Волшебник Алекс

15 апреля 1967 г.

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Однажды в субботу вечером, приехав в «Кенвуд», я застал Джона и Тэрри [Дорана], раскрашивающих красками из баллончиков фасад дома в психоделические люминисцентные цвета. Не удовлетворившись результатами дня, когда они, бродя по «Кенвуду», раскрасили одинокие предметы садовой мебели и скульптуры, они решили аналогичным образом разделаться и с самим особняком.

Едва Джон успел мне об этом рассказать, как недовольная Синтия высунула голову в окно спальни и, чихая и кашляя, крикнула: «Что в доме такое творится? Тут везде дым!»

«А, кстати, Пит, – сказал Джон, – давай-ка зайдем туда. Там наверху сидит один грек, с которым я очень хочу тебя познакомить. Это волшебник. Его зовут Алекс».

 

Пол: «Волшебником мы прозвали грека Алекса, который дружил с Джоном».

 

Синтия: «В этот сумасшедший период в нашем кругу появился один мо­лодой грек. Алексис Мардас, прозванный Алексом-Волшебником, был инженером-электронщиком».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «Двадцатиоднолетний Янни Алексис Мардас приехал в Англию в 1965 году по студенческой визе, помогать Джону Данбару в галерее “Индика”, поселившись у Данбара в квартире на Бентинк-Стрит».

 

Боб Спиц (автор книги «Биография Битлз»): «Через некоторое время Данбар познакомил Мардаса с Брайаном Джонсом».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Данбар совместно с Мардасом разработал «психоделический световой куб» для европейского трёхнедельного турне группы “Роллинг Стоунз”».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «В квартире Джона Данбара на Бентинк-Стрит Мадрас впервые познакомился с Джоном Ленноном».

 

Синтия: «С Джоном его познакомил отринутый муж Марианны Фейтфулл – Джон Данбар».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Алекса, утверждавшего, что он – сын одного из важных членов правого военного правительства страны, с Джоном познакомил их общий друг – владелец картинной галереи «Индика» Джон Данбар».

 

Роберт Шонфилд (автор книги «Сердцевина яблока»): «Грек по происхождению, Алексис познакомился с Ленноном через Джона Данбара».

 

Джон Данбар (британский художник, один из основателей галереи «Индика»): «Он перешёл к Леннону, когда я перестал финансировать его безумные проекты».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Отложив аляповато-красные, жёлтые, пурпурные и зеленые краски, Джон затащил меня в редко посещаемый рабочий кабинет, где я увидел худощавого и изрядно обросшего парня, сидевшего на полу и внимательно изучавшего какие-то схемы. «Он изобретает летающую тарелку», – пояснил Джон».

 

Боб Спиц (автор книги «Биография Битлз»): «Мадрас попросил двигатель В-12 «Роллс-Ройса» Джона и двигатель харрисоновского «Феррари Берлинетта», чтобы он смог построить летающую тарелку».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Встав для приветствия, Алексис удостоил меня пронизывающего взгляда. «Это Пит Шоттон, мой старый приятель из Ливерпуля», – сказал Джон. «О-о-очень славный м-м-малый», – произнес «изобретатель» и его взгляд переплавился в ангельскую улыбку».

 

Джон Данбар (британский художник, один из основателей галереи «Индика»): «Алексис был довольно хитрым в том, как он предлагал свои творения. Он достаточно хорошо понимал, как и до какой степени заинтриговывать людей. Он был грёбаным телеремонтником: Янни Мардас, всё это дерьмо, этот “Волшебный Алекс!”».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Не знаю, действительно ли он обладал своими хвалеными учеными степенями нескольких престижных университетов Европы, но он мог похвастаться впечатляющими способностями в электронике. Кроме того, он обладал удивительным обаянием и способностью убеждать, и быстро завоевал место в узком кругу близких друзей «Битлз».

 

Синтия: «Он [Алекс] был из тех людей, которые сразу располагают к себе. Им веришь сразу и бесповоротно: ангель­ское лицо и такая же улыбка, златовласый ангел, невинное дитя. Джон до небес превозносил способности этого молодого человека».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Алекс прекрасно говорил по-английски, но страдал сильным заиканием, которое постепенно исчезало по мере того, как новое лицо завоевывало его доверие. По-настоящему его звали Алексис Мардас, но Джон всегда говорил о нём как о “Волшебном Алексе”».

 

Синтия: «Волшебником его прозвали за якобы замечательные, оригинальные изобретения».

 

Пит Шоттон (друг детства Джона Леннона): «Что касается Джона, то он думал об Алексе Бог знает что, и ничего не соображая в электронике, всерьёз считал его могучим волшебником».

 

Синтия: «Джон прямо обалдел от Алекса. Ему, ни черта не понимавшему в электричестве, любой трюк казался колдовством, поэтому он искрен­не поверил в то, что Алекс действительно волшебник. Он верил каж­дому его слову».

 

Пол: «Помню, однажды Джон приехал ко мне и сказал: «Вот мой новый гуру, Алекс-Волшебник». Я сказал: «Хорошо». Это занятный способ представлять кого-нибудь и очень категоричный. Я подумал: «Вот как? И что же он умеет?» Он неплохо разбирался в электронике. Другие спорили о его идеях, говорили, что осуществить их нельзя, но Алекс заявлял, что такое возможно».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «Мардас рассказал Леннону о своих идеях по созданию футуристических электронных устройств, над которыми он продолжал работать, таких как телефон, реагирующий на голос своего владельца, и способного идентифицировать, кто звонил».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Силовое поле, которое бы окружало дома «Битлз», фотокамера с рентгеновскими лучами, краска, которая может делать предметы невидимыми, автомобильная краска, меняющая свой цвет при переключении тумблера, настенные обои-громкоговорители».

 

Питер Эшер: «Есть ещё один очень любопытный персонаж, который сыграл ключевую роль в истории «Эппл». Вскоре после того, как «Битлз» создали компанию, в её штате некоторое время был человек по имени Волшебный Алекс. Его полное имя было Алексис Мардас, и это очень интересная история. По-моему, он был другом Джона, и Джорджу он тоже нравился. Он был учёным, и, насколько я мог судить, в какой-то степени настоящим учёным. Мало того, что у него было несколько замечательных идей и он был в курсе многих интересных новых исследований, технических и музыкальных. Волшебный Алекс знал и понимал столько, что в итоге рассказывал нам о переменах, которые могут произойти, так, как будто они уже произошли. Некоторые из новшеств в конце концов действительно появились. Я помню, как он говорил о технологии распознавания голоса и технологии распознавания лиц. Он говорил, что может создать колонки, которые будут сделаны как обои, которые можно просто разместить на стене. Это то, что происходит сейчас. Я не думаю, что Алекс был проходимцем, но думаю, что он был оптимистичен в отношении того, что и когда он действительно мог создать.

Помню, как он говорил о проблеме, которая всегда существовала, – звук от одного инструмента просачивался в другие микрофоны. Например, барабаны просачивались в вокальные микрофоны и так далее, и мы ставили большие деревянные перегородки, чтобы попытаться это предотвратить. Алекс говорил нам: «Они вам не понадобятся – мы можем создать невидимые барьеры, которые не позволят звуковым волнам блуждать между микрофонами». Такое запросто может появиться в будущем, но пока это не работает, и уж точно не сработало тогда. В итоге все потеряли веру в Алекса. Он был своего рода ученым-фантазёром, возможно, и аферистом. Лично мне он нравился. Он был классным парнем. Очаровательным и красноречивым. И мне было грустно узнать, что он умер. Алекс Мардас был важной частью команды «Эппл», мы знали его как Волшебного Алекса, он был близким другом «Битлз», хотя на самом деле (и мне жаль это говорить) он не был волшебником!»

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)