Запись песни With A Little Help From My Friends

29 марта 1967 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Было объявлено название нового альбома “Битлз”: “Оркестр клуба одиноких сердец сержанта Пеппера”».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «В этот день, в два часа дня Джон пришёл домой к Полу в Сент-Джонс-Вуд. Они вместе поднялись в кабинет Пола. Это узкое четырёх­угольное помещение, набитое стереофонической техникой и усилителями. На стене висит большой триптих Джейн Эшер, а на полу большая серебряная скульптура работы Палоцци в виде камина с головами Дейлека поверху (прим. – чудовище, персонаж английского телесериала 50-60-х годов).

Джон начинает бренчать на гитаре, а Пол барабанить на фортепьяно. Битых два часа они бренчат и барабанят. Кажется, они отключаются, впав в транс, но это продолжается ровно до того момента, пока один из них вдруг не нападает на жилу, не выдаёт находку, и тогда другой, как бы вырывая её из массы шумов, пробует сам, что это такое.

Накануне Пол с Джоном уже сочинили мелодию, очень неж­ную, льющуюся, под названием «С небольшой помощью моих друзей». Теперь они отшлифовывали её и сочиняли слова.

«Боишься ли ты, когда выключается свет?» – поёт Джон. Пол повторяет эту строчку вслед за ним и кивает. Джон говорит: «Этой идеей можно воспользоваться для всех куплетов, если придумать ещё несколько вопросов в та­ком же ритме».

«Веришь ли ты в любовь с первого взгляда? – поёт Джон. – Нет, – говорит он, остановившись, – здесь недостаёт слога. Как ты ду­маешь? Мы можем разбить эту строчку и сделать паузу, чтобы получился лишний слог?»

Джон снова поёт строчку, прервав её в середине. «Веришь ли ты в любовь с первого взгляда?»

– А как насчёт «Ты веришь в любовь с первого взгляда?» – спрашивает Пол.

Джон пробует, соглашается и сразу добавляет следующую строку: «Да, я уверен, что это происходит постоянно».

Оба они поют эти строки сами себе, заменяя «ла-ла-ла» недостающие слова. Потом повторили рефрен «Я справлюсь с небольшой помощью моих друзей». Джон вдруг замечает, что поёт «Веришь ли ты», и так ему понравилось больше.

Потом они поменяли порядок, поставили сначала две строчки «Веришь ли ты в любовь с первого взгляда? Да, я уверен, что это происходит постоянно» перед «Боишься ли ты, когда выключается свет?». Но вместо четвёртой строки по-прежнему поют «ла-ла-ла», по­тому что не могут её придумать.

Было уже около пяти часов. Пришла жена Джона Синтия, в темных очках, в сопровождении Терри Дорана, старинного ливерпульского друга «Битлз» (и Брайена Эпстайна). Джон с Полом продолжают играть. Син углубилась в книжку, Терри достал журнал с гороскопами.

Джон и Пол всё поют и поют три первые строчки, ища чет­вертую.

– Что рифмуется с «время» (time)? – спрашивает Джон. – «Да, я уверен, что это происходит постоянно» (Yes, I’m certain, it happens all the time). Нужна рифма к этой строчке.

– Как насчёт «Я чувствую себя просто отлично» (I just feel fine)? – предлагает Син.

– Нет, – говорит Джон, – никогда не употребляй таких слов, как «просто». Они сразу снижают смысл. Засоряют речь, и всё портят.

Джон поёт «Знаю, что это моё», но никто его не поддерживает. Вслед за словами «Боишься ли ты, когда выключается свет?» эта фраза звучала бессмысленно. Кто-то замечает, что в этом есть даже что-то непристойное.

Терри спрашивает, когда у меня день рождения. Я отвечаю, что 7 января. Пол перестаёт играть, хотя, казалось, он полностью был погружен в песню, и произносит: «Ха, это день рождения одного из наших ребят». Он слушает, как Терри читает гороскоп на этот день, потом снова начинает наигрывать что-то на рояле.

Из бренчания вдруг выплывают звуки «Любовь не купишь». Джон присоединяется к Полу, и они очень громко, смеясь и пере­крикивая друг друга, поют эту песню. Потом Пол начинает играть дру­гую, «Текила». Её они тоже поют вместе, смеясь и крича ещё громче. Терри и Син не поднимают глаз от своих книг.

– Помнишь Германию? – спрашивает Джон. – Все наши песни мы вопили изо всей мочи.

Они снова играют песню. На этот раз Джон выкрикивает слова в каждой музыкальной паузе: «трусики», «Принц Эдинбург», «титьки», «Гитлер».

Внезапно, так же, как и начали, они перестают вопить и валять дурака, и тихонько возвращаются к песне, над которой долж­ны работать. «Что ты представляешь себе, когда выключается свет?», – поёт Джон, пробуя новые слова в уже сочинённой строчке, выбросив «боишься». А потом поёт новую строчку: «Не могу сказать тебе, но я знаю, что это моё». Чуть-чуть изменив слова, он добивается своего».

 

Пол: «Помню, как хихикал с Джоном, когда мы написали строчки: «Что ты представляешь себе, когда выключается свет? Не могу сказать тебе, но я знаю, что это моё». Это могло быть как то, что он под одеялом теребит свой кончик, но также это могло быть воспринято с более глубоким смыслом. Это было то, на что намекается, но это был хороший способ сказать об этом, очень расплывчатый способ. Мне всегда это нравилось».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «”Годится”, – произносит Пол. Он записывает четыре законченные стро­ки в нотную тетрадь, которая стоит перед ним на пюпитре. Те­перь у них целиком готовы куплет и рефрен. Пол встаёт и проходится по комнате. Джон двигается к роялю.

– Что вы скажете о кусочке изумительного торта «Бэйзингсток»? – спрашивает Пол, доставая с полки твёрдый как камень торт.

– Годится, – отвечает Джон.

Пол строит гримасу. Терри и Син продолжают читать.

Пол достаёт из угла ситар и начинает его настраивать, попросив Джона помолчать хоть минуточку. Джон тихо сидит у рояля, уставившись в окно невидящим взглядом.

Снаружи напротив окон Пола, в противоположном конце двора, можно было увидеть лбы и глаза шестерых девочек, которые пытались заглянуть во двор через забор. Потом они ис­чезают, видимо устав висеть на руках. Несколько минут спустя они появляются снова и висят до тех пор, пока у них опять не затекают руки. Джон безучастно смотрит вдаль через свои круглые очки в металлической оправе. Потом начинает играть на рояле гимн, одновременно придумывая слова.

“Прислонись к стене, если хочешь увидеть Его Лик”. Потом он подскакивает, взвившись в воздух и начинает играть песню болельщиков регби. “Давай изобразим песню для регби, а?” Никто его не слушает.

Пол настраивает свой ситар и монотонно играет на нём один и тот же мотив, снова и снова повторяя его. Потом встаёт и начинает ходить по комнате. Теперь Джон берёт ситар, но никак не может к нему приспособиться. Пол говорит, что нужно сесть на пол, скрестив ноги, и поместить его в изгибе ноги. Пол добавляет, что именно так делает Джордж; сначала неудобно, но через несколь­ко столетий постепенно привыкаешь. Джон пробует, потом сдаётся и прислоняет ситар к стулу.

– Эй, – обращается Джон к Терри, – ты туда съездил?

– Да, купил вам три пальто, как у Джорджа.

– Здорово! – восклицает Джон, крайне возбуждённый, – Где же они?

– Я расплатился чеком, и они не хотят отдавать их мне до завтра.

– О господи, – громко восклицает Джон, – ты что, не мог втолковать им, для кого пальто? Надо было сказать, что они для Годфри Уинна. Я хочу их сейчас.

– Подождёшь до завтра, – останавливает его Пол. – Завтра нам всё равно надо ещё кое-что сделать, так что успокойся.

Потом Пол снова берёт гитару и начинает петь очень медленную кра­сивую песню о простаке, который сидит на холме. Джон молча слушает, опять уставившись в окно невидящим взором, слов­но не слыша Пола. Пол поёт песню много раз, заменяя “ла-ла-ла” те слова, которые ещё не придумал. Когда Пол наконец заканчивает, Джон советует ему поскорее записать слова, а не то он их забудет.

– Неплохо получилось, – говорит Пол, – не забуду. Пол впервые играл эту песню Джону. Никакого обсуждения не последовало.

Затем они закуривают сигарету с марихуаной и делятся ею между собой. Уже около семи часов вечера, пришло время идти в студию, – благо «И-Эм-Ай» за углом дома Пола. Они решают позвонить Ринго, чтобы сказать, что песня для него готова – что отнюдь не соответствовало действительности – и что они запишут её сегодня вечером. Джон берёт телефон и набирает номер Ринго, но там занято.

– Если я не положу трубку, он рано или поздно подойдёт?

– Нет, – отвечает Пол, – трубку надо повесить».

 

 

 

 

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «19:00-4:45. Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Джефф Эмерик; помощник звукоинженер: Ричард Лаш.

Во время этой сессии в композицию «Доброе утро, доброе утро» (Good Morning Good Morning) были добавлены звуковые эффекты, выбранные накануне из библиотеки. Они были наложены на вокальную дорожку ленты. После этого песня была готова, и 6 апреля 1967 года она будет сделано моно- и стереосведение.

Также в этот день в композицию «Побывайте на бенефисе мистера Кайта!» (Being For The Benefit Of Mr Kite!) были добавлены звуковые эффекты, созданные 20 февраля. Они были добавлены на третью дорожку. 31 марта будут добавлены орган и глокеншпиль (прим. – оркестровый ударный музыкальный инструмент в виде набора металлических пластинок, по которым ударяют молоточками)».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Битлы не появились в студии к семи часам вечера. Пока их не было, Джордж Мартин, Ричард Лаш и я посвятили это время перезаписи кассет со звуковыми эффектами, которые были ранее скомпилированы для композиций “Доброе утро, доброе утро” и “Побывайте на бенефисе мистера Кайта!”».

 

Пол: «Это было нашим первым серьёзным использованием звуковых эффектов, я полагаю. У нас были лошади, цыплята, собаки и ещё всякая живность, их слышно в течение всей песни».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Потом, несмотря на уже поздний час, появились все четверо “Битлз”».

 

 

 

 

 

 

 

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «После того, как они наскоро выпили по чашке чая, мы наконец приступили к работе».

 

 

 

Ринго с редактором журнала «Тин Сет» Джудит Симс. Также в этот день среди гостей в студии были пресс-агент группы Тони Бэрроу, друг Брайена Эпстайна, совладелец агентства по продаже автомобилей «Брайдор» Терри Доран и Синтия Леннон. Джудит Симс посетила две сессии записи «Битлз» и на страницах своего журнала в частности написала, что у Синтии Леннон теперь пепельно-русые волосы. Фото фотограф журнала «Битловская книга» Лесли Брайса.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Запись песни «С небольшой помощью моих друзей» (With A Little Help From My Friends)».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «В этот день началась запись песни, которая была написана для Ринга Старра и во время этой сессии имела название «Буги среднего пальца» (Bad Finger Boogie)».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «После того, как группа вступила во вторую половину своей музыкальной карьеры, дать возможность Ринго спеть песню на альбоме стало гораздо более серьёзной задачей. Вместо того, чтобы пытаться записывать какую-нибудь недоработанную композицию Ринго или кавер-версии его любимых песен, Джон с Полом взялись сами готовить материал, наилучшим образом соответствующий способностям барабанщика и позволяющий ему себя проявить. Так было в случае с “Жёлтой подводной лодкой” в 1966 году, так стало и c “С небольшой помощью друзей”».

 

Пол: «Мы хотели, чтобы на наших альбомах всегда была песня Ринго, потому что у него были миллионы поклонников. Им всегда хотелось услышать песню Ринго, и в первое время он записывал каверы, например, на кантри-песню под названием «Играй естественно» (Act Naturally), которая была великолепной и очень подходила Ринго. Но для «Сержанта Пеппера» мы сказали: «Слушай, подожди, мы можем написать её для тебя!».

Для меня это было аналогично тому, как я написал тему для фильма о Джеймсе Бонде. Это был вызов, это было что-то для нас необычное, потому что нам нужно было написать песню в тональности Ринго, и нужно было придать песне немного иронии. Ринго любил детей, он очень хорошо с ними ладил, поэтому знали, что «Жёлтая подводная лодка» хорошо подойдёт для Ринго. В данном случае это была чуть более взрослая песня, которая мне всегда очень нравилась.

Ринго – это сама сентиментальность. Он любит лирическую музыку, всегда любил её, а мы ни черта в ней не понимали, пока он нам не показал, что это такое. Думаю, поэтому мы и пишем для него такие сентиментальные песни, как “С небольшой помощью моих друзей”».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В соответствии с идеей создать группу альтер-эго и придания этому подлинности, Пол приложил большие усилия, чтобы позволить Ринго занять центральное место кумира, звезды группы. Его персонаж единственный (кроме сержанта Пеппера) имеет имя Билли Ширз. Как никогда раньше Ринго оказался в центре внимания, при этом подчёркивается, что это стало возможно благодаря помощи его друзей.

Проведя в студии четыре месяца, Пол с Джоном решили, наконец, написать песню Билли Ширса, которую должен был спеть Ринго. Многих может удивить, что к 6 марта 1967 года композиция «Сержант Пеппер» была уже полностью записана, но они ещё даже не начали сочинять песню, которая должна была последовать сразу же за ней. 28 марта, уже представив «единственного и неповторимого Билли Ширса», они, наконец, приступили к написанию песни Билли. Чтобы её написать, им потребовалось два дня».

 

Пол: «Песня для Ринго была написана у Джона дома в Уэйбридже. Мы с неизменным удовольствием сочиняли для него что-то такое, что не должно было быть слишком похожим на наш стиль. Думаю, это была лучшая из песен, которые мы написали для Ринго. Он должен был стать персонажем в этой оперетте, во всём том, что мы делали, так что это было хорошее представление его персонажа, где бы он ни появился на альбоме. На самом деле это был второй трек. Это было хорошее место для него, но куда бы мы его ни поместили, оно давало нам возможность представить этот персонаж».

 

Джон: «У Пола была фраза о «небольшой помощи друзей». У него была для неё какая-то структура – и мы довольно хорошо написали её в соавторстве пятьдесят на пятьдесят, основываясь на его первоначальной идее».

 

Пол: «Песня в значительной степени была написана в соавторстве. Мы с Джоном в рабочем порядке сочинили для Ринго песню, такое небольшое ремесленничество».

 

Джон: «Я написал некоторые строчки и все те короткие фразы, которые звучат на заднем плане вторым голосом».

 

Ринго: «Изначально концепция «Сержанта Пеппера» подразумевала, что альбом будет напоминать своего рода сценическое шоу. Ну, вы понимаете, всё начинается с аплодисментов, возгласов зрителей, а потом появля­юсь я – мы хотели, чтобы всё было как в театральной постановке при помощи разных студийных эффектов. В конце концов, мы забросили эту идею. В первой паре треков ещё присут­ствовал наш первоначальный замысел, но потом про­сто одна за другой пошли песни. И всё же нам удалось выдержать цельную концепцию. Получилось, как буд­то мы сыграли пару вещей, а потом начался пожар, и все зрители разбежались, а мы продолжали играть».

 

What would you think if I sang out of tune?  Что бы вы подумали, если бы я пел фальшиво?

Would you stand up and walk out on me?  Вы бы поднялись с мест и ушли?

Lend me your ears and I’ll sing you a song,  Послушайте меня, и я спою вам песню,

And I’ll try not to sing out of key.  И постараюсь не сфальшивить.

 

Oh, I get by with a little help from my friends,  Я справляюсь с небольшой помощью моих друзей,

Mm, I get high with a little help from my friends,  Я кайфую с небольшой помощью моих друзей,

Mm, gonna try with a little help from my friends.  Стараюсь с небольшой помощью моих друзей.

 

What do I do when my love is away?  Что мне делать, когда моя любовь далеко?

(Does it worry you to be alone?)  (Тебя беспокоит, что ты один?)

How do I feel by the end of the day?  Как я себя чувствую к концу дня?

(Are you sad because you’re on your own?)  (Тебе грустно, потому что ты один?)

 

No, I get by with a little help from my friends,  Нет, я справляюсь с небольшой помощью моих друзей,

Mm, I get high with a little help from my friends,  Я кайфую с помощью моих друзей,

Mm, gonna try with a little help from my friends.  Стараюсь с небольшой помощью моих друзей.

 

Do you need anybody?  Тебе кто-нибудь нужен?

I need somebody to love.  Мне нужно кого-то любить.

Could it be anybody?  Может ли это быть кто угодно?

I want somebody to love.  Я хочу кого-то любить.

 

Would you believe in a love at first sight?  Веришь ли ты в любовь с первого взгляда?

Yes, I’m certain that happens all the time.  Да, я уверен, что это происходит постоянно.

What do you see when you turn out the light?  Что ты представляешь себе, когда выключается свет?

I can’t tell you, but I know it’s mine.  Не могу сказать тебе, но я знаю, что это моё.

 

Oh, I get by with a little help from my friends,  О, я справляюсь с небольшой помощью моих друзей,

Mm, I get high with a little help from my friends,  Я кайфую с небольшой помощью моих друзей,

Oh, I’m gonna try with a little help from my friends,  Стараюсь с небольшой помощью моих друзей,

 

Do you need anybody?  Тебе кто-нибудь нужен?

I just need somebody to love.  Мне просто нужно кого-то любить.

Could it be anybody?  Может ли это быть кто угодно?

I want somebody to love.  Я хочу кого-то любить.

 

Oh, I get by with a little help from my friends,  Я справляюсь с небольшой помощью моих друзей,

Mm, gonna try with a little help from my friends.  Стараюсь с небольшой помощью моих друзей.

Oh, I get high with a little help from my friends,  Я кайфую с небольшой помощью моих друзей,

Yes, I get by with a little help from my friends,  Да я справляюсь с небольшой помощью моих друзей,

With a little help from my friends…  С небольшой помощью моих друзей…

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Текст песни как нельзя лучше подходит для Ринго. Признание того, что он может петь фальшиво, и надежда, что публика не уйдёт, являются его самым откровенным моментом как Битла. Он скромно говорит нам, что постарается не петь фальшиво, признавая, что он там, где он есть, только благодаря поддержке своих друзей.

Затем песня касается темы одиночества из-за того, что его любовь далеко. «Тебя беспокоит то, что ты один?» – спрашивают его друзья. – «Тебе грустно, потому что ты один?». Нет, он справляется с небольшой помощью своих друзей, не говоря уже о том, что они снабжают его наркотиками, чтобы он «кайфовал» и не думал об одиночестве.

Его друзья даже предлагают ему замену его «любви», пока она далеко, спрашивая: «Тебе кто-нибудь нужен, может ли это быть кто-нибудь другой?», и Ринго отвечает: «Мне просто нужен кто-то, кого можно любить».

После того, как Ринго признаёт возможность «любви с первого взгляда», за этим следует неожиданный вопрос: «Что ты представляешь себе, когда выключается свет?», который меняет тему, как и его ответ: «Не могу сказать, но я знаю, что это моё».

Конечно, общая идея песни достаточно проста – что можно положиться на друзей, когда они нам нужны.

«Пока моё внимание не обратили на эту запоминающуюся мелодию, я даже не подозревал, что «друзья» – это разные наркотики с такими названиями, как «Мэри Джейн» (прим. – марихуана), «Скорость» (прим. – амфетамины) и «Бенни» (прим. – таблетки бензедрина)». Это цитата из выступления вице-президента Спиро Агню в Лас-Вегасе 4 сентября 1970 года (прим. – Спиро Теодор Агню – 39-й вице-президент США от Республиканской партии с 1969 по 1973 год) в какой-то мере раскрывает истинное значение этой популярной песни. Агню также сказал во время этого выступления, что: «такая музыка представляет употребление наркотиков в таком привлекательном свете, что для впечатлительных людей «ловить кайф» становится естественным и даже одобренным действием». Это выступление было воспринято настолько серьёзно, что Федеральная комиссия связи выпустила брошюру с подробным списком популярных песен, которые радиостанции не должны проигрывать в эфире, если хотят сохранить свои лицензии».

 

Джон: «На самом деле речь идёт о небольшой помощи друзей, это искреннее послание».

 

Пол: «Поскольку это была эра марихуаны, нам пришлось вставить небольшой намёк: “я кайфую”».

 

Йен Макдональд (автор книги «Переворот в сознании»): «Это одновременно и об общем, и об личном, это песня о поддержки и помощи. Она выглядит как проявление инклюзивности: каждый может присоединиться (прим. ­– инклюзивность – включение кого-либо или чего-либо в общественный процесс)».

 

 

 

 

 

 

Питер Джонс (журнал «Битловская книга»): «Пол знакомит Ринго с текстом песни».

 

 

 

 

 

Питер Джонс (журнал «Битловская книга»): «Ринго с Полом смотрят на Джона, который привлёк их внимание из аппаратной».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Питер Джонс (журнал «Битловская книга»): «Этот снимок сделан с лестницы, ведущей в аппаратную комнату. На заднем плане Джонни Дин (прим. – псевдоним редактора журнала «Битловская книга» Шона О’Махони), Джудит Симс из журнала «Тин Сет», неизвестный гость (прим. – Терри Доран) и Синтия Леннон».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Питер Джонс (журнал «Битловская книга»): «В руках Джорджа и Джона, возможно, самая большая в мире губная гармошка».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «С самого начала предполагалось, что песня будет продолжением заглавного трека «Оркестр клуба одиноких сердец сержанта Пеппера», поэтому запись началась со строчки «Билли Ширс».

Было записано десять дублей ритм-трека, последний из которых был признан лучшим».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Ритм-трек новой песни был по-настоящему с огоньком, и Ринго с воодушевлением отбивал ритм на том-томах, поэтому я решил снова снять нижние пластины барабанов – то, чего я не делал со времён записи «День из жизни» (A Day In The Life)».

 

Питер Эшер: «Во всём каталоге «Битлз» отличные барабаны. Очень трудно выделить какой-либо, но одна конкретная барабанная партия всё же должна быть включена в список великих брейков группы – это «С небольшой помощью моих друзей», песня, которую Ринго ещё и поёт. Брейк между первыми двумя куплетами невосполнимо совершенен, – мы слышали его так много раз, что принимаем как должное. Его простота обманчива. Никто больше ничего не играет во время этого двухбарабанного проигрыша, и Ринго, используя только том-том, поддерживает ритм, делает музыкальное заявление и одновременно строит наше ожидание следующего куплета. Он играет только в определенное время, оставляя синкопы между вокальными линиями для блестящих басовых партий Пола, с этим великолепным скрипучим ритмом.

«Битлз» были не только невероятно успешными, они были и остаются дико влиятельными. Точно так же, как поклонники пытались подражать одежде или причёске, музыканты слушали каждую ноту, которую играл каждый из Битлов, и изучали каждую музыкальную деталь.

Брейк Ринго, где ноты звучат в точно установленном месте, – это не просто случайное ускорение барабанного безумия, а фактическая деталь, изменившая технологию работы с ударными на рок-н-ролльных записях».

 

 

 

Питер Джонс (журнал «Битловская книга»): «Короткий перерыв для быстрого обсуждения, перед тем как группа начнёт записывать на ртим-трек дополнительные инструменты».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Питер Джонс (журнал «Битловская книга»): «Джордж беседует с редактором журнала «Тин Сет» Джудит Симс».

 

 

 

 

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «На первую дорожку было записано фортепиано Пола Маккартни, на вторую – ритм-гитара Джорджа Харрисона, на третью – барабаны Ринго Старра и колокольчик, на котором играл Джон Леннон, а на четвёртую – электроорган Джорджа Мартина.

Чтобы освободить место для дальнейших наложений было сделано промежуточное сведение (дубль 11).

Затем на третью дорожку Ринго Старр записал свой ведущий вокал, а на четвёртую был записан вокал второго плана Леннона, Маккартни и Харрисона».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Когда мы сделали промежуточное сведение, к этому времени уже почти рассвело. Мы с Ричардом увидели, как уставший Ринго начал подниматься по лестнице, и обычно это был для нас сигналом, что сессия закончена и можно расслабиться. Он был уже на полпути, когда послышался голос Пола.

­– Ты куда направился, Ринг? – спросил он.

– Домой, в постель, – с удивлением ответил он.

– Нет, давай займёмся вокалом.

Ринго посмотрел на остальных в поисках поддержки.

– Но я очень устал, – взмолился он.

К его ужасу, Джон с Джорджем Харрисоном встали на сторону Пола.

– Нет, возвращайся сюда и спой для нас, – с ухмылкой произнёс Джон.

Решение, когда закончить сессию всегда принималось группой, и, очевидно, Ринго немного поторопился. С неохотой он спустился вниз.

– О нет, – простонал Ричард. – К началу завтрашней сессии мы будем всё ещё здесь?

Будучи сам совершенно без сил, я смог только покачать головой. Я так устал, что даже не мог ответить.

К счастью для всех, Ринго относительно быстро закончил запись вокала. Возможно, этому помогла тактика шока, заставившая его петь, когда он меньше всего этого ожидал, и это избавило его от нервозности. А может этому способствовала наша поддержка.

Трое его товарищей встали вокруг него в нескольких дюймах от микрофона, молча дирижировали и подбадривали, пока он стоически выполнял свои вокальные обязанности. Это была трогательная демонстрация единства четвёрки «Битлз». На самом деле, микрофон частично уловил тот инструктаж, что можно услышать в третьем припеве, когда кто-то (вероятно, Пол) подсказывает Ринго.

Единственной проблемой была последняя высокая нота в песне, которая Ринго не давалась. Через какое-то время он предложил, чтобы запись в этом конкретном месте была с замедленной скоростью. Мы попробовали, но, хотя это и подняло тон его голоса, тонально он не сочетался с тоном остального вокала – он звучал немного глуповато, почти как у одного из комиков «Дуралеев».

– Нет, Ринг, ты должен сделать это как полагается, – наконец решил Пол.

– Всё хорошо, просто сосредоточься на этом. Ты сможешь это сделать, – ободряюще сказал ему Джордж Харрисон.

Даже Джон добавил относительно ценный и явно доступно изложенный совет: «Просто запрокинь голову назад и рвани!» Потребовалось несколько попыток, но Ринго, наконец, попал в ноту и удержал её без особых колебаний. Под аплодисменты товарищей по группе и поднятые тосты виски с колой сессия наконец закончилась».

 

Джордж Мартин (продюсер записи): «Ринго не самый выдающийся вокалист на свете, но в его голосе столько обаяния и теплоты. Пол написал для него прекрасную простую мелодию, базирующуюся не более чем на пяти нотах. Вся вокальная партия Ринго построена на одной маленькой фразе. Невероятно просто и невероятно эффективно. Лаконичность – признак гениальности. И потом, друзья ему действительно помогли: вокальное трёхголосье Джона, Пола и Джорджа звучит прекрасно».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Поскольку вокал был записан в тот вечер, им пришлось закончить текст прямо в студии, включая вступительный куплет».

 

Ринго: «У них была одна строчка, которую я не стал петь: «Что бы вы сделали, если бы я пел фальшиво? Вы бы поднялись с мест и забросали меня помидорами?» (What would you do if I sang out of tune? Would you stand up and throw tomatoes at me?). Я сказал: «Чёрт возьми, я не буду это петь», потому что было ещё свежо воспоминание о подростках, забрасывавших сцену леденцами и игрушками. Я тогда подумал, что если мы когда-нибудь снова выйдем на сцену, то меня забросают помидорами».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Сессия закончилась в 5:45; запись песни будет завершена на следующий день».

 

 

 

Свой пёстрый платок Джон Леннон подарил одной из поклонниц возле студии. В 2009 году он был продан на аукционе за 25 000 долларов.

 

 

 

В 2010 году пианино, звучавшее в записях группы «Битлз», было выставлено на аукцион.

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)