День отдыха

13 июля 1967 г.

 

 

 

«Биллборд», 19 августа 1967: «Триумфальная британская команда, выигравшая в этом году [13 июля 1967] фестиваль песни в бельгийском Кнокке-Хейст-Зуте. Задний ряд, слева направо, аранжировщик Джонни Спенс, спонсор команды Браеан Эпстайн из «НЕМС», исполнитель песни победительницы Роджер Уиттакер и менеджер команды Рекс Берри. В первом ряду слева направо: Доди Уэст, Джерри Мэрсден, Лоис Лейн и Оскар. Вскоре после фестиваля Уиттакер вылетел в Голландию, чтобы записать там песню «Если бы я был богатым человеком» (If I Were A Rich Man), ставшую песней победительницей».

 

Джуди (поклонница): «В 1967 году один из ведущих журналистов произнёс слова, оставившие глубокое впечатление на таких безумных поклонниц «Битлз», как мы с Нормой: «Теперь легче получить аудиенцию у Королевы, чем взять интервью у Битлов». Это был вызов. Помню, как я сказала Норме: «Так кто же это будет, Королева или Джон Леннон?». Ответа не требовалось.

Было непросто узнать место жительства Джона, но мы были полны решимости. Должно быть, судьба была на нашей стороне, когда однажды Норма наткнулась на статью в центральной газете, где была опубликована карта района Сент-Джонс-Вуд в Уэйбридже с описанием того, где жили звёзды. Мы не могли поверить в нашу удачу.

Мы были в том районе три раза. В первый раз мы нашли дом, во второй раз мы наткнулись на Джона перед домом на холме, и в третий…

Мы решились. Две девушки-подростка, 16-ти и 17-ти лет. В этот раз мы не уедем без того, чтобы не встретиться с Джоном. На сей раз мы уверенно направились по длинной и извилистой дорожке к входной двери. Я постучала. Ничего. Я постучала снова, и дверь медленно открылась. Какая-то женщина вежливо поинтересовалась, чего мы хотим. На самом деле, всё было вполне очевидно, но я сказала что-то о нас, как представителей газеты студенческого союза, и что мы хотели бы преподнести нашим читателям самый большой сюрприз в их жизни.

Женщина попросила нас подождать и вернулась после, как казалось, вечности ожидания, сказав: «Да, Джон будет рад вас видеть, могли бы вы прийти приблизительно через час?». Я пролепетала, захлебываясь, благодарность, и мы отплыли вниз на дорогу. В стороне от дома мы начали болтать всякий невероятный вздор, что может ли это быть правдой, что мы, скажем, не потеряем ли самообладания. Но в тот час нам удалось сдержать себя, повторяя, что, возможно, этого не случится, так что когда мы вернулись, и нас пригласили в дом, то были немного более спокойными.

Нас провели через комнату, которая выходила на большую террасу с бассейном, и там на диване сидел Джон, скрестив ноги. Одетый в черную с белой полоской футболку, и фиолетовые вельветовые брюки, он приветствовал нас словами: “Входите, присаживайтесь, где вам удобно”».

 

 

 

 

Лиззи Браво (поклонница): «Фотографии были сделаны моей подругой Джуди из Нью-Йорка».

 

 

 

Джон, Саймон Постума и Марийке Когер из дизайнерской группы «Простак».

 

Джуди (поклонница): «Комната была украшена странными картинками на стенах».

 

 

 

На заднем плане раскрашенное «Простаком» пианино.

 

Джуди (поклонница): «Мы сказали, с какими трудностями пытались с ним встретиться, и он ответил: «Ну вот, видите, вам всего лишь было нужно постучаться в мою дверь!». Мы не могли отвести своих глаз от него, и я изо всех сил пыталась говорить первой, но через некоторое время он начал расспрашивать нас о наших мечтах, какие песни «Битлз» нам нравятся больше всего, откуда мы… Разговор был обо всём, о мире музыки и моды. В какой-то момент Джон попытался дозвониться до Пола Маккартни, чтобы договориться о встрече с ним, но, к сожалению, Пол не ответил.

Норма припоминает, что я играла на фортепиано, и Джон прилагал все усилия, чтобы заставить меня сыграть. У меня не получалось с моими дрожащими пальцами, но я сумела сбряцать несколько нот.

Он спросил, не хотим ли мы окунуться в бассейн. После того, как заметили, что в бассейне не было воды, все рассмеялись. Джон сказал, что познакомиться с нами для него было очень интересно: «Вы нормальные люди, не какие-нибудь сумасшедшие, с которыми обычно приходится общаться».

Мы выпили чаю, и, должно быть, проболтали часа два, когда появилась домработница (она входила и выходила, держа нас под пристальным взглядом), и сказала, что нам пора уходить, так как Джон устал. «Нет, я не устал», – возразил он. Но я почувствовала тогда, что будет правильно уйти. Когда мы попрощались, он сказал нам, что мы можем прийти снова, в любое время. Всякий раз, когда мы слышим эти слова, мы с подругой снова и снова задаемся вопросом, почему мы так не сделали. Это навсегда останется тайной».

 

 

 

 

 

 

Лиззи Браво (поклонница): «Ворота Джона никогда не были заперты. Я много раз приходила к нему домой и шла прямо к входной двери. Он выходил, чтобы поговорить с нами, позировал для фотографий и раздавал автографы. В 1967 году мне было 15 лет, и я приехала в Лондон с моей подругой Дениз, которой тоже было 15. Мы приехали из Рио-де-Жанейро. В то время много американских девочек нашего возраста приезжали туда на школьные каникулы, чтобы просто увидеть Битлов. Были девушки и из других стран».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)