В ливерпуле закрывается клуб “Железная дверь” / Сцена “Кайзеркеллера” сломана!

28 октября 1960 г.

 

Газета «Ливерпуль Эко» (28 октября 1960 г.): «В этом городе нет места для клуба такого рода», – сказал вчера господин Артур Макфарланд (оплачиваемый судья Ливерпуля), накладывая штраф на общую сумму 682 фунта-стерлинга за нарушения правил лицензирования в ливерпульском клубе «Железная дверь», расположенного по адресу Тэмпл-Стрит 13. Два собственника клуба были оштрафованы, каждый на 300 фунтов-стерлингов. Член комитета и швейцар клуба были оштрафованы, каждый на 24 фунта-стерлинга. Две буфетчицы были оштрафованы, каждая на 12 фунтов-стерлингов. Все обвиняемые мужчины признали себя виновными в пособничестве и подстрекательстве к нелицензированным продаж крепких спиртных напитков, а две буфетчицы в продаже ликера без лицензии.

Главный инспектор Дж. В. Боннер, выступающий в качестве обвинителя, заявил, что клуб был зарегестрирован только в феврале этого года с членством тридцати-двух человек. Когда 30 июня полиция провела в клубе рейд, то количество членов составило 2369 человек. Клуб расположен в пятиэтажном помещении бывшего склада. Подвал использовался в качестве помещения для танцев, первый этаж как основное помещение клуба с баром. Когда полиция произвела в этом помещении рейд, то из 131 присутствующего человека 66 не являлись членами клуба.

Учетные записи клуба не ведутся должным образом. Так в одной заявке на членство в клубе было записано «Медведь Йоги», в другой «Бу-бу». Судья, наложивший штраф, заявил, что этот клуб, за исключением своего названия, никогда не существовал. Он добавил: «Этот фиктивный клуб был открыт только для того, чтобы наполнить чьи-то карманы, и мы знаем только двух заинтересованных человек – собственников клуба». Судья удалил клуб из реестра и лишил права использовать помещение в качестве клуба на двенадцать месяцев».

 

Бэрри Майлз: «Выступление групп «Битлз» и «Рори Сторм и Ураганы» в клубе «Кайзеркеллер»».

 

(условная дата)

 

Алан Уильямс: «Вечер за вечером ребята ускоряли темп своего «тафай шоу». Они заключили пари на то, какой группе выпадет честь окончательно превратить сцену в кучу деревянных щепок. Оба ансамбля договорились о коллективной ставке. Группа, находящаяся на сцене в момент её обрушения, становится победителем. Другая группа покупает ящик немецкого шампанского. Проигравшая группа прокатит победителей на своих плечах по Репербану. После того, как шампанское будет выпито. Гонка началась. Было ясно, что это всего лишь вопрос времени до того мгновения, как сцена в своём крайне ветхом состоянии в конце концов прикажет долго жить. И один из ансамблей выиграет пари.

В один из вечеров «Битлз» сидели в «Кафе у Вилли», чашками поглощая кукурузные хлопья в молоке и запивая всё это пивом. «Эта грёбаная сцена долго не продержится». «Черт, я надеюсь, мы не проиграем». «Ящик шампанского…». «Сколько грёбаных дойчмарок это будет стоить?». «Ох***** много». «Он спортивный парень, этот Рори». «Да уж, стоит ему подпрыгнуть…». «Хотел бы я поставить на Рори». «Не будь предателем, мать твою!».

Рори должен был освободить сцену с минуты на минуту. «Битлз» готовились покинуть кафе и вернуться в «Кайзеркеллер» к своей урочной работе. «А, ладно, вряд ли он это сделал. Будем надеяться». «У нас ещё есть шанс поиметь бесплатный ящик шампанского». Именно в тот момент, когда «Битлз» выходили из дверей «Кафе у Вилли», Рори и «Ураганы» перебежали через дорогу от «Кайзеркеллера», вопя и завывая, как стая гончих псов. «Мы сделали это!», – вопили «Ураганы», тормозя у дверей Виллиного кабака. Рори эхом откликнулся на вопль в свойственной ему манере. «М-м-м-мы, в-в-в-вашу мать, сделали это, п-п-пацаны. Ш-ш-ш-ампанское, в-в-в-вашу мать, с вас».

«Битлз» тоже были довольны, что сцена в итоге прекратила своё существование, несмотря на то, что они проиграли пари. Они вновь всей толпой завалились к Вилли и начали заказывать шампанское. Рори подробно описал им тот славный миг, когда сцена, наконец, развалилась. Завсегдатаи «Кайзеркеллера» были в курсе того, что между группами заключено пари. Главное, что Бруно ничего не мог предпринять, потому что ребята всего лишь выполняли его указание «тафай шоу». Когда Рори почувствовал, что под его подпрыгивающими ногами доски заходили ходуном, Бруно оставалось лишь мучительно страдать, ломая руки и ругаясь про себя по-немецки. А Рори был в своей стихии. «Она пошла, парни!» – заорал он своим музыкантам. – «Она сегодня пошла, мать её!». Аудитория принялась подначивать Рори. «Тафай шоу, Рори, тафай шоу «Уррагансы»! Все, кто был в зале, ликующе взвыли, наблюдая, как шаткая сцена заволновалась, словно штормовое море, под Рориными здоровенными лапами. Открывшаяся картина (как я себе это представляю) вполне соответствовала германскому вкусу к бессмысленному разрушению.

Рори снова что-то проорал «Ураганам», и они грянули «Синие замшевые туфли». Именно под эту композицию всё и произошло. На заключительном прыжке в своих потёртых ботинках на высоких каблуках Рори пролетел сквозь сцену, проломив её, как будто бы она была сделана из спичек. Свершилось. «Ураганы» друг за другом исчезали вслед за Рори, сопровождаемые крещендо ломающегося дерева и жалобным бренчанием инструментов.

Под ободряющие вопли толпы ребята вновь оказались на ногах. К тому моменту, когда Рори и «Ураганы» выкарабкались из общего клубка, Бруно окончательно вышел из себя. А ребята помчались в «Кафе у Вилли» заявить о выигрыше пари и принести хорошие вести. Теперь они сидели там, попивая шампанское и гордясь тем, что уделали старого подлого Бруно Кошмидера. Зато Бруно никому уже не удалось бы разубедить в том, что «Битлз» и «Ураганы» умышленно договорились разрушить сцену. Он знал это и раньше. Но доказать этого он не мог.

Незамеченный музыкантами Герр Штайнер стоял в толпе у самого края стойки, когда Рори начал хвастаться тем, что выиграл пари. Штайнер побежал назад с новостями. У Бруно теперь были доказательства умышленного вандализма. Беда. «Беда», я сказал? Лучше, «П****ц!». Услышав шокирующие подробности о дьявольском плане, реализованном парнями, от своего разлюбезного Герра Штайнера, Бруно стёр свои тевтонские зубы в порошок. Такого от этих английских ребят он не потерпит. С него хватит, орал он, терпение кончилось! Он мигом отправил половину своего штата вышибал и официантов через дорогу, чтобы преподать этим плохим мальчикам урок, который они не скоро забудут. Официанты и вышибалы были вооружены до зубов ножками от стульев и их собственным личным оружием, типа коротких утяжелённых дубинок. Которые вы, кстати, могли приобрести в любом уважающем себя оружейном магазинчике на Репербане. «Битлз», Рори Сторм и «Харрикейнз» уже наполовину опустошили ящик шампанского, убеждая друг друга, какие они великие парни и как они ловко уделали Бруно Кошмидера, большого злого волка с Гроссе-Фрайхайт. Затем в «Кафе у Вилли»  ворвался карательный отряд, посланный их боссом, тем самым Бруно. Парни бросили один быстрый взгляд на агрессоров и решили, что им ничего не остаётся, как дать достойный отпор. В сражение вступили обе стороны.

Вышибалы и официанты, по-настоящему грубые ребята, надвигались на «Битлз» и «Ураганов». Лёгкая добыча, думали они. Они крупно просчитались. Они не учли природной отваги и боевого задора парней с Мерсисайда. Мальчики не были гладиаторами барных стоек. Они не искали неприятностей, но они вполне могли постоять за себя, если в этом возникала необходимость. И она возникла. «О’кей, ребята, идём в атаку!». «Вперёд, Ливерпуль!». «Бейте их стульями, пацаны!». «Берегись того жирного гада с ножкой от стула!».

Битва была короткой и жестокой. Ребята из Ливерпуля вышли из неё победителями. Они поотрывали ножки от столов и стульев несчастного Виллиного кафе и выбили пыль из батальона Бруно Кошмидера. Общая картина напоминала кадры из фильма с Джоном Уэйном. В конце концов, германские войска отступили в «Кайзеркеллер». Ребята одержали победу. У них будет новая сцена».

 

Бэрри Майлз: «Возмущенный Кошмидер оштрафовал Рори на 65 дойчмарок, чтобы возместить ущерб».

 

Алан Уильямс: «Кафе «У Вилли» было почти полностью восстановлено. Парни скинулись, оплатили ремонт, и всё обошлось без серьёзных последствий. Держи, Вилли, это тебе. Этого должно хватить, чтобы покрыть твои убытки. И всё. Конец фильма. На Репербане это было вполне обычным делом. Если вы чего-то ломали или разбивали, достаточно было оплатить счёт, и всё забывалось. Нет полиции, нет неприятностей, нет проблем. Ребята любили «Кафе у Вилли». Там они уплетали свои хлопья с молоком».

 

Хантер Дэвис: «Кончилось тем, что они действительно проломили ее своими прыжками, скачками и другими кульбитами, но другой сцены не получили. Теперь они выступали прямо в зале, на голом полу».

 

Джон: «Это кончалось так, что мы должны были прыгать по самому залу».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)