Блэкпул, выступление на телеканале «Эй-Би-Си»

1 августа 1965 г.

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Сегодня в массовый показ вышел фильм «На помощь!».

 

 

 

 

 

Театр «Эй-Би-Си» в Блэкпуле, фото 1963 г. Прежнее название  программы «Большая вечеринка» пришлось сменить, поскольку шоу теперь проходило в городе Блэкпул.

 

 

 

 

 

 

 

В середине 1960-х годов в Великобритании детям понравился талисман, птица по имени Тивви, у которой была своя собственная колонка в журнале, а также клуб поклонников.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Во время этого выступления «Битлз» впервые используют на сцене электроорган.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Брайен с Эндрю Олдхэмом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ведущими шоу были Майк и Берни Винтерс.

 

 

 

 

 

«По этим кольцам на пальцах я всегда узнаю, кто это», – произнес Берни Винтерс, когда Ринго, сидя за его спиной, попытался снять с него солнцезащитные очки.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Также в программе приняли участие Перл Карр и Тедди Джонсон, Джонни Харт, а также Лайонел Блэр и его танцевальная группа».

 

 

 

 

Журнал «Битловская книга»: «Джон вручает Полу букет цветов за исполнение им песни «Вчера».

 

 

 

 

Журнал «Битловская книга»: «Финальный выход на сцену: Ринго – главный танцор». На снимке «Битлз» исполняют танец вместе с Лайонелом Блэром. Джон никогда не любил танцы, поэтому его нет на сцене. Пол флиртует с дамами в чепчиках, а Джордж просто прыгает, а не танцует».

 

 

 

 

 

 

 

 

Журнал «Битловская книга»: «Джордж и Ринго обсуждают свое предстоящее турне в США».

 

 

 

 

 

 

 

 

Журнал «Битловская книга»: «Пол и Джордж обсуждают с Брайеном следующий фильм».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Журнал «Битловская книга»: «Брайен рассматривает альбом «На помощь!», который поступит в продажу 6 августа».

 

 

 

Журнал «Битловская книга»: «Это была обычная груда писем и подписанных книг, адресованных «Битлз». Здесь Альф Бикнелл и Нил Аспинал помогают Полу прочитать одно из писем».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «”Битлз” приняли участие в открывающем программу скетче, в котором притворялись спящими, пока братья Винтерс беседовали о волнении, охватившем весь город в связи с трансляцией шоу. Братья начинают отсчёт к началу шоу, и «Битлз» просыпаются с песней «Мне нравится быть на берегу моря» (Oh I Do Like To Be Beside The Seaside) прим. – популярная британская музыкальная песня, была написана в 1907 году Джоном Гловер-Кайндом и прославилась мюзик-холлом.

Также Ринго принял участие в одном из конферансов, в котором у него был диалог с Майком Винтерсом:

Винтерс: Добрый вечер, сэр!

Ринго: Добрый вечер, добрый вечер.

Винтерс: Сэр, Я хотел спросить: нет ли у тебя какого-либо заявления для миллионов наших зрителей, которые увидят вас сегодня вечером, сэр?

Ринго: Да, э-э-э… Добрый вечер и добро пожаловать на вечеринку в Блэкпуле!»

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа исполнила следующие песни: «Мне хорошо» (I Feel Fine), «Я подавлен» (I’m Down), «Играй естественно» (Act Naturally), «Билет на поездку» (Ticket to Ride). Пол спел «Вчера» (Yesterday), и они закончили песней «На помощь!» (Help!)».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Мне хорошо» (I Feel Fine) – Берни Винтерс представляет «Битлз»: «А вот и они, дамы и господа – потрясающие «Битлз»!». Группа начинает играть ещё до того, как занавес открывается полностью.

«Я подавлен» (I’m Down) – Пол начинает объявление словами: «Спасибо. Спасибо большое всем и добрый вечер, как поживаете? Мы хотели бы…» Джон перебивает: «Вечер, Пол!» Пол отвечает: «Всё в порядке? Добрый… добрый вечер, ребята. Мы хотели бы продолжить песней, которая была записана на стороне «Б» нашего последнего сингла. Она называется I’m Down. Пол солирует, а Джон играет на электрооргане, причём, иногда локтями.

«Играй естественно» (Act Naturally) – Ринго объявляет себя сам: «Спасибо большое. Спасибо. Спасибо. Спасибо! А сейчас мы хотели бы сделать то, что делаем редко – дать шанс спеть тому, кто редко поёт… а вот и он – нервничающий и поющий вне тональности песню Act Naturally – Ринго!». Пол поёт второй вокал в отдельный микрофон.

«Билет на поездку» (Ticket to Ride) – Пол: «Э-э-э… всем большое спасибо». Джон добавляет: «Блэкпул», и Пол поправляется: «Блэкпул и всё такое, очень приятно быть здесь. Мы хотели бы продолжить через пару секунд… песней, которая была нашим предыдущим синглом… (Джон повторяет: «Предыдущим синглом»). Вы помните, она называлась, ох, «Билет на поездку». Джон и Пол поют в один микрофон, Джордж стоит слева от Пола. В конце песни Пол кладёт бас-гитару в сторону, а Джордж подносит микрофон к переднему краю сцены и объявляет следующий номер.

«Вчера» (Yesterday) – Впервые «Битлз», или точнее, один Пол исполняет на сцене «Вчера». Номеру предшествует конферанс Джорджа. Джордж: «Спасибо большое, спасибо. Мы бы хотели сделать то, чего ни разу не делали прежде… и это – трек с нашего нового долгоиграющего альбома… эта песня называется «Вчера»… итак, для Пола Маккартни из Ливерпуля шанс стучится в дверь!» Харрисон убегает под ироничный смех публики. Пол в ответ кротко благодарит: «Спасибо, Джордж». Джордж удаляется со сцены, вытянув в сторону руку, как бы представляя Пола, свет приглушается, горит лишь участок, где стоит Пол. Это было первое публичное исполнение песни: Пол играл на акустической гитаре, при поддержке струнных. На сцене вместе с Полом остается только Ринго: он сидит в темноте за ударными.

Пол подходит к микрофону и начинает песню. Девушки в зале визжат. По лицу Пола видно, что он волнуется.

В декабре 1969 года Джон Леннон, во время просмотра записи выступления «Битлз» в Блэкпуле 1 августа 1965 года, прокомментировал: «Пол чуть не обоссался, когда пел «Вчера» (Yesterday)».

 

Журнал «Роллинг Стоун» (февраль 1970): «Канун Рождества, декабрь 1969 года. Сцена, которую можно было наблюдать, вряд ли настолько соответствовала бы понятию «миролюбивая», даже если бы её поставил некий режиссер фильма. Телевизор, беззвучно мигающий в углу, справа два голубя в клетке посреди массы цветов. Три телефонных аппарата, смолкнувших лишь три минуты назад, и снег за окном, начавший падать густыми хлопьями. Русская овчарка, старающаяся привлечь к себе внимание, зарываясь все глубже в коврик из буйволиной шкуры, а на экране телевизора – Эд Салливан с бессмысленным выражением лица.

Ронни Хокинс зевает. Йоко, прижавшись к Джону, делает затяжку его сигаретой «Житан» и закрывает глаза. Плакаты «Война окончена! Если вы этого хотите», наклеенные на стену как задник для сцены недавно прошедшего здесь интервью, внезапно отклеиваются и падают на пол, создавая немыслимый шум.

Хорошенькая длинноволосая жена Хоукинса Ванда бродит по комнате и вдруг выпаливает, указывая на телевизор: «Смотрите! Это же «Битлз»!» Джон и Йоко оживают, а Хоукинс тянется к телевизору, чтобы включить звук. Леннон соскакивает с софы и оказывается на коленях в нескольких дюймах от экрана.

По телевизору идет фрагмент с поющим Полом Маккартни крупным планом. «Вчера, – нежно поет тот, – все мои проблемы казались…». Леннон смеется. Он с ухмылкой вертит головой во все стороны и заявляет: «А потом он обделался, ребята!». «Обделался» – я смягчил, ибо Джон употребил более резкое выражение».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Во время исполнения песни «Вчера» (Yesterday) звучит сопровождение струнного оркестра. Не ясно, был ли это живой оркестр, или воспроизводилась запись струнного сопровождения, так как музыкантов в зале не видно. Однако для выступления в американском Шоу Эда Салливана через две недели, как сообщалось, была использована запись струнных, так что вполне возможно, что и для этого шоу также включалась фонограмма.

В конце этого первого в истории сольного телевизионного исполнения песни одним из «Битлз», Джон выходит на сцену с букетом цветов, которые он отдаёт Полу. Пол принимает букет, беря его за самую нижнюю часть. Джон отворачивается и букет по-прежнему в его руке, а в руке Пола остаётся лишь маленький кустик: рука Джона скрывала надрез, сделанный в шутку!»

 

beatlesbible.com: «После того, как Пол закончил сольное исполнение песни «Вчера» (Yesterday), Джон Леннон поздравил его, сказав: “Спасибо, Ринго, это было замечательно”».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Да, «Вчера» (Yesterday) Пола – это лучшая из его работ. Мне кажется, он всё ещё нервничает. Остальная часть выступления прошла тоже на высоте. Парни действительно выдали шоу».

 

«На помощь!» (Help!) – Джон говорит: «Спасибо Ринго, это было чудесно!» (намёк на то, что Ринго оставался на сцене и ничего не исполнял), затем обнаруживает, что его гитара лежит, запутавшись в проводе, на полу возле электрооргана. Он отступает, чтобы распутать её и восклицает: «Ой, осторожно!», потом возвращается к микрофону и говорит: «Следующая песня, которую мы хотели бы спеть…» (в это время из зала раздается голос, выкрикивающий его имя). Он поднимает взгляд в направлении кричащего и грозит, шутя: «Заткнись, а то убью!» Затем продолжает: «…это наш самый последний сингл, или – наш электронный шум – смотря на чьей вы стороне. В общем, мы хотели бы продолжить этой песней, это наш последний номер на этом концерте, так что спасибо всем, вы были такие чудесные (смеется), и песня называется Help!. Он делает отсчёт, и группа исполняет песню со своего нового сингла, выпущенного всего неделей ранее. Исполняя песню, Джон забывает текст и бормочет вместо него что-то нечленораздельное.

В конце этого номера оркестр Боба Шарпиза телеканала «Эй-Би-Си» играет фанфары, и занавес опускается. Далее оркестр начинает играть версию песни «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), занавес поднимается вновь, и мы видим Майка и Берни Винтерсов и других участников программы, присоединившихся к танцевальной группе Лайонела Блэра. Пол, Джордж и Джон кладут в сторону инструменты, Ринго спускается со своего подиума, и все вместе присоединяются к танцующим».

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Все, что ребята вчера репетировали, они выдали на-гора. Все получилось хорошо».

 

beatlesbible.com: «Трансляция передачи состоялась с 21:10 до 22:05. Для продвижения своего сингла «На помощь!» (Help!) группа выступила всего один раз на телевидении в Великобритании. Во время трансляции других музыкальных программ предполагалось показывать заранее записанные клипы».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Решение Брайена Эпстайна о том, что «Битлз» должны выступить на телевидении только один раз для продвижения своего нового сингла, вызвало много критики в прессе.

В тот же вечер Ринго и Брайен улетели обратно в Лондон, а остальные последовали за ними на «Роллс-Ройсе».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Ринго улетел обратно в Лондон вместе с Брайеном, в то время как я развез по домам Джона, Пола и Джорджа».

 

Журнал «Битловская книга», август 1965: «Дорогой Дедушка Мороз, пожалуйста, принеси мне водяной пистолет с любовью от Джона, и не забудь копилку с ключиком, и пару перчаток, и не найдется ли у тебя каких-нибудь книжек, и постарайся, пожалуйста, достать несколько игрушечных автомобильчиков, а ещё коньки.

Таков был один из самых первых литературных успехов пятилетнего Джона Винстона Леннона, которого мы сейчас знаем как писателя, музыканта, певца, композитора-песенника и юмориста.

Возможно, о Джоне рассказывать труднее, чем об остальных Битлах. Джон очень прямой, непосредственный человек, но в то же время у него сложный характер. Но давайте посмотрим, что скажут о юном Джоне люди, которые лучше всех знали его в то время, когда он был ребенком и школьником.

Его тетя, Мими Смит, которая воспитывала мальчика с пятилетнего возраста поле того, как его родители разошлись, описывает школьника Джона так: «Симпатичный бунтарь. Ненавидел подчинение ни в каком виде и тех, кто хотел заставить его подчиняться, особенно школьных учителей. Во время учебы в художественной школе ему очень много задавали на дом, и мне постоянно приходилось поддерживать его и вселять в него уверенность, что он справится с заданием. Но если к нему заходили Джордж или Пол, это становилось совершенно невозможно.

Он любил животных, особенно нашего кота Сэма, который умер только в прошлом году. Когда я сообщила ему эту новость, его сердце было совершено разбито.

Он был очень симпатичным мальчиком со светло-каштановыми волосами и большими карими глазами. Не думаю, что он помнит людей, сейчас смотрящих на него, потому что они видели его, когда он был ещё ребенком, например, в автобусе или в каких-то других местах. Он к этому привык, так что, если бы они не смотрели на него, он бы подошел к ним и сказал: «Я Джон Леннон, это я».

Он всегда был вожаком своей маленькой шайки и настаивал на том, чтобы быть индейцем и никогда – ковбоем. Но я помню, что его слово в играх было законом. Если он говорил: «Ты покойник», его другу лучше было согласиться с тем, что он мертв. Джон не стал бы пускаться в объяснения. Чтобы быть индейцем, ему пришлось обзавестись всем необходимым снаряжением. Обычно я ходила в магазин, чтобы купить пучок перьев для головного убору индейцев. Но даже этого было ему мало; он хотел выглядеть ещё более похожим на краснокожего воина. Поэтому он упросил меня разрисовать его темно-коричневой краской. Видели бы вы его – это было настоящее зрелище.

Также у него была маленькая хижина, построенная среди деревьев в саду на заднем дворе. С наступлением весны становилось невозможно разглядеть её среди листвы, и обычно он прятался в ней целыми часами. Он называл хижину своей «берлогой» и обычно сидел там, рисуя и сочиняя стишки, пытаясь подражать тому, что видел и вычитывал в своих книгах. А я сердилась на него, потому что он продолжал воровать мои бельевые веревки, которые использовал для перестройки хижины.

Сначала, когда он шалил, я препровождала шалуна в его комнату, но он всегда вел себя там очень тихо. И тогда я решила посмотреть, чем он занимается. Я подкралась к двери и заглянула внутрь. Удобно устроившись, он сидел на простом стуле и читал книгу. Он был совершенно счастлив, а я все это время думала, что наказала его. Он всегда обожал читать, но только классику. Не думаю, чтобы он когда-нибудь читал роман. Его любимыми книгами были книги об изобразительном искусстве и о художниках, например, книга Джона Раскина «Книга о прекрасном».

Мистер Баллард – преподаватель Джона в художественной школе – представляет совершенно другой портрет подростка: «По сравнению с другими студентами Джон был очень молчаливым и тихим. Его работы не были особенно хороши, не хуже и не лучше работ остальных студентов. Его приятели относились к нему с симпатией и помогали исправлять ошибки. Я не помню Джона как лидера. Другое дело его друг Стюарт Сатклифф, по моему мнению, тот был настоящим законодателем моды.

Я помню, в те дни Джон играл на гитаре. Думаю, большей частью он репетировал в школе потому, что его тетушка не позволяла ему играть дома. Она постоянно твердила ему: «Отложи эту гитару и займись каким-нибудь делом».

Причина, по которой мне нравился Джон, была в том, что меня тянет к людям, которые отличаются от других. Поначалу мне казалось, что он не обладает каким-нибудь особенным талантом, пока я не просмотрел его альбом рисования.

Все студенты имели альбомы для обычных школьных заданий, но такого личного журнала, как у Джона, я никогда прежде не видел. Он изобиловал рисунками и сатирическими комментариями о преподавателях и сокурсниках и, очевидно, стал основой его первой книги.

Сказать, что они были блестящими, будет преуменьшением. Они показывали качественно нового Леннона. Все обожали этот журнал, вне зависимости от того, упоминался ли он в нем или нет. С этого момента основная работа Джона улучшилась. Он чувствовал, что теперь должен что-то предлагать и мог экспериментировать с новыми идеями, вместо того чтобы корпеть над рутинными учебными заданиями.

Синтия также оказывала ему огромную помощь на этом поприще. Она стала для него путеводной звездой и, хотя была лучшей девушкой в классе, всегда уделяла свое свободное время Джону. Даже в те дни было ясно, что они просто созданы друг для друга.

С тех пор как я увидел альбом с набросками, я пришел к убеждению, что Джон станет блестящим художником-графиком, поэтому рекомендовал его в Художественную школу графики. К сожалению, именно в то время Джон завоевал репутацию бунтаря, поэтому художественная школа графики отказала ему в приеме. Я был совершенно уверен, что он добьется успеха, и делал все возможное, и, в конце концов, его все-таки приняли, но на отделение не графики, а живописи. Это было совершенно неправильно, но я ничего не мог поделать. Его талант графика так и не раскрылся и по прошествии шести месяцев Джон ушел. Я был очень раздосадован, ибо твердо верил, что он станет блестящим художником-графиком.

Последний раз я видел Джона в 1960 году на студенческом празднике в Ливерпуле. Я ехал сквозь совершенно распоясавшуюся толпу, как вдруг моя машина была забросана гнилыми фруктами и помидорами. Я высунулся из машины и увидел широко улыбающегося Джона в окружении нескольких приятелей. Он подошел и извинился, и мы расстались с ним как лучшие друзья».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)