Новый год

31 декабря 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Джордж, Патти, Брайен Эпстайн, Эрик Клэптон и другие из их компании не смогли войти в ночной клуб «Аннабель», потому что на Джордже не было галстука. Он отказался от предложенного ему швейцаром галстука, и они встретили Новый год в ресторане «Лионз Корнер Хауз» на Ковентри-стрит».

 

Брайен Эпстайн: «Мы пошли в «Лионз Корнер Хауз» и встретили там Новый год. На самом деле всё это было довольно глупо. Я был одет очень обстоятельно, но Джордж просто не понимал, что изменится, если он наденет галстук. Он не хотел его одевать, и всё тут».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Новогодний вечер Эпстайна оказался менее доброжелательным событием. Когда он повёл Джорджа, Патти и их близкого приятеля, гитариста «Крим» Эрика Клэптона, в известный ночной клуб «У Аннабель» на Беркли-сквер в Мэйфэйре, его компанию отказались впустить, потому что на Джордже не было галстука, и он отказался надеть тот, что ему предложило руководство клуба. Они ушли, чтобы поужинать в менее шикарном ресторане «Лионз Корнер Хауз», и там встретили Новый год».

 

Аннабель Голдсмит (жена предпринимателя Марка Бирли, создателя клуба «Аннабель»): «Тридцать первого декабря Битл по имени Джордж Харрисон подошёл к сине-золотому навесу у входа, намереваясь стильно встретить Новый год вместе с женой Патти Бойд, менеджером Брайеном Эпстайном и приятелем, рок-звездой Эриком Клэптоном. Джордж был ошеломлён, когда швейцар отказался его впустить из-за несоответствия дресс-коду. Он страшно оскорбился, когда ему предложили рубашку и галстук, и заявил, что «Битлз» без «Аннабель» обойдутся, а вот «Аннабель» без них – нет. Швейцар невозмутимо ответил: «Ничего подобного. Такого никогда не было и сейчас не будет». Новый год Харрисон и его друзья встречали в кафе «Лионз-Корнер-Хауз» неподалеку».

 

Уильям Хики (газета «Дейли Экспресс, 2 января 1967): «Мистеру Джорджу Харрисону, кавалеру ордена Британской империи, в день Нового года пришлось поразмышлять не только о том, что в первой двадцатке нет ни одной пластинки «Битлз». Примерно за час до нового 1967 года он столкнулся с тем, что есть двери, которые не может открыть даже битловская слава. Его не пустили в ночной клуб «Аннабель» на Беркли-сквер, где он с женой Патти планировали встретить Новый год с основателем и наставником «Битлз» мистером Брайеном Эпстайном, а также группой друзей, которые пришли с ними.

Члены клуба «Аннабель», большей частью в смокингах, налегали на икру, картошку и жареных вальдшнепов, в то время как в фойе мистер Харрисон без галстука сердито на всё это взирал.

Бородатый, с шарфом, обмотанным вокруг шеи, прикрывающим свитер с высоким воротом, он отказался от предложения швейцара надеть рубашку и галстук, как это принято в клубе.

Мистер Харрисон заметил швейцару, что, по его мнению, клубу «Аннабель» Битлы нужны больше, чем Битлам нужен «Аннабель».

«Я так не думаю, что это сейчас так, ни даже, что так было в прошлом», – ответил швейцар.

Получив отказ, Харрисон вышел на ночной воздух с группой из десяти человек, а мистер Эпстайн отменил бронирование столика.

«Мы зашли в «Лионз-Корнер-Хаус» и там отпраздновали там Новый год, – сказал мистер Эпстайн вчера в своём доме в Белгравии. – Всё это было на самом деле довольно глупо. Я был одет очень обстоятельно, но Джордж просто не понимал, что изменится, если он наденет галстук. Он не хотел его одевать, и всё тут. Мы все являемся членами клуба “Аннабель”».

Леди Аннабель Бирли, чей муж мистер Марк Бирли назвал свой клуб в её честь, сказала: «Ну, у нас есть правило, согласно которому члены и гости должны носить галстуки. Если бы мы решили нарушить его только потому, что кто-то из «Битлз» хотел прийти в свитере с воротником-поло, то с таким же успехом могли бы вообще отказаться от правила».

В это время клуб был полон такими постоянными гостями, как граф Саффолк и его американская подруга миссис Мими Дилл. В зале также находились Мистер Чарльз Суини, его бывшая жена Маргарет, герцогиня Аргайл, их сын, мистер Брайан Суини».

 

 

 

 

Эрик Клэптон: «Я увидел её [Патти] в первый раз после концерта «Крим» и подумал, что она очень красива. Не потому как она выглядела, хотя она была красавицей, какую я никогда не встречал прежде. Это было нечто более глубокое, это скорее случилось благодаря её внутренней сущности. Я попал в плен.

Когда я увидел Патти, мой взгляд утонул в её глубоких серых глазах, время остановилось. Я влюбился с первого взгляда. Она была божественно красива: стройна, высока, с длинными волосами цвета спелой пшеницы, нежной кожей, похожей на взбитые сливки, и глазами, которые поглотили меня целиком. Я был уверен, что никогда не встречу такую пре­красную женщину, как Патти.

Я был убит горем. Или я должен был немедленно прекратить видеть её и Джорджа, или раскрыть ей свои чувства. Патти принадлежала сильному человеку, у которого было всё, о чем я мечтал. У Джорджа были автомобили, блистательная карьера и красивая женщина. Ощущение моё было таким же, как во время, когда я хотел иметь дорогие игрушки принадлежащие моему сводному брату».

 

Сева Новгородцев (радиоведущий музыкальной программы «Би-Би-Си»): «Показав на Эрика глазами, Патти спросила Джорджа: «Он действительно гитарист?». «Дальше некуда», – ответил Харрисон. «Жаль», – сказала Патти. В Клэптоне её поразила какая-то таинственность».

 

Патти: «Он [Клэптон] был сдержан и застенчив, у него была аура, отличавшая его от остальных».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Джордж, Брайен, Патти и Эрик Клэптон встречали новый, 1967 год. Когда они вернулись от Брайена в Кинфаунс, Патти сказала Джорджу, что их менеджер явно злоупотребляет снотворным, сти­муляторами и антидепрессантами».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Даже после того, как закончились гастроли, у Битлов было больше возможностей, чем у обычных женатых людей, чтобы встречаться с другими женщинами и получать удовольствие от кратких, и в сущности анонимных, любовных утех. Это обуславливалось просто тем, что они проводили так много времени в делах, которые держали их вдали от дома ночь или дольше. В случае Джорджа и Патти, казалось, её политикой было – если не можешь победить их, тогда присоединись к ним. По крайней мере, в начальных стадиях их отношений, многие из коллег парочки по шоу-бизнесу смотрели на её отношения с гитаристом Эриком Клэптоном, как на откровенную любовную связь в отместку, хотя самым большим сюрпризом было то, что господа Харрисон и Клэптон остались такими хорошими близкими друзьями.

В соответствии с тем, что он говорил мне, Джордж знал, что Патти не собирается оставаться в долгу в отношении его внебрачных связей, и что на оставшейся части его первого брака лучшим, что он мог сделать, было принять открытые отношения, с которыми они могли бы смириться. За каким дьяволом любому мужчине с такой роскошной супругой, как Патти, гулять от неё – выше моего понимания, но, полагаю, у Джорджа были свои причины. В начале и середине 60-х я всегда считал Джорджа явно ревнивым парнем, особенно когда дело касалось какой-нибудь привлекательной девушки, но он, должно быть, полностью изменился в последующие годы».

 

 

 

Джулиан Леннон.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)