Начало турне по США

11 августа 1966 г.

 

 

 

Ещё один антибитловский костёр Ку-клукс-клана от Боба Скоггина в Честере, Южная Каролина, 11 августа.

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Утром попрощался с домашними, обещал послать несколько открыток и привести подарки».

 

Джордж: «Во время записи альбомов «Резиновая душа» (Rubber Soul) и «Револьвер» (Revolver) мы стали дру­гими. Творчески вступили в следующую фазу своего развития. У нас по­явились иные, более широкие интересы. Теперь на концерты мы смот­рели не как юнцы, опьянённые славой, а уже другими глазами. Сейчас всё это раздражало, давило на психику: религиозная истерия по поводу интервью Джона, Манила. К тому же в то время я начал получать анонимные письма с угрозами. Отправляться на гастроли в такой атмосфе­ре хотелось всё меньше».

 

beatlesbible.com: «Перед тем, как они покинули Англию, Джон с Полом дали интервью репортёру «Би-Би-Си»:

Вопрос: Привет, Джон. Вы с нетерпением ждёте турне?

Джон: Да.

Вопрос: Я знаю, что вы не хотите слишком много обсуждать эту религиозную полемику, но вас не беспокоит, что она разгорится с новой силой, когда вы приедете в Штаты?

Джон: Ну, меня это беспокоит, да. Надеюсь, в конце концов всё обойдётся, как говорится.

Вопрос: По-вашему, не получится, что турне станет таким же конфликтным, как на Филиппинах?

Пол: О, нет, нет, нет. Всё будет хорошо.

Вопрос: Какие основания у тебя так говорить, Пол?

Пол: О, все будет хорошо, увидите. Да, отлично».

 

Хэр Ван.Фульпен (автор книги «Иллюстрированный календарь Битлз»): «Тысячи британских поклонников собрались в аэропорту, крича и умоляя ребят отменить своё решение ехать: были уже угрозы со стороны Ку-Клус-Клана, и поклонники боялись за ребят. Обеспокоены были даже самые хладнокровные из них: премия на страхование жизни ребят была удвоена в самую последнюю минуту!».

 

Джон Винер (автор книги «Вместе! Джон Леннон и его время»): «Когда «Битлз» покидали Лондон, поклонники, собравшиеся в аэропорту, кричали: «Джон, пожалуйста, не уезжай – они убьют тебя!» И Джон боялся, что так оно и случится».

 

Джон: «Мне не хотелось выступать. Я думал, меня убьют. Они всё восприняли слишком серьёзно. Они могли сначала пристрелить меня, а потом уже понять, что всё это выеденного яйца не стоит. Поэтому мне не хотелось ехать в Америку, но Брайен, Пол и остальные уговорили меня. Только я здорово боялся».

 

Джон Винер (автор книги «Вместе! Джон Леннон и его время»): «И не он один. По словам Питера Брауна, Пол Маккартни не исключал, что и его могут застрелить во время выступления».

 

Синтия: «На гастроли Джон уезжал испуганным и мрачным. К волнениям по поводу предстоящего турне по Штатам добавилось ещё вот что: один известный африканский аст­ролог и ясновидец, на счету которого было много сбывшихся предска­заний, сказал, что самолёт, на котором Битлы полетят в Америку, непременно разобьётся, причём в живых никого не останется. Эта жут­кая информация повергла всех нас в ужас. Наше прощание с Джоном перед этой поездкой было на редкость затяжным. Мы были уверены, что больше никогда не увидимся. Джон говорил, что даже если самолёт и не разобьётся, его всё равно прикончит какой-ни­будь религиозный фанатик. Да, все мы изрядно тогда поволновались. Я тоже боялась, и, если бы могла, то, конечно, удержала бы его от этой поездки. Расставаясь, мы со слезами на глазах сжимали друг друга в объятиях, опасаясь, как бы это не стало нашим последним прощанием».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Вылет самолёта был задержан на сорок пять минут, и чтобы убить время, Битлы совершили экскурсию по новой диспетчерской аэропорта. Кадры кинохроники запечатлели их в диспетчерской, разговаривающих с сотрудниками аэропорта».

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Выйдя из диспетчерской, они были подвергнуты расспросам телерепортёров, интересовавшихся, ожидают ли они сложностей во время американских гастролей. Пол ответил, что во время турне всё будет прекрасно. Потом кадры запечатлели Джорджа, пробирающегося к ожидающему автомобилю, остальные быстро последовали за ним».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа вылетела в США».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «В самолёте все были немного подавлены, все очень устали от всего этого».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Бостоне самолёт совершил посадку».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Ненадолго приземлились в Бостоне».

 

 

 

Первая посадка состоялась в Бостонском аэропорту «Логан», где их встретило около пятисот поклонников.

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Кадры кинохроники (без звука) запечатлели «Битлз» после их прибытия в Бостон, где они пересели в самолёт рейсом до Чикаго».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Потом снова самолётом до Чикаго».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В 16:18 группы прибыла в Чикаго».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Приземлились сразу после четырёх по местному времени. У нас это около девяти».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Нил Аспинал покинул самолёт и передал паспорта чиновникам Соединённых Штатов».

 

Габриэль Фавойно (газета «Чикаго Сан-Таймз», 1966): «После того, как днём они приземлились в Чикаго, их самолёт направили в небольшой ангар для техобслуживания. Сотрудники авиакомпании рассказали, что позже девочки-подростки проникли в самолёт и украли наушники, которые «Битлз» использовали во время полёта. Взяли даже подушки под голову».

 

 

 

 

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Разместились в отеле «Астор». Джон немного удручён. Нам говорят, необходимо соблюдать осторожность, особенно здесь. Все испытываем беспокойство».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Их ждали представители прессы и трёх телеканалов».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Как только мы прибыли, Джон попросил о встрече с Брайеном Эпстайном и со мной. Мы сели – только мы трое – и я кратко как смог обрисовал ему, чего стоит ждать от журналистов, включая три американских телевизионных вещательных компаний – «Эй-Би-Си», «Си-Би-Эс» и «Эн-Би-Си», которые уже были готовы ворваться к нам на 27-й этаж. Никогда раньше, да и потом, я не видел Джона в таком смятенном состоянии. Не потому, что ему предстояло принести извинения, а потому что он знал, что турне может быть отменено, если только он не найдёт общий язык с прессой и не получит её поддержку на предстоящей пресс-конференции.

Выслушав нас, Джон подался всем телом вперёд на своём стуле и умолк, закрыв лицо ладонями. Мы поняли, что он рыдает, и Брайен успокаивающе приобнял его за плечи. Джон поднял голову: «Я извинюсь, если вы мне скажете, что это то, что я должен сделать. Я сделаю всё, что угодно, всё, что вы скажете. Как, чёрт возьми, я смогу смотреть в лицо остальным, если турне будет отменено лишь потому, что я что-то сказал?».

Я предложил Джону попробовать всё объяснить, а не просто высказать своё сожаление. Брайен отступил от своего правила и откровенно предупредил Джона о реальной угрозе покушения на его жизнь, если настроение религиозных фанатиков не изменится в лучшую сторону. Он сказал: «Я скорее отменю концерты, чем стану так рисковать, Джон. Я готов взять на себя ответственность и сказать об этом Джорджу, Полу и Ринго».

 

 

 

Джон в номере отеля. Фото Гарри Бенсона.

 

 

 

 

 

 

 

Полицейский оказывает первую помощь поклоннице, которая получила травму во время попытки проникнуть на 28-й этаж на грузовом лифте.

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На 27-м этаже отеля «Астор Тауэрс» группа дала пресс-конференцию».

 

Габриэль Фавойно (газета «Чикаго Сан-Таймз», 1966): «В четверг вечером около двухсот девочек-подростков собрались на углу Астор-стрит и Гёте-стрит, скандируя «Битлз!» Девочки также кричали по команде более чем пятидесяти представителей прессы, телеоператоров и газетных фотографов.

Возле отеля были даже два первокурсника из Академии береговой охраны в Нью-Лондоне, штат Коннектикут. «Мы просто увидели толпу и остановились. Мы не знаем, что тут происходит», – сказал Джон Карран из Миннеаполиса.

Рядом с ними стояла толстая девушка в шортах, её глаза были прикованы к биноклю, который был направлен на окна первого этажа отеля «Астор Тауэрс» где, как она думала, остановились «Битлз». На самом деле они там не живут. Да, они находились в отеле, но на пресс-конференции, а остановились в мотеле «Аскот» на Мичиган-авеню. В пятницу вечером они должны выступить здесь с концертом, в Международном амфитеатре.

Возле Амфитеатра девушка, которая заняла 35 долларов, чтобы приехать сюда из Мостона, штат Висконсин, вышагивает с плакатом, на котором написано: «Я люблю Битлз». Она сказала, что написала 64 песни для «Битлз», а за весь день съела только бутерброд с арахисовым маслом.

Тем временем, у «Астор Тауэрс» четыре девушки из Канзас-Сити и Сент-Луиса надеются увидеть «Битлз». У одной из них значок с надписью «Я люблю Джона». У другой «Мы любим Битлз». У её спутницы на груди плакатик с такой же надписью, написанной от руки.

Пятнадцатилетняя Джин Крузо была одной из пятидесяти девушек-подростков, штурмовавших грузовой лифт отеля в попытке подняться наверх и увидеть своих кумиров. Джин получила рваные раны головы, когда перед ней закрылись двери лифта. Её доставили в больницу, где оказали медицинскую помощь».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Когда пришло время для пресс-конференции, мы собрались в моём номере. Он был заполнен людьми, камерами, осветительным оборудованием и другими атрибутами прессы. Стол, за которым должны были сидеть Битлы, был сдвинут к стене, чтобы вместить всех людей. Между стеной и столом места оставалось только для того, чтобы четвёрка ребят втиснулась на свои места. Эта пресс-конференция с самого начала не была похожа ни на одну из тех, что ребята давали за последние шесть лет».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На самом деле в этот день состоялись две пресс-конференции. Первая была организована для ди-джеев и корреспондентов программ новостей, освещающих гастроли на своих радио и телестанциях. Но на киноплёнку она, по всей видимости, не попала. Однако вторая пресс-конференция была запечатлена всеми ведущими телеканалами, включая «Эн-Би-Си», «Эй-Би-Эс» и «Си-Би-Эс», включая «Ай-Ти-Эн», транслировавшая некоторые части в Англию. Атмосфера была достаточно напряжённой, так как пресса получила шанс добиться личного объяснения Джона и разъяснения его отношения к религии».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Там была пресса и все основные телеканалы. Они сразу взяли парней в оборот».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Джон явно чувствовал себя неловко, вынужденный извиняться за свои слова».

 

Пол: «Никогда ещё не видел Джона таким нервозным. Он осознал всю важность того, что произошло».

 

Джон: «От страха я оцепенел».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Джон взял микрофон. Он был бледен и заметно нервничал. Было заметно, что Леннон не привык оправдываться, и слова давались ему с некоторым трудом».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Джон был бледен и напуган. Он чуть не отпрянул перед первым шквалом вспышек фотографов. Затем он начал своё длинное извилистое объяснение, запинаясь на каждом предложении, иногда смотря прямо в телевизионные камеры, но в основном опустив глаза в стол».

 

Джон: Послушайте, я не говорил, что «Битлз» лучше Бога или Исуса. Я произнёс слово «Битлз», потому что мне проще говорить о «Битлз». Я мог бы сказать «телевидение», «кино», «автомобили» или что-нибудь ещё общераспространённое, и мне бы это сошло с рук.

Я просто упрощённо пересказал то, что почерпнул из книги Хью Джей Шонфилда «Пасхальный заговор» (прим. – книга доктора Хью Шонфилда «Пасхальный заговор» после своего появления в 1965 году вызвала много споров. В книге автор возвращается к «теории обморока», согласно которой воскрешение Исуса Христа объясняется его заговором с целью инсценировать пророчество о Мессии, указанное в иудейском Священном Писании, но в результате ошибки или по случайности Исус погибает).  В ней рассказывается о том, насколько было искажено учение Христа его апостолами и подтасованы факты последовавшими за ними – для достижения корыстных целей – настолько, что на сегодняшний день оно значительно утратило свою ценность.

Высказывание, кото­рое стало причиной всех неприятнос­тей, было частью длинного интервью Мо­рин Клив, сделан­ного для лондонской «Ивнинг Стэндард». Потом этот обыч­ный факт, каким он, собственно, и яв­ляется, в журнале «Дейтбук» превратился в не­что совершенно значительное.

Я не против Бога, не против Христа и не против религии. Я не говорил, что мы значительнее или лучше. Я верю в Бога, но не как во что-то конкретное, как в старца в небе. Я верю, что то, что люди называют Богом, есть в каждом из нас. Я верю, что то, что говорили Исус, Мухаммед, Будда и все остальные, было правильным. Если только не ошиблись с переводами. Я не говорил того, что они говорили, я говорил. Мне очень жаль, что я сказал это, правда. Я не хотел, чтобы это стало какой-то паршивой антирелигиозной фразой. Из того, что я читал или видел, мне кажется, что христианство просто сжимается, теряет контакт.

 

Сева Новгородцев (радиоведущий музыкальной программы «Би-Би-Си»): «Скандал принял такой глобальный характер, что Джон Леннон, обычно парень крепкий, раскололся и 11 августа на пресс-конференции в Чикаго вынужден был заявить следующее, опять цитирую в своём переводе: «Я не утверждаю, что мы лучше или известнее Исуса Христа, как персоны или Бога или кто там он ещё. Я сказал, что я сказал, я был не прав. Или меня не так поняли».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Пока всё хорошо. Затем начались вопросы».

 

 

 

 

 

 

Джон: Если бы я сказал, что телевидение более популярно, чем Исус, то всё бы обошлось. Но, понимаете, так как я разговаривал с другом, то использовал слово «Битлз» как неконкретное, не как то, что я имею в виду именно «Битлз» — как другие «Битлз» подобно другим людям смотрят на нас. Я просто сказал, что «они» имеют больше влияния на детей и всё остальное, чем что-либо ещё, включая Исуса. Но я сказал это таким образом, что это было неправильно понято.

Вопрос: Некоторые подростки повторяют ваше высказывание: «Битлз мне нравятся больше, чем Исус Христос». Что вы думаете об этом?

Джон: Ну, изначально я указывал на тот факт, что в Англии сейчас мы значим для подростков больше, чем Исус или религия в то время. Я не критиковал и не осуждал, я просто отметил это как факт. И это как бы… Это правда, что «особенно больше в Англии, не здесь». Я не говорю, что мы лучше или значительнее, или что я сравниваю нас с Исусом Христом как личностью или Богом как сущностью или чем бы то ни было ещё, понимаете. Я просто сказал то, что сказал, и это было неправильно, или меня неправильно поняли. И это всё.

Вопрос: Какое у вас было религиозное воспита­ние?

Джон: Обычная английская цер­ковь, воскресная школа и церковь. Но, фактически, в церкви, которую я посещал, ничего не происходило. Ничего по-настоящему нас не трогало.

Вопрос: Ваши взгляды измени­лись, когда вы стали старше?

Джон: К тому времени, когда мне исполнилось девятнадцать, я был циником в отношении религии и никог­да даже и не помышлял о христианс­ком образе жизни. Это только в пос­ледние два года я и все «Битлз» начали искать что-то ещё. Мы живём как в теплице. Мы как гриб, который из-за обстоятельств растёт быст­рее, чем нужно. Мы как трид­цати-сорокалетние головы, сидящие на двадцатилетних туловищах. Мы развивались в самых разных направлениях. Если вы водитель автобуса, то, как правило, у вас образ мышле­ния водителя автобуса. Но мы, появ­ляясь на сцене, должны были представ­лять из себя большее, чем просто чет­вёрку косматых молодых людей. Мы должны были или развиваться, или погрузиться в болото.

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Джон никогда не ладил со словами, когда дело касалось официоза. Где-то между его мозгом и языком то, что он хотел сказать, путалось, и когда слова выходили из его уст, то имели меньше смысла, чем он хотел. Если бы он мог превратить заявление в текст какой-нибудь песни, то всё было бы по-другому. Джон вкладывал гораздо больший смысл в стихи, нежели в слова, которые произносил. И его стихи оказывали бо́льшее воздействие, чем слова. В Чикаго он запинался, иногда терял свою мысль, и ему не хватало убедительности».

 

Вопрос: Вам угрожают, ваши пластинки сжигают, вас запретили на некоторых радиостанциях. Вас это беспокоит?

Джон: Ну, меня это беспокоит.

Пол: Знаете, это должно нас беспокоить.

Вопрос: Вы думаете, вас распнут?

Джон: Нет, в целом я бы так не сказал.

Вопрос: Что вы думаете о сжигании пластинок здесь, в Соединенных Штатах?

Пол: Ну, я думаю, это довольно глупо. Знаете, немного похоже на рекламный ход с их стороны. Думаю, что они этим ничего не добьются.

Джон: Если бы они просто не покупали пластинки или выбросили их, а сжигание – это…

Джордж: Это всё тот же лежалый уродливый кипеж. Они просто неправильно это поняли, и жаль, что… Это недоразумение, которого не должно быть.

Вопрос: Мистер Старр, вы ещё не сказали ни слова.

Ринго: Ну, я просто надеюсь, что теперь всё закончится, понимаете. Надеюсь, что всё встало на свои места и закончилось.

Вопрос: Это попытка поднять вашу угасающую популярность?

Джон: Для этого я мог бы придумать гораздо более простой способ…

Вопрос: Какой?

Джон: …поднять падающую популярность. Не знаю, если вы имеете в виду какой-нибудь ловких ход, то мы этим не занимаемся. Думаю, что мы в нашей жизни только один раз сделали ловкий ход.

Пол: Но в любом случае, это не то, что будет…

Вопрос: Ты сожалеешь, что это сказал?

Джон: Да. Да, знаете. Хотя я никогда не имел в виду то, что подумали люди, что я имел в виду. До сих пор жалею, что открыл рот.

Вопрос: Вы имели в виду, что «Битлз» более популярны, чем Христос?

Джон: Когда я говорил об этом, то это было сказано очень доверительно и откровенно человеку, которого я знаю, и так получилось, что он был журналистом. И я употребил выражение о том, что только что прочитал и узнал о христианстве. Только я сказал об этом в самой простой форме, которую знаю, которая для меня естественна. Но она опубликовала это, и люди, которые меня знают, приняли это так, как оно есть, потому что они знают, что я так говорю, понимаете.

Вопрос: Было процитировано ваше недавнее заявление, что «Битлз» обеспокоены тем, что называется спадом, то есть о том времени, когда вы больше не будете на вершине популярности. Вы беспокоитесь об этом?

Джон: Ну, не знаю, что это такое. Нет.

Пол: Не думаю, что мы вообще так говорили.

Джордж: Если бы мы действительно беспокоились, то просто предприняли что-нибудь, чтобы…

Пол: Мы бы сделали это, знаете.

Джордж: …покончить с этим.

Пол: В этом всё дело. Если бы мы действительно хотели выбраться из этого.

Джон: Люди говорят: «О, должно быть, они сделали это нарочно. Наверное, у них есть на это причина». Но я просто сделал ошибку – открыл рот. Но в любом случае в этом не было скрытых мотивов.

Вопрос: Вы обеспокоены тем, что ваша репутация может измениться и уменьшиться в глазах молодёжи?

Джордж: Мы всё время меняем, и это так, свой стиль.

Ринго: Я имею в виду, что каждый раз, когда мы приезжаем в Америку, то выглядим иначе. Посмотрите на старые фотографии. Мы никогда не придерживаемся определённой моды.

Джон: Вы же видите, как мы изменились.

Вопрос: Вы делаете это специально?

Пол: Нет.

Джон: Нет. Мы просто стареем.

Ринго: Нет, просто мы не так уж себя контролируем. Просто выглядим одинаково в течение 12 месяцев.

Джордж: Если вы посмотрите на свою прошлогоднюю фотографию, вы, вероятно, изменились.

Вопрос: Это не было сделано по какому-либо плану?

Пол: Нет.

Вопрос: Значит ли это, что ваши волосы стали длиннее?

Джон: Возможно, да.

Ринго: Возможно, но не думаю, что у меня так.

Вопрос: Парни, не хотите сделать короткую стрижку?

Ринго: Нет, не люблю короткие волосы, знаете ли.

Джон: Мы всё равно не следим за модой.

Вопрос: Когда вы собираетесь снимать свой следующий фильм?

Ринго: Хм, может быть в январе, если получится.

Вопрос: У вас есть какие-нибудь представления о том, о чём он будет, или…

Ринго: Просто некоторые идеи. Сценария пока нет.

Вопрос: Что для вас четверых самое приятное в поклонении вам, ведь вы стали почти что «Богами на земле»?

Джон: Не говорите так.

Пол: Это был он. Он это сказал.

Джон: Ну, вы все видели это.

Вопрос: Как вы собираетесь реагировать после сегодняшнего вечера? Вы будете пытаться каждый раз давать объяснения, когда кто-то вас об этом спросит, или как?

Джон: Ну, буду пытаться, если меня будут продолжать спрашивать, знаете ли.

Вопрос: Это очень важно для вас?

Джон: Я буду пытаться… Буду продолжать пытаться до тех пор, пока они не разберутся, понимаете, потому что мне просто не нравится, когда меня считают тем, кем я на самом деле не являюсь, понимаете. Я не такой. То, что они мне приписывают, не имеет ничего общего со мной как с личностью, понимаете.

Вопрос: (Джорджу) А вы? Какова была ваша реакция на то, что он сказал, и реакцию на то, что он сказал?

Джордж: Ну, в контексте, который имелся в виду, это был тот факт, что христианство приходит в упадок, и все об этом знают, и это был факт, о котором была попытка сказать.

Вопрос: Вы с этим согласны?

Джордж: Согласен. Согласен, что приходит в упадок.

Вопрос: Что вы думаете о том факте, что вы верите, что это правда? Какова ваша реакция на эту правду?

Джон: Ну, моя реакция такова, что я сожалел об этом, понимаете. Я уже говорил об этом. Я имею в виду, что если кто-то вроде нас говорит такое, то люди вроде как обращают на это внимание, понимаете – даже церковники пытаются быть «с этим» – с поп-группами и прочим. Они по-прежнему делают это неправильно, а я просто констатировал факт, как я его вижу. И я вообще не пытался сравнивать себя или группу с Исусом или религией, но только таким образом – как я пытаюсь вам сказать.

Вопрос: Можно ещё один вопрос? Я хотел бы спросить о вашей реакции на тот факт, что сегодня утром в лондонском аэропорту некоторые девушки кричали: «Джон, а не Иисус».

Джон: Ну, знаете, я в равной степени не отношусь к этому серьёзно.

Пол: Они неправильно это понимают, как и все остальные, знаете ли.

Вопрос: Вам это не нравится?

Джон: Нет, знаете, это изменится, потому что, я имею в виду, я мог бы остановиться на этом и сказать: «Теперь послушайте, это неправильно то, что вы говорите», но я не могу этого сделать. Я всё равно должен был прийти сюда и сделать всё это, и сначала попытаться внести ясность. Так что, если что-то изменится, то и для них оно уладится.

Вопрос: Почему вы всё-таки публично извиняетесь перед телекамерами?

Джон: Если бы мне сейчас уда­лось вернуться на пять лет назад, то я просто проорал бы, что мы больше ни­когда не отправимся в турне, ушёл бы и всё. Бог свидетель, мне не нужны деньги. Но сжигание пластинок – это настоящий шок, это телесное горение. Я не могу уйти, зная, что я причастен к возникновению в мире ещё одного островка ненависти. Тем более, если при этом используется такая обычная вещь, как, например, люди, слушаю­щие пластинки, танцующие и наслаж­дающиеся тем, чем являются «Битлз». Я не уйду, хотя мог бы это сделать. Если я завтра скажу, что не буду больше выступать, то и в этом случае я не смог бы жить, зная, что кто-то ненавидит меня из-за такой мелочи.

Вопрос: Почему вы не говори­те всё это своим поклонникам?

Джон: Но ведь это беда – быть искренним. Вы стараетесь изъясняться языком правды, хотя должны иног­да лукавить, потому что всё это в определенной степени не соответству­ет действительности, это словно игра. Иногда ведь надеешься, что если ты с кем-то откровенен, то тебя не станут ловить на слове, а также будут играть в открытую, и всё будет нормально. Но каждый играет в свою игру, и иногда я оказываюсь в дураках или стою голым и правдивым перед теми, кто меня кусает. И это печально.

Вопрос: Вы действительно ду­маете, что Христианство исчеза­ет?

Джон: Мне кажется, что оно теряет своё влияние. Я не крити­кую его и не говорю, что оно плохое. Я только гово­рю, что оно, мне кажется, исчезает, теряет связь с людьми.

Пол: И мы сожалеем о том, что про­изошло, пони­маете, в этом вся суть.

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Вопросы стали мучительно повторяться, и Джон пытался перефразировать единственный ответ разными способами, которые, как он надеялся, журналисты посчитают более удовлетворительными. Время от времени к нему на помощь приходил Пол, добавляя весомости и второй голос ответам Джона».

 

Джон: Нет ничего лучшего, что могло бы заме­нить религию, поэтому мы не говорим ничего об этом.

Пол: Если бы религия приходила в упадок, и вы бы говорили об этом, тогда этот разговор был бы полезным.

Джон: Глупо продолжать твер­дить: «Да, религия прекрасна, и мы все – христиане. Да, да. Мы все хри­стиане и мы все верим в это», но всё не так просто.

Пол: Мы все несём ответствен­ность за расцвет и упадок Христианства.

Вопрос: Мистер Леннон, вы не чувствуете себя сейчас распятым?

Джон: Нет, я бы так не сказал. Я не могу очень точно выразить свои мысли, и это моя большая беда. Я просто прокомментировал что-то и сделал это неуклюже. Речь шла о том, что послание Христа было искажено уче­никами и из­вращено по разным эгоистичным причинам теми, кто следовал ему. Оно было искажено до такой степени, что потеряло сегодня для многих своё значение. Фактически, если я и вино­ват в чем-то, так в том, что не подумал, что люди, находя­щиеся за миллионы миль от меня, будут говорить об этом. У меня просто всё спута­лось в голове. Я сейчас в большей степе­ни христианин, чем когда-либо раньше. Но я не последователь организован­ной религии и того образа жизни, который она пропо­ведует.

Исус говорил одно, а потом обра­зовались все эти группировки, которые стали по-своему трактовать его слова, и в результате учение исказилось. Это как игра, когда шесть человек выстра­иваются в ряд, и я шепчу что-то пар­ню, который рядом со мной, например, «Люби ближнего своего» или «Все должны быть равны». Но пока эти сло­ва дойдут до последнего, они превращаются в нечто совсем иное.

 

Джон: «Я вытерпел всё это лицемерие, холодея от ужаса. Мне на самом деле было страшно. К тому же я не был уверен в том, каков был смысл всей статьи, потому что уже забыл, о чём там шла речь. Впрочем, она не имела никакого значения, её прочли и забыли. Мне пришлось перечесть её и убедиться, что я сказал только то, что хотел сказать.

Я говорил, что мы популярнее Христа, и это факт. Я уверен, что Христос был замечательным, как и Будда, и все остальные. Все они говорили одно и то же, и я им верю. Я верю в то, что говорил Христос о любви и доброте, а не в то, какой смысл вложили в его слова люди. Если большая популярность Христа означает больше ограничений во всем – это не по мне. Уж лучше пусть люди уподобятся нам, уж лучше пусть танцуют и поют всю жизнь. Если же им интереснее то, что говорил Христос или Будда – не важно кто, – то Бог им всем в помощь».

 

Джордж: «Я знаю Джона. Он верит в Христианство. И я согласен с ним, что позиции его ослабевают в настоящий момент».

 

Джон: «Меня не так поняли и обвинили в богохульстве. Потом долго и безуспешно я пытался объяснить на пресс-конференции, что я имел в виду. Кто будет спорить, что Битломания стала религией для этих по­лоумных фанатиков. Если бы они поездили с группой, то увидели бы весь этот балаган изнутри. Вокруг нашей костюмерной комнаты всегда толпились ка­кие-то калеки. Они принимали нас за чудотворцев, ждали исцеления. Ведь мы не были виноваты в том, что нас так воспринимают, делают из нас иконы. Мы только писали и пели песни. А когда начинаешь что-нибудь комментировать, это обязательно кому-нибудь не понравится, и они устроят травлю. Сегодня они вас превозносят, а завтра готовы линчевать.

Недавно ещё раз посмотрел запись пресс-конференции, где я говорил, что: «… на самом деле я имел в виду, что мы не важнее Иисуса, просто молодёжь идёт за нами, а не за ним и всё такое», и мне стало жутко, что я, типа, оправдываюсь или лицемерю. Короче, сел на измену».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Извинение Джона по поводу недоразумения с Исусом помогло усмирить бушующую стихию, но не сняло полностью напряжения».

 

Джордж: «Несмотря на всю эту истерию, мы отправились в Америку и устроили пресс-конференцию, на которой Джон принёс свои извинения. Перед камерами и журналистами, несмотря на стресс, связанный со случившимся, он извинился и всё объяснил. Всё прошло успешно, и мы решили, что будем выступать».

 

Ринго: «Нам всем пришлось расплачиваться за сказанное Джоном. Было довольно страшно, и Джон был вынужден извиниться – но не за то, что он сказал. Это было сделано, чтобы спасти нашу жизнь, потому что нам постоянно угрожали – не только ему, но и всей группе. Жизнь устроена так, что иногда приходится снимать шляпу и произносить: «Извините меня»».

 

Пол: «Нам нет дела до тех, кто невзлюбил нас из-за этого высказывания. Мы предпочитаем выступать для тех, кто нас любит. Мы узнали, что тип, с которого всё началось, перепечатал слова Джона в качестве бесстыдного рекламного трюка».

 

Джон: «Нет ничего страшного в том, если людям не нравятся наши пластинки, наш вид или наши слова. Они имеют право недолюбливать нас, а мы имеем право не обращать на них внимания и даже не думать о них. У всех у нас есть свои права».

 

Ринго: «Благодаря всему этому мы поняли, каковы люди в своей массе: сначала они любят «Битлз», а потом, стоит случиться чему-то подобному, миллионы начинают сжигать наши пластинки. Их сжигали публично, на кострах, что тоже пошло нам на пользу, потому что потом этим людям пришлось покупать эти же пластинки снова. Но мы понимали, что с нами обошлись слишком жестоко».

 

Альф Бикнел (водитель «Битлз»): «Когда мы приехали в Америку, в Штаты, это был просто ужас! Все эти Ди-джеи, которые орали: «Принесите нам их пластинки!» Их сжигали прямо на улицах. Где теперь все эти люди? Где они? А Битлы по-прежнему живы!»

 

Ринго: «Главная проблема была в том, что нам часто приходилось выступать перед агрессивно настроенной публикой. Ку-клукс-клан пользовался значительным влиянием, и это было страшно. В Америке мы всегда были начеку, зная, что у многих там есть оружие».

 

Вопрос: Можем немного поговорить о вашей музыке? Вы прошли долгий путь от «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) до «Элеонор Ригби» (Eleanor Rigby) и раги (прим. – традиционная индийская музыка) и так далее. В каком направлении вы пытаетесь развивать свою музыку?

Пол: Дело в том, что мы просто пытаемся двигаться вперёд. И в этом вся суть, понимаете, вот почему мы ввязываемся во все эти игры со словами. Потому что, знаете, мы просто пытаемся двигаться вперёд. И люди, кажется, просто пытаются сдержать нас и не хотят, чтобы мы говорили что-то неопределённое. Я имею в виду, что мы не будем этого делать, если так получится, что люди этого не захотят, тогда мы не будем этого делать. Мы как бы просто сделаем это в частном порядке. Но я думаю, что для всех будет лучше, если мы просто будем честны во всём.

Вопрос: Мистер Маккартни, не могли бы вы расшифровать нам смысл вашей последней песни про отца Маккензи, который сочиняет проповеди, которые никто не слушает.

Пол: (вздыхая) Видите ли, это тоже самое. На самом деле, это одно и то же, так сказать – что, оказывается, есть люди, связанные с религией, кто пишет… понимаете. Я хочу сказать, что это была песня об одиноких людях.

Джордж: Это в любом случае обобщение, не так ли.

Пол: Просто песня об одиноком человеке, который стал священником, который по ночам штопает себе носки, понимаете, и он одинок. Вот о чём всё это.

Джон: И Элеонор была достаточно одинокой, Пол. Ты говорил мне о Элеонор.

Пол: И Элеонор была одинокой. Хм.

(смеется)

Пол: Вот какой смысл, понимаете.

Вопрос: А что вы скажете о другом своём заявлении, в той же самой серии интервью вы сказали, что Америка убогая страна, в которой любого человека с чёрным цветом кожи обзывают ниггером.

Пол: Ну, видите ли, это – если ты против чего-то выступаешь, скажем, говоришь о том, как в этой стране обращались с гражданскими правами, тогда обязательно появятся какие-нибудь экстремисты, которые извратят наши слова и решат, что мы говорим о том, что цветные люди такие же, как и белые, понимаете. Но я твёрдо верю в это. И если кто-то хочет, чтобы я ответил перед шоу бизнесом «Мы просто хорошие друзья», я отвечу, но лично я убеждён, что лучше быть честным в этом вопросе.

Вопрос: Не такое же ли положение складывается и в Англии?

Пол: О, да. Это всеобщая ситуация, понимаете, но в наше время, люди…

Джордж: …с этим что-то делают.

Пол: Я хочу сказать, все знают об этом. Просто необходимо говорить об этом время от времени, вот и всё.

 

 

 

 

Джеффри Л. Стерн (газета «Чикаго Сан Таймз», 13 августа 1966): «Мало кого из поклонников возмутила та полемика, которая разгорелась в Соединённых Штатах из-за замечания Джона Леннона о том, что квартет более популярен, чем Исус.

На пресс-конференции Леннон выглядел раскаявшимся, объясняя журналистам, что его высказывание было неправильно понято. Своим энтузиазмом большинство поклонников, казалось, встали на защиту «Битлз». Как сказала 17-летняя Дебби Бейкер: «Меня не волнует, во что он верит, – сказала она о Ленноне. – Мы все заступимся за Джона. Мы его любим»».

 

Синтия: «На протяжении всего турне я неотрывно следила за новостями по телевизору, периодически связывалась с офисом Брайена и разговаривала с Джоном по телефону при каждой возможности».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «За закрытыми дверями Джон быстро вернулся в норму. После просмотра по телевизору одной из церемоний сожжения пластинок, Пол произнёс: «Это были фанатики. Было ужасно видеть на их лицах ненависть»».

 

Джеральд Лэнгфорд (поклонник из Чикаго): «Когда мы услышали, что к нам приезжают «Битлз», мне и ещё нескольким моим друзьям пришла замечательная идея. Мы решили сопровождать «Битлз» на протяжении всего американского турне. Мы начали подрабатывать в течение учебного года, чтобы заработать денег. К июлю мы заработали 320 долларов, купили билеты на каждый из вечерних концертов – это составило 75 долларов 50 центов на каждого. Ещё мы арендовали автобус, что обошлось нам в 110 долларов за три недели».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)