Открытие Галереи «Индика»

28 января 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В лондонском Ковент-Гарден мы с Джоном Данбаром открыли галерею “Индика”».

 

прим. – книжный магазин «Индика» был открыт в сентябре 1965 года.

 

 

 

На открытии галереи «Индика». На снимке: Бэрри Майлз, Пит Симпсон, Мэгги Макгиверн, Пол Маккартни, Кейт Уоллхед. За Полом Бинн Тиви. У стола Кристи Джонсон и Сью Майлз. За ними стоит Крис Хилл (Джон Хопкинс).

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «В начале 1966 года Бэрри Майлз стал одним из основателей влиятельного прогрессивного книжного магазина «Индика» и художественной галереи, которую финансировал Питер Эшер».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Пол Маккартни через Питера Эшера вошел в жизнь Бэрри Майлза, ху­дого очкарика, вращавшегося в тех же богемных кру­гах, что и Ройстон Эллис и Джонни Бирн. Популярный брат Джейн выделил Бэрри Майлзу и Джону Данбару, пер­вому мужу Марианны Фейтфул, крупную сумму денег на то, чтобы открыть в январе 1966 года «Гале­рею и книжный магазин Индика», где продавались предметы авангардного искусства и всевозможные модные мистические атрибуты».

 

Джон Данбар (британский художник, коллекционер, галерист): «У нас с Бэрри Майлзом был общий интерес к таким поэтам-битникам, как Аллен Гинзберг и Уильям Берроуз, и у нас были схожие вкусы. В 1965-м мы с Майлзом посетили фестиваль поэзии в Альберт-Холле. Довольно много стихов было просто дерьмом, но на это мероприятие пришло семь тысяч человек. Была налицо жажда альтернативных развлечений. Художественная сцена в то время состояла из галерей Вест-Энда, в которых было довольно скучно. Поэтому мы решили основать галерею. Тогда мы определились: Майлз занимался книгами, а я галереей. Мы нашли место на Мэсон Ярд, теперь здесь расположена галерея Джеймса Хьюмана. Я нашел помещение, Питер Эшер вложил 2100 фунтов стерлингов, которые потребовались для начала работы, ссудив нам с Майлзом по 700 фунтов стерлингов каждому, так что мы все трое получили равные доли. Мы чувствовали, что должны что-то делать отличное от затхлой атмосферы существующих галерей. Но мы действительно не осознавали, что делали. Я был очень молод и совершенно не искушен в том, чем мы занимались».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Пол Маккартни вложил в дело пять тысяч фунтов, и даже принял личное участие в установке полок и покраске стен».

 

Бэрри Майлз: «Маккартни красил стены и устанавливал полки».

 

Джон Данбар (британский художник, коллекционер, галерист): «Мне пришлось размазать по стеклу средство для мытья окон, потому что рабочие постоянно заглядывали внутрь, надеясь увидеть Битла, занимающийся ручным трудом. Джейн Эшер пожертвовала свою старую детскую игрушку, а Пол Маккартни разработал для галереи оберточную бумагу».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Пол стремился быть причисленным к авангарду, везде появлялся в обществе Уильяма Берроуза и предавался странным эстетическим экспериментам. Джон, который по-прежнему продолжал называть себя «анти интеллектуалом», с большим по­дозрением смотрел в ту сторону, куда Пол увлекал группу. Но Леннон всегда проявлял себя человеком, следующим веяниям моды, поскольку, как он сам неоднократно объяснял, влияние «Битлз» на формирование современных вкусов заключалось не в том, что они изобретали что-то новое, а в том, что умели раньше других уловить новые течения, находившиеся еще в стадии эфемерных вибраций, и усилить их благодаря собственной популярности».

 

Марианна Фейтфул (певица): «Это было чудесное время. Открытие «Индики» было полным хаосом. Все занимались подготовкой помещения: Джон Данбар, Бэрри Майлз, который руководил книжным магазином «Индика», Пол Маккартни, Джейн Эшер, наш друг Дэвид Кортс. Так много людей, но никто не подумал прибраться в туалете, который был, конечно же, загажен. Помню, что на мне было красивое платье и очень светлые колготки, и я, стоя на четвереньках, мыла туалет. Из-за Джона [Данбара] я была частью всего этого, и я этим горжусь».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Открытая на деньги Питера Эшера и управляемая двумя молодыми людьми – Джоном Данбаром (другом детства Питера и мужем поп-звезды Марианны Фэйтфул) и лучшим другом Пола – Бэрри Майлзом, «Индика» ставила своей целью познакомить Лондон и его обитателей с новой культурой андеграунда».

 

Джон Данбар (британский художник, коллекционер, галерист): «У нас не было планирования деятельности галереи. Я никогда не относился к этому серьезно, как к бизнесу. Мы предоставляли помещение и получали от этого удовольствие. Несмотря на то, что случались успешные показы, галерее потребовалось около десяти лет, чтобы получить общественное признание

У нас выставлялись такие художники, как Сото, Де Марко, Джулио Ле Парк, Тэйкис и Лилиана Льжен. Это была не живопись, а только то, что можно назвать концептуальными работами. Для многих отправной точкой в их движении стала галерея «Индика». И одной из них станет Йоко Оно.

Галерея становилась всё более популярной, и у нас всегда была пресса, которая своими интервью только подогревала к нам интерес. У нас не было недостатка во внимании. Одному из постоянных посетителей галереи, Роберту Фрезеру, нравилось, что мы делали».

 

 

 

Рядом с Полом Маккартни Мэгги Макгиверн. Пол прикуривает у Бэрри Майлза на вечеринке по случаю открытия галереи «Индика».

 

прим. – у Пола Маккартни и Мэгги Макгиверн (которая была няней маленького сына Марианны Фейтфулл и Джона Данбара Николаса) был тайный роман в течение трех лет с 1966 по 1968 год.

 

Газета «Дейли Мейл» (1997 г.): «Темноволосая Мэгги Макгиверн в 1966-м году вступила в тайную связь с одним из самых известных мужчин в мире. Её взяли на работу няней к Марианне Фэйтфул и Джону Данбару, чтобы она ухаживала за их сыном Николасом. Её первая встреча с Полом Мкаккартни состоялась в квартире Марианны как раз в то время, когда она нянчилась с Николасом. Он спросил через домофон Джона (Данбара), и после того, как Пол представился, кто он, Мэгги открыла ему дверь».

 

Мэгги Макгиверн: «Пол поднялся по ступенькам и вошел. Я сказала, что вообще-то Джона нет, и это нас развеселило. Мы засмеялись, и завязалась беседа. Для Марианны и её друзей я приготовила завтрак, но они так и не появились. Тогда мы с Полом решили позавтракать вместо них. До сих пор помню, что это был цыпленок. Мы понимали, что наше случайное знакомство может быть нежелательным для нас обоих. Но возникшее у нас взаимопонимание не позволяло нам прекратить разговор. Всё происходило постепенно, но началось с того момента, когда он зашел в квартиру. Они с Джоном были близкими друзьями, но я знала, что он заходит, чтобы увидеть меня. Он звонил и если оказывалось, что никого нет, всё равно заходил. Мы говорили обо всём на свете, но для нас было очевидно, что ни к чему хорошему это всё не приведет».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Галерея стала тем местом, а Майлз тем человеком, которые окончательно закрепили воплощение «Битлз» в образе духовных искателей и культурных гуру. Кстати, название магазина пошло от латинского сочетания «каннабис индика», означающего сорт конопли, без которой, сами понимаете…».

 

Джон Никкам (кинопродюсер): «Вскоре Майлз выпустит журнал «Интернейшнл Таймз», который считается первым европейским подпольным журналом».

 

Тони Санчес (автор книги «Взлет и падение с Роллин Стоунз»): «Долгое время близким другом «Роллинг Стоунз» был Роберт Фрезер. Он торговал произведениями искусства. Этот та­лантливый, обаятельный темноволосый мужчина ре­шительно стремился свергнуть господство вычурных тради­ционных галерей».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «Фрезер и Гиббс были самыми интересными молодыми людьми в Лондоне: дилеры в сфере искусства, выпускники Итона и друзья с тринадцатилетнего возраста. Оба отличались веселым нравом, высоким интеллектом и ультрасовремен­ными взглядами. Они определяли стили и тенденции в Лондоне середины шести­десятых.

Кристофер Гиббс торговал антикварной мебелью и предметами восточного искусства, которые привозил из Танжера и Марракеша, где ему принадлежали дома. Фрезер был темноволос, подвижен и лю­бил сводить вместе нужных друг другу людей. Гиббс был светловолос и сдержан, и его дом в Челси служил салоном, где собирался полусвет мира искусства – художники, фотографы, музыканты со своими женщинами, придававшие утонченность и пикантность светской жизни Лондона».

 

Кристофер Гиббс: «Мое жилище на Чейни-Уок, 100 представляло собой особняк семнадцатого века с огромными за­лами, со стенами, обшитыми панелями. Он стоял в излучине реки, где швартова­лись катера и лодки, используемые в качестве жилищ. Особняк был построен в мавританском стиле. Соломенные маты в его просторных помещениях сочета­лись с предметами эпохи Ренессанса. Двери всегда были открыты. Сюда приходи­ли приятные люди, курили, баловались «кислотой». Часто здесь бывал Брайан Джонс. Здесь фотографировал Сесил Битон, и Антониони снимал сцены вечерин­ки для своего фильма «Взрыв». Чего только тут не было! У домовла­дельца всё это не вызывало восторга, и он едва не вышвырнул меня на улицу. Однажды я уехал на уикенд из Лондона, и кто-то опять затеял снимать там фильм: триста человек под кислотой, громкая музыка, цыганки, кормящие грудью своих младенцев. Прошло уже, кажется, сто лет, но я до сих пор с удовольствием вспоминаю те времена».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «Фрезер с головой окунулся в водоворот бесшабашной, блестящей, юной сре­ды поп-арта. Они с Гиббсом свели знакомство со «Стоунзами» и продавали предметы ис­кусства Джону Леннону и Мику Джаггеру. Фрезер был очень дружен с Полом Маккартни и с Брайаном Джонсом, которому они с Гиббсом каждый раз при встрече рассказывали о Марокко и советовали поехать туда и увидеть всё своими глазами».

 

Тони Санчес (автор книги «Взлет и падение с Роллин Стоунз»): «Фрезер приглашал гостей в свою маленькую гале­рею на Дюк-Стрит в Мэйфэйре. У него были довольно смелые вкусы, но в то же время он прекрасно разбирался в авангарде шестидесятых и отличал стоящие вещи от подде­лок. Слава его среди ценителей искусства неуклонно росла несмотря на то, что иногда он, казалось, посягал на их устои. Будучи весьма общительным и приятным человеком, он дружил со многими рок-звездами, которые в то время быстро становились чем-то вроде новой аристократии. Они дове­ряли его словам, когда он советовал им вкладывать сред­ства в произведения искусства. Кроме того, им импонировала в нем смесь интеллигентности, стильности и современ­ности. В отличие от большинства владельцев дорогих галерей и частных коллекций, этот человек сам употреблял наркотики и говорил на сленге, так что они обычно согла­шались на те цены, которые он запрашивал».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «Писатель и художник Брион Гайсин впоследствии утверждал, будто именно Фрезер изобрел термин «Свингующий Лондон». Земляничный Боб Фре­зер (так называл его Кит Мун за пристрастие к розовым тонам в одежде) знакомил Лондон с поп-артом в своей художественной галерее на Дьюк-Стрит, где он пред­ставлял Энди Уорхола и Джима Дайна и демонстрировал британских художни­ков поп-арта вроде Ричарда Гамильтона».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Джон Хопкинс (или просто «Хоппи») получил ученую степень в Кембридже. Однако работе физика-ядерщика он предпочел профессию вольного фотографа, на стороне издавая несколько тонких журнальчиков. Похожий на бабочку, порхающую с цветка на цветок, «Хоппи» интересовался джазом, и вскоре его увлечение вылилось в поденную работу для лондонского еженедельника «Мелоди Мейкер». Но во время подлинного взрыва в британской поп-музыке, пришедшегося на начало 60-х, ориентация издания изменилась, а джазовые музыканты уступили свое место перед фотообъективом Хопкинса группам «Битлз» и «Роллинг Стоунз»».

 

Джон Хопкинс (фотограф): «Общение с ними было довольно забавным. Меня лично всегда больше интересовал джаз, но я начал заниматься и такой музыкой».

 

Николас Шэффнер (автор книги «Британское вторжение»): «Партнером Хопкинса по быстро прогорающим изданиям типа «Волосатые Времена» был довольно мягкотелый Бэрри Майлз».

 

 

 

Обращает внимание плакат в витрине книжного магазина «Индика»: «Ленгиз: книги по всем отраслям знаний» – один из символов авангардной рекламы. В основе плаката – фотография Лили Брик.

 

 

 

Советский рекламный плакат Ленгиз: книги по всем отраслям знания направлен на программу преодоления неграмотности в СССР. На плакате изображена девушка в косынке, так в 1920-30-х годах ходили комсомольские активистки, кричащая – книги по всем отраслям знаний. Ленгиз – Ленинградское государственное издательство. Плакат в 1925 году создали художник Родченко А.М. и фоторепортер Л. Брик.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)