Запись песни Yellow Submarine

26 мая 1966 г.

 

Ричард Алдерсон (продюсер записи Боба Дилана): «Битлы любили Дилана. Во время пребывания в Лондоне мы с Бобом были с ними в одной из их квартир, где вместе тусовались. В тот день мы слушали альбом «Любимые звуки» (Pet Sounds) «Бич Бойз». Потом я попросился поехать с ними на Эбби-Роуд, чтобы посмотреть, как записываются в Великобритании».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Запись песни «Жёлтая подводная лодка» (Yellow Submarine)».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «19:00–1:00. Студия 3 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Звукоинженер: Джефф Эмерик».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «В студии мы поздравили Мэла и Лил с рождением у них дочери, вручив им открытку, подписанную всеми нами. После этого Мэл был отпущен к Лил на всё время до начала гастролей».

 

Пол: «Я написал её однажды вечером в мансарде дома Эшеров, когда лежал в постели. Это было то замечательное время сумерек, когда погружаешься в сон или когда просыпаешься. Мне всегда казалось, что это довольно расслабленное время, когда ты почти спишь, когда ты освободился от забот дня, и наступает короткий промежуток времени состояния неопределённости перед тем, как погружаешься в сон. Помню, как мне пришла мысль, что детская песня была бы неплохой идеей, и появились образы, пришёл жёлтый цвет, пришла подводная лодка, и я подумал: «Ну, в этом есть что-то милое, как в игрушке, очень по-детски, жёлтая подводная лодка».

Я подумал об этом как о песне для Ринго, как в итоге и получилось, поэтому я написал её как не слишком требовательную к вокалу. Я просто придумал довольно простую мелодию, а затем начал сочинять историю, как бы от лица бывалого опытного моряка, который рассказывает маленьким детям, где он жил и как он был, когда плавал в жёлтой подводной лодке. Мне очень нравится то, что связано с детством. Мне нравится детское мышление и воображение. Также мне не показалось, что будет не круто, если сюрреалистическая идея будет одновременно детской. Ещё я решил, что, раз Ринго так хорошо ладит с детьми – типа такого простого дядюшки, – то было бы неплохо, чтобы у него была детская песня, а не очень серьёзная. Он не очень любил петь.

Так что в значительной степени это моя песня, написанная для Ринго в тот непродолжительный момент сумерек. Полагаю, что Джон помог. С текстом в той или иной степени не ясно, но припев, мелодия и куплеты в целом – мои».

 

Джон: «Ребёнок Пола. Пол написал запоминающийся припев. Донован помогал с текстом. Я тоже помогал с текстом. Идея Пола, название Пола – так что я считаю её песней Пола написанной для Ринго».

 

Донован Литч (шотландский музыкант, певец, автор песен и гитарист): «Я помог Полу с текстом для песни «Жёлтая подводная лодка» (Yellow Submarine). Он приехал ко мне домой, оставив свой «Астон Мартин» посреди дороги с открытыми дверями и включённым радио. Он вышел из машины, зашёл ко мне в квартиру и сыграл «Элеонор Ригби» с другим текстом, а также сказал, что у него есть ещё одна песня, в которой отсутствует куплет. Это был очень короткий фрагмент, и я просто ушёл в другую комнату и подобрал «голубое небо, зелёное море». Они всегда просили других помочь с парой строк, поэтому я помог с этой строчкой. Он знал, что мне нравятся детские песни, и знал, что я смогу помочь. Уверен, что он смог бы написать эту строчку сам, но полагаю, хотел, чтобы кто-то добавил эту строчку, что я и сделал. На самом деле не было ничего существенного, но ему понравилось, и она осталась».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «Поскольку песня «Элеонор Ригби» была закончена и аранжирована для струнного октета в конце апреля, должно быть, это произошло в начале месяца или в конце марта».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Предоставление Ринго песни для любого из альбомов «Битлз» никогда не было приоритетной задачей. Иногда для него выбирали кавер-версию для исполнения, иногда он сам делал выбор, а иногда Джон и/или Пол сочиняли песню специально для него. Когда это был третий вариант, композиция, по общему признанию, никогда не была такого же калибра, который они бы исполнили сами, и определенно не того уровня, который был бы приемлем для выпуска в качестве сингла. Время, проведённое в студии для записи песни, тоже всегда было минимальным. Получавшийся в результате трек для Ринго размещался где-нибудь на альбоме, чтобы удовлетворить требования поклонников, желающих услышать своего любимого Битла.

Кто бы мог подумать, что авторский дуэт Леннон-Маккартни сочинит для Ринго такую песню, которая будет сочтена достаточно хорошей для выпуска в качестве сингла. Воодушевление во время записи песни было большим (вполне возможно, что и в химическом смысле), и было потрачено много времени на то, чтобы записать её должным образом. Были даже приглашены друзья и близкие (прим. – 1 июня 1966), чтобы они помогли в процессе записи. Результатом станет единственный британский сингл «Битлз», в котором Ринго выступил в качестве ведущего вокалиста, трек, с которым исполнитель навсегда останется безоговорочным «претендентом на славу». И поскольку песня в итоге станет главной в их успешном мультфильме «Жёлтая подводная лодка», то, вероятно, это останется как самое примечательное достижение Ринго».

 

Ринго (1966): «Джон с Полом написали песню, которая, по их мнению, мне подходит, но если я не справлюсь, то нам, возможно, придётся найти ещё одну какую-нибудь песню в стиле кантри-вестерн».

 

In the town where I was born,  В городе, где я родился,

Lived a man who sailed the sea,  Жил человек, который ходил в море

And he told us of his life,  И рассказывал нам о своей жизни,

In the Land of Submarines.  В мире подводных лодок.

So we sailed on the sun,  Итак, мы плыли к солнцу,

Till we found the sea of green,  Пока не нашли зелёное море,

And we lived beneath the waves,  И мы жили под волнами,

In our Yellow Submarine.  В нашей жёлтой подводной лодке.

 

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

 

And our friends are all aboard,  И на борту все наши друзья,

Many more of them live next door,  Многие из них живут по соседству,

And the band begins to play.  И оркестр начинает играть.

 

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

 

Full steam ahead, Mister Boatswain, full steam ahead,  Полный вперёд, мистер Боатсуэйн, полный вперёд,

Full steam ahead it is, Sergeant,  Есть полный вперёд, сержант,

(Cut the cable, drop the cable)  (Отдать концы, бросить кабель)

Aye-aye, sir, aye-aye,  Есть, есть, сэр, есть, есть,

Captain, captain.  Капитан, капитан.

 

As we live a life of ease,  Поскольку живём мы лёгкой жизнью,

Every one of us (every one of us),  У каждого из нас (у каждого из нас),

Has all we need (has all we need),  Есть всё, что нам нужно (есть всё, что нам нужно),

Sky of blue (sky of blue),  Голубое небо (голубое небо),

And sea of green (sea of green),  И зелёное море зелёное море),

In our yellow (in our yellow),  В нашей жёлтой нашей жёлтой),

Submarine (submarine, aha).  Подводной лодке (подводной лодке, ага).

 

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.e.

 

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

We all live in a Yellow Submarine,  Мы все живём в жёлтой подводной лодке,

Yellow Submarine, Yellow Submarine.  Жёлтой подводной лодке, жёлтой подводной лодке.

 

Пол: «Нас забавляли маленькие грамматические хохмы. Должно было быть так: «У каждого из нас есть всё, что ему нужно» (Everyone of us has all he needs), но Ринго превратил это в: «У каждого из нас есть всё, что нам нужно» (Everyone of us has all we need). Так это вошло в песню. Это неправильно [грамматически], но это здорово. Раньше нам это нравилось».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Интересно, что в рукописном тексте Пола эта строчка вычеркнута, и чьей-то рукой написано: «Мерзко!! На мой взгляд», как если бы это написал какой-нибудь школьный учитель. Можно предположить, что это Джон не одобрил такую строчку, но с чем, видимо, согласился, потому что она не только осталась на пластинке, но и сам Джон в режиме эхо озвучивает эти слова».

 

Стив Тёрнер (автор книги «Запись трудного дня»): «После выхода песни быстро распространился слух, что жёлтая подводная лодка была завуалированным намёком на наркотики. В Нью-Йорке капсулы с нембуталом стали называть «жёлтыми подводными лодками». Пол отрицает такие необоснованные утверждения».

 

Пол: «В текст не следует вкладывать больше смысла, чем в текст любой другой детской песенки. Люди спрашивают: «Жёлтая подводная лодка, что это значит? Что за этим стоит?» Ничего! Я знал, что за этим будут искать скрытый смысл, но это была просто детская песня. Дети сразу её принимают. Мне просто нравится, что её поют дети. С песней «Жёлтая подводная лодка» вся идея заключалась в том, что если когда-нибудь я увижу, что какие-то дети её поют, то цель будет достигнута».

 

Сева Новгородцев (радиоведущий музыкальной программы «Би-Би-Си»): «Всякие разговоры, ходившие потом – о психоделических картинках под влиянием наркотических галлюцинаций – совершенно неверны. Простой пример – в тексте песни нет ни одного длинного или сложного слова – всё для того, чтоб любому дитяти смысл песни был понятен. Толчком послужила поездка в Грецию, куда Маккартни ездил отдыхать. Там продавали разноцветные сахарные леденцы, которые в воду надо макать, среди этих леденцов и была жёлтая подлодка».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Когда Пол впервые сыграл песню на фортепиано, она показалась мне больше похожей на детскую песенку, чем на композицию поп-музыки, но все были в восторге и принялись за работу. Я хорошо помню, как они записывали ритм-трек песни «Жёлтая подводная лодка» (Yellow Submarine). Так случилось, что в тот вечер, когда мы приступили к работе, Джордж Мартин чем-то отравился. Поэтому он отправил свою секретаршу (и будущую жену) Джуди следить за процессом, и я полагаю, чтобы убедиться, что мы хорошо себя ведём! Она села на место Джорджа за пультом, следя за тем, чтобы у «Битлз» было всё, что они хотели, а я взял на себя управление. Отсутствие Джорджа явно произвело раскрепощающий эффект на четверых «Битлз» – они вели себя как группа школьников в отсутствии своего учителя. В результате в тот вечер было много клоунады, легкомыслия, что Джордж Мартин не потерпел бы, поэтому репетиция заняла намного больше времени, чем сама сессия».

 

Джон: «Мы пришли в студию и фактически живьём сделали запись».

 

Ричард Алдерсон (продюсер записи Боба Дилана): «Поскольку я сам был продюсером, то мне было интересно, какое они используют оборудование. Когда я гулял по студии, Леннон пошутил в свойственной ему манере: “Пришёл проверить наши провода, да?”»

 

Джордж: «Песня «Жёлтая подводная лодка» была написана Полом и Джоном. Правда, началось всё с того, что они по отдельности сочиняли каждый свой фрагмент. Затем один помогал другому закончить песню».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Работа над песней началась с репетиций песни, которые были записаны на две бобины, однако впоследствии большинство этих записей было стёрто».

 

Джордж: «Всё, что я помню, – это то, что каждый раз, когда мы с гитарами собирались у фортепиано, прослушивали её и подбирали аранжировку для записи, то все валяли дурака».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Наконец Леннон преодолел приступ смеха и взял на себя роль ответственного взрослого, который делает остальным замечание: «Сейчас 21:40, а мы всё ещё не приступили к записи!» Это, конечно, только вызвало у всех новый приступ смеха. В конце концов они успокоились и начали записывать ритм-трек».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Было записано четыре дубля ритм-трека, которые имели гораздо более длинное вступление чем то, что будет выпущено на пластинке. Джон играл на акустической гитаре, Пол на бас-гитаре, а Джордж на бубне в той части песни, которая предшествует ударным Ринго, а также где будут слова. Другим отличием аранжировки на этом этапе был полноценное повторяющееся окончание. На пластинке оно плавно затухает».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Четвёртый дубль был признан лучшим. После этого, чтобы освободить дорожки для последующих наложений, понадобилось промежуточное сведение, которое было обозначено как пятый дубль».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Затем Ринго и остальные добавили свой вокал. Скорость записи была немного замедленной, чтобы при воспроизведении их голоса звучали немного ярче».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Инструменты были записаны с немного более быстрой скоростью, поэтому при воспроизведении звук был на полтона ниже. Вокал же, наоборот, записывался медленнее, из-за чего высота звука повышалась на полтона при воспроизведении на нормальной скорости».

 

Ринго: «Я действительно не знаю, где они взяли идею для этой песни, я просто чувствовал, что это на самом деле интересная вещь, которую мне нужно было сделать. В то время я исполнял множество кавер-версий, или они что-то сочиняли специально для меня. Это обычно происходило так – мы работали над альбомом и после того, как три четверти было выполнено, все знали, что я буду петь одну песню. Либо я спрашивал: «У вас есть песня?», либо они говорили: «У нас есть песня для тебя», или «У нас ничего нет, а что ты сам хочешь спеть?» Так, в течение многих лет мы исполняли номера Карла Перкинса и Бака Оуэна, а потом этому пришёл конец, по большей части песни, которые я пел, писали для меня Джон с Полом.

В то время трудно было сочинить что-то своё, когда рядом с тобой Леннон и Маккартни. На самом деле это был какой-то анекдот – я приносил сочинённые мною песни, а они все катались по полу от смеха, потому что я переделывал старые хиты. У меня хорошо получалось передирать у Джерри Ли Льюиса. Вот таким был я, развивая свои таланты.

Первым испытал те же проблемы Джордж, когда показывал свои песни. Правда, это продолжалось не долго. Вскоре он начал приносить восхитительные вещи. Песня «Сборщик налогов» (Taxman) просто великолепна».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «В какой-то момент Джон решил, что третьему куплету недостаёт некоторого разнообразия, поэтому он бросился в студию и начал отвечать дурашливым голосом на каждую из спетых строк Ринго, что я затем изменил, чтобы это звучало так, как будто он говорит через корабельный мегафон».

 

Джордж: «Джон говорит голосом, который звучит так, как будто кто-то говорит в мегафон или корабельный рупор, как в торговом флоте».

 

Джон: «Я помог сделать песню весёлой и дурашливой».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «В конце сессии, чтобы освободить место для дальнейших наложений, было сделано ещё одно промежуточное сведение, в котором оба инструментальных трека были объединены в один, а два вокальных трека – в другой».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «К часу ночи они закончили работу в студии».

 

Ричард Алдерсон (продюсер записи Боба Дилана): «После того, как работа в студии закончилась, я спросил их, не хотят ли они вернуться в отель пообщаться с Бобом? Джон с Джорджем приняли предложение и поехали со мной в отель. В машине они столько накурили травки, что стёкла запотели. Когда мы ехали, рядом с нашей машиной поравнялся небольшой родстер, окно опустилось, и мы увидели, что это был Мик Джаггер. Он был один, и, узнав машину, в которой находились Джон с Джорджем, постучал по стеклу (из которого шёл дым). Джаггер спросил, куда мы собрались.

В святилище иерархии британской музыкальной сцены было известно, что Дилан не любит Мика Джаггера. Джон это знал и поддразнил Джаггера словами: “Мы едем потусоваться в отель к Дилану. Хочешь к нам присоединиться?” Он прекрасно знал, что Джаггер найдёт какую-нибудь отмазу. И это так и произошло. Джаггер ответил: “Сейчас не могу, еду на запись”, на что Леннон сказал: “Звоните нам, если понадобится настоящая ритм-секция!”»

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «Вечером 26 мая, после съёмок в программе «Лучшие из лучших», Стоунзы, несмотря на события прошлого дня, навестили Дилана за кулисами по­сле его концерта. Всей компанией они отправились в клуб «Скотч Оф Сент-Джеймз» и здорово там нагрузились».

 

beatlesbible.com: «После концерта 26 мая Дилан посетил дом Леннона в Уэйбридже».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)