тебе».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «Джон, который сидел с нами на лужайке, сказал, что только что положил в чай Джоан немного «кислоты», и спросил, хочу ли я попробовать? Конечно, почему бы и нет? Он разломил таблетку надвое и дал мне примерно две трети от дозы. «Для начала сойдет, – весело сказал он, бросив крошечную розовую пилюлю в мою чашку. – Размешай хорошенько, молодец». Подошел Джордж и спросил: «Что ты им даёшь?»

– А что по-твоему? – ответил Джон.

– О, – произнёс Джордж. – Дерек…

Но я уже осушил чашку, и чай Джорджа тоже.

– Дерек уже принял… ну, теперь уже слишком поздно, – засмеялся он. – У Дерека внутри двойная доза».

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Джордж дал Дереку ЛСД, а Джон мне. Потом Джон дал ЛСД Дереку. То есть, Дерек принял двойную дозу».

 

beatlesbible.com: «Тейлор невольно принял 500 микрограммов ЛСД, произведённого Оусли Стэнли, поэтому его первое «кислотное путешествие» могло стать необычайно сильным. К счастью, он был в надежной компании в безопасном месте, что позволило ему насладиться опытом без лишней турбулентности или страха».

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Мы провели с ними всю ночь, в этом ментальном путешествии, которое Пол назвал «управляемой странностью». Не уверена на счет управляемости, но ощущения были необычными. Странными, но приятными».

 

beatlesbible.com: «Битлы и их жены удалились в комнату с горящим дровяным камином. По кругу передавался косяк и всем ещё налили чай. Тейлор, не зная, чего ожидать от кислоты, принял таблетку десбутала (прим. – антидепрессант, а также лекарство для лечения ожирения, нарколепсии, паркинсонизма и алкоголизма)».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «Вскоре я поймал себя на том, что как стая ящериц Эшера плыву по линиям фиолетовой мозаики, увеличивающейся и уменьшающейся в размерах (прим. – на литографии голландского художника Эшера «Ящерицы» изображён стол с расположенными на нём предметами и рисунком ящериц в виде мозаики; они оживают, ползут по кругу по предметам, расположенным на столе, и возвращаются обратно в мозаику).

– Что, черт возьми, происходит? – спросил я, плача от смеха.

– Ты путешествуешь, – сказала Джоан, уже используя новый сленг.

– Путешествую? Я?

­– Ты тоже путешествуешь? – спросил я Джоан. Она кивнула с нежностью.

– Мы все, – сказал Джордж. – Каждый из нас».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «Когда эффект двойной дозы достиг пика, она оказалась слишком сильной и меня охватили тревожные видения и мрачные мысли. Харрисон, обладавший достаточным опытом, чтобы заметить внешние признаки, и обладавший хладнокровием несмотря на то, что сам находился под воздействием ЛСД, вернул мне уверенность в себе.

«Дерек, создай по своему выбору образ и удерживай его, – сказал Джордж. – Ты можешь это сделать. Задача в том, чтобы видеть то, что ты хочешь видеть. Хочешь создать что-то приятное? Посмотри на огонь и увидь что-то приятное». Это сработало».

 

Марийке Когер (дизайнерская группа «Простак»): «По просьбе Джорджа я пришла на помощь Дереку Тейлору, у которого несмотря на все предосторожности получилось плохое путешествие».

 

Кенни Эверетт (ди-джей «Радио Лондон»): «Всех тошнило и у всех началось недержание мочи, а один известный гость в разгар этой оргии непроизвольно обгадился».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Джону вечеринка понравилась».

 

Синтия: «Я чувствовала себя опустошённой. Сидя на подоконнике в комнате наверху и глядя на брусчатку, я подумала, что на самом деле не так уж высоко и можно даже прыгнуть. Меня охватила очень глубокая депрессия. В этот момент кто-то окликнул меня, вырвав из состояния апатичной задумчивости. Несмотря на то, что я была под действием наркотика, я понимала, что все мои надежды на то, что нашему с Джоном браку ничего не угрожает, улетучились из окна наверху вместе с моими мыслями».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент «Битлз» 1964-1965): «Поздно вечером Харрисон отвёл меня в угол и сказал: «Дерек, я люблю тебя. Просто хочу, чтобы ты это знал. Я люблю тебя, и всё будет хорошо. Создай и удерживай образ по своему выбору. Не забывай, Дерек. Это сказал Ганди. Выбирай своё собственное путешествие».

 

Джоан Тейлор (жена Дерека Тейлора): «Всё это нас сблизило, потому что они очень тепло к нам отнеслись. Мы прошли через путешествие, и потом вышли в английский сад. Ночь уже отступала, мы сидели в саду и ждали, когда взойдет солнце. Вот, буквально так всё это и произошло».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)