День отдыха

8 ноября 1966 г.

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Комната 53 студии «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Звукоинженер: Джефф Эмерик.

Джордж Мартин не присутствовал на третьем сеансе стереосведения песен для британского альбома «Сборник старых хитов Битлз».

За 90-минутную сессию было сделано два стереосведения песни «Она любит тебя» (She Loves You). Плёнки с оригинальными двухдорожечными записями этой песни были стёрты вскоре после того, как песня была записана, поэтому Эмерик сделал псевдо стерео, вырезав высокие частоты из левого канала и удалив басы из правого».

 

beatlesbible.com: «Маккартни провел ночь в одном из клубов Бордо. С помощью накладных усов и очков он расчитывал на то, что сможет путешествовать инкогнито, но служащие клуба не позволили ему войти».

 

Пол: «Я выглядел как старый идиот. «Нет, нет, монсеньер, нет», – ты болван, мы не можем тебе позволить войти! Ну, чтож, подумал я, это идиотизм, я могу вернуться в отель и стать собой! Таким образом, я вернулся снова как нормальный Битл, и был встречен с распростертыми объятиями. Я подумал, что теперь не имеет значения, если я сниму свою маскировку, потому что, так или иначе, я собираюсь встретиться с Мэлом, и мне не нужно больше маскироваться.

На самом деле, к событию в клубе я был, в некотором роде, сыт всем этим. Что было хорошо. Это была своего рода терапия, но ее было уже достаточно. Это было прекрасно, потому что я вспомнил, какого это, быть неизвестным, и это не обязательно было немного лучше, чем быть известным.

Это заставило меня вспомнить, почему мы все хотели стать знаменитыми, достичь этого. Конечно, мы в «Битлз» часто размышляли о том, что мы желали большой славы, и затем она пришла, но при этом принесла с собой все эти давления бизнеса, проблемы известности, денежные проблемы, и так далее. Я всего лишь хотел проверить, хочу ли я вернуться назад, и я пришел к мысли, что, нет, в целом, я вполне доволен таким положением дел».

 

 

 

Бордо, 1966 г.

 

Джон: «Эйфорию от приёма ЛСД я испытал не меньше тысячи раз. Я принимал кислоту постоянно и прекратил принимать только из-за глюков, которые я просто не мог больше выносить. Я отказался от неё на какое-то время и начал снова принимать незадолго до встречи с Йоко.

С помощью кислоты я получил сигнал, что надо уничтожить своё эго, и так это и сделал. Я прочитал дурацкую книгу Лири [«Опыт применения психоделиков»] и прочее дерьмо. Мы все проходили через всё это, и я уничтожил себя. Я уничтожил своё эго, я не верил, что способен на что-нибудь, я позволял людям поступать и говорить так, как им вздумается, я был ничтожеством, я был дерьмом. А потом Дерек Тейлор, когда вернулся из Лос-Анджелеса, дал мне дозу. Он сказал: «Ты в полном порядке, – и указав на написанные мною песни, добавил, – ты написал это, ты сказал это, ты умён, тебе нечего бояться».

А на следующей неделе я познакомился с Йоко. Она заставила меня полностью осознать, что я это я, и что всё в порядке. Так и было. Я снова начал бороться, я снова стал словоохотлив и говорил: «Да, я могу это сделать!» и: «Чёрт бы вас всех побрал, вот чего я хочу. Я хочу этого, и не смейте мне мешать». Кислота – это химическое вещество. Люди принимают её, даже если об этом не говорят. За всю свою жизнь я не встретил ни одного человека, который испытал бы серьёзные последствия от приёма кислоты. В шестидесятые годы я принимал её, наверное, миллионы раз и никогда не встречал людей, у которых возникали бы из-за этого проблемы. У меня случались глюки, но такое бывало и в обычной жизни. Глюки бывали у меня и после косяка. Параноиком можно стать и просто от того, что ходишь в рестораны. Для этого незачем что-нибудь принимать.

Кислота – это всего лишь реальная жизнь в проекционном аппарате. Что бы с вами ни случилось – это то, что произошло бы с вами в любом случае. Всякие там комитеты, имейте в виду: я ничего не пропагандирую, я не принимаю кислоту только потому, что это химия, но вся чушь о том, что она губит людей, – это просто чушь».

 

Джордж: «Вряд ли Джон принимал ЛСД тысячу раз. Думаю, это преувеличение. Но был период, когда мы часто принимали кислоту. Тогда мы перестали ездить в турне, мы всё время были дома и ходили друг к другу в гости. Подобно психиатрии, кислота в каком-то смысле может зачеркнуть многое. Это такой мощный опыт, что после него просто начинаешь по-другому видеть. Но думаю, что мы не сознавали в должной степени, до какой степени был зависим Джон. К примеру, когда он держался дружелюбно и приветливо, было трудно поверить, что он способен быть нелюдимым, но он мог быть злобным и едким. В детстве я думал: «Всё это потому, что его отец ушёл из дома, а мать умерла». Вероятно, эти события оставили в его душе незаживающую рану».

 

 

 

Письмо Линды Истман своему другу Мики Энтони от 8 ноября 1966 года (прим. – британский певец, композитор, продюсер): «У меня всё очень хорошо. В основном я сотрудничаю с журналами для подростков, потому что большинство моих сюжетов – рок-н-ролльные группы – это так круто – я сфотографировала множество английских групп. «Стоунз» моя любимая. Я познакомилась с Миком Джаггером, он действительно потрясающий человек, к моему большому удивлению. Некоторых моих очень хороших друзей только что забрал в Лондон Брайен Эпстайн, который планирует ими управлять. Их зовут Багз Пембертон, Джеки Ломакс, Томми Питерс и Джон Кэннон – группа называется «Ломакс Альянс» (прим. – группа включала в себя двух британцев и двух американцев)».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)