Пол с Мэлом Эвансом вылетели в Лос-Анджелес / Продолжение записи песни Within You Without You

3 апреля 1967 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Пол с Мэлом Эвансом вылетели в Лос-Анджелес».

 

Из дневника Мэла Эванса: «Понедельник 3 апреля. Вскоре после полуночи закончил упаковывать багаж, осмотрел сумки, чтобы быть готовым к раннему подъёму.

Пол лег спать в 3:30, оставив меня с [собакой] Мартой и [кошкой] Тисби. Маляры прибыли очень рано. Они будут работать в доме Пола, пока мы будем в отъезде.

Потом прибыли два парня с «Эйр Франс», чтобы отвезти нас в аэропорт.

Во время пересадки с рейса на рейс провели несколько часов в парижском аэропорту «Орли». Вокруг нас собралась толпа американцев, желающих получить автограф. Пол купил мне сумку для фотокамеры «Пентакс», которую я получил от Джорджа.

Во время полета из Парижа в Лос-Анджелес, Пол вспомнил, что забыл взять фотографию обложки альбома «Сержант Пеппер», которую он хотел показать Джейн. Ну, хорошо! Теперь слишком поздно!

В аэропорту Лос-Анджелеса возникла небольшая проблема с визой Пола, но в течение получаса разобрались с этим вопросом. Ждем чартерный самолет «Лир Джет». Он перенесёт нас в Сан-Франциско».

 

 

 

Самолет Лир Джет Эн1965Эл.

 

Мэл Эванс: «Мы добрались до Денвера в «Лир Джете» Фрэнка Синатры, который он любезно предоставил нам в распоряжение. Замечательный экземпляр с черной кожаной обивкой и, к нашему восхищению, с полным баром».

 

Пол: «Из Сан-Франциско привозили психоделические плакаты – они были классными. Я совершил туда поездку. Это была просто ознакомительная поездка. Помню, как однажды утром я разбудил Грейс Слик и познакомился в числе прочих с Джеком Кэседи из группы «Эйрплэн Джефферсон». Я поехал туда просто для того, чтобы узнать, что это за место, незадолго до того, как в Хейт-Эшбери начали ходить туристические автобусы».

 

Журнал «Тин Уорлд», апрель 1967: «Пол говорит: “Я делаю секретные фильмы о любви с Джейн!” Неудивительно, что Пол, обладающий талантами во всех областях творчества, заинтересовался фотографией. И его любимый объект – Джейн Эшер! Пол признается: “Я назвал бы мои фотосессии с Джейн следствием нашей любви. Она так прекрасна, с роскошными рыжими волосами, что фоторафировать её просто удовольствие”.

Часто Пол выбирается с Джейн за город, где она позирует ему на фоне деревьев, цветов и бегущей воды. Также он делает экспериментальные фотоснимки, с различными эффектами освещения и необычными ракурсами.

“Тем не менее, мне больше нравится снимать домашнее видео: я снимаю Джейн, когда мы вместе дурачимся. После свадьбы, я думаю, у нас будет много счастливых моментов, когда мы будем просматривать эти фильмы и смеяться над ними. Они определенно не подходят для того, чтобы показывать их в кинотеатре, но они забавны и симпатичны. И мне они нравятся. На самом деле, я их обожаю!”

С другой стороны, Джейн по секрету сообщила, что она хотела бы отомстить своему любезному другу, и сфотографировать его, когда он не видит. “Дежу пари, что они будут очень много стоить, – смеется она, – но я смогла бы постоянно шантажировать Пола!”».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Продолжение записи песни «Внутри тебя вне тебя» (Within You Without You)».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Скорее всего Джордж Харрисон был единственным Битлом, присутствовавшим в тот день в студии».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Пол был где-то над Атлантикой – летел в Америку. Как мы уже привыкли, это снова был марафон, который продолжался до рассвета, но результат получился превосходным».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «19:00-6:30. Студии 1 и 2. «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Джефф Эмерик; помощник звукоинженер: Ричард Лаш».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Для завершения композиции «Внутри тебя вне тебя» потребовалась заключительная сессия записи. Первая студия была выбрана потому, что она больше и лучше подходила для оркестровых записей».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «В этот день на третью дорожку были записаны восемь скрипок и три виолончели. Скрипки: Эрих Грюнберг, Алан Лавдей, Жюльен Гайяр, Пол Шерман, Ральф Элман, Дэвид Вольфсталь, Джек Ротштейн и Джек Грин; виолончели: Реджинальд Килби, Аллен Форд и Питер Биван. Струнными дирижировал Джордж Мартин, который подготовил партитуру на основе композиции Харрисона».

 

Курт Лодер (американский музыкальный критик): «Джордж Мартин сделал аранжировку средней части композиции, включив европейские инструменты, которые вели протяжную индийскую мелодию. В итоге получилась необычная «смесь восточной экзотики и западного пуританизма», – как сказал Мартин. Одни считали песню шедевром, другие – ярким образцом псевдофилософской чепухи. Как бы то ни было, это был Харрисон в чистом виде».

 

Джордж Мартин (продюсер записи): «Сложность написать партитуру для виолончелей и скрипок заключалась в том, чтобы англичане сыграли, как индийцы. Музыкант на дилрубе, например, играет со всевозможными глиссандо (прим. – с плавным скольжением от одного звука к другому через все лежащие между ними звуки), поэтому мне приходилось учитывать это в партитуре струнных и давать указания музыкантам как этому следовать. Это означало, что при аранжировке я должен был заставить классических музыкантов играть очень близко к тому, как играют индийские музыканты, чтобы ноты плавно скользили от одного звука к другому, чтобы при переходе от одной ноты к следующей один звук без паузы плавно переходил в другой».

 

Йен Макдональд (автор книги «Переворот в сознании»): «Джордж Мартин сделал всё возможное, чтобы уловить идиому, тщательно отмечая микротональные переходы, которым должны были следовать музыканты Лондонского симфонического оркестра».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Джордж Мартин дирижировал теми же первоклассными оркестровыми музыкантами, которые работали над большей частью остальной части «Пеппера», но, несмотря на их опыт, музыкантам потребовалось много времени, чтобы добиться нужного результата. Мне хорошо запомнилось выражение глубокой сосредоточенности на их лицах, когда они изо всех сил пытались освоить сложную партитуру. Это было трудно и, безусловно, стало вызовом для музыкантов. В процессе работы некоторые из них, как мне показалось, стали терять терпение.

Проблема заключалась в том, что мы пытались соединить вместе Восток и Запад, когда классические оркестровые инструменты играли поверх непривычных индийских инструментов. В восточной музыке нет последовательности тактов, только непрерывный звук, в основном иссполняемый двенадцатью нотами, используемыми в западной музыке. Для Джорджа Мартина это была тяжелая сессия – к концу записи он был совершенно измотан. К счастью, ему помогал Джордж Харрисон, который выступал как мост между индийскими тональностями и ритмами, которые он понимал достаточно хорошо, и западным чутьем Джорджа Мартина и классических музыкантов. Я никогда не был так впечатлен обоими Джорджами, как в тот особенный, почти одухотворённый вечер».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Струнные записывались несколько раз. При записи нового дубля предыдущий стирался.

Музыкантам заплатили по стандартной ставке Союза музыкантов в размере 9 фунтов стерлингов каждому, за исключением Грюнберга, лидера ансамбля, которому заплатили 11 фунтов стерлингов.

Затем Харрисон – единственный присутствовавший из «Битлз» – перезаписал свой ведущий вокал, а также добавил партию ситара на четвёртую дорожку».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «После того, как запись струнных была завершена, и музыканты ушли, мы перебрались во вторую студию, где Джордж Харрисон начал настраивать свой ситар, сидя, скрестив ноги, на коврике, который мы для него расстелили. Ему нужно было записать в инструментальной части всего лишь три из четырёх фраз, но некоторые вставки были сложными, и на это ушли часы. Мы даже представить себе не могли, насколько сложно играть на ситаре. Несмотря на то, что Джордж был довольно опытным музыкантом, когда он брал в руки этот инструмент, всегда казалось, что запись его партий занимает много времени».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Джордж решил заполнить пробелы между мелодическими линиями, исполняемыми дилрубой в этой части песни. Всего было восемь ситарных вставок, которые в тот день Джордж добавил в инструментальную часть, а также другие импровизации и имитации мелодии дилруба».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Наконец, с приглушенным светом, горящими свечами и благовониями, Джордж приступил к записи ведущего вокала, и он отлично с этим справился. Надо отметить, что звучит он довольно сонно, что неудивительно, ведь работая над треком он не спал всю ночь! К счастью, эта вялость, кажется, идеально дополняла настроение песни».

 

Джордж Мартин (продюсер записи): «Он должен был петь тот же мотив, что и дилруб, точно таким же образом, с таким же глиссандо, как у дилруба».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Когда 15 марта 1967 года композиция была впервые записана, то было отмечено, что она состоит из трех частей, хотя и записывалась как одно произведение. Нумерация частей продолжалась до этой и следующей сессий, причем сведение первой части выполнялось отдельно от второй и третьей.

С 3:00 до 6:30 в аппаратной студии 2 было сделано моносведение: три мономикса первой части, и по два мономикса второй и третьей».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Когда утром мы, пошатываясь, вышли из студии, уже вставало солнце, но я испытывал чувство удовлетворённости и гордости нашей работой».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)