Выступление в Вашингтоне

15 августа 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В США поступил в продажу альбом «Там, где это началось – Тони Шеридан и Битлз».

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «После вчерашних событий ущерб лимузину был оценён в 400 долларов, и компания по прокату лимузинов отказалась предоставить машины, чтобы доставить нас в аэропорт. Несколько человек провели много времени, разговаривая по телефону, пытаясь договориться о транспорте. Все каким-то образом включились в процесс, в результате утром за нами подъехал автобус, и мы уехали. Нескольким поклонникам, пообещавшим сохранять спокойствие и тишину, разрешили наблюдать за отъездом «Битлз», но они не смогли сдержать своё обещание. С Битлами всё было в порядке, но Альф Бикнел упал, повредил себе запястье и разбил очки».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Проснулся в 9:30 утра. После того, как я принял душ, побрился и собрался, в двенадцать часов встретился с остальными в вестибюле. Мы сели на автобус, приехали в аэропорт, но самолёта ещё не было, так что нам пришлось ждать его добрый час. Тем временем Битлы приехали на другом автобусе».

 

Пэт Симмонс: «События, которые имели место в салоне чартерного рейса Американских Авиалиний 15 августа 1966 года, в действительности начались почти за два года до этого, когда «Битлз» впервые посетили Кливленд.

В 1964 году я училась в средней школе, подрабатывая няней у друга моего отца. Они с отцом работали в «Американских авиалиниях», компании, которую «Битлз» всегда нанимали в качестве перевозчика во время их американских гастролей. От Клиффа, друга отца, я узнала, что они не только будут обеспечивать безопасность «Битлз» в аэропорту, но также встретят их на борту перед тем, как они улетят в следующий город. Я была в шоке. Тем более что узнала об этом от папиного друга, а не от него самого. По-моему, я от него чуть не отреклась. Клифф попытался меня утешить, сказав, что он попробует получить для меня автографы «Битлз», но менеджер группы не позволил им это сделать. Однако Ринго подарил ему открытку с изображением «Битлз», и Клифф отдал её мне. Услышав, что Ринго держал открытку в своих руках, я тут же завернула её в целлофан.

В течение двух лет я приставала к папе с уговорами, чтобы он сказал мне, когда в следующий раз «Битлз» приедут в Кливленд или будут улетать из него. Может мой жалостливый, охваченный паникой взгляд или быть может он испугался, что я действительно отрекусь от него, но это сработало.

К лету 66-го я закончила школу и готовилась к колледжу. Не помню, когда появилось расписание гастролей, но однажды я услышала об этом по радио. Наша компания сумасшедших друзей ехала в машине. Услышав эту новость, мы опустили окна и завопили как сирены воздушной тревоги.

С этого дня я была в ужасном ожидании, скажет ли мне папа о том, когда «Битлз» прибудут или покинут аэропорт. И вот за два дня до того, как они должны были прибыть в Кливленд, когда я проснулась, на полу под дверью лежала записка: «У меня есть информация о твоих четверых друзей. Если ты будешь свободна в понедельник в 2 часа дня, то сообщи мне. Папа».

Как я провела те выходные и не сошла с ума, я уже никогда не пойму. В понедельник приехав в аэропорт я зашла в кабинет папы, и он проводил меня к чартерному самолёту. На него загружали оборудование и еду. «Битлз» и сопровождающая их группа должны были скрытно подняться на борт в конце взлётно-посадочной полосы в паре миль от терминала. Папа объяснил, что по плану самолёт будет в конце взлётно-посадочной полосы за десять минут до того, как автобус с «Битлз» доставит их из отеля в центре города. Когда самолёт остановится, я должна буду его покинуть. Я смогу остаться у трапа и увидеть, как они будут подниматься по ступенькам. Всё ясно? Да, сэр, всё ясно.

Папа провёл меня в самолёт и посадил в самом конце салона. Я начала деловито фотографировать через иллюминатор загружаемые на борт гитары в чехлах. Когда я увидела ударную установку, меня охватило волнение. Гитарные чехлы – это одно, но узнать барабаны Ринго, даже когда они закрыты плотным материалом – это совсем другое. Когда мой нос отлип от иллюминатора, я была поражена увидев, сколько упаковок выпивки загружалось на борт. Но, конечно, «Битлз» не выпили бы столько. Это было для всех остальных. (Тогда я была ещё наивным ребёнком)».

 

Из интервью Дейва Чвенсена с Бобби Хеббом:

Бобби Хебб: Мы были хорошей командой. Мы стали что-то вроде семьи. Знаете, мы ели одно и то же, и у «Битлз» было всё то же самое, что у нас. Когда нам хотелось выпить, всегда было из чего выбрать.

Дейв Чвенсен: Вы сказали, что у вас было достаточно хорошей еды и выпивки, это так?

Бобби Хебб: Да. В те дни я не любил шампанское. Всё, что мне было нужно, это [виски] «Джек Дэниэлс». Сейчас я не пью. Но в те дни это было то, чего я хотел – Джек Дэниэлс».

 

Пэт Симмонс: «Клифф был в панике, потому что отсутствовал миксер для напитков. Пока он его искал, я поговорила с бортпроводницей, которая сказала, что была в прошлый вечер на вечеринке у «Битлз» в отеле «Шератон». Сегодня я бы, наверное, задала ей несколько ПО-НАСТОЯЩЕМУ интересных вопросов, но будучи несведущей, чем в реальности были тогда «вечеринки Битлз», я поверила ей, когда она рассказала, что Джордж проговорил по телефону всю ночь, Джон напился и рано лёг спать (держу пари, он так и сделал!), а Пол с Ринго были самыми разговорчивыми и общительными.

Не помню, сколько прошло времени с того момента, как Клифф умчался на поиски крайне важного миксера. Даже когда мы начали выруливать на взлётно-посадочную полосу, единственное, что меня занимало, была контактная линза, которая как раз в это время съехала в сторону. Я забыла обо всём, и о «Битлз», и об аэропортах и самолётах. Всё, о чем я могла думать, было поправить контактную линзу. Я достала зеркальце и начала поправлять линзу. Глаз сильно слезился. Наконец я вернула линзу на место, и чтобы удостовериться, что всё как надо, прикрыла другой глаз и начала смотреть прямо вперёд, чтобы убедиться, чётко или расплывчато я вижу. Реальность того, где я находилась, хлопнула меня по лицу, потому что прямо перед моим измученным, слезящимся взором предстал Джон Леннон, идущий по проходу самолёта прямо ко мне.

Мой разум оцепенел, как и всё тело. Сразу за ним шёл Пол, в ослепительно жёлтом пиджаке – он был единственным из всех, кого я впоследствии смогла вспомнить, во что он был одет. Джон был единственным, кто обратился ко мне: «Ага, ты тоже носишь контактные линзы!?», но я просто продолжала смотреть, в изумлении открыв рот. Поняв, что ничего умного не слетит с моих уст, Джон в сопровождении остальных, проследовал в конец салона.

Джон с Ринго заняли самые последние места, Пол с Джорджем перед ними. В это время я была настолько ошеломлена, что даже не могла оглянуться назад, и уж тем более, подойти к ним. В это время зашла бортпроводница, и я поняла, что моё время закончилось. Я спросила, можно ли мне сделать фотоснимок, только один, пожалуйста, можно, я быстро, только один? Нет, сказала она, самолёт готовится к взлёту, и я должна немедленно выйти. Наверное, я выглядела совершенно раздавленной и вызывающей жалость, потому что в этот момент голос, без сомнения, принадлежавший Полу, произнёс: «О, позвольте ей сделать снимок. Какой это может причинить вред?».

Дорогой, всё понимающий старина Пол. Прежде, чем кто-либо успел возразить, я обернулась и сделала снимок. К этому времени моей главной целью стало покинуть самолёт не выглядя идиоткой, какой я была до этого. Я схватила сумочку, которая оставалась на сидении, но в порыве ухватила её не за тот конец. Всё содержимое сумки разлетелось по полу. Никогда в жизни не чувствовала себя такой сконфуженной. Всё это произвело такой грохот, что они без сомнения его услышали и, вероятно, увидели. После этого я бросилась к выходу, готовая смести любого на своём пути. К счастью, несмотря на мой стремительный порыв, к этому времени почти все уже расселись по местам. Единственным, кого задел мой бег, был Брайен Эпстайн. Я с топотом покинула самолёт, сбежав по трапу к отцу, наполовину в страхе, что он рассержен тем, что я вовремя не покинула самолёт, наполовину с подавленным чувством, что я оказалась в полной заднице перед «Битлз», даже не заговорив с ними.

Но папа не сердился. С сочувствующей улыбкой на лице он поинтересовался о том, увидела ли я «Битлз». Похоже, что вылет самолёта задерживался (помните, недостающий миксер?), и поэтому автобус подъедет к самолёту, потому что кому-то из Американских авиалиний нужно будет сообщить о задержке, и этим кто-то был мой отец.

Папа с Клиффом отвезли меня назад к терминалу. В руке я сжимала бумажный листок, бланк, на обороте которого Джон, Джордж и Ринго написали свои имена. Я получила его от двух полицейских, сидевших в патрульной машине около автобуса, доставившего «Битлз». Они подозвали меня и спросили, получила ли я автографы. Когда я ответила, что нет, они неожиданно извлекли этот листок бумаги и отдали мне (они не смогли переговорить с Полом, поэтому у них не было его автографа). Я стояла, уставившись на подписи, не веря в их подлинность».

 

 

 

Фото Пэт Симмонс.

 

Письмо Пэт Симмонс к «Битлз», опубликованное в журнале для поклонников «Битловская книга» в октябре 1966 года: «Дорогой Джордж. Я хотела бы поблагодарить вас четверых за то, что когда я встретил вас в Кливленде, вы были так добры ко мне и старались изо всех сил быть вежливыми. Не знаю, помните ли вы меня, потому что это была очень короткая встреча. Мой отец работает в авиакомпании «Америкен Эйрлайнз» менеджером парковочных площадок самолётов в аэропорту Кливленда. В терминале он посадил меня на ваш самолёт, и я проехала на нём, пока он подруливал в ту часть поля, где вы должны были сесть в самолёт. Мне было наказано выйти из самолёта сразу же, как только он остановится, но мне понадобилось поправить контактные линзы (привет, Джон!), поэтому я задержалась, смотрясь в зеркало и поправляя линзы.

Я не видела, как вы четверо вошли, но как только я поправила линзы, то подняла глаза и увидела, что вы были примерно в футе от меня. Вы поздоровались, хотя у вас было насмешливое выражение лица, как будто говорящее: «Ну-ну, какие у нас связи». Но вы нашли время, чтобы пожать руку и позволить мне сделать фотографию, и если вы посмотрите на это с моей стороны, думаю, вы поймёте, почему для меня это так важно. Вы могли не тратить на меня время, могли пройти мимо и сесть на свои места, но вы так заботитесь о своих поклонниках, что задержались на минуту. Вы даже не предполагаете, как я вам благодарна! Большое спасибо! С любовью, Пэт Симниу.

Ответ Джорджа: «Конечно, мы тебя не забыли, Пэт. Мы никогда не забываем красивые лица. Надеюсь, что фото получилось!»

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Во время полёта трое «Битлз» периодически ходили по салону, но Джон оставался на своём месте. Он был дружелюбным и внимательным, когда разговаривал с кем-то, но оставался обеспокоенным и задумчивым, когда не был чем-нибудь занят. Мы знали о непростой ситуации Джона, когда столько людей набросились на него, поэтому относились к этому с пониманием».

 

 

 

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Вскоре в проходе салона стояло несколько человек, которые общались и курили. Мне было интересно, как они добились такого звука перкуссии в альбоме «Резиновая душа» (Rubber Soul), и я решил, что самое время спросить об этом Ринго. «Что это за постукивание в песне «Я смотрю на тебя» (Im Looking Through You)?» – спросил я. «Ну, я просто стучал пальцем по пачке спичек», – ответил он. Невероятно!

У Битлов была с собой маленькая гитара. Джордж спросил: «Хочешь попробовать?» и передал мне гитару. Я сыграл несколько тактов из песни «Товарный поезд» (Freight Train), после чего Джордж назвал меня пижоном!»

 

Из интервью Дейва Чвенсена с Бобби Хеббом:

Дейв Чвенсен: «Битлз» когда-либо говорили что-нибудь о [вашей] песне «Санни» (Sunny)?

Бобби Хебб: О, да! Поздравили меня, им понравилась песня. Я помню, что они все говорили об этом. Это было первое, когда мы впервые встретились, это было первое, о чём они упомянули, что это была замечательная песня, и что она им понравилась.

Дейв Чвенсен: Ты упомянул, что разговаривал с Полом больше, чем с другими, это так?

Бобби Хебб: Ну, я больше разговаривал с Ринго. Я говорил с Полом о фотографии. Но я беседовал с Ринго, потому что Ринго хотел, чтобы я поработал с ними в качестве пианиста.

Дейв Чвенсен: Но ты порекомендовал кого-то ещё?

Бобби Хебб: Да, я порекомендовал Билли Престона.

Дейв Чвенсен: Как ты познакомился с Билли Престоном?

Бобби Хебб: Ну, я услышал, как Билли сыграл свою версию «Санни» (Sunny), и подумал, что он был хорошим музыкантом и прекрасным исполнителем.

Дейв Чвенсен: Что происходило на борту самолёта?

Бобби Хебб: Мы играли в игры. Как в телевикторинах, которые идут по телевидению. «Ронеттс» придумали их довольно много.

Дейв Чвенсен: С тобой Битлы играли в какую-либо из этих игр?

Бобби Хебб: Нет.

Дейв Чвенсен: Чем они занимались?

Бобби Хебб: Ну, если они не разговаривали о чём-нибудь, то отдыхали.

Дейв Чвенсен: Ты сказал, что они держались вместе как одна команда?

Бобби Хебб: Именно так.

Дейв Чвенсен: Кто, по-твоему, был самым общительным?

Бобби Хебб: Ринго.

Дейв Чвенсен: Я слышал от многих, что Джордж был самым сдержанным из них?

Бобби Хебб: Джордж и Джон были сдержанными. Пол с Ринго более оживлёнными.

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «В архивах «Си-Би-Эс» сохранилась кинохроника, на которой «Битлз» выходят из самолёта».

 

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «В Вашингтоне мы подъехали к служебному входу в отель «Шорхэм», где «Битлз» и все остальные прошли через нижние помещения и поднялись в холл в скрипучем грузовом лифте. То есть, мы пошли в холл за ключами от номера, но Битлам делать это было совсем не обязательно».

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Вашингтон был одним из немногих городов, где не было проблем, чтобы добраться до места проведения концерта. Поездка была прекрасной. Мы проезжали мимо парков и памятников. По крайней мере, «Битлз» увидели красивую и самую лучшую часть нашей столицы».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на стадионе округа Колумбия, Вашингтон».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Перед выступлением в душном зале стадиона была проведена пресс-конференция, но жара и влажность не ослабили энтузиазм агрессивной вашингтонской прессы».

 

 

 

 

 

 

 

 

Пресс-конференция началась с вопроса: было ли «заявление об Исусе сделано преднамеренно, чтобы вызвать перед гастролями общественный резонанс.

Джон: Ну, это одна из самых глупых версий, потому что… я имею в виду… Это не хитрый ход, чтобы вызвать общественный резонанс. Нам не нужна такая популяризация. Такая не нужна.

Тони Бэрроу: Можно я добавлю. Та статья первоначально была опубликована в Англии ещё в марте, так что её ничего не связывает, как вы понимаете, с этими гастролями.

Джон: Я видел… эээ… подобные версии того, о чём вы говорите, в газете.

Вопрос: Сейчас ваше самочувствие улучшилось?

Джон: Ну, если самочувствие других людей лучше, то и я буду чувствовать себя лучше.

Вопрос: Чувствуете ли вы, что всё это было зря?

Джон: Теперь это не зря, потому что стало тем, что имеет значение. Но не было большого количества потрясённых людей, в чем меня хотели уверить, и потрясение не такое уж и серьёзное.

Вопрос: Полагаете ли вы, что это одна из причин, почему на этих гастролях вы не вызываете такого интереса, какой вы…

Джон: С этим ничего не поделаешь.

Корреспондент: Простите?

Джон: Я не думаю, что это что-то, с чем нужно что-то делать. Не думаю, что мы менее популярны, чем ожидали, независимо, произошло ЭТО или нет. На самом деле, нет.

Пол: Я слышал, что количество людей «понимающих», или как там это называется, большое.

Джон: Кто знает.

Пол: Да.

Джон: Кто. Кто.

Пол: Ну, Брайен знает.

Джордж: В этот раз мы играем для большего количества зрителей, чем у нас было в последних двух турне.

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Во время пресс-конференции кто-то задал вопрос о происхождении произведения искусства, которое находилось за спиной «Битлз». Художником этой картины был Боб Казацца».

 

 

 

 

Боб Казацца: «Я стал поклонником «Битлз» в студенческие годы. Когда я изучал изобразительное искусство, они были любимым образом для моих рисунков и комиксов, которые я публиковал в студенческой газете. Мне посчастливилось увидеть их выступление на стадионе «Ши» 15 августа 1965 года и ещё раз в Вашингтоне 15 августа 1966 года. Я только что нарисовал довольно мрачный портрет «Битлз» для урока рисования в колледже. Это был рисунок пером и тушью с темной акварельной ретушью. Он назывался «Битлз Лимитед».

Купив два билета на их концерт, мне пришла идея. Я покажу свой рисунок группе, и она им понравится.

Организатором концерта был Ирвин Фельд – основатель «Фельд Энтертайнмент». Без предварительной договорённости я появился в его офисе со своим рисунком. «Ирвин, я хочу встретиться с «Битлз» и показать им свои работы». Он ответил: «Да, ты хочешь этого, как и все остальные подростки в этом городе». Затем он улыбнулся, сказав: «Посмотрим, что я могу сделать».

Ирвин взял рисунок. Я и не подозревал, что в тот вечер она будет висеть в раздевалке стадиона во время пресс-конференции «Битлз».

На следующий день повсюду появились фотографии «Битлз» на фоне моего рисунка. Телевизионные репортажи на всех телеканалах, фотографии в газетах.

Когда я снова появился в его кабинете, Ирвин сказал: «Многим понравился твой рисунок. Мне жаль, что ты не смог там присутствовать. Знаешь, когда Битлы позировали для фотографий, Джон внимательно посмотрел на него и сказал что-то хорошее»».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Были обычные банальные вопросы, как бывает на каждой пресс-конференции, но в целом всё было позитивно. И то хорошо.

Кто-то из нашей гастрольной команды, пробормотал: «Это было похоже на встречу клуба хреновых поклонников».

 

 

 

 

 

Бейсбольные мячики, подписанные Битлами. Ответственный за инвентарь команды «Вашингтон Сенаторс» взял на стадион своих четверых детей, и перед концертом каждый из них получил автограф «Битлз». Два из этих мячиков были проданы, один был утерян, последний оставшийся в 2007 году был продан за 20 000 долларов.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Небольшая группа Ку-клукс-клановцев попыталась пикетировать концерт».

 

Газета «Вашингтон Пост», 1966: «Трое одиноких ку-клус-клановцев вышагивали в течение двадцати минут».

 

beatlesbible.com: «Перед концертом пять членов ку-клукс-клана, одетые в красные, белые и зелёные мантии и возглавляемые Имперским Великим Волшебником клана Мэриленд, провели пикет возле стадиона в знак протеста против высказывания Джона Леннона о том, что «Битлз» более популярны, чем Исус».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «На третий день турне мы наткнулись на крохотную группу головорезов из Ку-Клукс-Клана, которые организовали демонстрацию возле стадиона».

 

Нил Аспинал (персональный помощник «Битлз»): «Во время концерта в Вашингтоне прошла демонстрация куклуксклановцев – шестеро человек в белых балахонах и остроконечных колпаках расхаживали с плакатом. Демонстрация прошла почти незамеченной».

 

 

 

 

 

 

 

Поклонницы пытаются уговорить полицейского, чтобы он пропустил их в костюмерную «Битлз».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день был дан только один концерт, на котором присутствовало 32 000 зрителей».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «На этом концерте была одна из лучших акустических систем, и одна из наибольших аудиторий – более 30 000».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день был дан только один концерт, на котором присутствовало 32 000 зрителей».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «На этом концерте была одна из лучших акустических систем, и одна из наибольших аудиторий – более 30 000».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Роланда Шермана.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Единственным инцидентом, чуть не вызвавшим сердечный приступ у охранников, был случай, когда откуда-то появился юноша, выпрыгнувший на сцену».

 

Кэролин Ли Митчел: «Когда Ринго пел «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man), какой-то парень внезапно выпрыгнул на сцену, каким-то образом миновав полицию и преодолев ограждение. Он наткнулся на Пола и Джорджа, но кого он хотел достать, был Джон. Он запрыгнул Джону на спину и начал его колошматить. Ринго прекратил петь, но продолжал играть на барабанах, а Пол с Джорджем продолжали играть на своих гитарах.

Конечно, Джон прекратил играть, и ему удалось устоять на ногах, в то время как этот сумасшедший, как я предполагаю, оскорблённый высказыванием Джона об Исусе и «Битлз», продолжал его бить. Когда в конце концов полиция увела напавшего, Джон кивнул Брайену Эпстайну, что всё в порядке».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Напавшего быстро увели, и толпа взревела в знак одобрения».

 

«Ассошиэйтед Пресс», 15 августа 1966: «16-летний юноша преодолел полицейское оцепление, добежал до сцены и обхватил троих Битлов, прежде чем его схватили за воротник. Он объяснил, что просто хотел прикоснуться к музыкантам, потому что восхищается ими».

 

 

 

Фото Роланда Шермана.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)