Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» (Cavern Club)

24 июля 1962 г. (вторник)

 

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера» (Cavern Club)».

 

(условная дата)

 

Синтия: «Одним прекрасным июльским днем я вдруг одновременно обнаружила, что: а) я не сдала один из выпускных экзаменов, б) я беременна. Мне нужно было принимать решение, буду ли я пересдавать экзамен или же оставлю мысли о преподавании. В других обстоятельствах я бы еще долго раздумывала над этим вопросом. Однако неожиданная беременность мигом вытеснила все прочие заботы.

Наверное, сейчас это звучит дико, но мы с Джоном никогда не предохранялись. Никто не говорил нам, что это необходимо. И вообще, в те дни ни школа, ни родители и не помышляли о том, чтобы заводить с нами такие разговоры. Конечно, мы знали, как получаются дети, и что беременность можно предотвратить, но уровень нашей неосведомленности и безграмотности в подобных вопросах был таков, что мы искренне надеялись: с нами это не случится никогда. А оно взяло да случилось. Когда я поняла, что у меня задержка, я не имела ни малейшего представления, к кому обратиться.

Утренние недомогания участились, и по сове­ту одной подруги, знакомой со всеми симптомами, я решила обратить­ся к врачу. В конце концов, я поделилась с Фил, и она согласилась пойти со мной к врачу.

Фил пошла со мной для моральной поддержки, и за это я была ей очень благодарна. Больше чем когда-либо, я оценила её друж­бу и преданность. Дрожа от страха, я вошла в кабинет врача (это была женщина). Руки тряслись,  голоса почти не было слышно: я его потеряла от страха. Я молила бога, чтобы всё оказалось ерундой, иг­рой природы, чем угодно, только не страшной правдой. Я надеялась на то, что врач отнесётся ко мне с пониманием и сочувствием.

Войдя в кабинет, я присела на краешек стула перед врачом. Помню, это было в ясный, погожий день. Ярко светило солнце, и мир был прекрасен – для всех, кроме меня. Моё мужество и самообладание опять подверг­лись испытанию. Выслушав мой слёзный рассказ о самочувствии и симптомах, врачиха с ледяным взором и холодным презрением стала меня осматривать. Гинеколог вела себя со мной холодно и снисходительно. Мои худшие опасения подтвердились. Никакого пони­мания и сочувствия я не встретила. Вместо этого мне пришлось прос­лушать высокомерную, бездушную лекцию на тему «Мораль и приличное поведение».

Я вышла из кабинета в мрачном и подавленном состоянии. Что я наделала? Я не хочу ребенка, еще рано. Я же собиралась начать работать, выйти замуж и просто пожить в свое удовольствие, прежде чем заводить детей. И вот сама все испортила. В общем, из докторского кабинета я выходила уверенная, что конец света не за горами. Никогда ещё у меня не было так тошно на душе

Фил переживала вместе со мной и была ко мне очень добра, но в конце концов настал час ей идти домой. Я осталась одна, сидела на кровати, плакала и сетовала на свою несчастную жизнь, с трудом представляя себе, как расскажу об этом маме, которая скоро должна была приехать из Канады, и пытаясь предугадать реакцию Джона. Мне казалось, что его новость не обрадует, и, прежде чем сообщить ему, я решила для себя, что справлюсь и сама. На аборт я пойти не могла, тем более что мероприятие это было труднодоступное и опасное. Я намеревалась принять на себя всю ответственность и, если понадобится, растить ребенка в одиночку, пусть это и сделает меня изгоем в глазах общества».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)