Пол Маккартни и Мэл Эванс в Кении

17 ноября 1966 г.

 

Бэрри Майлз: «В Кении Пол и Мэл совершили поездку по парку Амбосали с видом на гору Калиманджаро».

 

 

 

 

Мэл Эванс: «Нашей следующей остановкой было беглое посещение парка Амбосали. Это была наименее радостная часть наших каникул, потому что Пол отхватил слишком много солнца и день или два чувствовал себя реально плохо. Здесь у подножия Килиманджаро нас разместили в отдельных хижинах типа шале».

 

 

 

 

 

 

Мэл Эванс: «Возвращаясь назад мы были в 200 ярдах от хижин, мы подъезжали по узкой вытянутой дороге с высокими, крутыми откосами. Огромный большой слон преградил нам путь. Было немного страшно, потому что если бы мы его испугали, он мог с легкостью напасть. Мы не могли сдать назад, потому что позади нас был ещё один автомобиль. И проехать мы не могли – не хватало свободного места. В конце концов, скрестив пальчики, мы рванули и на большой скорости с ревом промчались мимо, прежде чем слон понял, что произошло!

Главным событием этих двух дней в Цаво была поездка в Биг-Спингс и возможность взирать через окно под водой и наблюдать всех этих громадных рыб и т.д. Обезьяны, слоны, гиппопотамы, аллигаторы, лани, зебры – мы их видели множество и многочисленные видеозаписи Пола является доказательством этого».

 

Синтия: «Хотя описанною мною событие было случайным, все мы бы­ли увлечены идеей жизни после смерти и вообще всякими паранор­мальными явлениями. Поэтому мы живо откликнулись на приглашение посетить на юге одну супружескую пару известных парапсихологов. Это были очень интересные люди. Они были убеждены, что принимают послания из космоса от летающих объектов. Они рассказывали, что часто выходят на связь с экипажами таких объектов и что кто-то даже видел, как НЛО приземлялся где-то поблизости. Надо ли гово­рить, с каким трепетным нетерпением ждали мы этой поездки. По прибытии нас провели в столовую, где мы пообедали и выпили вина с нашими хозяевами и ещё с одним гостем, который тоже оказался ясновидящим. У него было очень серое, совершенно лишённое всяких красок лицо, маленькая фигура, и лично у меня создалось такое впечатление, что жить на этом свете ему осталось совсем немного. В ответ на мой вопрос, не болен ли он, человек ответил: «Связь с потусторонним миром – это очень изнурительное занятие. Оно за­бирает у меня всю энергию». Потом он сказал, что флюиды, которые исходят от меня, убеждают его в том, что я тоже обладаю способ­ностями ясновидящей. Конечно, добавил он, нужно время и целенаправленно­сть, чтобы развить эти способности, но дар ясновидения налицо. Для меня это был мучительный, изматывающий разговор, и про себя я подумала: всё это, конечно, очень увлекательно, но мне не хоте­лось бы под конец получить такое лицо, как у него. И я решила для себя сразу и окончательно: оккультные науки прекрасно обойдут­ся и без меня.

После восхитительного обеда мы расположились у весело пот­рескивающего камина в библиотеке, усевшись в мягкие кожаные крес­ла. Наши хозяева настроили свой приёмник для связи с космосом и без конца крутили, крутили, крутили его ручки.

«Вот! Вы слышите? Мы почти уже связались. Джон, Джордж, вы слышите их? Они пытаются выйти с нами на связь!»

Мы делали страшные усилия, чтобы уловить какие-нибудь раз­борчивые звуки, но, увы, не могли услышать ничего обнадёживающего и потому начали чувствовать себя ужасно глупо и неловко – за них и за себя.

«Ужасно сожалею, господа, но, судя по всему, нашим друзьям из космоса сегодня никак не удаётся установить с нами контакт».

Мы смущённо переглядывались и неловко ёрзали в своих крес­лах, откашливаясь и готовясь уходить. Наш ясновидящий хозяин, не желая, чтобы мы ушли разочарованными, предложил нам принять учас­тие в спиритическом сеансе. Чтобы не обижать наших славных хозяев, мы решили снова испытать судьбу. Никто из нас раньше не бы­вал на таких сеансах, поэтому мы очень волновались и нервно хихикали. Медиум-ясновидец уселся в огромное кожаное кресло, пога­сили свет, и нас попросили взяться за руки. Воцарилась полная ти­шина, но мне было трудно сосредоточиться, потому что Джон щекотал мне руку. Я чувствовала, что вот-вот грянет взрыв сдерживаемого до поры до времени истеричного смеха и молила бога, чтобы он помог мне сдержаться. Наша маленькая компания не погашала всей серьёзности этого действа. Но когда медиум начал тяжело и натружено дышать, издавая какие-то странные хрюкающие звуки, нас ох­ватил цепенящий ужас. Мы с силой сжимали друг другу руки, чтобы знать: мы ещё здесь, рядом. А когда он заговорил, у меня мороз пробежал по коже. Маленький невзрачный человек, стоявший перед нами, говорил голосом великана. Мы еще крепче схватились за руки, а глаза наши полезли из орбит от удивления. Громовой голос наз­вался духом индейца. Громко и отчётливо он говорил о будущих событиях, не называя никого по имени, а потом вдруг спросил:

– Здесь есть кто-нибудь по имени Синтия?

Сердце моё забилось так, что я подумала: сейчас оно выпрыг­нет. Я не верила своим ушам.

– Если здесь есть кто-нибудь по имени Синтия, вы должны слу­шаться её. Она будет вести вас.

Это ж надо: дух индейца-великана на небесах повелевает мне вести всех остальных! Должна признаться, что я была приятно поль­щена и возбуждена тем, что именно на меня пал выбор духов во время спиритического сеанса. Все остальные, как мне показалось, были слегка раздражены тем, что их совсем не упомянули.

По дороге домой не было недостатка в возгласах разочарования: «Чушь со­бачья!». «Всё это такое же надувательство, как и НЛО!». Я думаю, их задел тот факт, что духи посмели игнорировать их, таких знаменитыx! А я сидела и слушала их с самодовольной улыбкой на лице. «Да и кто будет слушать тебя? Он, видать, не в своём уме, этот дух!» – так отреагировал на всё это Джон».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)