“Таймс” публикует обращение за легализацию марихуаны

24 июля 1967 г.

 

 

 

Монастираки – центральный район Афин в 1960-х.

 

Мэл Эванс (для ежемесячного журнала поклонников «Битлз»): «В понедельник Джордж с Полом решили провести спокойный день. Они остались играть в карты, в то время как остальная команда отправилась в торговый центр. Джон хотел приобрести местную разновидность гитары. Когда мы зашли в магазин музыкальных инструментов, рядом собралась огромная толпа поклонников и туристов. К нашему удивлению, в магазине был широкий выбор современного электрооборудования, в том числе множество моделей усилителей «Вокс»! «Это всё равно, что зайти в лондонский «Саунд Сити», – отметил Джон, оглядевшись. Но тот инструмент, который он искал, нашелся только в антикварном отделе магазина!

Ринго придумал хитрый способ, как избегать толп. Он ждал, пока остальные войдут в какой-нибудь магазин, и пока окружающие обращали на них всё своё внимание, незаметно входил в другую дверь. Его схема не сработала, когда он провёл слишком много времени, выбирая пару сандалий. Его обступили сорок фотографов и бесчётное число американцев: «Ну и ну, потрясающе! Мы приехали аж из Чикаго, и видим в греческом обувном магазине Ринго Старра!»

В Афинах владельцы магазинов мастера поторговаться. Парни довольно хорошо освоили эту игру, и сумели сделать кучу покупок на крошечной улице антикварных магазинчиков в старой части города. Даже если мы не хотели что-то покупать, владельцы магазинчиков на сильно ломаном английском уговаривали нас просто зайти посмотреть, чтобы они потом могли сказать, что магазин посетили Битлы!»

 

Роберт: «Мне было тогда 18 лет. Летом 1967 года я был в Греции с друзьями, и мы ждали, когда Ставрос Мелиссинос, известный мастер по изготовлению сандалий, откроет свой магазин после обеденного перерыва. Мы стояли возле магазина, когда увидели несколько хиппи, приближающихся к нам. Я не сразу узнал Битлов в новом облике, но потом вдруг до меня дошло, кто они такие! Я тут же заколотил в дверь магазина с криком: «Битлы здесь!» Я сделал фотографии Джона и Синтии, а также Ринго, и получил у них автограф».

 

 

 

Джон Леннон в Монастираки.

 

 

 

 

 

Ставрос Мелиссинос (владелец обувной лавки): «Сначала зашёл их самый умный, как его, Леннон. Сказал, что наслышан обо мне. Потом всё помещение заполнили остальные, знаете, эти сумасшедшие девушки, охрана… Хороший был день. Они тогда купили очень много обуви. Дети были огорчены тем, что я не взял у них автографы. Но ведь и они не попросили мой!».

 

 

 

Ставрос Мелиссинос в 1960-х.

 

 

 

 

Пантелис Мелиссинос (сын Ставроса Мелиссиноса): «Мой дед Георгиос Мелиссинос скончался всего в 55 лет от инсульта. Магазин перешел к его сыну Ставросу, который после этого отказался от занятий режиссурой. Времена были тяжелые, послевоенные. Это был 1955 год. Поэтому моему отцу пришла в голову блестящая идея сделать древнегреческие сандалии, которые мой дед делал для Национального театра, для повседневной жизни. Ведь он был артистичным типом. Он писал стихи и публиковал сборники, поэтому и стал известен как «поэт, делающий сандалии». Это был, конечно, риск, на который он пошел тогда с сандалиями, но это оказалось для него хорошим делом.

Однажды мимо витрины прошел английский хореограф, увидел сандалии и купил несколько для своей группы. Мой отец воспринял это как знак от Бога и выставил в витрине ещё несколько, которые тут же купили американские туристы. За один день он заработал столько денег, сколько заработал бы за месяц! Так для магазина началась «золотая» эра. Мужчины и женщины начали покупать его сандалии. Не только обычные люди, но и знаменитости. Через мастерскую прошли Джеки Онассис, Софи Лорен, снимавшая в то время в нашей стране фильм «Ребенок и дельфин», Агата Кристи, Гэри Купер, многие другие. Конечно, теми, кто нас прославил, были «Битлз». Их привел в магазин Алексис Мардас, также известный как «Волшебный Алекс», который был их партнером и другом. Мой брат, большой поклонник «Битлз», был потрясен, увидев, как они вошли в магазин. Затем Джон Леннон ещё раз приходил один».

 

Мэл Эванс (для ежемесячного журнала поклонников «Битлз»): «Еда в Греции замечательная. Однажды вечером мы решили поесть в маленькой деревне, разместившись за столиками под деревьями. Пол, Ринго и Джейн решили проверить местных поваров, и для разнообразия попросили английскую еду. Им подали яйца с чипсами, приправленные (как и все греческие блюда) помидорами с оливковым маслом и большим количеством сыра. Это было лучшим блюдом из всего, что они когда-либо пробовали. Остальные насладились восхитительными кебабами из ягненка.

Всё это время над нашими столиками из маленького динамика на дереве звучала негромкая греческая музыка, и вдруг заиграла битловская «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night). Хозяин кафе стоял на пороге и сиял. Мы от души посмеялись и подписали несколько автографов».

 

beatlesbible.com: «Битлы приняли приглашение Драматического общества Оксфордского университета посмотреть постановку «Агамемнона» Эсхила в театре в Дельфах. К сожалению «Волшебный Алекс» Мардас, уведомил греческое туристическое ведомство об их предстоящем визите, и новость была передана по Афинскому радио. По прибытии в Дельфы их встретили сотни поклонников, фотографов и журналистов. Группа вернулась в лимузин и уехала в Афины, так и не посмотрев спектакль».

 

Мэл Эванс (для ежемесячного журнала поклонников «Битлз»): «Там собралось так много людей, ждавших нас, что мы вернулись в Афины. Новости о нашем местонахождении и планах, казалось, распространялись подобно лесному пожару!».

 

Бэрри Майлз: «1 июня 1967 года Джон Хопкинс – один из основателей журнала «Интернейшнел Таймз» и организатор клуба, был приговорен к девяти месяцам заключения за хранение небольшого количества марихуаны. Остальные ответчики по этому делу – его соседи по квартире и подруга, были освобождены мировым судом, но Джон выбрал суд присяжных. Судья Гордон Фринд вынес суровый приговор после того, как Хоппи объяснил суду, что марихуана безвредна и закон относительно её должен быть изменен. Судья сказал ему: “Я только что услышал, что ваши взгляды являются следствием влияния марихуаны и её курения. Это не тот случай, который я могу не принять во внимание. Вы паразит для общества”».

 

Джон «Хоппи» Хопкинс (сооснователь журнала «Интернейшнел Таймз»): «Человеком, ответственным за то, что меня арестовали, был [крупный бизнесмен] Лорд Янг. Его дочь ходила в школу Холланд-Парк и часто прогуливала занятия, потому что ей было гораздо интереснее околачиваться в Лэдброк-Гроув, где у нас была хрень под названием «Свободная школа». Лорд Янг узнал об этом и решил, что его дочь попала под плохое влияние, и виновником этого был я. По-видимому, он поговорил с кем-то из власти, и меня арестовали, а остальное уже история».

 

Бэрри Майлз: «На следующий день деятели британского андерграунда собрались на экстренном совещании, чтобы обсудить тактику действий. Мы собрались в задней комнате книжного магазина «Индика». Стив Абрамс, который возглавлял Медицинскую ассоциацию специальных операций, занимавшуюся исследованием наркотических веществ, высказал мнение, что лучшим способом изменить закон, было бы оказать влияние на комитет, основанный правительством два месяца назад, исследующий вопрос о взаимотношении общества и наркотиков. 7 апреля министр внутренних дел Рой Дженкинс назначил баронессу Вутон главой независимой подкомиссии по галлюциногенам консультативного комитета по наркозависимости. Стив полагал, что можно попытаться повлиять на работу этого комитета, вынеся на общественную дискуссию проблему взаимоотношений легких наркотиков и закона, опубликовав на всю страницу публичное заявление в «Таймс».

Стив был уверен, что если комитет баронессы Вутон сосредоточится на социальных и медицинских последствий одной только марихуаны, они бы пришли к таким же выводам, к которым пришли два предыдущих крупных исследования: Индийская комиссия по препаратам конопли 1893-94 годов, назначенная правительством Индии, и доклад мэрского комитета по марихуане, подготовленный для мэра Нью-Йорка Ла Гуардия в 1944-м. В обоих случаях пришли к заключению, что марихуана не вызывает привыкания и безопасна.

Идея разместить такое объявление было принято собранием активистов андерграунда как превосходная. Поскольку Стив был готов проделать всю работу по организации. Главной проблемой было, где найти средства, чтобы оплатить объявление.

После окончания собрания я позвонил Полу. Он был в ужасе, услышав, что Хоппи был заключен в тюрьму. Однажды полиция уже пыталась закрыть «Интернейшнел Таймз», и появились опасения, высказанные на встрече, что арест Хоппи может спровоцировать новые нападки на газету. Пол высказался спокойно, и сказал, что он предоставит лучшего адвоката, если это произойдёт. Я рассказал о предложении Стива Абрамса относительно объявления в «Таймс», и Пол предложил внести основную часть суммы. Он сказал «мы», имея в виду «Битлз», и предложил встретиться на следующий день.

3 июня мы со Стивом Абрамсом посетили Пола у него дома в Сент-Джонс-Вуде, чтобы обсудить кампанию, направленную против законов, касающихся наркотических веществ. Пол согласился найти деньги, сказав Стиву, что все Битлы и Брайен Эпстайн подпишутся и объяснил, каким образом связаться с остальными «Битлз», чтобы получить их подписи».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Пол убедил остальных подписать петицию о том, что закон против марихуаны аморален и не работает на практике. Она должна была быть опубликована на всю страницу в “Таймс”».

 

Бэрри Майлз: «По инициативе Пола Маккартни «Битлз» оплатили публикацию стоимостью 1800 фунтов стерлингов.

23 июля, за день до публикации, о коллективной петиции написала «Санди Таймс» в колонке Филипа Оутса «Аттикус». Однако в кулуарах издательства «Таймс» менеджер по рекламе Грант Дэвидсон нервно настаивал на проверке того, действительно ли все люди согласились на то, чтобы их имена стояли под этой публикацией. Дэвидсон также настаивал на предоплате. Стив Абрамс позвонил в офис Брайена Эпстайна и после разговора с Питером Брауном получил чек на 1800 фунтов стерлингов, выписанный для газеты «Таймс». В то время эта сумма в два раза превышала среднегодовую заработную плату».

 

Джо Бойд (менед­жер клуба «НЛО»): «Возмущение приговором Джона “Хоппи” Хопкинса вызвало повсеместное появление граффити “Свободу Хоппи”, а также полностраничный протест знаменитостей в “Таймс”».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «За несколько дней до появления петиции в печати, на Флит-стрит об этом пронюхали, и репортёры начали названивать мне по поводу причастности к ней Битлов. Меня спрашивали, если Джон, Пол и Джордж подписали, а Ринго нет, то свидетельствует ли это о каком-то расколе в четвёрке «косматиков» относительно марихуаны? Я задал этот вопрос удивлённому Ринго, который в изумлении уставился на меня: «Какая ещё петиция? – воскликнул он. – Никто не сказал мне об этом». Как обычно, Ринго узнавал обо всём последним. Его подпись тут же была добавлена к остальным».

 

Ринго: «Она [марихуана] дает лю­дям большую свободу в общении и больше тем для разговоров. Даже в больницах те­перь нельзя её использовать – нельзя брать травку даже для исследований. Я считаю, что это глупо».

 

Бэрри Майлз: «24 июля в «Таймс» на всю страницу было опубликовано публичное заявление под заголовком: «Закон против марихуаны аморален в принципе, и не работает на практике». Среди подписей, в частности, были имена всех четырёх Битлов и Брайена Эпстайна.

В петиции были озвучены такие предложения, как: курение каннабиса в частных помещениях больше не должно считаться правонарушением; коноплю следует исключить из списка опасных наркотиков и нужно её контролировать, а не запрещать; хранение каннабиса должно быть либо юридически разрешено, либо, самое большее, считаться административным правонарушением, и всем лицам, отбывающим наказание за хранение каннабиса или за то, что они позволили курить каннабис у себя дома, следует смягчить приговор.

Воззвание подписали шестьдесят пять выдающихся личностей, в том числе Фрэнсис Крик – лауреат Нобелевской премии за открытия в области ДНК, писатель Грэм Грин, депутаты Брайан Уолден и Том Дриберг».

 

 

 

 

Джо Бойд (менед­жер клуба «НЛО»): «Революции почти всегда фракционны, но в течение двух золотых лет с июня 1965 по июнь 1967 года анархисты из рабочего класса, аристократическая богема, музыканты, поэты, всевозможные поборники справедливости, хиппи и психотропные авантюристы были едины в своём уважении и симпатии к Хоппи».

 

Мик Джаггер: «То, как действует государство в Англии и в Штатах, – это ужасно. Задача молодежи – изменить систему. Время пришло. Нам нужна революция. Дети готовы сжечь дотла кварталы богачей и эти вонючие фабрики, где проливается пот и гробятся жизни. Я готов сделать всё что угодно, всё, что необходимо, чтобы участвовать в грядущих событиях».

 

Бэрри Майлз: «В Палате общин началось обсуждение этого вопроса, что, в итоге, привело к либерализации законов о запрете марихуаны в Британии».

 

Публикация на правах рекламы (спонсирована Медицинской ассоциацию специальных операций).

Закон против марихуаны аморален в принципе и не работает на практике.

«Все законы, которые можно нарушить, не причинив никому вреда, смехотворны. Мало того, они настолько далеки от того, чтобы обуздывать желания и страсти человека, что, напротив, направляют и побуждают к этому мысли людей, ибо мы всегда стремимся к тому, что запрещено, и желаем того, что нам не позволено иметь. А у праздных людей всегда есть изобретательность, необходимая для того, чтобы суметь обойти законы, принятые для регулирования ситуаций, которые нельзя полностью запретить. Тот, кто пытается всё определить законом, скорее спровоцирует преступность, чем её уменьшит». – Спиноза.

Трава «Каннабис сатива», известная как «марихуана» или «гашиш», запрещена Законом 1965 года об опасных наркотиках. Максимальное наказание за курение каннабиса составляет десять лет лишения свободы и штраф в размере 1000 фунтов стерлингов. Тем не менее компетентное медицинское мнение поддерживает точку зрения, что каннабис является наименее вредным из доставляющих удовольствие наркотиков и, в частности, гораздо менее вредным, чем алкоголь. Каннабис не вызывает привыкания, и случаи судебного преследования за хулиганство под его воздействием неизвестны.

Употребление каннабиса растёт, и темпы роста ускоряются. Курение каннабиса широко распространено в университетах, и эту практику переняли писатели, учителя, врачи, бизнесмены, музыканты, ученые и священники. Такие люди не вписываются в стереотип безработного уголовника-наркомана. Курение травы также является традиционной частью социальной и религиозной жизни сотен тысяч иммигрантов в Великобритании.

В журнале «Ланцет» в передовой статье 9 ноября 1963 года отмечается, что «стоит подумать над тем, чтобы придать марихуане тот же статус, что и алкоголю, легализовав её ввоз и потребление. Учитывая сокращение числа преступлений, которые члены нашего общества могут совершить, если допустить более широкое распространение чего-то, что может доставлять удовольствие, а также то, что государство наверняка получит больший доход от налогов, чем от штрафов, всё это, несомненно, имеет свою привлекательность. Дополнительным преимуществом может стать снижение межрасовой напряженности, а также снижение противоречий между поколениями».

Основным обоснованием запрета каннабиса было утверждение, что его употребление приводит к зависимости от героина. Это утверждение, по-видимому, не подтверждается никакими документальными подтверждениями и было опровергнуто несколькими авторитетными исследованиями. Почти наверняка правильно будет сказать, что риск стать героиновым наркоманом для тех, кто курит каннабис, намного меньше, чем риск стать алкоголиком для пьющего.

Обычный человек употребляет каннабис как правило с целью улучшить своё чувственное восприятие окружающего мира, в то время как героин принимают почти исключительно слабые и неуравновешенные люди с целью уйти от реальности. Запретив каннабис, парламент способствовал возникновению чёрного рынка, на котором героин может время от времени предлагаться лицам, которые в противном случае не имели бы к нему доступа. Потенциальные наркоманы, обнаружившие, что каннабис – плохой выход из ситуации, несомненно, испытывали искушение попробовать героин, и вполне вероятно, что их опыт употребления безвредного и не вызывающего привыкания каннабиса привел к тому, что они недооценили опасность героина. Именно запрет каннабиса, а не сам каннабис, может способствовать возникновению героиновой зависимости.

Существующая система контроля препятствует использованию препаратов каннабиса в медицине. Можно утверждать, что ранее сделанные заявления об эффективности каннабиса в психиатрическом лечении, теперь могут быть пересмотрены в свете современных взглядов на лекарственную терапию. Также может быть рассмотрена перспектива дальнейшего изучения антибиотических свойств каннабидиоловой кислоты, одного из компонентов травы. Нельзя сбрасывать со счетов возможность облегчения страданий за счет медицинского использования препаратов каннабиса, чему препятствует предубеждение относительно социальных последствий «наркотиков».

Правительство должно приветствовать и поощрять исследования всех аспектов курения каннабиса, но в соответствии с действующим законодательством никому не разрешается курить каннабис ни при каких обстоятельствах, и исключения не могут быть сделаны для научных и медицинских исследований. Это постыдный факт, что врачи, имеющие право прописывать героин, кокаин, амфетамины и барбитураты, рискуют попасть в тюрьму за то, что занимаются исследованием наркотика, который, как известно, менее вреден, чем алкоголь или даже табак.

Недавняя статья в «Таймс» привлекла внимание к большой опасности «преднамеренной сенсации», которая лежит в основе нынешней кампании против «наркотиков»: «Последние события показали, что может произойти, когда пресса, полиция и общественность в своём государственном рвении объединяются в травле». В последние месяцы усилилось преследование курильщиков каннабиса. Гораздо более крупные штрафы и растущая доля необоснованных приговоров к тюремному заключению свидетельствуют о том, что речь идет не столько о злоупотреблении наркотиками, сколько о ереси.

Запрет каннабиса нанёс ущерб репутации закона и деморализовал сотрудников полиции, столкнувшихся с необходимостью обеспечения соблюдения несправедливого закона. Тысячи запуганных лиц были безосновательно классифицированы как преступники, и им угрожали арестом, преследованием и потерей средств к существованию. Многие из них подверглись общественному порицанию в судах, они оскорблялись неосведомленными судьями и были отправлены в тюрьму, где им приходится испытвать мучения. На них охотились с эльзасскими собаками и останавливали на улице, подвергая незаконному обыску. Национальный совет по гражданским свободам обратил внимание на случаи, когда наркотики «подбрасывали» подозреваемым курильщикам каннабиса. Начальники полиции призывали общественность сообщать о соседях и своих детях. Тем не менее, несмотря на грубые ограничения и угрозы гражданским свободам, причиняемые полицией, она открыто признает, что не может предотвратить распространение курения каннабиса.

Злоупотребление опиатами, амфетаминами и барбитуратами стало серьёзной национальной проблемой, но очень мало что можно с этим поделать, пока действует запрет на каннабис. У полиции нет ни ресурсов, ни возможности, чтобы одновременно бороться с каннабисом и опасными наркотиками. Кроме того, запрет создает потенциальную питательную среду для многих форм злоупотребления наркотиками и бандитизма. Аналогичное законодательство в Америке 20-х годов поставило продажу алкоголя и героина под контроль чрезвычайно могущественной преступной деятельности, которая процветает и сегодня. Мы в Британии не должны упускать из виду такую параллель.

Медицинское заключение.

«Нет длительных побочных эффектов от употребления марихуаны, и не было зарегистрировано ни одного летального исхода. Причинно-следственная связь между этими двумя событиями (курение марихуаны и зависимость от героина) никогда не была доказана. Несмотря на когда-то жаркие обмены мнениями между представителями медицинской профессии, а также между медиками и сотрудниками правоохранительных органов, кажется, внутри медицинского сообщества растёт согласие, по крайней мере, в том, что марихуана не влечёт за собой преступное поведение, не ведёт к увеличению преступности среди несовершеннолетних, не приводит к сексуальному возбуждению или зависимости». – Доктор Дж. Х. Яффе, Фармакологические основы терапии, Л. Гудман и А. Гиллман, ред., 3-е изд. 1965 г.

«Некоторые устоявшиеся мифы требуют объективный сравнительный анализ, поскольку в противном случае они периодически запутывают проблему и, попутно, отвлекают энергию и внимание полиции, таможни и иммиграционных властей в направлениях, которые имеют очень мало общего с фактами и гораздо больше связаны с предвзятым убеждением. Относительная безвредность марихуаны по сравнению с алкоголем – это один из таких фактов, а её общественное отрицание – соответствующий миф». Доктор Дэвид Стаффорд-Кларк, заведующий отделением психологической медицины больницы Гая. «Таймс», 12 апреля 1967 г.

«Марихуана не вызывает привыкания и с медицинской точки зрения гораздо менее вредна, чем алкоголь или табак. Её обычно курят в компании и её главным эффектом, по-видимому, является усиление восприятия музыки и цвета, сопровождающееся чувством расслабления и покоя. Мистический опыт единения со вселенной является обычным явлением, поэтому препарат высоко ценится в восточных религиях. В отличие от алкоголя, марихуана не вызывает агрессивного поведения и не является афродизиаком. Нет ни похмелья, ни, насколько известно, какого-либо вредного физического воздействия». Доктор Энтони Сторр, «Санди Таймс», 5 февраля 1967 г.

«Имеющиеся факты показывают, что марихуана не является наркотиком, вызывающим зависимость, и не оказывает вредного воздействия на организм. Проблема марихуаны была создана плохо информированным обществом, а не самим наркотиком». Газета больницы Гая, 17, 1965 г.

«Думаю, теперь мы можем определённо сказать, что марихуана не приводит к дегенерации, не влияет на клетки мозга, не вызывает привыкания и не приводит к героиновой зависимости». Доктор Джеймс Х. Фокс, директор Бюро по борьбе со злоупотреблением наркотиками Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Цитируется по «Новой газете», Иллинойс, 25 августа 1966 г.

«Каннабис принимают для эйфории, снижения усталости и снятия напряжения. Это полезный наркотик, доставляющий удовольствие, вероятно, гораздо более безопасный, чем алкоголь». Доктор Джоэл Форт, консультант Всемирной организации здравоохранения по вопросам наркомании, преподаватель Школы криминологии Калифорнийского университета, «Утопия» Ричарда Эда, 1965 г.

«Курение марихуаны лишь изредка сопровождается употреблением героина, вероятно, у тех, кто без марихуаны так же легко стал бы героиновым наркоманом». Д-р Л. Бендер, «Психиат», 1963, 4, 181-94

Подписавшиеся под этой петицией предлагают министру внутренних дел реализовать программу реформы каннабиса из пяти пунктов:

  1. Правительство должно разрешать и поощрять исследования всех аспектов использования каннабиса, в том числе его медицинское применение;
  2. Разрешить курение каннабиса в частных помещениях. Это больше не должно рассматриваться как преступление;
  3. Каннабис должен быть исключён из списка опасных наркотиков и его нужно не запрещать, а контролировать с помощью специального документа, представляющего собой правовой акт;
  4. Хранение каннабиса должно быть разрешено законом, либо считаться административным нарушением, наказываемым штрафом в размере не более десяти британских фунтов за первое правонарушение и не более 25 британских фунтов за любое последующее правонарушение;
  5. Всем лицам, получившим тюремный срок за хранение каннабиса или за его курение в частном помещении, должен быть смягчён приговор.

Джонатан Айткен (член парламента Великобритании), Тарик Али (британско-пакистанский писатель, историк, публицист, режиссёр, сценарист, левый общественный деятель троцкистского толка, член редакционного совета журнала левых «Новый левый обзор»; в период Вьетнамской войны возглавил британское «Движение солидарности с Вьетнамом»), Дэвид Бейли (фотограф), Хамфри Беркели (британский политик), Энтони Блонд (британский издатель и писатель), Дерек Бошир (английский художник, один из первых сторонников британского поп-арта), Сидни Брискин (психиатр), Питер Брук (английский режиссёр театра и кино), доктор Дэвид Купер (психиатр), доктор Фрэнсис Крик (британский молекулярный биолог, биофизик и нейробиолог, член Королевского общества), Дэвид Димблби (английский журналист, ведущий текущих и политических программ), Том Дриберг (британский журналист и политик, член Палаты общин), доктор Ян Данбар (ветеринар, специалист по поведению животных), Брайен Эпстайн (менеджер «Битлз»), доктор Аарон Эстерсон (психиатр), Питер Фрайер (английский писатель-марксист и журналист), Джон Фурнивал (художник), Тони Гарнетт (кинопродюсер), Клайв Гудвин (литературный агент), Генри Грин (английский писатель и журналист), Ричард Гамильтон (английский художник), Кавалер Ордена Британской Империи – Джордж Харрисон, Майкл Хастингз (английский писатель), доктор Дж. М. Хитон (психиатр), Дэвид Хокни (английский художник, график и фотограф), Джереми Хорнсби (английский писатель), доктор С. Хатт, Фрэнсис Хаксли (британский зоолог, антрополог, писатель), Брайан Инглис (ирландский журналист, историк и телеведущий), преподобный доктор Виктор Е.С. Кенна – кавалер Ордена Британской Империи, Джордж Килох, Герберт Крецмер (английский журналист), доктор Рональд Дэвид Лэйнг (шотландский психиатр), доктор Кэлвин Марк Ли (фармаколог), Кавалер Ордена Британской Империи – Джон Леннон, доктор Дэвид Льюис (психолог), Кавалер Ордена Британской Империи – Пол Маккартни, Джон Макивен, Аласдер Макинтайр (философ), доктор Дункан Макрей-Гибсон (преподаватель древнеанглийского языка в Оксфордском университете), Томас Машлер (британский издатель и писатель), Майкл Абдул Малик (борец за гражданские права), Джордж Мелли (английский джазовый и блюзовый певец, критик, писатель, с 1965 года кино- и телекритик «Обсервер»), доктор Джонатан Миллер (английский театральный и оперный режиссёр, актёр, автор, телеведущий; получил медицинское образование со специализацией по неврологии), Эдриан Митчелл (английский поэт, писатель и драматург), доктор Энн Малли, Патрик Ховард Ноуэлл-Смит (английский философ), доктор Кристофер Агамемнон (англо-греческий невролог), Джон Пайпер (американский евангелический теолог, библеист и религиозный деятель), Патрик Проктор (британский художнико и гравёр), Джон Падни (британский поэт, журналист и писатель), Аластер Рид (шотландский поэт), Джеффри Селезник (кинопродюсер), Натан Силвер (писатель), Тони Смайт (актёр), Майкл Шофилд (психолог), доктор Дэвид Стаффорд-Кларк (британский психиатр и писатель), Кавалер Ордена Британской Империи – Ричард Старки, доктор Энтони Сторр (английский психиатр и психоаналитик), Кеннет Тайнен (английский театральный, музыкальный и кинокритик, сценарист, актёр, продюсер), доктор Уильям Грей Уолтер (британский нейрофизиолог), член британского парламента Брайан Уолден, Майкл Уайт (джазовый скрипач), Пэт Уильямс (писатель).

 

 

 

Фотография «Битлз» была опубликована на обложке журнала Лайф» (азиатская редакция) под заголовком: «Новые непривычные Битлы».

 

 

 

Одно из последних писем Брайена Эпстайна, датировано 24 июля 1967 года. Письмо не подписано, но Брайен написал слово «Любовь» над своим напечатанным именем: «Извини, но мне снова пришлось сменить номер телефона. Поэтому, к тому времени, когда ты получишь письмо, он будет 01-235 4506. Всего наилучшего, Брайен»

 

 

 

Цыганская повозка, подаренная Джоном на день рождения Джулиану, была раскрашена так же, как его психоделический «Роллс-Ройс». 24 июля повозка вернулась в «Кенвуд».

 

 

 

Работы по окраске были выполнены в мастерской Фэллона в Чертси.

 

 

 

 

 

 

Фото Билла Зигмента.

 

 

 

Караван на пути от мастерской в Чертси до дома Джона Леннона в Уэйбридже.

 

 

 

 

 

На козлах владелец лошади Гораций Ли (слева) и глава фирмы Джеймс Фэллон.

 

 

 

 

 

«Путешествие» длилось несколько часов с остановками в пути.

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)