Джон Леннон и Боб Дилан

27 мая 1966 г.

 

Боб Дилан: «Когда я был недавно в Лондоне, то останавливался в доме у Леннона. Видели бы вы всё, что он накупил: лимузины, чучело гориллы, тысячи каких-то безделушек в каждой комнате – наверное, на это потрачено целое состояние! Я вернулся домой и стал думать: зачем ему нужны все эти вещи? Я понял, что денег у меня достаточно, чтобы накупить такой же хлам, но зачем мне всё это? Я подумал, а как я буду себя чувствовать, сидя на этой куче барахла? Так вот, я тоже накупил массу всяких вещей, натащил их в свой дом – и что же? А ничего!»

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день Джон Леннон появился в качестве гостя в документальном фильме Пеннебейкера о турне Боба Дилана в Великобритании. Джон и Дилан были сняты на заднем сиденье лимузина, который забрал Джона в Уэйбридже. Видеозапись показала, что оба певца, особенно Боб, страдали от побочных эффектов недавнего приёма наркотиков».

 

Донн Алан Пеннебейкер (режиссёр-документалист): «У них изначально были необычные отношения. В этой сцене они как будто пытались придумать для меня что-то забавное, но в то же время делали это друг для друга».

 

Джордан Рантаг (журнал «Роллинг Стоун», 2016): «Выражаясь вежливым языком, объединённые усилия этих мастеров слова мирового класса обязаны не столько остроумию Оскара Уайльда (прим. – ирландский писатель и поэт, один из самых известных драматургов позднего Викторианского периода, одна из ключевых фигур эстетизма и европейского модернизма), сколько дикому потоку сознания Джеймса Джойса (прим. – ирландский писатель и поэт, представитель модернизма). Менее тактичные люди назвали бы это невнятной болтовнёй под действием наркотиков. При этом Дилан выглядит особенно подшофе».

 

Донн Алан Пеннебейкер (режиссёр-документалист): «Это нельзя было назвать разговором в буквальном смысле. Дилан был настолько вне себя и в таком ужасном состоянии, что я не думаю, что он помнил, что говорил».

 

Джордан Рантаг (журнал «Роллинг Стоун», 2016): «Их совершенно лишённый логики диалог больше напоминает дадаистский юмор (прим. – дадаизм или дада – авангардистское нигилистическое движение в начале 20-го века, по большей части сопровождающее свои произведения ругательствами и сомнительным юмором), который нужно увидеть, чтобы в него поверить, но который никогда не понять полностью. Они обсуждают темы, почему англичане победили Гитлера во Второй мировой войне (ответ: река Темза), тоски по дому, бейсбольных игр и фигур современной музыкальной сцены, включая «Мэмэс энд Пэпэс», Джонни Кэша, английскую фолк-рок-группу под названием «Силки» и коллег по группе Леннона.

Пожалуй, единственное, что на протяжении всего разговора остаётся неизменным – это жалобы Дилана на приступы тошноты. «О господи, я не хочу, чтобы меня здесь стошнило, – стонет он, сгибаясь пополам от боли. – Что, если меня вырвет в камеру? Я уже сделал всё остальное на эту камеру, чувак. Меня может просто стошнить». Леннон безжалостно жёстко, но с любовью, поддразнивает его, произнося экспромтом текст телевизионной рекламы: «Ты страдаешь от боли в глазах, лба в складках, или вьющихся волос? Прими “Зимдаун”! Давай, давай, мальчик, это всего лишь фильм. Возьми себя в руки». Дилан слишком сильно страдает, чтобы ответить».

 

Джон: «Мы оба имели в жизни всё, оба сидели на грёбаной дури со всеми этими нарками вокруг. Я до жопы был встревожен. В фильме я просто всё время болтаю и комментирую, как происходит, когда находишься под кайфом или вдрызг пьяный. Я не спал всю ночь. Мы были самонадеянными умниками, и это было ужасно. Но это был его фильм и проблема для меня. Это был его фильм. Я был на его территории, поэтому так нервничал. Беспокойство появилось с того момента, как Дилан попросил меня сняться в фильме. Я подумал: «Нахер нужно? Зачем? Он хочет меня поставить на место?». Но я прошёл через всю эту ужасную ситуацию».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Джон Леннон и Боб Дилан (оба в солнцезащитных очках) сидят на заднем сидении, за рулём Том Кейлок, на переднем сидении кинооператор. Боб Дилан, по-видимому, под воздействием какого-то препарата. Оба артиста разговаривают в странной, несвязной манере, которую порой трудно понять».

 

 

 

 

Боб Дилан: Вы записали номер дубля? Хм? Нет, ты должен это сделать, ты должен это сделать.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Нет, нет, нет, ты – это повторный.

Джон Леннон: Нет, запомни, им просто нужна табличка с текстом, не так ли?

Пеннебейкер (режиссёр): Мы могли бы дать Дилану мегафон.

Боб Дилан: Эй, я уже много раз видел эту табличку!

Пеннебейкер (режиссёр): Да, но ты всегда видел это в конце, не так ли?

Боб Дилан: (глядя в окно машины) Вот и могучая Темза. Вот что удержало Гитлера.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Что?!

Боб Дилан: Могучая Темза. Да! Я п… это сказал Уинстон Черчилль. (обращаясь к водителю Тому Кейлоку) Том, разве не так?

Том Кейлок (водитель): Ага.

Боб Дилан: Разве это не так, Том?

Том Кейлок (водитель): Определенно! Определенно так.

Боб Дилан: Том, я думаю, что переименую тебя в Тайрона Пауэра (прим. – американский актёр). Это вопрос времени. Я вижу, мне просто нужно…

[разрыв записи]

Джон Леннон: Вырезано! Скажешь это ещё раз, Боб?

Боб Дилан: Том?

Том Кейлок (водитель): Ага?

Боб Дилан: Думаю, переименую тебя в Рональда Коулмана…

Джон Леннон: Так лучше, однако.

Боб Дилан: …Реджинальд Янг… (прим. – американский музыкант)

Джон Леннон: Это намного лучше, намного лучше.

Боб Дилан: …и Пити Уитстроу. Плюс Сонный Джон Эстес, чувак (прим. – американские музыканты).

Джон Леннон: О, это здорово.

Боб Дилан: …выглядит как Роберт Джонсон (прим. – американский певец), а учится в медицинской школе, как Дж. Кэрролл Нэш (прим. – американский актёр).

Джон Леннон: Джонни Кэш (прим. – американский певец), и все остальные.

Боб Дилан: Да, в моем фильме есть Джонни Кэш. Ты… ты обосрёшься, чувак.

Джон Леннон: Что, правда?

Боб Дилан: Ты обосрёшься, когда увидишь. Не веришь?

Джон Леннон: Слышали это, детки? Джон снова обосрётся!

Пеннебейкер (режиссёр): У нас как бы программа для семейного просмотра. Попытайся это не забывать, хорошо?

Боб Дилан: Он не в курсе.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Ну да, знает.

Боб Дилан: Он не знает! Он не знает, он… знаете, что он выглядит прямо как Джонни Кэш?

Джон Леннон: Мм.

Боб Дилан: Ты много провёл с ним времени? Он двигается так…

Джон Леннон: Нет.

Боб Дилан: Он двигается очень… как, чувак, когда он двигается… Эй, ты должен вырезать эту часть из фильма, чувак, потому что он мне очень нравится. Он славный чувак. Я имею в виду, что он двигается, как все крутые чуваки – все крутые чуваки так двигаются, как профессиональные боксёры.

Джон Леннон: Старина Джонни!

Пеннебейкер (режиссёр): Все крутые чуваки?!

Боб Дилан: Джонни…

Джон Леннон: Джонни! Большая река, большая река! (прим. – название песни Джонни Кэша, выпущенная в 1958 году).

Пеннебейкер (режиссёр): Это тоже в пользу Джонни!

Джон Леннон: Это какой-то фильм…

Боб Дилан: Да, он… он снимается в фильме. Он невероятный…

Джон Леннон: Замечательный парень, да?

Боб Дилан: Отличный парень, Джон.

Пеннебейкер (режиссёр): Победитель!

Боб Дилан: Вот блин, ты же должен был быть здесь вчера вечером, Джон! Должен был… ты должен был быть здесь вчера вечером. Эй, сегодня вечером… эй, сегодня вечером уже сложно.

Джон Леннон: Да ну, Боб?

Боб Дилан: Ага. Сегодня вечером уже сложно. Хотел бы я говорить по-английски, чувак.

Джон Леннон: Я тоже, Бобби. Ха, ха.

Боб Дилан: (указывая на Леннона) Он может говорить по-американски. Говорить по-американски. (обращаясь к Тому) Эй, Том, ты же слышал, как я говорю по-английски, не так ли?

Джон Леннон: Эй. Пол может говорить по-американски. Кто-нибудь хочет сигарету?

Боб Дилан: Но я никогда не смогу сделать это на уровне Джона, потому что (делая жест рукой) Джон такой… Джон великий актёр, чувак, так что я не могу…

Пеннебейкер (режиссёр): Сегодня утром мы открыли самую большую пару плохих актёров в Лондоне. Только взгляните на это.

Боб Дилан: У тебя есть, э…

Джон Леннон: Никому не надо сигарету?

Боб Дилан: Это всё ещё могучая Темза, Том?

Пеннебейкер (режиссёр): Ты должен был увидеть вчера вечером, ты должен был увидеть, Джон – глядя в объектив на расстоянии дюйма, спрашивая: «Что там внутри?»

Боб Дилан: Кто, я или Робби?

Пеннебейкер (режиссёр): «Кто там внутри?» Около пяти утра. Москва.

Боб Дилан: Ээ, знаете, что у них было – да. Я… ну, я собираюсь показать ему это. Я покажу ему весь фильм, когда мы его сделаем…

Пеннебейкер (режиссёр): Никто никогда не увидит этот фильм целиком.

Боб Дилан: Нет…

Пеннебейкер (режиссёр): …потерять над собой контроль!

Боб Дилан: Эй, ту часть, которую мы решили использовать…

Джон Леннон: Да, давай поговорим об этом, а? Э, да.

Боб Дилан: Те части… часть, которую мы решили использовать, материал, который я… я отправлю ему, он единственный чувак, что…

Джон Леннон: Да, я думаю, это классно, здорово.

Боб Дилан: Что? Ой, извини, ладно. Позволь мне… эй, но я имею в виду, я просто возьму… Я просто возьму…

Джон Леннон: Свист.

Боб Дилан: Ты…

Бобби Нойвирт (звукооператор): Просто скажи ему, чтобы он свистнул.

Боб Дилан: У тебя было… это то, из-за чего я разозлился. Я не злился на… фильм. Ты сказал… вы сказали… ты помнишь, что мне сказал?

Джон Леннон: Нет.

Боб Дилан: Когда я включил тебе те плёнки?

Джон Леннон: Нет, а что?

Боб Дилан: Что я включил тебе те плёнки? Я тебе это скажу… я тебе это скажу позже. Я просто… я только что получил…

Джон Леннон: Скажи это сейчас!

Боб Дилан: Ээ. Помнишь, ты сказал мне… я включил тебе эту песню, и ты сказал что-то о том, что это должно быть в… Я тогда не понял, Робби мне сказал.

Джон Леннон: Хорошая работа, Бобби!

Боб Дилан: Ты сказал, что это должно быть в… в вашей издательской компании. Как она называется? Эта ваша… ну, ваша издательская компания?

Джон Леннон: Э, издательская компания!

Боб Дилан: Да, а как она называется?

Джон Леннон: Дик Джеймс?

Боб Дилан: Нет-нет… Это же не название? Дик Джеймс? Я слышал не это название.

Джон Леннон: «Северные песни»?

Боб Дилан: Точно, именно так.

Джон Леннон: А, ты это имеешь в виду…

Боб Дилан: Верно, верно. «Это должно быть на северных песнях». И я спросил, что… я спросил: «Что такое северные песни?» А мне так не ответили, чувак. Мне нужно было узнать.

Джон Леннон: Разве тебе не ответили?

Боб Дилан: Нет, чувак, ты мне не ответил. Ты сказал, что это должно быть на северных песнях и… все… знаешь, парочка… ты засмеялся, а Пол Маккартни посмотрел в другую сторону… заговорил с Ринго…

Джон Леннон: А Мик Джаггер поднял глаза, и он… дурь стряхнулась с его лица, и…

Боб Дилан: Мик Джаггер поднял глаза и высморкался.

Джон Леннон: …Роб Рой ворвался в комнату в большом килте и воскликнул: «Эй, Бобби, ты слышал это?»

Боб Дилан: Ты должен жить… ты должен жить в Техасе, чувак. Тебе нужно жить в Техасе.

Пеннебейкер (режиссёр): Надо подумать об этом. Пока я переберусь сюда.

Джон Леннон: Э, скажи мне, Боб…

Боб Дилан: Я читал в газетах, что Джордж Харрисон много времени провёл в Штатах. Ты бы многому научился у Джорджа.

Джон Леннон: Расскажи мне о «Мэмэс энд Пэпэс», Боб. На мой взгляд ты их сильно поддерживаешь, и они замечательные, да?

Боб Дилан: Я знал, что до этого дойдёт. Я знал, что до этого дойдёт.

Джон Леннон: Я полагаю, что ты их поддерживаешь.

Боб Дилан: Нет. Тебя просто интересует та большая цыпочка, верно? (прим. – речь идет о Кэсс Эллиот, получившей из-за своей полноты прозвище «Мама Кэсс») Она тоже на тебя запала. Она западает на всех, кого я знаю. Все спрашивают меня об одном и том же, и я понимаю, что они имеют в виду!

Джон Леннон: Разве это не чудесно? Ты понимаешь, э… ты понимаешь, ты понимаешь…

Боб Дилан: Они ужасны, чувак. Они ни на что не годны.

Джон Леннон: Рал Доннер? Ещё один великий (прим. – американский певец).

Боб Дилан: Кто? Нет, я знаю только малоизвестных. Нет, сэр.

Джон Леннон: Барри Макгуайр – великий герой войны (прим. – американский певец и автор песен).

Боб Дилан: Барри Макгуайр? Он твой близкий друг, Джон, насколько я знаю.

Джон Леннон: Он… мы… он познакомился со мной через тебя, Боб, помнишь? Ты сказал: «Вот отличный кореш, Сержант Барри».

Боб Дилан: Ха-ха-ха! Да, да, да, Джон. Вспомнил. О, Боже. Я был уверен, что ты… я был уверен, что ты имел в виду кого-то другого в… в…

[разрыв записи]

 

 

 

 

Боб Дилан: Ладно, стоп!

Джон Леннон: Боб снова забыл свои реплики.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Вырезать. Сними это снова.

Джон Леннон: Вырезать. Снимите это ещё раз, извини, Боб. Он выглядит так естественно, но на самом деле трясётся, как лист.

Пеннебейкер (режиссёр): К сожалению.

Джон Леннон: Хорошо, тогда начинайте снова!

Боб Дилан: Нет, это просто… это просто… э… ну, мне без разницы.

Джон Леннон: Нет. «Чёрт бы их всех побрал, чёрт бы их всех побрал…»

Боб Дилан: Так, расскажи мне о С… «Силки» (прим. – английская группа, часто исполняла каверы песен Боба Дилана; в 1965 году подписала контракт с Брайеном Эпстайном).

Джон Леннон: Нет, я не буду о них говорить!

Боб Дилан: Расскажи мне… о, у меня в боку заболело!

Джон Леннон: Ну, я не п… э, я… (произносит на французском языке) «встаю в семь».

Боб Дилан: Расскажи об этой боли у меня в боку, а также о «Силки», пока вы ими занимаетесь.

Джон Леннон: Нет, если мы собираемся продолжать… мы делали это для… мы всё равно пропустили всё классное, начиная с… может тебе принять что-нибудь?

Боб Дилан: Э, я уже принял… я принял пару… я уже принял несколько миллиграммов «Силки».

Джон Леннон: Ты получил товар с нагрузкой, ты получил товар с нагрузкой?

Боб Дилан: Это не помогло, чувак.

Джон Леннон: Тут я ничем не могу помочь… направлен на меня, знаешь. Отверни от меня, отверни от меня. О, ещё двадцать минут?

Боб Дилан: Нет, это… мы в десяти минутах, не так-ли?

Пеннебейкер (режиссёр): Совершенно верно.

Боб Дилан: Ты из этого получаешь духовную силу? Смотри, где он это взял.

Пеннебейкер (режиссёр): Многие президенты… многие президенты вышли из такой среды.

Джон Леннон: Что ж, Боб! Эээ, Барри Макгуайр, мы говорили, верно.

Боб Дилан: Барри Макгуайр.

Джон Леннон: Ты сейчас об этом.

Боб Дилан: Хорошо. Барри Макгуайр, э… сказал мне, что он твой хороший друг.

Джон Леннон: Ну, я… мне не хотелось бы говорить это о Барри, Боб. Или Бобби? К сожалению… я совсем его не знаю, лично.

Боб Дилан: Ага.

Джон Леннон: Но у меня было письмо от его менеджера, в котором говорилось, что он был очень-очень близок с тобой, находясь в своего рода начале нынешнего бума фолк-рока. Понимаешь, это… на данный момент…

Боб Дилан: Да, да, я это знаю.

Джон Леннон: Это первое, что я услышал о самом Барри.

Боб Дилан: Но ты… ты… ты никогда толком не переписывался…

Джон Леннон: Э, ты упустил…

Боб Дилан: Ты никогда не… ой-ой, возьми…

Джон Леннон: Болтуны.

Боб Дилан: …двое влюблённых вон там. Ты никогда, никогда не знал его, как, знаешь, как если кто-то спросит тебя, да, Джон, один из твоих друзей спросит тебя, ты никогда не встречал этого парня. Ха ха. Не могу смотреть.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Ты бы видел себя по телевизору!

Боб Дилан: Я не могу… он хуже меня… о, он ужасен. Он ужасен, чувак. Он намного хуже меня.

Джон Леннон: Нет, совсем, совсем, совсем.

Боб Дилан: Нет, блин, ты злой.

Джон Леннон: Ерунда. Я никогда не использую это слово, ерунда. Ерунда.

Боб Дилан: Это выдаёт тебя, чувак.

Джон Леннон: Почему бы тебе не сделать… вместе с этим, и тогда мы получим… [напевает мелодию] Щёлк щёлк щёлк! Настоящая жизнь, настоящая жизнь!

Боб Дилан: Это конец?

Пеннебейкер (режиссёр): Десять минут.

Боб Дилан: Прибыли, ага?

[разрыв записи]

 

 

 

 

Боб Дилан: Я хочу вернуться домой.

Бобби Нойвирт (звукооператор): И посмотреть бейсбольный матч.

Боб Дилан: О, да, я хочу вернуться домой, чувак. Там, откуда я родом, у нас играют в бейсбол. Бейсбол, у нас есть круглосуточное телевидение. Я родом из райской страны, чувак. Вот откуда я приехал.

Джон Леннон: Звучит здорово.

Боб Дилан: Ну, я… я, может быть, не тот, кто… действительно придаёт этому правильное значение, чувак. Другие могут сделать так, чтобы это звучало так здорово, что у тебя даже не было бы возможности… сказать. Хм. Ну… я получил… я… я… не понимаю. Эй, знаешь, мне очень нехорошо, чувак. Я рад, что всё закончилось! Потому что здесь мне очень нехорошо.

Джон Леннон: …долго вот так, знаешь…

Боб Дилан: Я не недооцениваю…

Джон Леннон: С дрожью.

Пеннебейкер (режиссёр): Серьёзный случай.

Боб Дилан: Я имею в виду, э, ты здесь заболел?

Пеннебейкер (режиссёр): Нойвирт болел около недели, периодически.

Боб Дилан: Чем, гриппом?

Бобби Нойвирт (звукооператор): Нет.

Пеннебейкер (режиссёр): Думаю, депрессией.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Депресс-чего?

Пеннебейкер (режиссёр): Меланхолией.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Мелиндой.

Пеннебейкер (режиссёр): Это что-то вроде дыни.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Дынька-соглашалка.

Джон Леннон: Просто чтобы сохранить тебе жизнь. Не хочу, чтобы он стал слишком мёртвым, понимаете, лондонская сцена. О, всё так.

Пеннебейкер (режиссёр): Это то, что они видели.

Боб Дилан: Кто видел?

Джон Леннон: Это видела улица. Красивое зрелище.

Боб Дилан: Так, не тащи это в машину, что бы ты сейчас ни делал.

Пеннебейкер (режиссёр): Я перестану, чувак. Я трогаюсь.

Боб Дилан: Уже приехали? Хорошая попытка! Он учится как…

Джон Леннон: О. Веселуха! Показываем вам закрученный сюжет! Прости, чёрт побери, чувак, ты пропустил это!

Пеннебейкер (режиссёр): Я пропустил чёртов грузовик.

Джон Леннон: И банкирский.

Боб Дилан: Почему бы тебе не вернуть это, холодно.

Пеннебейкер (режиссёр): Пойдёт снег!

Боб Дилан: Ээ. Как далеко мы от отеля, Том?

Том Кейлок (водитель): Пять минут.

Боб Дилан: Ого.

Джон Леннон: Разрешаю, посадку, Том.

Том Кейлок (водитель): Конец связи.

Боб Дилан: Ну…

Пеннебейкер (режиссёр): Можешь сказать это ещё раз, Том?

Том Кейлок (водитель): Спасибо, отбой, принято.

Джон Леннон: Чуть глубже.

Боб Дилан: Эй, нет… не снимай всё это, но я просто… [разрыв записи] О, Боже, чувак. Я не хочу, чтобы меня здесь стошнило… если меня вырвет на камеру?

Пеннебейкер (режиссёр): Что?!

Боб Дилан: Я уже сделал всё на эту камеру, чувак. Только что не блевал на неё.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Было бы прикольно, чувак! Первая вещь по утру.

Пеннебейкер (режиссёр): Было бы славно… славное окончание, не так ли? Смогли бы использовать это как утреннее шоу.

Боб Дилан: Но меня никогда не тошнило.

Пеннебейкер (режиссёр): Мы назовём это: «Готовим с Диланом». «Что увидел ночной горшок».

Бобби Нойвирт (звукооператор): Пожалуйста, не блевани в мою сторону.

Пеннебейкер (режиссёр): «Что грёбаный горшок увидел!» О, гляньте, какой он зелёный. То, что надо.

Боб Дилан: Так, скажи мне, Джон, как долго ты сотрудничаешь с Мэйси?

Джон Леннон: Эээ, Мэйси, ээ… с самими братьями Мэйси, у нас было партнёрство около тринадцати лет, четырнадцать, наверное.

Боб Дилан: Ага. Ты просто как новый поклонник джайва, юнец?

Джон Леннон: Я вроде как дедушкин корень…

Боб Дилан: Из Канады, да?

Джон Леннон: Из Канады? Да, блестяще-сверкающий Квебек, знаешь. Разрази его гром.

Боб Дилан: Я знаю, что ты…

Джон Леннон: Ты это знаешь.

Боб Дилан: Да ну?

Пеннебейкер (режиссёр): Что скажешь, если я вырежу…

Боб Дилан: Чёрт, лучше заткнись…

Джон Леннон: Знаешь, это не похоже на дом.

Пеннебейкер (режиссёр): И плохая погода.

Джон Леннон: Клёво.

Боб Дилан: Как далеко мы сейчас, Том?

Том Кейлок (водитель): Две минуты. Торнадо на обратном пути?

Боб Дилан: Да, я знаю! Поспеши!

Том Кейлок (водитель): Хорошо.

Джон Леннон: Поторопись, Том.

[звук рвоты]

Джон Леннон: Я снова буду трахаться на камеру?

Бобби Нойвирт (звукооператор): Примерно через пятнадцать секунд в эфир выйдет Би-Би-Си 2, примерно через пятнадцать секунд – интервью с мистером Диланом. Мистер Дилан, вы должны помнить меня с Ямайки, я ходил в школу с вашим приятелем, Уодли-Бен-Ведли-Бен-Ведли-Бен-Ведли.

Джон Леннон: Задавим фермера.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Немного соул, детка.

Боб Дилан: Не делай этого со мной, чувак.

Пеннебейкер (режиссёр): Тебе это нравится.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Все эти братья по крови из «Би-Би-Си» будут там. «Хорошие парни Би-Би-Си»! Они встретят вас в аэропорту.

Пеннебейкер (режиссёр): Плохие парни «Би-Би-Си» ждут вас там.

Бобби Нойвирт (звукооператор): Клайв Дабл-ви! В последний раз, когда рано утром я был с вами в машине, я, кажется, помню, что мы проехали по городу на велосипеде. Возможно, что это было моё воображение. Но движение казалось замедленным.

Джон Леннон: Велосипед, велосипед. Ты страдаешь от боли в глазах, лба в складках, или вьющихся волос? Прими «Зимдаун»!

Пеннебейкер (режиссёр): Зимдон? Доктор Менто! Что ты видишь? Что ты видишь, доктор Менто?

Боб Дилан: Ой, не делай этого… нет, чувак. Подожди минутку.

Джон Леннон: Ну же, мальчик, это всего лишь фильм. Давай, соберись, возьми себя в руки. Есть несколько долларов, а? Это взбодрит тебя. Давай, давай, деньги, деньги!

Боб Дилан: Ха-ха-ха. Ну где ты, Том?

Том Кейлок (водитель): А?

Бобби Нойвирт (звукооператор): Мы в Шервудском лесу, Роб. Брат Тук (прим. – компаньон Робин Гуда).

Боб Дилан: Пожалуйста, поезжай в отель.

Том Кейлок (водитель): Да, мы сейчас на пути домой. Прямо сейчас…

Бобби Нойвирт (звукооператор): Сколько здесь над уровнем моря?

Том Кейлок (водитель): Две тысячи футов. Погодные условия…

Бобби Нойвирт (звукооператор): У вас 20-минутная задержка.

Джон Леннон: Что это?

 

Донн Алан Пеннебейкер (режиссёр-документалист): «После поездки Леннону пришлось помочь своему музыкальному товарищу добраться до номера в отеле, где Дилан выполнил обещание промыть свои кишки».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Забрал Пола и Нила, чтобы отвезти их в клуб «Долли» на встречу с Бобом Диланом, который недавно прилетел в город».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В сопровождении Кита Ричардса и Брайана Джонса, Пол и Нил Аспинал отправились в клуб «Долли» на Джермин-стрит, чтобы встретиться с Бобом Диланом. После этого они все вернулись в номер Дилана в отеле «Мэйфейр», чтобы послушать пробные копии записей с его последних сессий».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Позже мы все направились в «Мэйфэр», чтобы снова с ним увидеться перед его вечерним концертом».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Позже тем же вечером Джон с Джорджем присутствуют на концерте Дилана в Альберт-холле. Во время концерта часть аудитории неодобрительно освистала Дилана, когда он во второй половине выступления взял электрическую гитару и при поддержке группы «Бэнд» исполнил композиции в стиле рок-н-ролл».

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Сегодня было довольно странное событие, потому что большому количеству поклонников не понравилось, что он начал играть на электрогитаре».

 

Барри Фейнштейн (фотограф): «Он перешел в электричество и сделал то, что хотел. Его расстраивало, что многие люди не врубались в это. В Шотландии один поклонник даже ударил его. Но Дилан верил в то, что делал и шел вперед, каждый раз готовя новую программу».

 

 

 

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «Играя во второй части своих выступлений электрический рок на фоне гигантского американского флага, Дилан на протяже­нии почти четырёх месяцев подвергался хуле как изменник и Иуда. Люди, демонстрируя своё негодование и отвращение, забрасывали сцену различными предметами. Преданные поклонники умоляли его избавиться от группы, но Дилан их игнорировал. Его концерты неизменно завершались электрическими версиями «Баллада о худом человеке» (Ballad of a Thin Man) и «Как перекати-поле» (Like A Rolling Stone) на фоне массового исхода публики».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Хороший концерт, Джону с Джорджем понравилось».

 

 

 

Журнал «Лайф»: Новое сумасшествие на дискотеках.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)