В США поступил в продажу сингл с песнями Penny Lane и Strawberry Fields Forever / Запись песни Only A Northern Song

13 февраля 1967 г.

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «О том, как прошёл уикенд Мика и Кита [события 11-12 февраля] мы с Брайаном и Чарли услышали в понедельник в студии «Олимпик». Мик и Кит старались вести себя как ни в чём не бывало, но было ясно, что они обеспокоены, хотя вряд ли полностью осознают смысл происходящего».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В США поступил в продажу сингл с песнями «Пенни-Лейн» (Penny Lane) и «Земляничные поляны навсегда» (Strawberry Fields Forever)».

 

Нил Аспинал (персональный помощник «Битлз»): «Песни «Земляничные поляны навсегда» и «Пенни-Лейн» стали первой пластинкой «Битлз», вышедшей в 1967 году».

 

 

 

Первые тиражи выпускались в обложке с изображением, что было необычно для того времени.

 

Крис Ингхэм (автор книги «Ориентировочный путеводитель Битлз»): «Песня «Пенни-Лейн» является идеальным дополнением для смутно-загадочной неопределённости «Земляничных полян» Леннона, а объединённые вместе они представляют собой наиболее яркое выражение различий в мироощущениях этих композиторов».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Альтернативный Лондон переживал пик подъёма. Повсюду царило чувство общности и ожидания. Расширяющаяся британская музыкальная сцена прочувствовала весь жар первых альбомов “Крим” и Джимми Хендрикса, а “Битлз” только-только приручили психоделическую волну, выпустив удивительный сингл с двумя песнями “Пенни-Лейн” и “Земляничные поляны навсегда”. Эти песни стали своеобразным краеугольным камнем в мостовой, ведущей к альбому “Сержант Пеппер”».

 

Джеймс Олдридж (английский писатель): «У наших рабочих нет Маяковских, Байронов и Шелли. Поэтому наиболее близкими из живых поэтов для них являются ”Битлз”».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Рекламируя этот сингл, я сделал упор на связь с настоящим Ливерпулем, используя карту города в качестве центра внимания в импровизированном произведении искусства с названиями этих песен, указанными в виде настоящих мест. Мы использовали такую же простую, но убедительную форму в британских музыкальных газетах и в международной прессе, включая американский “Биллборд”».

 

 

 

Реклама сингла в журнале «Биллборд».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Выпустив эти два трека, Битлы потеряли интерес к ретро-теме родного города и переключились на запасной план, идею Пола – Выступление Билли Ширса».

 

Иэн Макдональд (группа «Кинг Кримсон»): «Истинной темой британской психоделии была не любовь или наркотики, а ностальгия по детскому видению мира».

 

Пол: «Обе эти песни – о Ливерпуле. Мы были вместе уже долго, и нам было приятно, что мы можем написать «Земляничные поляны навсегда» и «Пенни-Лейн». Песни о нашем городе – вот это да! Взрослея, мы проводили много времени, бродя по этим местам».

 

Из пресс-конференции:

Вопрос: Когда были написаны песни «Пенни-Лейн» и «Земляничные поляны навсегда»?

Джон: Мы давно уже подумывали написать какие-нибудь песни о местах в Ливерпуле, я имею в виду, несколько лет назад как минимум.

Пол: Имейте в виду, большая часть материала, который мы сейчас записываем, не является законченным, когда мы приходим в студию. Мы тратим много студийного времени на то, чтобы сделать аранжировки и по-настоящему отрепетировать новые песни. Это то, что было с этими двумя синглами.

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Песня «Земляничные поляны навсегда» была одой Джона тому самому готическому приюту, где мы проводили многие дни детства в Вултоне. Хоть она и была более абстрактной, чем “Пенни Лейн” Пола, её воздействие на меня превзошло по силе все прежние песни «Битлз» и я подумал, насколько далеко ушла Потрясающая Четвёрка от песен типа “Она Любит Тебя” и “Я хочу держать тебя за руку”».

 

Сева Новгородцев (радиоведущий музыкальной программы «Би-Би-Си»): «Обе песни на сорокопятке – это ностальгия по детству, воспоминания об английской юности. Леннон, экспериментировавший тогда с кислотой, ощущал в своей тихой пригородной семейной жизни какую-то непонятную пустоту и потому музыку писал меланхолическую, а Маккартни, наряду с несомненным оттенком меланхолии по утраченному детству демонстрирует высокое содержание в крови витамина Це».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Если музыка Джона как бы замкнута в его сознании, то ощущение от музыки Пола со­вершенно иное: он гуляет по улицам Ливер­пуля с улыбкой на лице. Музыка подчёрки­вает это чувство свободы, и соло Дэвида Мэйсона на трубе усиливает впечатление. Проигрыш Мэйсона был исключён во время последнего микширования песни, но первоначальная версия уже была отправлена в США для использования в промо-копи­ях сингла».

 

Джордж Мартин (музыкальный продюсер «Битлз»): «Песни «Земляничные поляны навсегда» и «Пенни-Лейн» не вошли в новый альбом только по одной причине: нам казалось, что, если мы уже выпустили сингл, не следует вставлять в альбом те же песни. Это была плохая идея, и, боюсь, в том, что так произошло, отчасти виновен я. Сейчас на подобные вещи не обращают внимания, но тогда мы посчитали, что публика должна платить деньги за что-то новое».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Как и «Пенни-Лейн», песня «Земляничные поляны навсегда», написанная Джоном в Испании, была задумана как часть их нового альбома. Но когда стало ясно, что до конца весны запись альбома завершить не удастся, было решено заполнить брешь, выпустив два воспоминания о Ливерпуле в виде сингла».

 

Джордж Мартин (музыкальный продюсер «Битлз»): «В те дни слушатели были очень экономными, очень неохотно платили за песни, которые уже слышали на сорокапятках. Сегодня это кажется абсурдом – любая группа включает удачную композицию в пластинку, собственно, для того и существует сорокапятка: это как бы обкатка песни».

 

Курт Лодер (американский музыкальный критик): «Так или иначе, «Пенни-Лейн», песня «Земляничные поляны навсегда» были выхвачены из самого сердца нового альбома, и 13 февраля сингл с этими песнями поступил в продажу в США. Характерной особенностью этой пластинки было то, что вместо обычных первой и второй сторон он имел две первых. Тем самым подчёркивалось, что обе включённые в пластинку песни являются основными».

 

Джордж Мартин (музыкальный продюсер «Битлз»): «Сингл «Пенни-Лейн», песня «Земляничные поляны навсегда» бы­ла лучшей пластинкой, которую мы записа­ли. Меня потрясли эти композиции. Было совершенно ясно, что мальчики очень возмужали творчески: уже «Револьвер» был весьма сложным в музыкальном плане, но эти две песни свидетельствовали о чём-то принципиально новом».

 

Пол: «Эти две песни стали нашим лучшим синглом. Они открыли новый этап нашей работы в студии».

 

Нил Аспинал (персональный помощник «Битлз»): «Обе стороны этого сингла были помечены как сторона “А”».

 

 

 

 

Ринго: «По-моему, распределение песен по сторонам «А» и «Б» потеряло прежнее значение. Нам просто казалось: это стоящая пластинка! А прежний подход таил в себе ловушку, в которую попали многие, – они сами превращали свои же песни в нечто второй категории».

 

Джордж Мартин (музыкальный продюсер «Битлз»): «Мысль о двойной стороне “А” пришла в голову и мне, и Брайену. Брайен всеми силами старался вернуть группе былую популярность, и мы хотели убедиться, что наши пластинки по-прежнему быстро расходятся. Он пришёл ко мне и сказал: “Сингл должен быть по-настоящему ударным. Что у тебя есть?” Я ответил: “Три песни, и две из них – лучшее из всего, что они записали. Если выпустить их вместе, сингл получится потрясающим”. Так мы и сделали, и появился потрясающий сингл, но в то же время это была явная тактическая ошибка. Мы продали бы гораздо больше пластинок и заняли бы более высокие места в хит-парадах, если бы выпустили эти песни по отдельности, а на обороте поместили бы что-нибудь вроде «Когда мне будет шестьдесят четыре» (When Im SixtyFour)».

 

Брайан Уилсон (группа «Бич Бойз»): «Песня «Земляничные поляны навсегда» стала одной из причин отмены легендарного незавершённого альбома «Смайл» группы «Бич Бойз» (прим. – альбом, планировавшийся к выпуску в начале 1967 года, по идее Брайана Уилсона должен был превзойти альбом «Любимые звуки» (Pet Sounds) 1966 года и стать вершиной творчества группы). Впервые я услышал эту песню из магнитолы, когда был за рулём. Песня потрясла меня настолько, что мне пришлось остановиться на обочине, пока она не закончилась».

 

Пол Веллер (британский рок-музыкант): «Я больше восторгаюсь честностью и мощью ленноновского вокала, нежели его технической стороной. Если говорить о любимой композиции вообще, я, конечно, назову песню «Земляничные поляны навсегда». Помню, как впервые услышал её по радио. В то время мне было всего девять лет. Я ничего не знал ни о наркотиках, ни о психоделии, я только знал, что это была великая, просто великая мелодия.

Я неплохо ориентировался в поп-музыке. Моя мама была молода и покупала пластинки. Так что я уже вобрал, впитал в себя музыку Битлов и Кинксов. Но эта песня просто снесла мне башню, я просто улетел куда-то далеко. В школе у меня было всего лишь четыре учителя – Джон, Пол, Джордж и Ринго. И всё же правильнее будет сказать, что моё образование началось с песни «Земляничные поляны навсегда». После этого я реально врубился в Битлов. С этого времени они просто завладели мной. У нас были родственники в Честере, и однажды мы с отцом отправились к ним через Ливерпуль. Мы нашли Менлав Авеню, и дом Пола в Аллертоне, но, к сожалению, так и не побывали в «Земляничных полянах», очень жаль.

С технической стороны эта композиция феноменальна. Я тут смотрел кое-что, несколько месяцев назад несколько групп пытались переиграть треки с «Сержанта Пеппера», используя оригинальный инструментарий и вместе со звукоинженером Джеффом Эмериком, и было ясно, насколько сложно было сделать всё это. Тогда не было никаких компьютерная программа для звукозаписи. Если ошибся, нужно было начинать с самого начала, вот так-то. Для меня это самая первая психоделическая запись».

 

Питер Таунсенд (группа «Ху»): «Песня «Земляничные поляны навсегда» всегда будет моей любимой композицией Джона Леннона. В самый первый раз я услышал её вместе с моей тогдашней подругой, а теперь женой, Карен, когда мы пришли в особняк Брайена Эпстайна в Белграйвия послушать новый сингл «Битлз» с двумя песнями, отмеченными как сторона «А» (другой песней была «Пенни-Лейн»). Брайен Эпстайн позвал меня вместе с Эриком Клэптоном, чтобы мы в качестве двух первых, вроде как равных по рангу артистов, послушали эти песни. У Брайена мы застали Джона Леннона с женой Синтией. Кажется, Ринго тоже там был. Других Битлов, по-моему, не было. Сначала Брайен показал нам удивительный авангардистский фильм под названием «Относительность», где макроизображения свиных кишок сравнивались с электронными схемами. Где-то там появлялись также огромные женские груди – наверное, чтобы подчеркнуть, что фильм все-таки имеет отношение к искусству. А потом он поставил песню «Земляничные поляны навсегда». Помню, меня поразила сложность звуковой палитры. Было очевидно, что мастер-лента склеена из разных кусков, как это делается при записи электронной музыки. Я подумал: наверное, это записано на восьми дорожках. В песне было такое обилие образов, цветовых оттенков! Тесситура инструментального и вокального решения по своей сложности перекликалась с творческой раскованностью только что просмотренного нами фильма, но, конечно, это была просто музыка, просто песня. Казалось, «Битлз» решили создать композицию, достигающую импрессионистских высот музыки Брайана Уилсона на альбоме «Бич Бойз» – «Герои и Негодяи».

После того как мы про­слушали треки, я словно утратил дар речи. Эрик слегка обалдел. Когда Брайен спросил нас о впечатлении, Эрик просто сказал: «Нельзя ли послушать ещё раз?» Композиция оказалась абсолютно необычной, странной, оригинальной, не похожей на всё, что было раньше.

Пока мы слушали, Леннон что-то там ел и выглядел застенчивым. Помню, что он нервничал. Он был с Синтией, своей первой женой, и она выглядела более спокойной, чем он.

Когда накрыли на стол, Джон процитировал «Дуралеев» (прим. – ­ группа комедийных артистов, одна из любимых радиопередач Джона): «А подать сюда жрать!» Время от времени он выдавал хохмы из их репертуара, но не пытался никого втянуть в разговор про свою новую песню. Мы поели. Поговорили о том, о сём. Джон явно чувствовал облегчение от того, что такие «нормальные» парни, как Эрик и я, послуша­ли то, что он сотворил, и им понравилось.

Наверное, Брайен заранее решил выяснить наше с Эриком мнение: его интересовало, не покажется ли нам новый трек слишком заумным. В конце концов, эта композиция запала нам в душу и осталась там. Мы с Эриком сказали: это шедевр! Ну а «Пенни-Лейн» – что тут можно сказать? Вещь более «обыкновенная», более обычная Битловская запись, хотя в то время в ней тоже чувствовались какие-то новые визуальные грани. Брайен довольный откинулся в кресле и расслабился. Джон ушёл домой.

Здесь нужно добавить вот что: в то время у Брайена была мысль организовать своеобразный триумвират менеджеров: он сам, Роберт Стигвуд и Кит Ламберт (все трое были «голубые»). A «Битлз» (менеджер Эпстайн), «Крим» (менеджеры Ламберт и Стигвуд) и «Ху» (менеджер Ламберт) должны были, по этому замыслу, образовать некое мощное братство, которое будет совершать совместные турне по всему миру. Поэтому мне весьма льстило, что я присутствую на таком эксклюзивном собрании, где говорилось обо всём этом. Меня задело только, что Леннон вёл себя по отношению ко мне не слишком дружелюбно. Не знаю, заметил ли это Эрик в отношении себя. Вообще, когда оценивали его работу, Леннон бывал очень чувствителен. Короче, потом Брайен умер, этот грандиозный план не состоялся, но в любом случае скоро всё очень сильно изменилось, когда в Лондоне появился Джимми Хендрикс. Джимми сыграл свой первый крупный концерт (прим. – 29 января 1967 года) с группой «Ху» в театре Брайена «Сэвилл». И сразу стало ясно, что своей незаурядной гениальностью он внёс в шоу-бизнес такую свежую струю, что попытки создать какой-то синдикат талантов казались теперь бессмысленными. Мы поняли, что очень скоро всё изменится коренным образом. Так оно и случилось – это показали грандиозные рок-фестивали в США и на острове Уайт.

Композиция «Земляничные поляны навсегда» кажется мне поворотным моментом: с неё начинается период истинной свободы «Битлз» в студии. Джон явно превращался в настоящего композитора-электронщика, как Джон Кейдж, Сан Ра или Штокхаузен. Если бы он не был Битлом, то его бы причислили к оформлявшейся тогда группе композиторов стиля «поп-арт», позднее названного «перфоманс-артом»: Лори Андерсон, Йоко Оно и тому подобным. Или же к «минималистам» вроде Терри Райли, Филипа Гласса и Стива Райха, которые вместе с театральными художниками (Робертом Уилсоном, например) создавали новые виды музыкальных представлений. Если бы Джон пошёл в этом направлении ещё дальше (ну а Пол Маккартни тоже с симпатией относился к новым идеям авангардной школы), то (так и хочется пофантазировать на эту тему!) «Битлз» могли бы дать поразительный творческий импульс развитию музыкального театра, перформанс-арта и, конечно же, мультимедиа».

 

Джо Перри (группа «Аэросмит»): «В музыкальном плане нельзя выразить того, что проделали «Битлз» за пять лет. Не думаю, что есть что-то из того, что сейчас делается, чего Битлы хотя бы не попробовали в какой-то момент делать. Леннон и Маккартни были как две руки, левая и правая, только песни Джона немного острее. Когда он подходит к самой сути в таких композициях, как «Земляничные поляны навсегда», это почти как первобытный крик – я почти что слышу, как он разговаривает со мной».

 

Дэвид Медалья (художник и танцовщик): «То был очень короткий и прекрасный миг, перенасыщенный событиями. Лондон был в полном смысле слова космополитическим городом. Рабочий класс, средний класс, аристократы съезжались сюда со всей Англии, чтобы встретиться с разными людьми. Куда угодно можно было проскользнуть «зайцем», везде было полно еды, проезд на автобусе стоил недорого. Если нужны были деньги, человек открывал палатку на Портобелло-роуд. Выжить тогда было гораздо легче, чем сейчас. Сегодня всё расписано, всё более организованно. И, кроме того, тогда витало непреходящее чувство эйфории.

Сексуальный эксперимент был очень интересным. Большинство людей вышло из среды, буквально пропитанной запретами. Геи, наконец, обнаружили, что они геи или бисексуалы. К тому времени антибиотики и контрацептивы прочно вошли в повседневную жизнь, и мысль о том, что для занятий сексом обязательно надо вступать в брак, устарела.

Существовала группа богатых людей, которые были готовы тратить свои деньги на различные виды искусства. Они не только устраивали прекрасные вечеринки, но и всячески поддерживали мысль о существовании всеобщей свободы. Лично я думаю, что это было иллюзией: на самом деле действительно свободны были лишь те немногие, кто хотел быть свободным.

В книжных магазинах, вроде «Индика», устраивались поэтические чтения, там можно было встретить таких авторов, как, например, Аллена Гинзберга. Произошло полное открытие Востока; верующие, распевающие «Хари Кришна», тогда ещё не воспринимались как шуты – это случилось позже.

У нас вошло в привычку объединяться, чтобы забурлить какое-нибудь новенькое дело, вроде «Лондонского кинокооператива», так как ни у кого не было денег для приобретения монтажного стола. Теперь молодые режиссёры могут монтировать у себя дома, необходимость кооперироваться у них отпала. Молодые музыканты ставят дома 16-дорожечные магнитофоны, драм-машины и всё прочее. Им не нужно где-то давать концерты, они сами могут тиражировать свои записи. То же самое происходит с художниками, дизайнерами и писателями. С одной стороны, это раскрепощение, с другой – отчуждение. Вместе с тем полностью исчез момент общения, отпала необходимость в обратной связи.

В целом, достигнутое нами в 60-е было более позитивным, чем, скажем, то, чего мы достигли в 70-е».

 

beatlesbible.com: «С 18 марта 1967 года сингл на одну неделю возглавит чарт “Биллборд”».

 

 

 

Лиззи Браво: «Фотоснимок сделан моей подругой Линдой Нил».

 

 

 

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «19:00-3:30. Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Джефф Эмерик; помощник звукоинженера: Ричард Лаш.

Сессия началась с создания четырёх мономиксов песни «День из жизни» (A Day In The Life). Они были пронумерованы 2-5 и использовались только для контроля».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В этот день при участии Битлов было сделано четыре моносведения песни «День из жизни» (A Day In The Life), без сомнения, включающие окончание «оммммм», записанное 10 февраля».

 

Пол: «Когда оркестр исполнял всё это, то получалось фантастическое нарастание звука, потрясающее крещендо на ме­сте обычного инструментального проигрыша. Уже потом в аппаратной, чтобы добиться требуемой концентрации, нарастанием мы заполнили сначала одну дорожку, а затем свели её на четыре других дорож­ки, в четыре раза увеличив мощность звука. Хотя на сессии присутствовало всего 40 музыкантов, в окончательном варианте сведением удалось получить звучание ста шестидесяти. Многократное наложение обеспечило идеаль­ный финал будущего альбома».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Когда снежный ком начинает катиться, он начинает увеличиваться в размере. «Что если мы используем оркестр в песне дважды: не только перед средней частью, но также после заключительной части в конце песни», – предложил Пол. Джон кивком головы подтвердил своё согласие. Таким образом, я скопировал отсчёт Мэла и смонтировал его на многодорожечную ленту».

 

Пол: «Результатом этой вакханалии стал безумный шквал звуков, который мы затем свели с основной дорожкой, использовав ещё несколько мелких идей. Было здорово записывать всё это вместо двенадцатитактового блюза. Так сделан весь альбом».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Песня будет завершена после записи последнего фортепианного аккорда 22 февраля 1967 года».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Запись песни «Всего лишь Северная песня» (Only A Northern Song)».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Хотя эта песня не появилась на альбоме, это был первый трек Джорджа Харрисона для «Сержанта Пеппера». В итоге песня будет выпущена в январе 1969 года в составе звуковой дорожки к мультфильму «Жёлтая подводная лодка». На этот момент у песни было рабочее название «Не известно» (Not Known), но на следующий день она будет названа «Всего лишь Северная песня» (Only A Northern Song)».

 

Джордж: «Мне казалось, что мы просто работаем в студии, записываем новую пластинку, а Пол носился со своей идеей какой-то вымышленной группы. Эта сторона работы не интересовала меня – если не считать главной песни и обложки».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «К счастью, Джордж не присутствовал на пресс-конференции, посвященной 20-й годовщине выхода альбома, и не слышал, как Маккартни небрежно заметил: “Джордж появился в студии только для запи­си своего номера и ещё на паре сеансов, но не более того”».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Джордж Харрисон начал писать песни в 1963 году и к 1967 году записал несколько довольно хороших треков, которые прекрасно вписались в ряд заслуживших всеобщее одобрение композиций Леннона- Маккартни. На самом деле песни Джорджа были настолько хорошо оценены, что его талант как автора песен стал востребован всякий раз, когда выходил новый альбом «Битлз». Однако его продуктивность была довольно ограниченной, и на то была веская причина».

 

Пол: «Казалось, что Джорджа это не особо интересовало, я полагаю, потому что мы с Джоном доминировали в этом».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Добавьте к этому появившийся у него интерес к восточной музыке, культуре и религии, кульминацией которого стал его визит в Индию в конце 1966 года, где он практиковался над освоением игры на ситаре под руководством своего нового друга Рави Шанкара».

 

Джордж: «Я только что вернулся из Индии, и моё сердце всё ещё было там. После того, что произошло в 1966 году, все остальное стало казаться тяжёлой работой. Это была работа, как будто нужно делать что-то, чего не хочется, и в тот момент я терял интерес к тому, чтобы быть одним из Потрясающей четвёрки».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Тяжёлой работой, которую он должен был выполнить после возвращении из Индии, было написание по крайней мере одной песни для включения в альбом, поэтому то, что он написал, по понятным причинам отражало его позицию. Песня называлась «Всего лишь Северная песня», текст которой очень точно отображал его чувства, а наиболее примечательной была повторяющаяся фраза «это не имеет большого значения» (it doesnt really matter)».

 

Джордж: «Песня была лишь шуткой по отношению к Ливерпулю, благословенному городу на севере Англии».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Ранее при обсуждении музыки, которая должна быть написана и включена в их следующий альбом, было решено сосредоточиться на теме их детства и взросления в Ливерпуле – городе на Севере Англии. Джон с Полом внесли отличный вклад своими «северными песнями», такими как «Земляничные поляны навсегда» и «Пенни-Лейн». Джордж согласился, хотя и неохотно, и написал «шутливую» песню, которая была совсем не о его детстве. Очевидно, это был его способ сказать: «Хотите северную песню? Ну так вот!» Но в этой песне был и более глубокий второй смысл».

 

Джордж: «Авторские права на песню принадлежат компании «Северные песни», которой я не владею, поэтому: “На самом деле не имеет значения, какие аккорды я играю, поскольку это всего лишь Северная песня”».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Компания «Северные песни» была создана музыкальным издателем Диком Джеймсом по указанию «Битлз» для выпуска их композиций».

 

Стив Тёрнер (автор книги «Запись трудного дня»): «Их песни издавались компанией «Северные песни». 30 процентов акций принадлежали Джону и Полу, а Ринго и Джорджу принадлежало лишь по 1,6 процента каждому. Это означало, что Джон и Пол, помимо того, что были основными авторами песен группы, также получали прибыль в качестве основных акционеров издательской компании. Что касается «Северных песен», то Джордж был просто автором по контракту».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В 1964 году Джордж основал собственное издательство «Харрисонгс», но из-за законов о налогообложении согласился публиковать свои композиции в соответствии с соглашением с «Северными песнями». Таким образом получалось, что Дик Джеймс, Джон Леннон и Пол Маккартни получали от произведений Джорджа больше выгоды, чем он сам!»

 

Джордж: «Именно в тот момент я понял, что Дик Джеймс обманом лишил меня авторских прав на мои собственные песни, предложив стать моим издателем. В 18 или 19 лет я решил: «Отлично, кто-нибудь будет публиковать мои песни!» Но он ни разу не сказал: «И, кстати, если ты подписываешь этот документ, то передаёшь мне право собственности на песни», а это так и было. Это была просто наглая кража. К тому времени, когда я понял, что произошло, когда они вышли на биржу и заработали на этом каталоге, я написал композицию «Всего лишь Северная песня», издёвку, просто чтобы пошутить над этим. В этой песне я пожаловался, что на самом деле не имеет значения, что я написал, потому что большая часть заработанных нами денег шла в карманы других людей».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Наряду с песней «Сборщик налогов» (Taxman), написанной Джорджем в 1966 году, это показывает Джорджа как Битла, наиболее озабоченного своим финансовым положением. В 1964 году он заявил: “Безопасность – это единственное, чего я хочу. Деньги, чтобы ничего не делать, деньги, чтобы иметь их на случай, если захочется что-то сделать”».

 

Ян Инглис (автор книги «Битлз – иконы поп-музыки»): «Известно, что Джордж жаловался интервьюерам, таким как биограф «Битлз» Хантер Дэвис, на своё разочарование гастролями. «В этом не было никакого удовлетворения, – жаловался Джордж. – Никто не мог нас услышать. Это был просто чертовски грандиозный галдёж. Каждый день играя один и тот же старый хлам, мы деградировали как музыканты». По сути, он говорил, что не имеет значения, какие аккорды он играет, потому что их всё равно никто не услышит. Это нашло отражено в песне «Всего лишь Северная песня» быстрой последовательностью замысловатых аккордов».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Похоже, что Джордж написал песню без какой-либо помощи со стороны других «Битлз». Песня была написана в январе 1967 года, но, поскольку Джордж частично изменил содержание текста, о чем свидетельствует их апрельская запись песни, можно с уверенностью сказать, что «Всего лишь Северная песня» была написан в период с января по апрель 1967 года».

 

If you’re listening to this song,  Если вы слушаете эту песню,

You may think the chords are going wrong,  То можете подумать, что аккорды фальшивы,

But they’re not, we just wrote it like that.  Но это не так, мы просто так их написали.

 

When you listen late at night,  Когда вы слушаете поздно ночью,

You may feel the words are not quite right,  Вы можете решить, что слова не совсем подходящие,

But they are, they just play it like that.  Но они такие, они просто так каламбурятся.

 

It doesn’t really matter what chords I play,  Неважно, какие аккорды я беру,

What words I say or time of day it is,  Какие слова я произношу или в какое время суток,

As it’s only a Northern song.  Поскольку это всего лишь Северная песня.

 

It doesn’t really matter what clothes,  I wear, Неважно, какую одежду я ношу,

Or how I fare or if my hair is brown,  Или как я живу, или что мои волосы каштановые,

When it’s only a Northern song.  Когда это всего лишь Северная песня.

 

If you think the harmony,  Если вы думаете, что созвучие,

Is a little off and out of key, you’re correct,  Немного не в тональности, то вы правы,

There’s nobody there.  Там этого нет.

 

And I told you there’s no one there.  И я говорю вам, что там совсем ничего нет.

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Было записано девять дублей ритм-трека. Харрисон играл на электрооргане, Джон Леннон на бубне, Пол Маккартни на бас-гитаре а Ринго Старр на барабанах. Только четыре дубля были завершены, а третий был признан лучшим. Он станет основой для дальнейших наложений».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «К сожалению песни Джорджа не были такими впечатляющими, как у Джона с Полом. Его первая попытка написать песню для альбома «Сержант Пеппер» получилась слабым треком, от которого мы все вздрогнули. Он назывался «Всего лишь Северная песня», и в нём было минимальное музыкальное содержание, которое на первый взгляд никуда не годилось. Более того, текст, казалось, отражал как его творческое разочарование, так и раздражение по поводу того, как режут финансовый пирог. Песня казалась совершенно неуместной для светлого и оптимистичного в целом альбома. Все остальные в аппаратной разделяли моё мнение. Во время моего общения с Джорджем Мартином он просто сказал: «Я разочарован тем, что Джордж не придумал чего-то лучшего».

Остальные Битлы тоже были явно не в восторге от этой песни. Если быть точным, то Джону она настолько не понравилась, что он решил вообще не участвовать в записи ритм-трека. Тем не менее, Пол, Ринго и Джордж записали довольно много дублей. Это заняло много времени, потому что никто не мог толком вникнуть в песню, даже сам Джордж. Я думаю, что на самом деле он был немного растерян из-за этой песни. Ни один из дублей, которые они записали в тот вечер, не был особенно хорош».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Не поддающиеся логическому осмыслению слова и мрачноватый аккомпанемент сдела­ли запись одной из самых необычных в битловском репертуаре, даже по стандартам 1967 года. Непонятно почему, но она так и не была выпущена в стереоверсии».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)