Фотосессия с Генри Гроссманом

25 февраля 1967 г.

 

Генри Гроссман (фотограф): «Февраль 1967 года снова застал меня в Англии для очередной серии работ. Когда редактор журнала «Лайф» узнал, что я еду в Лондон, то спросил, могу ли я сделать несколько новых фотографий «Битлз», чтобы включить их в статью, над которой они работали. Я позвонил Джорджу из отеля «Вестбери». Патти устраивала у них дома вечеринку по случаю его дня рождения, и он меня пригласил. Я сказал, что рад приглашению, и упомянул тот факт, что в «Лайф» хотели бы несколько новых фотографий его и его товарищей по группе. Думаю, это он предложил мне прийти пораньше в день вечеринки для групповой фотосессии. Джордж, Ринго и Джон жили довольно близко друг к другу, так что для них не было проблемой собраться вместе. Только Пол должен был приехать из города.

Во второй половине дня Джордж поехал на киностудию «Шеппертон», где снимался фильм «Я никогда не забуду это имя» (I’ll Never Forget What’s ‘isname) (прим.  – британский комедийно-драматический фильм 1967 года, снятый и спродюсированный Майклом Уиннером; фильм посвящён творчеству и коммерциализации). Это было недалеко от его дома, и он предложил забрать меня. Фотосессия должна была состояться ближе к вечеру у Ринго, но у нас было немного свободного времени, и мы вернулись в Кинфаунс. Джордж очень хотел показать мне, над чем в последнее время работала группа. У него дома был оборудован кинопроекционный зал, и он устроил мне частный просмотр промо-фильма, который они сняли для песни «Земляничные поляны навсегда» (Strawberry Fields Forever) ранее в этом месяце. Это был довольно оторванный от жизни материал.

В Эшере мы провели вместе целый день. Я сделал несколько фотографий Джорджа и Патти на кухне и в столовой, один из снимков в итоге попал на страницы журнала “Лайф”».

 

 

 

 

 

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «К Джорджу в гости приехал его друг по имени Амия Дасгупта. Он был великолепным музыкантом, играющем на ситаре и учеником Рави Шанкара. Мы смотрели и слушали, как Джордж играл на ситаре в своей гостиной».

 

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «К Ринго мы приехали первыми. Ринго провёл нас в свою «весёлую комнату». Ему не терпелось показать нам своё приобретение – устройство цвета. Это был не аппарат, а скорее ящик, чем-то похожий на телевизор с экраном, на котором отображались меняющиеся цветовые узоры, которые танцевали и двигались в такт музыке. Весьма психоделический».

 

 

 

Джордж рисует во время визита в Санни-Хайтс, где «Битлз» собрались для фотосессии с Генри Гроссманом.

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «Пока мы ждали прибытия остальных, мы вчетвером (включая друга Джорджа Амию Дасгупту) пошли прогуляться по территории. Огромный задний двор имел террасы и спускался вниз от дома».

 

 

 

 

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «За эти годы мне стало ясно, как все четыре Битла любили животных. По отношению к своим питомцам они проявляли трогательную нежность. Я иногда задавался вопросом, могло ли это быть частично связано с тем фактом, что собаки и кошки не имели представления о знаменитости Битлов. Их питомцы искренне любили их такими, какие они есть, и такие факторы, как слава, деньги и общественный статус, не были частью этого уравнения. Собака никогда не попросит автограф или денег взаймы; она преданно любит просто так».

 

Питер Голдман (режиссёр): «У Ринго был маленький белый пудель по имени Тигр, которым он очень гордился. У Пола была собака, которая была похожа на небольшого пони. Её звали Марта».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мундир Джона был приобретён в магазине «Я был адъютантом у Лорда Китченера».

 

Пол: «В то время все изображали из себя адъютантов лорда Китченера, наряжались в солдатскую форму и втыкали цветы в стволы ружей».

 

 

 

 

Магазин «Адьютант лорда Киченера» на Портобелло-Роуд, специализировавшийся на торговле одеждой викторианской эпохи и репликами военных мундиров. Директором магазина в 1960-х годах был Роберт Орбач.

 

Роберт Орбач (директор магазина): «Название «Адьютант лорда Киченера» придумал один из совладельцев магазина Йен Фиск только потому, что мы торговали одеждой викторианской эпохи. Это пробуждало в воображении эдвардианские смокинги, цилиндры и трости – чистая ностальгия. Эрик Клэптон был первым, купившим у нас военный китель в начале 1966-го. Однажды утром я был в магазине [21 мая 1966], когда вошли Джон Леннон, Мик Джаггер и Синтия Леннон. Я не понимал, видится ли мне это, но это было реальностью. Мик Джаггер купил за 4 или 5 фунтов красный китель гвардейского гренадёра-барабанщика и надел его во время шоу «На старт, внимание, марш». На следующее утро в магазине была очередь из сотни человек, желающих купить такой мундир, и к обеду мы продали всё, что было в магазине».

 

 

 

Мик Джаггер, участники группы «Крим», Джимми Хендрикс в мундирах из магазина «Я был адъютантом у Лорда Китченера».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «После возвращения в «Кинфаунс» после съёмок в «Солнечных высотах», Джордж переоделся в одежду, напоминающую традиционную индийскую, которая вскоре стала частью культуры хиппи конца 1960-х годов. Я был потрясён, когда Патти вышла из спальни с короткими волосами. Я сфотографировал её с длинными светлыми локонами всего несколько часов назад. Как оказалось, на ней был парик. Джорджу нравились длинные волосы, и он не хотел, чтобы она их подстригла, поэтому время от времени для разнообразия она надевала парик».

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «Постепенно на вечеринку начали прибывать гости, каждый из которых оставлял свою обувь у двери. Все они были друзьями Джорджа и Патти и приносили с собой тарелки с едой, которые оставляли на столе в кухне. Я сфотографировал большинство гостей только потому, что они показались мне очаровательными. Я был заинтригован тем, кто они и как они оказались там в тот вечер. Одним из них был Дэвид Кросби».

 

 

 

Джордж с подругой Патти, Белиндой.

 

 

 

 

С Дэвидом Кросби.

 

 

 

 

Генри Гроссман (фотограф): «Кульминацией вечера стала игра музыканта Али Акбар Хана, одного из самых опытных и уважаемых в мире исполнителей на сароде. Ему аккомпанировали Амия на ситаре и ещё один музыкант на табле. Джордж записывал выступление на дорогой профессиональный магнитофон «Бренелл» через микрофон, висящий перед музыкантами на длинном штативе».

 

 

 

 

 

Из интервью Кена Шарпа с Патти Бойд (2008):

Кен Шарп: Расскажите о двойственности Джорджа. С одной стороны, он был человеком, ищущим просвещение и духовность, а с другой – крутил романы на стороне.

Патти Бойд: Джордж был человеком. Он был человеком, очень красивым и очень известным. У него были свои взлёты и падения. Его постоянно одолевали искушения. Если ты хочешь принять решение быть священником, то это очень сложно. Думаю, что Джордж гораздо лучше других осознавал постоянную битву своих внутренних демонов. У всех нас внутри есть демоны. Мы все наполнены тёмным и светлым. Он с этим боролся. Он всегда хотел быть хорошим человеком и поступать правильно. Джордж был настоящим духовным искателем. У нас была особая дружба, особые отношения, которые продлились всю нашу жизнь. Он был милым и нежным человеком. Так что, если у него и были демоны, то он старался быть хорошим и духовным.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)