Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» (Cavern Club)

5 августа 1962 г. (воскресенье)

 

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера» (Cavern Club), совместно с джаз-бэндом «Святоши» (The Saints Jazz Band) и «Свингующие Блу Джинес» (The Swinging Blue Genes)».

 

(условная дата)

 

Питер Браун: «В августе Синтия сообщила Джону о том, что она беременна».

 

Синтия: «Пора было уже сообщить Джону о результате моего визита к врачу. Это было не легко. Со дня на день откладывая разговор с Джоном, я просыпалась по утрам, чувствуя тошноту, возвращалась из сна к суровой действительности и заливалась слезами. Это был настоящий кошмар, конец которому, как мне казалось, никогда не наступит.

Более того, мне было мучительно трудно сказать ему правду при таких обстоятель­ствах. Даже в этот критический момент я совсем не думала о браке. Просто этот вопрос никогда нами не затрагивался. Нам нужно было быть вместе – и всё. Без всяких связывающих нас контрактов или браков. Толъко один раз Джон сказал нечто такое, что имело хоть какое-то отношение к браку. Это было в одном из его писем ко мне. Он писал, что Пол купил на континенте обручальные кольца для се­бя и Дот. Видимо, Джону понравилась эта идея, и он говорил, что пора что-нибудь предпринять в смысле помолвки. Но потом это как-то забылось, и вопрос о помолвке больше не поднимался.

Обстоятельства требовали принятия решения. Наконец, собравшись с духом, я рассказала обо всем Джону. Чувствуя подсту­пающую к горлу тошноту и невероятную слабость во всём теле, я, захлебываясь от слёз, выдавила из себя результаты врачебного об­следования. Осознав услышанное, он побелел, как снег, в глазах мелькнула тень страха. Несколько минут он просто молчал. Он молчал так долго, что мне это показалось вечностью. Сердце бешено колотилось в груди, и я боялась потерять сознание. Я смотрела на него и ждала ответа: неужели теперь он бросит меня?

 

Джон: «Я был ошеломлен, услышав от Синтии [что она беременна], но сказал: «Да, нам надо пожениться». Я не сопротивлялся».

 

Синтия: «В конце концов, он произнес: «У нас есть только один выход, Син, нам надо пожениться». Я спросила, хорошо ли он подумал. Мне не нужно, чтобы он женился на мне, я сама со всем справлюсь. Однако Джон стоял на своем: «Никто из нас не думал заводить ребенка, Син. Но я люблю тебя и не собираюсь теперь оставлять тебя одну».

Меня охватило чувство благодарности, облегчения и счастья. Конечно, я поняла бы Джона, если бы он оставил меня, но мне было бы больно, это точно. Хотя я никогда прежде не думала о женитьбе, полагая, что у меня еще для этого несколько лет впереди, я была уверена, что люблю Джона и хочу быть с ним. Так, сидя летним вечером в моей маленькой комнате, мы решили пожениться, родить ребенка и стать семьей. Мы любили друг друга, и это было наше общее желание, несмотря на то, что обстоятельства вынудили нас осуществить его гораздо раньше, чем нам хотелось бы».

 

Билл Харри: «[В те времена] Нам приходилось быть разборчивыми. Во-первых, трудно было достать презер­вативы. К тому же некуда было идти. Куда мог парень повести свою девушку, чтобы заняться с ней любовью? Были глухие улочки, которые мы называли «тупичками», но как только парень приступал к делу, девушка обычно говорила: «Я сойду на остановке Эдж Хилл». Что оз­начало: «Остановись, дружок! Дальше нельзя!». Эдж Хилл — это было название предпоследней станции перед конечной Лайм-Стрит. Незамужняя беременная женщина становилась изгоем общества, ее родители предпочитали отослать ее на какое-то время куда-нибудь подальше, освободив ее от занятий или работы».

 

Синтия: «На этот счёт у Джона не было никаких сомнений – ведь он вос­питывался в традиционном духе и знал, что такое «хорошо» и что такое «плохо». И хотя я знала, что ни он, ни я не готовы к такому серьёзному шагу, как брак, а тем более к ответственности за ребён­ка, я всё равно почувствовала огромное облегчение. В мои годы де­вушки уже давно думают о женитьбе и о детях, а я всё это время была слишком занята учёбой и сопротивлялась взрослению, особенно с тех пор как умер папа. В моём представлении дети – это было что-то такое беспрестанно вопящее, завёрнутое в грязные тряпки, отнимающее массу времени и энергии и всегда принадлежащее кому-то другому. Я не допускала и мыcли, что когда-нибудь сама произве­ду на свет нечто подобное».

 

Пит Шоттон: «Если бы Син не обнаружила, что беременна, свадьба, возможно, никогда и не состоялась бы: в те дни, сделав свою подругу беременной, приходилось на ней жениться – и точка. Аборты тогда были чем-то неслыханным, не то, что законным».

 

Тони Бэрроу: «Его [Джона] женитьба с Синтией была наполовину причудой, наполовину обманом в том смысле, что – как Джон признавался мне – он образно закрыл глаза и подумал о какой-то кинозвезде, вероятно, о Бриджит Бардо. Синтия не являлась тем, что искал Джон, но она была готова измениться ради него. Я задавал Джону ключевой вопрос: «Если бы Син не была беременна в 1962 году, вы бы поженились?». Довольно продолжительное время он думал, а затем ответил: «Это гипотетический вопрос, ведь это событие уже произошло, но, думаю, нет». У меня сложилось впечатление, что Джон никогда не был на самом деле влюблён, пока он не встретил Йоко Оно».

 

Синтия: «Теперь, когда правда всплыла наружу, и мы оба пережили первое потрясение, Джону предстояло рассказать всё Мими. Он был в панике. Мне кажется, ему легче было принять сам этот факт, чем сообщить о нём Мими. Он вышел от меня в тёмную, дождливую ночь с тяжёлым грузом на своих молодых плечах. Наверно, он думал, что скоро прос­нётся и обнаружит, что всё это было дурным сном».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)