Концерт в «Раундхаусе»

15 октября 1966 г.

 

Николас Шэффнер (автор книги «Блюдце, полное чудес»): «Для презентации выходящего раз в две недели нового журнала «Международные времена» Джон Хопкинс и Бэрри Майлз решили организовать эпохальное представление с участием группы «Пинк Флойд». Лучшим местом для проведения мероприятия они посчитали расположенный на севере Лондона и построенный около века назад как локомотивное депо (о чем свидетельствовали рельсы на полу) запущенный “Раундхаус”».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Чтобы придать гласность журналу «Международные времена», мы подготовили листовки, отпечатанные на машине высококачественной печати, на которых было помещено изображение Клары Боу (прим. – американская актриса, звезда немого кино и секс-символ 1920-х годов. Слава Боу достигла пика после того, как она снялась в комедийной мелодраме «Это» («IT»). Картина с громким успехом прошла в кинотеатрах, а Боу получила прозвище It-girl – то есть эта девушка, – которое с тех пор стало определением молодой, сексуально притягательной особы, о которой все говорят и которая находится в центре внимания, а слово «это» стало эвфемизмом слова «секс» или «сексапильность». Прозвище «It-girl» созвучно с сокращённым названием журнала «Международные времена» – «IT»). Мы отпечатали их тысячи, раздавали их или рассылали людям по почте».

 

 

 

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «В этот холодный октябрьский вечер в похожей на огромный сарай лондонской аудитории «Депо» состоялось мероприятие».

 

 

 

Roundhouse («Депо») – концертный зал в Лондоне, Англия, получивший широкую известность в 1960-х годах как центр британского андерграунда. На снимке «Раундхаус» в 1967 году, фото Майка Берниса.

 

 

 

«Раундхаус» в 1968 году.

 

Джон Хопкинс: «В 1966 году «Раундхаус» представлял из себя холодное, запылённое, пустое хранилище для джина, которое ни для чего не использовалось и выглядело подходящим местом для отправной точки журнала «Ай-Ти». Драматург Арнольд Уэскер давно к нему присматривался. Он пользовался услугами организации «Центр 42», целью которой было при содействии профсоюзов нести культуру в массы – традиционный социализм. Каким-то образом он приобрёл здание, но не восстановил его».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Блюдце, полное чудес»): «Различие между левыми старой закалки типа Уэскера и новым поколение импресарио психоделии, как Хопкинс, заключается в том, что прежде чем приступить к реконструкции Уэскер терпеливо ждал момента, когда нужная сумма в полмиллиона будет собрана с помощью пожертвований и отчислений, а ребята из «Ай-Ти» просто попросили ключи, пообещали приглядывать за порядком и приступили к делу».

 

Джон Хопкинс: «Много чего тогда произошло, а всё от того, что люди не понимали, что они пытаются осуществить невозможное. И это срабатывало – вот если бы мы сидели и раздумывали, то никогда бы не начали выпускать газету, а я никогда не открыл бы клуб «НЛО». Хорошо, что мы и не подозревали, что то, чем мы заняты – на самом деле невозможно. Вот почему в то время было так интересно».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Вечером 15 октября 1966 года Джон Хопкинс, Бэрри Майлз и Компания не только с успехом провели презентацию журнала «Ай-Ти» и популяризировали зал «Депо» (ставший общепризнанным местом проведения музыкальных концертов и театральных постановок), но и вывели на рок-орбиту группу “Пинк Флойд”».

 

Бэрри Майлз: «Это был первый большой концерт группы. Мы заплатили им 15 фунтов – гораздо больше, чем получила «Софт Мэшин», поскольку у «Флойд» было световое шоу, а у «машинистов» не было».

 

 

 

Среди гостей были Пол Маккартни, одетый по-арабски, Джейн Эшер, Марианна Фэйтфулл, Микеланджело Антониони и многие другие. Фото Адама Ритчи.

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Событие привлекло внимание сливок общества – ведущих специалистов в сфере моды, искусства и поп-музыки, – представших пёстро одетыми в сверкающие кафтаны, цветастые пижамы и украшенными военными регалиями всех времён и народов. Явились туда и Пол Маккартни с Мэриан Фейтфул. Он – в белых одеждах араба, она – в виде монахини (с обнажёнными отдельными частями тела)».

 

Питер Дженнер (музыкальный менеджер): «Пол Маккартни был одет как араб в платке».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Пол – одетый как шейх – то и дело появлялся в компании разного рода хиппи и знаменитостей вроде Микеланджело Антониони – претенциознейшего из кинорежиссёров шестидесятых – и Марианны Фейтфул в костюме монашки, с огромным крестом и в мини-юбке, почти не прикрывавшей ягодиц».

 

Ник Мейсон (ударник группы «Пинк Флойд»): «Это было одно из тех событий, когда ожидали сто человек, а пришла тысяча. Там был Микеланджело Антониони и ряд других светил того времени. По-моему Пол Маккартни был там».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Тусовку почтил своим присутствием и Микеланджело Антониони, занятый съёмками фильма о свингующем Лондоне, под руку с почти одетой Моникой Витти. По прибытии каждому обладателю билета в торжественной обстановке вручался кубик сахара, не содержавший, однако, никаких химикатов (в зале подобного богатства было навалом). Тем не менее, большая часть публики предполагала, что эти самые кубики всё-таки были пропитаны жидким наркотиком».

 

Ник Мейсон (ударник группы «Пинк Флойд»): «Я не слышал, чтобы в «Раундхаусе» кто-то заторчал от сахарного кубика. Полагаю, что почти наверняка там могли быть кубики сахара, но они не были пропитаны ЛСД».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Множество других гостей, пришедших в тот ве­чер, могли бы рассказать о сахарных кубиках (с ЛСД и без), об огромной ванне, наполненной желе, об эктоплазменных световых шоу во время выступлений групп «Пинк Флойд» и «Софт Мэшин», а также о том, как выступление последних было прервано номером Йоко Оно (который требовал лишь участия аудитории), японской концептуальной художницы, только что по­кинувшей нью-йоркское крыло некоего общества под названием «Флаксус». Журнал «Ай-Ти» пестрел объявлениями о её выступлении, однако, по словам сотрудника журнала Джо­на Хопкинса: “Хеппенинги Йоко Оно были скучны до безобразия. Она самая неинтересная артистка, кото­рую я когда-либо встречал”».

 

Бэрри Майлз: «На самом деле мероприятие стало кошмарным сном. На две тысячи человек было всего два туалета, и они немедленно оказались переполненными. Лестница, которая вела в «Депо» с улицы, была такой узкой, что можно было идти только вверх или только вниз, и на ней не могли разминуться два человека. Не дай Бог, случись какой-нибудь пожар: всех бы прихлопнуло, как в западне!».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Когда зрителей впустили в зал, они благополучно обнаружили, что в этот промозглый осенний вечер помещение не обогревается».

 

Джон Хопкинс: «Когда там собралось две тысячи человек, то в зале значительно потеплело».

 

Бэрри Майлз: «Не знаю, черт возьми, чем мы там занимались. Мы были глупыми детьми. Полиция рыскала поблизости, но и они не могли подняться по лестнице наверх. В два часа ночи там ещё стояла цепочка зрителей, желавших попасть внутрь, которая растянулась на квартал. В конце концов, им удалось высадить заднюю дверь и попасть на мероприятие».

 

Дуглас Биндер (дизайнерская группа «Блиндер, Эдвардс и Вон»): «”Раундхаус” был чем-то особенным. Мы покрыли весь интерьер белым пластиком и установили 12 проекторов по всему периметру, проецируя изображение на пластик. Затем мы взяли плёночные и жидкостные проекторы, а также пригласили техника из Чикаго или Лос-Анджелеса по имени Рэй».

 

Питер Дженнер (музыкальный менеджер): «Было очень темно. Суммарная мощность электропитания в «Депо» в то время была приблизительно такой же, как в обычной кухне, а возможно, что даже намного меньше. Поэтому «Пинк Флойд» периодически выключали прожектора. Если бы вы увидели это место при дневном свете, то ужаснулись бы. Это было сырое, по-настоящему промозглое, грязное и ужасное место, но возбуждение на том концерте было огромным. Что-то вроде: “Ничего себе! Это наше место”».

 

Ник Мейсон (ударник группы «Пинк Флойд»): «Насколько я помню, не было ни освещения, ни электричества. На самом деле нам пришлось из какого-то здания рядом принести удлинитель на 13 ампер. Время от времени из-за перегрузки электричество отключалось и звук пропадал, пока кто-то пытался разобраться с предохранителями».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Тем временем накренившийся автофургон «Флойдов» опрокинул шестифутовую ёмкость с желе. Несмотря на все эти мелкие неприятности «всенощное бдение» преуспело в объединении под одной крышей разноязычных «племён» нарождавшегося лондонского андерграунда».

 

Крис Раули (в 1966 рассыльный в офисе «Ай-Ти», в будущем писатель-фантаст): «Все братались, делились «косяками», трепались, отправляя послания любви и мира. Когда ещё в таких количествах проявлялся такой небывалый оптимизм? Возможно, его не было с 1914 года, когда наши парни отправлялись умирать в бою».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «”Пинк Флойд” показали себя с лучшей стороны – их световое шоу, в кромешной тьме работавшее с симпатичного старинного вагончика, ждал триумф. В рецензии «Ай-Ти» написали: «”Флойд” делали диковинные вещи, наполняя аудиторию скрипящими звуками эффекта «фидбэк», поражая танцующими на их фигурах проецируемыми слайдами (капельки краски текли по слайдам, чтобы передать ощущение открытого космоса и доисторических миров), а прожектора мигали в такт с ритмом ударных». В атмосфере полной непредсказуемости, царившей на концерте, выступление оборвалось, когда во время исполнения композиции «Межзвездное ускорение» (Interstellar Overdrive) вырубился маломощный генератор.

О таком событии не забыла упомянуть печать аж в Калифорнии. Отчет сварливого гостя Майлза из «Сан-Франциско Эксаминер» по имени Кеннет Роксрот гласил, что представление мало что показало по сравнению с уже существующими шоу, а развлечение провалилось, главным образом из-за испортивших концерт хаоса и грязи. Коллективы не проявили себя, там был огромный сборный ансамбль на маленькой центральной платформе. Иногда они издавали ритмичные звуки, а иногда – нет. У меня было ощущение, будто я находился на «Титанике». Я далёк от того, чтобы жаловаться, но я был ошеломлён тем, что лондонская полиция и пожарные разрешили хотя бы дюжине людей собраться в этой западне».

То, что «Софт Мэшин» или «Пинк Флойд» играли музыку, не пришло в голову почтенному американцу».

 

 

 

Во время выступления «Пинк Флойд» на сцене проецировались слайды. Специально для этого мероприятия Джоэл Браун и его жена Тони подготовили набор психоделических слайдов. Это было частично музыка, частично световое шоу.

 

Джоэл Браун (художник): «То, что мы сделали, и то, что сделал я, было потрясающим, и сейчас я сам поражен этим, но тогда я этого не осознавал».

 

Ник Мейсон (ударник группы «Пинк Флойд»): «Я почти ничего не помню о революционной постановке Джоэла Брауна «чернила и слайды», в которой психоделические меняющиеся формы проецировались на одетую в белое группу и фон. Это был наш первый настоящий концерт, когда в зале было больше пятидесяти человек. Кроме всего прочего, мощности аппаратуры было бы недостаточно, чтобы сделать что-то большее. У нас была пара усилителей и очень скромная акустическая система».

 

 

 

Фото Адама Ритчи.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Музыка была в высшей степени экспериментальной, другого слова не подберёшь. У «Софт Мэшин» были установлены микрофоны на мотоцикле, с которыми выделывал трюки парень по имени Деннис – его имя не появлялось на пластинках, – но он был в составе группы. Когда пришло время «Флойд», Деннис взял девчонок, чтобы покатать их на мотоцикле по улицам».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «”Флойд” удостоились чести быть упомянутыми в “Сандей Таймз” – первый раз в авторитетной британской газете: “На днях, на презентации нового журнала “Ай-Ти” поп-группа под названием “Пинк Флойд” исполнила волнующую музыку под аккомпанемент цветных образов, демонстрировавшихся на большой экран позади них. Кто-то возвёл гору желе, которая была съедена в полночь, а другой человек припарковал свой мотоцикл прямо в центре зала. Все, очевидно, было очень психоделично». Статья заканчивалась словами Роджера Уотерса: “Наша музыка может дать вам звуковые кошмары или окатить волной восторга. Скорее – второе. Мы замечаем, как перестаёт танцевать наша публика. Наша цель – заставить их стоять с открытыми ртами, чтобы люди полностью погрузились в музыку”».

 

Дэвид Аллен (гитарист группы «Софт Мэшин»): «Это было одно из самых революционных событий в истории английской альтернативной музыки и мировоззрения».

 

Ник Мейсон (ударник группы «Пинк Флойд»): «Это было началом свингующего Лондона и альтернативного общества. Это было отличное мероприятие для прессы. Мы были лишь малой частью этого».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)