Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute)

1 марта 1961 г.

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».

 

beatlesbible.com: «В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

 

Синтия: «Алан Уильямс написал в германское консульство письмо, расхвалив музыкальные способности Битлов, их культурный и образовательный уровень, а также их высокие чело­веческие качества. Он объяснил, как Бруно Кошмидер, этот грубым непрофессионал, эксплуатировал их, и в заключение просил выдать им разрешение на работу, о которой он уже договорился с очень почтенным бизнесменом Петером Экхорном».

 

Алан Уильямс: «Вот такое письмо я написал 1 марта 1961 года: «Германскому консулу, Консульство Германии, Черч-Стрит, Ливерпуль.

Уважаемый сэр. От имени группы музыкантов, имена которых прилагаются, я бы хотел ходатайствовать о получении для них разрешения на работу в качестве профессиональных музыкантов в Гамбурге. Они не так давно работали в Гамбурге в том же составе, как музыканты, на мистера Кошмидера, (Гроссе-Фрайхайт, 36, Гамбург-4). К сожалению, упоминаемый ангажемент с мистером Кошмидером был практически разорван, поскольку мистер Кошмидер нарушал оговорённые периоды работы, не предоставил им нормальных условий для проживания, а также нёс ответственность за получение для них разрешений на работу, но, насколько я понимаю, сделать этого он даже не пытался. К тому же предполагалось, что он будет еженедельно переводить 10 фунтов стерлингов [мои комиссионные от Бруно] в германский банк, но этого он тоже не делал.

Полагаю, я выразился достаточно ясно о том, что м-р Кошмидер не соблюдал оговорённые условия конкретного контракта, он намеренно старался не допустить упомянутых музыкантов к работе в другом клубе, но в итоге оказался не способен этого предотвратить. Затем он заявил на них в полицию из-за пустякового проступка, который допустили музыканты, в результате чего двоим из них было предписано покинуть страну. Смею уверить Вас, что у всех музыкантов хороший характер, все они выходцы из очень уважаемых семей, и у них никогда не было конфликтов с полицией у себя на родине.

У меня есть собственное агентство по поиску работы для музыкантов, которое я ежегодно регистрирую в местных органах власти. Если им будет разрешено работать в Германии, то я могу уверить Вас в том, что они будут работать у порядочного работодателя, и будут иметь не допускающий двойного толкования контракт. Искренне Ваш. А.Р.Уильямс».

 

Филипп Норман: «Петер Экхорн ска­зал, что они могут вернуться в его клуб в любое время, если получат разрешение пограничных властей и полиции. Барабаны Пита до сих пор были там вместе с одеждой, которую он и Пол были вынуждены оставить на чердаке.

Пит, с одобрения остальной четверки, позвонил Петеру Экхорну. Они быстро договорились – начать в апреле за сорок фунтов в неделю каждому, ровно в два раза больше, чем им платил Бруно Кошмидер. Не нужно было даже платить десять процентов комиссионных Алану Уильямсу, так как они за­ключали контракт без его посредничества. Уильямс ничего не знал об этом решении».


61-03-01-BC21

Пол: «Отрывки из письма, которое я отправил в немецкую полицию в 1961 году, найденные в одной из моих старых школьных тетрадей. Я послал окончательный вариант, и, в конце концов, нам разрешили вернуться в Гамбург».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)