Выступление Джими Хендрикса в театре “Сэвилл”

4 июня 1967 г.

 

Дэвид Тейлор (автор статьи «Телепрограмма “Наш мир” – создание и реализация»): «По мере приближения даты трансляции [25 июня] исполнительный продюсер телепрограммы «Наш мир» Обри Сингер участвовал в совещаниях, чтобы собрать воедино сложные детали планирования. 4 июня в одной из студий Телецентра «Би-Би-Си» прошла большая планерка».

 

Дэррол Блейк (режиссёр телепрограммы «Наш мир»): «За три месяца до этого у нас была встреча в Телецентре с участием всех стран-участниц, и я никогда не забуду ужин, который состоялся в тот вечер.

Среди всех присутствующих в комнате самым крупным мужчиной был русский по имени Юрий. Он мог говорить на пяти языках и шутил на всех языках. Американец смеялся только над собственными шутками, француз был единственным, кто отказался говорить по-английски, итальянец не пришел, а весь Восточный блок не произнёс ни слова, пока не заговорил Юрий. В какой-то момент Юрий сказал: «Вы понимаете, что мне нужно пять спутников, чтобы покрыть мою страну?», так что масштабность этого мероприятия была очевидна. Писатель Энтони Джей делал на салфетках пометки, потому что «международные шутки» звучали постоянно».

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Пол с Джейн и Джордж с Патти были среди зрителей в театре Брайена Эпстайна “Сэвилл”, чтобы посмотреть выступления Джими Хендрикса, Денни Лейна, групп “Шиффонс” и “Прокол Харум”».

 

 

 

Пол Маккартни и Джейн Эшер прибыли на концерт Джими Хендрикса. Фото, предположительно, Лиззи Браво.

 

 

 

 

Лиззи Браво (поклонница): «На том концерте также были Питер Эшер и Мик Джаггер. Я их видела, потому что была на этом концерте. Были Пол, Джейн, Джордж, Патти и Синтия. Но не было Джона и Ринго».

 

Джон: «Для меня блюз – это не стиль и не жанр, это музыка, и ради этой музыки я пришел в рок. Законодателями моды в тяжелом роке и блюзе были «Лед Зеппелин». Но их манера меня не вдохновляла, так же, как и Джими Хендрикс – они слишком импульсивные, неуправляемые. Их эмоциональность, по-моему, подавляла собственно музыку. Я вовсе не против импровизации, но она не должна заглушать мелодию, становиться самоцелью, а у Цеппелинов и Хендрикса очень часто было именно так».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Джими Хендрикс начал своё выступление композицией «Оркестр клуба одиноких сердец сержанта Пеппера» (Sgt Pepper”s Lonely Hearts Club Band)».

 

Пол: «Это было одно из его первых выступлений в Лондоне. Джими был милашкой, славным парнем. Помню, как воскресным вечером 4 июня 1967 года он начал своё выступление в «Сэвилл». По воскресеньям в театре не было никаких спектаклей, поэтому Брайен Эпстайн стал приглашать таких артистов, как Чак Берри и Фэтс Домино, и мы могли занять особую небольшую ложу, где нас никто не беспокоил, и смотреть всех этих великолепных исполнителей.

В тот вечер началось выступление Джими, занавес раздвинулся, он появился на сцене и заиграл «Сержант Пеппер», который вышел только в четверг, так что это был высший комплимент. Это до сих пор для меня яркое воспоминание, потому что я им восхищался, он был таким совершенным. Подумать только, что этот альбом значил для него так много, что он отрепетировал его к вечеру воскресенья, через три дня после его выхода. Должно быть, он ему очень понравился. Я считаю это одной из величайших наград в моей карьере. Я имею в виду, я уверен, что он не считал бы это честью, я уверен, что он думал, что это было наоборот, но для меня это было большим стимулом.

Хендрикс сказал: «А сейчас я сыграю вам композицию, которая потрясла меня так же, как в свое время ошеломил Бетховен». И он заиграл «Оркестр клуба одиноких сердец сержанта Пеппера». Но как! У меня мурашки пошли по коже от его страстной импровизации, больше я никогда ничего подобного не слышал!

Его соло были очень длинными, и, в конце концов, гитара расстроилась. Тогда он подошел к микрофону и спросил: «Эрик Клэптон в зале?» Эрик втянул голову в плечи, спрятался за спины зрителей, но какие-то девушки, сидящие рядом с ним, закричали: «Да, он здесь!»

– Ты не настроишь мне гитару? – спросил Хендрикс. Клэптон не отреагировал, и Джимми пришлось всё делать самому.

Джими Хендрикс до сих пор остается моим любимым гитаристом – просто из-за его игры и отношения к гитаре. То есть, мне нравится, когда у музыканта есть своё отношение к гитаре, но он бесполезен, если не умеешь играть. На самом деле, некоторые моменты в его подходе к игре, такие как игра зубами, Джими вовсе не хотел делать. Это было лишь шоу, и он этим быстро пресытился, потому что был настоящим серьёзным гитаристом. Он замечательно обращался со звуком. Он был первым, кто начал по-настоящему заводить гитару и получать мощный фидбэк.

Да, Хендрикс был великий гитарист. Я ничего не имею против Эдди ван Халена, которого сейчас сравнивают с ним, но до Джими ему как до Луны».

 

 

 

Джими Хендрикс во время одного из своих выступлений в театре «Сэвилл».

 

Лемми Килмистер (лидер группы «Моторхед»): «Учиться у Хендрикса было бессмысленно, всё равно никто не понимал, как у него всё это получается. Это было какое-то волшебство. Джими Хендрикс был тогда очень популярен в Англии – он только что выпустил два сингла, попавшие в хит-парады на первые места, – но был совершенно неизвестен в Америке. Я работал на его группу около года, помогая на всех телешоу и на гастролях по Англии. Мне, к сожалению, не удалось поучаствовать ни в одном из заграничных турне, потому что я был всего-навсего посыльным и грузчиком. Тем не менее, это был удивительный опыт.

Хендрикс, без всякого сомнения, был самым поразительным гитаристом, существовавшим когда-либо. Всё в нём было просто великолепно. Его игра по-настоящему поражала, и к тому же он потрясающе выглядел на сцене. Он был похож то на кота, то на змею! Когда он играл, у девушек просто крыша съезжала. Я видел, как он входил в свою спальню с пятью цыпочками, и все они потом выходили от него, улыбаясь. Конечно, дорожной команде тоже кое-что перепадало. Хендрикс был настоящим жеребцом, и только глупец скажет, что это плохо. Не знаю, почему это предосудительно, ведь быть жеребцом куда веселее, чем не быть им! К сожалению, я не был его близким другом и мало общался с ним за кулисами. Я лишь работал на него. Он запомнился мне очень славным, лёгким в общении парнем. Но тогда большинство людей были такими. Это была эпоха невинности, знаете ли. Все были ещё живы».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)