Выступление в Детройте

13 августа 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Альбом «Револьвер» занял первое место в британских чартах и будет оставаться там девять недель».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Радиостанция «Кей-Эл-Ю-Е» в Лонгвью, штат Техас, немного запоздав, устроила публичное сожжение пластинок «Битлз». Менеджер радиостанции сказал: «Мы призываем местных подростков принести свои пластинки и другие атрибуты группы, чтобы сжечь их на костре в пятницу вечером, 13 августа»».

 

Джон Винер (автор книги «Вместе! Джон Леннон и его время»): «Поразительное событие произошло в городке Лонгвью штата Техас. В пятницу 13 августа там состоялось ритуальное сожжение битловских пластинок. Инициаторами этой акции были руководители местной радиостанции. На следующий день в её передатчик ударила молния, и станция надолго замолчала. Лидеры антибитловской кампании, впрочем, не сделали должных выводов».

 

Сева Новгородцев (радиоведущий музыкальной программы «Би-Би-Си»): «Любопытно, что радиостанция «Кей-Эл-Ю-Е» в Техасе, одна из тех, что организовала сожжение пластинок «Битлз» 13 августа 1966 года, на следующее утро во время грозы получила удар молнией, от которого директор новостей упал без сознания. Вот вы и решайте сами – на чьей Бог стороне».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Великий дракон Ку-клукс-клана Южной Каролины прикрепил пластинку «Битлз» к большому деревянному кресту, который был ритуально сожжён.

В прессе появились публикации о том, что из-за «кощунственного высказывания» Джона одна испанская радиостанция «навсегда» запретила трансляцию музыки «Битлз», а в Голландии были предприняты меры, чтобы запретить в стране концерты группы и трансляцию их записей в эфире».

 

Пол Шнитт (репортёр «Сант-Петерсбург Таймз», 27 августа 1966): «Когда я был в гостях у родителей в своём старом родном городе, местная радиостанция в Лонгвью, штат Техас – «Кей-Эл-Ю-Е» – выступила с одной инициативой. Это случилось после того, как Джон Леннон шокировал мир своим заявлением, неверно истолкованным или нет, что британская группа «Битлз» сегодня более популярна, чем Исус.

«Пришло время, когда наша радиостанция должна занять позицию», – мрачно прокомментировал в эфире диск-жокей. И «Кей-Эл-Ю-Е» действительно заняла позицию. «Никогда больше на нашей радиостанции не будет звучать музыка “Битлз”», – сказал он.

«Кей-Эл-Ю-Е» организовала сжигание пластинок «Битлз» у себя на дворе. Надо отметить, что радиостанция расположена в нескольких милях от города на холме, в безлюдном месте.

Кто-то оценил собравшуюся толпу в более чем 4000 человек, но это по-техасски является преувеличением. Было около 1500 человек всех возрастов и профессий.

Взрослые, а их было немало, казалось, отнеслись к церемонии очень серьёзно. Подростки принесли различные предметы, относящиеся к битловской атрибутике – пластинки, журналы, музыкальные сборники, фотографии, футболки – и все направились к месту костра. Однако большую часть предметов для сжигания предоставила радиостанция, собрав всю свою коллекцию пластинок «Битлз».

Были там и поклонники группы, готовые простить и забыть слова Леннона, но пришедшие на это мероприятие просто потому, что им нечем было заняться в тот пятничный вечер.

Диск-жокей радиостанции, который вёл мероприятие, объявил, что сожжение вот-вот начнётся, и вокруг огромной кучи собралась толпа. Костёр был зажжён, и все смотрели, кто-то аплодировал, кто-то неодобрительно свистел, в то время как местная рок-н-ролльная группа играла какую-то музыку, явно не Битловскую.

Среди собравшихся бродили репортёры, тыча микрофонами в лица людей, спрашивая их мнение. Кто-то сказал, что хотел бы, чтобы там присутствовали сами «Битлз», чтобы их можно было бросить в огонь. Кто-то сказал, что готов дать группе ещё один шанс, поскольку Леннон извинился.

Когда всё закончилось, от битловской атрибутики не осталось ничего, кроме пепла.

Но у этой истории есть продолжение.

На следующий день, в субботу, 13 августа 1966 года, над Лонгвью собрались тёмные свинцовые тучи, после чего разразилась сильная гроза. И, помоги мне, Джон Леннон, в радиостанцию «Кей-Эл-Ю-Е» ударила молния, и её менеджер потерял сознание».

 

Джон: «У меня не получается ясно выражать свои мысли, в этом моя беда. Я полагаю что то, что люди называют Богом, есть что-то в каждом из нас, но когда наши пластинки начали по-настоящему сжигать, то это стало настоящим шоком. Я не мог остаться в стороне, зная, что создал ещё один маленький кусочек ненависти в мире. Особенно когда речь идёт о таких несложных вещах, как люди, которые слушают пластинки, танцуют и наслаждаются тем, чем и являются «Битлз».

Если бы я завтра сказал, что больше не буду выступать, то всё равно не смог бы жить там, где кто-то ненавидит меня за что-то, находящееся в противоречии со здравым смыслом. Но в том-то и беда, быть правдивым. Ты пытаешься говорить правду, хотя иногда приходится лгать, потому что всё это в каком-то смысле лживо, как игра. Но ты надеешься, что когда-нибудь, если будешь с кем-то правдивым, то больше не будет неискренней реакции и будет правдивый ответ, и это того стоит. Но все играют в эту игру, и иногда, когда все меня кусают, я остаюсь беззащитным и честным. Это вызывает чувство разочарования».

 

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Вылетели в Детройт».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Во время перелёта из Чикаго в Детройт Пол был единственным из Битлов, кто медленно прошёл по салону самолёта, приветствуя людей и перекидываясь с ними парой слов. Остальные Битлы оставались в хвостовой части, в своей маленькой зоне».

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Рейс «Америкен Айрлайнз» из Чикаго прибыл в 11:12.

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «В аэропорту нас ожидала подпрыгивающая от нетерпения толпа».

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Похоже, что популярность «Битлз» немного снижается, и многие связывают это с недавним высказыванием Джона Леннона о религии, которая, как кажется, стала лекарством от подростковой болезни под названием Битломания, охватившей страну последние три года. Расстояние до аэропорта и время прибытия «Битлз» также могли быть факторами, способствовавшими тому, что только относительно небольшая группа поклонников прибыла в аэропорт, чтобы поприветствовать группу. Не более трёхсот подростков посчитали нужным проехать 25 миль до аэропорта «Метрополитен» в Детройте, чтобы поприветствовать британский квартет, что сильно отличается от тысяч кричащих людей, заполнивших аэропорт в сентябре 1964 года во время первого визита группы».

 

 

 

 

 

Лорейн Альтерман (газета «Детройт Фри Пресс»,19 августа 1966): «Я никогда раньше не видела их во плоти, поэтому ожидала, что в субботу утром в аэропорту Метрополитен из самолёта выйдут какие-нибудь супермены. В конце концов, разве не они изменили весь облик поп-музыки за последние четыре года? Они показали людям, что поп-музыка может иметь смысл, а её создатели могут быть умными, талантливыми людьми.

И вот они спускаются по трапу – четверо улыбающихся, слегка усталых парней. Джон дополнил свой повседневный наряд жёлтыми солнцезащитными очками в стальной оправе. На Поле пиджак цвета земляники. Джордж, весь в черном. Ринго в синих джинсах и жёлтой рубашке с принтом. (Позже Пол увидел, как я написала пейсли (прим. – набивные и тканые рисунки, имитирующие узоры кашмировых шалей). «Это не пейсли, – сказал он. – Как бы вы это назвали? Цветочный узор? Как насчет ар-нуво?»)

 

 

 

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Поклонники, выстроившиеся вдоль ограждения возле взлётно-посадочной полосы, громкими криками приветствовали квартет. Они задержались примерно на четыре минуты между самолётом и автобусом «Грейхаунд», чтобы пообщаться с журналистами».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «После приземления наш самолёт зарулили в ангар подальше от главного терминала, где мы сели в автобус, который отвёз нас в Детройт».

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Водитель автобуса, который отвозил «Битлз» из аэропорта в «Олимпию», сказал, что навсегда запомнит этот день у будет рассказывать об этом своим детям и внукам. Алекс Паттерсон сказал: «Сегодня был такой же день, как и любой другой. В 9:00 я пришёл на работу, а потом узнал, что буду возить «Битлз» по Детройту. Мои дети сошли с ума, когда я им рассказал об этом. До сих пор не могу в это поверить». Он добавил, что всегда был большим поклонником группы».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Мы сели в автобус, который доставил нас к стадиону».

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Затем они сели в ожидавший их автобус и в сопровождении полиции были доставлены на стадион «Олимпия».

Когда процессия покидала терминал, в качестве отвлекающего объекта был использован большой черный «Кадиллак»».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «До окраины города нас сопровождали три машины шерифа округа Уэйн, после чего к нам присоединились шесть мотоциклов полиции Детройта и сопроводили нас до стадиона «Олимпия».

На автостраде Форда перед нашим автобусом попытались вклиниться две машины с девушками, но полиция вынудила их съехать на обочину».

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Артур Шургин – менеджер по рекламе концертов «Битлз», сказал, что их высадят на стадионе, чтобы они подготовились к сегодняшнему выступлению в 14:00. Второй концерт состоится в 19:00».

 

Дороти Суриано: «Рядом с нашим домом жил Робин Сеймур – диск-жокей радиостанции «Си-Кей-Эл-Даблви». Как-то раз он спроосил, есть ли какой-нибудь концерт, который я хотела бы увидеть, и с кем бы я хотела встретиться, тогда он посмотрит, что сможет сделать для этого. Я поняла, что это мой шанс. В конце концов, разве всего два года назад его дочь Дженни не была за кулисами и не сфотографировалась на коленях у Пола?

Я спросил Робина, не мог бы он достать мне билеты на концерт «Битлз»? В тот день, когда Робин принёс билеты, он объяснил, почему их было три, хотя я просила два. Он планировал пойти с нами. Я не могла в это поверить. Это означало бы, что мы с Ким Стивенс пойдем за кулисы с Робином. В свои 13 лет я думала, что умру от счастья. Но за два дня до концерта Робин сломал ногу, и наши надежды попасть за кулисы и встретиться с ливерпульской четверкой рухнули. Мы с Ким ещё не видели билетов и не знали, где будем сидеть. А ещё у нас был лишний билет.

Наступило 13 августа 1966 года. Мы решили взять с собой на концерт моего брата Майка. Утром Робин отдал нам билеты. Папа Ким отвез нас на стадион «Олимпия». Мы пришли туда рано и не могли поверить, какая там собралась толпа. Это было невероятно.

Когда мы вышли из машины, по улице Макгроу мимо нас промчался полицейский фургон, за которым гналась дюжина девушек. Мы с Ким бросились за ними, бросив брата. Мы были уверены, что в фургоне были Битлз. Что ж, мы ошибались. Когда фургон остановился и его двери открылись, то там сидели четверо полицейских, которые смеялись, глядя на нас.

Потом мы купили битловские значки и плакатики. Я купил значок с надписью: «Я люблю Пола», а Ким купила значок с Джоном. Мы сидели на краю тротуара, ожидая прибытия «Битлз». И вдруг это случилось. Полицейский эскорт приближался к Макгроу, а прямо за ними ехали черный лимузин и автобус.

Вся толпа бросилась туда, где их можно было лучше рассмотреть. Шум был оглушительным. Ким, Майк и я остались на месте. Ведь они должны были проехать прямо рядом с нами. Впервые у меня появилась возможность увидеть живого Битла».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Когда мы въехали на автостоянку, Битлов попросили пригнуть головы, чтобы толпа не увидела, что они в автобусе. Им это не понравилось. В особенности Полу, отказавшемуся спрятать своё лицо».

 

Дороти Суриано: «Мимо нас проехал лимузин, в нем сидели Брайен и Джордж. Я стояла, не веря своим глазам. Он был таким красивым. Он улыбнулся и помахал нам, и мы с Ким остолбенели. Так вот, Джона, Пола и Ринго не было в лимузине, поэтому они должны были находиться в автобусе. Мы с Ким смотрели на автобус, пытаясь понять, кто там сидит. Мы были в бешенстве. Когда автобуса почти проехал мимо нас, мы с Ким неожиданно увидели остальных троих. Я указал на заднюю часть автобуса и начал кричать, что они там. Ринго показал кулак, Пол улыбнулся и помахали рукой, а Джон смотрел куда-то вдаль».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «У охранников было достаточно времени, чтобы удержать на месте поклонников, поэтому мы смогли покинуть автобус. Как только фанаты заметили промелькнувшего настоящего живого Битла, начался сущий бедлам».

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «Возникла некоторая путаница относительно того, где находились инструменты знаменитой группы во время их отъезда на автобусе. Представитель «Америкен Айрлайнз» сказал, что инструменты будут доставлены специальным рейсом из Чикаго в 13:00».

 

 

 

Студия «Мотаун Рекордз» в 1965 году.

 

 

 

В Детройте Брайен Эпстайн посетил «Город хитов США» – штаб-квартиру «Мотаун Рекордз».

 

 

 

 

 

В руках Эпстайна последний альбом группы «Фо Топс». В будущем он организует первые концерты группы в Великобритании.

 

 

 

 

 

Агентство «Ассошейтед Пресс», Детройт, 1966: «Администрация «Олимпии» приготовилась к потоку подарков для «Битлз». Два года назад, когда группа выступала в Детройте, подарками была заполнена целая комната».

 

 

 

Ди-джей Скот Риджен берет интервью у «Битлз» перед концертом в Детройте для слушателей Кливленда.

 

Скотт Риджен (ди-джей радиостанции «Даблви-Кей-Эн-Эр», Детройт): «Когда «Битлз» выступали в «Олимпии», Ларри Кейн организовал мне 20 минут наедине с группой. Джон Леннон был искренним, настоящей личностью, очень контактный. Когда мы беседовали, он был полностью сосредоточен на разговоре. Я задал ему несколько вопросов о технических аспектах их музыки, и помню, как он сказал Полу: «Эй, приятель, вот парень, который на самом деле слушает наши записи». Пол был дружелюбным и открытым, приятный парень. Я ощутил то волшебное притяжение, которое группа оказывала на большое количество людей по всему миру».

 

 

 

 

Лорейн Альтерман (газета «Детройт Фри Пресс»,19 августа 1966): «Через час я снова увидела их в «Олимпии», когда их пресс-секретарь Тони Бэрроу разрешил прийти на интервью только трём репортёрам. Пол Маккартни, Джордж Харрисон, Ринго Старр и Джон Леннон укрылись в личном кабинете возле сцены на стадионе «Олимпия».

Между нами сразу сложились дружеские отношения. Меня представили, и мы обменялись рукопожатием. Каждый из них произнёс: «Привет или здоро́во, Лоррейн».

Я не видела Ринго, прислонившегося в углу к столу, пока Джордж не сказал: «Это Ринго». Ринго вскочил на столешницу, и самый невысокий из Битлов вдруг стал самым высоченным. Мы поздоровались.

Поскольку времени было мало, у меня не было возможности поговорить с Ринго, но я пообщалась с остальными тремя по отдельности примерно по 15 минут с каждым.

Джордж, Джон и Пол очаровали меня своим интеллектом. Поскольку все они уже прошли сотни интервью, у меня не было ощущение, что они говорили себе: «Ну что ж, вот ещё одно. Давай покончим с этим побыстрее».

Джордж был первым. Его черная рубашка и черные штаны подчёркивали серьёзное выражение лица. Но заговорите с Джорджем об индийской музыке, когда он сидит на столешнице скрестив ноги, и его глаза загорятся. Он смотрел прямо мне в глаза и говорил с большим воодушевлением.

Джордж интересуется творчеством Рави Шанкара, играющего на индийском инструменте ситар. Джордж использовал его во время записи альбома «Резиновая душа» (Rubber Soul) и нового альбома «Револьвер». Как так получилось, что англичанин увлёкся индийской музыкой?

«Меня заинтересовало её многообразие, – сказал он. – Чем больше я её слушал, тем больше она мне нравилась. Это очень сложная музыка. Такая неоднородная. Вот почему обычный слушатель её не понимает. Он всю жизнь слушает западную музыку, а восточная музыка – это совсем другая концепция.

Наибольший интерес у меня вызывает индийская классическая музыка. Действительно классная, извините за выражение, в отличие от популярных композиций западной музыки, которые противопоставляются западной классической музыке. Индийская музыка крутая, хотя ей восемь тысяч лет.

Мне трудно получать удовольствие от западной музыки. Даже от той западной музыки, которая была мне интересна год назад. Большая часть музыки по-прежнему поверхностна, не очень утончённая по сравнению с индийской музыкой. Музыка в целом, включая нашу, все ещё поверхностна».

Это последнее замечание свидетельствует об отношении «Битлз» к музыке. Они не самовлюблённые звёзды, они могут при случае и себя разнести в пух и прах. Они действительно выглядят как художники, осознающие свой талант, но не зацикленные на себе.

«Вы могли бы включить это в свою статью, – продолжил Джордж. – Всем, кто любит музыку и хорошо в ней разбирается, послушайте индийскую классическую музыку. Я бы хотел, чтобы больше людей ею заинтересовалось, искренне заинтересовалось. Не только для того, чтобы обратить в наличные интерес к ситару.

В песне «Норвежское дерево» (Norwegian Wood) на альбоме «Резиновая душа» (Rubber Soul) я использовал ситар как гитару. На новом альбоме я немного развил его. Но ещё я далёк от цели, которую хочу достичь. Мне потребуется лет сорок, чтобы её достичь. Я хотел бы иметь возможность играть индийскую музыку как индийскую музыку вместо того, чтобы использовать индийскую музыку в поп-музыке. Это требует многих лет обучения, но я готов на это».

Страсть Джорджа к индийской музыке настолько захватывающая, что мне захотелось прямо здесь и сейчас послушать, как играет Шанкар.

Джордж выразил своё мнение о влиянии «Битлз» на поп-музыку следующим образом: «Когда мы появились, то соответствовали своему времени. Пять лет назад на поп-музыку определенно смотрели как на «музыку ради денег», подразумевая в скобках, что это ругательство. Поп-музыка была просто чем-то низкопробным. Теперь я думаю, что многое в области поп-музыки имеет большее значение. На нас в поп-музыке очень сильно повлияли другие, а мы повлияли на других. Это хорошо. Такова жизнь».

В это время наш разговор прервал Тони Бэрроу. Подошёл Джон, а Джордж отошёл в сторону.

Джон смотрел на меня сквозь свои жёлтые очки, и я немного занервничала, потому что читала, что если ему станет скучно от вопросов, то он доконает вас своим остроумием. Но волноваться не пришлось. Он не только выслушивал вопросы, но и обдумывал свои ответы. Хотя он не был таким глубоко прочувствованным, как Джордж, но был таким же искренним.

Он производит впечатление проницательного и интеллигентного человека. На сцене он крут, слегка качает головой в такт, концентрируясь на своей гитаре. Кажется, что он не из того типа людей, которые вызывают у девушек восторженные крики, но это так. Он так же крут вне сцены. Битлы по-прежнему с восторгом воспринимают крики? «Они просто есть, – ответил Джон. – Когда их нет, это становится заметно по отсутствию. Вы ожидаете их услышать. Вы ожидаете, что они будут завывать, как завывают ваши усилители. Без этого возникает нервозность».

Джон рассказал о том, как они пишут свои песни.

«Обычно я просто что-нибудь придумываю, – сказал он. – Когда приступаешь к делу, основой является реальный опыт, но я никогда сознательно не думаю ни о чём. Это сильно варьируется. Некоторые песни просто приходят мне в голову».

Как и Джордж, в музыке Джон открыт для влияния других. «Всё, что я слышу, влияет на меня, если мне это нравится. Любая музыка, поп, классика или что-то ещё». Битловская музыка, по словам Джона, «развилась и приобрела черты битловской музыки. Раньше она была в большей степени чьей-то ещё музыкой».

Мне было интересно, почему «Битлз» в последней части песни «Дождь» (Rain) перевернули плёнку, пустив звук задом наперёд. «После того, как мы её записали, то поняли, что ей что-то не хватает, – объяснил Джон. – Я взял её домой. Было четыре часа утра, и я прокрутил её задом наперёд. И меня это ошеломило».

Как вы, возможно, читали, сессия записи альбома «Револьвер» заняла добрых две недели напряженной работы днём и ночью. Джон сказал, что им с Полом потребовалось больше времени, чтобы начать работу после того, как была назначена дата записи. «Обычно мы с Полом с этим не спешим. Мы усердно работали, потому что хотели, чтобы всё было идеально. Записывая альбом «Резиновая душа» (Rubber Soul) мы многое узнали о технической стороне».

Я спросила Джона, удивила ли его такая негативная реакция на его ныне известное высказывание о христианстве. «Я был потрясён. Не мог в это поверить, – сказал он. – Сейчас я более религиозен и больше интересуюсь религией, чем когда-либо».

Пришло время перейти к Полу – самому симпатичному из Битлов. С озорной ухмылкой он попросил меня сесть рядом с ним на стол и коснулся коленок. Я сказала, что могу заработать кучу денег, продав свои коленки сотням девушек, столпившихся у входа в «Олимпию». Он рассмеялся и заверил меня, что может продать свои гораздо дороже, чем я смогу выручить за свои.

Обращаясь к более серьёзной теме разговора, Пол сказал, что вдохновение для его песен исходит «в основном из воображения». «Возьмём «Элеонор Ригби». Она просто пришла. Когда я начал писать мелодию, то одновременно придумывал текст. Всё пришло из первой строки. Интересно, есть ли девушка по имени Элеонор Ригби? Первоначально я называл её мисс Дейзи Хокинс. Отец Маккензи изначально был отцом Маккартни, но все бы подумали, что это мой отец.

«Жёлтая подводная лодка» очень проста, но совсем другая. Это шуточная песня, детская песенка. Изначально мы планировали, что это будет наша детская пластинка «Спарки» (прим. – маленький мальчик по имени «Спарки», персонаж, созданный в 1947 году для «Кэпитол Рекордз», выпускавшей серию детских аудиорассказов). Но теперь это концепция жёлтой подводной лодки, на которой дети отправились в увлекательное путешествие. Однажды вечером я уже собирался идти спать и подумал, что было бы неплохо, если бы у нас была детская песенка, было бы здорово оказаться на жёлтой подводной лодке с оркестром, где собрались все друзья».

При написании песни Пол с Джоном обычно подбирают её на гитаре. «Мы используем магнитофон, если песня сложная, – сказал Пол, – но обычно мы можем её запомнить».

Пол не умеет читать и записывать ноты, хотя берёт уроки. «Возможно, со временем я научусь, но я ленив. Единственное, что заставляет меня учиться, это то, что это несерьёзно, что я не умею читать ноты и что это не так сложно. Но сочинять легко, даже не имея возможности записать это нотами».

Что, по мнению Пола, «Битлз» сделали с поп-музыкой? «С учётом здравого смысла… Многое в ней было просто немного неискренним, я думаю. Пять лет назад можно было найти автора сорока композиций, которые были записаны без какой-либо мысли, что это будет хит. Сегодня большинству записывающихся артистов действительно нравится то, что они делают, и я думаю, вы можете почувствовать это на пластинках».

Очевидно, что Джон, Пол, Джордж и Ринго слишком умны, чтобы не понимать, что нельзя вечно оставаться на вершине подростковых кумиров. С их талантом и интеллектом они будут записывать пластинки, писать песни и книги и сниматься в кино ещё долго после того, как стихнут восторженные крики».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на стадионе «Олимпик», Детройт».

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Состоялось два концерта, в 14:00 и 19:00, на которых присутствовало 28 000 зрителей. Ранее они выступали в этом зале 6 сентября 1964 года».

 

Сью Долан: «Есть одна вещь, которую сегодня люди не понимают. Она состоит в том, что в то время получить билеты было не так просто. Часто билеты заказывались через почту. Я выиграла два билета в конкурсе, организованном компанией «Аптека Каннингем», ответив на вопрос: почему вам нравится эта аптека».

 

Дороти Суриано: «После всего пережитого мы подошли к входу «Олимпии», чтобы пройти к своим местам. Взглянув на билеты, и я увидела, что наши места на уровне поля, поэтому мы нашли ближайшего билетёра и попросили его провести нас к нашим местам.

Он посмотрел на наши билеты, улыбнулся и провёл нас к нашим местам. Боже мой, это были места в первом ряду, прямо перед микрофоном Пола».

 

 

 

 

 

 

Агентство «Ассошейтед Пресс», Детройт, 1966: «Более четырёхсот пятидесяти городских, окружных и частных полицейских патрулировали стадион с рациями, пытаясь держать подростков под контролем».

 

 

 

На первом концерте присутствовало 14 000 зрителей.

 

 

 

Фото Боба Бониса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Агентство «Ассошейтед Пресс», Детройт, 1966: «Вокруг сцены было воздвигнуто ограждение высотой в пять футов и устроены два пункта первой помощи, где дежурили врач и две медсестры».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Такие закрытые арены как Детройт, где аудиторию можно было видеть, нам нравились. Зрители могли нас оценить по достоинству. Мы говорили: «Это здорово». Это поднимало нас на другой уровень».

 

 

 

На сцене группа «Сёркл».

 

 

 

 

 

 

 

 

Дороти Суриано: «Мы сидели очень тихо, пока выступали разогревающие артисты. Мы поклялись, что не будем кричать, когда появятся «Битлз».

Затем нам пришлось ждать, когда закончится время антракта. Все были в напряжении, которое повисло в воздухе. Затем свет начал гаснуть, и напряжение усилилось. На сцену выбежали четыре фигуры, схватили гитары, и зажегся свет.

Вот они!!! Стадион разразился криками. Мы с Ким тут же вскочили на кресла и закричали во всю силу (вот вам и наши клятвы). На них были серые расклешенные костюмы с розовыми полосками и розовые рубашки в тон».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Выступление «Битлз» было классным и в то же время немного пугающим. Когда они вышли на сцену, аудитория просто сошла с ума. Шум от криков был похож на звук взлетающей ракеты. Не могу описать то физическое давление и эмоциональное волнение, которое там ощущалось. Это нужно пережить лично! Даже несмотря на всю охрану казалось, что толпа могла в любой момент снести их, если бы захотела».

 

 

 

 

 

 

 

Ди-джей Скот Риджен встречает группу на сцене.

 

 

 

 

 

Дороти Суриано: «Отовсюду полетели разные вещи: кольца, мягкие игрушки и всё, что попало. Я мало что помню из начала их выступления. Я попыталась что-нибудь сфотографировать, но после первой песни сдалась и бросила попытки. Пол заметил это и рассмеялся. Затем с сочувствующим видом спросил: «Что не так, милая?» Я чуть не умерла. Нет, умерла. Ведь Пол обратил на меня внимание. Он разговаривал со мной».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Дугласа Элбингера.

 

 

Дуг Элбингер (фотограф): «Мне было тогда шестнадцать лет. Перед сценой находилась большая группа фотографов, ожидающих начало концерта. Я не увидел удобной позиции для фотосъёмки, поэтому спросил у кого-то, имитируя британский акцент, можно ли мне подняться на сцену? Мне ответили утвердительно: «Конечно, парень, снимай всё, что хочешь». Потом я узнал, что это был гастрольный менеджер «Битлз». Когда зажегся свет, то я обнаружил, что нахожусь между «Битлз» и двумя рядами полиции Детройта, охранявших сцену».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Группа продолжила следовать своей новой моде 1966 года в отношении более яркой сценической одежды, одевшись на выступления в Детройте в новые светло-серые костюмы в тонкую розовую полоску».

 

 

 

 

 

Дуглас Элбингер (фотограф): «У Джона порвалась струна, и он просто прекратил играть».

 

 

 

 

Фото Боба Бониса.

 

 

 

 

 

 

Тед Грэхэм: «Я был на этом концерте. Мы с другом смотрели с мест позади сцены. Когда Джон обернулся в нашу сторону и помахал рукой, мы чуть не умерли от радости. Потом они все поочерёдно оборачивались и махали рукой, улыбаясь поклонникам, сидящим позади сцены».

 

 

 

 

 

Дороти Суриано: «Затем Пол объявил, что они исполнят следующую песню. Он сказал: «Следующая песня, которую мы исполним, это песня, которая играется в сопровождении оркестра, но сегодня у нас есть только эта так себе группа, так что потерпите». Песня называлась «Вчера». Во время исполнения этой песни стало немного тише, но не для меня!

В середине песни я начал подпрыгивать на месте и во весь голос закричала: «Пол!», показывая на свой значок «Я люблю Пола». Он посмотрел вниз, увидел то, на что я указывала, и улыбнулся самой широкой улыбкой, которую я когда-либо видела, и кивнул головой. Джон посмотрел в нашу сторону и крикнул «заткнитесь!», чем вызвал ещё больше криков».

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Дугласа Элбингера.

 

 

 

 

 

 

Дороти Суриано: «Затем Ринго исполнил песню «Я хочу быть твоим мужчиной». Мой брат тем временем бросал в них леденцы. Один из них попал Джорджу в руку, а другой застрял в его гитаре. Джордж отмахнулся от них и одарил моего младшего брата суровым взглядом».

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Дугласа Элбингера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дороти Суриано: «Последней песней была «Долговязая Салли». К этому времени я уже плакала, в изнеможении рухнув на кресло».

 

 

 

 

Дуглас Елбингер (фотограф): «Поклонники вопили и швыряли на сцену всё, что, как говорится, не было прибито гвоздями. На сцену летели леденцы, лампы от фотовспышек и даже обувь. Музыку можно было расслышать с большим трудом, но никто особо и не вслушивался. Поклонники вопили и бросались всякой всячиной. Битлы старались, но их никто не слушал. Я думаю, поэтому они перестали ездить на гастроли».

 

Дороти Суриано: «Затем они положили свои инструменты, и покинули сцену. Я всегда мечтала о чём-то подобном – броситься вдогонку за «Битлз». Толпа была блокирована полицией. Они выстроились в ряд, чтобы пропустить «Битлз». Должно быть, мы были недалеко от костюмерной. Меня прижало к полицейскому, когда «Битлз» проходили мимо. Мне стало жаль полицейских, потому что теперь я поняла, что они чувствуют. Помню, как «Битлз» проходили мимо них, и один из них (я думала, что это был Джон, но Майк сказал, что это был Пол) сказал: «Боже, не останавливайтесь!». Никогда не забуду выражение ужаса на их лицах, когда они проходили мимо».

 

Дуглас Елбингер (фотограф): «После дневного концерта я встретился с «Битлз» за кулисами, когда они убивали время между концертами. Я с трудом их понимал, потому что они разговаривали с акцентом. Они смеялись, шутили и поигрывали на гитарах, подписывали автографы и позировали для фотоснимков. Они были очень фотогеничны.

Они не могли покинуть здание, потому что снаружи была большая толпа. Я помню, Пол с Ринго спустились в вестибюль, и посмотрели в окно на толпу, собравшуюся вокруг «Олимпии». Пол в шутку сказал, обращаясь к Ринго: «Почему бы тебе не перейти улицу и не принести нам немного гамбургеров?». Конечно же, если бы он так сделал, то был бы растерзан фанатами».

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «В Детройте в своей костюмерной ожидая выход на сцену они слушали кассеты с индийской музыкой».

 

 

 

 

 

 

На втором концерте присутствовало 16 800 зрителей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После второго концерта в Детройте группа уехала на автобусе в Кливленд, штат Огайо, куда они прибыли в 2 часа ночи».

 

Газета «Виндзор Стар», 13 августа 1966: «После сегодняшнего выступления «Битлз» уехали в Кливленд, штат Огайо, на автобусе «Грейхаунд». Представитель авиакомпании не смог объяснить, почему группа не полетела, как обычно, на самолёте».

 

 

 

«Грейхаунд» – автобусная компания, обслуживающая более 3800 пунктов назначения по всей Северной Америке, основана в 1914 году. 

 

Сью Долан: «Мы решили подождать после концерта у выхода на арену, вдруг нам удастся увидеть «Битлз». Вначале там собралась большая толпа, но через полчаса осталось только пятьдесят или шестьдесят человек. Мы стояли и разговаривали о том, какими замечательными были «Битлз», и кто из них был любимчиком (у меня Джон). Наконец открылись гаражные ворота и выехал огромный автобус».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Из Детройта мы отправились в Кливленд на автобусе. Поскольку автобус находился внутри стадиона, чтобы вывести «Битлз» не было никакой необходимости осуществлять манёвры в стиле Джеймса Бонда.

Сразу со сцены в сценических костюмах и с потом на лицах «Битлз» бросились к автобусу, и мы поехали. Это был ночной переезд».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «После второго концерта поклонники из Детройта поняли, что мы поедем в Кливленд по дороге, поэтому наш автобус сопровождали автомобили с открытым верхом, которые долгое время следовали за нами во время нашей ночной четырёхчасовой поездки».

 

Сью Долан: «Мы с другом побежали через улицу к нашему автомобилю, сели, и последовали за автобусом. Мы немного опасались не зная, куда направился автобус, и сможем ли мы найти дорогу назад, так как жили в Энн-Эрборе. Мне кажется, что мы были единственными, кто так сделал».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Освещение внутри салона было выключено. Позже я узнала, что это было из-за того, что Битлы переодевалась на задних сиденьях автобуса.

В какой-то момент автобус съехал с дороги и остановился на стоянке Ховарда Джонсона».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «В Кливленд ехали на автобусе. По пути мы остановились у «Говарда Джонсона», где некоторые прохожие были удивлены, увидев Битлов, вышедших из автобуса».

 

 

 

 

«Говард Джонсон» – это американская сеть отелей и мотелей, расположенных по всей территории Соединенных Штатов, была крупнейшей сетью ресторанов в США на протяжении 1960-х и 1970-х годов.

 

Джерри Лейтон (ди-джей радиостанции «Кэролайн»): «В субботу вечером мы все поехали на автобусе из Детройта в Кливленд. Примерно в час ночи мальчики вышли из автобуса, как выразился Ринго, «сделав остановку в Розе и Короне». На самом деле это была всего лишь остановка и мальчики просто разминали ноги, посасывая леденцы».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Некоторые из нас вышли из автобуса, чтобы размять мышцы, пока Венди Хэнсон, помощница Брайена Эпстайна, зашла в ресторан и купила мороженое на палочке – эскимо.

Окружающие нас люди совершенно не обращали внимания на одинокую фигуру с полотенцем, сидящую на обочине, не догадываясь, что это был Джордж Харрисон, и то, что в группе рядом с автобусом были Пол Маккартни, Ринго Старр, Брайена Эпстайн и так далее.

Несколько пар прошли мимо и даже не взглянули в нашу сторону, но вскоре подошли женщина с двумя девушками-подростками, в руках которых были бумага и ручки. Они сказали Полу, что следуют за автобусом из Детройта, и попросили автограф. Он подписал один, после чего они попросили ещё один: «А теперь подпишите здесь», на что Пол спросил: «Это приказ?» Они не поняли намёка, но автографы получили».

 

Сью Долан: «Приблизительно через милю автобус затормозил и припарковался у обочины. Мы остановились позади него, задаваясь вопросом, что теперь делать, ведь нам выдался такой шанс. Одно из окон автобуса открылось (можете себе представить наше волнение?!), и наружу высунулся один из членов группы «Сёркл». Мы спросили его, были ли «Битлз» в автобусе, и он ответил отрицательно, но спросил, хотим ли мы фруктовое мороженое? Мы вернулись в машину, развернулись и поехали домой».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Прибыли в Кливленд в 3 часа ночи. Я устал как черт, и сразу же отправился спать».

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)