Выступление в Чикаго

12 августа 1966 г.

 

 

 

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Тем временем в Бирмингеме официальный представитель радиостанции Алабамы, который основал движение против «Битлз», заявил в пятницу, что его станция простила квартет.

Томми Чарльз, со-менеджер радиостанции «Даблви-Эй Кью-Уай», сказал агентству Ассошейтед Пресс: «Мы отменили запланированное нами уничтожение пластинок «Битлз» и других их атрибутов, которые мы собрали. Мы должны поверить ему (Леннону) на слово, что он сожалеет о сказанном».

 

Журнал «Биллборд» (13 августа 1966): «Лондон – впервые британский ди-джей радио «Кэролайн» Джерри Лейтон будет сопровождать «Битлз» в гастрольном турне по США, начавшемся на этой неделе. Лейтон – ведущий ди-джей «Кэролайн Норт Шип». Он прилетел в США в четверг (11-го) с группой, менеджером Брайеном Эпстайном, его персональной помощницей Венди Хансон, тремя гастрольными менеджерами и пресс-агентом Тони Бэрроу (прим. – в группе сопровождения были три ди-джея с пиратских радиостанций: Кенни Эверетт (радиостанция «Радио Лондон»), Рон О’Куин (радиостанция «Свингинг Рэдио Инглэнд») и Джерри Лейтон (радиостанция «Кэролайн»)).

Семь ди-джеев из Соединённых Штатов, включённых в предварительный перечень официальной группы сопровождения, будут путешествовать чартерным рейсом. Это Кен Дуглас (радиостанция «Даблви-Кей-Эл-Оу», Луизиана), Джерри Ган (радиостанция «Даблви-Кей-Уай-Си», Кливленд), Пол Дрю (радиостанция «Даблви-Кью-Экс-Ай», Атлантик-Сити), Джим Стаг (радиостанция «Даблви-Си-Эф-Эл», Чикаго), Скотт Риджен (радиостанция «Даблви-Кей-Эн-Эр», Детройт), Джордж Клейн (радиостанция «Даблви-Эйч-Би-Оу», Мемфис), Тим Хадсон (радиостанция «Кей-Эф-Даблви-Би», Лос-Анжелес). Также Ал Гейтс (радиостанция «Даблви-Ай-Экс-Уай», Кливленд) присоединится к группе в течение турне. Аккредитованные гастрольные журналисты: Арт Ангер (журнал «Дейтбук»), Мэрлин Дорфлер (журнал «Хертс Ньюспейперс»), Бесс Кулмен (журнал «Тин Лайф»), Джудит Симс (журнал «Тинсет, Кэпитол Рекордз»)».

 

 

 

 

Джерри Ган (ди-джей радиостанции «Даблви-Кей-Уай-Си», Кливленд): «Я ездил с ними [«Битлз»] в 65-м и 66-м, когда работал в Кливленде. Я был одним из десяти репортёров на борту самолёта. Мы останавливались в одних отелях и ездили в тех же самых лимузинах. В результате в их лице я заполучил хороших друзей. Особенно я сблизился с Маккартни и Ленноном. У нас было несколько серьёзных разговоров о войне и на философские темы, которые, как я думаю, были для них возможностью высказаться, потому что репортёры в основном хотели говорить об их длинноволосых причёсках».

 

Скотт Риджен (ди-джей радиостанции «Даблви-Кей-Эн-Эр»): «Одним из моих руководителей был легендарный ведущий программы новостей на «Кей-Уай-Даблви» в Филадельфии Ларри Кейн. Он принял меня на работу на радиостанцию «Даблви-Эф-Ю-Эн» в Майями».

 

Рон О’Куин (диск-жокей пиратской радиостанция «Свингинг Рэдио Инглэнд»): «В середине 60-х меня пригласили создать самую мощную пиратскую радиостанцию в мире. Из-за скандальной известности, которую наша радиостанция получила в Европе, меня пригласили встретиться с «Битлз» в лондонском офисе «НЕМС». Встреча прошла хорошо, и через несколько дней меня спросили, не хочу ли я посетить запись на Эбби-Роуд. Я, конечно, так и сделал, прокашлявшись под песню «Сборщик налогов» (Taxman) (прим. – записывалась 20-21 апреля 1966 г.). В августе 1966 года меня пригласили стать членом официальной гастрольной группы «Битлз» и сопровождать их американском турне, который станет для них последним».

 

Из письма Тони Бэрроу от 22 июля 1966 года американскому ди-джею радиостанции «Даблви-Кей-Эл-Оу» Кену Дугласу: «В пятницу 12 августа в Чикаго буду с нетерпением ждать с Вами встречи в нашем отеле в любое время после десяти часов утра. Кэппи Дитсон предоставит вам полный маршрут гастролей с указанием деталей, плюс Чикагского и всех остальных забронированных отелей, в которых будут останавливаться «Битлз» и сопровождающая их группа представителей радио и прессы. Утром 12 августа в чикагском отеле я смогу передать Вам вашу персональную карточку представителя прессы».

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «После их приезда в Японию меня пригласили сопровождать группу во время тура по Северной Америке в августе 1966 года, который стал их последним концертным туром, и тогда я собирала материал. После этого и до самого распада группы в 1970 году я каждый год встречалась с «Битлз». За это время мне посчастливилось присутствовать при важных событиях в истории группы, видеть исторические моменты».

 

beatlesbible.com: «На следующий день после прибытия в США «Битлз» провели вторую пресс-конференцию в отеле «Астор Тауэр»:

Вопрос: Мистер Леннон, мы слышали множество интерпретаций вашего комментария относительно «Битлз» и Исуса. Не могли бы вы рассказать нам, что на самом деле вы имели в виду, делая это утверждение?

Джон: Попробую объяснить. В какой-то мере я сожалею о том мнении, которое… В любом случае, я не говорил того, что мне приписывают. Это главное по сути. И, э-э, я всего лишь у себя дома разговаривал с репортёром, но она также является и моим другом, и для остальных. Это была своего рода серия серьёзных статей, которые она сделала. Поэтому я не высказывался с позиций работы на публику или толкования того, что я говорил. Это продолжалось около двух часов, и я высказался об этом, просто чтобы пояснить тему, понимаете. И на самом деле я говорил серьёзно, знаете, но я не имел в виду то, что мне приписывают. Удивительно. Это привело к осложнениям, вышло из-под контроля, понимаете. Я просто обсуждал это, но не говорил, что «Битлз» лучше, чем Исус, Бог, или христианство. Я использовал название «Битлз», так как мне проще его использовать, потому что я могу говорить о «Битлз» как о чем-то отдельном и использовать это качестве примера, особенно близкому другу. Но я мог сказать, что это телевидение, кино или что-то ещё популярное, или автомобили популярнее, чем Исус. Но я использовал название «Битлз», потому что, знаете, для меня это удобнее. Я просто не подумал о последствиях. Я не подумал об этом… Мне даже в голову не пришло, хотя я понимал, что она берет у меня интервью, понимаете, что это имеет значение.

Вопрос: Как вы на это отреагировали?

Джон: Ну, когда я впервые услышал об этом, то подумал, что это не может быть правдой. Просто одно из тех событий, как тухлые яйца в Аделаиде (ДОБАВИТЬ примечание о событии в Аделаиде в июне 1964 года), но когда я понял, что всё это серьёзно, то сильно забеспокоился, потому что знаю, чем это может закончиться. Какие гадости об этом будут сказаны, и все эти унизительные фотографии, на которых я буду выглядеть как циник. И они будут продолжать и продолжать это до тех пор, пока ситуация не выйдет из-под контроля, и я не смогу её контролировать. Я не смогу нести за это ответственность, если оно разрастётся до таких масштабов. Тогда я умываю руки.

Вопрос: Диск-жокей из Бирмингема, штат Алабама, который фактически стал причиной случившегося, требует от вас извинений.

Джон: Он может их получить. Я приношу ему извинения. Если он возмущён и действительно говорит искренне, то я извиняюсь. Мне жаль, что мои слова вызвали всю эту заваруху, но я никоим образом не имел в виду что-то антирелигиозное или что-то в этом роде. Знаете, мне больше нечего тут сказать. Больше нечего сказать, действительно, больше нет слов. Я приношу ему извинения.

 

Сева Новгородцев (радиоведущий музыкальной программы «Би-Би-Си»): «Не хотите ли вы извиниться?» – спросил репортёр, на что Леннон ответил: «Против религии я выступать не собирался. Если вы хотите, я принесу извинения. Хотя не знаю – что же я такого сделал. Если уж вам это так нужно, хорошо, я извиняюсь». Конец цитаты».

 

Синтия: «В начале турне он неохотно извинился за своё высказывание. Извиняться он, честно говоря, не умел и не любил, особенно если вины за собой не чувствовал, но Брайен и остальные убедили его, что так будет лучше для всех».

 

Вопрос: Мистер Леннон, вы христианин?

Джон: Ну, мы все воспитаны так, чтобы такими быть. Не буду притворяться, что соблюдаю религиозные ритуалы. И Хрис­тос был тем, кем он был, и я верю во всё великое, что говорят о нем. Я не соблюдаю религиозные ритуалы, но у меня нет антихристианских мыслей.

Вопрос: Была ли такая же реакция на ваше высказывание в Европе и других странах мира, как здесь, в Америке?

Джон: Не думаю, что в Европе об этом слышали, но теперь услышат. Это было только в Англии, и там всё это как-то обошлось, поскольку никто не оскорбился и не и не стал до меня докапываться. А здесь, как я сказал, все пошло по-другому.

Вопрос: Сегодня утром были сообщения, что авиакомпания «Пан-Америкэн» предоставила каждому из вас по Библии.

Джон: Нам об этом неизвестно.

Вопрос: Если бы Исус жил сегодня в физической форме, а не в метафизической, он сказал бы, что «Элеонор Ригби» очень религиозная песня о человеческих переживаниях и нуждах.

Пол: Да.

Вопрос: Интересно, что вы думаете об этом.

Джон: Ну, мне не нравится мысль о том, что если бы Исус сейчас был бы жив, говорить за него, что он хотел бы сказать или сделать. Но если бы он был настоящим Исусом, тем, каким он был прежде, то «Элеонор Ригби» не имела бы для него большого значения. И если бы это пришло ему в голову, он, наверное, так и подумал бы.

Пол: Она была написана, потому что есть одинокие люди, и это была просто песня о…

Джордж: И нам нужна была ещё одна песня, чтобы заполнить долгоиграющую пластинку.

(смех)

Пол: (смеясь) Так или иначе, то, что ты сказал, правда.

(смех)

Вопрос: Вы считаете, что американцам недостаёт чувства юмора?

«Битлз»: Нет.

Пол: Дело в том, понимаете, говоря обо всём этом, вы произносите «американцы», но, как вы сказали, американцы не могут быть все одинаковыми. Они все не могут думать одинаково, понимаете. Некоторым американцам не хватает юмора, как и некоторым британцам не хватает юмора. Всем чего-то не хватает. Но в Штатах просто больше людей, поэтому вы, вероятно, можете иметь в виду их меньшую часть, понимаете.

Вопрос: Недавно я прочёл, что вы…

Джон: (шутливо) Никогда этого не говорил!

(смех)

Вопрос: …обеспокоены тем, что «Битлз» будут застрелены, что некоторые люди хотят покончить с «Битлз».

Джон: О, я не знаю. Думаю, что это из тех историй, о которых я не знаю, честно.

Джордж: Звучит как что-то местечковое.

Джон: Здесь некому, вроде, разбираться с нами. Согласен, что если бы мы постепенно стали сходить на нет, многие бы здесь рукоплескали «папа возвращается домой» (прим. – название популярной песни).

Вопрос: Кто был бы заинтересован, по-вашему, в…

Джон: Не знаю, потому что они никогда не проявляют себя до тех пор, пока не настанет время, когда им это будет нужно.

Вопрос: Вы чувствуете, что сходите на нет?

Джон: Мы не чувствуем, что сходим на нет. Наша музыка стала лучше. Возможно, наши пластинки стали хуже продаваться, но на наш взгляд мы не скатываемся вниз, знаете ли.

Вопрос: Сколько лет, по-вашему, вы ещё сможете продержаться? Вы думали об этом?

Джордж: Знаете, это не имеет значения.

Пол: Мы просто пытаемся двигаться вперёд, и…

Джордж: Дело в том, что если мы скатимся вниз, то это не будет иметь значения. Понимаете, я имею в виду, что если мы скатываемся, то мы больше не популярны, поэтому мы будем непопулярными, не так ли. Знаете, мы станем такими, какими были прежде, вероятно.

Джон: И мы не сможем изобрести новый приём, чтобы удержать себя, как некоторые могут себе представить.

Вопрос: Как вы думаете, весь этот шум вредит вашей карьере?

Джон: Не помогает. Не знаю, как насчёт ущерба. Нельзя сказать сразу, повредило ли что-то карьере или что-то в этом роде. Только через какое-то время, пока не пройдёт несколько месяцев.

Вопрос: Вас также процитировали, что вы не ждёте с нетерпением американские гастроли, и что это единственная часть турне, которую вы действительно желаете – калифорнийская.

Джордж: По-моему это я сказал.

Джон: Ну, наверное, кто-то спросил: «Какое место в Америке вам нравится больше всего», – и мы, скорее всего, ответили: «Больше всего нам нравится Эл-Эй [прим. – Лос-Анжелес], потому что там у нас много знакомых». Вот так и появляется: «Мы хотим приехать только в Эл-Эй». Знаете, именно так это и происходит, мы знакомы там с несколькими людьми, и, обычно, мы проводим там несколько свободных дней, поэтому по обыкновению мы говорим Эл-Эй.

Джордж: Обычно мы едим пищу, отличную от той, что предлагают в отеле. (шутливым тоном) Нет ничего плохого в гостиничной еде!

(смех)

Джордж: Но, знаете, мы отказываемся от отелей, когда есть возможность поселиться в доме.

Вопрос: В этой поездке, есть ли какие-либо южные города, включённые в ваше турне?

Пол: Да.

Джон: Мемфис, мы туда собираемся, да.

Вопрос: Что вы чувствуете перед поездкой на юг, где и возникла большая часть этих угроз?

Джон: Ну, я надеюсь, что если мы, в некотором роде, попробуем поговорить с прессой и народом и, знаете, можете судить сами, что это значит, я думаю, лучше нас увидеть.

Пол: Дело в том, что если вы сейчас нам верите – в то, что мы говорим, понимаете, – и мы можем говорить об этом прямо, тогда эээ…

Джон: Всё можно решить.

Пол: Потому что, я имею в виду, что мы только пытаемся всё уладить.

Джон: Потому что мы могли бы, как бы, залечь на дно в Англии и сказать: «Мы не поедем, мы не поедем!». Знаете, это произошло со мной, когда я услышал обо всём этом. Не помню, говорил ли я это. Не помню, что было в статье. Я запаниковал, сказал, что я вообще никуда не поеду, понимаете. Но если они, в некотором роде, расставят всё на свои места, оно будет того стоить, и ладно. Не так ли, Ринго?

(смех)

Вопрос: Вам когда-нибудь надоедает общество друг друга?

Джон: Мы видимся друг с другом только на гастролях – чтобы все вместе сразу вчетвером.

Вопрос: Чему вы приписываете свою огромную популярность?

Джон: (шутливо обращаясь к Полу) Ты ответишь на этот вопрос, не так ли?

Ринго: Я думал, что Тони Бэрроу ответит на этот вопрос

 

Тони Бэрроу: «Один репортёр спросил: «Чему вы приписываете вашу огромную популярность?» Ринго привнёс шутливый момент в эту необычно серьёзную пресс-конференцию, ответив: «Спросите об этом у Тони Бэрроу»».

 

Пол: На самом деле, если вы хотите получить честный ответ, то никто из нас этого не знает.

Вопрос: Это уже ваш третий приезд в Чикаго. У вас была возможность увидеть Чикаго?

Пол: Нет, мы… Из окна выглядит неплохо!

(смех)

Джордж: Думаю, мы впервые останавливаемся здесь

Вопрос: Надеетесь ли вы когда-нибудь увидеть некоторые из тех мест, в которые вы сейчас прилетите и которые посетите?

Джордж: На самом деле, я думаю, мы можем поехать куда угодно.  Куда захотим поехать… «когда лопнет этот пузырь».

Пол: (смеется)

(смех)

Вопрос: Джон, ваша музыка сильно изменилась с тех пор, как вы только начинали. Это потому, что вы стали более профессиональными, или вы пытаетесь показать публике…

Джон: Это не попытка и не профессионализм. Это просто, знаете, движение вперёд.

Джордж: В каком-то смысле мы пытаемся потрафить себе. Но, знаете, именно поэтому мы стараемся сделать всё лучше, потому что мы никогда не останавливаемся на достигнутом.

Джон: Только это, знаете ли. Мы не собираемся вместе, чтобы решить: «На следующей неделе мы сделаем то-то и то-то и запишем так-то и так».

 

Габриэль Фавойно (газета «Чикаго Сан-Таймз», 1966): «Перед столом с микрофоном в руке стоял на коленях, как у алтаря, английский репортёр с причёской, напоминающей Томаса Бекета. Он спросил, считают ли «Битлз», что их музыка стала лучше. Они ответили утвердительно».

 

Тони Бэрроу: Простите, можем ли мы сделать это последним вопросом?

Вопрос: Да. Короткий вопрос к Ринго.

Ринго: (шутливо) О, нет!

Вопрос: Две недели назад, здесь, в Чикаго, состоялось шоу «Подростки всего мира».

Ринго: (шутливо) И вы выиграли.

Вопрос: И там на полу за ограждением стояла ударная установка, и было сказано: «Это барабаны, на которых Ринго Старр будет играть, когда приедет в Чикаго». Сегодня в аэропорту я видел, как некоторые из девушек завизжали, когда увидели чехлы с инструментами, в которых, по-видимому, находились ваши барабаны. Их загружали в грузовик. Какие из барабанов ваши? Где они?

Ринго: Ну, я надеюсь, что и те и те мои. Я не знаю. Мэлкольм [Эванс] расскажет вам об этом, знаете ли. Он просто ставит их передо мною, а я всего лишь на них играю.

(смех)

Ринго: Он тот, кто… У нас два комплекта? Нет? О, не говорите ему об этом.

Вопрос: Ещё один вопрос о вашем семейном положении. Были ли какие-либо изменения, о которых вы могли бы нам сказать?

Пол: Нет, пока всё также, трое сдались, один ещё держится.

(смех)

Тони Бэрроу: Большое спасибо.

(аплодисменты)

«Битлз»: Спасибо!

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Из отеля до Амфитеатра группу сопровождала полиция под вой сирен. Перед их белой машиной с затонированным задним стеклом, чтобы скрыть группу, ехал черный лимузин-приманка. Около сорока девушек бросились к машине, но были блокированы цепью охранников, которые стояли со сцепленными руками. Четыре девушки, пострадавшие в давке, были доставлены в больницу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в Международном амфитеатре».

 

 

 

 

 

Концертная программа американского турне.

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На каждом из концертов присутствовало 13 000 зрителей».

 

Гленна Сайс (газета «Чикаго Сан Таймз», 12 августа 1966): «Внутри дежурили двести сотрудников «Энди Фрейна» (прим. – американская компания, оказывающая охранные услуги), а также сто пожарных и восемьдесят четыре детектива агентства Бернса (прим. – международное детективное агентство Уильяма Бернса). Они выстроились перед сценой в сплошную линию».

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Внутри стадиона 50 полицейских, 100 пожарных и 200 сотрудников и сотрудниц арены выстроились вдоль проходов и стояли в три ряда перед сценой. Проблем с поддержанием порядка не было».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Также выступали группы «Римейнз», «Сёркл», «Ронеттс» и Бобби Хебб».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Когда мы приехали на наш первый концерт в Чикаго, то не могли выйти из машины, потому что кричащие поклонники решили, что мы – это «Битлз». Это было одновременно забавно и страшно».

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Прежде чем «Битлз» материализовались и появилась на сцене, публике пришлось прождать их более полутора часов, слушая четыре разогревающие группы».

 

Верн Миллер (бас-гитарист группы «Римейнз»): «[гастрольный менеджер] Боб Бонис был в значительной мере вовлечён в организацию и материально-техническое снабжение гастролей 1966 года. Однажды он приехал к нам и сказал: «Как бы вы, парни, отнеслись к тому, чтобы выступать на разогреве группы «Битлз» во время гастролей?». В то время мы поклялись никогда ни для кого не быть на разогреве, но по такому случаю сделали исключение».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Парни, вы бы согласились отправиться на гастроли с «Битлз»?», – спросил наш менеджер Джон Кёрланд. Мы согласились. Поразительно, но после такого предложения наш ударник неожиданно для всех решил в этом не участвовать и покинул группу».

 

Эд Фримен (гастрольный менеджер турне): «Чип не хотел участвовать в этом турне, так как считал, что это ниже его достоинства, потому что музыка не настолько сильно его интересовала».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «В группе нас всегда было четверо. Мы отыграли сотни концертов, и вдруг нам предложили участвовать большом турне! Чип ушёл, и у нас появился новый барабанщик, но у него не было такого чувства ритма, как у Чипа. Я имею в виду, что он был прекрасным барабанщиком, но группа в целом стала уже другой. Я чувствовал, что без нашего первоначального барабанщика наше пламя догорает (прим. – группа распадётся в конце 1966 года)».

 

Эд Фримен (гастрольный менеджер турне): «В 1966 году во время гастрольного турне «Битлз» я был гастрольным менеджером. В те дни не было большой разницы между гастрольным и дорожным менеджерами, так что на самом деле я был скорее дорожным менеджером. Я занимался оборудованием, но на самом деле был дорожным менеджером группы «Римейнз». У «Битлз» дорожными менеджерами были Нил Аспинал и Мэл Эванс, но в то время мы часто менялись местами.

Ещё одним гастрольным менеджером «Битлз» был Боб Бонис. Должен сказать, что я занимал самое низшее место на тотемном столбе этого турне, так что даже не знаю, была ли вообще такая должность, как гастрольный менеджер. У меня даже не было поводов с ними разговаривать. Я был очень маленькой рыбкой в очень большом пруду.

До того, как я принял участие в этом турне, я был музыкантом. В то время я был фолк-певцом в Бостоне, а Барри Тэшиэн и «Римейнз» были группой в Бостоне. Когда им предложили принять участие в турне «Битлз», я поехал с ними.

На пять исполнителей было всего три дорожных менеджера. Все делали свою работу, но мы не делали никаких различий. Так я устанавливал оборудование «Битлз», а Мэл Эванс оборудование «Римейнз». Все делили общее бремя. Так что особой разницы не было. Думаю, что я чаще Мэла устанавливал ударные, но также больше занимался гитарами «Битлз», настраивая их. Но в целом это была общая работа.

Будучи музыкантом, для меня эта работа в профессиональном смысле стала как понижением уровня, так и возможностью, которая выпадает раз в жизни. Это было и то, и другое.

До выхода альбома «Резиновая душа» для меня «Битлз» были «Что ещё за задницы из Англии?», потому что я совершенно не интересовался рок-н-роллом, но когда я услышал этот альбом, то стал их самым большим поклонником. Для меня было очень волнительно поехать с ними в это турне, потому что я был их большим поклонником. С другой стороны, до этого я был большой рыбой в маленьком пруду. В Бостоне я был фолк-певцом, и меня все знали, а потом во время турне ни с того ни с сего я стал самой маленькой рыбкой в ​​самом большом пруду. Хочу сказать, что после окончания турне я вернулся в Бостон и сказал, что это место ничтожно по своему значению, после чего отправился в Нью-Йорк. После этого турне я сразу же переехал в Нью-Йорк. В итоге я собрал свою собственную группу, подписал контракт с «Кэпитол Рекордз», а затем стал продюсером. Три недели с «Битлз» стали для меня толчком к началу новой главы моей музыкальной карьеры. Так что я очень им благодарен за это».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Мы не могли использовать свои усилители и у нас даже не было возможности опробовать те, что нам дали. Для музыкантов это все равно, что идти по канату без страховки».

 

 

 

 

На сцене группа «Ронеттс» в сопровождении группы «Римейнз». 

 

Эндрю Титон: «Помню, как ехал по Аутер-Драйв по дороге в Международный амфитеатр, чтобы послушать, как Бобби Хебб поёт «Санни» (Sunny). Я знал, что он выступал в одном концерте с «Битлз», и это подогревало моё волнение.

Мы сидели в последнем ряду партера, расположенного на поле, поэтому у нас не было хорошего угла обзора или прямой видимости. Группа «Бэрри энд Римейнз» произвела на нас впечатление. Я был даже очарован ими. Никогда раньше не слышал об этой группе, но они выступали на разогреве у «Битлз». Солист напомнил мне Джерри Мэрсдена, который мне нравился. Он играл на смешной причудливой гитаре «Эпифон Эл Кайола», которая выглядела так, будто к ней был приделан орган Вурлитцера».

 

Гленна Сайс (газета «Чикаго Сан Таймз», 12 августа 1966): «Реакция на появление «Битлз» была бурной – слово, которое кажется слишком большим преуменьшением. Если такая реакция на «Битлз», когда их пытаются запретить, то, как вы думаете, что произойдёт, если их уничтожить?»

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Концертная программа турне по США не отличалась от европейской и японской: «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music), «Она женщина» (She’s A Woman), «Если бы мне был кто-то нужен» (If I Needed Someone), «Турист на один день» (Day Tripper), «Крошка в черном» (Baby’s In Black), «Мне хорошо» (I Feel Fine), «Вчера» (Yesterday), «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man), «Человек из ниоткуда» (Nowhere Man), «Автор бестселлеров» (Paperback Writer) и «Я подавлен» (I’m Down). Иногда в программу добавлялась «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

Джон: «На последних альбомах наш репертуар резко изменился. Но нам не удалось бы столь же резко изменить сценический репертуар. У слушателей с 1964 года уже сложилось представление о «Битлз». Для них мы все ещё оставались модной рок-н-ролльной группой. На стадионах нас по-прежнему принимали за персонажей фильма «Вечер трудного дня», кем мы на самом деле уже не являлись. Изменить этот имидж за одно турне было невозможно ни технически, ни физически. Да и стоило ли? Риту­ал был полностью оправдан условиями, в которых нам приходилось вы­ступать. Со сцены, установленной в середине бейсбольного поля, под крики и визг поклонниц слов песен никто всё равно не услышит. Пуб­лике на концертах нужен только ритм. Они приходят сюда как на танцы, чтобы развлечься».

 

 

 

 

 

 

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Некоторые из полицейских, которым перед выступлением выдали ватные беруши, заткнули свои уши, чтобы заглушить непрекращающийся пронзительный рёв. Полицейские имели при себе хлысты вместо дубинок, а сотрудников арены проинструктировали перед выступлением, чтобы они по отношению к перевозбуждённым подросткам использовали только психологические приёмы.

Помимо психологии, они имели при себе фонарики, которыми они должны были светить в глаза тем подросткам, которые впадали в истерическое состояние, вставали со своих мест и бросались к сцене.

Пожарные имели при себе пузырьки с нашатырным спиртом, чтобы приводить в чувство потерявших сознание девушек, но, возможно, из-за шума некоторым из них пришлось самим их нюхать».

 

 

 

 

 

Эндрю Титон: «Я видел «Битлз» годом раньше в «Комиски Парке», и это было захватывающе, но песни в нынешней программе были, на мой взгляд, намного интереснее.

Что можно сказать об их исполнении? Из-за шума удалось расслышать только несколько обрывков и узнаваемых риффов песен «Автор бестселлеров» (Paperback Writer), «Она женщина» (She’s A Woman), «Мне хорошо» (I Feel Fine).

Было довольно необычно видеть, что Джордж с Джоном играют на одинаковых гитарах «Эпифон Казино», а не на «Рикенбэкере» и «Гретч», которые уже стали привычными».

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Ребят, одетых в новые замечательные костюмы тёмно-зелёного цвета и светло-серые рубашки – которые дебютировали в Токио – приветствовали громогласные крики и вопли чикагских поклонников. Положительная реакция публики приободрила ребят, которые боялись, что возмутившее многих высказывание Джона могло изменить отношение к группе американских поклонников.

Во время дневного выступления кто-то случайно отключил штепсельную вилку усилителя Джорджа, поэтому он стоял, бренча на беззвучной гитаре. Пока дорожные менеджеры пытались выяснить причину неполадки, Джон в своих оранжевых очках станцевал экспромтом, шаркая ботинками под импровизированный аккомпанемент Ринго на ударных».

 

Гленна Сайс (газета «Чикаго Сан Таймз», 12 августа 1966): «Когда оборудование отключилось, Джон Леннон исполнил небольшой танец, который вызывал реакцию, которую, должно быть, слышали несколько кварталов вокруг».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Джон увидел связь между отключением электричества и его высказыванием «более популярны, чем Иисус», настаивая, что никто из рабочих сцены не мог это сделать случайно. Мы пытались убедить его в обратном, но, очевидно, этот кошмар продолжал жить в его голове, что бы мы там ни говорили».

 

 

 

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «В отличие от прошлого года, пятница показала, что поклонники квартета, как и все мы, стареют. Глядя на вопящую толпу, 23-летний Пол Пранг – директор по специальным мероприятиям службы сопровождения Энди Фрейна, заметил: «На этот раз дети спокойнее. Они не так взбудоражены, как в Комиски-парке (место прошлогоднего выступления в Чикаго)».

Пранг также отметил, что многие мальчики в аудитории были одеты в модном стиле британских подростков и носили длинноволосые прически. «Это влияние Карнаби-стрит», – сказал он, имея в виду лондонский центр модной одежды.

Время от времени поклонники вскакивали с мест поднимая над собой плакаты, демонстрирующими любовь к тому или иному участнику группы».

 

 

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

Гленна Сайс (газета «Чикаго Сан Таймз», 12 августа 1966): «Чтобы в это поверить, это надо увидеть, потому что это не то, во что вы поверите, если услышите. Это вывод не социологический, он медицинский. Когда тринадцать тысяч гортаней девушек подключаются к электросети «Битлз», то это производит вибрацию, вызывающую заболевание под названием лабиринтит, которое представляет собой воспаление внутреннего уха, иногда приводящее к нарушению вестибулярного аппарата. Это заболевание, по-видимому, затрагивает только тех, кто старше 15 лет, и именно поэтому все взрослые, покинувшие в пятницу Международный амфитеатр, кажется, попали в этот список.

Я отношусь к тем, кого со смехом можно назвать взрослой, и именно поэтому я пишу с наклоном. Если у вас возникли проблемы с чтением, поверните страницу на 35 градусов вправо.

Чтобы остаться в состоянии равновесия, вы должны знать, что это обзор выступления «Битлз», которые в пятницу дали два концерта в Международном амфитеатре.

Это называется очень громкая заявка на выступление, и что бы там ни говорили о христианстве, помните, они извинились, и вся эта шумиха, вероятно, сделала эту заявку громче, чем обычно.

На моей памяти это единственное событие, во время которого я задавала вопросы используя бумагу и карандаш. Я написала записку пожарному: «Сколько задействовано пожарных?» В шуме он взял мой карандаш и написал «100 пожарных».

Что они пели? Ну, когда всё закончилось и шум стадиона стал постепенно стихать, остались только звуки всхлипываний.

Я получила ответ на свой вопрос у трёх четырнадцатилетних поклонниц – Кэти, Сью и Пэт. Они сказали, что Битлз спели «Музыка рок-н-ролл», «Она женщина», «Если бы мне был кто-то нужен», «Турист на один день», «Крошка в черном», «Мне хорошо», «Вчера», «Хочу быть твоим мужчиной», «Человек из ниоткуда», «Автор бестселлеров» и «Долговязая Салли». То, как они знают все эти песни, является одной из мистерий пяти чувств.

А ещё они были тремя проницательными барышнями. Они выразили уверенность, что такой концерт способствует продажам пластинок, потому что если вы не смогли его расслышать, то пойдёте покупать пластинки и будете слушать их дома.

Последнее слово по поводу ставшего уже печально известным высказывания Джона Леннона осталось за одной из девушек: «Я дочь священника, три раза в неделю хожу в церковь и люблю «Битлз». Я думаю, что они имели в виду, что они могут быть более популярными, чем Исус, но они не лучше Исуса»».

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «После дневного концерта несколько девушек попытались спрятаться в туалетах и под сиденьями, чтобы дождаться отъезда «Битлз». Некоторых из них работникам стадиона пришлось выносить на руках. Из двери, ведущей в гараж Амфитеатра, выбили панель. Однако группа между концертами не покидала свою костюмерную».

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «Кстати, в перерыве репетиции первого концерта в Чикаго, первого в туре 1966 года по Северной Америке, Джон принимал душ, вышел ко мне совершенно голый и с невозмутимым видом сказал: «Руми, брось мне полотенце, которое висит на стуле». Он, видимо, так шутил».

 

 

 

С диск-жокеем пиратской радиостанция «Свингинг Рэдио Инглэнд» Роном О’Куином.

 

 

 

 

В этот день вместо традиционной пресс-конференции репортёры были приглашены на так называемую «магнитофонную запись».

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

 

 

 

С диск-жокеем пиратской радиостанция «Свингинг Рэдио Инглэнд» Роном О’Куином.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В кимоно журналист журнала «Музыкальная жизнь» Хосико Румико.

 

 

 

 

 

С диск-жокеем пиратской радиостанция «Свингинг Рэдио Инглэнд» Роном О’Куином.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «(прим. – с 1964 года был американским музыкальным журналом для поклонников, издаваемым компанией «Кэпитол Рекордз» как бесплатный вкладыш для альбомов поклонников группы «Бич Бойз», с 1965 года стал продаваться отдельно) Формального знакомства не было, так как большая часть представителей прессы освещала события во время прошлогоднего турне, поэтому они как бы продолжили с того места, на котором остановились год назад, и все просто с магнитофонами переходили от одного Битла к другому».

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Ринго сидел на диване скрестив ноги перед кофейным столиком, заваленным подарками от поклонников, которые были повсюду. Джордж растянулся на другом диване. Джон сидел за столом, а Пол сидел на стуле возле стола».

 

 

 

Ринго с японским журналом «Музыкальная жизнь».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Они были в окружении магнитофонов, и всё было очень неформально. Во время записи соблюдалось правило: брать интервью у ближайшего Битла, который отвечал в микрофон, если не считать того, что, как правило несколько человек одновременно окружали одного Битла. Получилось несколько очень интересных записей!»

 

 

 

 

 

 

Томми К.: «Мой отец познакомился с «Битлз» и Брайеном Эпстайном в Чикаго в 1966-м, во время их последнего турне. Папа был управляющим на радиостанции «Даблви-Си-Эф-Эл». Его первым впечатлением было то, что у всех Битлов волосы не были тёмными, за исключением Пола, а каштановыми. Больше всего отца поразил Брайен Эпстайн, которого он назвал СТРАННЫМ. Чувак был просто одержим фотокамерой «Никон», которую только что купил. Он попросил моего отца, чтобы тот показал ему как работает фотокамера. Отец, которому тогда было 23, сказал: «Я работаю на радио, у нас нет фотокамер».

Во время вечернего концерта папа увидел Брайена. Тот пробирался через оркестровую яму, сосредоточенный на своей фотокамере с озадаченным выражением лица и восклицающий – «Дерьмо!». Странный».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джим: «Я был на вечернем концерте. Песню «Вчера» (Yesterday) хорошо было слышно, потому что когда группа начала её играть, крики практически прекратились».

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Их пение, едва слышное среди криков и аплодисментов, сопровождалось вспышками сотен фотокамер, сверкающих в полумраке зрительного зала.

Большинство из полицейских и пожарных, дежуривших на прошлогодних концертах, согласились с тем, что в этом году толпа была более спокойной. Маршал пожарной охраны Фрэнсис Дж. Мерфи, глава Бюро по предотвращению пожаров, сказал, что в этом году зрители кричали меньше и выглядели старше, чем в прошлом году.

Возможно, что 14-летняя Рики Блюстейн выразила общее мнение, сказав: «Мне по-прежнему нравятся «Битлз», хотя я больше не состою в клубе поклонников, потому что я повзрослела». Она сказала, что «Битлз» как никогда хороши, потому что «они продолжают экспериментировать с новыми песнями и новыми мелодиями, что хорошо»».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Совокупный доход с концертов в Чикаго составил 136 000 долларов».

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Представитель спонсирующего агентства сказал, что два выступления – оба с аншлагом – принесут 136 000 долларов».

 

Гленна Сайс (газета «Чикаго Сан Таймз», 12 августа 1966): «Они выступали всего полчаса, и когда-нибудь кто-нибудь, вероятно, вычислит, что они уменьшали государственный долг Великобритании со скоростью пары сотен фунтов стерлингов в минуту».

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Однако на этом празднике музыки прозвучала как минимум одна кислая нота. Лейтенант Мэл Ролоф из Бюро по предотвращению пожаров проворчал: «Они (Битлз) должны быть запрещены. Они головная боль для всех. Я не знаю ни одной из песен, что они пели». Ролоф, ты определённо не современный».

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)