Выступление в Токио

2 июля 1966 г.

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Все идёт хорошо. Так как они не могут покинуть отель, к ним в номер было доставлено множество всяких вещей».

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Битлы не могли покинуть отель, но им очень хотелось увидеть как можно больше лучших произведений искусства, что, очевидно, было непросто сделать. Их интересовали в основном экзотические предметы, которые можно было приобрести в качестве подарков. Поэтому промоутером была приглашена целая группа людей, чтобы они показали прекрасные произведения искусства Японии. Некоторые из них были куплены Битлами».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Заботливый организатор наших концертов решил, что если мы не можем выйти за покупками, то торговцы Токио должны прийти к нам. Это всех воодушевило, потому что покупка японских сувениров была одним из первых пунктов нашем списке дел».

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

 

 

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Главная комната президентского люкса вмиг превратилась в пещеру Алладина. Торговцы принесли настоящий клад. Там были украшения из слоновой кости, множество чудесных ювелирных изделий, фотооборудование, красивые резные кубки, традиционные яркие шёлковые кимоно всех цветов радуги и фасонов».

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Битлам было интересно то, что могла предложить им Япония».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Они покупают почти всё, что им предлагают. Я приобрёл набор открыток «Будокан», покажу Джин, когда вернёмся».

 

 

 

 

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «Я встретилась с ними во второй половине дня 2 июля (прим. – до этого Хосико Румико встречалась с «Битлз» 15 июня 1965). В президентский люкс токийского «Хилтона» из всех журналистов официально пригласили только меня. Вход в номер тщательно охранялся, и в целом обстановка была не совсем та, чтобы делать материал, задавая вопросы и получая ответы. Им было запрещено покидать номер, потому они коротали время, рисуя картинки, которые их попросили нарисовать поклонники, слушали пластинки с японскими народными песнями, подаренными организаторами турне. Когда я зашла в комнату, там выставляли свои товары торговцы фотоаппаратами, кимоно, поясами оби и другими товарами. У музыкантов фотоаппараты вызвали особый интерес, и у фотографа Коха Хасебе, который пришёл со мной, они стали спрашивать, какие лучше».

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

С Хосико Румико.

 

 

 

 

 

 

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Они напокупали бумажных змеев, золотых лакированных коробочек, миниатюры из слоновой кости и нэцкэ».

 

 

 

В руках Хосико Румико один из рисунков Битлов.

 

 

 

 

 

С фотографом Кохом Хасебе (в центре).

 

 

 

 

 

С наградами журнала «Музыкальная жизнь».

 

 

 

 

 

 

 

Ринго и Джон демонстрируют рисунок «Образы женщины», который будет выставлен на благотворительном аукционе. Его купит менеджер кинотеатра и президент местного клуба-поклонников Тетсусабуро Симояма. Перед отъездом из Японии «Битлз» подписали свои имена в пустом круге, где стояла лампа. Это одна из немногих, если не единственная картина в мире, которую они написали вместе, и якобы единственная, подписанная ими всеми. После смерти Симоямы его жена открыла магазин памятных вещей, специализирующийся на предметах коллекционирования Битлз, и в 1989 году продала с аукциона «Образы женщины».

 

 

 

Фото Коха Хасебе.

 

 

 

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «Джон Леннон спросил, что сейчас популярно у японских подростков, и я его посвятила в тайну того, как персонажи манги и аниме-сериала «Осомацу-кун» делают «Сё!». Джон тут же повторил, а Ринго Старр с интересом на это смотрел. Он тоже повторил «Сё», но такой фотографии с ним не сохранилось».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Истерия поклонников была настолько велика, что пришлось усилить армейскую охрану, а «Битлз» не смогли покинуть отель. Чтобы они могли купить себе сувениры, в их номер прибыли местные торговцы, и Битлы приобрели себе кимоно, посуду и другие товары, при этом цены были завышенными».

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «Джон выходил и заходил в комнату, и в один момент неожиданно взял стакан с апельсиновым соком, поднял его над головой и что-то выкрикнул. Мне это послышалось как «Битлз угаснут!». Все восприняли это как шутку и рассмеялись, а Ринго, стоявший рядом со мной, указал на Эпстайна и сказал: «Брайен! Мы уже столько заработали, но не можем и шагу ступить отсюда. Где мы будем тратить эти деньги?». После этого Эпстайн подошёл ко мне, приложил палец к губам и тихо произнёс: «О том, что сейчас сказал Джон, писать нельзя!». При этом он был предельно серьёзен».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С журналисткой Рейко Юкава. Фото Йомиури Шинбуна.

 

 

 

 

 

 

 

Фото Шимпеи Асаи.

 

Шимпей Асаи (фотограф): «Когда я впервые встретился с «Битлз», они отдыхали в большой комнате. Они мало разговаривали друг с другом. Мне показалось, что они так привыкли друг к другу, что им не нужно было разговаривать».

 

 

 

 

На столе билеты на концерт в Будокане и несколько пластинок, в том числе немецкий сингл. Фото Шимпеи Асаи.

 

 

 

 

Шимпей Асаи (фотограф): «К ним в номер привели одного японского торговца антиквариатом. Это была возможность познакомиться с японской культурой».

 

 

 

 

Шимпей Асаи (фотограф): «Они были молоды и мало что знали о Японии. Эти предметы показались им подходящими для того, чтобы начать изучать страну».

 

 

 

 

 

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Снимок сделан 21-миллиметровым объективом. С его помощью можно добиться так много, и детали и глубина просто изумительны. «Битлз» не могли выйти из отеля, и они хотели увидеть столько лучших произведений искусств, сколько было возможно, что было объективно трудно. Их интересовали самые экзотические изделия, которые они хотели приобрести в качестве подарков. Была приглашена целая группа людей, снова промоутером, которые принесли с собой ряд прекрасных произведений искусств Японии. На этом снимке некоторые из них, что были представлены им на продажу и, да, они действительно купили некоторые из них».

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

 

Фото Шимпеи Асаи.

 

 

 

 

 

Джон и президент местного клуба-поклонников Тетсусабуро Симояма.

 

 

 

Шимпей Асаи (фотограф): «Я старался, чтобы моя фотокамера им не мешала, чтобы они не чувствовали моего присутствия».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Шимпеи Асаи.

 

 

 

 

 

Шимпей Асаи (фотограф): «Пол играет на сямисэне – древнем трехструнном японском инструменте».

 

 

 

Шимпей Асаи (фотограф): «Джон играет на синобуэ – традиционной японской бамбуковой флейте».

 

 

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Два концерта вчера вечером и ещё два сегодня».

 

 

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

Фото Йомиури Шинбуна.

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в зале «Будокан».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Организатор концерта был весьма любезен, и он сказал: «Вы можете получить любое оборудование, какое пожелаете». Одним из объективов, что я получил, был первый 21-миллиметровый объектив «Никон» с небольшим видоискателем, который шёл в комплекте, и как только я взглянул через него, то подумал, вот мой новый мир. Куда бы я ни навёл объектив, получались самые замечательные изображения. Этот фотоснимок был именно таким, каким я хотел его сделать. Я был очень рад заполучить такой объектив». 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

 

Фото Йомиури Шинбуна.

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «Из концертов этого турне я была на том, который состоялся в первый день, и на последнем, вечером 2 июля. Хотя и стоял невообразимый шум, их пение было хорошо слышно. А когда они пели «Вчера» (Yesterday), помню, как девушки принялись шикать друг на друга и призывать к тишине, и сразу стало тихо».

 

Аки Танака: «Я была на вечернем концерте «Битлз» в субботу 2 июля. Отец отвез меня и моего младшего брата из Нагои в Токио на скоростном поезде. Публика была более сдержанной, чем британская или американская, которую я видела по телевизору. Однако это не означает, что японцы не были в восторге от концерта. Просто мы более сдержанно выражаем свои эмоции. Битлы казались довольно расслабленными из-за теплой реакции японской публики. Концерты «Битлз» в Японии стали общественным явлением. Они способствовали появлению японской рок-музыки, когда музыканты не только исполняли чужие песни, но и сочиняли свою собственную музыку».

 

 

 

 

Фото Роберта Уитакера.

 

 

 

Фото Йомиури Шинбуна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хосико Румико (журналист журнала «Музыкальная жизнь»): «Отношение японского общества к «Битлз» после их приезда в Японию совершенно изменилось. За те неполные пять дней, что они провели в Японии, общественное мнение всецело склонилось на их сторону. После их приезда продажи пластинок взлетели до небес, а масс-медиа, которые до этого писали о группе по-разному, стали говорить о них благосклонно. Даже многие взрослые, у которых до этого не было никакого интереса к музыке «Битлз», захотели их послушать, и им понравилось».

 

Альф Бикнел (водитель «Битлз»): «Ещё одно событие, которое мне запомнилось, произошло в один из дней этого необычного турне, когда организатор концертов пришёл в сопровождении гейш. Их было, приблизительно, шесть или восемь, и они выглядели смущёнными».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Нам также предложили услуги группы привлекательных девушек-гейш, но, как сказал тогда Джон: «Полакомиться мы можем везде. Давайте сегодня сосредоточимся на покупках!»».

 

Альф Бикнел: «Но вечер не продлился достаточно долго, их очень спокойно выпроводили, потому что мы не знали, как себя вести с такими прекрасными, тихими, утонченными, с бледными лицами, дамами».

 

Ацуши Ногучи (автор книги «Я видел их стоящими там»): «В некоторых журналах, таких как «Шукан Джитсува» («Еженедельные правдивые истории») были напечатаны рассказы о поклонницах, переспавших с кем-то из «Битлз», но это не соответствовало действительности».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «2 июля Стоунзы играли на теннисном стадионе «Форест Хилл» в Квинсе. Полицей­ским пришлось применить дубинки и слезоточивый газ. Группа перелетела на вертолёте обратно в Манхэттен, а затем под охраной кортежа автомобилей их доставили в кафе «Уэт» на Макдугал-стрит на встречу с новым гитаристом. Это был черный хиппи из Сиэтла, бывший парашютист, появившийся в Гринвич Виллидж в образе психоделического марсианина, игравший левой рукой на «Фендере Стратокастере», перевернув её верхом вниз, в группе, называвшейся «Джимми Джеймс энд Блу Флеймз». У Стоунзов отвисли че­люсти, когда они впервые увидели Джимми Хендрикса за несколько недель до его приезда в Лондон, уже владевшего целым арсеналом блюзовых заимствований, на основе которых строились его импровизации, приобретённым в группе Чака Берри и в «Айсли Бразерс». К ужасу и восторгу Стоунзов, Хендрикс изуродовал несколько песен Дилана и «Уайлд Синг» и выдал новую, зажигательную музыку, грозившую че­рез пару месяцев сделать всех остальных музыкантов старомодными».

 

Открытка Брайена Эпстайна родителям от 2 июля 1966 года: «Ещё одна открытка из Токио (вы отлично справились с этой поездкой!) На открытке зал, где мы выступали, а на заднем плане – огромный город. Мне очень понравилась эта поездка. Хотя она, как всегда, была хлопотной, было очень здорово. Завтра мы уезжаем на Филиппины и должны вернуться рано утром в следующую пятницу. С любовью, Брайен».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)