Арест Пола Маккартни и Пита Беста

30 ноября 1960 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в клубе «Кайзеркеллер» (Kaiserkeller, 36 Grosse Freiheit, St. Pauli, Hamburg)».

 

Алан Уилльямс: «Кошмидер узнал об этом [возгорании] и, не стесняясь в выражениях, высказал всё, что он об этом думает. «Доброжелатели» говорили Бруно, что «Битлз» назло ему хотели сжечь свой старый дом дотла, что они хотели уйти от него со злорадными ухмылками и т.д. и т.п. Теперь Бруно был добрым и ласковым. Он столько раз закрывал глаза на их проделки. Но его терпению когда-нибудь должен был придти конец. Я думаю, что он попросту запал на них так же, как и пришедший вскоре Брайен Эпстайн. Мстительный и сварливый Бруно рассказал об этом инциденте копам. Стукач грёбаный!».

 

Джордж: «Похоже, Бруно не захотел, чтобы «Битлз» покинули его клуб, и, когда там случайно вспыхнул пожар, донес в полицию».

 

Пит Бест: «Обосновавшись в «Топ Тене», мы наконец-то почувствовали, что наступили перемены к лучшему. Но продолжалось это очень недолго. В тишину нашей спальни, в 5.30 утра, вторгся резкий шум. Это произошло к концу нашей второй ночи в «Топ Тене». Мы едва успели проспать больше часа после долгого и тяжелого вечера работы, когда в глубину нашего сладкого сна внезапно ворвались крики: «Пол Маккартни! Пит Бест!» – орали два голоса.

Я потер глаза и приоткрыл их, щурясь и мигая. Кто-то зажег свет, и двое каких-то людей пытались стянуть Пола с его верхней койки. Они были похожи на копов, и скоро мы поняли, что так оно и было: фараоны в штатском, двое плечистых верзил.

Пола все еще пытались достать, когда меня уже вытащили из постели и бросили на пол. Леннон приподнял голову и сонным голосом осведомился о том, что происходит, а затем снова упал в объятия Морфея. «Одевайтесь!» – проворчал один из фараонов, на вид – настоящая горилла.

Двое полицейских поторапливали нас, пока мы пытались натянуть джинсы. Мы все еще старались нащупать ногами ковбойские сапоги, а нас уже толкали к лестнице. Было начало декабря, и зимнее утро обдало леденящим холодом, пока фараоны запихивали нас в полицейскую машину, стоявшую у тротуара. «Что нам предстоит?» – вопрос, который звенел у нас в головах похоронным звоном.

Мы начали протестовать, жаловаться на холод и просить дать нам время, чтобы собрать немного теплой одежды. Скрепя сердце, полицейские позволили нам взять кое-что из вещей.

Потом нас опять, как убойный скот, загрузили в машину и отвезли прямиком в полицейское отделение на Реппербане».


60-11-30-BC21

Кадр художественного фильма.



60-11-30-BC31

Рисунок Клауса Вурмана.

 

Клаус Вурман: «Пола с Питом арестовали примерно в ста метрах от Бэмби-кино».

 

thebeatleschronology.com: «Прибыла полиция, и арестовав Пита и Пола, доставила их в полицейский участок Сан-Паули (Davidwache Speilbudenplatz 31, St Pauli, Hamburg)».


OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Полицейский участок, куда доставили Пола и Пита.

 

Алан Уилльямс: «Бедных Джорджа и Пола забрали в участок. Всё выглядело чистым фарсом. Простую случайность раздули до невероятных размеров. Обвинений им никто не предъявлял, но этот инцидент мог иметь серьёзные последствия в отношении их будущих возможностей вернуться в Германию».

 

Пит Бест: «Там [в полицейском участке] нас грубо втолкнули внутрь и бросили на скамейку, на которой мы изнывали больше получаса в полной тишине, которая прерывалась лишь сварливыми все время повторяющимися замечаниями: «Инцидент в «Бамби-Кино».

Наконец, один из полицейских отвел нас в совершенно пустое помещение, огражденное решеткой и освещенное одной-единственной голой лампочкой. Больше часа он нам вкручивал мозги. «Я обвиняю вас в том, что вы спровоцировали инцидент в кинотеатре», – заключил он, добавив, что истцом является некто Бруно Кошмайдер. Это нас не очень удивило. «Можем мы позвонить британскому консулу?» – спросил я. «Нет», – отрезал офицер.

Несмотря на квазиарктический холод, когда пришел полицейский врач, мы все были в испарине. Он устроил нам небольшой осмотр с раздеванием до пояса и заставил несколько раз кашлянуть. Потом мы были официально обвинены в совершении преступления».

 

Петер Экхорн: «Прежде чем я принял их [«Битлз»] на работу, владельцы «Кайзеркеллера» заявили на парней в полицию, заявив, что они пытались поджечь клуб! Конечно же, это было не так, но жалоба достигла ожидаемого результата: «Битлз» были депортированы».

 

Джордж: «Бруно заявил, что это мы подожгли его кинотеатр».

 

Пит Бест: «Снова появились люди в штатском и опять нас затолкали в полицейскую машину. Мы направлялись к центральной гамбургской тюрьме с высокими кирпичными стенами и двойными железными воротами. «Получив» нас – по-другому не скажешь! – они сняли с нас куртки и пояса: это чтобы мы не могли покончить собой. Затем, зажав с двух сторон, они повели нас по темным коридорам, мимо зловещих зарешеченных камер, в которых сидели люди в полосатых пижамах. Наконец нас привели в одну из камер третьего этажа. Мы с Полом были совершенно раздавлены. Вероятно, это был конец. ТЮРЯГА! Если у «Битлз» и было какое-то будущее, то теперь оно представлялось нам в самых мрачных красках. Мы пребывали в полном отчаяньи, и совершенно измочаленные повалились на койки. Дверь распахнулась, и, сжимая пистолет, появился тюремный охранник: «Не ложиться на кушетки!» – приказал он хмуро. – «Сидеть! Ноги на землю! Руки – по сторонам кроватей!». Мы сделали, как он сказал, и нас оставили в покое».


60-11-30-BE21

Пол в тюремной камере, рисунок Клауса Вурмана.

 

Джордж: «Полицейские продержали Пита и Пола несколько часов в участке на Риппербане».

 

Пит Бест: «Мы были заперты уже почти три часа, когда ключ в замке повернулся, и снова появились две гориллы, так нагло прервавшие наш сон в «Топ Тене». Нас снова грубо поволокли к тюремному входу, вернули куртки и пояса, и еще раз бесцеремонно засунули в полицейскую машину. Нас повезли в аэропорт. «Зачем?» – спрашивали мы, но никто не пожелал отвечать на наши вопросы. Только по прибытии в зал аэропорта одна из горилл соизволила заговорить: «Вы возвращаетесь в Англию».

 

Из письма Стюарта Сатклиффа: «Пол и наш ударник Пит были высланы, их доставили в аэропорт в наручниках».

 

beatlesbible.com: «Офицер герр Геркинз сказал им, что в полночь они будут депортированы, и отправлены самолетом в Лондон».

 

Пит Бест: «Это было объявлено, в то время как пассажиры рассматривали двух огородных чучел, явно нуждающихся в бритье и конвоируемых малоприятными молодцами милитаристского вида. «Но ведь у нас нет паспортов, нет вещей, нет денег – только мелочь», – запротестовали мы. Но они были всецело поглощены административными формальностями.

Оказывается, пока мы набирались горького опыта первого тюремного заключения, они вернулись в «Топ Тен», собрали все вещи, достали паспорта, короче, запаслись всем необходимым. Это была демонстрация силы, которую Германия решила применить к людям, сочтенным ею нежелательными персонами. «Вы возвращаетесь к себе на средства немецкого правительства», – самодовольно изрекла одна из горилл, – «и вы никогда больше не сможете вернуться в Германию!».

В этот момент Пол неожиданно бросился к телефонной кабине. Я ринулся следом и втиснулся в кабину между ним и дверью, решительно оставив горилл жестикулировать снаружи. Они злились все больше и больше, привлекая взгляды начавшей собираться толпы любопытных.

Маккартни нашел в кармане достаточно монет, чтобы дозвониться до британского консула и лихорадочно выложить ему всю нашу историю. Но консул как нельзя более задушевно объяснил, что не может помочь в настоящий момент, и что лучшее, что мы можем сделать, – это вернуться в Англию, как того хотят немцы, и подать жалобу уже оттуда».

 

Алан Уильямс: «У них не было разрешения на работу. Поэтому их сразу выдворили из Германии».

 

Пит Бест: «Гориллам наконец удалось открыть дверь и вытащить нас из кабины. Пол даже не успел повесить трубку, она так и осталась болтаться на проводе. Они волокли нас насильно аж до взлетной полосы».

 

Джордж: «Потом их отправили самолетом в Англию. Депортировали, в общем».

 

Алан Уилльямс: «Копы посадили Джорджа и Пола на самолёт, улетающий в Англию. Прощайте, «Битлз». Не возвращайтесь к нам больше».

 

thebeatleschronology.com: «Пол с Питом покидают Германию, оставив Джону на несколько дней гитару Пола и ударную установку Пита. Стю живет с Астрид».

 

Пит Бест: «[В Гамбурге] Оставались лишь Джон и Стю».

 

Из письма Стюарта Сатклиффа от 10 декабря: «Я невиновен, хотя меня и обвинили в поджоге того Кино (кинотеатра), в котором мы ночуем. Когда я пришел в клуб, мне сообщили, что мною интересуется полиция. Остальные уже были в полиции и я, улыбаясь храбро, под руку с Астрид, сдался властям. К этому времени я еще не знал, в чем меня обвиняют. У меня забрали все мои вещи, включая мои очки, и посадили в камеру, где я без еды и питья шесть часов просидел на жесткой деревянной скамье.

Наполовину в полусне, в два часа утра я подписал свои показания относительно того, что я ничего не знал о поджоге и мне разрешили идти. Пол и Пит были высланы из страны. Их посадили на самолет. Мы с Джоном остались без денег и работы. Полиция запретила нам работать, так как фактически три месяца мы находились в стране незаконно и подлежали высылке».


60-11-30-CB21

На снимке: Йен Хайнз (Iain Hines), Колин Милэндер (Colin Mealander), Рори Сторм (Rory Storm), Тони Кавано (Tony Cavanagh), Тони Шеридан (Tony Sheridan). На заднем плане присутствует большой барабан с логотипом «Битлз». Дата снимка не установлена.

 

Чезз Эвери (Chazz Avery, блог beatlesource.com): «Этот фотоснимок довольно необычен и немного загадочный. Согласно статье музыканта Йена Хайнса (Iain Hines), прокомментировавшего эту фотографию в январе 1965 года в журнале «16», этот фотоснимок был сделан в тот вечер, когда гамбургской полицией были арестованы Пол с Питом. Хайнс утверждает, что эта группа была спешно собрана вместе, чтобы заполнить место «Битлз».

На снимке слева направо: Йена Хайнс, Колин Милендер (Colin Mealander), Рори Сторм (Rory Storm), Тони Кавано (Tony Cavanagh) и Тони Шеридан (Tony Sheridan).

Но как на счет большого барабана? Ударная установка похожа на комплект Ринго, но точно это определить нельзя. Пит заявлял, что его барабаны остались в Гамбурге, и что на его барабане была надпись «Битлз». Он утверждает, что надпись была сделана белыми буквами на ярко-оранжевом фоне. Это описание не подходит под тот барабан, что представлен на этом снимке».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)