Выступление в Лос-Анджелесе

28 августа 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В связи с продолжающейся критикой в ​​прессе и плохой посещаемостью концертов, Брайен Эпстайн сделал заявление: «Это турне необычайно успешно по сравнению с прошлогодним. В этом году всё намного лучше с точки зрения повышенного интереса к турне, и мы на самом деле выступаем перед более многочисленной аудиторией. Здесь, в Лос-Анджелесе, например, на концерте в «Голливудской чаше» было 36 000 человек. На сегодняшнем концерте на стадионе «Доджер» на 10 000 больше. Кто-то говорит о снижении популярности, но всё, что можно сказать, это то, что посещаемость просто огромна. К тому времени, как мы закончим это турне, концерты посетят 400 000 человек, и Сид Бернстайн уже сделал официальное приглашение «Битлз» выступить на стадионе «Ши» летом 1967 года»».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «В 1964 году в Лос-Анджелесе главным концертным промоутером был Лу Робин, но он не занимался группами. Робин привык платить 10 000 долларов таким известным исполнителям, как Фрэнк Синатра и Элла Фицджеральд, и он отказался от гонорара «Битлз» в размере 25 000 долларов. Мы с Мики Брауном (прим. – бизнес-партнёр Боба Юбэнкса) взялись за это, но нам пришлось заложить свои дома, чтобы заключить сделку.

Оказалось, что нам можно было не беспокоиться. 17 000 мест в «Чаше» были распроданы за три с половиной часа. То же самое произошло и в следующем году, когда мы с Брауном пригласили их ещё на два концерта в «Голливудской Чаше», 29 и 30 августа. Учитывая ошеломляющий успех этих концертов, я решил, что организовать их выступление в 66-м будет парой пустяков. На этот раз, однако, нам хотелось большую площадку, и стадион «Доджер» показался нам идеальным вариантом».

 

Бад Такер (газета Окснард Пресс-Курьер», 27 августа 1966): «Уолтеру О’Мэлли (прим. – владелец стадиона «Доджер») не следовало позволять группе «Битлз» выступать на этом стадионе. «Битлз» станут позором для него. С этим нельзя смириться, Уолтер. Битлы даже не насекомые, Уолтер, они настоящие шаромыжники. Пожалуйста, Уолтер, скажи, что это не так».

 

 

 

 

 

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «Во время пребывания в Голливуде, Джона Леннона и Битлов охранял Христос. И Моисей тоже был там! Нет, я не шучу – Джим Крист и Джек Мозес были наняты американской охранной фирмой Лос-Анджелеса, чтобы охранять этих парней (прим. – обыгрывается созвучие имён и фамилий охранников Jim Christ и Jack Moses с Христом и Моисеем).

Джим и Джек (мой брат) были поклонниками «Битлз» задолго до того, как в летнее время стали работать охранниками неполный рабочий день. Оба работали летом в Диснейленде охранниками, но они даже представить себе не могли, какие им предстоят страсти-мордасти от назначения охранять «Битлз»!

Чтобы доставить «Битлз» до стадиона «Доджер», и затем сопроводить обратно, был разработан детальный план. Джек рассказал мне об этом так: «Примерно за час до концерта мы с Джимом и двумя нашими руководителями подъехали к дому, где остановились «Битлз». В пределах двух миль от дома по обеим сторонам дороги сплошными рядами стояли машины, рядом с которыми толпились подростки. Мы проехали вверх по холму по однополосной извилистой дороге к дому, подъезд к которому был перекрыт городской полицией. Дом окружали охранники. После того как открылись гигантские электронные ворота, мы въехали вовнутрь участка. Вокруг дома через кусты были протоптаны тропы, а часть заднего забора была сломана.

Когда мы увидели их, они обедали. Людей было немного – Тони Бэрроу, Дэвид Кросби и дорожные менеджеры «Битлз».

Примерно через полчаса я выехал в броневике без Битлов. За нами следовал лимузин, полный охранников и людей из дома. Когда мы выехали, почти все подростки последовали за нами. Они кричали, сигналили, делали на автомобилях дикие манёвры, чуть не попадая в аварию на каждом повороте!

Когда мы свернули на автостраду, лимузин остановился, чтобы ни одна машина не смогла проехать следом за нами. Тем не менее около семи машин проследовали за нами, и когда мы добрались до назначенного места, а это было примерно в двух милях от стадиона, я открыл дверь броневика и показал ребятам, что Битлов внутри нет. Они очень разозлились! Многие из девушек начали плакать. Затем они уехали. Через восемь минут в потрёпанном фургоне «Шевроле» подъехали «Битлз» и запрыгнули в бронированный грузовик.

Когда мы уехали от дома, Джим ждал, пока Битлы погрузятся в фургон. Он сказал: «Пока я ждал, вышел Джон Леннон, и у него был маленький резиновый мячик. Он стучал им о стену, пока разговаривал с Дэвидом Кросби. Затем они со своими дорожными менеджерами сели в фургон, и я поехал впереди них на лимузине».

Фургон подъехал к бронированному грузовику на стоянке, и Джек с Джимом помогли четвёрке сесть в грузовик. Джек продолжил рассказ: «Сидений не было, поэтому они просто стояли на полу. Когда мы подъехали к стадиону, они сильно забеспокоились, потому что, когда мы миновали ограждение, туда же бросились девушки.

«Ну конечно, пропускайте их, – произнёс Джордж. – Не держите, пускай они доберутся до нас и разорвут на части!»

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «На стадион нас привезли в броневике, который припарковался сразу за сценой».

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «Наконец мы добрались до задней части стадиона, где никого не было, и они вошли в свою раздевалку. Первым делом Пол, Джон и Джордж взяли в руки обычные гитары. Они разошлись по углам комнаты и начали на них играть.

Затем они взяли инструменты, которые используют на сцене, подключили их к небольшим усилителям и начали играть песни, которые собирались исполнить.

«Это звучало фантастически! – перебил его Джим. – Они просто репетировали, и это было здорово! Всё это время Ринго просто сидел в углу, не говоря ни слова»».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед концертом Джон внёс оживление на пресс-конференции, повторив своё «богохульное» высказывание, сделанное им об Исусе несколькими месяцами ранее, – на этот раз без извинений».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «В первый год (прим. – 1964), когда я начал работать с ними, они были полны энтузиазма и восторга. Харрисон и Маккартни были очень дружны. На следующий год дружелюбным оставался только Маккартни, а к 1966 году они все стали очень нелёгкими в общении. Они устали».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на стадионе «Доджер», Лос-Анджелес».

 

beatlesbible.com: «Билеты стоили 3, 4,50, 5,50 и 6 долларов. Самые недорогие были зарезервированы для военнослужащих армии США».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Мы распланировали всё. По-моему, когда впервые было объявлено, что «Битлз» будут выступать на стадионе «Доджер», были некоторые сомнения, что можно будет продать 45 тысяч билетов. Я думаю, что организатор концерта Боб Юбэнкс должен был поднять достаточно высокий уровень оплаты, чтобы они согласились приехать. Ходили слухи, что до концерта он был обеспокоен, но когда билеты, в конце концов, были распроданы, он остался удовлетворён. Мы продали все места на стадионе, за исключением павильонов».

 

 

 

 

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На концерте присутствовало 45 000 зрителей».

 

Бэрб Кэбот: «Я был на этом концерте. Это был тёплый южный калифорнийский вечер».

 

Линда: «Я была на этом концерте. Отец моей подруги был продюсером в компании «Энджил Рекордз», записывающей классическую музыку под маркой компании «Кэпитол», которая предоставила ему четыре билета, два из них в нижнем секторе. Нижний сектор был большой. Десять рядов от поля. Когда мы сели на места, то увидели, что сцена была установлена в зоне второй базы. Мы приуныли. Казалось, что до сцены целые мили. Мы с подругой были интеллектуальными поклонниками «Битлз», имеется в виду, что мы НИКОГДА не кричали, потому что хотели слушать музыку!»

 

Гэри Паркер: «Мой билет стоил 6 долларов! Я сидел сразу позади скамейки запасных третьей базы – довольно хорошие места».

 

Родни Бингенхаймер (американский диск-жокей рок-станции «Кей-Эр-Оу-Кью» с 1976 по 2017 год): «В то время я был ещё подростком и был на концерте со своим приятелем, Крисом Ридом (его настоящее имя Боб Иссэксон, но, в то время мы звали его Крисом Ридом). Я был знаком с Дереком Тейлором и у нас были пропуска, которые мы получили от Карла Уилсона из «Бич Бойз», и Эрла Лифа, бывшего в то время фотографом. Они были подписаны Нилом Аспиналом. Мы расположились на лужайке перед сценой (прим. – до этого Родни познакомился с «Битлз» 31 августа 1965 года во время их выступления в «Коу Пэлэс» в Сан-Франциско)».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Как только мы узнали, что они будут выступать на стадионе, мы связались с лос-анджелеским департаментом пожарной охраны и ещё с множеством людей, чтобы посмотреть, что мы могли сделать, чтобы удержать толпу вне пределов поля, на которое они выбегали во многих других случаях.

Мы переговорили с департаментом пожарной охраны, и они позволили нам вокруг поля установить двухметровое ограждение из проволочной сетки, от площадки для питчеров, огибая место игрока с битой и до другой площадки для питчеров. Мы установили ограждение прямо напротив мест, расположенных на уровне поля, таким образом, никто не смог бы прорваться с уровня поля на площадку. На самом деле это была зона выхода для тех, кто находился на уровне поля, но нам позволили это сделать, если мы будем уверены, что все выходы будут открыты, и мы сможем удержать людей с верхних ярусов, чтобы они не проникли на уровень поля. Мы сотрудничали с настоящим профессионалом по имени Джим Джонс из департамента пожарной охраны.

Также мы наняли большое количество полицейских Лонг-Бич, находящихся вне службы. Они были в униформе».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время концерта на стадионе несли дежурство всего 102 сотрудника службы безопасности».

 

 

 

На снимке диск-жокеи радиостанции «Кей-Эр-Эл-Эй», позирующих возле палатки, выполняющей роль костюмерной комнаты. Слева направо: Чарли О’Доннелл, Дик Морилэнд, Кэси Кэсим, Боб Юбэнкс (организатор концерта), Дик Бионди и Дейв Халл.

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Полицейские департамента Лонг-Бич и служба безопасности стадиона стояли в оцеплении на расстоянии примерно одного метра друг от друга. Сотрудники безопасности контролировали подземный уровень стадиона, откуда «Битлз» должны были выйти из раздевалки на поле и на сцену.

Для меня и моих сотрудников начался логистический кошмар, а также для находящегося вне службы офицера лос-анджелеского департамента полиции, Шелдона Сомбса, возглавлявшего службу безопасности стадиона «Доджер». Битлы прибыли на восьмой уровень стадиона примерно в 16:00, и спустились на лифте до подземного уровня.

Позади сцены была разбита большая палатка, служившая им костюмерной. Она была закрытая – сверху и со всех сторон. На тенте была крупная табличка: “Костюмерная Битлз”».

В раздевалке стадиона они переоделись и подготовились к выступлению. Остальные исполнители использовали старую раздевалку клуба «Лос-Анджелес Энджилз». В помещение раздевалки было разрешено входить по специальным пропускам только мне, гримёршам, организаторам концерта и их близким друзьям».

 

Гэри Паркер: «Я помню, что выступали “Римейнз”, Бобби Хэбб и “Ронеттс”. Не помню, играли ли в тот вечер “Сёркл”».

 

Эд Фримен (гастрольный менеджер турне): «В то время я уже увлекался фотографией, хотя и не особо. Я начал фотографировать, когда мне было лет двенадцать, и всегда относился к этому как к хобби. Этому я никогда не учился. Всё время, пока я взрослел, моими увлечениями были музыка и фотография. В колледже я стал специализироваться на французском языке, потому что мне никогда не приходило в голову, что можно зарабатывать на жизнь музыкантом или фотографом. Но это всегда были мои две любви».

 

 

 

На сцене группа «Римейнз», фото Эда Фримена.

 

 

 

 

Линда: «В двух рядах перед нами мы увидели Эдварда Дж.Робинсона (прим. – известный актёр). Мы не понимали, как он мог оставаться таким спокойным. За несколько минут до того, как вышли «Битлз», толпа впала в безумство».

 

 

 

Группа «Ронеттс».

 

 

 

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «После того, как Битлы переоделись, – продолжил Джек, – мы повели их к туннелю, через который они должны были выйти. В это время на сцене их представляли диск-жокеи радиостанции, и Джон начал комментировать: «Вот тот парень, который всё это устроил – Родни Джей Фезерсмит. А на местах с шестого до девятого – Генри Би Суиндлхофф!» В конце концов ему это надоело, потому что говорильня на сцене всё продолжалась, и он сказал: «Ну, я пошёл!», и начал выходить на поле. Пол с Джорджем оттащили его назад.

Затем ди-джей закричал: «А вот и они – Битлз!», и Джон решил присесть. Ринго с Джорджем подхватили его, и мы выбежали за ними на поле».

На стадионе как обычно было столпотворение. Битлы были одеты в зелёные расклешённые костюмы из гладкой блестящей ткани с бархатными лацканами. Двубортные пиджаки с шестью пуговицами были одеты поверх белых рубашек с зелёными набивными цветами. Джон и Пол были в ботинках, Ринго и Джордж в мокасинах. Полицейское оцепление было плотным, и поклонники не могли к ним приблизиться».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Сцена (украшенной синим и белым) высотой примерно метр двадцать над уровнем земли, была установлена во второй базе».

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

 

 

Гэри Паркер: «Помню, что когда объявили «Битлз», меня затрясло с головы до пят. Они появились из подземного выхода, расположенного как раз ниже моего места».

 

Мэри Миллер (для газеты «Ридлэндз Дейли Фэктс», 3 сентября 1966): «Они выпрыгнули из туннеля прямо под нами. Первым был Джордж, затем Джон, Ринго и Пол. Я помню, как Пол похлопал Ринго по спине, когда они выбегали на сцену».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Кэла Монтни.

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Этот концерт был снят бытовой кинокамерой на цветную плёнку. Фильм начинается кадрами стадиона с рекламной вывеской местной радиостанции «Кей-Эр-Эл-Эй». Затем кадры сменяются на вид внутри стадиона, когда ведущий на сцене делает в объявление, сопровождающееся мельканием электронного табло, показывающего слова: «Кей-Эр-Эл-Эй имеет честь представить Битлз». Битлы пересекают спортивное поле, направляясь к сцене, тоже украшенной логотипом радиостанции».

 

Бэрб Кэбот: «Когда «Битлз» по полю бежали к сцене, они были похожи на муравьёв. Мы на трибуне сидели настолько высоко, что не могли достаточно хорошо их разглядеть».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Впервые в истории стадиона были проданы места на самом краю арены. Люди, сидящие на местах в самом дальнем конце резервного уровня и на уровне поля могли их разглядеть. На места в павильоне организаторы выделили билеты людям, которые были слепыми».

 

Линда: «Внезапно Эдди Дж. Робинсон встал и покинул своё место. Он больше не вернулся! Я заметила, что в его ушах были ватные затычки».

 

Боб Томас (репортёр «Ассошиэйтед Пресс», 1966): «Битлз начали своё выступление в 21:33».

 

Гэри Паркер: «Наэлектризованность аудитории была невероятной. Ощущения, когда они появились, нельзя было ни с чем сравнить. Я чувствовал только волнение и шум! Я повернулся, чтобы посмотреть на своего очень уравновешенного старшего двоюродного брата, и увидел, что его волосы на затылке встали дыбом! Он повернулся и взволнованно взглянул на меня широко раскрытыми от изумления глазами! Ещё я поразился, как хорошо я мог слышать «Битлз», несмотря на невообразимый шум».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Затем Пол с Джоном начинают настраивать микрофоны. Ринго усаживается на высоком подиуме позади огромной сцены, из-за которой «Битлз» кажутся совсем крошечными.

Кадры кинохроники показывают нам Джона с Полом около одного микрофона, и нескольких человек вокруг сцены. Затем камера демонстрирует толпу зрителей и возвращается обратно к «Битлз», поскольку Джон начинает делать объявление. Синий занавес позади Ринго ярко высвечивается прожекторами».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «С того момента, как они вышли на сцену, и до тех пор, пока они её не покинули, с трибун раздавались непрерывные пронзительные крики. Это было очень громко. Шум от непрекращающихся криков был громче музыки, но они играли мощно. Шум, который производили поклонники, разносился от стадиона «Доджер» до бульвара Сансет. Все соскочили с мест, подпрыгивали и кричали изо всех сил. Бейсбол по сравнению с этим довольно тих».

 

Бэрб Кэбот: «Говорили, что уровень шума был такой, что его было слышно даже в районе бульвара Сансет. Я верю, что так оно и было!».

 

Кэрол Декотэу (для журнала «Тин Дейтбук», январь 1967): «Концерт «Битлз» был первым, на котором я была когда-либо, и я никогда его не забуду. Я никогда так не вопила за всю свою жизнь. Все девушки вокруг меня визжали и кричали, и когда я заметила, что некоторые из них плачут, я начала смеяться, но быстро прекратила после того, как кто-то стукнул меня по голове тяжёлой сумкой».

 

Бэрб Кэбот: «В самом начале я осмотрелся по сторонам. Повсюду визжащие девочки. Вокруг нас все кричали, и я начал кричать тоже! Полагаю, что надо быть достаточно молодым, чтобы кричать так громко и так долго. На самом деле не имело значения, видели вы «Битлз» или слышали. Они начали петь, но нельзя было расслышать ни единого слова. Всё, что вы слышали, был сплошной крик, который варьировался от громкого до очень громкого».

 

 

 

 

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «Во время выступления они приветствовали разные сектора стадиона, и можно было видеть, как в этот миг поднималась и кричала волна человеческих тел. Но когда Джон поприветствовал секцию позади него, никакой реакции не последовало.

Джон не мог этого понять, пока Джим не объяснил, что вся секция была предназначена для слепых детей. «Все в порядке, – сказал Пол, – кто-то там, вероятно, говорит им: «Он сейчас помахал вам рукой»». «Джон решил, что это было круто», – сказал Джим».

 

 

 

Фото Эда Фримена.

 

Эд Фримен (гастрольный менеджер турне): «В фотоплёнке было, кажется, двенадцать кадров, и я думаю, что сделал десять. Причина, по которой я не фотографировал больше, заключалась в том, что плёнка стоила 1,75 доллара за катушку, а затем мне надо было самому её проявлять. По-моему, я сделал несколько фотографий на сцене «Римейнз» и пару «Битлз». Я не хотел выглядеть их фанатом, поэтому не фотографировал.

В середине 60-х никто не знал, что интерес к рок-музыке будет продолжать расти. В то время это было не существенно. Даже «Битлз», которые и в то время были знамениты, сейчас являются значительно большим явлением, чем были тогда».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

Фото Кэла Монтни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Организатор концерта Боб Юбэнкс и пресс-агент группы Тони Бэрроу.

 

 

 

Специалист по рекламе Джерри Пэм, занимался рекламой фильмов «Вечер трудного дня» и «На помощь!».

 

Джерри Пэм (специалист по рекламе): «Я занимался рекламой обоих фильмов «Битлз» являясь сотрудником компании «Юнайтед Эртистс». Начинал я свою карьеру в Австралии как газетчик. Я уехал из Англии в Австралию, где в течение трёх лет работал в газете. Потом я переехал в Лос-Анджелес. Меня пригласил Спиро Скурайс, президент «Твентис Центури Фокс», работать в отделе международной рекламы. Потом случился кризис и всех уволили. Поэтому мне пришлось стать голливудским репортёром. Затем я получил работу в газете «Беверли Хиллз Ситизен». Я был редактором отдела индустрии развлечений. Также я работал в «Вэлли Таймс», ещё одной ежедневной газете в Лос-Анджелесе. А потом я бросил всё это и пошел работать в рекламу, в рекламное агентство «Джерри Пэм Паблисити».

У меня появилась возможность рекламировать фильмы «Битлз», потому что я знал продюсера фильмов Уолтера Шенсона. Я познакомился с ним, когда он был публицистом в Колумбии, а я редактором развлекательных программ «Беверли Хиллз Ситизен». Мы были с ним знакомы уже одиннадцать лет, когда однажды он позвонил мне и спросил: «Джерри, что делаешь в эти дни?»

– Я больше не работаю в газете, – ответил я. – Я занимаюсь рекламой. У меня теперь собственный офис.

– Слушай, у меня тоже сейчас своё дело и я собираюсь снимать в фильм, скажи, возмёшься за его рекламу?

– Да, занимался фильмами пару раз.

– Я начинаю фильм, – сказал он и назвал даты.

– Ну, и кто в нём будет сниматься?

– У нас ещё никого нет.

– Ты хочешь, чтобы я рекламировал фильм без названия, и в нём никого нет?

– Да.

– Но кто-то же должен в нём сниматься!

– Да, группа под названием «Битлз».

– Никогда о них не слышал.

– Услышишь. В феврале следующего года они появятся на шоу Эда Салливана, и это будет что-то.

Так я начал рекламировать «Битлз», поместив это имя в газетах, чего он и хотел.

Во время их выступлений в «Голливудской Чаше» и на стадионе «Доджер» я работал на этих концертах.

Когда я начал рекламировать фильм «Вечер трудного дня», то попал под их очарование. Если бы я знал в то время, насколько они станут знаменитыми, то многое сделал бы по-другому. Кроме того, я бы, конечно, сохранил много памятных вещей, которые у меня были. У меня есть фотографии с ними. Но в любом случае, я считал их потрясающими. «Юнайтед Эртистс» было на это плевать. У них был альбом с саундтреком, и они сказали, что заработают на альбоме. Им было всё равно, будет фильм успешен или нет».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Боб Томас (репортёр «Ассошиэйтед Пресс», 1966): «Битлз начали своё выступление в 21:33, а к десяти часам вечера они уже ушли со сцены. За эти 27 минут они исполнили 11 песен».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Я предполагаю, что к концу турне среди поклонников распространились все подробности выступлений мальчиков, и они заранее знали, какими песнями завершается концертная программа. Ещё до того, как группа начала исполнение песни Литтл Ричарда «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), сотни поклонников вырвались на поле и окружили наш лимузин».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Было три разных плана, как «Битлз» покинут стадион. Согласно первому, когда концерт подойдёт к концу, они войдут в палатку. Около сцены за второй базой мы установили большую палатку, внутри которой стояли два лимузина. Задача лимузинов была следующая: когда концерт закончится, «Битлз» покинут сцену, сядут в один из лимузинов, а ворота по центру поля откроются. В центре поля у нас находился парень, и как только мы скажем открыть ворота, они должны открыться и выпустить лимузин.

«Битлз» разместились бы в одном автомобиле, и, как я полагаю, менеджер и несколько парней в другом. Прежде чем кто-либо понял бы, что происходит, мы бы вывезли «Битлз» за пределы стадиона.

Другой план подразумевал использование броневика «Бринк», припаркованного на стоянке «Б» около стадиона. Мы бы подняли их на лифте до восьмого уровня к стоянке «Б», откуда бы они уехали. И, согласно третьему плану, с левой стороны поля, в туннеле, стояла карета скорой помощи. Туннель был изолирован, и никто не мог в него проникнуть или выйти из него.

Когда концерт закончился, все Битлы, за исключением Ринго, сделали всё точно так, как предполагалось. Они покинули сцену, и зашли в палатку. Ринго остался на сцене, размахивая белым полотенцем, и ему потребовалось, возможно, ещё минут пять. Когда первые из «Битлз» уже сели в лимузин, центральные ворота открылись. Поклонники поняли, что происходит. Все бросились к центральным воротам. Лимузин тронулся с места. Его передняя часть достигла месторасположения игрока-бэттера. Здесь было очень много людей. Автомобиль продвигался со скоростью две или три мили в час, и толпа окружила автомобиль со всех сторон».

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «По плану «Битлз» должны были выехать через ворота в центре поля. Поэтому Битлы бросились к лимузинам и когда ворота открылись, начали выезжать со стадиона. В это время к машине устремились сотни девушек!

«Нам велели бежать рядом с машинами, что мы и сделали, – сказал Джек. – Когда ворота открылись, машины не смогли выехать, потому что дорогу преградили автобус и две машины. Затем машину со всех сторон окружило около тысячи подростков!»

«Девочки ложились на капот машины! – воскликнул Джим. – Они разрывали машину на части, и нам приходилось их хватать и оттаскивать. Машина не могла дать задний ход, потому что за ней находился второй лимузин!»

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Мы попытались сдать назад и вернуться на поле. Крис Дука, возглавляющий полевую команду, выбежал вперёд к главным воротам, чтобы помочь их закрыть, в то время как мы пытались вернуть лимузин обратно на поле».

 

Джеймс Крист (сотрудник службы безопасности): «Девушки облепили машину со всех сторон. Мы подбежали и попытались их оттащить, но волна накатывала за волной. Мои лёгкие уже болели, обувь была порвана, служебный значок сорван».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Шелдону Комбсу – парню из лос-анджелеского департамента полиции, порвали рубашку и поранили ногу. Полиция Лонг-Бич оттеснила всех назад. Они сильно нас выручили, потому что их было достаточно много, и они были в нужном месте. Подростки смяли заграждение и вступили в схватку с полицией. Один из парней повис на одном из полицейских, и это закончилось тем, что он засветил своему приятелю прямо в глаз, когда полицейский пригнулся.

Вместе с Крисом Дука мы намотали на ворота толстую верёвку, потому что подростки толкали их со своей стороны, и они сильно раскачивались. На парковке 8/10 (позади середины поля) собралось порядка двадцати пяти тысяч человек, которые хотели попасть во внутрь, так как они знали, что Битлы находятся на стадионе».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Водитель крикнул: «Держитесь крепче, ребята!», затем включил заднюю передачу, и мы с головокружительной скоростью задним ходом помчались по полю. Охваченные паникой поклонники бросились врассыпную с нашего пути. Меня поразило, что мы никого не сбили».

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «Наконец второй лимузин сдал назад, и ворота закрылись. Водитель помчался обратно к выходу третьей базы».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «После того как «Битлз» закончили своё выступление, я вышел на сцену и объявил: «Битлы уехали, Битлы уехали», но все на стадионе только смеялись. Я обернулся и увидел, что их «Линкольн» медленно едет назад. Возле трибун в центре поля их ожидало около десяти тысяч подростков».

 

Агентство «Юнайтед Пресс Интернэшнл», 29 августа 1966): «В воскресенье вечером, после того как косматоголовая четвёрка «Битлз» закончила своё выступление из десяти песен на стадионе «Доджер», кричащая толпа из примерно семи тысяч поклонников группы пробила брешь в их традиционной железобетонной защите.

Прежде чем группу удалось увезти в безопасное место, поклонники «Битлз», возможно, в ужасе от того, что они не смогли увидеть и услышать ливерпульский квартет во время их короткого тридцатиминутного выступления, на которое пришло сорок пять тысяч человек, штурмовали один из входов на стадион.

Сотрудники полиции на двух машинах безуспешно попытались вывезти «Битлз» через служебные ворота. Но машинам преградила путь толпа из двухсот или трёхсот подростков, которые остановили их, загородив собою проезд. Водители поспешно дали задний ход, вернувшись на стадион. В это время поклонники в качестве сувениров сорвали эмблемы автопроизводителя на капоте машин и наружные зеркала».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Но наша уловка не позволила расчистить путь для нашего бегства, и водитель сдался. На большой скорости он направился к выходу игроков на поле, расположенному ниже уровня земли».

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «Всё это время мы бежали рядом с машиной! – говорит Джек. – Когда они возвращались на поле, Пол и Джордж размахивали белыми полотенцами из окон. Толпа сходила с ума!»»

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Потом все поспешно бросились к выходу, скрывшись от шумной толпы поклонников. Для нашей безопасности нас на два часа заперли в раздевалке команды».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Наконец мы вернули «Битлз» обратно на поле и провели на подземный уровень стадиона. На трибунах оставалось, вероятно, около трети или больше зрителей, и они наблюдали за происходящим. Мы вернули Битлов на подземный уровень и заявили, что плана «Б» больше нет. Некоторые из поклонников решили, что грузовик на стоянке «Б» может быть частью плана, и выпустили из шин воздух. Так что, это стало препятствием».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «После нескольких минут лихорадочного мозгового штурма я придумал новый план. Группа покинет стадион так же, как она на него приехала – спрятавшись в бронированном автомобиле. Это была хорошая идея, но кто-то во время концерта выпустил из шин воздух».

 

Агентство «Юнайтед Пресс Интернэшнл», 29 августа 1966): «Также не удалась вторая попытка преодолеть рассерженную толпу на бронированном автомобиле, поскольку подростки выпустили воздух из всех шин тяжёлого грузовика».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Автомобиль, на котором мы планировали покинуть стадион, был серьёзно повреждён и выведен из строя. Кроме того, какие-то две девушки сбежали с ключом зажигания, взяв его на память!

Мальчики были на грани отчаяния, и мы обсуждали возможность того, что возможно нам придётся остаться на ночь взаперти на стадионе.

Наступившую тишину нарушил Ринго, произнеся тихим голосом: «Пожалуйста, можно я пойду домой к мамочке, пожалуйста, можно?»»

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Я был в центре всех этих событий. Организатор концерта в это время был непосредственно с «Битлз». Мы вернулись в раздевалку. Битлы были немного испуганы, поэтому стали более покладистыми».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «Когда группа вернулась в свою раздевалку, Леннон был в ярости. Просто в ярости, потому что у них была запланирована вечеринка. Это было неприятно».

 

Энн Мозес (для журнала «Нью Мюзикл Экспресс», 1967): «Битлы спешно вернулись в раздевалку и стали ждать.

«Битлы просто сели и начали открывать «Пепси», – рассказал Джек. – Прежде чем оставить себе, они давали нам. Каждый раз они сперва предлагали нам сигарету, давали прикурить, и только потом закуривали сами. Они были очень дружелюбны!

«Я подошёл к Джону и сказал: «Думаю, мы сможем отсюда выбраться».

– С чего бы?

– Вы заметили, как меня зовут? (прим. – Мозес в значении Моисей). У него чуть глаза не вылезли!

– Если вы думаете, что это хорошо, то вам нужно увидеть фамилию Джима! (прим. – Крист в значении Христос).

Джон встал, посмотрел на бирку с фамилией Джима и закричал: «Это Христос и Моисей! Я давно ждал встречи с вами обоими!» Затем он повернулся к Джиму и сказал: «Я несерьёзно. Нет! На самом деле я так не думаю!»

Джон, Пол и Джордж сидели рядом друг с другом, а мы сидели перед ними на скамейке. Ринго сидел в другом конце комнаты в полном одиночестве. За 45 минут он не сказал ни слова.

Вскоре разговор сосредоточился на обсуждении того, как Битлам сбежать. Все склонялись к тому, что лучше всего было бы улететь на вертолёте, но Джорджу хотелось уехать на броневике, просто медленно пробираясь сквозь толпу. Это, однако, было невозможно, так как толпа снаружи теперь была ещё больше, и также потому, что кто-то выпустил весь воздух из всех четырёх колёс броневика!

Пол повернулся к Джеку и пошутил: «Ты должен вытащить нас со стадиона «Доджер», раз уж твой пра-пра-прадед смог раздвинуть волны Красного моря».

Джон посмотрел на Джима: «А как насчёт тебя? Разве ты не должен подать еду, чтобы преломить хлеб и испить вино?»

Джек с Джимом сказали, что Битлы были общительными и любознательными. Кто-то сказал им, что начальник полиции Лос-Анджелеса Паркер недавно умер, и они расспросили своих охранников о том, как был назначен новый начальник полиции и как работает местное правительство.

«Джон с Полом расспрашивали нас, каково это работать в Диснейленде, – говорит Джек. – «Как там пташки? – спросил Джон. – Цыпочки, понимаешь». Я сказал ему, что они очень красивые.

Я спросил Пола, был ли он в Диснейленде, так как ходили слухи, что он там побывал. Он ответил, что нет, но хотел бы.

Они выглядели разочарованными, потому что не могли выйти. Они были крайне возмущены радиостанцией, которая назвала адрес, где они остановились. Их соседи наблюдали за домом в телескопы. Джон отошёл в угол комнаты, и я спросил, работает ли он над своей третьей книгой. Он ответил, что занимается этим время от времени, но в основном, когда остаётся один».

 

Родни Бингенхаймер (американский диск-жокей рок-станции «Кей-Эр-Оу-Кью» с 1976 по 2017 год): «Когда концерт закончился, мы спустились в подземный проход, намереваясь встретиться и поговорить с Битлами».

 

Агентство «Юнайтед Пресс Интернэшнл», 29 августа 1966): «Затем стадион стал крепостью для забаррикадировавшихся британцев, поскольку полиция закрыла все ворота. Несколько молодых людей прикатили большой мусорный бак и использовали его как таран, в то время как другие вынуждали охранников увёртываться от летящей в них обуви, ремней и крышек мусорных баков».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Чтобы усмирить бушующую толпу, были привлечены дополнительные полицейские силы».

 

beatlesbible.com: «Чтобы удержать толпу, полиция использовала дубинки. В полицию летели бутылки и палки, но контроль удалось восстановить».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В ходе столкновений между полицией и фанатами пострадали десятки поклонников, а 25 человек были задержаны».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Были предприняты ещё две безуспешные попытки вывезти нас со стадиона, используя лимузины-приманки».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Теперь мы решили, что у нас остался только один путь, и мы должны попытаться выбраться через туннель, подняться по лестнице и сесть в карету скорой помощи, куда также поместим двух охранников».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «Договорились, что запасной броневик будет ждать их возле автозаправочной станции «76» (прим. – сеть заправочных станций, расположенных на шоссе 76 и автомагистрали 76)».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Нас посадили в машину скорой помощи».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «Мы посадили их в машину скорой помощи и накрыли одеялами. Я сказал водителю: «Проезжайте прямо сквозь толпу. Как только оторвётесь от детворы, езжайте на заправку “76”. Броневик там».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Включив сигнализацию и сирену, скорая помощь тронулась с места. Когда ворота открылись, люди посторонились, и машина проехала мимо них. Она направилась к воротам «Б» на Скотт-авеню. В это время два подростка вытащили один из затворов, удерживающих ворота в фиксирующем положении. Они его вытолкнули, и машина ударилась в створку. Этот удар разбил фару и пробил аккумулятор, который в свою очередь остановил вентилятор и мотор начал перегреваться».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «Радиатор просто выпал из машины скорой помощи. Бам! Во все стороны полетели искры».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Машина умудрилась врезаться в ворота, после чего дальше ехать было невозможно».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Они застряли. Нам позвонили и сказали, где они застряли. После этого мы запрыгнули в машину и направились к ним. Перед этим был вызван ещё один броневик «Бринк». Парень в броневике со спущенными шинами на стоянке «Б» связался со своей компанией, чтобы она прислала вторую машину. На это потребовалось, должно быть, половина часа. В это время Битлы сидели в машине скорой помощи, а сотрудники службы безопасности с трудом сдерживали толпу.

Мы добрались к ним примерно минут через 10 или 15, остановившись немного в стороне, чтобы не слишком бросаться в глаза, и стали ждать броневик».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «А вот и бронированный автомобиль, чтобы детвора поняла, что, черт возьми, происходит».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Когда он появился, мы подогнали его впритык к скорой помощи и открыли задние двери обеих машин. Охранники буквально хватали Битлов и перебрасывали их в броневик».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «Мы быстро вытащили Битлов из машины скорой помощи и пересадили в бронированный автомобиль, и он тут же скрылся под муравьиной кучей девушек. Я уже не знал, что делать в этой ситуации, нас могло спасти только чудо – и оно появилось из ниоткуда. Внезапно появились байкеры «Ангелы ада». Я понятия не имею, откуда они взялись. Они окружили броневик и сопроводили его с территории стадиона. Это был последний раз, когда я видел и “Битлз” и “Ангелов ада”».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «До сих пор помню, что когда закрывали двери, один из Битлов схватил какого-то поклонника за волосы, которые оказались париком, и когда двери закрылись, парик продолжал торчать в дверях удаляющейся машины».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «В конце концов дополнительные отряды полиции из департамента шерифа увезли нас в безопасное место на бронированной машине. Мы молча повторили про себя мольбу Ринго. Мы хотели вернуться домой. Пожалуйста, можно?»

 

Родни Бингенхаймер (американский диск-жокей рок-станции «Кей-Эр-Оу-Кью» с 1976 по 2017 год): «Наконец, путь расчистили и «Битлз» в броневике направились к заправочной станции на Сильвер Лейк, в Сансете, где пересели в лимузин. Но перед этим они остановились около винного магазина, купив там кока-колу и жевательную резинку».

 

Боб Смит (управляющий стадиона «Доджер»): «Мы вернулись на стадион, где получившим травмы зрителям оказывали первую помощь. К счастью ничего серьёзного не было. На стадионе оставалось ещё довольно много поклонников группы. Мы объявили, что «Битлз» уехали, но многие в это не поверили. Они скандировали: «Битлз на стадионе». Всё это продолжалось часа два или три.

Родители, отпустившие своих детей на концерт, пытались их забрать домой. Где-то в два или три часа ночи мы со стадиона переместились на заправочную станцию «Юнион Оил», организовав там командный пост, чтобы родители не искали парковку «А» или офис службы безопасности. В течение ночи люди все подходили и подходили, и к рассвету я всё ещё был там. Мы позвонили в службу работы с несовершеннолетними правонарушителями, и они послали три или четыре автобуса, чтобы забрать последних оставшихся 200 подростков.

Мы звонили в такие удалённые населённые пункты, как Сан-Диего или Санта-Барбара, и родители просто сходили с ума, когда узнавали, что их пятнадцатилетняя дочь всё ещё находится на стадионе «Доджер». Если они не могли приехать и забрать их, мы звонили в службу работы с несовершеннолетними правонарушителями. Последний из автобусов уехал только с восходом солнца».

 

Агентство «Юнайтед Пресс Интернэшнл», 29 августа 1966): «Даже после того, как хитрым британцам удалось покинуть стадион на отремонтированной бронемашине, битва не была окончена. Когда броневик приблизился к убежищу «Битлз», расположенному на вершине холма в Голливуде, ещё одна толпа перекрыла автомобилем узкую дорогу. Когда грузовик остановился, около сотни поклонников окружили автомобиль, но вскоре они были оттеснены полицией, а косматоголовые музыканты укрылись в своём доме».

 

Родни Бингенхаймер (американский диск-жокей рок-станции «Кей-Эр-Оу-Кью» с 1976 по 2017 год): «Помню, потом мы отправились на вечеринку в большом доме на Керсоне, на холме Голливудского бульвара. У них был прекрасный дом на вершине Керсона. Мы пришли с Джимом Макгуином из «Бёрдз». Он довез меня до дома. У него был красный «Порш». Мы вошли, и все Битлы уже были там.

Я остался на вечеринку. Мы ели, а поклонники в это время карабкались в гору. Мы бросались в них стейками!»

 

Кэрол Декотэу (для журнала «Тин Дейтбук», январь 1967): «Я узнала тайну, где на Голливудских холмах находился скрытый от глаз особняк, в котором остановились «Битлз»! Все началось с того момента, когда я шла к автобусной остановке, чтобы поехать на стадион «Доджер». Там я встретила Джейн Хант, привлекательную семнадцатилетнюю девушку, и вместе с ней оказалась вовлечена в одну из самых увлекательных вылазок в нашей жизни.

Ещё до того, как автобус доехал до стадиона, я узнала, что Джейн знает, где в Голливуде остановились «Битлз». Поэтому мы решили, что после концерта отправимся к особняку, где жили Битлы. У нас с Джейн не получилось на концерте сесть рядом, но мы договорились встретиться после него.

Мы встретились с Джейн, как и планировали. Нам потребовалось два часа, чтобы добраться до Голливуда, потому что дорожное движение было сильно затруднено. Наша авантюра началась, когда мы достигли Керсон-Стрит. Здесь было так много подростков и полицейских, что нам пришлось идти в обход по другим улицам. Все улицы, ведущие к дому на холме, где остановилась Потрясающая Четвёрка, были перекрыты. Только немногим разрешали пройти. К счастью, Джейн знала кого-то, кто жил поблизости, таким образом, мы сказали, что не ищем «Битлз», а просто возвращаемся домой.

Мы дошли до дома её приятеля и перемахнули через ограду. Я попыталась взобраться на следующую, но из окна высунулась голова какого-то мужчины, и он завопил мне, чтобы уматывала от его забора.

Я спрыгнула с ограды и со всех ног побежала по тротуару к углу, на котором толпились битломаньяки и полицейские. Полиция не позволяла никому ни проходить, ни проезжать по улице, ведущей к особняку «Битлз». Поразмышляв несколько минут, я пришла к выводу, что если я хочу увидеть «Битлз», то у меня нет другого выбора, кроме как вернуться и перелезть через ограду. Никто и ничто не могло остановить меня, таким образом, я повернула назад. Я нашла Джейн, и мы вместе перебрались через ограду, и побежали по дворикам, скрываясь за деревцами, кустарником и деревьями. В это время подъехали машины. Через некоторое время мы увидели других поклонников «Битлз», и все вместе, проскользнув через кусты и лужайки, взобрались на холм.

Наконец, мы оказались возле самого дома! Как нам теперь быть, чтобы увидеть «Битлз»? Всё это время мы укрывались за кустами, так как рядом патрулировали полицейские машины. В конце концов мы начали взбираться дальше по холму. Мы достигли вершины, но были обнаружены полицейским, который прогнал нас с холма вниз.

Через некоторое время мы с Джейн вместе с другими поклонниками снова взобрались на холм, но полицейские окатили нас водой из шлангов, и мы промокли до самой нитки. Скатившись с холма на своих пятых точках, мы поклялись, что не отступимся. К этому времени мы были промокшими, чумазыми и грязными. Мы выглядели так, как будто были застигнуты ураганом.

Тогда мы с Джейн решили сделать последнюю попытку, и начали красться по дороге, ведущей прямо к воротам! К нашему удивлению, не было никаких полицейских, которые бы охраняли ворота! Я скрылась в кустах, в то время, как Джейн разведывала окрестности. Когда Джейн убедилась, что с другой стороны ворот никакой полиции нет, она показала мне жестом, и я побежала к ней. Мы перебрались через ворота и спрятались в кустах.

Я услышала голоса троих разговаривающих! Кто-то говорил с английским акцентом. «Это Пол! Я точно знаю, что это Пол!», – решила я. Я вытянула голову. «Пол!» – крикнула я. Полагаю, что он не услышал меня, и вошёл в дом.

В этот момент Джейн поняла, кто это был, и бросилась за ним. Она почти сделала это, но была перехвачена Мэлкольмом Эвансом и полицейским. Я по-прежнему пряталась в кустах, но в этот миг выскочила и побежала. Полицейский побежал следом за мной. Я столкнулась с Мэлкольмом Эвансом и отскочила от него.

Когда нас с Джейн повели на выход, я подняла голову и увидела Пола, который стоял и смотрел на нас. Судя по его выражению лица, он испытывал к нам жалость. «Пол!», – завопила я. Мы были грязные и чумазые. Мне было за это немного стыдно, и не хотелось, чтобы Пол видел нас таких грязных. Полицейский выпихнул нас за ворота, но мы тут же прокрались обратно и увидели в окне Джона. Полицейский снова нас заметил, и мы побежали вокруг дома с такой скоростью, на которую были способны. Когда мы мчались, то заглядывали во все окна, и один раз увидели Джорджа, потом Ринго. А в это время трое полицейских бежали за нами следом, преследуя по горячим следам. «Битлз, мы вас любим!», – вопили мы так громко, что могли поднять мёртвых. Мы оторвались от полиции и выбежали на дорогу, уходящую от дома. Мы не останавливались, пока не оказались в двух кварталах от него.

Было уже 6 утра, поэтому мы с Джейн отправились домой. Всю обратную дорогу мы шли грязные, а встречные таращились на нас, но нам было всё равно. Мы были безумно счастливы. Мы, на самом деле, увидели «Битлз»! Мы были немногими из тех, кому удалось это сделать. Я до сих пор вижу Пола, стоящего в доме, и смотрящего на нас сверху, его красивое лицо, полное сострадания за нас, его поклонниц. Уверена, что он хотел встретиться с нами, но полиция была слишком непреклонной.

Знаю, кто-то может сказать, что мы всего лишь глупые девочки, которые только и добились того, что нашли себе неприятностей, Но я не верю, что «Битлз» считают так же, пусть даже, при этом, мы вторглись в их личную жизнь в некоторых моментах. Они понимают, насколько они для нас важны. Они понимают, почему мы так поступаем. Вы, такие же поклонники «Битлз», вы ведь тоже понимаете, не так ли?».

 

Боб Юбэнкс (организатор концерта): «На самом деле «Битлз» не зарабатывали много из-за астрономических накладных расходов. За выступление на стадионе «Доджер» я заплатил им 120 000 долларов. Я подсчитал. Они заплатили разогревающим исполнителям. У них был менеджер, получающий 25 процентов и агент, получающий 10 процентов. У них был зафрахтованный самолёт и затраты на сопровождающих лиц. Они заплатили за охрану. Если в тот вечер они заработали хотя бы по 4 000 долларов, то это в лучшем случае.

Помимо своей доли прибыли от концерта, я заработал значительный гонорар, продав радиостанции «Кей-Эр-Эл-Эй» права представлять их выступление. Я заработал больше, чем сами «Битлз». Брайен Эпстайн перевернулся бы в гробу, если бы узнал об этом».

 

Боб Томас (репортёр «Ассошиэйтед Пресс», 1966): «Для взрослых людей концерт «Битлз» следует рассматривать как социальное явление, поскольку им невозможно наслаждаться как развлечением».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Я должен сделать заявление, – сказал Брайен Нату Вейсу, когда они сидели в гостиной отеля «Беверли-Хиллз». – Завтра вечером в Сан-Франциско «Битлз» дают свой последний концерт».

«Я тебе не верю», – ответил Нат, полагая, что это одно из фаталистических пророчеств Брайена. В последнее время Брайен только и делал, что изрекал что-нибудь драматическое. Он так и не оправился после крапивницы, и его состояние усугубилось привычным употреблением транквилизаторов. Его любовные связи стали более открытыми, но и более опасными. Ночной портье неоднократно останавливал неопрятных визитёров, направлявшихся в номер Брайена. Обычно Брайен сам спускался в фойе, чтобы уладить дело.

«Этот человек – мой дорогой гость», – говорил он, провожая молодого рабочего со стройки к лифту. В конце визита отель выставлял ему счета за следы, оставленные башмаками рабочего на ковре у дивана в гостиной.

«Но это правда, они послезавтра перестают гастролировать, – настойчиво повторил Брайен, наливая Нату шотландское виски. – Они сказали, что больше не хотят этим заниматься. Всегда найдётся что-нибудь, чтобы меня утешить. Дизз Джиллеспай мне звонил. Он здесь, в Лос-Анджелесе».

Сначала Нат не поверил, потом рассердился. «Брайен, ты не должен иметь ничего общего с этим парнем…»

«Ну, ну, – перебил Брайен, – он проделал такой путь, чтобы разыскать меня. Он сказал, что приехал потому, что любит меня».

Они встретились с Диззом в доме на Беверли-Хиллз. Для Брайена это был один из коротких идиллических моментов. Впервые они были вдвоём, не было ни слуг, ни прессы, ни Битлов. Позднее Брайен с Диззом отправились в местный супермаркет, чтобы купить что-нибудь к обеду.

За обедом он вновь сказал: «Я должен сделать заявление. Завтра вечером «Битлз» дают последний концерт, и я хочу, чтобы вы оба туда пошли». Нат все ещё не верил ему, но согласился присоединиться к Брайену и Диззу в Сан-Франциско».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)