Универмаг «Хэрродс» открывает для «Битлз» двери

25 ноября 1965 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Самый известный универмаг Лондона «Хэрродс» открыл свои двери на три часа в вечернее время, чтобы поздно вечером участники группы «Битлз» смогли сделать рождественские покупки. Ринго с Джорджем купили предметы мебели, а Джон купил Джулиану гигантскую детскую горку, чтобы поставить её в саду».

 

 

 

 

Синтия: «Рождество – это всегда очень радостный праздник, приносящий с собой особое возбуждение. И до чего же приятно, когда можешь ку­пить всё, что только душа пожелает! Два самых знаменитых магази­на в Лондоне выделили для Битлов и их семей специальное время, чтобы они могли в спокойной обстановке сделать рождественские покупки. У меня было такое ощущение, что меня впустили в пещеру Алладина».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Универмаг «Хэрродс» открыт только для меня и ребят. Потрясающе! Один из лучших магазинов в мире и всего четыре парня, делающие покупки к Рождеству. Грандиозно! Они хорошо потратились, купив множество прекрасных вещей для своих семей. Они были очень воодушевлены этим и потратили часа два или три, переходя от одной секции к другой. Постоянно слышалось: «Я хочу то, я хочу это, можно на это взглянуть? О, да, нам это нужно». Хорошее времяпрепровождение. Потрясающее!»

 

Джордж: «Мы по-прежнему были очень близки. Все мы ездили в Лондон вместе – в это время у меня появился «Феррари», – мы приезжали в студию, работали там вместе, ходили обедать, бывали в клубах, уезжали домой тоже вместе. Мы работали целыми днями, а потом ехали домой, переодевались и снова встречались в каком-нибудь клубе в половине одиннадцатого. С 1964 года я перестал пить виски с кокой и перешел на красное вино, а потом появился «джаз Вудбайнс». Но мы по-прежнему бывали в клубах».

 

Синтия: «Битлз» крепко сдружились за последние годы, поэтому большую часть совместного свободного времени мы проводили вместе. Это было всё равно, что иметь вторую семью.

Довольно часто мы с Джоном приходили к ним [Ринго и Морин] в гости, и всегда в доме у Старки царило приподнятое настроение. Ринго любил повеселиться, и был очень общительным, эдаким клоуном и шутом с невероятно заразительным смехом. Они с Морин составляли неподражаемую пару, оба экстраверты и балагуры без лишних комплексов. У себя в гостиной Ринго обустроил настоящий английский паб, который назвал «Летающая корова», с барной стойкой и старинным кассовым аппаратом, пивными кружками, зеркальными стенами и даже биллиардным столом. Он заходил за стойку и выдавал нам напитки, а Морин в это время подносила бесчисленные тарелки с закусками. Это был уютный и удобный для жилья дом, полная чаша, где всё было устроено по последнему слову техники, включая постоянно работающие телевизоры – в каждой комнате.

К дому прилегал очень просторный участок, на котором Ринго устроил дорожку для гонок на картах. Они с Джоном обычно пропадали либо там, либо в биллиардной, а мы с Морин в это время сидели за чашкой чая, или отправлялись на прогулку с Джулианом и Заком.

Другой страстью Ринго было производство домашних короткометражных кинофильмов. У него было для этого все необходимое оборудование, и, когда няня забирала у нас детей, мы садились посмотреть его последний киношедевр. В одном из них, например, он в течение пятнадцати минут подробно изучал лицо Морин через объектив. Может, в этом и было что-то авангардистское, но привлекательным и пленяющим взор такое представление можно назвать разве что с огромной натяжкой.

Мы ездили в гости также и к Джорджу с Патти. Внутри жилище Джорджа было полной противоположностью дому Ринго: здесь чувствовался тонкий стиль и вкус, работа дизайнера – и никаких телевизоров.

Даже Пол, который предпочел городской дом в лондонском районе Сент-Джонс-Вуд, часто приезжал навестить нас вместе с Джейн. Вообще, мы навещали друг друга, наверное, чаще, чем кто-либо и где-либо. Отдыхали мы тоже всегда вместе, в полном или почти полном составе, а на Рождество обязательно собирались все вместе у кого-нибудь дома и обменивались подарками. Может, это и выглядит странно, но ссоры и разногласия между нами возникали крайне редко и в любом случае быстро улаживались».

 

 

 

 

 

 

25 ноября 1965 года. Ведущая телевизионной программы «Реди, Стеди, Гоу» Кэти Макгоуэн дарит супруге лорд-мэра пластинку с автографами «Битлз». Пластинка была предоставлена группой в качестве приза лотереи лондонской городской ярмарки Британского общества Красного Креста.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)