Выступление в Кливленде

14 августа 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На следующий день после организации мероприятия по сожжению пластинок «Битлз», во время грозы в радиостанцию «Кей-Эл-Ю-Е» попала молния, от которой директор новостей потерял сознание».

 

 

 

Отель «Шератон».

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Мы прибыли в Кливленд рано утром, въехав через запасной выход отеля «Шератон». Возле отеля поклонников не было, возможно потому, что никто не знал, когда или как мы прибудем. Но к десяти часам утра собралась большая толпа. В расписании не было ни пресс-конференции, ни интервью, так что наших четверых попутчиков мы не видели.

Когда в расписании ничего не было запланировано, они оставались в своих комнатах подобно узникам, слушали пластинки, черкались и рисовали, смотрели телевизор, спали, ели – кроме того, что они допоздна не могли уснуть, потому что поклонники снаружи будили их своими криками. Куда бы мы ни отправлялись, всюду было то же самое – те же поклонники, обожающие их до такой степени, что они были в их глазах величайшим явлением в истории шоу-бизнеса. Но если бы кто-то из Битлов отважился бы выбраться наружу, чтобы осмотреть местные достопримечательности, то он мог бы не вернуться обратно».

 

 

 

 

 

 

 

Пола Брукс (газета «Бивер Конти Таймз»): «Любой, кто является таким же ярым поклонником «Битлз», как я, понимает, что я чувствовала, когда получила известие о том, что буду на пресс-конференции представлять «Мир молодежи» газеты «Бивер Конти Таймз» (прим. – ежедневная газета, издаваемая в Бивере, штат Пенсильвания, охватывающая северо-западные пригороды Питтсбурга). Это была мечта подростковой жизни, увидеть «Битлз» лично и, возможно, поговорить с ними! Как вы понимаете, с того момента я не могла ни о чем другом думать.

К сожалению, за два дня до их запланированного прибытия в Кливленде их менеджер объявил, что все пресс-конференции на оставшуюся часть турне отменены. Сказать, что я была разочарована, это ничего не сказать. Однако я оправилась и решила попробовать как-нибудь их увидеть.

В начале дня я прибыла в отель «Кливленд Шератон». Хотя небо было серым и пасмурным, это не испортило настроение многочисленным поклонникам, собравшимся вокруг отеля. Через равные промежутки времени раздавался единый крик, означающий, что кто-то, возможно, Битл, был замечен в одном из окон.

Никто точно не знал, был ли это Джон, Пол, Джордж или Ринго, но для многих девушек, которые весь день неусыпно наблюдали за происходящим, это не имело значения. Если они видели кого-то, кто мог быть Битлом, то были счастливы.

Я была очень взволнована, когда вышла из лифта на этаж, где располагался номер «Битлз». Охранник посмотрел моё письмо-представление, но сказал, что ему очень жаль, но никому из представителей прессы не разрешается посещать «Битлз», кроме нескольких репортёров из группы сопровождения. Было довольно обидно быть так близко к ним, буквально через коридор от их комнат, и не иметь возможности их увидеть. Охранник сказал, что мне следует поговорить с кем-нибудь из группы сопровождения. В вестибюле я увидела двух британских диск-жокеев, но они тоже сказали, что им очень жаль, но они ничем не могут мне помочь.

Я снова поднялась на лифте на их этаж. На этот раз охранник разрешил мне вместе с четырьмя другими девушками, у которых были пропуска для прессы, остаться в конце зала и подождать, не выйдет ли из своих комнат кто-нибудь из «Битлз». Одна девушка сказала мне, что примерно за две минуты до того, как я пришла туда, они видели Джона Леннона, идущего по коридору. Прежде чем уйти в другую комнату, он помахал рукой и поздоровался. Пока я там стояла, я увидела их менеджера Брайена Эпстайна. Он был дружелюбен, но слишком занят, чтобы остановиться и ответить на какие-либо вопросы.

Охранник разрешил нам каждому оставаться там только минут на пятнадцать, и сказал, чтобы мы подходили по одному. В тот день в общей сложности я совершила семь подъёмов на лифте. Хотя я так и не увидела никого из «Битлз», всё равно это были переживания, которые я никогда не забуду, и я чувствовала себя счастливой, потому что была к ним так близко».

 

 

 

 

Джейн Скотт (музыкальный критик газеты «Плейн Дилер», Кливленд): «Запись на плёнку «Битлз» в старом отеле «Кливленд Шератон» в день их концерта 14 августа 1966 года была моей первой важной пресс-конференцией. В 1966 году мне повезло, когда один из владельцев радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай 1260», Норман Уэйн, случайно оказался рядом и потребовал, чтобы меня пустили на пресс-конференцию «Битлз» в отеле «Шератон-Кливленд». Кажется, я была там единственной женщиной. Даже менеджеру группы Брайену Эпстайну сначала было отказано в доступе.

Это был единственный раз, когда я поговорила с Джоном Ленноном. Он был в центре внимания. В спокойной, невыразительной, неторопливой манере он объяснял, что его недавнее высказывание о «Битлз» более популярных, чем Исус, было вырвано из контекста. Леннон сказал, что в Англии такие сиюминутные высказывания воспринимаются со скептицизмом. Он добавил, что ажиотаж вокруг «Битлз» был следствием их новизны и что он не продлится долго. Как он оказался неправ!

На вопрос, не сопровождаются ли последние гастроли «Битлз» в Америке меньшей шумихой, нежели первые, он ответил, что до сих пор реакция была хорошей, но признал, что элемента новизны больше нет. «Но никто никогда и не говорил, что крики восторга будут продолжаться вечно», – добавил он».

Улыбающийся Пол Маккартни был очарователен. Он сказал, что не они с Джейн Эшер не поженятся, если не будут уверены, что они этого хотят. Он сказал, что если цензура станет ещё сильнее, то группе придётся начать петь церковные гимны».

 

 

 

Джейн Скотт во время интервью с Полом Маккартни, фото Рона Свида (Рон Свид был единственным фотографом, принявшем участие в «неофициальной пресс-конференции»).

 

Дейв Чвенсен (автор книги «Битлз в Кливленде»): «Джейн Скотт – настоящая легенда Кливленда, обозреватель рок-музыки. В 1966-м она была одной из немногих репортёров, взявших интервью у группы в отеле».

 

 

 

С Джерри Дж. Бишопом – самым популярным ди-джеем самой влиятельной радиостанции Кливленда.

 

 

 

Элизабет Норейка: «Моей маме было 17 лет, и она получила пропуск от школьной газеты. На её снимке Пол Маккартни идет по коридору отеля «Шератон» в Кливленде».

 

Пола Брукс (газета «Бивер Конти Таймз»): «По пути на концерт я заметила большую толпу у служебного выхода отеля. Так как там же стояли два лимузина и две полицейскими машинами, могло означать только одно – «Битлз» собирались уйти через этот выход.

Прождав более получаса, я решила, что они, должно быть, выйдут через другой выход. Поскольку концерт должен был начаться уже через две минуты, я решила, что мне лучше пойти на стадион. Но не успела я дойти до конца квартала, как раздались крики, которые, как я знала, сигнализировал о появлении «Битлз».

Никогда я не бегала так быстро, как по той улице. Сначала ехала полицейская машина, чтобы расчистить дорогу. За ней ехал лимузин. Думая, что это «Битлз», я подбежала и сфотографировала его. Но это оказалась отвлекающая машина.

Следующее, что я помню, это Джордж Харрисон прямо передо мной, а между нами только окно машины! Она ехала довольно быстро, но я также мельком увидела Джона Леннона».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на муниципальном стадионе Кливленда».

 

 

 

 

 

 

Хэл Поллак: «Моему отцу принадлежала транспортная компания, которая занималась перевозкой оборудования крупных спортивных команд высшей лиги, и таких известных групп, как «Роллинг Стоунз» и «Манкиз». В тот вечер компания перегружала тонны оборудования и переоборудовала трейлер в костюмерные комнаты и пресс-центры для наиболее ожидаемого события в истории рок-музыки Кливленда – выступления «Битлз» на муниципальном стадионе.

За несколько часов до начала концерта, 80 000 мест на стадионе Кливленда были ещё пусты, но на поле кипела деятельность. Рабочие заканчивали установку сцену, расположенную во второй базе бейсбольного стадиона [команды] «Индейцев Кливленда». Технический персонал проверял настройку звука в микрофонах. Менеджеры, репортёры и другие особо важные персоны суетились возле трейлеров, стоящих за сценой в дальнем конце поля. Рабочие возводили ограждение в подковообразной зоне между первой и третьей базами как линию защиты от тех, кто вторгнется на поле. На внутреннем поле, позади ограждения, собрался батальон полиции Кливленда.

Отец подвёл меня к скамейке запасных в третьей базе, где должны были разместиться выступающие на разогреве исполнители. «Ты можешь пока остаться здесь, – сказал он. – Я вернусь, как только смогу». Это было здорово – лучше, чем место в первом ряду».

 

 

 

 

Джим Баррик: «Мой папа сказал мне, что «Битлз» будут выступать на городском стадионе Кливленда. Он знал, что я хотел их увидеть, поэтому купил билеты мне (четырнадцати лет отроду) и моему брату Дэну (шестнадцати лет). Наши билеты были самыми дорогими – по пять с половиной долларов.

Когда в начале вечера мы подъехали к стадиону, там играла музыка. Зазвучала песня «Жёлтая подводная лодка» (Yellow Submarine), и ди-джей сказал, что «Битлз» могут исполнить её на концерте. Я понимал, что они могут исполнить её без спецэффектов, но, скорее всего, не будут этого делать.

На стадионе папа помог нам найти наши места, а потом ушёл, сказав, что вернётся за нами, когда всё закончится. Наши места были в правом секторе. Мы сели, достали бинокли, и стали ждать. Среди зрителей девушек было больше, чем ребят. Альбом «Револьвер», который появился всего шестью днями ранее, транслировался через огромные громкоговорители, расставленные на поле полукругом».

 

Джефф Слуц: «Помню, что перед началом концерта играли альбом «Револьвер»».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Участницы группы «Ронеттес» Недра Тэлли (слева), Элейн Спектор (в центре) и Эстель Беннетт (справа).

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Ронни Спектор не участвовала в этом турне. Её заменила двоюродная сестра Элейн».

 

Джим Баррик: «В какой-то момент времени на поле выехал лимузин. Это, наверное, ОНИ, подумал я. Автомобиль остановился, открылись двери, вышли «Битлз», и толпа ахнула. Четвёрка была одета в повседневную одежду. Они несколько секунд озирались по сторонам, после чего ушли в костюмерную, роль которой выполнял трейлер, стоящий рядом со сценой».

 

 

 

Трейлер «Битлз».

 

Дейв Чвенсен (автор книги «Битлз в Кливленде»): «Джо Стипе был служащим «дома на колесах Сахара» и ответственным за трейлер, служившим для «Битлз» закулисной гардеробной на стадионе Кливленда. Он был с группой в трейлере перед их выступлением».

 

 

 

 

 

С ди-джеем радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай» Джеком Армстронгом.

 

 

 

С ди-джеями радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»: Джон, Пол, Джек Армстронг, Джонни Кэнтон, Ринго, Билл Кларк, Джерри Брук, Джордж, Боб Энгель.

 

Дейв Чвенсен (автор книги «Битлз в Кливленде»): «В 1966-м Джонни Кэнтон был ди-джеем и программным директором радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай». Вместе с Джеки Армстронгом он был соведущим концерта «Битлз» в Кливленде».

 

 

 

 

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «В Кливленде шёл дождь, и я спросил Джона: «Что может случиться на сцене под открытым небом?» Леннон ответил: «О, мы не промокнем, потому что будем под навесом. Хотя может коротнуть»».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Несмотря на мрачное кливлендское небо, дождя не было, и концерт состоялся, как было намечено».

 

Хэр Ван.Фульпен (автор книги «Иллюстрированный календарь Битлз»): «В Кливленде один священник заявил: «Я вышвырну из своей церкви всякого, кто согласится с утверждениями Джона Леннона о Христианстве или кто посетит концерт «Битлз». Невзирая на угрозы, около двадцати тысяч поклонников всё же пришли на концерт в Кливленде».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «В Детройте менеджер стадиона «Олимпия» сказал мне, что «Битлз» по-прежнему пользуются большим спросом. Он продал на них вдвое больше билетов, чем на «Стоунзов», и в три раза больше, чем на концерт групп «Энимэлз» и «Хермэнз Хермитс» 28 июля».

 

Китти О’Брайен: «Чтобы купить билеты на концерт, мы с подругой Джоан Ламенн провели ночь под открытым небом на тротуаре. Мы были одними из первых в очереди и в буквальном смысле добыли наши билеты «Битлз» за 5 долларов пятьдесят центов».

 

Рози Стивенс: «Я была на концерте «Битлз» в тот дождливый воскресный вечер. Мне было тогда 13 лет, и мои родители настояли на том, чтобы сделать это «семейной вылазкой», поэтому я была с моей лучшей подругой Тиной, мамой, папой, и своими младшими братом и сестрой. Дождь прекратился как раз перед разогревающими исполнителями. Их было три, насколько я помню – Бобби Хебб, «Сёркл» и «Ронеттс»».

 

Джордж Дзвоньяк: «Я выиграл билеты на радио «Кей-Кью-Ви». Поездка в Кливленд стала незабываемой. Автобус, в котором мы ехали, сломался по дороге на концерт, и мы уже смирились с мыслью не увидеть выступление «Сёркл», хотя никто не был этим огорчён. Я сидел в автобусе, полном визжащих девочек. Кажется, что я был единственным парнем в автобусе. Мы добрались до стадиона примерно за 10 минут до начала концерта».

 

Джой Килбейн: «В тот день было очень пасмурно, но дождя, слава богу, не было. Я поехала в центр Кливленда с подругами. Мы ехали в центр на скоростном транспорте. Добравшись до городской площади в центре города, мы направились к отелю «Кливленд Шератон». На мне было сине-зелёное мини-платье в горошек и туфли на высоких каблуках. Повсюду были поклонницы группы!

Побыв там некоторое время мы сели в автобус, который отвёз нас на стадион. Нашли наши места – они были по центру сцены, но далеко. Перед сценой баннер «Даблви-Ай-Экс-Уай 1260». Этой радиостанции не было ещё и года, а ведь именно они организовали концерт! По всему стадиону были развешаны транспаранты.

 

Дейв Чвенсен: «Мне было тринадцать лет, и я был ярым поклонником «Битлз». Когда в 64-м они приезжали в Кливленд, я был слишком молод, поэтому родители не позволили мне пойти на концерт. Но в 1966-м они мне разрешили, и взяли меня с собой. Они купили билеты и взяли меня, моего двоюродного брата и лучшего друга. Впятером мы пошли на стадион, чтобы посмотреть «Битлз». Это был мой первый концерт в жизни.

Было прохладно. У нас были хорошие места. Пять долларов пятьдесят центов за билет. Минимальная стоимость была три доллара. Они [«Битлз»] были во второй базе. Это был бейсбольный стадион. У нас были верхние места, я мог видеть их справа внизу.

Первой на сцену вышла группа “Римейнз”».

 

Джим Баррик: «Концерт начали «Римейнз»».

 

 

 

Группа «Римейнз».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Стадион был огромным. Мы чувствовали себя очень странно, находясь на бейсбольном поле. Сцена находилась за второй базой, что было слишком далеко от публики. Ближайший человек был не менее чем в 125 футах от нас. Чувствовалось, что мы вообще не контактировали с аудиторией. Мы их почти не видели, и они нас почти не видели. Просто какая-то фигня!

На больших открытых стадионах, таких как в Кливленде, зрители были слишком далеко, чтобы у нас с ними мог возникнуть контакт, который был нашей отличительной особенностью».

 

Джим Баррик: «После «Римейнз» на сцену вышли «Роннеттс» (при весьма умелой поддержке «Римейнз»)».

 

Кэролайн Ли Митчелл: «Все так были взволнованы ожиданием «Битлз», что никто не обращал внимания на группы поддержки. «Роннеттс» освистали».

 

Рози Стивенс: «Никого в аудитории, кажется, это не волновало. Мы хотели «Битлз».

 

Джим Баррик: «Затем был Бобби Хебб, у которого в то лето был хит «Санни» (Sunny). Его поддержку также осуществляли «Римейнз»».

 

 

 

На сцене Бобби Хебб.

 

 

 

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Сразу после нашего выступления я не остался смотреть «Битлз», а вернулся в «Статлер Хилтон». Мне хотелось покинуть стадион».

 

Джим Баррик: «Бобби Хебба сменила группа «Сёркл» – ещё одна собственность Брайена Эпстайна. Они сыграли и спели хит «Красный резиновый мяч» (Red Rubber Ball). Как бы ни были хороши эти исполнители, они не могли полностью захватить внимание аудитории, которой не терпелось увидеть и услышать «Битлз»».

 

 

 

Группа «Сёркл».

 

Джой Килбейн: «Я не помню всех выступавших, кроме «Сёркл», Бобби Хебба и «Роннеттс». Мне кажется, что перед ребятами выступали «Сёркл».

 

Джефф Слуц: «Ничего не могу сказать о выступлении «Римейнз» или «Ронеттс», но думаю, что «Сёркл» были очень хороши, как и Бобби Хебб. Но, вероятно, что в это время я вопил: «Мы хотим Битлз!»».

 

Рич Деллароса: «Был замечательный вечер, тёплый и ясный».

 

Джой Килбейн: «Я заметила на сцене Мэла Эванса, раскладывающего инструменты парней. Я рассказала остальным, кто он такой, и мы начали скандировать его имя, просто чтобы посмотреть, что он будет делать. Он обернулся, и мы замахали ему, как сумасшедшие. Он махнул нам в ответ, после чего вернулся к своему занятию. Мы снова прокричали его имя, и снова он повернулся и помахал нам в ответ.

Ещё я заметила Брайена Эпстайна. На нём был фиолетовый костюм, и я сказала Донне, что он напоминает мне виноград».

 

 

 

 

Джим Баррик: «И вот началось. Через громкоговорители кто-то объявил: «Битлз!»».

 

Хэл Поллак: «Группы «Ронеттс», «Сёркл», «Бэрри энд Римейнз», Бобби Хебб сменяли друг друга, и нетерпеливая толпа начала скандировать: «Мы хотим «Битлз»! Наконец ди-джеи Джонни Кэнтон и Джек Армстронг объявили выход Потрясающей Четвёрки: «А теперь, прямо из Ливерпуля, Англия – Битлз!»».

 

 

 

На сцене ди-джеи местной радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай 1260».

 

Джой Килбейн: «Когда пришло время выхода «Битлз», на сцене появились все ди-джеи «Даблви-Ай-Экс-Уай 1260», и я подумала: «О Боже! Сейчас!» Они начали со своей болтовни, которая довела меня до белого каления! Я была на грани нервного срыва! Потом ди-джеи представились и рассказали о радиостанции, а затем началось: «Скажите «Б» (мы кричали «Б»), скажите «И» (мы снова позволили ди-джеям это сделать). И так продолжалось, пока они не выкрикнули: «БИТЛЗ!» (громче) БИТЛЗ!! (громче) БИТЛЗ!!! «Окей, вот они – Битлз!!!!!!».

Дверь специально установленного для них трейлера, стоящего за сценой, открылась, и они вышли!»

 

 

 

 

Джейн Скотт (музыкальный критик газеты «Плейн Дилер», Кливленд): «На концерте огромная толпа была отделена от группы простым заграждением от снега полутораметровой высоты».

 

Джой Килбейн: «Потом появились ребята. Они вышли из лимузина, и я увидела их всех, но не могу вспомнить, во что были одеты остальные, кроме Джона, который был во всём белом. Когда они появились, все сразу встали».

 

 

 

 

 

Дейв Чвенсен: «Помню, моим первым впечатлением, когда они вышли, было, какие у них были розовые лица. Я думаю, это было из-за сочетания сценического грима и освещения сцены.

Слышал я их прекрасно. Они были подключены к системе звука стадиона. Их можно было расслышать, но была небольшая задержка звука, пока звук со сцены доходил до стадионных громкоговорителей. Также были громкоговорители вдоль первой и третьей базы».

 

Рози Стивенс: «Было около 25 000 зрителей, все сидели на трибунах. Сцена была установлена во второй базе, поэтому, когда наконец вышли «Битлз», нам пришлось воспользоваться биноклями».

 

Кэролайн Ли Митчелл: «Когда «Битлз» вышли на сцену, все начали кричать».

 

Хэл Поллак: «Как только они появились на сцене, непрекращающийся вал фотовспышек озарил стадион подобно тысячи пульсирующих стробоскопов».

 

Джой Килбейн: «По всему стадиону раздались крики и засверкали вспышки фотокамер – что это было за зрелище!»

 

Рози Стивенс: «Помню, что Битлы были одеты в тёмно-зелёные костюмы и жёлтые рубашки, и мы были немного удивлены тем, что они были без галстуков».

 

Джой Килбейн: «Ребята выбежали на сцену и сразу же подошли к своим инструментам. Я была в таком шоке, что не могу вспомнить первую песню, которую они исполнили! Что бы ни было, это было прекрасно!»

 

Джим Баррик: «Они выбежали из трейлера на сцену, и не сказав ни слова, Джон с жаром начал исполнять песню «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music). Все девушки вокруг истошно кричали. Это было похоже на взлёт самолёта, но «Битлз» можно было расслышать. Я навёл свой бинокль на Джона и поразился, как похож был его нос на клюв, когда он склонился к микрофону, оставаясь в неподвижности, громко пропевая текст».

 

 

 

 

Хэл Поллак: «Какафония из аплодисментов, криков и визгов была самым громким шумом из тех, что мне довелось услышать. Голоса «Битлз» гремели через стомегаваттные динамики, но из-за рёва толпы было почти невозможно разобрать больше, чем ноту или две».

 

Джордж Дзвоньяк: «Уровень децибел был настолько высок, что можно было услышать только слово из того, что они пели. Некоторые зрители теряли сознание, и их с концерта выносили на носилках».

 

Рози Стивенс: «Слышно было не очень хорошо, хотя можно было сказать, какую песню они исполняли. Все вопили, и мы тоже вносили в это свой вклад».

 

Джефф Слуц: «Помню, что мог расслышать музыку, наверное, мы находились недалеко от динамика!».

 

Джим Баррик: «Они закончили песню «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music), потом была небольшая пауза».

 

Джой Килбейн: «Помню как один из усилителей перестал работать, и Пол начал объявлять песню: «Наш следующий номер будет… наш следующий номер НЕ БУДЕТ…», так как из усилителя не доносилось ни звука. Затем на сцену был вызван Мэл, который одним быстрым движением какого-то переключателя заставил его заработать (старый добрый Мэл!)».

 

Джим Баррик: «Затем прозвучали узнаваемые аккорды «Она женщина» (She’s A Woman). «Самолёт» стал громче, но я всё ещё мог на его фоне расслышать «Битлз». Я отметил, что проигрыш на фортепиано, который я слышал на пластинке, в этой композиции игрался на гитаре Джорджа. Пока «Битлз» исполняли эту песню, я осознал тот факт, в который не мог поверить, что я на самом деле вижу и слышу их выступление вживую. Это казалось нереальным.

Только когда они закончили песню «Она женщина» (She’s A Woman), кто-то из «Битлз» заговорил с толпой. Я не могу вспомнить, кто это был, и что было сказано, но я точно помню, что когда Джордж делал вступление, мне показалось, что он был раздражён шумом аудитории, и ждал, когда зрители немного успокоятся, прежде чем продолжить. Третьей песней была «Если бы мне был кто-то нужен» (If I Needed Someone)».

 

Джой Килбейн: «Я просто обожаю песню «Если бы мне был кто-то нужен» (If I Needed Someone), и меня просто вырубило, когда Джордж начал её петь! Я заплакала. Я просто не могла больше себя сдерживать!

Когда Джордж исполнял эту песню, какой-то парень смог выскочить на поле и, естественно, его начали подбадривать. Но полиция его перехватила».

 

Джим Баррик: «Джордж спел и сыграл безупречно. Кстати, о Джордже. В какой-то момент у него порвалась струна. Пока он её менял, Пол сказал, что нам придётся с минуту подождать.

Затем была песня «Турист на один день» (Day Tripper) – песня, которая привела толпу в самое дикое безумство».

 

Джой Килбейн: «Вокруг поля стояло снегоудерживающее ограждение – небольшой барьер, высотой по пояс, и очень хлипкий. Это, друзья мои, всего лишь снеговой забор. Полицейские, думая, что они такие умные, решили, что для концерта им не нужно много сотрудников, так как «Битлз» стали уже не так популярны. Поэтому копов там было не так уж много.

Джордж сыграл начало песни «Турист на один день» (Day Tripper), и вот тогда это и произошло! Подростки (включая меня) начали вставать со своих мест».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда во время исполнения песни «Турист на один день» (Day Tripper) две с половиной тысячи поклонников прорвались в зону перед сценой, концерт был остановлен, и примерно на 20 минут «Битлз» удалились за кулисы, пока порядок не был восстановлен».

 

Джордж Дзвоньяк: «Примерно на двадцатой минуте выступления группа начала играть свою известную песню «Турист на один день» (Day Tripper). Одна девушка бросилась на полутораметровое ограждение и начала взбираться вверх, и почти перебралась через него, пока не была сдёрнута вниз».

 

Джуди М: «Помню, как одна девушка пробежала через всё поле к сцене, а четыре или пять полицейских пытались унести её с поля, в то время как она колошматила руками и пиналась».

 

 

 

 

Хэл Поллак: «В программе было несколько песен, и когда «Битлз» начали исполнять «Турист на один день» (Day Tripper), это случилось. Один из поклонников спрыгнул с трибуны первой базы, преодолел заграждение и рванул к сцене. Его быстро перехватили. Потом другой поклонник перепрыгнул через ограждение третьей базы и бросился к сцене. Толпа ликовала, когда он бежал, и засвистела, когда два полицейских перехватили его около зоны питчера. Потом атлетического сложения юноша миновал ограждение по правому краю поля. Петляя, он бросился к сцене, оставив полицейских позади. Его успешный рывок дал сигнал обезумевшей толпе».

 

Бесс Коулман (журнал «Тин Лайф», 1966): «Какой-то мальчик решил спрыгнуть на землю прямо перед трибунами, которые были огорожены забором и полицией. Толпа численностью около трёх тысяч человек последовала за ним и преодолела ограждение».

 

Рози Стивенс: «Они спели несколько песен, и где-то посередине концерта несколько сотен поклонников ринулись к сцене».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Возникла небольшая проблема с беспорядками из-за сотен (некоторые считают, что тысяч) ринувшихся к сцене поклонников. Это произошло в середине выступления».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Толпа прорвалась через четырёхфутовое ограждение и выбежала на поле».

 

Джой Килбейн: «Я увидела, как забор начал медленно рушиться, и полиция побежала к сцене, потому что это было единственное, что было в их силах».

 

Бесс Коулман (журнал «Тин Лайф», 1966): «Остановить их не было никаких шансов. Полицейские, выстроившиеся вдоль забора, отступили, чтобы собраться перед сценой, а затем на сцене».

 

«Ассошиэйтед Пресс», Кливленд, 1966: «Во время возникших беспорядков на поле находилось около ста из ста пятидесяти дежурных полицейских. «Я думал, что меня затопчут», – признался один из полицейских».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Безнадёжно уступая в численности и не имея возможности препятствовать толпе, местная полиция просто сдалась и отступила, в то время как полчища поклонников оккупировали сцену и зону безопасности возле неё».

 

Ник К.: «Мой отец был одним из полицейских на концерте. Он рассказывал, как толпа снесла заграждение и прорвалась сквозь полицейское оцепление. Чтобы их не затоптали, им пришлось забраться на сцену, но отец оказался последним, потому что подталкивал перед собой полицейского, намного более старшего по возрасту. Перед самой сценой толпа смяла его, форма была разорвана. С помощью нескольких полицейских его, в конце концов, втащили на сцену».

 

Джордж Дзвоньяк: «Всё больше и больше людей начали выбегать на поле, и когда их число достигло десяти тысяч, они взяли приступом сцену».

 

Джим Баррик: «Тысячи людей выбежали на поле и окружили сцену со всех сторон».

 

Китти О’Брайен: «Должна вам сказать, что касается качества музыки, то концерт был отстойным, потому что их акустическая система справлялась с трудом, поэтому музыку мы могли едва-едва расслышать. Из-за проблем такого рода, часть из нас ринулась поближе к сцене, включая меня и Джоан, которая была очень маленького роста».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Сегодня была паника, когда все поклонники вырвались на поле».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На кадрах кинохроники запечатлены сцены, на которых сотрудники безопасности пытаются справиться с толпой».

 

 

 

 

Джуди М: «Потом я увидела парня, бегущего к сцене. К этому времени толпа ринулась к сцене, включая и меня. Помню, что внезапно споткнулась. Это была девушка, лежащая на земле, но я просто побежала дальше. К сцене».

 

Джой Килбейн: «Ребятам на сцене всё это очень нравилось. Они начали гримасничать и жестами предлагали нам подходить ближе к сцене, что мы и сделали! Во время исполнения песни они всё время показывая нам, чтобы мы двигались к ним. Полиция не могла противостоять тысячам подростков. Вскоре я была уже в центре поля, и мои пятки увязли в грязи! Конечно я оказалась рядом с ними и смогла увидеть их вблизи. Джон веселился. Он дразнил ногой девушек, которые были уже на сцене. Пол смеялся, потому что девушки ловили его за ногу».

 

Бесс Коулман (журнал «Тин Лайф», 1966): «Битлы продолжали петь, в то время как полиция предпринимала доблестные усилия, чтобы остановить натиск, но их было значительно меньше, и лучшее, что они могли сделать, это сбрасывать людей со сцены».

 

Джой Килбейн: «Полицейские начали сбрасывать подростков со сцены. Я не шучу!»

 

Джим Баррик: «Некоторые из поклонников полезли на сцену, но были оттеснены охранниками».

 

 

 

 

Китти О’Брайен: «Мы чуть не погибли, серьёзно, потому что у сцены столпилось очень много людей, и нас зажало в толпе. Мы были довольно близко к сцене, и я хорошо помню капли пота, стекающие с лиц Джона и Пола, из-за чего у них потёк сценический грим. Меня разочаровало, что на их лицах было столько косметики».

 

Хэл Поллак: «Поддавшись всеобщему возбуждению я бросился со всеми, и одним из первых достиг сцены. Довольно близко я увидел смеющихся, но продолжающих петь и играть Джона и Джорджа. Пол, казалось, был обеспокоен тем, как много поклонников взбиралось на сцену, превращая её в хаос. Я поглядел на Ринго, сидящего на своём помосте, за барабанной установкой, выше остальных. Девушки схватились за его битловский пиджак и вцепились в волосы».

 

 

 

 

 

Джим Баррик: «Одна девушка взобралась на помост Ринго».

 

Кэролайн Ли Митчелл: «Одна девушка даже стянула Ринго со стула».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Даже Ринго выглядел испуганным. Он был белый, как привидение».

 

Рич Деллароса: «Когда поклонники прорвались через ограждение и выбежали на поле, я наблюдала за происходящим с помощью бинокля. Помню выражение паники на лице Ринго, когда какая-то поклонница схватила его за руку и почти стащила с помоста».

 

Джой Килбейн: «Потом где-то написали, что Ринго оттащили от барабанов, но это неправда. Одна из девушек спросила, может ли она пожать ему руку, и он ответил, что всё нормально. Просто так получилось, что один «милый» полицейский схватил её, когда она держалась за руку Ринго! Вот почему его «стащили с барабанов».

 

 

 

 

Джим Баррик: «Пока всё это продолжалось, Битлы пытались закончить песню».

 

Рич Деллароса: «Рядом со мной сидел студент из Израиля. Он спросил: «Что происходит? Так часто бывает?». Я ответила: «Никогда прежде не видела ничего подобного»».

 

Хэл Поллак: «Пока я смотрел, не веря своим глазам, Ринго кубарем упал в толпу. Музыка прекратилась».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Концерт был остановлен, потому что полиция не смогла сдержать истеричных поклонников».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Во время концерта пять тысяч фанатов снесли барьеры. Это было самое пугающее и фантастическое зрелище, которое я когда-либо видел, когда фанаты преодолели ограждение и попытались взобраться на сцену, где выступали «Битлз». Полиция была совершенно бессильна».

 

«Ассошиэйтед Пресс», Кливленд, 1966: «Один из полицейских, который, по его словам, был первым, кто поднялся на сцену, когда фанаты ринулись на поле, сказал, что эти безумные пятнадцать минут были похожи на недавние беспорядки в районе Ист-Сайд Негро-Хоу в Кливленде. «Но здесь было гораздо хуже, чем в Хоу», – добавил другой полицейский, потирая руку. «Это было хуже, чем в Хоу, потому что там можно было дать отпор»».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Они остановили концерт, потому что ситуация стала выходить из-под контроля. Я всё ещё вижу этих юношей, сметающих ограждение. Это было пугающее зрелище.

Я смотрел на поклонников, бегущих через поле. Брайен Эпстайн закричал Тони Бэрроу, чтобы тот не позволил мне взобраться на сцену. Но я поднялся на сцену и окликнув Джона Леннона, попросил его остановиться. Леннон ответил: «Я полагаю, мы просто будем играть». Потом он заметил поклонника, направляющегося в его сторону, и сказал: «Нам этого не надо». Внезапно он бросился со сцены, следом мимо меня промчались Пол Маккартни и Джордж Харрисон».

 

Бесс Коулман (журнал «Тин Лайф», 1966): «В конце концов группа получила приказ: «Бегите, спасайте свои жизни!» Полицейские образовали кордон, чтобы сопроводить группу за кулисы в их трейлер. И они побежали!»

 

Джой Килбейн: «Я чувствовала, что вот-вот потеряю сознание. На стадионе было так жарко, и все просто сталкивались друг с другом, но я сказала себе, что не могу позволить себе упасть в обморок. В этот момент я увидела, как Пола и остальных ребят с помощью полиции довольно быстро увели со сцены в трейлер».

 

Джуди М.: «Это было удивительно. Я была всего в метре от Пола, когда их уводили со сцены. По сцене бегали двое или трое полицейских, сталкивающих поклонников обратно».

 

Бесс Коулман (журнал «Тин Лайф», 1966): «Не то, чтобы им было далеко бежать. Сразу за сценой стоял огромный трейлер, который ребятам отдали под костюмерную».

 

Хэл Поллак: «Охранники протолкнулись к Ринго, чтобы вытащить его из толпы, подхватили остальных Битлов и спешно протиснули их за сцену под защиту трейлера, стоящего в нескольких метрах».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Джона, Пола, Джорджа и Ринго пришлось утащить со сцены в трейлер».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Мальчики поспешили удалиться в свою импровизированную костюмерную, организованную в трейлере, припаркованном за сценой».

 

Джим Баррик: «Всё закончилось отступлением в трейлер».

 

Джефф Слуц: «Я сорвался со своего места и выбежал на поле, но к этому времени Битлы уже пробились к трейлеру».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Парни просто ушли со сцены до того, как её заполнили поклонники. Они покинули сцену без какого-либо ущерба, просто создалась опасная ситуация».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Ринго Старр был последним, потеряв часть своей рубашки в дверях трейлера».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На кадрах кинохроники Пол с Брайеном Эпстайном, выталкивающим поклонников и пытающегося закрыть дверь трейлера».

 

Дейв Чвенсен: «Это была Битломания во всей красе. Я искренне верил, что все концерты «Битлз» проходят подобным образом, думая, что это в порядке вещей. Поклонники мчатся через спортивное поле, рвутся к сцене и взбираются на неё. Рвут пиджак Пола Маккартни, запрыгивают на платформу с ударной установкой и набрасываются на Ринго, а полиция всех отталкивается назад. Битлы бегством спасают свои жизни. Я думал, что так и должно было быть».

 

Джейн Скотт (музыкальный критик газеты «Плейн Дилер», Кливленд): «Поклонники, которые первыми бросились на сцену, были отброшены назад, а поклонники позади них ни о чем не догадывались и улыбались».

 

Джим Баррик: «Мы не знали, чего ждать дальше. Всё закончилось?».

 

Бесс Коулман (журнал «Тин Лайф», 1966): «Трейлер охраняли как Белый дом, но даже там не было безопасно. Я знаю, я была там с ними, и мы все были очень напуганы. Поклонники били в окна, карабкались на крышу, и трейлер бешено раскачивался. Мы просидели там полчаса, пока полиция разбиралась с толпой. Я сидела и нервно грызла ногти, в то время как мальчики только смеялись и отмечали, что это был лучший приём, который у них когда-либо был для песни «Турист на один день» (Day Tripper)».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Концерт был остановлен на 30 минут, пока охрана и полицейские наводили порядок».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Они переждали беспорядки в трейлере, припаркованном за сценой, пока всё не стихло, но некоторые представители прессы, оставшиеся снаружи, оказались в центре потасовки. Это было ужасно, тем более что полиция приняла меня за одну из учинивших беспорядки!».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Парни прекратили играть и покинули сцену, пока все не вернулись на свои места».

 

Хэл Поллак: «Я нашёл своего отца за сценой мы прошли в переполненный трейлер, где пережидали «Битлз». Джон, Пол, Джордж и Ринго были беззаботны, отвечали на вопросы репортёров, шутили об окружающим их буйстве, пили кока-колу и курили.

В гостиной переполненного трейлера папа прошептал: «Дай мне альбом. Я попытаюсь его подписать». После этого он протиснулся сквозь толпу. Через несколько минут он вернулся и вручил мне альбом. «Сохрани его, – сказал он. – Однажды он будет что-нибудь стоить». Я посмотрел на альбом и увидел автографы каждого из Битлов, подписанных ещё не просохшими синими чернилами на лицевой и обратной стороне конверта».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Я вошёл в трейлер. Сперва постучал, а когда дверь открыли, вошёл. В этот момент меня совершенно не заботило, помешаю ли я кому-нибудь. Когда я вошёл, мой фирменный пиджак радиостанции был пропитан потом. Мокрыми от пота была рубашка, волосы… Я был похож на мокрую крысу. Пот сбегал по моему лицу. Я даже не смотрел на них. Просто закрыл за собой дверь, пытаясь отдышаться. Дышал я очень тяжело. Отдышавшись, я повернулся и увидел, что Леннон с Маккартни вовсю смеются! Надо мною!».

 

Джонни Кантон (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Они думали, что это было смешно, и смеялись. Они были достаточно хорошо защищены. Трейлер охранялся вполне прилично».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Они смеялись, и тогда я сказал: «Хорошо, слушайте, я думаю, мы сможем выбраться отсюда. Полагаю, вам не следует использовать лимузин. Тут сзади припаркован старый «Шеви», мы выясним, кому он принадлежит. Вы заберётесь в «Шеви», выедете через ворота слева, и вас отвезут в отель. А в это время мы пустим лимузин через другой выход. Подростки последуют за лимузином и, возможно, у вас всё получится. Леннон взглянул на меня, и сказал: «Нет, мы отказываемся».

– Что? – спросил я.

– Мы отказываемся, – повторил он.

– Джон, это повторится! У нас недостаточно копов, это же очевидно. Те копы, что у нас есть, не смогут с ними справиться!

– Джек, в нашем занятии есть риски. Может и грёбаным током шарахнуть».

 

Джейн Скотт (музыкальный критик газеты «Плейн Дилер», Кливленд): «В трейлере Леннон сказал: «В нашей работе много опасностей. Можно даже получить удар током. Скажи им, что мы возвращаемся».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Я подумал пару секунд, и ответил: «Ну, ты прав».

– Мы возвращаемся, – сказал он.

– Хорошо, – произнёс я, – выйду к ним и прочитаю серьёзную лекцию. Когда будете готовы, выходите к лестнице на сцену, и я вас верну на место».

 

Джонни Кантон (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Эпстайн был тут же возле дверей. Поэтому я ему сказал: «Ну, похоже, что они возвращаются на сцену». Он открыл дверь, вошёл и произнёс: «Пять минут!»».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Как только толпа успокоилась и вернулась на свои места, «Битлз» стали настаивать на продолжении концерта. Это было то, для чего они туда приехали».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Это именно Джон решил вернуться на сцену несмотря на то, что мы были против. В конце концов он оказался прав. Было бы гораздо больше хаоса и безумства, если бы они не вернулись на сцену».

 

Джим Баррик: «Через некоторое время кто-то объявил, что «Битлз» не выйдут на сцену, пока все не вернутся на свои места».

 

Пола Брукс (газета «Бивер Конти Таймз»): «Ди-джеи радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай», спонсировавшие выступление, предупредили поклонников, что концерт не продолжится, пока все снова не сядут на свои места».

 

Джуди М.: «Потом появился парень с громкоговорителем, который всех отчитал, и пригрозил, что «Битлз» не вернутся на сцену, если мы не будем вести себя хорошо».

 

Дейв Чвенсен: «Ведущим концерта Джеку Армстронгу и Джонни Кантону приписывают заслугу, что это именно они успокоили поклонников во время беспорядков, после чего «Битлз» смогли продолжить своё выступление».

 

Джейн Скотт (музыкальный критик газеты «Плейн Дилер», Кливленд): «Они уговорили зрителей вернуться на свои места. На самом деле это был Джек Армстронг. Он смог убедить их вернуться на места, объяснив, что в ином случае концерт не продолжится. «Если вы не вернётесь на свои места, концерт будет закончен». Он увёл молодёжь от сцены».

 

Хэл Поллак: «Большой Джек Армстронг объявил, что «Битлз» не вернутся, пока каждый не сядет на своё место».

 

Джой Килбейн: «Джек Армстронг, один из ди-джеев, начал кричать, что мы нарушили обещание не взбираться на сцену. Он вопил, но этого балбеса никто не слушал».

 

Рич Деллароса: «Также он сказал, что после окончания концерта все должны держаться в стороне от выхода на левой стороне поля, что бы «Битлз» смогли беспрепятственно пройти».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Я поднялся на сцену и сказал: «Битлы сказали, что они хотят вернуться. Но я должен вам сказать, что если вы покинете свои места, если даже кто-то ОДИН покинет своё место, и направится к этой сцене, всё будет закончено!». Я выждал около двух минут и бросил взгляд влево, где стояла группа. Мне кажется, они были одеты по-другому, но не уверен. Леннон опять смеялся. Тогда я продолжил: «Они здесь – оставайтесь на своих местах – «Даблви-Ай-Экс-Уай» представляет «Битлз»! И покинул сцену».

 

Китти О’Брайен: «Нам нужно было выбраться из толпы и покинуть район сцены. По пути назад к своим местам мы налетели на деревянные жерди с креплениями, которые использовались для сдерживания толпы, и ободрали об них свои колени».

 

Кэролайн Ли Митчелл: «Прошло около получаса, прежде чем концерт возобновился».

 

Джой Килбейн: «Минут двадцать поле было заполнено людьми, но казалось, что это длилось около часа».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Примерно через полчаса усталым менеджерам удалось вернуть толпу на свои места, и мальчики вернулись на сцену, чтобы продолжить выступление».

 

Джой Килбейн: «Через некоторое время из громкоговорителей раздался голос с английским акцентом, который сказал нам, что если поле прямо сейчас не будет освобождено, то концерт не продолжится. Клянусь, голос принадлежал Джорджу! После этой небольшой речи поле быстро очистилось».

 

Ник К.: «Помню, что когда вечером отец вернулся домой, его форма была порвана, а локоть был в крови. Он сказал нам, что потрогал барабаны Ринго и произнёс это так, как будто в этом не было ничего особенного, но мы с братом подпрыгнули от волнения. Он рассказал, что когда все вернулись на свои места, и спортивное поле опустело, то оно всё было усеяно обувью, нижним бельём, зубными протезами, рвотой. Всё поле».

 

Рози Стивенс: «Мы ждали, кажется, вечность, пока «Битлз» не вернутся обратно. И они, наконец, вернулись».

 

Джордж Дзвоньяк: «Примерно через 45 минут зрители вернулись на свои места, и концерт был продолжен. Нетрудно понять, почему «Битлз» прекратили выступать на концертах. Первой была проблема качества звука, второй проблема обеспечения безопасности».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Им удалось закончить концерт без каких-либо происшествий».

 

Джим Баррик: «В конце концов, все расселись по местам, и «Битлз» вернулись на сцену. Однако вместо того, чтобы сыграть «Крошка в черном» (Baby’s In Black), они её пропустили, и продолжили выступление с «Мне хорошо» (I Feel Fine).

Затем последовала песня «Вчера» (Yesterday). Для этого номера вся сцена оставалась в тени, за исключением освещённого прожектором Пола. Джордж стоял позади и подыгрывал».

 

Дейв Чвенсен: «Особенно мне заполнилось исполнение песни «Вчера» (Yesterday), потому что это был единственный раз, когда я услышал её без сопровождения скрипок, с двумя гитарами, басом и ударными. Я сидел и думал: «Она звучит так круто, мне никогда в жизни не услышать её снова». В то время ещё не было бутлегов, не было концертных альбомов».

 

Джим Баррик: «После спокойной «Вчера» (Yesterday) последовала «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man). Песня, которую я никогда особенно не любил, но в тот вечер она прозвучала великолепно!».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На кадрах кинохроники можно увидеть работу полицейских возле сцены. Так же в кадр попала вся сцена с правой стороны. Ринго солирует в песне «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man), с подпевающими ему Джоном и Полом».

 

Джейн Скотт (музыкальный критик газеты «Плейн Дилер», Кливленд): «Ринго всё ещё потрясывало».

 

Джек Армстронг (ди-джей радиостанции «Даблви-Ай-Экс-Уай»): «Он пел свою песню не осознавая, что его микрофон был выключен».

 

Джим Баррик (Jim Barrick, очевидец): «Потом была «Человек из ниоткуда» (Nowhere Man). В самом начале песни голос Джона надломился. Это был один из немногих сбоев во время всего выступления. Все звенящие гитары звучали великолепно в этом номере, и Джордж исполнил прекрасное соло, которое даже включало колокольный перезвон Ринго, который последовал сразу же после последнего гитарного риффа Джорджа.

После песни «Человек из ниоткуда» (Nowhere Man) «Битлз» исполнили «Автор бестселлеров» (Paperback Writer) – сингл того лета. Она тоже прозвучала великолепно, за исключением того, что в конце Джон и Джордж не смогли сладить с фальцетом в конце песни. Тем не менее, Пол допел до конца свою часть.

После этого Пол объявил, что они исполнят «предпоследнюю» песню. Я подумал, что это было как-то нехарактерно для него так говорить, и не поверил. Я предположил, что это будет их последняя песня, и что Пол сказал именно так, чтобы предотвратить ещё одно столпотворение, если аудитория осознает, что выступление подошло к концу».

 

Пола Брукс (газета «Бивер Конти Таймз»): «Все четверо «Битлз» выступили хорошо, особенно Пол. Он был самым деятельным и оживлённым, махал публике во время исполнения песен, заставляя и без того оглушающие крики становиться ещё громче».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Последним номером каждого концерта была песня «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), и Пол всегда объявлял её как последнюю, но в Кливленде он этого не сказал».

 

Джим Баррик: «Я оказался прав, они закончили зажигательной «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). По-видимому, большинство других окончаний концертов заканчивалось песней «Я подавлен» (Im Down).

Мой папа вернулся в середине «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), и некоторое время смотрел шоу вместе с нами. Мы должны были уйти чуть раньше, чтобы избежать давки на выходе. Я не видел, как «Битлз» покинули сцену, но позднее я прочитал, что их лимузин был повреждён толпой».

 

Пола Брукс (газета «Бивер Конти Таймз»): «Во время последнего номера фанаты снова хлынули на сцену. Как только песня закончилась, четверо «Битлз» вскочили в ожидавший их лимузин и помчались обратно в отель».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Они с азартом сыграли песню, спрыгнули со сцены (в буквальном смысле) в ожидающий их лимузин, и автомобиль ракетой метнулся на орбиту».

 

Рич Деллароса: «Конечно же сразу после окончания концерта «Битлз» покинули сцену и сели в лимузин, который выехал со стадиона через выход в правой стороне поля».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Они запрыгнули в ожидавшую их машину как раз в тот момент, когда тысячи фанатов снова бросились на штурм».

 

Рози Стивенс: «По современным меркам концерт был очень непродолжительным».

 

Кэролайн Ли Митчелл: «Хотя концерт в целом длился около трех с половиной часов, «Битлз» выступали только тридцать минут».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «В конце концерта Мэлу Эвансу пришлось защищать инструменты, которые поклонники пытались растащить в качестве сувениров».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Помню, что около стадиона стояло много патрульных машин с сигнальными огнями, и некоторые из людей были арестованы».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «В трёх лимузинах мы исполняли роль ложных целей, направившись к предполагаемому всеми выходу».

 

Джефф Слуц: «В конце концерта я рванулся на поле и последовал за одним из лимузинов».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Как правило в машине мы запирали все двери и поднимали все окна – практика, позволившая нам в Кливленде остаться в безопасности. Поклонники колотили по нашим машинам, запрыгивали на кузов, пытались открыть двери, даже когда видели, что внутри нет никого из «Битлз».

В конце концов, слегка потрясённые мы вернулись в отель, и узнали, что лимузину «Битлз» пришлось прорываться через заграждение, потому что он не мог себе позволить замедлить ход. Ущерб, причинённый автомобилю, составил приблизительно 400 долларов, и компания, предоставившая лимузин, на следующий день отказалась давать машину, чтобы отвезти нас в аэропорт».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Для меня стало проблемой то, что я каким-то образом остался посреди поля, и мне пришлось пройти долгий путь обратно в отель. Ну, это шоу-бизнес!

В Детройте «Битлз» только что покинули сцену, и ди-джей из Луисвилля по имени Кен Дуглас, у которого была битловская стрижка и модная одежда, шёл рядом со мной в пресс-центр. Подростки заметили нас, снесли барьеры и устремились за ним в погоню. А что я? Я оказался в толпе посреди них и думал, что это мне конец!»

 

Джой Килбейн: «Когда мы покинули стадион, я услышала этот английский голос. Поэтому мы побежали посмотреть, кто это был. Вы поверите, что это был Мэл? Я чуть не умерла, когда увидела его! Он возвращался в отель. Не сомневаюсь, что он думал, что никто не знает, кто он такой, поэтому ничего с ним не случится. Рядом было всего несколько девушек, и мы подбежали к нему и напомнили о нашей с ним встрече возле студии на Эбби-роуд в апреле прошлого года. Я спросила, помнит ли он меня, и он вспомнил. Он спросил, как мне понравился концерт, и я ответила, что просто в восторге! Кто-то спросил, не против ли он, если мы его поцелуем. Он сказал, что не против, поэтому каждый из нас его поцеловал. Когда подошла моя очередь, он положил руку мне на спину и помог дотянуться до его щеки. У него были такие мягкие щеки, и от него так приятно пахло!

Потом к нему подошёл кто-то из его друзей и сказал, что им пора. Мы умоляли его позволить нам пойти с ними, но он ответил, что нас слишком много, и он собирается выпить с тем парнем, а мы ещё недостаточно взрослые».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Возможности посмотреть Кливленд так и не представилось».

 

«Ассошиэйтед Пресс», Кливленд, 1966: «Сотрудники стадиона заявили, что поле бейсбольного стадиона сильно пострадало».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Вернувшись в отель, мы, наконец, немного потрясённые произошедшими событиями, узнали, что лимузину «Битлз» пришлось пробиваться сквозь толпу, потому что останавливаться было нельзя».

 

Нат Вейс (адвокат, близкий друг Брайена Эпстайна): «Брайен прекрасно понимал психологию каждого из Битлов. Они были такие разные, но он к каждому подходил по-особому. Любимчиков у него не было, потому что он любил их всех. Однажды за разговором мы засиделись с ним допоздна (это было в Кливленде), и он дал мне свою краткую характеристику каждого.

Брайен сказал, что Ринго наименее творческая личность, но он не испытывает по этому поводу беспокойства – вот почему он так хорошо вписывается в группу.

Джордж, по его мнению, самый неуверенный в себе, и болезненно недоверчивый в отношении денег. Брайен очень любил Джона и относился к нему по-отечески ласково, но в последний год жизни он стал больше любить Пола.

Безусловно, Брайен был гомосексуалистом. Я убеждён, что именно поэтому он захотел стать менеджером «Битлз». Конечно, были и другие причины, но эта послужила толчком. Вначале он очень привязался к Джону. Брайен был единственным человеком, который мог укротить Джона Леннона. Когда он хотел быть холодным, то был ледяным. Я не знаю ничего холоднее ледяного Брайена Эпстайна».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «Это был первый раз, когда я был на гастролях с «Битлз». Они замечательные ребята и вне сцены они ведут себя точно так же, как и на сцене. Они выглядели очень бледными, как будто всю жизнь проводят в помещении. «Тем не менее мы чувствуем себя хорошо, – сказал Пол. – Наш внешний вид ни о чём не говорит, потому что иногда мы выглядим ужасно, но чувствуем себя прекрасно, а иногда наоборот».

Самым удивительным для меня стало то, что мальчики никогда по-настоящему не видели Америку. Я знаю, это звучит странно, но это правда. Сегодня вечером я рассказал Джону о местных фантастических супермаркетах, а он просто уселся поудобнее, слушая с большим интересом.

«Мы не можем выйти на улицу, – сказал он.  – Мы просто сидим в номере пока нам не позвонят, что машина или автобус готовы, чтобы отвезти нас на концерт. Мы очень многое упускаем, но я полагаю, что однажды мы всё это увидим».

Джордж много рассказывал мне о своём интересе к индийской музыке, результаты которого можно услышать на альбоме «Револьвер». «Для меня сейчас это единственная по-настоящему стоящая музыка, на фоне которой западная музыка типа трех-четырёх битов кажется мёртвой. Можно получить гораздо больше от неё, если вы действительно готовы сконцентрироваться и слушать. Я надеюсь, что всё больше людей попытаются в это врубиться». Джон сказал мне, что Джордж надеется вскоре посетить Индию, чтобы изучать эту музыку.

Означает ли участие Джона в фильме, что он покинет «Битлз»? «Нет, это просто небольшое занятие, пока нам нечего делать». О чём фильм? «Ну, что-то вроде военной комедии. Я просто играю сигнальщика из Ливерпуля. Это должен быть хороший опыт».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Прежде чем мы покинули Кливленд, я должна сказать о первой вечеринке. На ней не было большого количества людей, и всё было относительно тихо, а из Битлов были только трое. Джон остался в своей комнате работать над устройством, создающим геометрические схемы и разработки. Творец уединился довольно рано.

Ринго, который ушёл последним из «Битлз», общался с компанией. Всё было очень неофициально, очень непринуждённо, и без какой-либо необузданности. Это было не тем, чего я ожидала».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)