День отдыха

21 июля 1967 г.

 

Пол Теннант (группа «Фоукэл Пойнт»): «В 1960 году я серьёзно увлёкся игрой на гитаре, по-любительски занимаясь этим год или два. Моя школа находилась поблизости от клуба «Касба», и моим лучшим другом в школе был парень по имени Дэйв Аспинал, брат Нила. Мы ходили в «Касбу» и смотрели выступления «Битлз», когда они только начинали свою карьеру. В последующие годы я следовал за ними по всему Ливерпулю, когда узнавал, где они выступали, наблюдая за тем, как они управляли аудиторией. Они были экстраординарны. С тех пор я видел выступления многих групп: «Роллинг Стоунз», «Ху», «Муви» и так далее. Я видел их, но «Битлз» были лучшей рок-н-ролльной группой, которую я когда-либо видел. Они были непревзойденными.

С 1960 по 1966 год я играл в Ливерпуле в разных группах. Мы выступали на одних площадках, а «Битлз» на других. Со временем я потерял связь с Дэйвом Аспиналом. Затем в ливерпульском клубе «Лабамба» я познакомился с Дэйвом Роудсом, и мы быстро подружились. Он играл в группе под названием «Маракас», а я в какой-то группе, названия которой уже и не помню. Мы решили, что нам следует начать самим сочинять песни, что и сделали. Первые попытки были довольно жалкими, но мы продолжали работать и, в конце концов, почувствовали, что у нас стало получаться. Дэйв ушел из своей группы, а я ушел из своей, и мы сформировали группу под названием «Обсешин».

Мы были похожи на большинство групп того времени, играли старую классику с одной или двумя песнями собственного сочинения. Наша группа просуществовала недолго, так как мы с Дэйвом большую часть времени сочиняли песни и приударяли за девушками. Затем мы сформировали ещё одну группу под названием «Биг Локс Блу Бэнд». Это была амбициозный проект. Кроме нас с Дэйвом у нас была полная духовая секция с клавишными, басом, двумя гитарами и барабанами. После того, как наша новая группа распалась, некоторое время я играл с группой под названием «Элмост Блюз», которую создал мой хороший друг по имени Алан Питерс, но надолго в ней не задержался.

Мы с Дэйвом продолжали сочинять песни. Было ясно, что нам нужно было переходить к следующему этапу, но мы не знали, каким он будет. Куда идти со своими песнями? Студии и четырёхдорожечные магнитофоны были для нас недостижимы.

Именно тогда, летом 1967 года, мы решили провести отпуск в Торки и на пару дней съездить в Лондон. Мы наняли машину и отправились в Большой город. Во время этой поездки наш разговор зашёл о Поле Маккартни и о том, где он живёт. В каком-то журнале была статья с фотографиями звёзд и их домов, и там среди прочих был дом Пола с прекрасной фотографией и комментарием, в котором говорилось, что дом находится за углом от «Лордов» (прим. – лондонский стадион для крикета).

Когда мы въехали в Лондон, то увидели вывеску с надписью «Стадион для крикета имени Лорда» (прим. – назван в честь своего основателя, Томаса Лорда), и отправились на поиски дома Пола. На это нам потребовалось около двух минут, так как рядом со стадионом было не так уж много домов. Мы поняли, в каком доме живет Пол, так как возле него находилась большая группа девушек. Мы остановились; не часто можно увидеть такое зрелище. Внезапно ворота открылись, и из них вылетел «Мини».

Недолго думая, мы сели ему на хвост. На заднем сиденье «Мини» находилась большая овчарка, но кто сидел на переднем, нам не было видно. Через некоторое время мы подъехали к Гайд-парку. «Мини» остановился, и из него вышел Пол Маккартни. Он отпустил собаку и вышел на аллею. С Джейн Эшер они выгуливали собаку. Ну, Дэйв посмотрел на меня, я посмотрел на него, мы оба посмотрели на нашего друга Питера Маккенну (мой друг детства), и все пришли к одному и тому же решению.

Мы подошли к нему и начали рассказывать о своих песнях. Это было именно так. Мы оставили машину и бросились за ними. Подбежали к Полу и окликнули его. Он обернулся. Затем мы рассказали ему о себе, что мы сочиняем песни и не знаем, что с ними делать, может ли он помочь? Мог ли он помочь? Это слабо сказано. В то время он мог сделать что угодно. Битлы были как боги.

Примерно через пять минут он сказал нам: «Я мог бы заключить с вами контракт на запись вот так», и щелкнул пальцами: «Но почему я должен это делать?» На это Дэйв ответил: «Потому что мы хороши. У нас хорошие песни». И это была правда. Затем Пол записал на листе бумаги номер телефона и дал его нам. «Позвоните этому парню и скажите, что от меня», – сказал Пол и ушел гулять с собакой. Телефон был номером Терри Дорана».

После этого мы поехали в Торки и провели там неделю, греясь на солнце. Познакомились с девушками, хорошо провели время, но позвонить так и не отважились».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)