Выступление в Торонто

17 августа 1966 г.

 

 

 

Прибытие в Торонто.

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Из Филадельфии мы направились в Торонто, где быстро прошли таможенный контроль, задекларировав магнитофоны (но не фотоаппараты). Затем на очередном автобусе отправились в отель «Кинг Эдвард Шератон».

Битлы миновали таможенный досмотр, поэтому в отель они прибыли раньше нас.

В отеле к нашему прибытию были приготовлены еда и напитки, которые были сервированы в общей комнате, примыкающей к четырём спальням «Битлз». Здесь было проведено небольшое всеобщее собрание. Когда я туда вошла, Джордж был единственным из «Битлз». Он обсуждал с Айком и Тиной Тёрнер пластинку «Глубже реки – выше горы» (River Deep – Mountain High). «Прекрасная запись от начала до конца, – сказал он. – Тут нечего больше добавить. Не могу понять, почему в Штатах она не стала хитом». (прим. – песня Айка и Тины Тёрнеров. Вышла как сингл в 1966 году. Музыкальный продюсер Фил Спектор считал эту песню своей лучшей работой. В Европе сингл был успешным, в Великобритании он поднялся на 3 место. В Австралии – на 16. А в США добрался только до 88 позиции в журнале «Билборд»).

Во время гастролей многие заслуживают похвалу за организацию чёткой и эффективной работы. Были, конечно, накладки, которые неизбежны, но они, к счастью, случались не часто. Часть похвал должна быть адресована полиции Торонто. Два сотрудника службы безопасности из нашей команды сказали, что им доставило удовольствие находиться в Торонто, потому что полиция сделала за нас всю работу».

 

Ланс Блэр: «Битлы прибыли в отель в три утра. Их встречала огромная толпа. было такое оживление, что казалось, что это день, а не глубокая ночь. Мы жили на седьмом этаже, а «Битлз» располагались на восьмом. Если вы живёте в отеле, то можно подняться на любой этаж в любое время. У нас не хватило смелости постучаться к ним в дверь. Мы увидели открытую дверь и номер люкс, который они занимали. Когда мы проходили мимо, они лежали на кроватях. В номере играла «Лето в городе» (Summer in the City) (прим. – песня, записанная американской группой «Ловин Спуефул» в 1966 году). Посыльный в гостинице сказал нам, что получил все четыре автографа и продал их за десять долларов. Он считал, что получил огромную прибыль».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джери Маркс: «Мне было тогда семнадцать лет. Мама предупредила меня, что я ни при каких обстоятельствах не смогу пойти на концерт «Битлз» в Торонто. Мы жили в Сент-Катаринс, что было слишком далеко от Торонто, а «Битлз», по мнению мамы, оказывали на меня дурное влияние. Но я не собиралась упускать шанс увидеть величайшую группу всех времен, к тому же у меня уже были билеты.

За день до концерта, не сказав родителям ни слова, я вместе с подругой Нэнси запрыгнула в автобус, чтобы отправиться на концерт. Конечно, у меня были проблемы, но это того стоило.

Приехав в Торонто, мы сразу же отправились к отелю «Король Эдвард», где после полуночи собралось около пятисот поклонников. В основном это были девушки, вокруг которых полиция установила ограждение, чтобы никто не попал под машину. Каждый раз, когда по улице проезжала машина, кто-нибудь выкрикивал: «Битлз!», и все бросались к ней.

Поскольку ночь тянулась, а группа всё не появлялась, поползли слухи, что «Битлз» высадились на крышу с вертолета или приехали в машине скорой помощи. Мы все стояли возле отеля и плакали.

Потом мы решили проникнуть в отель. Нам удалось проникнуть вовнутрь и залезть в лифт, чтобы найти комнаты Битлов. Но мы добрались только до шестого этажа. Когда двери открылись, нас встретил охранник. Он спросил: «Вы можете показать нам ключ от своей комнаты?» А у нас его не было. После этого нас выпроводили через парадную дверь.

В итоге мне удалось заполучить сувенир: кусочек травы, на который, по словам некоторых девушек, наступил Ринго, когда входил в отель».

 

 

 

Маленького мальчика по имени Джон Леннон привели познакомиться с Битлом Джоном Ленноном.

 

Из интервью Глории Малерба с Джоном Ленноном 17 августа 1966 года для журнала «Дейтбук»:

Глория Малерба: Недавно нам попались на глаза ваши фотографии, сделанные в Тобаго.

Джон: Только не эти толстые фотоснимки – я их ненавижу.

Глория Малерба: Да ты что! Мне очень жаль, потому что мы их включили в журнал.

Джон: Думаю, что сохраню этот экземпляр вашего журнала, потому что эти фотоснимки напоминают мне о том, как это ужасно, когда я толстый, и чтобы больше не растолстеть.

Глория Малерба: Но ты сильно похудел, не так ли?

Джон: Да, конечно.

Глория Малерба: Ты сделал это сознательно, я имею в виду, ты был на диете?

Джон: Да. Но не диета, а просто отдых. Я до сих пор ем шоколадки. Я просто думаю перед едой.

Глория Малерба: У вас у всех есть проблемы с весом?

Джон: Нет. Знаешь, Джордж никогда его не набирает. Только теряет. Его вес колеблется от одного стоуна до полутора (прим. – британская единица измерения массы, равная 6,35 кг., используется в Великобритании как единица массы тела человека). Я как бы единственный, у кого были эти проблемы. Раньше у Пола были небольшие проблемы, но теперь он с ними справился. И я снижаю вес – это всего лишь вопрос мышления на самом деле. Знаешь, это не безнадёжная проблема – у меня просто склонность полнеть. Кроме того, я ем больше, когда мне нечего делать. В этом проблема. Когда я просто сижу в номере отеля – а мы сидим часа четыре – то всё время потягиваешь кока-колу и всё такое – запихиваешь в рот маленькие кусочки еды. Это то, что мне нужно прекратить. Кажется, у меня получилось.

Глория Малерба: Да. Думаю, что сейчас ты выглядишь очень хорошо.

Джон: Это позволяет мне чувствовать себя лучше. Это потрясающе. Одежда по фигуре. Я потерял по крайней мере стоун. Я выбросил всю одежду, которую носил раньше, и теперь у меня остался всего один костюм, который подходит мне по размеру, так что придётся купить новые, иначе мне будет нечего носить, понимашь.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на арене «Мейпл Лиф-гарденс», Торонто».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На снимке между полицейскими семнадцатилетняя Джери Маркс: «У меня были билеты и на дневной, и на вечерний концерты».

 

Нур Джейвид (блоггер): «Из требований контракта, подписанного организатором концерта Бобом Юбэнксом. Требования сцены: четыре напольных микрофона уровня «хай-фай», звукооператор первого класса, не менее двух лучших осветителей. За кулисами: четыре раскладушки, зеркала, холодильник, портативный телевизор, чистые полотенца, две упаковки безалкогольных напитков.

В списке условий было также то, что артисты не будут выступать перед сегрегированной публикой» (прим. – разделённой по цвету кожи)».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день состоялось два концерта».

 

beatlesbible.com: «Первый концерт состоялся в 16:00, на котором было 15 000 зрителей».

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Вчера вечером на дневной концерт пришло только 15 000 зрителей».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Классный зал! Публика близко и почти возле самой сцены. Здорово! После бейсбольных полей и стадионов это просто облегчение. Это было наше лучшее выступление».

 

 

 

 

 

В зале поддерживали порядок около 400 полицейских, и им удалось свести к минимуму инциденты.

 

 

 

 

Джери Маркс: «У меня были билеты и на дневной, и на вечерний концерты. На первом концерте я так переволновалась, что потеряла сознание. Меня унесли в медпункт, где работники скорой помощи Святого Иоанна приводили в чувство безчувственных подростков. У них были ведра с водой и всё такое».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Межу концертами состоялась пресс-конференция».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «В Торонто состоялась пресс-конференция для тех, кто смог протолкнуться через огромную толпу поклонников, заполонивших коридоры «Гарденс». Некоторые из нас столкнулись с проблемами в получении разрешения, потому что из-за поклонников полиция перенаправила всех к запасному выходу, но там никто понятия не имел о наших маленьких красных пропусках. Первоначально создавшаяся безвыходная ситуация в конечном счёте, все же разрешилась».

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Два подростка из Олбани, штат Нью-Йорк, Мэри-Энн Скотт и Патрисия Новак месяц назад заблаговременно забронировали столик в ресторане арены «Мейпл Лиф-гарденс», после чего благополучно миновали полицейских и в нужное время направились прошли на пресс-конференцию, проходившую в соседней комнате».

 

Роберт Фулфорд (газета «Торонто Стар», 18 августа 1966): «В бизнес-зале «Хот Стоув» арены «Мейпл Лиф-гарденс» под светящимся красным светом указателем «выход» стояли трое молодых полицейских, мокрые от пота. Здание было полно кричащих подростков – только что закончилось первое выступление «Битлз», и в этом помещении было полно газетчиков – около тридцати пяти кино- и фотооператоров. Они отталкивали друг друга, пытаясь занять лучшее место.

На одной стороне от входа висела фотография со множеством молодых лиц с заголовком «Спортивный клуб Мальборо 1931 года, юниоры и чемпионы», на другой стороне фотография «чемпионы Кубка Стэнли, 1911 год, Оттава».

Внезапно из этих дверей в зал стремительно ворвался не кто-нибудь, а сам Стэн Ободиак! Бывший профессиональный хоккеист и автор книг (прим. – хоккеист команды «Летбридж Мэйпл Лифс», выиграл золотую медаль на чемпионате мира по хоккею 1951 года в Париже, стал лучшим бомбардиром турнира чемпионата мира 1951 года). Сейчас он занимается рекламой в «Гарденс» и отвечает за организацию таких мероприятий, как концерты «Битлз». Стэн увидел меня и бросился ко мне.

– Здо́рово, – сказал Стэн. – Ты популярен у Битлов. Они хотят встретиться с тобой. После той колонки, что ты написал сегодня, ты единственный, кого они хотят увидеть. Обычно они хотят увидеть Линдона Джонсона (прим. – 36-й президент США с 22 ноября 1963 года по 20 января 1969) и, может быть, принцессу Маргарет, а теперь и тебя!»

– Прямо сейчас? – спросил я, попытавшись сделать вид, что совсем не волнуюсь. Я слышал днём, что Джон Леннон, религиовед из «Битлз», прочитал мою статью и она ему понравилась.

– Прямо сейчас, – ответил Стэн.

Он провёл меня через дверь между Мальборо и Оттавой. «Пропустите этого парня», – сказал он одному из молодых копов. Я проигнорировал завистливый взгляд дамы-репортёра из «Канадца» и последовал по коридору за Стэном. Предстояло пройти ещё два поста охраны, и каждый раз Стэн проводил меня через них.

Затем мы подошли к двери, находящуюся среди хоккейных раздевалок. Двери, за которой ждали ОНИ. Но на этот раз даже Стэн не смог меня провести вовнутрь.

«Только по разрешению Тони», – гласила записка на двери. Тони Бэрроу – гастролирующий с ними пресс-агент «Битлз». Стэн вошёл один. Я остался ждать снаружи. Вокруг на паре десятков квадратных метров, казалось, находилось около двадцати полицейских.

– У тебя тяжёлый вечер, – сказал я ближайшему ко мне полицейскому. Он был весь в поту, как и я. «Не так уж и плохо, – ответил он. – Могло быть хуже». То, о чём я всегда забываю, когда речь идёт о полицейских. Как бы ни были плохи дела, могло быть и хуже. Например, кто-то мог в него выстрелить.

Наконец из обители «Битлз» появился Стэн, на этот раз с Тони Бэрроу. «Извините, – сказал Бэрроу, – но сейчас просто неподходящее время. Они раздражённые и потные. Однако они оценили вашу работу, особенно Джон».

Я спросил, могу ли я переговорить с Джоном. (Я хотел спросить его наедине, умер ли Бог, и если да, то что он собирается с этим делать.) Но Бэрроу ответил, что хотя раньше было возможно, в данный момент это невозможно.

Удручённый я вернулся на пресс-конференцию. Вскоре появились «Битлз», выглядевшие достаточно бодро. Зал был битком набит – 150 человек, включая Пьера Бертона и человека из «Новостей мира». Битлы отвечали на вопросы вежливо, иногда шутливо».

 

 

 

 

 

 

 

Тони Бэрроу: (кричит) Можно, пожалуйста, потише, прежде чем мы начнём с вопросов!

Вопрос: Первый вопрос Джону. Огромный энтузиазм молодёжи, если его направить в нужное русло, дал бы значительный эффект. Как на счёт того, чтобы «Битлз» под эгидой Объединённых наций начали кампанию «Накормить голодающий мир»?

Джон: Знаете, это идея. Сейчас мы не можем сказать да или нет.

Вопрос: И второй вопрос. Какие из положительных аспектов Христианства, лучших его проявлений, вы чувствуете, что можете поддержать?

Джон: Основные идеи Христианства. Мы их поддерживаем.

Вопрос: Вы бы рекомендовали их молодёжи?

Джон: Я бы рекомендовал их любому. И взрослым, понимаете.

Пол: Особенно!

Джон: Особенно, да.

(смех)

Вопрос: Господин Леннон, есть какая-либо связь между одинокими людьми в песне «Элеанор Ригби» и вашей недавней попытке высказать своё мнение о религии?

Джон: Ну, связь есть, поскольку вы это связали вместе. Вот и всё. Это всё произошло здесь в это время, а «Элеанор Ригби» появилась после той статьи. Статья вышла на несколько месяцев раньше, а «Элеонор Ригби» появилась пару месяцев спустя.

Вопрос: Господин Леннон, возможно, вы вкладываете в свои песни определенные взгляды, как своего рода крестовый поход, или вы просто пишите песни, как вам нравятся, потому что вы думаете, что они понравятся другим?

Джон: Я не знаю, понимаете. Я не пишу их для других, на самом деле. Они становятся для остальных только после того, когда закончены, и тогда они или нравятся им, или нет, понимаете. Когда я их сочиняю, или когда мы их пишем, это непосредственно для себя.

 

Роберт Фулфорд (газета «Торонто Стар», 18 августа 1966): «Больше всего мне понравилось, когда Джон скромно и честно говорил о песнях, которые они с Маккартни пишут вместе. Его спросили о привлекательности новых песен. Он ответил: «Я не пишу их для других. Они становятся предназначенными для других людей только тогда, когда записаны, и тогда вы можете полюбить их или нет. Писать песни нужно для себя».

 

Вопрос: «Битлз», в целом, создаёт впечатление жизнеспособной группы. Вы редко отменяете из-за…

Джон: (обращаясь к Джорджу) Я говорил тебе, что мы существуем.

(смех)

Пол: Очень жизнеспособные.

Джон: Ну, мы с Джорджем об этом поспорили. Он считает, что мы нежизнеспособны, а я утверждаю, что жизнеспособны… иначе они не позволили бы нам снимать фильмы.

Вопрос: Вопрос Джону. Какой вопрос вам не нравится больше всего?

Джон: В данное время тот, который все начали задавать сразу, как только мы приехали, на счёт того заявления, что я сделал.

Вопрос: Вы могли бы нам рассказать об этом?

Джон: Эээ, ну, в общем, вы… (смеется)

(смех)

Джон: Ну, я имею в виду, спросите меня, что вы хотите узнать об этом, и я вам отвечу. Просто я буду говорить об этом снова и снова.

Вопрос: Об этом уже спрашивали. Что, на самом деле, вы сказали? Это было вырвано из контекста?

Джон: Сами по себе слова не были вырваны из контекста, потому что они были из статьи. Статья была вне контекста, потому что была взята из английской газеты, понимаете. Это о том, почему она вне контекста.

Вопрос: Как вы считаете, в какой-то степени это повредило вашему имиджу?

Джон: Эээ, нет.

Пол: Всё вернулось на свои места, я так полагаю.

Джон: Только для некоторых людей, знаете ли, но не думаю, что задумываюсь о них.

Вопрос: Джордж, я думаю, что дело с высказыванием Джона достаточно хорошо выяснено. Я хотел бы спросить у вас, что вы считаете по-настоящему важным в своей жизни? Я склонен согласиться с тем, что, вероятно, «Битлз» более популярны, если популярность можно измерить, чем Исус. Но, действительно ли, популярность – самая важная вещь? Какая вещь самая важная в жизни?

Джон: Любовь.

Джордж: Любовь – самое важное, я бы так сказал. Но хочу сказать, в Христианстве есть много правильных вещей, которых не придерживаются все те люди, которые обратили на нас внимание после этого заявления, они не верят в то, во что, по идее, они должны верить. То есть, прежде всего, в постулат «возлюби ближнего своего, как самого себя». Они своего ближнего скорее ненавидят, те люди, которым мы не нравимся. Так что, для начала, то, что сказал Леннон, было не по-христиански.

 

Роберт Фулфорд (газета «Торонто Стар», 18 августа 1966): «В аудитории в пасторском воротнике присутствовал преподобный Джин Янг – авангардистский священник Объединённой церкви. У него на шее висел микрофон, потому что он заменял Ларри Солвея в программе «Откровенный разговор» канадской радиостанции «Си-Эйч-Ю-Эм», и собирался подготовить для неё материал.

Преподобный Джин Янг спросил Леннона, почему «Битлз» не хотят принять участие в каком-нибудь протесте против войны во Вьетнаме. Леннон мягко ушёл от ответа, а Джордж Харрисон заявил, что война – это плохо.

Затем Янг спросил, что важно в мире. Леннон сказал «любовь», и Харрисон тоже».

 

Вопрос: Джон, можно вас спросить, что сегодня, по вашей оценке, действительно может вдохновлять молодёжь?

Джон: Не знаю, честно, понимаете. Я только знаю, что то, что делаем мы, вдохновляет их в некоторой степени, но не вдохновляет их делать что-либо ещё, кроме как получать удовольствие.

Вопрос: То, что вы делаете, вдохновляет их и даёт им радость.

Пол: Они вдохновляются людьми, которые разговаривают с ними честно. А не теми, кто ходит вокруг да около и говорит загадками. Я считаю, знаете, что если они в какой-то мере нам верят, то потому что мы можем говорить с ними так, как они бы об этом подумали, потому что мы точно такие же. Мы не претендуем быть чем-то лучше, чем мы есть на самом деле, понимаете.

Роберт Фулфорд (газета «Торонто Стар», 18 августа 1966): «Преподобный Джин Янг Янг спросил, что вдохновляет молодых людей, и Пол Маккартни ответил: «Их вдохновляют люди, которые говорят с ними честно»».

 

 

 

 

Вопрос: Вы всегда играете без помарок, Ринго?

Ринго: (пауза) Не-а.

(смех)

Вопрос: Мне кажется, что многие взрослые не очень хорошо разбираются в таких вещах, а подростки, кажется, вообще не верят ни одному из них. Но родители говорят, что они должны делать. И это то, где кроется большая ошибка, родители ведут их по неверному пути.

Пол: Ну, знаете, между поколениями есть разрыв, который очень трудно преодолеть. Не думаю, что большинство подростков младшего возраста воспринимают своих родителей как живых людей, пока им самим не исполнится по шестнадцать, семнадцать, понимаете.

Джон: Даже старше.

Пол: И вдруг они понимают, что они всего лишь люди, как и они, а не, в некотором смысле, большие влиятельные люди, которых стоит бояться. Понимаете, ТАКУЮ дыру нужно залатать.

Вопрос: Что собираются делать «Битлз» со своей увядающей популярностью?

Джон: Что с увядающей…?

(смех)

Джордж: Для начала, нет никаких признаков того, что мы бы связали со снижением. Наши пластинки и наши концерты продаются так же, как и раньше. Это всего лишь ваше мнение.

Пол: (шутливо) С тобой покончено, Джордж, с тобой покончено!

(смех)

 

 

 

 

 

Джордж: И если наша популярность на самом деле снизится, то мы будем последними, кто будет этим обеспокоен.

(аплодисменты)

Пол: Ура! (свист)

Вопрос: Оркестровой аранжировкой «Элеонор Ригби» вы, на самом деле, взяли курс на что-то очень новое?

Пол: Нет. На очень старое.

Джон: Скрипки – это старое.

Вопрос: Чем сейчас чревато для поп-музыки возвращение к старому?

Пол: Это не…

Джон: Это развитие, понимаете.

Пол: Это развитие, потому что это новое со старым, вместо просто старого.

Пол и Джон: Или просто новое.

Пол: Это их комбинация. Знаете, берём понемногу от всего и создаём, я не знаю… (пауза) что-то передовое.

Вопрос: А электронную музыку могли бы?

Пол: Да, знаете. Мы можем всё что угодно.

Джордж: Не совсем…

Джон: (шутливо) О, я могу.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Вопрос всем четверым. Хотели бы посетить Россию?

Джон: Как «Битлз» или как частные лица?

Вопрос: И так, и так.

Джон: Да, я не против.

Вопрос: Какой приём, по-вашему, вы бы получили от а) простых людей и б) официальных лиц?

Джон: От простых людей всё было бы о’кей. На счёт официальных лиц не знаю. Понимаете, я думаю, сейчас всё было бы о’кей.

Джордж: Сейчас о’кей.

(смех)

Вопрос: Вы собираетесь принять участие в сценарии вашего следующего фильма?

Джон: Хм, не думаю. Надеюсь, что нет, знаете ли. Я бы скорее предпочёл, чтобы кто-нибудь другой этим занялся. Я не знаю, как это делается.

Вопрос: Вам известно, когда он выйдет?

Джон: Я даже не знаю, когда к нему приступим. Возможно…

Джордж: В январе, я думаю.

Джон: Январь. Февраль.

Вопрос: Джентльмены, пару лет назад вы получили награды за помощь, оказанную экономике Британии. Сейчас экономика переживает трудные времена…

Джордж: …и мы всё ещё её поддерживаем.

(смех)

Вопрос: Что-нибудь может дать этому новый рост?

Джон: Ну, мы могли бы вернуть назад награды.

(смех, сопровождаемый аплодисментами)

Джон: Ага, здесь это весьма одобряется.

(смех)

 

Роберт Фулфорд (газета «Торонто Стар», 18 августа 1966): «Среди всей этой ерунды Джон Леннон мне понравился. Кто-то заметил, что «Битлз» получили ордена Британской империи за помощь британской экономике. Теперь, когда экономика снова оказалась в затруднительном положении, какие у них планы по оказанию помощи? «Ну, – ответил Леннон, – мы можем вернуть награды»».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Пресса Торонто задавала дельные и едкие вопросы, которые были сглажены одним из самых забавных случаев в турне. Один мужчина поднялся и заявил, что «Битлз» получили награды за то, что они помогли британской экономике. Есть ли у них в планах помочь этой экономике? Джордж парировал: «Мы можем вернуть свои награды!».

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Во время пресс-конференции Маккартни сидел, играя с седовласой куклой-троллем, одним из кучи подарков, которые были отправлены в «Мейпл Лиф-гарденс» и отель, где остановилась группа».

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Беспокоитесь ли вы о возможности получить травму, когда люди бросают на сцену предметы?

Джон: В основном переживаешь за свои глаза. Знаете, из-за того, что маленький предмет трудно заметить.

Вопрос: Джон, я не хочу, чтобы вы слишком уж углублялись в политику, но я читал, что вы не в восторге от ситуации во Вьетнаме. Мне интересно ваше мнение, или мнение любого из «Битлз», относительно причастности Соединённых Штатов к Вьетнаму, и рассматриваете ли вы это, как возможность мировой конфронтации с Китаем, и считаете ли вы это опасностью, и думаете ли вы, что это важно для людей, быть в курсе событий и проявлять заинтересованность к этой проблеме.

Джон: Да.

(смех)

Джон: Я имею в виду, что мы вообще не приемлем войну ни по какой из причин. На земле нет никакой причины, почему кто-либо должен убивать кого-либо.

Вопрос: Ну, почему вы об этом не скажите, почему вы не выйдете и…

Джордж: Главное…

Джон: Потому что кто-нибудь бы застрелил вас за такие слова, вот почему.

Джордж: Кто-то когда-то сказал: «Не убий означает, ЧТО не вноси поправки в раздел «А». Но есть много тех, кто вносит поправки в раздел «А» и убивает. И пускай они сами разберутся в самих себе.

Пол: Но мы не можем говорить подобное.

Джон: Нам нельзя иметь своё мнение, как вы, возможно, заметили.

(смех)

Вопрос: В продолжение этой темы, что вы думаете о юных американцах, которые пересекают границу с Канадой, чтобы избежать призыва в армию? Вы поддерживаете воинскую повинность или воинскую дисциплину для молодого поколения?

Пол: Нет.

Джордж: Я думаю, что любой, кто не питает любви к насилию, имеет право не идти в армию. Никто не может заставить вас идти убивать кого-то.

Джон: Но они заставляют.

Пол: Такое не должно быть, на самом деле.

Джон: (вздыхая и продолжая шутливо) Ах, теперь мы имеем это в Мемфисе.

Вопрос: Пол и Джон, вы думали написать мюзикл, такой, как «Моя прекрасная леди»?

Джон: Ничего подобного этому, во всяком случае.

Вопрос: А почему бы вам НЕ написать?

Пол: Мы думали написать мюзикл, но не такой, как «Моя прекрасная леди», потому что если мы напишем подобный… Есть люди, которые могут писать такую музыку лучше, чем мы, потому что они занимаются этим лет пятьдесят, понимаете. Разве что если бы мы попробовали написать мюзикл, то постарались бы написать его с современным звучанием и современной музыкой. Не совсем понятно, как это сделать, потому что каждый будет сравнивать с пятидесятилетними… знаете, с той эпохой.

Вопрос: Создавая «Элеонор Ригби» и «Жёлтую подводную лодку», вы пытались найти направление в музыке, отличающееся от рока?

Пол: Нет. Не думаю, что мы пытались найти новое направление, понимаете. Мы пытаемся двигаться вперёд и делать что-то новое. И если между делом это даёт начало новому направлению, знаете, это здорово. Но мы никогда не пытаемся делать это специально.

Вопрос: Это, определенно, незаурядно.

Пол: Благодарю вас.

Вопрос: Вопрос Полу. Мне кажется или вы сейчас на сцене во время выступлений делаете меньше физических движений?

Пол: Не знаю, наверное, вам виднее.

Вопрос: Мистер Леннон, отвечая на вопрос, вы сказали, что «Битлы – живые люди». Вы думаете, что вы…

Джон: Я действительно это имел в виду, знаете…

Вопрос: Вы можете распасться?

Джон: Ну, возможно всё, знаете ли. На это нет однозначного ответа. Очевидно, что мы не собираемся вечно ходить, держась за руки.

(смех)

Джон: Мы должны или разойтись, или прогрессировать. Я имею в виду, что мы могли бы… Знаете, я не могу… Это может случиться.  Вполне возможно.

Вопрос: Вопрос Ринго. Ваша деятельность крайне ограничена вашей публичной востребованностью, беспорядками и толпами. Какими бы нормальными, каждодневными вещами вы хотели бы заниматься, которые вам сейчас недоступны из-за вашей популярности?

Ринго: Хм, когда у нас выходные, я живу вполне обычной жизнью. Это только на гастролях, как сейчас, мы постоянно в отелях и всё такое. Но когда мы отдыхаем, я такой же, как вы.

(смех)

Джон: Он один из НИХ.

Вопрос: Джентльмены, думали ли вы о том, что ваша популярность может подойти к концу, и если это произойдёт, будете ли вы существовать в течение следующих десяти лет?

Пол: Будем, знаете… Единственная причина, по которой мы не будем существовать, если только мы умрём. Но, эээ, как «Битлз» мы могли бы существовать, занимаясь тем же самым, чем мы занимаемся сейчас, только немного более развито. Но, знаете, это было бы немного странно в 35.

(смех)

Джон: (шутливо обращаясь к Полу) [песня] Долговязая Салли.

Пол: (хихикая) Да.

Вопрос: Пол, я получил десять версий того, как вы сломали свой зуб. Вы можете сейчас рассказать, как это случилось? Как это произошло?

Пол: Ммм, это было на Рождество, я немного выпил и поехал кататься на мопеде. А потом загляделся на луну и упал.

(смех)

Тони Бэрроу: Последний вопрос.

Вопрос: Вопрос к Ринго.

Ринго: Опять?

Вопрос: Вас не пугают такие громкие крики подростков? Если такое было, когда или в каком городе это было в большей степени?

Ринго: Крики никогда не пугают, а вот когда они прорываются и пытаются взобраться на сцену…

Вопрос: Где или на каких гастролях у вас были наибольшие опасения относительно возможного нападения?

Джон: В Маниле.

Ринго: В Кливленде, я полагаю.

Вопрос: В Кливленде в этом турне?

Ринго: Да.

Джон: В этом турне.

Ринго: (обращаясь к остальным) Это было в Кливленде?

«Битлз»: (преувеличенно) Да, конечно.

(смех)

Ринго: Они там прорвались.

Пол: (обращаясь к Тони Бэрроу) Это всё? (обращаясь к репортёрам) Спасибо. До свидания.

(аплодисменты)

Джон: Спасибо.

 

Роберт Фулфорд (газета «Торонто Стар», 18 августа 1966): «Как-то Натан Коэн (прим. – канадский театральный критик и телеведущий) сказал мне, что «один раз, когда он был на пресс-конференции «Битлз», репортёры вели себя так, как будто были в присутствии Исуса». Это было верно и вчера. Некоторые ответы «Битлз» с благосклонностью ими принимались. Многие из них, конечно, были из подростковых или студенческих газет».

 

 

 

Брайен Эпстайн и Джин Больн во время пресс-конференции «Битлз» в Торонто. Больн был участником музыкальной группы «Ле Бароне», которую называли «Битлз Квебека».

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Когда «Битлз» вернулись с пресс-конференции, в их костюмерной среди подарков появился хомячок, очевидно, названный в честь Брайена Эпстайна. Никто не знает, как он пробрался через множество полицейских. В сопроводительной записке с нарисованным карандашом сердцем было написано: «Это Брайен. Мы любим вас. Линда и Сью».

 

Из дневника Барри Тэшиэна (лидера группы «Римейнз»): «Сегодня вечером за кулисами Джордж Харрисон взял мою гитару «Эпифон» и спросил, нравится ли она мне. Джордж – настоящий гитарист. И он также хорошо чувствует классические стили Сеговии и Чета Аткинса. Он хороший парень, очень естественный и открытый».

 

beatlesbible.com: «Второй концерт начался в 20:00, на котором было 17 000 человек».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Второе выступление тоже было классным. Звук был хорошим и усиление тоже. Я играл через новый усилитель «Вокс Супер Битл» с двумя акустическими колонками, по одной с каждой стороны сцены. На концерте было невероятное много криков для США».

 

 

 

 

 

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «На одном из концертов шум стал настолько сильным, что один здоровенный полицейский, стоящий в оцеплении перед сценой, вытащил пару пуль и засунул их себе в уши».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Концерты в «Мейпл Лиф-гарденс» были просто безумием. Это были два из семи концертов в помещении, поэтому поклонники находились к ним ближе и, следовательно, забрасывали сцену использованными фотовспышками, игрушками, леденцами и даже обувью».

 

 

 

 

 

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Зрители устроили не меньше бедлама, чем год назад, заглушая своих кумиров визгом и пытаясь забросать их шариками из бумаги и блестящей фольги, которые сыпались на сцену под шквал восторженных криков».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Кто-то бросил в Пола Маккартни ножницы, которые едва не попали ему в голову. Зачем поклонники делают такие идиотские поступки?»

 

 

 

 

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «Джорджу чем-то попало в лицо, но он только скривился и не пропустил ни одной ноты. Позже Джон нам сказал, что они часто собирают подарки, которые им бросают на сцену. «Если вижу что-то интересное, то говорю Мэлу: «Эй, Мэл, подбери то-то и то-то». Обычно он всё равно подбирает большинство из этого»».

 

 

 

По данным сотрудников скорой помощи 167 подросткам была оказана первая помощь (117 внутри здания и 50 снаружи). Пятнадцать человек были доставлены в больницу, в основном из-за истерии. Один полицейский получил травму лодыжки.

 

 

 

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Когда «Битлз» закончили своё выступление, в комнате без окон в глубине «Мейпл Лиф-гарденс», сотрудники арены кормили хомячка кусочками салата и размышляли, что с ним делать».

 

beatlesbible.com: «Группа дважды выступала на арене «Мейпл Лиф-гарденс», 7 сентября 1964 года и 17 августа 1965 года».

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Концерты были более заурядными по сравнению с прошлогодними, по нескольким параметрам: меньшее количество поклонников купили билеты в «Мейпл Лиф-гарденс», меньше толпилось возле отеля «Кинг Эдвард», потребовалось меньше полиции, чтобы им противостоять, и меньше трагических последствий – потерявших сознание подростков от пережитого волнения было вдвое меньше. Работники скорой помощи оказали помощь 167 пострадавшим поклонникам по сравнению с более чем 300 в прошлом году».

 

 

 

 

 

 

Газета «Торонто Дейли Стар», 18 августа 1966: «Когда вечером на полицейском автозаке «Битлз» вернулись в отель «Кинг Эдвард», у шестидесяти пяти полицейских не было особых проблем, чтобы удержать двести подростков. Один полицейский был сбит с ног, когда на него налетели две кричащие девушки. Другие полицейские держали рыдающих подростков в руках».

 

Газета «Торонто Стар», 19 августа 1966: «Джон Леннон купил новую спортивную куртку. Когда помощник доставил её в его номер, Леннон пожаловался заместителю начальника полиции Торонто Джону Мюррею: «Она выглядит слишком новой». Шеф Мюррей скатал её в шар и несколько раз наступил. «Вот теперь в самый раз», – улыбнулся Леннон».

 

Джудит Симс (редактор журнала «Тинсет»): «После концерта вернулись в отель, где Тони Бэрроу устроил нам импровизированную вечеринку (Битлы в ней не участвовали), на которой мы должны были познакомиться с группой «Сёркл», очень хорошей группой, и первым американским музыкальным коллективом, которым будет управлять Брайен Эпстайн. Вечеринка закончилась только к пяти утра, когда все уже настолько устали, что не могли поднять бокал».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Вернувшись в отель Эд, Верн и я поднялись в номер «Битлз». Мы некоторое время смотрели телевизор с Ринго, Джоном и ещё несколькими людьми. Номер «Битлз» выглядел так, как будто было рождественское утро. Повсюду подарки, перевязанные яркими лентами с бантами, посылки, пачки писем и телеграмм, большие куклы, подносы с едой, резиновые мячики, самокат, мягкие игрушки и трёхколёсный велосипед Микки Мауса. Довольно удивительное зрелище!»

 

Шарон М.: «В 1966-м я была на концерте «Битлз» в «Мейпл Лиф-гарденс». После концерта я отправилась в отель «Король Эдвард», потому что знала, что «Битлз» там остановились. Некоторое время я слонялась в холле, пока ко мне не подошёл светловолосый высокий человек в очках. Он спросил, не хочу ли я встретиться с Битлами. Я согласилась, и он провёл меня наверх. Мы миновали охрану и вошли в номер «Битлз», который располагался на седьмом или восьмом этаже. Я была возбуждена и почти упала в обморок, когда вошла в номер, где Ринго, Джон и Джордж смотрели телевизор в окружении нескольких друзей. Все были очень дружелюбны и естественны. Это было похоже на встречу группы друзей. Ринго был самый забавный – он делал смешные комментарии к фильму, который показывали по телевизору.

Я выпила и поговорила с мужчиной, который провёл меня наверх. Его звали Мэл, и он был очень любезен по отношению ко мне. Он подвёл меня к одному из окон, и я увидела толпу людей, собравшуюся внизу на улице. Какое зрелище!».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Потом все разошлись по комнатам или легли спать. К Джорджу пришёл в гости его родственник – дядя, который, кажется, жил в Канаде неподалёку от нас. Джордж попросил нас провести с ними немного времени, поэтому мы подождали, пока его дядя не ушёл домой».

 

Шарон М.: «Джорджа навестили кто-то из его родственников. Мне кажется, его тётя и дядя. Дядя был весёлым, не прочь выпить, в отличие от Джорджа, который не пил совсем. Джон казался весёлым, но вёл себя довольно сдержано. Наверное он был немного утомлён переездами и необходимостью постоянно объяснять, что он имел в виду в своём высказывании об Исусе. Бедный Джон. Вскоре он ушёл спать, и через некоторое время мы с Мэлом зашли в другую комнату, где проговорили до двух часов ночи. Пришло время ложиться спать, поэтому я покинула номер и взяла такси. Родители не обрадовались моему позднему возвращению, ведь я была ещё подростком. Они не поверили мне, что я весь вечер провела в компании «Битлз» – так же, как и мои друзья в школе».

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Потом мы собрались в маленькой спальне Джорджа, покурили и около часа тусовались. Джордж зажёг благовония, привезённые из Италии в маленькой красной коробочке. Они назывались «Карта д’Армения».

 

 

 

Сгорающие с благоуханным дымом картонки «Карта д’Армения». 

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Мы немного поиграли на гитаре и послушали на кассетном магнитофоне записи ситара Рави Шанкара. До этого я не видел такого магнитофона. Это было какое-то новое изобретение. Магнитофон «Филипс» с самыми маленькими кассетами из тех, что я когда-либо видел».

 

 

 

Один из первых в мире кассетный магнитофон Филипс EЛ-3312, 1966 год. 

 

Барри Тэшиэн (лидер группы «Римейнз»): «Потом мы перешли в гостиную, разговаривали и слушали сорокапятку Тима Хэрдина, которую я принёс с собой. Тем временем, два дорожных администратора продолжали приводить в номер девочек, предлагая Джорджу, чтобы он, возможно, переспал с одной из них. Ему это было неинтересно, и он отрицательно качал головой».

 

Бесс Коулмэн (помощница Брайена по связям с общественностью): «Хотя в течение двух американских турне я постоянно находилась рядом со всеми «Битлз», с одним из у меня были более доверительные отношения. Обычно я позволяла ему использовать свою комнату для его любовных встреч. Он подмигивал мне, и я отдавала ему свой ключ и отсутствовала пару часов».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)