Продолжение записи песни If I Needed Someone / запись песни Джона In My Life

18 октября 1965 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Продолжение записи песни «Если бы мне был кто-то нужен» (If I Needed Someone); запись песни Джона «В своей жизни» (In My Life)».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «В этот день на запись песни «Если бы мне был кто-то нужен» (If I Needed Someone) было зарезервировано чуть более трех часов, с 14:30 до 17:45. Первые девяносто минут потребовались для того, чтобы сделать наложения. На третью дорожку четырехдорожечной ленты Джордж записал свой ведущий вокал с двойным наложением. Затем Джон и Пол сделали двойное наложение дополнительной вокальной линии, добавив низкий басовый вокал во время инструментальной части песни. Этот вокал был записан на четвертую дорожку четырехдорожечной ленты. Джордж также сделал наложение более звонкой гитарной партии, исполненной на 12-струнном «Рикенбэкере» с каподастром, звучащую на протяжении всей песни. Затем на этот же трек Ринго сделал наложение нескольких партий бубна.

Вспоминая приведенную ранее цитату Джорджа о том, что песня была написана на основе аккорда ре мажор, музыканты очень быстро замечают, что тональность песни «Если бы мне был кто-то нужен» (If I Needed Someone) вовсе не ре, а ля мажор.

На самом деле Джордж играет песню с аппликатурой аккорда ре мажор в основной тональности, но с каподастром, расположенным довольно высоко на грифе гитары. Джон играет на гитаре без каподастра, используя аппликатуру ля мажор. Очевидно, песня была написана на основе аккорда ре мажор, но затем была изменена на ля мажор, возможно, чтобы получить песню в тональности, более доступной для пения Джорджа.

Структура песни достаточно типична для композиций «Битлз», и состоит из куплетов и повторяющейся мелодической вставки: «куплет / куплет / мелодическая вставка / куплет / куплет (инструментальный) / куплет / мелодическая вставка / куплет». Стоит обратить внимание на то, что с инструментальной частью песни появляется необычная последовательность трёх куплетов подряд. К миксу будет добавлено короткое вступление и почти аналогичное заключение.

Вступление длится четыре такта и состоит из двухтактового гитарного риффа, который повторяется дважды. В первый раз он слышен только в гитарном исполнении, записанном с двойным наложением. В третьем такте, когда рифф звучит во второй раз, в основную часть песни вступает вся группа. В этой точке также появляется бубен, записанный с наложением, который звучит на протяжении всей песни.

Сразу после этого начинается первый куплет, длина которого составляет восемь тактов. Он начинается с того, что Джордж поет соло (записанное с двойным наложением) в сильной доле первого такта. Как ни странно, слово «если», которое также звучит в шестом такте, и слово «ты», которое звучит в сильной доле третьего такта, – единственные слова, которые поются в сильной доле. Весь остальной текст поётся в слабой доле или в синкопе. Мелодическая линия, которую поет Джордж, состоит всего из четырех нот, которые поются с мелодическим рисунком «ступенчатой лестницы» (вверх и вниз).

Другая интересная особенность этого куплета заключается в переходе на соль в пятом и шестом тактах. В то время как гитары делают этот переход, бас Пола продолжает рисунок мелодического подъема и спада, который в аккорде ля был слышен на протяжении всего куплета. Ринго оживляет шестой такт акцентированными восьмыми нотами на малом и большом барабанах, достигая кульминации с ударом тарелки на сильной доле седьмого такта, когда звучит название песни.

Кроме того, когда слышится название песни, она поется в трёхголосой вокальной линии в исполнении Джорджа, Пола и (что наиболее заметно) Джона. Всё это время звучит начальный гитарный рифф, повторяющий мелодическую линию, которую поет Джордж.

Затем появляется второй куплет из восьми тактов, который по структуре идентичен первому, за исключением того, что на всем его протяжении звучит трехголосая вокальная линия.

Потом следует первая восьмитактовая мелодическая вставка, которая исполняется Джорджем соло (записанная с двойным наложением) и также в основном поется в синкопе. Слова «had», «it» и «but» – единственные, спетые в сильной доле. Джордж несколько растягивает мелодический диапазон в мелодической вставке, но он по-прежнему состоит всего из пяти нот. Игра на бубне меняется от простых акцентов к ритму встряхивания в восьмой ноте мелодической вставки.

Затем появляется третий куплет из восьми тактов, построенный по той же структуре, что и два других, за которым быстро следует инструментальная часть, играемая в аккордах куплета. Поскольку ритм гитарного риффа не меняется, это можно рассматривать скорее как инструментальный перерыв, чем как полноценное соло, хотя диапазон мелодических нот имеет некоторые интересные особенности. Бубен возвращается к ритму встряхивания на восьмой ноте, а Ринго по-прежнему делает акцент на восьмой ноте в шестом такте, хотя название песни в это время не слышно. Что, однако, присутствует, так это четырехголосая вокальная линия «ааа», которая растягивается на всю инструментальную часть.

Игра Джона на гитаре в ритм-треке во время этого инструментального перерыва приобретает интересный стиль перебора пальцами. Интересно отметить, что, хотя он не играет этот рисунок в перерыве во время их живых выступлений, он воспроизводит похожий паттерн через смену аккордов каждой мелодической вставки, что звучит очень впечатляюще.

После идентичного повторения второго куплета и мелодической вставки повторяется третий куплет, который также почти идентичен. Единственная разница здесь в том, что в шестом такте Ринго забывает (или сознательно снижает) акцент восьмой ноты.

После этого начинается короткое четырехтактное завершение, которое в некоторой степени копирует вступление. Гитарный рифф – один и тот же, но присутствует игра всей группы с двумя трехголосыми вокальными линиями «ааа». Последний приостановленный аккорд с ударом тарелки завершает песню приятным глухим звуком.

Приглушенный вокал Джорджа хорошо сочетается с тональностью песни и хорошо исполнен по высоте звука. Самое показательное в песне, конечно же, – его настойчивые гитарные пассажи, которые пронизывают всё на протяжении двух с четвертью минут. Бас Пола играет интересный, хотя и простой, мелодический рисунок, который деликатно подчеркивает аранжировку и при этом не выпячивает себя. На Ринго, как всегда, можно было положиться, поскольку он уверенно играет на барабанах и бубне, поддерживая ровный рок-бит с простыми барабанными сбивками, подчеркивающими аранжировку. Гитарная работа Джона, хотя и несколько приглушена в миксе, выполнена хорошо, как и его синкопированный вокал.

Примерно к 16:00 песня была готова, и следующие полтора часа или около того были использованы для репетиции и записи еще одного шедевра – песни «В своей жизни» (In My Life)».

 

Джордж Мартин (музыкальный продюсер «Битлз»): «Одна из моих любимых песен, поскольку она в духе Джона. Это одновременно и суперпесня, и необычайно простая вещь».

 

Пол: «Отличная песня».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Есть места, которые я буду помнить…» Этим вступлением Джон Леннон начинает то, что считается его личным отражением первых двадцати пяти лет жизни. Хотя «места» или «друзья и любимые» не упоминаются по именам, слушателя привлекает имеющий форму воспоминаний тон его повествования, а также нежная атмосфера мелодической линии и музыкальной аранжировки. К концу песни мы чувствуем, что погрузились в нарисованное от руки путешествие по жизни Джона Леннона».

 

Пол: «У него действительно была очень душевная сторона, которую он не хотел сильно обнажать на тот случай, если он будет отвергнут».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «У Джона, возможно, даже в начале их карьеры была репутация «рокера», но, как свидетельствует уже прошлогодняя песня «Если я влюблюсь» (If I Fell), он периодически позволял в своих произведениях проявляться более мягким чувствам.

Первым зерном идеи, которая привела его к созданию песни, стало интервью Джона с журналистом Кеннетом Эллсопом в марте 1964 года».

 

Джон: «Идея возникла во время разговора с одним английским журналистом и писателем после выхода книги «Написано собственноручно». Он спросил: «Почему бы тебе не начать писать песни так, как ты пишешь книги? Почему бы тебе не начать писать песни о своём детстве?»

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Задумавшись об этом, Джон приступил к делу».

 

Джон: «Сначала я написал текст, а затем спел его. Я написал её в Кенвуде, наверху».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Первоначальный текст песни, который по словам Пола Маккартни имел название «Места, которые я помню», сохранился. Он был обнаружен Эллиотом Минцем, когда его наняла Йоко Оно для проведения инвентаризации личного имущества Джона после его смерти (прим. – Эллиот Минц – американский консультант. В 1960-х и начале 1970-х Минц был ди-джеем и ведущим подпольного радио. В 1970-х годах стал представителем Джона Леннона и Йоко Оно)».

 

Эллиот Минц: «Текст хранился в большой книге, в которой он хранил все свои оригинальные композиции «Битлз». До этого он уже рассказал мне о том, как была написана песня, и что он считал её важным поворотным моментом в своем творчестве, и с его слов, песня предполагалась очень длинной и включала множество географических названий, включая Пенни Лейн».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Хотя Джон вычеркнул большую часть рукописного текста, можно расшифровать следующее:

There are places I’ll remember,  Есть места, которые я буду помнить,

All my life, tho’ some have changed,  Всю свою жизнь, хотя некоторые из них изменились,

Some forever but not for better,  Некоторые навсегда, и не к лучшему,

Some have gone and some remain.  Одних уже нет, а какие-то остались.

Penny Lane is one I’m missing,  Пенни Лейн – это то, что мне не хватает,

Up church and to the clocktower,  Выше церкви к башне с часами,

In the circle of the Abbey,  В окружносте «Эбби»,

(прим. – кинотеатр «Эбби», имеющий полукруглый фасад)

I have seen some happy hours.  Я провел немало счастливых часов.

Past the tramsheds with no trams,  Мимо трамвайного депо без трамваев,

On the 5 bus into town,  На автобусе 5 в город,

Past the Dutch and St. Columbus,  Мимо «Голландца» и святого Колумба,

To the Dockers Umbrella that they pulled down.  К «Докерскому зонтику», который снесли.

(прим. – Dockers Umbrella – ливерпульская подвесная железная дорога, которая действовала вдоль ливерпульских доков, имела длину около 10 километров, имела 14 станций и в основном опиралась на опоры из кованого железа высотой 4,9 метра. Последнее принесло ей прозвище «Докерский зонт». Была закрыта в конце 1956 года)

All these places have their memories,  У всех этих мест есть свои воспоминания,

Some are dead and some are living.  Одни уже мертвы, а другие живы.

 

 

 

 

Пол: «Я помню, что у Джона сначала были слова. Длинное стихотво­рение, в котором он перечислил все достопримечательности Ливерпуля: улицу Пенни Лейн, городскую ратушу, кинотеатр «Эбби», церковь Свя­того Колумба, кафе «Голландец». Включать в окончательный вариант он это не стал, а сочинил другие стихи, где рассказал о своих чувствах, которые испытал, вспоминая детство».

 

Джон: «Песня «В своей жизни» (In My Life) началась с путешествия на автобусе от моего дома на Менлав-авеню, 251 до центра города, с упоминанием всех мест, которые я мог вспомнить. Я всё это записал, и это было смешно. Это была самая скучная песня из разряда «Что я делал во время автобусной поездки в выходной день», и была совершенно негодной. Но потом я забил на это, и мне стали приходить эти тексты о местах, которые я помню. Днями я пытался написать умный текст, а потом махнул рукой и мне пришла «В своей жизни» (In My Life). Нужно было выбросить её из головы – вот и весь фокус».

 

Пол (1965): «Это была песня о местах в Ливерпуле, где мы выросли. Такие места, как Пенни-Лейн и «Докерский зонтик» благозвучны на слух, но когда мы соединили их вместе, они стали выдуманными, поэтому мы отказались от них».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Можно заметить, что Пол здесь описывает текст песни так, как будто он сочинил его вместе с Джоном, но, проанализировав множество интервью, данных ими в период расцвета творческой деятельности, и Леннон, и Маккартни, казалось, прилагали огромные усилия, чтобы изобразить партнерство «Леннон–Маккартни» как сотрудничество в каждой записанной ими песни. Джон, например, в 1965 году говорил о песне «Вчера» (Yesterday), используя такие термины, как «прежде, чем мы, наконец, закончили её» и «мы почти закончили её», но в последующие годы он охотно признавал, что это была полностью композиция Маккартни. Следовательно, мы можем точно предполагать, что Джон написал текст «Места, которые я помню» сам».

 

 

 

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Когда Джон сочинил свою первую искренне-трогательную и душевную песню «В своей жизни» (In My Life): «Друзьями, которых я до сих пор помню, одни уже мертвы, а кто-то жив», он поведал мне, что двумя такими людьми, которых он прежде всего имел в виду, были Стюарт Сатклиф и я. А потом он ошеломил меня словами, которых при мне прежде никогда никому не говорил – по крайней мере – мужчине: «Знаешь, Пит, – тихо сказал он, – я очень люблю тебя. Но, – быстро добавил он, – Стюарта я тоже очень любил…».

 

Джон: «Большинство моих хороших песен написано от первого лица. «В своей жизни» (In My Life), «Я – неудачник» (I’m A Loser), «На помощь!» (Help!) – все это личные песни. Я всегда писал о себе, когда мог. Мне не нравилось писать от третьего лица песни о людях, живущих в бетонных квартирах, или о чем-то в этом духе. Мне нравится музыка от первого лица. Но из-за своего разгильдяйства и по многим другим причинам я лишь время от времени писал конкретно о себе.

Песня «В своей жизни» (In My Life), думаю, была моей первой настоящей большой работой. До этого все было поверхностным и бросовым. У меня было одно сознание, которое писало книги, и другое, которое сочиняло на тему «я люблю тебя» и «ты любишь меня», потому что именно так мы с Полом сочиняли. Это была первая песня, которую я написал осознанно о своей жизни, воспоминание о друзьях и любимых прошлого.

Весь текст был написан ещё до того, как Пол её услышал».

 

Пол: «Я приехал к Джону домой, чтобы поработать над песней. К этому времени у него были очень красивые вступительные строфы песни. Больше у Джона ничего не было. Насколько помню, у него не было мелодии, и я полагаю, что мои воспоминания расходятся со словами Джона. Я сказал: «Ну, у тебя нет мелодии, позволь мне просто поработать над ней». Я спустился на лестничную площадку между этажами, где у Джона стоял Меллотрон, сел за него и подобрал мелодию, ориентируясь на группу «Смоки Робинсон энд Миреклз». Такие их песни, как «Ты мной завладела» (You’ve Really Got A Hold On Me) и «Слёзы клоуна» (Tears Of A Clown), действительно оказали на нас большое влияние. Чтобы написать что-то новое вы обращаетесь к тому, что вам нравится, и пытаетесь проникнуться этим духом.

Так что я помню, что написал всю мелодию. И это действительно очень похоже на меня, если проанализировать. Структура мелодии очень в моём стиле. Помню, как я сказал Джону: «Просто пойди и выпей чашку чая или что-нибудь в этом роде. Позволь мне побыть с ней наедине минут десять, и я сделаю это». Вдохновленный группой «Смоки Робинсон энд Миреклз», я попытался сохранить мелодичность, но с некоторой блюзовостью, в минорном ключе и небольшими гармониями, а потом мои воспоминания возвращают меня в комнату, и я говорю: «Ясно, отлично! Думаю, хорошая мелодия. Что ты думаешь?» Джон сказал: «Прекрасно», и мы продолжили работать с ней, уже используя эту мелодию и дополнив остальные слова. Я явно работал над текстом. Как бывало с песнями, написанными в соавторстве, у него часто был только первый куплет, которого всегда было достаточно: это было направление, это был указатель и это было источником вдохновения для всей песни. Ненавижу это слово, но это был шаблон.

Мы написали её, и я помню, что мы добавили вступление, которое, мне кажется, придумал я. Я представлял себе вступление к пластинке «Миреклз», и, на мой взгляд, мелодические гитарные фразы очень похожи на «Смоки энд Миреклз». Так что это было в основе вдохновение Джона, и я полагаю, моя мелодия, и, полагаю, мой гитарный рифф. Не хочу быть категоричным по этому поводу, но я так помню. Потом мы её закончили, и это была прекрасная песня, которую спел Джон».

 

Джон: «В ​​музыкальном плане Пол помог с восьмитактовым проигрышем и гармонией».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Исходя из этого можно сделать вывод, что Джон вроде как заявляет о том, что мелодия песни «В своей жизни» (In My Life) полностью принадлежит ему».

 

Джон: «Был период, когда я думал, что не пишу мелодичных песен. Их сочинял Пол, а я просто писал обыкновенный, крикливый рок-н-ролл. Но, конечно, когда я вспоминаю некоторые свои песни – «В своей жизни» (In My Life), или что-то из более раннего материала – «Этот парень» (This Boy), то это были одни из самых мелодичных».

 

Пол: «Джон написал текст, а мелодию – я. Думаю, что это я написал мелодию, об этом мы иногда спорили. Джон или забыл или думал, что это не я написал мелодию. Я помню, он написал слова, стихи… что-то о лицах, которые он вспоминает».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Что касается мелодической структуры песни, многие музыкальные критики сразу же отмечают сходство стиля с сочинениями Маккартни».

 

Йен Макдональд (автор книги «Переворот в сознании»): «Угловая устремленность ввысь, охватывающей октаву в типично широких – и трудных – музыкальных интервалах, безусловно, более характерна для Маккартни, чем для Леннона. С другой стороны, хроматический спуск через минорную субдоминанту во второй половине куплета более характерен Леннону. Возможно ли, что Маккартни написал первую половину куплета, а Леннон – вторую?»

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Поэтому, возможно, Джон приложил руку к мелодии, как он всегда на этом настаивал.

Как это видно в первоначальной рукописи его стихотворения, текст песни сильно изменился, прежде чем он принял свою окончательную форму, что сделало песню более жанровой и менее конкретной.

Интересное наблюдение можно сделать при просмотре рукописного текста песни, написанной после того, как Джон с Полом завершили сочинение. Все это было написано почерком одного человека, озаглавленного: «В своей жизни (новая песня)», и имеет только одну подпись внизу: «Джон Леннон»!

Несколько заключительных мыслей по этому поводу включают интервью 1973 года, которое Пол дал журналу «Роллинг Стоун», в котором его спросили, какие его любимые песни соавторства Леннон-Маккартни. Его первый ответ был такой: «Мне нравится «В своей жизни» (In My Life). Это был текст, который написал Джон, а я написал к нему мелодию». Затем, в 2001 году в интервью журналу «Ридерс Дайджест» относительно мелодии, Пол сказал следующее: «Я думаю, что это я написал её, но Джон думает, что это он написал её. Так, знаете что? Он может её забрать. Одну из двухсот!»

Как бы то ни было, Джон всегда очень гордился этой песней.

В этот день после окончания работы над песней Джорджа они начали репетировать композицию «В своей жизни» (In My Life), чтобы довести аранжировку до совершенства перед началом записи.

Затем было сделано три дубля ритм-трека, на котором Джон играл на электрогитаре, Джордж на протяжении всей песни играл риффы на соло-гитаре, Пол на басу и Ринго играл интересный синкопированный ритм на барабанах.

Первые два дубля были не совсем удачными, один из которых был совсем неудовлетворительным. Третий дубль был признан удачным, и на него стали делать наложения.

Первым был записан ведущий вокал Джона, что потребовало от него некоторых усилий, чтобы согласовать вокальную партию с ритм-треком. Затем Джон записал вокал с двойным наложением, после чего с двойным наложением был записан фоновый вокал Пола и Джорджа.

Ринго также сделал наложение бубна во время мелодической вставки, который был записан на отдельную дорожку четырехдорожечной ленты».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Определить структуру песни «В своей жизни» (In My Life), – задача довольно сложная, и она по-разному варьируется среди музыкальных критиков. Леннон, называя вторую и четвертую части песни «восьмитактовыми проигрышами», дает нам подсказку, поэтому мы будем называть эти части «мелодическими вставками», а не повторами. Следовательно, структура песни такая: «куплет / мелодическая вставка / куплет / мелодическая вставка / куплет (соло) / мелодическая вставка». Также присутствуют вступление, промежуточное полувведение после первой мелодической вставки и кульминационное заключение.

Сначала слышится четырехтактное вступление, которое на самом деле представляет собой двухтактовый гитарный рифф (написанный Маккартни и играемый Харрисоном), повторенный дважды ритм-гитарой Леннона, звучащей на заднем плане. Здесь также присутствует бас Пола с некоторыми интересными восходящими партиями, дополняющими аранжировку. Затем, с легким вдохом Джона (присутствующем в миксах 1965 года) следует первый куплет из восьми тактов с синкопированными барабанами и трехголосным вокальным сопровождением. Вокалы второго плана исполняются в созвучии с голосом Джона, записанного с двойным наложением, начиная с «Есть места, которые я буду помнить» (There are places I’ll remember), и переходя в «оооо» в конце каждой фразы, как когда Джон заканчивает строчку «Всю свою жизнь, хотя некоторые из них изменились» (All my life, though some have changed).

Первая мелодическая вставка из восьми тактов повторяет рисунок гармонии, хотя в них отсутствует «оооо», чтобы Джон мог закончить свою мысль. Синкопированные барабаны сменяются нежными ударами тарелок по четыре такта и встряхиванием бубна в тактах один, два, пять и шесть, каждый набор которых заканчивается простым заполнением.

Остальная размерность мелодической вставки представляет собой традиционный рок-ритм на колоколе райд-тарелки. Аккорды ритм-гитары Джона удлинены, чтобы добавить треку плавности.

После мелодической вставки Ринго сразу же возвращается к синкопированному рисунку ударных, поскольку затем слышится двухтактовый повтор вступления как связующая вставка перед вторым куплетом. В противном случае повторились бы те же ингредиенты, что и во вступлении, но на этот раз только с одной мелодической фразой вместо двух.

Затем звучит второй куплет из восьми тактов, идентичный по структуре и аранжировке первому куплету, но с другим текстом.

Потом следует вторая мелодическая вставка, которая также структурно идентична, но с новым текстом. Одно заметное отличие – это заполнение слогов в вокальных линиях. В первой мелодической вставке большинство слов включают в себя по два слога, например, «мертвы, а некоторые» (dead and some are), в то время как вторая мелодическая вставка заполняет каждый слог, например: «Знаю, что часто задумываюсь о них» (I know I’ll often stop to think about them).

Сразу после этой мелодической вставки следует новый куплет из восьми тактов, который на этот раз занимает потрясающее клавишное соло Джорджа Мартина в стиле барокко (прим. – будет записано 22 октября). Заключительная нота его ускоренной нисходящей линии попадает в тот же ритм, в котором Джон начинает петь «Хотя я знаю, что никогда не потеряю привязанность» (Though I know I’ll never lose affection), тем самым вводя повтор второй мелодической вставки, которая, по сути, такая же структурно и инструментально.

После этого начинается заключение песни, которое начинается с полуповтора вступления, что слышно между первой мелодической вставкой и вторым куплетом. Затем песня зависает в воздухе, когда Леннон впервые в песне переходит на фальцет, повторяя последнюю строчку последнего куплета, а именно «В своей жизни…». После того, как на мгновение теряется темп песни, Джон заканчивает фразу «я буду любить тебя больше» (I’ll love you more) своим обычным голосом, но со сдержанным ритмом, чтобы произвести эмоциональное воздействие на слушателя. За этим следует последний повтор вступительной строки, а затем одна заключительная фраза в виде поклона для удовлетворительного завершения песни.

С такой интимной песней, как «В своей жизни» (In My Life), можно было бы ожидать, что Леннон воспользуется акустической гитарой «Гибсон», как он это делал на многих других треках альбома «Резиновая душа» (Rubber Soul). Удивительно, но электрогитара Джона здесь вполне уместна для такой мягкой и утонченной партии ритм-гитары. Однако наиболее заметным вкладом Джона в песню стал его ведущий вокал, записанный с двойным наложением, который убедительно передает ностальгический текст и трогает слушателя за душу.

Пол находится на втором плане, но его присутствие определенно ощущается. Его басовая партия добавляет песне нюансы, которые работают на общую аранжировку, но не слишком выделяются. Другой его вклад – это великолепно исполненные вокальные линии второго плана.

Можно предположить, что это Пол предложил Ринго играть синкопированный барабанный ритм, который он играет. Кстати, Ринго всегда стремится играть нужным образом во всех случаях, на этот раз с мягкой плавностью игры на барабанах и бубне, что не отвлекает от вокальной подачи Джона».

 

Стивен Нолтон (музыкальный критик): «Работа ударных в песне «В своей жизни» (In My Life) не так сложна, но тем не менее впечатляюща. Начиная с заковыристого рисунка хай-хэтом наподобие того, что был в песне «Анна (Уходи к нему)» (Anna (Go to Him)), он выстраивает припев медленным паттерном райда (продублированным тамбурином), затем короткий брейк и остаток припева играется так, что количество нот в такте удваивается по сравнению с предыдущим тактом. Эту линию многие ударники смогли бы сыграть, но сама идея оригинальна и прекрасно демонстрирует интуитивное чутье Ринго в том, как следует поддержать мелодию и аранжировку. Игра ударных здесь явилась блестящей поддержкой возвышенной мелодии и тонкой аранжировке».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Джордж играет здесь второстепенную роль одного из бэк-вокалистов и соло-гитариста. Хотя его игра в песне фрагментарно звучит только четыре раза, тем не менее, он звучит идеально, несмотря на то что после последней ноты песни появляется случайная нота. Но она подошла и, без сомнения, была добавлена для того, чтобы внести вклад в интимное ощущение песни.

Мощная подача Леннона так хорошо работает в этой песне из-за чрезвычайно ностальгического содержания текста. В какой-то момент жизни каждый из нас хотел бы снова посетить свой родной город или его окрестности, чтобы увидеть, как всё выглядит сейчас. Мы неизбежно обнаруживаем, что «некоторые места изменились» и «не к лучшему», некоторые здания и дома сносятся или реконструируются до неузнаваемости. Но мы всегда рады обнаружить, что «что-то осталось» именно таким, каким мы это помним, что может вызвать слезы на глазах. В конце концов, «у всех этих мест есть свои события с любимыми и друзьями», и те старые добрые времена возвращаются к нам. Затем наше внимание обращается на людей, когда мы начинаем задаваться вопросом, что с ними случилось. «Одни уже мертвы, а другие живы», но мы не променяли бы эти воспоминания ни на что. Мы «любили их всех».

Ностальгическое путешествие затем переключается в повествование настоящего времени, что показывает, что мы не просто живем прошлым, но ценим то, куда жизнь привела нас к этому моменту. Судя по всему, Джон обращается к своей нынешней любимой, говоря, что ни один из «друзей и любимых» прошлого «не сравнится с тобой». Хотя он всегда будет дорожить годами своего становления и всеми этими переживаниями, «эти воспоминания теряют значение» по сравнению с сегодняшним счастьем. Как и мы, он время от времени «часто задумывается о них», но, как Джон поет фальцетом в качестве кульминации песни: «В своей жизни я буду любить тебя больше». Неудивительно, что Леннон рассматривал эту песню как «первую настоящую, большую работу.

В 17:45 сессия была завершена».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)