Запись песни «Становится лучше» Getting Better

9 марта 1967 г.

 

Дуглас Биндер (дизайнерская группа «Би-И-Ви»): «Хотя я никогда не был большим поклонником музыки «Битлз», у меня сложились с ними довольно близкие отношения. Как-то раз они пригласили нас пообедать вместе. Они тогда работали над альбомом «Сержант Пеппер». Мы поднялись в ванную комнату Пола Маккартни, где они работали над песней и пели. Они попросили нас подождать внизу: «Это займёт всего час, а потом мы пообедаем». Так что мы пошли вниз!

Мы обедали с ними пару раз. Во второй раз мы задержались довольно поздно и смотрели с ними телевизор. В те дни все принимали наркотики, и мы не были исключением – ничего слишком тяжёлого, просто немного курили».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Запись песни «Становится лучше» (Getting Better)».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «19:00-3:30. Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженеры: Мэлкольм Эдди и Кен Таунсенд.

В этот день у Джеффа Эмерика и Ричарда Лаша был выходной день, поэтому их заменили другие звукоинженеры».

 

Джон: «Песню придумал Пол. Я, кажется, предложил изменить фрагмент текста в середине».

 

Пол: «Песню «Становится лучше» я написал на своём волшебном пианино «Блиндер, Эдвардс и Вон» (прим. – дизайнерская группа, раскрасившая пианино Пола) в своей музыкальной комнате».

 

Мики Доленз (группа «Монкиз»): «Это фортепиано было самой причудливой вещью, которую вы когда-либо могли увидеть. Бледно-лиловое, золотое, синее, оранжевое, всё, что можно вообразить, миллион красок».

 

Пол: «У этого инструмента был прекрасный тембр. Стоило только поднять крышку, и у него был такой волшебный тон, почти как у ненастроенного пианино, и, конечно же, то, как оно было разрисовано, добавляло всему этому положительные эмоции.

Это оптимистичная песня. Я пытаюсь придерживаться оптимистичных тем, чтобы поднять себе настроение, а также, понимая, что это услышат другие, поднять им настроение. И эта песня была одной из таких. «Злой юноша» и всё, что мы с Джоном включили в текст о школьных учителях. У нас было много общего в нашем отношении против учителей, которые слишком сильно наказывали нас, или не понимали нас, или вообще были ублюдками. Так что в тексте есть ссылки на них».

 

Джон: «Это дневниковая форма текста. Всё это: «Я был жесток со своей женщиной, я бил её и не давал ничего, что она любила», – это я. Раньше я был жесток к своей женщине, а психически к любой женщине. У меня была тяжёлая рука! Я не мог объясняться и бил. Я дрался с мужчинами и бил женщин. Вот почему я всегда говорю о мире, понимаете. Именно самые жестокие люди пытаются обрести любовь и мир. Всё противоположно, но я искренне верю в любовь и мир. Я жестокий человек, который научился не быть жестоким и сожалеет о своём насилии. Мне нужно будет сильно повзрослеть, прежде чем я смогу публично признать, как я обращался с женщинами в молодости».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «И хотя название песни светлое и позитивное, в ней поётся о злобе, недисциплинированности в школе, жестоком отношении к девушкам. Песня отражает различие между характерами двух авторов».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «Название песни и её звучание довольно оптимистичны, однако в тексте имеется и немало негативных ноток. В определённом смысле это отражает значительную разницу в характерах двух авторов. Так, например, в ответ на строку Маккартни «Становится всё лучше и лучше» (It’s getting better all the time) Леннон в припеве отвечает «Хуже уже быть не может!» (It can’t get no worse!)».

 

Оззи Озборн: «Леннон и Маккартни были как кислое и сладкое. Пол говорит: «Всё идёт к лучшему», а Джон: «Потому что хуже уже и быть не может». Мне нравилась ленноновская игра словами».

 

Пол: «Я сочинял «Всё время становится лучше», а Джон как всегда лаконично сказал в своём стиле: «Потому-что хуже уже и быть не может», и я подумал: «Гениально!» Вот почему мне нравится писать вместе с Джоном. Это был один из способов, как мы писали песни. У меня была в какой-то степени проработанная задумка песни, а он вносил в неё контрапунктирующий голос, так что это было обычным делом.

Забавно, раньше я думал, что речь Чака Берри содержит грамматические ошибки, но на самом деле это больше ямайский язык, как если говорить на сленге. Это есть в одном из куплетов, и это хорошо звучит. Лучше подчёркивает ритмическую структуру стиха не: “Я был злым юношей” (I used to be an angry young man), а: “Раньше я был…” (Me used to be…) (прим. – “I” является субъективной формой личного местоимения первого лица; используется к человеку, который сам совершает действие. “Me” является объективной формой личного местоимения первого лица; относится к человеку, над которым действие совершается). Мы всегда за такое цеплялись. У Элвиса довольно много такого: “Никогда не делал ничего плохого” (ain’t never done no wrong). В школе учителя сказали бы: “Какая ужасная грамматика”, а мы говорим: “Да, но разве это не здорово?”»

 

It’s getting better all the time.  Всё время становится лучше.

 

I used to get mad at my school (no, I can’t complain),  Раньше я злился на свою школу (нет, мне не на что жаловаться),

The teachers who taught me weren’t cool (no, I can’t complain),  Учителя, которые меня учили, не были клёвыми (нет, мне не на что жаловаться),

You’re holding me down (ah-ah),  Вы подавляли меня (а-а-а),

Turning me ’round (oh-oh),  Крутили мною (ойой),

Filling me up with your rules (fool, you fool).  Наполняли меня своими правилами (дурак, ой дурак).

 

I’ve got to admit it’s getting better (better),  Должен признать, что становится лучше (лучше),

A little better all the time (it can’t get no worse),  Всё время немного лучше (хуже уже быть не может),

I have to admit it’s getting better (better),  Должен признать, что становится лучше (лучше),

It’s getting better,  Становится лучше,

Since you’ve been mine.  С тех пор, как ты стала моей.

 

Me used to be angry young man,  Раньше я был злым юношей,

Me hiding me head in the sand,  Прятавшим голову в песок,

You gave me the word, I finally heard,  Ты дала мне слово, я наконец услышал,

I’m doing the best that I can.  Я делаю всё, что могу.

 

I’ve got to admit it’s getting better (better),  Должен признать, что становится лучше (лучше),

A little better all the time (it can’t get no worse),  Всё время немного лучше (хуже уже быть не может),

I have to admit it’s getting better (better),  Должен признать, что становится лучше (лучше),

It’s getting better,  Становится лучше,

Since you’ve been mine.  С тех пор, как ты моя.

 

Getting so much better all the time.  Всё время становится намного лучше.

 

It’s getting better all the time,  Всё время становится лучше,

Better, better, better.  Лучше, лучше, лучше.

It’s getting better all the time,  Всё время становится лучше,

Better, better, better.  Лучше, лучше, лучше.

 

I used to be cruel to my woman,  Я был жесток со своей женщиной,

I beat her and kept her apart from the things that she loved.  Я бил её и не давал ничего, что она любила.

Man, I was mean but I’m changing my scene,  Чувак, я был злым, но я меняю сюжет,

And I’m doing the best that I can (fool, you fool).  И я делаю всё, что могу (дурак, ой дурак).

 

I admit it’s getting better (better),  Признаю, что становится лучше (лучше),

A little better all the time (it can’t get no worse),  Всё время немного лучше (хуже уже быть не может),

Yes, I admit it’s getting better (better),  Да, я признаю, что становится лучше (лучше),

It’s getting better,  Становится лучше,

Since you’ve been mine.  С тех пор, как ты стала моей.

 

Getting so much better all the time.  Всё время становится намного лучше.

 

It’s getting better all the time,  Всё время становится лучше,

Better, better, better.  Лучше, лучше, лучше.

It’s getting better all the time,  Всё время становится лучше,

Better, better, better.  Лучше, лучше, лучше.

 

Getting so much better all the time.  Всё время становится намного лучше.

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В тексте нет никакого скрытого смысла, только незамысловатый оптимизм и движение к светлому будущему, обусловленное, конечно же, появлением новой любви. Герой песни вносит в свою жизнь необходимые изменения («с тех пор, как ты стала моей»), что, конечно же, является понятным катализатором для того, чтобы стать лучше. Оглядываясь назад на свою школьную жизнь, он признаёт, что учителя «подавляли его» и «наполняли своими правилами», и это привело его к обиде на многие годы. Учителя «не были клёвыми»!

Это, несомненно, привело к тому, что он стал «злым юношей» желающим замкнуться, «спрятав голову в песок». В том же духе герой песни признается, что был «жестоким» по отношению к своей бывшей любимой девушке, поскольку «бил её и не давал ничего, что она любила». «Чувак, я был злым», – с небрежностью признаётся он, но теперь всё по-другому, потому что он встретил новую любовь и «меняет сюжет».

Несмотря на определённый налёт негатива, когда Пол вспоминает подробности не очень приятного прошлого, в песни правит балом позитив, ведя нас туда, куда до этого указывали «Добрый день, солнышко» (Good Day Sunshine) и «Ты должна войти в мою жизнь» (Got To Get You Into My Life) из предыдущего альбома».

 

Мэлкольм Эдди (звукоинженер): «Джефф часто работал заполночь и очень устал. Помню, что сессия должна была начаться в семь часов вечера, но до полуночи в поле нашего зрения не было никого из «Битлз», и мы сидели и ждали. В конце концов они начали приходить один за другим. Ринго пришёл около одиннадцати и заказал себе рыбу с жареным картофелем. Остальные появились позже, слонялись без дела и, наконец, около часа ночи приступили к работе. Проявление эгоизма знаменитых деятелей культуры. Знаю, что их методы работы время от времени расстраивали Джеффа».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «В тот день меня заменял Мэлкольм Эдди – любитель сигар и нескончаемой болтовни. Кен Таунсенд был вместо Ричарда Лаша. Кен работал инженером по техническому обслуживанию, но я полагаю, что Джорджу Мартину просто хотелось, чтобы рядом находился кто-нибудь из знакомых, кто-то, кого группа по крайней мере видела раньше. Полагаю, что четвёрка «Битлз» была раздражена тем, что меня там не было, потому что не хотели, чтобы какой-то чужак осуществлял техническое сопровождение их сессии».

 

Мэлкольм Эдди (звукоинженер): «Они поболтали о чём-то, а потом, когда им это наскучило, разбрелись по студии и начали бренчать на разных инструментах, которые попались под руку. В углу студии стояло электронное пианино, оставшееся после чьей-то записи. Кто-то попробовал на нём что-то наиграть, и группа решила его использовать».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Оказалось, что это было электрическое пианино «Хохнер Пианет Си». Это была первая сессия «Битлз», на которой присутствовал биограф Хантер Дэвис, поэтому в своей книге он рассказал о том, как группа с нуля выучила и аранжировала песню».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «На следующий вечер они отправились в студию звукозаписи. Пол показывал на рояле новую песню, изображая аккомпане­мент то с помощью «ла-ла-ла», то стучал в такт словам, стре­мясь дать другим представление об общем звучании. Ринго и Джордж одобрили песню, она понравилась и Джорджу Мартину.

Поскольку первая стадия в многослойном пироге нынешних сеансов записей «Битлз» заключается в том, чтобы записать сопровождение на одной дорожке, они поначалу обсудили общий ха­рактер звучания и инструменты, на которых предстоит играть. Обсудили и другие проблемы. Когда им становилось скучно, они разбредались по углам, и играли на чём придётся. В углу студии стояло электронное фортепьяно, оставленное кем-то, кто работал здесь перед ними. Они попробовали, что это за штука, и решили использовать и его.

Ринго сидел за своей установкой, углубившись в поиски сопровождения для музыки, которую в страшном шуме Пол изо всей мочи пел ему прямо в ухо, выкрикивая по ходу пояснения.

В течение двух часов они перепробовали много вариантов сопровождения, останавливаясь то на том, то на другом, пока оно не вырисовалось в общих чертах. Джордж Мартин и два звукооператора, до тех пор сидевшие в ожидании и бездейст­вии, поднялись теперь в звуконепроницаемую стеклянную ап­паратную, сели за свои пульты и стали ждать, пока «Битлз» начнут работать.

В одном из углов студии Нил и Мэл подготовили инструмен­ты и микрофоны, и четвёрка наконец начала петь и играть «Становится лучше». В некотором отдалении от них в окружении барабанов сидел Ринго, выглядевший слегка растерян­ным. Трое других, тесно сблизив головы, пели в один микрофон.

Они спели эту песню десять раз подряд. В аппаратной записывали только инструментальное сопровождение, без голосов. Время от времени Пол говорил: «Ещё раз, давайте попробуем теперь так» – или: «Уберите басы и прибавьте ударные». К полуночи они записали аккомпанемент».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Было записано семь дублей ритм-трека: ритм-гитара Пола Маккартни и барабаны Ринго Старра на первую дорожку; ведущий вокал Маккартни – на вторую; пианет (прим. – мини-пианино) Джорджа Мартина на третью; Ударные Ринго Старра на четвёртую».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Во время записи первого дубля Пол играл на вышеупомянутом «Хохнер Пианет», Джордж на электрогитаре, Джон на бас-гитаре с эффектом дисторшн и Ринго на барабанах. После того, как Джордж Мартин объявил из аппаратной: «Становится лучше, дубль один», и все они пару минут готовили свои инструменты, Джон попросил Пола спеть вокал без микрофона, чтобы они смогли подстроиться. После этого Джон сразу же начал первый дубль, взяв восемь басовых нот, чтобы установить ритм, после чего к нему присоединился Пол на электрическом пианино. Первый дубль с ведущим вокалом Пола, тихо слышимым на заднем плане, дойдя только до начала третьего куплета, прервался из-за того, что они ещё не запомнили аранжировку. Ринго извиняющимся тоном произнёс: «Всё время забываю в этой части, чтобы просто вступить…», после чего продемонстрировал четвертные ноты на бас-барабане.

Согласно Марку Льюисону, Джордж Мартин также играл на этом ритм-треке, «играя на пианино, но не на клавишах, а ударяя по струнам». Этот элемент определенно не слышен в первом дубле, а объявление Джорджа Мартина «дубль один» произнесено им в аппаратной, а не в студии. Очевидно, он, должно быть, добавил эту фортепианную партию в более поздние дубли. В песне, которая вышла на альбоме, во втором куплете также слышно настоящее фортепиано, на котором, возможно, во время записи ритм-трека в этот день также играл Джордж Мартин, поскольку оно вообще не упоминается в более поздних сессиях записи.

В любом случае, в этот день было записано семь дублей, причём седьмой был признан лучшим. У каждого Битла был свой индивидуальный трек на четырёхдорожечной ленте».

 

Джон Ф. Кроули (автор книги «Гитары Джона»): «Во время записи использовалась полуакустическая 12-струнная электрогитара “Гилд Старфайер III”».

 

Том Хартмен (лидер группы «Аэровонз»): «В 1968 году встретившись с Джорджем Харрисоном, я спросил: «В самом начале песни «Становится лучше» (Getting Better) – это только гитара, или гитара и электропиано»? Джордж вдруг отступил назад и начал изображать игру на гитаре. «Ты имеешь в виду, «Становится всё лучше и лучше», спросил он, как бы припевая. Мы засмеялись. Нет, только гитара. Электропиано появилось немного позднее».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Затем, чтобы освободить место для дальнейших наложений, было сделано пять промежуточных сведений (дубли 8–12).

Сессия закончилась в 3:30».

 

 

 

Неопубликованная песня Джорджа Харрисона без названия была написана во время работы «Битлз» над альбомом «Оркестр клуба одиноких сердец сержанта Пеппера». Неизвестно, была ли Хариссоном положена музыка на стихи.

Стихи были обнаружены Хантером Девисом, который в 1967-м году работал над официальной биографией группы. Работая над новым выпуском книги, Девис обнаружил стихи в своем архиве материалов «Битлз».

В своем предисловии к новому выпуску его биографии, Девис вспоминает, как он подобрал в качестве сувениров стихи «Битлз» среди мусора на полу студии «И-Эм-Ай» на Эбби-Роуд»: «Вечером они работали в студии, а это всё осталось на полу. Я спросил, могу ли я взять их. Они ответили, что конечно».

Подлинность стихов подтвердила бывшая жена Харрисона, Патти Бойд, и его вдова Оливия Харрисон. Существуют предположения, что текст имеет отношение к непростым отношениям Харрисона с Джоном Ленноном.

Im happy to say that its only a dream (Рад сообщит, что это только надежда),

When I come across people like you (Когда случайно встречаешься с такими людьми, как ты),

Its only a dream and you make it obscene (Это только надежда, и ты ей опошляешь),

With the things that you think and you do (Тем, что ты думаешь и что ты делаешь).

Your so unaware of the pain that I bear (Ты даже не подозреваешь о той боли, что я испытываю),

And jealous for what you cant do (Ревнуя к тому, что ты не можешь сделать).

Theres times when I feel that you havent a hope (Временами я чувствую, что у тебя нет надежды),

But I also know that isnt true (Но также я знаю, что это не так).

На обратной стороне стихов подробная инструкция относительно того, как добраться до Варблитона, Восточный Суссекс, где у менеджера «Битлз» Брайена Эпстайна был уединенный дом за городом. Инструкция написана рукой Эпстайна.

 

Хантер Девис: «Я спросил у всех «Битлз» образцы их почерка, и Джордж дал мне это. Несколько месяцев спустя он отдал мне ещё текст песни «Блу Джей Уэй», поэтому я забыл об этом. Не могу поверить, что я хранил стихи Джорджа все эти годы, но забыл об этом до сегодняшнего дня!».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)