Съемки фильма “На помощь!”

20 марта (суббота) 1965 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Были сняты сцены с «Битлз» и их дублерами на горнолыжных склонах».

 

 

 

 

 

 

 

В руках Джона журнал «Кэшбокс» от 20 марта 1965 г.

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «В этот день был снят знаменитый эпизод исполнения песни «Билет на поездку» (Ticket to Ride)».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В одной из сцен фильма был использован миниатюрный поезд. На снимке Джон подписывает автограф на крыше локомотива.

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Генри Гроссмана.

 

 

 

 

 

 

 

 

Глория Макх: «Мы одолжили им свой рояль «Бёзендофер» (прим. – австрийская фирма, производитель фортепиано, один из старейших производителей фортепиано в мире), который поставили на снегу для сцены с песней «Билет на поездку» (Ticket to Ride)».

 

 

 

20 февраля 2014 года на Ливерпульском аукционе «Омега» был выставлен на продажу знаменитый рояль, которого касались пальцы Пола Маккартни и Джона Леннона в процессе съёмок фильма «На помощь!». После окончания фильма инструмент был выкуплен Ричардом Лестером.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Также была снята неиспользованная в фильме сцена в ресторане под открытым небом с участием Ринго Старра».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Вечером Джон и Ринго дали по телефону интервью Крису Деннингу для его еженедельного битловского шоу на Радио Люксембург».

 

 

 

 

 

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «По вечерам, когда друзья и сотрудники расходились по домам, Брайен оставался наедине с самим собой. Наглотавшись разноцветных таблеток биамфетаминов, он читал ночи напролет, страдая от бессонницы, унаследованной от Куини.

Доктор Норман Кауан, с которым Брайена познакомили в Лондоне, прописал ему секонал. Одна-две красные капсулы этого препарата обычно выключали его к рассвету, а просыпался он днем, пьяный и несчастный. Новая горсть таблеток биамфетаминов вновь приводила его в то же состояние. Доктор Кауан, женатый практикующий врач средних лет с солидной репутацией, взявшись за его лечение, и понятия не имел, что Брайен принимает амфетамины. Когда же тот признался ему в этом, Кауан настоятельно посоветовал ему прекратить принимать таблетки, представлявшие серьезную угрозу для его здоровья. Брайен никогда больше не принимал ни одной таблетки, но, естественно, стал принимать всё большие дозы наркотиков, потому что привыкаемость к ним повысилась. По вечерам он был в состоянии такого сильного наркотического возбуждения, что садился за руль своего серебряного «Бентли» и ехал в клуб «Клеремонт» на Беркели-Сквер. Привратник присматривал за машиной, а Брайен проводил всю ночь, играя в «железную дорогу» или «баккару» (карточные игры), попивая холодное бренди, куря сигары и периодически глотая таблетки в постоянном усилии подобрать нужную дозу, чтобы не быть ни слишком возбужденным, ни вялым. Во время таких развлечений можно легко проиграться, и он проигрывал. В среднем убытки составляли пять тысяч фунтов в неделю, но иногда достигали и семнадцати тысяч за одну ночь.

Чтобы удовлетворить свой игровой азарт, Брайен стал часто снимать деньги со своего лицевого счета в «НЕМЗ», но уже через несколько месяцев это стало беспокоить бухгалтеров, и ему пришлось обратиться к другому, менее заметному источнику. У него вошло в привычку звонить Терри Дорану в «Брайдор» и узнавать, были ли проданы какие-либо машины и заплатили ли за них. Если там была подходящая сумма, Брайен приезжал лично и забирал чеки или наличные деньги.

Периодически брат Брайена Клайв заезжал в «Брайдор» проверить расходные книги, но Доран никогда не упоминал о десятках тысяч фунтов, которые забирал Брайен, записи о которых не было в книгах.

Все это время Брайен продолжал встречаться с Диззом Джиллескаем. Чаще всего эти пьяные наркотические вечера заканчивались какими-нибудь злополучными ссорами. Они начинались с простого спора и порой переходили в кулачный бой и битье зеркал. Как-то раз Дизз просто рассвирипел, и когда Брайен велел ему убираться из дома, последний бросился на кухню, схватил самый огромный нож, какой только смог найти, и попытался вонзить его Брайену в вену. После этого он вытащил деньги из его кошелька и убрался прочь.

Брайен перестал видеться с Диззом после инцидента с ножом, но всё было бесполезно, он тосковал по нему, изнемогая от любви.

Однажды вечером я приехал к Брайену и застал там Куини и Гарри Эпстайнов. Они приехали из Ливерпуля, потому что им показалось из телефонного разговора с Брайеном, что у него депрессия, и пришли в ужас от того, что увидели. В похмелье, после наркотиков и попойки ночью, Брайен признался им в своей любви к Диззу Джиллескаю. Куини уговорила его уехать на время во Францию. Вечером мы с Брайеном упаковали вещи и направились в Кап д’Антиб, оставив Лондон и Дизза Джиллеская».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)