Продолжение работы над песней Penny Lane

9 января 1967 г.

 

Джим Йоакум (автор книги «Человек, который убил Пола Маккартни»): «В понедельник Моххамед был несколько удивлён внезапным появлением у себя дома Пола Маккартни, который набросился на марокканца за то, что тот разбил его дорогущий автомобиль. Моххамед начал просить Маккартни помочь ему, объяснив, что у него недостаточно денег, чтобы пойти в больницу, и что он хотел бы получить деньги со страховки. Пол был непреклонен. Нет. «Автомобиль застрахован только на меня, моего водителя, Джейн [Эшер] и на мать Джейн», – сказал он.

Позднее, Моххамед пожаловался Фрезеру на то, что у Пола нет сострадания. Фрезер ответил, чтобы он не переживал по этому поводу и всё образуется».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Примерно в это время я внезапно стал принимать большое количество телефонных звонков из службы новостей с Флит-стрит. Всех интересовало состояние здоровья Пола и его местонахождение. Некоторые из репортёров пытались задавать наводящие вопросы: «Вы говорили сегодня с Полом? Как он поживает? С ним всё в порядке?» Другие были более прямолинейными: «Мы слышали, ходят слухи, что Пол погиб. Вы можете это подтвердить или опровергнуть?»

До этого я уже неоднократно имел дело с различными слухами, что кто-то из Битлов серьёзно болен, пострадал в дорожном происшествии или даже погиб какой-нибудь ужасной смертью. По меньшей мере раз в неделю мне приходилось иметь дело с такими слухами. Иногда источником слуха была какая-нибудь изобретательная поклонница, страстно желающая узнать, где находился её любимый Битл и уверенная в том, что благодаря службе новостей с Флит-стрит она сможет выяснить интересующий её вопрос. Я никогда не обсуждал эти истории с парнями, потому что, если быть откровенным, и у них, и у меня были дела поважнее.

Внезапная лавина звонков о Поле – дюжина или около того только за один день – вызвала у меня обеспокоенность. Я подумал, что на всякий случай мне лучше позвонить Полу в Сент-Джонс-Вуд. Он только что дал мне свой новый номер в доме на Кавендиш-авеню, который был у меня под рукой. Я не понял, кто поднял трубку – этот голос я не узнал. Вероятно, что это был, кто-то, кто там работал. Но, как я предположил, это мог быть доктор или медик. Как это часто бывает, я боялся худшего.

Затем к телефону подошёл Пол, в полном здравии, и я почувствовал себя очень глупо. Я оборвал себя на полуслове, чуть не ляпнув что-то вроде: «О, так значит, ты жив!» Вместо этого я на протяжении добрых десяти минут что-то мямлил в надежде, что придумаю что-нибудь убедительное, или смогу как-то завершить звонок, не ставя себя в неловкое положение.

Я взял паузу, чтобы перевести дыхание, и возникла тишина. После этого Пол спросил прямо: «Тони, какого хрена ты мне звонишь?» Я что-то промямлил, так и ничего и не сказав по существу! Задав какой-то банальный вопрос, я сделал вид, что это просьба одного подросткового журнала. Кажется, Пол не поверил в то, что это и была причина моего звонка, но я оставил всё, как есть. Я так и не узнал, почему возник тот шквал звонков с Флит-стрит и почему мёртвым считали Пола, а не кого-то из остальных. Я перезвонил всем репортёрам и сказал, что я только что разговаривал с Маккой, который жив и невредим. Как и следовало ожидать, никто не стал об этом печатать, так как ничего не произошло».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Продолжение работы над песней «Пенни-Лейн» (Penny Lane)».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «19:00-1:45. Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Джефф Эмерик.

Песня была почти закончена ещё до этой сессии, но было необходимо записать ещё одно наложение с участием сессионных музыкантов. В этот день были добавлены четыре флейты и две трубы.

Флейтистами были Рэй Суинфилд, Пи Гуди, Мэнни Уинтерс и Деннис Уолтон; трубачами: Леон Калверт и Фредди Клейтон».

 

Дэйв Рыбачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Трое из этих музыкантов также записали партии пикколо и флюгельгорна».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «У Пола было очень конкретное представление об инструментах, которые он хотел бы услышать в этой песне. Джордж Мартин получил задание подготовить аранжировку для флейт, труб, пикколо и флюгельгорна, к которой были добавлены гобои, охотничий гобой (английский рожок) и смычковый контрабас».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Когда они репетировали с Джорджем Мартином и Полом Маккартни, Джон Леннон находился в аппаратной комнате, участвуя в процессе записи.

После разминки и обсуждения Мартин объявил 10-минутный перерыв.

Затем Маккартни сыграл мелодию песни на фортепиано, сказав музыкантам, что «их может немного сбить с толку, в какой тональности она звучит». Он также напел характер мелодии для медной группы.

После этого во время репетиции Мартин дирижировал флейтами, затем к ним присоединились трубы. Песня была сыграна дважды, и на плёнке слышно, как Мартин жалуется, что что-то звучит несогласованно.

Партия духовых инструментов была записана на третью дорожку четырёхдорожечной ленты.

После завершения записи были сделаны два черновых моно микса под номерами пять и шесть».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)