Выступление в “Голливудской Чаше”

29 августа 1965 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Штаб-квартира «Кэпитол Рекордз».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Днем в штаб-квартире «Кэпитол» состоялась большая пресс-конференция».

 

Кэй Зар: «Мы получили пропуска от «Кэпитол Рекордз» и пошли на пресс-конференцию. Они были для нас как Золотые билеты! Это было самое удивительное и захватывающее время в моей жизни!».

 

Паула Глоссер: «29 августа в здании «Кэпитол Рекордз» мы протиснулись в первый ряд. Когда появились «Битлз», то Харрисон оказался прямо перед Кей. Она сказала ему, что это были мы, те девушки с вертолета. Он спросил: «Ваш отец богат или что-то в этом роде?» Джон Леннон подписал мне книгу. Наша мечта осуществилась. Да, мы встретились с «Битлз»!».

 

 

 

 

Ведущий пресс-конференции Тони Бэрроу.

 

Вопрос: Вопрос Полу и Джорджу, которые остаются…

Джордж: (предугадывая вопрос): Мы не женаты, нет.

(смех)

Вопрос: Вы два оставшихся холостяка. Не расскажите, когда вы планируете жениться?

Джордж: (шутливо) Ну, скоро мы установим этот вопрос на автоответчик.

Пол: (шутливо) Мы два педика, как-то так.

(смех)

Пол: Так и напишите в своих журналах!

Вопрос: Пол, как вы считаете, ваш отдых здесь, в Лос-Анджелесе удался, даже учитывая то, что вам не удалось в полной мере уединиться?

Пол: Да, У нас было достаточно личной жизни.

Вопрос: Вам не мешали девушки на холме?

Пол: Нет. Все было замечательно.

Вопрос: Какая часть каникул вам понравилась больше всего?

Пол: Я думаю, ничегонеделанье. О! Встреча с Элвисом. Это было здорово!

Вопрос: Хочу задать вот какой вопрос: кто из вас самый красивый?

Джон: (приподнимается со стула)

Вопрос: Мистер Старр, чем вы привлекаете молодое поколение?

Ринго: Не знаю.

Джон: Хорошим настроением.

Ринго: Может быть, улыбкой.

Вопрос: Хочу задать вопрос Полу, если можно.

Пол: Мы все в равной степени важны, Дейв. Посмотри правде в глаза, Дейв.

Вопрос: (со смехом) Не считаете ли вы…

Пол: Привет, Дейв.

Вопрос: Не считаете ли вы…

Джон: Опять, Дейв, а?

Вопрос: Да, я вездесущ. Считаете ли вы «Голливудскую чашу» самым важным выступлением в турне этого года, или любого года?

Пол: Нет, Дейв, нет.

(смех)

 

 

 

 

 

Вопрос: Ринго, насколько мне известно, твоя жена – стилист причесок. Это правда, что она попыталась внести изменения в ваши прически?

Ринго: Она была парикмахером. Она стрижет, но, знаете…

Вопрос: Но прическа Ринго остается неизменной?

Ринго: Хм, она немного меняется от месяца к месяцу, но ничего необычного.

Вопрос: Вы не могли бы рассказать нам, что случилось вчера вечером в Сан-Диего? Я знаю, что несколько поклонников чуть было не забрались на сцену.

Ринго: На самом деле это случилось уже после того, как мы покинули сцену.

Пол: Не было такого.

Ринго: Не было? Я же нахожусь сзади, и почти ничего не вижу.

Джордж: В любом случае вся сцена была хорошо освещена, и ничего такого не было.

Пол: Один или два человека почти сделали это, но их вытолкали обратно.

Вопрос: Теперь, став знаменитыми, вы стали больше ценить женщин?

Ринго: Мы всегда их высоко ценили.

Джон: Ни более, ни менее.

Вопрос: Джон, ваша вторая книга немного отличается от первой.

Джон: Я этому рад.

Вопрос: Ты находишь её такой же удачной, как и первую? Какие-нибудь отличия в продажах, или ты пока ещё не можешь сказать?

Джон: Нет, я не интересовался. Мне скажут, когда будет ясно. Она сразу же пользовалась спросом. Если она не будет продаваться также хорошо, я не обращу на это внимания, ведь книга-то лучше.

Вопрос: В ближайшем будущем есть планы написать ещё одну книгу?

Джон: Пока не планирую. Это дело случая. Издатель планирует, а я просто делаю наброски.

Вопрос: Это правда, что в Нью-Йорке, вы освистали полицию на стадионе «Ши»?

Пол: Эээ, нет, всё было не так. Но, я помню, что пара полицейских взяли в оборот какого-то парня, потому что он забрался на сцену. Они его слегка помяли.

Джон: Больше похоже на Мадрид.

Пол: Так что это было просто неодобрительное восклицание.

Вопрос: Ринго, в фильме «На помощь!» тебе понравилось сниматься больше, чем в «Вечере трудного дня»?

Ринго: Да, «На помощь!». Точно. По существу, это такой фильм-погоня, потому что за мной постоянно гонялись всякие безумцы. А три моих товарища спасают меня. (смеется)

Вопрос: Так как ваши гастроли здесь так успешны, почему вы приезжаете только раз в год?

Джон: Потому что они не были бы так успешны, если бы мы приезжали чаще.

Вопрос: В дальнейшем вы посетите Германию?

Пол: Мы этого не знаем. Брайен решает, куда мы поедем.

Джон: Это большой рынок, приносящий доход, но на все надо время, понимаете.

Вопрос: Могу я адресовать свой вопрос сразу Джону и Полу? Я понимаю, вы оба поклонники Дилана?

Пол: Мы все. Все.

Джон: Мы все, даже Джордж.

Джордж: Даже я, да.

Джон: Даже Джорджу и Ринго он нравится.

Джордж (смеясь): Даже не музыкантам группы.

(смех)

 

 

 

 

 

Вопрос: Я не хочу поправлять Ринго, но, эээ… вы вернетесь из Сан-Франциско на концерт Дилана…

Ринго: Мы выступаем в тот же вечер.

Джон: Мы играем в тот же вечер, что и он здесь.

Джордж: А в среду, мы уезжаем в Англию.

Джон: Мы виделись с ним в Англии, всё было здорово. Но мы не собираемся это раздувать.

(смех)

Вопрос: Кто-то из вас помогал мистеру Эпстайну писать его книгу?

Пол: Нет. (смеется)

Джон: Нет. Он немного помог, мы бы не справились.

(смех)

Вопрос: Пара мелодий в альбоме «На помощь!» звучит, как если звук немного изменен – скорее, это традиционно блюзовое звучание, возможно, я один так считаю. А вы сами замечаете какие-то изменения?

Джордж: Да.

Пол: Мы стараемся меняться на каждой пластинке. Знаете, мы пытаемся меняться с нашей первой пластинки.

Джордж: И если вы развиваетесь как музыкант, тогда это естественное развитие.

Джон: Если вы прослушаете наши ранние записи и последние – даже несмотря на то, что у нас, их не так уж и много – разница очевидна.

Пол: Мы не пытаемся делать это специально, особым образом.

Джон: Даже касаясь техники записи. Если вы совершенствуете её понемногу, ваше звучание будет меняться в самой его основе.

Вопрос: Ринго, я понимаю так, что альбом «На помощь!» имеет другое количество песен в английской версии, отличающееся от версии Соединенных Штатов. Правда ли это, и если да, то почему?

Пол: Да, мы сейчас на «Кэпитол».

Ринго: На английском альбоме 14 песен, и они все наши. В американском варианте я не знаю, сколько дорожек, но у вас есть несколько…

Пол: Семь наших.

Джордж: Дело в том, что «Кэпитол» выпускает всякого рода сумасбродства. К нам это не имеет отношения. Мы размещаем 14 дорожек, а они придерживают парочку, чтобы выложить их позднее.

Пол: Но это просто фигня, потому что мы записываем альбом именно как альбом, как законченное произведение.

Джон: Мы его собираем, а они разбивают.

(смех)

 

 

 

За спиной Джорджа ди-джей «Кей-Эр-Эл-Эй» Боб Юбэнкс, в 1964 году принимавший участие в организации концерта в «Голливудской Чаше».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пол: Не хочу обидеть «Кэпитол», но мы отправили им альбом, а они выпустили саундтрек. И знаете, если кто-то хочет купить одну из наших пластинок, думаю, что они хотят услышать нас, а не саундтрек.

Джордж: Они даже заменили фотографию на обложке и поместили на неё какого-то психа.

Пол: Да. Или это, или сделают саундтреком.

Джон: Что касается «Кэпитол» – они изменятся к лучшему после того как мы уладим это дело.

Вопрос: Джон и Пол, вы недавно продюсировали запись группы «Силки».

Джон и Пол: Да.

Вопрос: Вы планируете и дальше работать с артистами и их репертуаром, или это была разовая акция?

Пол: Нам просто захотелось попробовать сделать это. И это была песня, которую мы сами сочинили.

Джон: У нас была свободная неделя. Нам нечем было заняться.

Пол: Мы бездельничали и поэтому нас спросили, сможем ли мы этим заняться с ними.

Вопрос: Вы считаете, что будете это делать ещё?

Джон: Да.

Пол: Я тоже надеюсь.

Вопрос: Джон, ты знаешь, что четыре девушки кружили над вашим домом на вертолете?

Джон: Я слышал про двух девушек, которые были в вертолете, только об этом.

Пол: Их было четыре.

Джон: Четыре? Они им управляли?

Вопрос: Как вы относитесь к группиз или к девушкам, которые следуют за группами?

Джон: (комично) Я думаю, это ужасно!

(смех)

Вопрос: Кто-нибудь из вас посещает церковь?

Ринго и Пол: Нет.

Джон: В последнее время, нет.

Вопрос: Джордж, вы и «Битлз» когда-нибудь были с гастролями в Южной Америке и России?

Джордж: Нет.

Вопрос: Почему?

Джон: Русские нас не любят.

Джордж: И мы не особо хотим в Россию.

Пол: Нас там сожгут.

Джордж: А Южная Америка? Я не думаю, что они даже слышали о нас.

Пол: Они слышали, Джордж. В этот раз, мы проезжали рядом с ними, потому что Брайен хотел увидеть Мексику.

Джон: Мы гастролируем в тех местах, которые хочет увидеть наш менеджер. Он берет с собой фотоаппарат. Поэтому, мы вскоре собираемся поехать туда, да Брайен?

(смех)

Вопрос: Какова ваша программа на следующие несколько месяцев? Какие выступления или…

Джордж: Это зависит от того, что захочет увидеть мистер Эпстайн.

(смех)

Ринго: У нас будет свободный месяц, когда вернёмся домой, потом, возможно, телевидение и записи…

Пол: Телевидение, арены для боя быков, и тому подобное. Он такое любит.

Вопрос: На некоторых радиостанциях были приведены ваши высказывания, в которых вы дали резкую оценку киножурналам. Вы говорите, что то, о чем в них пишут, неправда. Например, Ринго всегда приветствует поклонников, а в одном из киножурналов сказали, что он не приветствует. А телевидение привело доказательство. Мой вопрос – вы видите разницу в подаче материалов киножурналов от печатных изданий, и особенно, журналов для подростков?

Джон: Ну, для подростков и для кино пишут люди, которые никогда не покидают свой офис, они просто преследуют свои цели, и пишут много всякого вздора. Но мы ничего не можем с этим поделать, потому что здесь несколько своеобразные законы. Киножурналы, о которых мы здесь говорим, такие же.

Джордж: Все дело в том, что такие журналы для подростков, как «16», даже несмотря на всю публикуемую ими ерунду, не так уж плохи, если сравнивать их с журналами о кино. Но всё равно пишут всякую чушь.

Пол: Но, как и везде, есть отличные журналы, и есть никудышные. Но в Америке дрянных журналов больше, я так думаю.

(смех)

 

 

 

 

 

 

 

Пол: Я утрирую, но, согласитесь, если кто-то напишет: «Ричард Бертон при смерти»?

Джон: Кстати, буквально только-что я прочитал о том, что я покидаю группу. Ну что можно с этим поделать!?

Пол: Он, определенно, покидает группу. Я, без сомнения, женился. Смешно такое читать.

Джон: На них и в суд не подать. Что тут можно сделать!? Не позвонишь же им: «Я не ухожу из группы. С чего вы это взяли?», потому что они и из этого сделают себе большую рекламу. Остается лишь махнуть на всё рукой.

Пол: Да.

Джон: Но мы просто говорим всем, что они паршивцы, и надеемся, что детишки постепенно уловят суть. Знаете, покупайте их только ради фотографий, и не верьте во всю эту чушь.

Пол: Дело в том, что если читать их как вымысел, а не факты, то это будет правильнее.

Джон: Но вы получаете письма, в которых спрашивают: «Ты, на самом деле, уходишь?», или «Пол женился?» и «У тебя 12 жен?», и все в таком роде.

(смех)

Пол: Я их обожаю. Так приятно узнать, что у меня двенадцать жен.

Вопрос: Джон и Пол, в сочинении песни «Битлз», сколько времени проходит между зарождением и фактическим созданием песни?

Джон: По-разному.

Пол: Просто сидишь и работаешь над ней. Это может занять несколько дней, а может и пару часов. Всё зависит от того, насколько легко идет процесс. Сэр.

Вопрос: Пол, как много из вашей личной жизни, по вашим ощущениям, вы вправе хранить при себе, и допускаете ли вы возможность быть нечестным по отношению к вашей публике, поступая так?

Пол: Нечестным? Не знаю. Хм. Мне нравится спокойствие, когда я не работаю. Но у меня не получается быть в тишине постоянно, но мне нравится тишина. Но мы надеемся на неё, мы все надеемся на неё, когда отправляемся на гастроли. Как это было в течение пяти дней в Лос-Анджелесе. И мы этого дождались.

Вопрос: Я хотел бы спросить Ринго, в какую страну из всех ему приятнее всего приезжать.

Ринго: Америка. Знаете, мне нравится Америка. Она так отличается от Англии. Я хочу сказать, что и все другие места разные, но, по крайней мере, здесь с людьми можно поговорить.

(смех)

Вопрос: Пол, как вы выбираете песни, которые собираетесь исполнять на концерте?

Пол: На концерте мы просто исполняем те песни, которые уже общепризнаны. Вот и всё. Так что мы просто отбираем те песни, которые наиболее известны.

Вопрос: Есть ли особенно почитаемая песня, которую вы исполняете на многих концертах?

Пол: Мы исполняем большинство из них… Большинство из тех, что мы сейчас исполняем на всех концертах. Все наши записи.

Ринго: (шутливо) Он знает.

Вопрос: Какие группы вы относите к наиболее угрожающим для вашей популярности? Могу я спросить Пола?

Пол: Хм, ну да. (смеется) Вы можете спросить меня. Я не знаю.

Ринго: Знаете, новые появляются каждую неделю.

Пол: Да. К примеру, «Силки». С большим потенциалом. Восходящие.

Вопрос: Кто из вас получает больше всего почтовой корреспонденции от поклонников? Или это проходит через ваши клубы поклонников?

Джордж: Да, мы сами получаем письма, потому что журнал «16» опубликовал наши адреса для удобства поклонников.

Пол: (смеется)

Вопрос: Вы на них отвечаете? А ещё, вы получаете заказные письма от поклонников?

Пол: Да, мы получаем множество писем, на которые отвечаем. Но много писем приходит в отделения клуба поклонников и офисы по всему миру.

Джон: В основном, сложность с письмами из Америки, потому что в них уже вложены конверты с обратным адресом и американскими марками. Если бы они подумали немного, то поняли бы, что это не работает. Нужны английские марки.

Вопрос: Вы бы отправляли письма, если бы они приклеивали английские?

Джон: Мы отвечаем совсем на немногие. Как правило, когда у нас выдается несколько свободных месяцев. Стоишь в девять утра и ждешь почтальона, чтобы чем-нибудь заняться.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Пол, некоторые считают, что у тебя лицо типичного любимца поклонниц. Как ты к этому относишься?

Пол: Знаете, я так не считаю. Я это ненавижу. Я не такой.

Джон: Жесткий.

Пол: Жесткий. Жесткий.

Ринго: Слега небритый любимец поклонниц.

(смех)

Вопрос: Прошлым летом в Сан-Франциско один эксперт сказал, что «Битлз» являются инструментом коммунистической пропаганды – что вы ослабляете и развращаете молодежь Америки. Что вы на это скажете?

Джон: Я думаю, ему следует обратиться к врачу. Этому эксперту. Должно быть он сумасшедший. Он эксперт чего! Я имею в виду, кто он? Столько чокнутых называют себя экспертами…

Пол: Так или иначе, мы – капиталисты. Не волнуйтесь. КЭПИТОЛ-исты! (прим. – от названия фирмы «Кэпитол») Понимаете?

(смех)

 

 

 

 

 

Ринго: (шутливо) Всё прошло хорошо в Чикаго.

Вопрос: Среди вас есть такие, кто относится к этому серьезно?

Джон: Ну, когда о нас начали говорить, русские газеты нас резко раскритиковали, но потом они решили, что мы вполне безобидны. Так что мы, в некотором роде, были приняты в России. Признаны. Но я хочу сказать, что он даже не был русским.

Вопрос: В российской молодежи у «Битлз» есть огромное множество поклонников, как в остальном мире?

Джон: Не думаю, что есть что-нибудь подобное, но это только газеты изменили свой тон. Мы вот отметили, что в британской «Дейли Уокер» сперва писали, что мы капиталисты, а потом они изменили своё мнение и сказали, что мы, вроде как, поднимаем рабочих на борьбу против капитализма. Так что они несколько изменили свой тон. Вот, что мы для себя открыли. «Дейли Уокер» – это британская коммунистическая газета.

Вопрос: Было много критики по поводу награждения вас Королевским Орденом Британской империи…

Джордж: Мы не получаем орден. Мы получили звание кавалера ордена Британской империи.

Пол: Это не Королевский Орден.

Джордж: Хотя Орден лучше.

Вопрос: Превый шаг на пути к рыцарству, верно?

Джон: Это не так.

Ринго: Совсем не так.

Джордж: Мы недостаточно занимаемся благотворительностью для того, чтобы стать…

Вопрос: Понимаю. Но, тем не менее, было несколько кавалеров, получивших эту награду, но вернувших её. Какова ваша реакция на это?

Джон: Наши награды гражданские, а у них были, они…

Вопрос: Военные герои…

Джон: …да, и они получили их за то, что убивали людей. И я считаю, знаете, что мы заслужили свои, не убивая людей.

Пол: Так или иначе, знаете, у нас они есть, а у них нет.

Джордж: (комично) Нет-нет.

Пол: (смеется)

Вопрос: Какая американская группа вам нравится больше всего?

Джон: «Бёрдз».

Ринго: Да, «Бёрдз». А им нравится «Ловин Спунфул».

Вопрос: Я бы хотел задать этот вопрос всем вам. Правда ли… ходят слухи, что британская версия прошлого фильма «Вечер трудного дня» была длиннее, чем та, что демонстрировалась у нас. Это так?

Ринго и Джордж: Нет.

Вопрос: Много ли было вырезано из фильма «На помощь!»?

Пол: Практически, фильм остался без изменений, только вот мы были вынуждены… Дело в том, что для Америки мы должны были вырезать слово «туалет».

(смех)

Пол: В Америке это называется ванной комнатой.

Джон: Это так. Мы на самом деле убрали несколько слов, потому что у них не принято так говорить.

Вопрос: Что вы думаете о вашем фильме «Вечер трудного дня», номинированного на премию Академии?

Джон: Забавный фильм, не так ли?

Вопрос: Так как на ваших концертах много криков, было много споров по поводу того, что перед выступлениями вы не репетируете и не особо беспокоитесь об этом. Так ли это?

Пол: Да, мы не репетируем.

Джордж: Мы поем те песни, которые… знаем. Мы хорошо их знаем, потому что сами их записали, поэтому нам не нужны репетиции.

Ринго: И мы об этом не беспокоимся.

Джордж: Нам нужно знать только одно – какие из них мы исполняем.

Пол: Знаете, дело в том, что мы не репетируем даже там, где нас можно услышать, как на шоу Эда Салливана. Когда нас транслируют по телевидению, то это слушается намного лучше, чем на концерте. Но мы не репетируем, и никогда не делали этого.

Ведущий: Последний вопрос.

Джон: Мы настраиваем звук с техниками, но не сами песни.

Вопрос: По-моему, мы раньше встречались.

Пол: (смеясь) Привет, Курт.

Вопрос: И у меня складывается ощущение, что вы стали настроены против прессы немного больше.

Пол: (смеется)

Ринго: С тех пор, как ТЫ ушел.

Джон: Это просто потому, что мы бы не позволили тебе увидеть тот бассейн, вот и всё

(смех)

Вопрос: Нет, это не так… просто, я много раз обещал и рассказывал много историй, но, эээ…

Джон: Ну, а что на счет всех твоих… всех фотографий, что ты обещал?

Пол: (шутливо) Да!

Джон: …обобрал весь самолет и скрылся. Мне кажется, это не хорошо, Курт.

Ринго: Мы слышали об этом, ага.

Джордж: Плохой Курт! Плохой, гадкий Курт!

(смех)

Джордж: Поступай с другими так, как бы поступили с тобой, Курт.

Джон: …все стюардессы ждали своих фотографий.

Ведущий: Давайте продолжим это в следующем году.

Вопрос: У меня был серьезный вопрос, а вы мне не ответили.

Пол: Мы любим тебя, ага, Курт. Любим, ага.

Вопрос: Вы меня любите?

Ринго: Да.

Вопрос: Ну, я вас тоже люблю. Но я не чувствую любви, потому что не видел вас с тех пор.

Пол: Отлично. Спасибо, Курт.

Ринго: Мы просто не хотели загрязнять бассейн.

Пол: (смеется)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Алан Ливингстон вручил «Битлз» золотые диски альбома “На помощь!”»

 

 

 

Алан Ливингстон вручил «Битлз» золотые диски «На помощь!».

 

Ведущий: Через несколько минут «Битлз» получат награду из рук мистера Алана Ливингстона, президента «Кэпитол Рекордз». Этой наградой будет желанный Золотой диск, присуждаемый Ассоциацией звукозаписывающих компаний Америки…

Джон: (отдает честь)

(смех)

Ведущий: …за последний альбом с музыкой для фильма, «На помощь!». Для получения золотого статуса необходимо достигнуть уровня продаж в один миллион долларов, и этот уровень был достигнут почти за две недели после выхода альбома.

Джон: (шутливо) Отдайте нам денежки!

(смех)

Ведущий: Для «Битлз» это будет седьмой диск из семи. Семь Золотых пластинок за семь выпущенных альбомов (прим. – «На помощь!» был седьмым альбомом в Америке). В понедельник мы ожидаем получить уведомление о статусе Золотой пластинки за их последний сингл, также под названием «На помощь!». А теперь, чтобы увековечить способность превращать в золото всё, к чему прикасаешься с Золотой пластинкой мистер Алан Ливингстон.

(аплодисменты)

Алан Ливингстон: Я могу сказать, что компания «Кэпитол Рекордз», которая ненамного старше любого из вас, ещё ни разу за свою историю не сталкивалась ни с таким феноменальным по своей скорости успехом, ни с таким масштабом, ни с такой продолжительностью успеха. Если вернуться к первой успешной пластинке Эллы Мэй Моррис «Коу Коу Буги»…

Джон: (шутливо Полу) О, да!

Пол: Я её помню!

Алан Ливингстон: …которая была записана ещё до того, как вы появились на свет…

(смех)

Алан Ливингстон: … и вплоть до настоящего времени. Это то, что, вероятно, войдет в историю. И я очень рад продолжить эту уже обычную процедуру вручения вам Золотой пластинки.

(четыре золотых диска «На помощь!» вручаются Битлам)

Джон: Я рад, что вы дали четыре. Надоело бороться за единственный!

(смех)

Джон: Большое спасибо.

Алан Ливингстон: Тебе спасибо, Джон.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кэй Зар: «Этот опыт повлиял на всю мою жизнь. Он научил меня тому, что я, или любой другой, может добиться того, чего захочет. Неудачи не повод, чтобы отступать. Нам потребовалось два года, чтобы встретиться с «Битлз», но мы сделали то, что было почти невыполнимо. Девочки-подростки смогли сделать то, что было не под силу взрослым, потому что, если вы действительно хотите добиться чего-то, вы сможете. У вас может не получиться план «А», но если у вас есть план «Б», «В» и «Г», если вы упорны, вы сможете добиться успеха».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После пресс-конференции на бронированном грузовике их доставили в “Голливудскую чашу”».

 

 

 

«Голливудская Чаша» – огромная, построенная из дерева кон­цертная сцена в форме раковины. Она находится под открытым небом. Сцена эта сла­вится идеальной акустикой. На холме, поднимающемся от кон­цертной раковины, одновременно могут располагаться 25000 слушателей.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На концерте присутствовало 18 000 зрителей».

 

beatlesbible.com: «Билеты продавались по цене 3, 4, 5, 6 и 7 долларов».

 

 

 

 

 

Шерри Лутц: «Сью и Линда прибыли в 16:30. Госпожа Виллоби была за рулем. Сью была в синем платье с широкими белыми кружевами вокруг ворота и на рукавах. На Линде было одето розовое шерстяное платье, Кэрол (моя сестра) в белом платье и расшитым свитером. На шоссе было плотное движение, и нам потребовалось около часа, чтобы добраться до «Голливудской Чаши».

Никто из нас не надеялся увидеть «Битлз» воочию. 8 мая в 12 ночи из почтового офиса в Санта-Фе мы по почте отправили денежный перевод в службу доставки билетов, и потом ждали в течение всего дня. Первое разочарование пришло, когда мы не получили места за семь долларов, как заказывали, а только за шесть. У них не было достаточно мест первого класса, чтобы выполнить все заказы по семь долларов, поэтому нам прислали следующие из доступных, и возместили разницу в цене. Однако через некоторое время наше разочарование немного улетучилось, потому что многим нашим знакомым достались места за 5 и 4 доллара».

 

Шэрон Вайс: «Мои родители не выписывали «Таймз», поэтому мне пришлось купить газету с объявлением и купоном на приобретение билета, потом попросить маму выписать чек и отправить его по почте. Его нельзя было отправить до определенной даты, поэтому мне пришлось дождаться срока. Я заказала билеты за 7 долларов, но в итоге получила за 5, и они отправили обратно чек, чтобы покрыть разницу».

 

Тери Браун: «В то время я работала с организатором концерта Бобом Юбэнксом. Билетных касс, как таковых, не было, поэтому наш офис завалили запросами на вип-билеты. Все, от Фрэнка Синатры до мэра Лос-Анджелеса, хотели быть там!»

 

Валери Смит-Гриффин: «За третьей чашкой крепкого черного кофе и недокуренной сигаретой «Кэмел» без фильтра, папа поднес к моим полусонным глазам объявление на всю страницу в «Лос-Анджелес Таймз»: «Битлз в Голливудской чаше – все билеты по 5 долларов». После чего он задал вопрос: «Не хотите пойти на концерт Битлз?» Наш ответ был очевиден, поскольку мы с сестрой, как и большинство наших сверстников, были одержимы «Потрясающей четверкой». Годом ранее я посмотрела «Вечер трудного дня» раз четырнадцать.

Впереди замаячил концерт в «Голливудской чаше», и все остальное в моей жизни перестало иметь значение. В моем сердце была безмерная любовь к этим ливерпульцам, и я без всякого сомнения знала, что посещение концерта «Битлз» будет для меня иметь такое же значение, как второе пришествие Христа».

 

Шерри Лутц: «Когда в день концерта мы туда приехали, никого ещё не пускали, поэтому нам пришлось встать в очередь. Многие из девушек надели самые нарядные платья. Было много шляпок и, за редким исключением, совсем немного брюк и длинных платьев. Также, было не очень много парней, в основном только девушки. Какие-то люди продавали битловские значки, плакаты, газеты и глянцевые фотографии.

Сью решила немного подкраситься, и я составила ей компанию, в то время как Линда и Кэрол остались стоять в очереди. Мы прошли несколько кварталов до заправочной станции. У одного из домов мы увидели рисунки и надписи: «Я люблю тебя, Ринго». Около станции мы встретили четырех девушек, которым не нравились «Роллинг Стоунз»! Одной из девушек больше всего нравился Пол, другой Джолрдж. Сью сказала, что ей нравится Брайан Джонс, и в ответ мы получили стоны. Одна из девушек сказала, что ей не нравятся «Роллинг Стоунз», но нравится Брайан Джонс».

 

Валери Смит-Гриффин: «В тот августовский день мы с сестрой кружась от счастья нетерпеливо запрыгнули на заднее сиденье «Корвеир Монза» 1964 года. Когда мы прибыли к Чаше, родители вручили нам по 3 доллара на концертные сувениры, и мы окунулись в пучину необузданной истерии поклонников группы, которые были практически повсюду – они сидели на ветвях деревьев, на крышах автомобилей и толпились как сардины в банке у главного входа.

Ворота открылись и началось столпотворение. Меня сбили с ног, и когда я очнулась, у меня болела рука. Одни из охранников проводил меня к ближайшему пункту медицинской помощи, где врач сказал мне, что у меня сильное растяжение связок или, возможно, перелом, и спросил, могут ли родители меня забрать. Мне хотелось крикнуть: «Вы что, в своем уме ?!» Доктор перевязал мне руку, и мы с сестрой сели на свои места».

 

Шерри Лутц: «При подъеме на холм, чтобы не натереть волдыри, я предложила снять обувь. Когда мы вернулись, Линды и Кэрол на входе не оказалось. Они уже вошли во внутрь. Мы показали свои билеты, иначе нам бы не позволили подняться на холм к «Чаше». Перед воротами мы купили по две программки. Одну я купила для Эйлин, а Сью купила для друга из Пенсильвании. Мы попробовали найти Линду и Кэрол, но не смогли, и решили подняться наверх, потому что, скорее всего, они сидели на наших местах.

Программки были отличные, с фотографиями – лучшие из всех тех, что у нас были до этого. У «Битлз» всё лучше, потому что они лучшие.

Мы сидели уже около полутора часов и ждали, когда начнется концерт. О, это было очень долго. Позади нас сидели три девочки, которые были здесь год назад. Полицейские находились на всех окружающих холмах, так что неприятностей от безбилетников не должно было быть. Кружил вертолет со светящейся надписью: «Самая классная радиостанция Кей-Эйч-Джей приглашает Битлз в Босс-Анджелес».

 

Стив Ресник (историк музыкальной индустрии): «В 1964 году эксклюзивное право на проведение концерта «Битлз» получила радиостанция «Кей-Эр-Эл-Эй». Но в 1965 году новая радиостанция-конкурент «Кей-Эйч-Джей», начавшая вещание в апреле, делала все возможное, чтобы занять самые горячие концерты года. Специалист по рекламе Клэнси Имислунд отправил всех сотрудников радиостанции скупить газеты «Таймз» и отправить купоны по почте. Они отправили 1500 купонов и смогли купить 1100 билетов. В итоге они смогли раздать больше билетов, чем «Кей-Эр-Эл-Эй».

Но «Кей-Эйч-Джей» не остановилась на достигнутом. Радиостанция наняла самолет с надписью: «Самая классная радиостанция Кей-Эйч-Джей доставила вам Битлз».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «Вы только представьте, что всё это организовала радиостанция, которая даже не может позволить себе четырехбуквенный позывной? (прим. – согласно международному соглашению 1927 года каждая радиостанция обязана иметь свои позывные. С буквы «К» начинаются те радиостанции, которые находятся к западу от реки Миссисипи, «W» – к востоку)».

 

Дэйв Халл (ди-джей радиостанции «Кей-Эр-Эл-Эй»): «Наша радиостанция была консервативной. Знаю, что в это трудно поверить, но мы не рекламировали мероприятия с участием «Битлз». Мы старались держаться подальше от этого, потому что нам не хотелось иметь ничего общего с девушками, пытающимися добраться до них».

 

Валери Смит-Гриффин: «Чистая магия, смешанная с эмоциональным возбуждением, наполнила атмосферу. Ожидая появления наших мальчиков, нам было бы всё равно, даже если бы на нас упала ядерная бомба».

 

 

 

 

 

 

 

 

Шерри Лутц: «Наконец, это началось. Первыми были «Кинг Кёртис» (кто это?), потом какие-то старомодные танцоры, «Кэннибэл энд Хедхантерс» и Бренда Холлоуэй».

 

Майкл Кейр: «В 1965 году я учился в колледже и тем летом работал в Диснейленде. В тот день мне предложили подработать в Чаше. На это мероприятие было нанято довольно много молодых людей, в основном, чтобы сдерживать толпу. Наша главная задача заключалась в том, чтобы удерживать людей от перемещений в пределах Чаши. Обычно после начала концерта помощники уходят, потому что считается, что их работа на этом выполнена. Но не в тот вечер. Мы не могли оставить свои места, хотя толпа вела себя хорошо. В других случаях билетеры могли уйти за кулисы, но не в тот вечер. Это был совсем другой уровень мероприятия. В начале выступали разогревающие исполнители, но на них никто не обратил особого внимания. Помню, что «Битлз» вышли с опозданием. Это заставило нас немного поволноваться, так как толпа становилась все более беспокойной и громкой, требуя Потрясающую четверку».

 

Шерри Лутц: «Затем вышли все ди-джеи «Кей-Эр-Эл-Эй» с британским флагом и объявили: «Битлз». Наши места были далековато, но когда они появились, мы об этом забыли. Это действительно стоило шести долларов. Они возникли из ниоткуда и сразу же заиграли «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)! Кругом почти все кричали».

 

Джордж Мартин: «Несмолкаемые крики семнадцати тысяч здоровых, молодых легких сделали неслышным даже реактивный самолет».

 

Чарльз Чамплин (редактор «Лос-Анджелес Таймз»): «Это было всепоглощающей лавиной пронзительных звуков, пронизывающих человека до уровня молекул».

 

Валери Смит-Гриффин: «Свет потускнел, затем стал ярче, и момент свершился! «Битлз»! Крики восторга эхом заполнили всё пространство, и на протяжении всего концерта мы так и не услышали ни одной ноты».

 

Майкл Кейр: «Во время их выступления было почти столпотворение. Все кричали и стояли на своих местах. Время от времени можно было расслышать немного музыки, и то с трудом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шерри Лутц: «Всё время я провела на краешке сиденья. На них были черные брюки и бежевые куртки покроя как у Гитлера, с черными пуговицами. На Джоне была вельветовая кепка. У Джорджа и Ринго волосы казались чересчур длинными. После окончания первой песни они склонились в самом низком поклоне. Было похоже, что они наслаждались каждой минутой.

Затем Пол спел «Она женщина» (She’s A Woman), после которой они исполнили «Мне хорошо» (I Feel Fine). Перед «Потрясная мисс Лиззи» (Dizzy Miss Lizzie) Джон сказал что-то про песню, что она была на одном из альбомов. Они были просто восхитительны, когда играли «Билет на поездку» (Ticket to Ride). Только Ринго был далековато. Но он был так хорош! Он много улыбался.

Потом вышел Джордж, что-то сказал и спел «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby). Пол, как бы вальсуя, приблизился к усилителю и подкрутил какую-то ручку. После окончания песни появился парень и тоже сделал что-то подобное. (Не могут даже настроить свое оборудование).

Пол попросил, чтобы мы присоединились к следующей песне «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love). Во время исполнения этой песни все просто вопили. Мы с Сью пели. Девочка позади меня кричала Пол! Пол!

Во время песни «Крошка в черном» (Baby’s In Black) Пол с Джоном пели вместе, и в какой-то момент Пол повернулся, и их гитары встретились.

Один раз Джон подошел к бассейну и указал на него, посмотрел на Пола, Джорджа, и потом на нас. Интересно, он хотел, чтобы кто-нибудь туда прыгнул? Потом он сделал движение, как будто, сам решил туда прыгнуть.

Ринго спел «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man). Не представляю, как можно петь и играть на барабанах одновременно. Когда он закончил, Джордж, Джон и Пол указали на него. Ринго на помосте поклонился.

Затем последовали песни «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «На помощь!» (Help!). Мы со Сью пели и пребывали в состоянии какого-то экстаза. В это время зрители ринулись в проходы, некоторые размахивали руками. Охрана и полиция начали окружать и теснить девушек. Одна из них прыгнула в бассейн, но всё, что ей удалось, это промокнуть».

 

 

 

 

 

Пол: «Был вечер. Это было выступление на открытом воздухе и очень волнующая обстановка, потому что это было в Голливуде, и всё вокруг такое замечательное. Напротив нас был бассейн, и в него прыгали девочки в надежде добраться до нас. Это было очень весело – смотреть, как на сцену выпрыгивают мокрые испачканные существа».

 

Валери Смит-Гриффин: «В то время у перед сценой был бассейн с водой, и девушки прыгали в него, чтобы попытаться доплыть до Битлов. Одна девушка рядом с нами сорвала с себя блузку и истерично плача, швырнула её по направлении к сцене, крикнув: «Пол, я люблю тебя!» После этого её сразу же увели».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Впервые я увидел «Битлз» на концерте, по-моему, это было в «Голливудской чаше». Около меня истерила одна девочка и, в конце концов, она просто упала в обморок. Я никогда не видел ничего подобного, и не думаю, что когда-либо увижу такое снова. Многое из того, что проходит в музыке в наши дни, никогда не сравнится с тем, что было в середине 1960-х».

 

Майкл Кейр: «От начала до конца всё проходило достаточно однообразно. Были небольшие объявления, но в основном это было выступление и постоянный рев толпы. Люди вообще не сидели на своих местах».

 

Шерри Лутц: «Джон отложил гитару и закрепил микрофон перед электроорганом. Они начали с песни «Я подавлен» (I’m Down). Все знали, что это была их последняя песня, потому что Дейв Халл объявил об этом во время радиопрограммы. Джон играл на органе своим локтем, а потом они внезапно скрылись. Парень выскочил на сцену и пожал им руки, мы не знаем, кто это был. А потом они исчезли. Сью закричала «Они ушли!». Мне кажется, я говорила что-то подобное. Девушки прыгали в бассейн, черт его знает, почему, ведь они ушли. Наверное, они хотели прикоснуться к их инструментам. Буквально через минуту, как они [«Битлз»] исчезли, вышел мужчина с громкоговорителем и сказал, что «Битлз» уехали и уже в пути».

 

 

 

 

 

 

Чарльз Чамплин (редактор «Лос-Анджелес Таймз»): «Группа вышла на сцену в 21:22, а в 21:55 «Битлз» покинули сцену и в сопровождении десяти полицейских с дубинками проследовали к бронированному автофургону, после чего скрылись из виду, проехав мимо кричащих поклонников».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «[во время концерта] Одна из поклонниц родила мальчика на прилегающей парковке».

 

Валери Смит-Гриффин: «После того, как была сыграна последняя песня и закончились слезы по нашей бессмертной любви, мы направились к сувенирным прилавкам, где решили купить бело-голубые подушки с изображением «Битлз», украшенные их автографами и красивыми безупречными лицами».

 

Шерри Лутц: «Некоторое время мы оставались там, потому что было только десять часов вечера, а мама Сью не появится до одиннадцати. Кто-то всё ещё пытался продавать товары, но уже в половину стоимости. Один парень продавал подушки, и он сказал нам, чтобы мы уходили, потому что подслушиваем его. Он что, думал, что мы его подслушивали? По пути домой мы услышали «Вчера» (Yesterday), новую песню «Битлз». Пел только Пол, и не было никаких гитар и барабанов, только струнный квартет. Это одна из самых прекрасных песен, что они когда-либо записали».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «29 и 30 августа 1965 года были сделаны записи в форме их живых выступлений в «Голливудской чаше» в Лос-Анджелесе, в надежде выпустить концертный альбом в том же году».

 

beatlesbible.com: «Как и в случае с концертом 1964 года, «Кэпитол Рекордз» записали два выступления 1965 года, хотя вступления и вокал Пола Маккартни в первых четырех песнях не были слышны из-за технических проблем.

Три песни с этого концерта – «Билет на поездку» (Ticket to Ride), «Потрясная мисс Лиззи» (Dizzy Miss Lizzie) и «На помощь!» (Help!) – будут включены в альбомы «Битлз в Голливудской чаше» 1977 года и «Концерт в Голливудской чаше» 2016 года. Песня «Потрясная мисс Лиззи» (Dizzy Miss Lizzie) – это компиляция выступлений 29 и 30 августа».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Не оставляя идеи выпуска концертного альбома, «Кэпитол» записала выступления группы 29 и 30 августа, однако «Битлз» снова (прим. – как и в 1964 году) не были удовлетворены качеством предложенного материала и ответили отказом».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «По мере того, как приближался последний день гастролей, настроение Брайена падало, как барометр в пустыне. Август был долгим и трудным, и Нат Вейс (прим. – адвокат, близкий друг Брайена Эпстайна), проведя почти весь месяц с Брайеном, начал за него беспокоиться. Брайен зарезервировал номер в «Уалдорф Тауэрз», где жил постоянно, и Нат с наслаждением наблюдал за его работой. Брайен был сгустком энергии все двадцать четыре часа в сутки. Телефон не замолкал, звонили из самых экзотических мест земного шара. Это мог быть кто-то из клуба поклонников, или какой-нибудь организатор концерта, фоторепортер, радиостанция, предлагающая «кадиллак» в обмен на какие-нибудь услуги. Брайен обычно смеялся над такими предложениями и отвечал: «Только за золото». Иногда телефон звонил так часто, что Брайен уезжал в маленькую двухкомнатную квартиру Ната, чтобы хоть немного передохнуть и успокоиться.

Нат не переставал удивляться тому, как Брайен мог всю ночь разговаривать и слушать записи «Битлз», а утром выглядеть бодрым и свежим. Однажды за завтраком Нат был таким усталым и так страдал с похмелья, что не мог есть. Брайен полез в пиджак за ручкой, и Нат заметил, что в его костюме прошит целый ряд маленьких карманчиков. Брайен весело объяснил, что это «карманчики для таблеток» – в каждом из них он хранил биамфетамины разной силы действия или транквилизаторы. Только тогда Нат окончательно убедился, что Брайен поддерживает себя искусственно. Таблетки усыпляли его, будили и заставляли двигаться. Это объясняло, по крайней мере, отчасти, странное по временам поведение Брайена и его срывы».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)