Группа возвращается в Лондон

8 июля 1966 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Великобритании поступил в продажу миниальбом с песнями: «Человек из ниоткуда» (Nowhere Man), «Веди мою машину» (Drive My Car), «Мишель» (Michelle), «Мы не увидимся» (You Wont See Me)».

 

 

 

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «В самолёте, летевшем из Нью-Дели в Лондон, Битлы сообщили Брайену о своём решении прекратить гастроли. Это так расстроило Брайена, что все тело у него покрылось сыпью и пятнами.

– Что я буду делать, если они перестанут гастролировать? – лихорадочно спросил меня Брайен. – Что мне останется?

– Не будь смешным, – ответил я. – У тебя масса дел.

И я говорил правду. Для Брайена открылись такие потрясающие перспективы, каких не было ни у кого в шоу-бизнесе. Но Брайен считал, что если «Битлз» не будут заполнять всё его время, ему ничего больше не останется. Сыпь оказалась крапивницей, и Брайена уложили в постель на месяц».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В шесть утра «Битлз» вернулись в Лондон».

 

Кихано де Манила (журнал «Свободная пресса Филиппин», 16 июля 1966): «Когда они прибыли в Лондон, множество их поклонников, для которых Манила стала «дерьмом», были рядом, чтобы поддержать их. «Мы были в ужасе», – сказал Пол Маккартни об их филиппинском инциденте. «Если мы вернемся туда, то с атомной бомбой». А Джордж Харрисон предостерег всех артистов от поездки на Филиппины: «Если только у вас нет фашистских наклонностей».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В аэропорту состоялась короткая пресс-конференция».

 

 

 

Прямо в здании аэровокзала в 6:30 утра состоялась пресс-конференция. Брайен в частности сказал: «Я отменяю выступления Силлы Блэк на Филлипинах».

 

 

 

 

 

Вопрос: В аэропорту к вам подошли и начали угрожать физической расправой?

Пол: Мы добрались до аэропорта, и у наших дорожных менеджеров было много проблем с доставкой оборудование, потому что эскалаторы были отключены, и всё такое. Итак, мы добрались туда, и нас проводили в транзитный зал. Нас толкали из одного угла зала в другой, понимаете.

Джон: (начиная толкать Пола, изображая манильского чиновника) «С вами обращаются как с обычными пассажирами! Обычными пассажирами!» Но обычных пассажиров, что, пинают?

Пол: Итак, они начали сбивать с ног наших дорожных менеджеров и всё такое, и все попадали на пол.

Вопрос: Когда дорожного менеджера сбили с ног, вы начали беспокоиться?

Пол: Да, и я клянусь, что их было человек тридцать.

Вопрос: Сколько их было, говорите?

Джон: Ну, я видел пятерых в разной форме, знаете, которые пинались, освистывали и кричали.

Вопрос: Тебя кто-нибудь пнул?

Джон: Нет, я был очень аккуратен и отодвигался каждый раз, когда до меня пытались дотянуться. Но я был ошеломлён. Меня могли пнуть, а я не знал об этом, понимаете. Мы просто никогда больше не поедем ни в какие психушки.

Вопрос: Вы бы поехали снова в Манилу, Джордж?

Джордж: Нет, я и в тот раз не хотел туда ехать.

Джон: Я тоже.

Джордж: Потому что мы и до этого слышали, что там ужасно, и когда туда попали. И это только подтвердило.

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Джон, что именно произошло в аэропорту Манилы?

Джон: Какие-то обезьяны пинали и толкали нас и… было очень страшно.

Вопрос: Насколько страшно было тебе, Джордж?

Джордж: Я был в ужасе, я бы так сказал. Да, это было, знаете ли, было очень напряжённо. Там было пятеро по-настоящему здоровых таких парней с автоматами и прочей экипировкой…

Джон: Вот они-то и пинались.

Джордж: Ага, и они просто… подстроили всё, понимаете, было очевидно, что они ещё до нашего прибытия в аэропорт специально подстроили, чтобы сделать нам как можно хуже. Поэтому нас притесняли там постоянно, понимаете? Лично я всё время уворачивался от этих людей, потому что именно они-то и подстрекали к неприятностям.

Джон: Ага, всего где-то лишь пятеро из них, поскольку остальные не вмешивались.

Вопрос: Правда ли, что вам пришлось самим нести багаж и добираться до самолёта?

Ринго: Знаете, только ручную кладь. Тяжёлый багаж несли наши дорожные менеджеры.

Джон: Но их заставили тащить все усилители…

Ринго: Нам отключили эскалатор, и им пришлось тащить всё наверх.

Джон: Все усилители…

Ринго: Вот какие там отзывчивые люди.

Вопрос: Сколько человек было задействовано в этой демонстрации?

Пол: Мне показалось, их было тридцать: я всем говорю, что – тридцать, а Джордж говорит, что их было пятеро.

(смех)

 

 

 

 

 

Джон: Там была вроде как небольшая армия – чтобы бить нас, и было ещё человек десять простых людей за их спинами, которые подстрекали: «Бей их, бей их!», а мы оглядывались по сторонам, пытаясь разглядеть, кто подстрекает, и видели улыбающихся детей, лет где-то восемнадцати… и всё это – пацаны на заднем плане, как гестаповцы повторяющие: «Бей их, бей их!» – говорило о том, что это была публичная демонстрация.

Пол: Дело в том, что это одно из таких мест, где обычно ждут повода для драки, понимаете?… Они толкаются, а если ты им ответишь, то они…

Вопрос: Не считая Филиппин, вам понравилась эта поездка?

«Битлз»: Здорово, ага…

Пол: Это было, знаете, отличное турне… вообще-то, знаете, всё было здорово.

Джордж: Япония была фантастической, очень прекрасной.

Пол: И Дели – тоже.

Джордж: Ага…

Пол: Замечательные люди.

Джордж: В Японии, знаете, практически – все, кого мы встречали.

Джон: Хотел бы я, чтобы Манилу победили в войне, или ещё что-нибудь такое.

(смех)

Вопрос: Вы бы согласились ещё раз выступить на Филиппинах?

Джон: Никогда в жизни туда не полечу, ни один самолёт не пролетит над этой страной со мной на борту.

 

 

 

 

 

Джордж: «У нас будет пара недель, чтобы восстановиться, прежде чем нас побьют американцы».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Когда Джорджа спросили по прибытию в Лондон, что следующее на повестке дня группы, он ответил со слабым намёком на улыбку: «У нас будет пара недель на то, чтобы восстановиться перед тем, как нас изобьют американцы»».

 

Нил Аспинал (персональный помощник «Битлз»): «Случай на Филиппинах стал одним из последних гвоздей в гроб гастролей «Битлз»».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Я бы сказал, целым мешком гвоздей, Нил!».

 

Пол: «Помню, когда мы вернулись домой, какой-то журналист спросил у Джорджа: «Вам понравилось на Филиппинах?» А он ответил: «Будь у меня атомная бомба, я сбросил бы её на Филиппины».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы в 1964 г.): «Данные события, случись они с обычными гражданами, напугали бы любого, но в отношении «Битлз» существовало ещё два дополнительных фактора. К 1966 году они были, возможно, самыми знаменитыми людьми в мире, и поэтому: а) привыкли к особому доброжелательному отношению, пусть даже истерическому; б) когда толпа озверела, они оказались живыми мишенями. Цена «великолепия» становилась непомерно высокой».

 

Патти: «Единственное хорошее, что было из Манилы, это прекрасное изумрудное кольцо с несколькими великолепными чёрными жемчужинами, которое Джордж привёз мне в подарок».

 

 

 

Джон пытается добежать до машины, поклонники настигают его и чуть ли не рвут на части его пиджак.

 

 

 

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Наконец-то вернулся домой к Джин и Марку. Ужасно по ним соскучился. Прибыли примерно в шесть утра, и после того, как всех развёз по домам, отправился домой. Джин видела обо всех событиях в Маниле в газетах и по телевизору. Боже мой, не менее половины прессы злорадствует! Я рассказал ей обо всём, что там произошло, и даже нашёл фотографию, где я на полу в аэропорту. Я рассказал Джин, что они вовсе не помогали мне встать на ноги. Как бы то ни было, теперь всё позади и об этом можно забыть, будем надеяться, что и пресса тоже забудет».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Сыпь оказалась крапивницей, и Брайена уложили в постель на месяц. Все давали ему один и тот же совет, чтобы он не переживал».

 

Роберт Шонфилд (автор книги «Сердцевина яблока»): «В этот период на здоровье Брайена начали сказываться эффекты длительного, интенсивного потребления наркотиков. Венда Моджер рассказывает об одном эпизоде, который произошёл однажды вечером, когда они была с Брайеном в каком-то лондонском баре».

Венди Моджер (бывшая ассистентка Брайена): «Мы сидели за стойкой. Я протянула руку, чтобы взять горсть орешков, как вдруг он схватил меня за руку и воскликнул: «Стой! Что ты делаешь?». «Ем орехи», – ответила я. Смутившись, он отпустил мою руку. «А, – сказал он, – я думал, это таблетки»».

 

Роберт Шонфилд (автор книги «Сердцевина яблока»): «Брайен был всегда безукоризненно одет, жил роскошно, любил окружать себя самыми лучшими вещами, но всё это не приносило ему желанного спокойствия. Хотя теперь он чаще, чем когда-либо раньше, появлялся в обществе, большую часть времени он всё равно посвящал работе. Однако энергия его заметно шла на убыль».

 

Синтия: «Домой мы [с Джулианом] вернулись [из Италии] в начале июля, примерно тогда же, когда и Джон. Он был невероятно счастлив нас видеть. Когда Джон при­ехал, наша встреча была теплее, чем когда-либо. Думаю, что Джон соскучился по нам в основном потому, что мы тоже были в отъезде, и он, наверно, серьёзно задумался о наших отношениях. Я тоже мно­го об этом думала, Мне страшно хотелось, чтобы Джон мною гордился».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)