Выступление в Сан-Диего

28 августа 1965 г.

 

Рой Карр (автор книги «Иллюстрированная книга записей Роллинг Стоунз»): «28 августа в окружении «Роллинг Стоунз» появляются Аллен Кляйн (новый бизнес-менеджер), Тито Бернс (новый агент) и сэр Эдвард Льюис (президент фирмы «Декка»), которые выделяют 1 700 000 фунтов на съемки пяти фильмов с участием группы».

 

Джерри Шиллинг (из команды Элвиса Пресли): «У ворот дома Элвиса стояла хорошенькая девушка, а я собирался прокатиться на мотоцикле. Она спросила: «Можете довезти меня до Сансет?». «Конечно, забирайся за спину», – ответил я. Мы доехали до Сансет, и она говорит: «Ты знаешь, что Битлы сейчас в городе?». «Хочешь встретиться с ними?» – поинтересовался я. Она рассмеялась, и я рванул прямо к каньону. Я знал, в каком доме они жили. Один из тех, что мы чуть не взяли в аренду для Элвиса. В нем было шесть или семь спален.

Мы подъехали к дому. Меня заметил Мэл Эванс: «Заходи, Джерри». Когда я слез с мотоцикла, в дверях появился Джон. Мы вошли и немного поболтали. Пол с Джорджем сидели во дворике за маленьким столиком. На их головы были намотаны полотенца. Я сел за стол с Джоном, Полом и Джорджем. Ринго в соседней комнате разговаривал по телефону с женой, которая находилась в Англии. Потом Джон говорит: «Джерри, можешь сделать мне одолжение?» Я говорю: «Конечно». «Видишь эти баки? Меня чуть не выпнули из школы, потому что я хотел выглядеть, как Элвис. Я хотел сказать ему это вчера вечером, но у меня не хватило духу. Если бы его не было, и меня бы здесь не было».

 

Марти Лакер (из команды Элвиса Пресли): «На следующий день [после встречи «Битлз» с Элвисом Пресли] Джерри Шиллинг, Ричард Дэвис, Билли и я направились к ним. Увидев нас, они обрадовались. Они на самом деле были там. Джон подвел меня к панорамному окну и произнес: “Прошлый вечер был самым значительным в моей жизни”».

 

Джерри Шиллинг (из команды Элвиса Пресли): «У меня была возможность посмотреть их выступление в «Голливудской Чаше». Я провел в доме «Битлз» почти весь день, но я работал на Элвиса Пресли, поэтому решил, что будет правильнее вернуться домой. Поэтому я не был на концерте.

Вечером, когда я вернулся домой, Элвис находился в маленькой отдельной комнате. Я сел и рассказал ему, что мне сказал Джон. Он только улыбнулся».

 

Присцилла Пресли: «Когда они [парни из окружения Элвиса, бывшие в гостях у «Битлз»] вернулись, они сказали, что Джон хотел, чтобы Элвис знал, что без него не было бы и «Битлз». Он был для них первым и лучшим вдохновителем. Элвису понравилось то, что он услышал, но даже такого комплимента было недостаточно, чтобы пригласить их снова».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа приехала в Сан-Диего на роскошном туристическом автобусе на десять мест, оснащенного холодильником, ванной, душем и с большим количеством еды и напитков».

 

beatlesbible.com: «Группа должна была вылететь из Лос-Анджелеса в Сан-Диего самолетом, но забастовка авиалинии вынудила их поехать в туристическом автобусе».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Поездка по прибрежному шоссе заняла два часа».

 

 

 

Прибрежная автострада Сан Диего, фото 1961 г.

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Концерт был добавлен в расписание турне 7 июня 1965 года. Ранее предполагалось, что поклонники из Сан-Диего смогут посетить два концерта в «Голливудской чаше» 29 и 30 августа.

Промоутерам из Лос-Анджелеса, Луи Робину и Аллену Тинкли, американские агенты «Битлз» из «Дженерал Эртистс» предложили организовать концерт либо в Солт-Лейк-Сити, либо в Сан-Диего. В итоге было принято решение провести концерт на стадионе «Бальбоа» с гарантированным вознаграждением за выступление в размере 50 000 долларов».

 

 

 

 

 

Полиция прибыла на стадион, кадры кинохроники.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Перед концертом группа провела обычную пресс-конференцию, во время которой четыре поклонницы вручили им ключи от города. Идея принадлежала Сьюзан Кларк, местной поклоннице, которая обратилась с этой идеей к мэру Фрэнку Каррану».

 

Сьюзан Херд: «Мне было 14 лет. Я училась в средней школе О’Фаррелла в Сан-Диего. Я написала нашему мэру Фрэнку Каррону, чтобы он разрешил вручить группе «Битлз» ключ от города Сан-Диего. Примерно через три дня я получил ответ с предложением приехать в мэрию. Когда я прибыла в его офис, то встретила там ещё одну девушку, Клаудию Несбит, и вскоре прибыли ещё две девушки, Марлен Шелтон и Сьюзен Кларк. Также пришел мальчик, Рэнди Доллер. Мы расположились в кабинете мэра, и он дал всем нам по ключику. Они были маленькими и золотыми.

Мы решили, что Марлен подарит ключ Полу, Сьюзен – Джорджу, Клаудия – Джону, а я – Ринго. Рэнди был нашим председателем. Он был здесь, чтобы организовать нас.

По прошествии следующих десяти дней была организована встреча на стадионе «Бальбоа», где должны были выступить «Битлз». Это было 28 августа в 16:30. Концерт должен был начаться в 20:00.

Через некоторое время на пресс-конференцию начали собираться репортеры, и кто-то из них повернулся к нам и сказал: «Теперь, когда мы занимаем места, девочки, давайте вы не будете кричать».

Потом это началось. Когда я увидела Битлов так близко, мне показалось, что я вот-вот закричу, но я сдержалась».

 

 

 

 

 

Беверли Бейетт (газета «Сан-Диего Юнион», 29 августа 1965): «Первым вошли Ринго, раздраженный, в черном замшевым пиджаке, и Пол, в дружелюбном настроении, в золотисто-сером полосатом пиджаке.

«Мы займем лучшие места», – пошутил Пол. Они с Ринго рассмеялись просто потому, что им нравится смеяться.

Ринго нервно затянулся сигаретой, прищурив свои голубые глаза из-под битловской чёлки, и положил на стол изящные солнцезащитные очки. Джордж, в черном поплиновым пиджаке поверх белой вязанной рубашки, закуривая сигарету занял место справа от Пола. Джон, в бледно-голубой хлопковой куртке поверх черной футболки, занял место справа от Ринго, согнув ноги в остроконечных ботинках вокруг ножек стула. Он немного запрокинул голову, чтобы видеть из-под светло-каштановых волос, которые выглядят почти как какой-то чудной парик. Битлы встречаются с прессой. У них нет пресс-конференций в точном смысле этого слова – они просто собирают аудиторию. Проще получить приглашение на чай в Букингемский дворец.

Аудитория «Битлз» выглядит примерно так:

Вопрос: Джон, что на самом деле ты пытался сказать в своей книге? Почему люди этого не понимают?

Джон: Я понимаю. Если бы я писал общепринятым способом, то в этом не было бы особого смысла. Я ничего не пытаюсь сказать. Там нет никакого послания.

Вопрос: Как вы нашли своё звучание?

Джордж: Мы не ищем звучание. Мы его создаем.

Вопрос: Как вы думаете, долго ещё продержитесь?

Джордж: (насмешливо) Лет тридцать.

Вопрос: Как вы думаете, достойны ли вы быть членами Ордена Британской империи?

Джон: Намного больше, чем многие из тех, что являются ими».

 

 

 

 

Цветные фотографии были сделаны поклонницей группы Сьюзен Баррен, присутствовавшей на пресс-конференции.

 

 

 

 

 

Сьюзан Херд: «Единственное, что мне запомнилось больше всего на конференции – это женщина-репортер, сидящая прямо напротив стола, за которым сидели «Битлз». Её юбка была поднята довольно высоко. Пол посмотрел на её ноги и сказал: “Мадам, вам лучше спустить юбку”».

 

Вопрос: Что бы вы посоветовали подросткам?

Джон: Не иметь прыщей.

Пол: Точно.

Ринго: Не иметь их.

Вопрос: Какая у вас была реакция на то, что в Джакарте…

Ведущий: Пожалуйста, можно потише? Мы не можем расслышать вопрос.

Вопрос: Какая была у вас реакция на то, что в Джакарте запрещено всё, что связано с «Битлз»?

Джон: Вы имеете в виду Индонезию?

Ринго: Да, Джакарта.

Ведущий: Это о запрете «Битлз» в Индонезии?

Джон: Ну, я считаю… это просто глупость, знаете.

Джордж: Мы были весьма разочарованы.

Пол: Надо бы просто прислать их нам, а не сжигать, мы бы их сбагрили за полцены.

Ринго: Это глупо.

Джордж: Суть в том, что перед тем, как сжечь, их надо было сперва купить, так что мы в любом случае получим свои авторские.

Пол: Да, так и есть.

Вопрос: Если один из «Битлз» решит уйти, вы будете продолжать?

«Битлз»: Нет.

Вопрос: Что вы думаете по поводу обвинений, что вся битлоподобная музыка – это большой коммунистический заговор с целью опустить и морально разложить американскую молодежь?

Пол: Видимо, это… это преувеличение. Всё началось с памфлета, по-видимому, в котором сравнивались коммунизм и капитализм, и… нет, нет… коммунизм, гипнотизм, и мы. Все ещё подумали, что это означает, что мы коммунисты. Но мы просто отвратительные капиталисты, подобно кому-нибудь ещё.

Вопрос: Вы не задумывались о том, что вы наносите ущерб музыкальному уровню американской молодежи?

Пол: Я так не думаю.

Ринго: Нет.

Джон: Мы играем американскую музыку.

Пол: Я считаю, что если они хотят слушать Чайковского, то пусть слушают. Он им доступен, не так ли? Так? Правильно!

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о других группах, копирующих вас?

Джон: Мы не очень-то задумываемся о подражателях. Во всяком случае, не многие из них реально копируют нас. Не больше, чем мы подражаем другим.

Ринго: Это хорошо.

Вопрос: Вы смогли что-нибудь увидеть в Сан-Диего по пути сюда?

Джордж: Мы видели автостраду.

Пол: Да, это всё.

Джон: Занавески были открыты. Мы видели море.

Пол: Да.

Джордж: Мы много чего видели.

Пол: Диснейленд. А, нет, это было в Лос-Анджелесе.

Вопрос: Вы довольны продолжительностью своего турне по Соединенным Штатам?

Джон: Да, оно достаточно хорошее, потому что по продолжительности мы не успели устать и заскучать. Продолжительность в самый раз.

Вопрос: Что вы делаете в первую очередь, приезжая в город?

Джордж: Обычно мы чистим зубы, причесываем волосы, выпиваем чашечку чая. Каждый день, в каждом месте, мы всегда это делаем.

Пол: После каждого приема пищи.

Вопрос: Я вижу, вы курите. Это влияет на гортань?

Пол: Возможно.

Джордж: Только на легкие.

Ринго: Нет, я не пою так много.

Вопрос: Вы экономите деньги?

Джон: Ну, у нас не так уж и много возможностей потратить их, на самом-то деле.

Джордж: Я трачу все свои деньги на сигареты.

Вопрос: Джон, наверное, ещё слишком рано планировать очередное турне, но вы планируете ещё раз сюда вернуться?

Ведущий: Имеется в виду следующее турне по Америке.

Джон: Ну, мы ещё не планировали. Брайен, возможно, этим займется, или уже, пока он здесь. Во всяком случае, он уже начал работу над следующим турне.

Ринго: Спросите нашего менеджера.

Джон: Это к менеджеру, к Брайену Эпстайну.

Вопрос: Как на счет вашей простуды? Об этом сказали по радио. Я слышал, что вы простыли, как это было в последнем турне.

Джон: Нет, у меня не было простуды, просто сел голос.

Вопрос: Сейчас всё в порядке?

Джон: Да, кажется, всё в порядке. Выяснится позже.

Вопрос: Ринго, мне хотелось бы узнать, в твоей песне «Играй естественно» (Act Naturally) созвучие с музыкой кантри, это что-то новое для «Битлз»?

Ринго: Нет, это для нас не новое. Последняя пара песен, что я записал, были в стиле музыки «кантри».

Джордж: Мы все вместе записали около шести песен «Кантри-энд-Вестерн».

Вопрос: Джон, ты планируешь написать ещё одну книгу?

Джон: Да… ещё не думал об этом, но планирую.

Вопрос: Как на счет того, чтобы перейти к американскому образу жизни?

Джон: Перейти? От чего?

Вопрос: От британского образа жизни.

Джон: Ну, так или иначе, наш образ жизни отличается от обычного, так что не имеет большого значения, где мы находимся.

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Как «Битлз» относятся к «Человеку из Ю.Эн.Си.Эл.Е»? (прим. – «The Man From U.N.C.L.E.» – телесериал в Америке, транслировавшийся по каналу «Эн-Би-Си» с сентября 1964 по январь 1968. Два секретных агента работают на вымышленную секретную международную правоохранительную организацию, называемую «U.N.C.L.E.» – United Network Command for Law and Enforcement).

Джон: Хорошо, да.

Пол: Да… люблю этот сериал.

Вопрос: Как вы относитесь к серфингу, не хотите попробовать?

Джон: По мне выглядит немного опасно.

Ринго: Что?

Джон: Серфинг.

Ринго: А, я и пытаться не буду. Не умею плавать.

Джон: Чтобы делать это хорошо, нужны годы, а у нас, в любом случае, нет времени.

Пол: У нас есть маленькие скейтборды для катания в номере отеля. Это здорово.

Вопрос: Вопрос всем. Почему только во время проведения концертов вы даете пресс-конференции? У вас бывают пресс-конференции не только перед концертами, и почему вы не даете прессе больше свободы?

Джордж: Мы даем концерты почти каждый день, так что и пресс-конференции каждый день, как видите.

Джон: Это дает вам возможность что-то написать. Я хочу сказать, что если бы мы ничего не делали, то не было бы смысла приглашать и прессу, потому что ничего…

Вопрос: Вы находитесь на публике.

Пол: Я хочу сказать, разве что мы не приглашаем прессу каждое утро…

Джордж: Ну, если бы мы не пригласили прессу. Мы не выходили бы на публику два дня.

Пол: Суть в том, что они напишут об этом… «Утром я положил в чай два кусочка сахара». Это всё, о чем они смогут написать.

Джон: Так или иначе, мы, наверное, видимся с прессой чаще, чем большинство людей вместе взятых.

Пол: «Я встал и прочитал газету». О-го-го. И что из того?

Джон: Это не важно. Мы видимся с ними и помимо пресс-конференций. Когда мы чем-нибудь занимаемся.

Ринго: Они даже не желают нас видеть, когда мы не работаем.

Джон: Когда я дома, никто не звонит мне, и не спрашивает: «Можно с вами встретиться?».

Джордж: Мы дадим вам наш личный номер, и вы можете связаться с нами в любой день. И тогда вы будете… вы будете довольны.

Ринго: Я тебе свой не дам.

Вопрос: Некоторые из журналов для поклонников добиваются прав на публикацию истории вашей жизни.

Джон: Ну, в начале мы хотели подать иск.

Пол: Журналы для поклонников пишут всякое.

Джон: …одну ложь и всё такое.

Ведущий: Что вы думаете о недостоверности информации в американских журналах для поклонников? Что вы думаете обо всём этом?

Джон: Мы уже устали негодовать по этому поводу, но ничего не можем с этим поделать. Это длится уже так долго, или журнал настолько хорош.

Вопрос: А в других странах вы можете что-нибудь с этим сделать?

Джон: В Англии такие вещи просто бы не напечатали. Их бы засудили. За клевету.

Пол: Всё, что мы можем сделать здесь, это только сказать всем, кто это читает, что это бульварная чепуха.

Ринго: Куча дерьма.

Пол: …и что вся эта писанина, в основном, всякий вздор. Но, читая это всё, помните, что это чепуха. Потому что большинство людей верит этому.

Вопрос: Вы можете показать нашим телезрителям, что Ринго на самом деле носит кольца?

Пол: Можешь им показать, Ринго? Вот они, глядите.

Ринго: (вытягивая руки) Вот они, детка.

Пол: (шутливо) Гляньте на эти кольца!

Ринго: Как они вам? Народ, я ношу их только четыре года.

Джордж: (шутливо) Большая лапа для таких колец.

Ведущий: Последние вопросы. Три последних вопроса.

Пол: Хорошо.

Вопрос: Я слышал, что вы неискушенные агностики, и вас обвинили в непочтительности.

Пол: Нас?

 

 

 

 

 

Вопрос: Я хочу спросить, считаете ли вы себя непочтительными, и во что вы верите?

Пол: Ну, мы не… Мы агностики, поэтому, зачем нам быть непочтительными, тогда мы были бы атеистами, если бы вели себя так.

Джон: Я думаю, что непочтительность нам приписывают, а не то, чтобы мы непочтительно относились к религии или ещё к чему-нибудь.

Пол: Я хочу сказать, знаете… Мы будем отшучиваться.

Джон: Ну, это они так решили, когда впервые увидели наши прически. Они подумали, что это непочтительность. Но это ничего не значит.

Вопрос: Планируете ли посетить какой-нибудь пляж?

Пол: Определенно нет.

Ринго: Нет.

Пол: Нет, не думаю.

Вопрос: Вы видите что-нибудь, кроме гостиничных номеров?

Джон: Когда мы на гастролях, мы не хотим ничего видеть, кроме гостиничных номеров. У нас много свободного времени, мы можем увидеть всё, что захотим.

Джордж: Мы видим стадионы и аэропорты.

Пол: Тем не менее, вам следовало бы взглянуть на наши гостиничные номера.

Вопрос: Говорят, что вы определенно равнодушны к политике. Теперь, получив титул «Членов Британской Империи», изменилась ли ваша позиция к политике в целом?

«Битлз»: Нет.

Джон: Мы не безучастны к политике, просто политики неинтересны.

Ведущий: Последний вопрос.

Вопрос: Вы можете согласиться с тем, что ваш стиль причесок является новой формой протеста, формой противодействия обществу против условностей?

Джон: Нет.

Джордж: Нам давно уже так нравится.

Пол: Нам просто нравятся длинные волосы, вот и всё. Я хочу сказать… Вам нравятся короткие волосы, мы любим длинные. Да-да-да дин-дин-дин. (прим. – «da» также имеет значение, как прическа а-ля Элвис Пресли, «din» – галдеть, назойливо повторять).

Ринго: (напевая) Им нравятся длинные волосы, мы любим короткие. Отправляйтесь отсюда, езжайте в порт.

Ведущий: На этом мы должны закончить с вопросами.

 

 

 

 

Сьюзан Херд: «Вскоре после того, как «Битлз» вышли из комнаты, мы остались одни и ждали, что произойдет дальше. Затем нам сказали пройти в костюмерную «Битлз», оставив снаружи такие предметы, как сумочки, фотоаппараты и бумаги для записей. Единственное, что мы могли взять – это ключи.

Пол был первым, кто нас поприветствовал. Он подошел к нам и пожал руки; затем Джордж, который лежал, когда мы вошли. Он тоже пожал нам руки; затем Джон и Ринго. Поздоровавшись с нами, Ринго ушел в угол, сел и начал есть курицу.

Я подошла к нему, и он спросил, не хочу ли я кусочек, и, конечно же, я ответила: «Да». Он сказал мне, что дает небольшой кусочек, потому что был очень голоден.

Марлен поцеловала Пола и, хотите верьте, хотите нет, он отпрянул и покраснел. Затем она попросила у него пуговицу, и он спросил её, какую именно, она повторила, что хочет пуговицу, и он опять спросил, какую пуговицу, и так продолжалось минут десять, после чего она сдалась.

В тот день у меня была довольно высокая прическа, и когда мы позировали для фотографии, Джон запустил руку мне в волосы и спросил: «Они настоящие?»

Каждая из нас собиралась вручить ключ определенному Битлу, но как-то всё пошло не так. Я отдала свой ключ Джону, Клаудия – Джорджу, а Сьюзен – Ринго. Марлен отдала свой Полу.

Все сказали, что нам рады и счастливы получить ключи. Джон прикрепил свой ключ к полицейскому значку, подаренному ему одним из охранников. Джордж спросил нас, где мы их взяли, и мы ответили, что они от мэра.

Когда мы уехали, было около девяти часов вечера. Им нужно было подготовиться к выходу на сцену».

 

 

 

 

С ди-джеем радиостанции «Кей-Эр-Эл-Эй» Ребом Фостером.

 

 

 

 

Интервью с радио и телеведущим Джерри Бишопом:

Джерри Бишоп: Ты был давним поклонником Элвиса?

Пол: Да, конечно. Когда мне было шестнадцать, мне понравились его пластинки. В то время мы исполняли много его песен. Пока мы не начали сочинять свои собственные, то обязательно играли несколько песен Элвиса. Мне до сих пор нравятся его записи, особенно ранние. Я считаю их лучшими.

Джерри Бишоп: Какова была твоя реакция после встречи с ним? У тебя долгое время формировался образ об этом парне, и вдруг ты с ним встречаешься. Он оказался таким, каким ты себе его представлял?

Пол: Да, он оказался точно таким же, каким я его себе представлял. Когда мы туда добирались, я не знал, что нас ждет. Я имею в виду, я думал, что он будет таким, но не знал, какой будет атмосфера или что там произойдет. Но всё было хорошо, потому что вокруг были старые товарищи. Давнишние приятели, понимаете, мы были там с некоторыми из них. И поэтому мы просто немного пообщались.

Джерри Бишоп: Теперь вы знаете, как живет Элвис. Он очень замкнут. Возможно, что он самый уединенный музыкант в истории шоу бизнеса. Парень всегда дома с друзьями, очень редко выходит на люди, никогда не дает интервью или концерты. Смог бы ты так жить в течение длительного времени?

Пол: Нет, не смог бы. Но я допускаю, что если это тебе подходит, то всё нормально. Мне нравится, я бы сказал, много работать. Иначе я заскучаю.

Джерри Бишоп: Несомненно, быть артистом, как мне кажется, означает быть на публике, и вы не настоящий на киноэкране.

Пол: Да, но я не думаю, что это во многом относится к Элвису. Я думаю, что он, возможно, немного сожалеет… как и мы. Я знаю, что он ещё не всё сделал в звукозаписи. Вчера вечером мы попытались убедить его продолжить работу. Начать новую сессию, попробовать записать несколько старых песен, из тех, что он пел. Знаешь, старые песни в стиле «кантри», или что-то из старых… классических вещей рок-н-ролла.

Джерри Бишоп: Он, не забудь, выступает перед публикой, которой было по шестнадцать лет, когда он состоялся, и которой теперь по двадцать пять.

Пол: Да, это так, так и есть. Но всё дело в том, что до сих пор найдется немало тех, для кого записи Элвиса не потеряли своей ценности. Как для меня. Я считаю, что настоящий Элвис – это прежний Элвис. Я хочу сказать, его новые вещи мне в два раза меньше нравятся. И мы сказали ему об этом вчера вечером, и я думаю, что, так или иначе, они ему нравятся. Поэтому он сказал, что, возможно, организует сессию, и я надеюсь, что он так и поступит, понимаете. Я куплю, если он что-то запишет.

Джерри Бишоп: Да. Было бы интересно посмотреть, как «Битлз» повлияют на музыку Элвиса. А что ты думаешь об альбоме «Элвис-Битлз», или «Битлз-Элвис»?

Пол: О, да, это было бы нечто. Думаю, это было бы здорово, но вряд ли подобное может случиться. Думаю, что он на это не пойдет. А вот мы были бы не против.

Джерри Бишоп: Для начала, как твое горло, Джон?

Джон: Мне кажется, мой голос восстанавливается.

Джерри Бишоп: Тогда, сегодня вечером ты будешь исполнять песню «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)?

Джон: О, да. Я забыл об этом.

Джерри Бишоп: Так ты собираешься вернуть её обратно?

Джон: Ну, да, всё равно мы исполняем её только наполовину – просто в качестве вступления. На самом деле, никто этого не замечает.

Джерри Бишоп: Что произошло в Лос-Анджелесе на прошлой неделе? Я знаю, вы много отдыхали. Что там была за история, в самом деле?

Джон: Мы встали около двенадцати или в час… поплавали, позавтракали. Какие-то странные люди собрались, чтобы увидеть нас.

Джерри Бишоп: Вы встречались с «Бёрдз». А ещё с кем?

Джон: «Бёрдз» находились там практически всё время, когда не работали. Вчера вечером мы встречались с Элвисом, он был великолепен.

Джерри Бишоп: Да, тогда расскажи нам об этом. Эту встречу хотели организовать уже давно. Я угадал, верно?

Джон: Да, но мы всегда оказывались не в том месте и не в то время, чтобы встретиться. Нам вечно приходилось уезжать или делать ещё что-нибудь, но переговоры, причем долгие, о том, когда и куда мы приедем, сколько людей с нами будет и так далее, всё-таки велись. Менеджеры Полковник Том и Брайен обсуждали все подробности. Сложилось удачное время встретиться с ним. Он велик.

Джерри Бишоп: Каким он вам показался? Здесь, в Штатах, мы только и слышим, что нет никого более замкнутого, чем Элвис. Он держится подальше от людских глаз, появляется только в кино, но не на телевидении, только на киноэкране.

Джон: Да.

Джерри Бишоп: Он нервный, отчужденный индивидуалист? Или он произвел на вас впечатление нормального парня?

Джон: Нет, он показался нам нормальным парнем. Мы спросили, почему он снимается только в фильмах, и не появляется на телеэкране. Кажется, ему это нравится. Мне кажется, ему нравится много сниматься в кино. Мы не смогли бы оставаться затворниками. Мы бы заскучали. Нам бы это быстро наскучило. Он сказал, что ему немного этого не хватает. Он просто… он оказался классным. Он был таким, каким я его и представлял.

Джерри Бишоп: Ты играл на гитаре, верно?

Джон: Да, его бас-гитара была постоянно включенной вместе с телевизором. Он выключил звук, мы поставили пластинку, что для нас не свойственно. У нас всегда телевизор включен, что бы там ни шло… но мы никогда не смотрим его. Он просто стоит включенный без звука, а мы слушаем пластинки.

Джерри Бишоп: Не знаю, обсуждалась ли это, но мне кажется, что альбом «Элвис-Битлз» мог бы стать самым продаваемым альбомом в истории.

Джон: Никому из нас никогда не нравились такие альбомы, на которых были вместе либо два похожих исполнителя, либо… не знаю. Подобно Синатре с кем-нибудь ещё, понимаете. Мне это не по вкусу. Так или иначе, я бы возненавидел подобный альбом.

Джерри Бишоп: Привет Ринго.

Ринго: Привет, как сам?

Джерри Бишоп: За эту неделю ты научился плавать?

Ринго: Ты же знаешь, что я умею плавать… метров двадцать. У меня есть свидетельство, чтобы подтвердить это.

Джерри Бишоп: Здесь присутствует Мэлкольм Эванс (дорожный менеджер «Битлз» и их близкий друг), и Мэлкольм наверняка запомнит вчерашний вечер на всю жизнь, когда вы все познакомились с Элвисом.

Ринго: Да, мы ездили к Элвису.

Джерри Бишоп: Расскажи нам об этом.

Ринго: Это было… Когда мы только приехали, было немного смешно, потому что он по-прежнему Король, чувак. Не важно, кто что говорит. И мы пожали друг другу руки, сказали «привет», потом прошли в бар, выпили и всё такое. У него там собралось много друзей – а с нами был Мэлкольм, его самый большой поклонник, и ещё парочка наших гастрольных менеджеров. И мы просто со всеми общались, а через полтора часа были уже как старые друзья, понимаешь. Мы все познакомились друг с другом. Просто сидели, расхаживали по дому, играли.

Джерри Бишоп: Играли на гитаре, верно?

Ринго: Да, ну, ребята играли на гитарах. Сам-то я не играю. Я играл в пул с тремя из его друзей.

Джерри Бишоп: С каким результатом?

Ринго: В общем, мы проиграли – наша команда.

Джерри Бишоп: Могу я прервать наше с тобой интервью, и спросить Мэлкольма о впечатлении, которое на него произвел Король?

Ринго: Да. Слово передается Мэлкольму Эвансу, гастрольному менеджеру «Битлз» 65. Тах дах!

Джерри Бишоп: (обращаясь к Ринго) Хорошо, почему бы тебе самому не взять у него интервью? Спроси его, что он думает об Элвисе.

Ринго: Хорошо. Мэл, это было для тебя событием? Вчерашний вечер. Расскажи нам об этом.

Мэл Эванс: Это было самое значительное событие в моей жизни, Ричард. Я, действительно, получил большое удовольствие.

Ринго: Вы заметили? Он назвал меня Ричардом.

Мэл Эванс: Я себе его именно таким и представлял. Знаете, он хорошо выглядит… с ним легко. Он был именно таким, каким я его и представлял, я уже девять лет его поклонник.

Ринго: Други, он выше двух метров. Хорошо, вернемся к местному ди-джею.

Джерри Бишоп: Хорошо. Если бы у тебя, Мэл, был миллион долларов, что бы ты купил в первую очередь?

Мэл Эванс: На самом деле, не знаю. Потому что сейчас у меня есть всё, что мне нужно – пластинки Элвиса и все альбомы «Битлз», так что…

Джерри Бишоп: Заметили последовательность? Пластинки Элвиса на первом месте, потом идут пластинки «Битлз».

Ринго: Ну, мы в курсе. Такой уж крутой этот парень, Мэлкольм, наш гастрольный менеджер. Он поклонник Элвиса номер Один. Он получает журнал для поклонников «Элвис», его пластинки и всё такое. Мы не против. Это здорово. Потому что нам он тоже нравится.

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «20 000 поклонников заполнили стадион «Бальбоа».

 

beatlesbible.com: «Билеты на концерт продавались по цене 3,50, 4,50 и 5,50 доллара. Однако не все билеты были проданы, так как из 27 041 мест было занято только 17 013».

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Робин и Тинкли предоставили группе четыре кровати, пять бутылок с водой объемом один галлон, 120 чашек, два ящика содовой, 24 бутерброда с различной начинкой и два блюда с жареным цыпленком по-кентукски. Общая стоимость еды составила 33,96 доллара».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «К окружению «Битлз» присоединилась американская фолк-певица Джоан Баэз, бывшая подруга Боба Дилана».

 

beatlesbible.com: «Другими участниками концерта были «Кинг Кёртис Бэнд», «Саундз Инкорпорейтед» и «Дискотек Дансерс», Бренда Холлоуэй и «Кэннибэл энд Хедхантерс».

 

Чак Гандерсон (автор книги «Битлз на стадионе Бальбоа»): «Концерт начался в восемь часов вечера. На сцене диск-жокеи радиостанций «Кей-Джи-Би», «Кей-Си-Би-Кью» и «Кей-Эф-Даблви-Би» соперничали друг с другом. Среди них был и неутомимый Лорд Тим Хадсон».

 

beatlesbible.com: «Группа «Битлз» вышла на сцену вскоре после 21:00».

 

Сьюзан Херд: «Нам дали места в первом ряду, и мы минут десять смотрели выступление другой группы, а потом, конечно же, самих «Битлз». Они были замечательными, потрясающими и великолепными».

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Хублер (полицейский): «Шум был невероятным. Просто ужас».

 

Чак Гандерсон (автор книги «Битлз на стадионе Бальбоа»): «Когда «Битлз» покидали сцену, Ринго Старр отдал свои барабанные палочки офицеру полиции, обеспечивавшему порядок на сцене».

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Битлз» заработали 50 135 долларов, что было всего на 135 долларов больше их гарантированного гонорара, а организаторы концерта получили прибыль в размере 6 476 долларов».

 

Чак Гандерсон (автор книги «Битлз на стадионе Бальбоа»): «Мероприятие стало далеко не аншлаговым. На стадионе рассчитанном на 28 000 мест, присутствовало около семнадцати тысяч зрителей. Общая выручка составила 83 000 долларов. За свое выступление «Битлз» причиталось 50 000 долларов. После вычета всех сопутствующих расходов чистый доход составил менее 6 000 долларов».

 

beatlesbible.com: «На обратном пути в Лос-Анджелес автобус сломался».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На обратном пути в Лос-Анджелес их автобус сломался, и им пришлось пересесть на лимузины. Поклонники догнали их и облепили машины, нанося повреждения».

 

beatlesbible.com: «Они были вынуждены остановиться в компании «Эббот энд Хэст», занимающейся похоронными услугами Сан-Диего, и оставшуюся часть пути провести в лимузинах. Чтобы доехать до центра Лос-Анджелеса им потребовалось сопровождение Калифорнийского дорожного патруля».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)