Обсуждение песни Act Naturally, интервью Джона Уилфреду Де’Ату, интервью Джона Тиму Мэтьюзу

16 июня 1965 г.

 

Джордж Мартин: «Два дня спустя я репетировал «Вчера» (Yesterday), когда вошел Пол Маккартни. Ранее он не видел этой партитуры и сказал: «На ней нет моего имени». Я дал ему карандаш, и он поставил на ней своё имя. Также он вписал имя Джона Леннона, хотя тот не имел к песне никакого отношения, и прибавил к моему имени слово «Эсквайр». По сути, я был соавтором этой песни. Маккартни добавил имя Леннона несмотря на то, что тот вовсе не принимал участие в её создании.

Это, на самом деле, не было записью «Битлз», и я обсудил вопрос с Брайеном Эпстайном. Во время разговора я спросил: «Знаешь, это песня Пола. Назовём её авторство как Пол Маккартни?» Он ответил: «Нет, что бы мы ни делали, мы не отделяем это от «Битлз». Это «Битлз». Мы не делаем различие». Так что, хотя никто из остальных не участвовал в записи, всё равно это были «Битлз». Такова была позиция».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Поэтому для публики это была полноценная композиция Леннона-Маккартни, которую случилось исполнять Полу».

 

Пол: «Я не стал бы выпускать её как сольную запись Пола Маккартни. Об этом не могло быть и речи. Иногда это звучало заманчиво, люди льстили нам: «Знаете, вам следовало бы выйти на первый план» или «Вам следовало бы записать сольную пластинку». Но мы всегда отказывались. В сущности, мы не стали выпускать «Вчера» (Yesterday) как сингл в Англии, потому что немного стеснялись её – ведь считалось, что мы играем рок-н-ролл. Мы играли рок-н-ролл и хотели остаться исключительно рок-н-рольной командой».

 

Ринго: «Пол написал свою «Вчера» (Yesterday), песню, которую записывали больше, чем какую бы то ни было другую. Каков молодец!»

 

Джон: «Это прекрасная песня. Меня так за неё хвалили! Когда мне будет лет 60, меня наградят орденом за песню «Вчера» (Yesterday), хотя её написал Пол. Я это предвижу, хотя и не хочу, чтобы так случилось. Это, конечно, песня Пола! Его детище. Хорошо сделана. Прекрасная песня – но я никогда не жалел, что её написал не я

Как-то раз в Испании я сидел в ресторане, и скрипач начал играть песню «Вчера» прямо у меня над ухом. Потом он попросил меня расписаться на скрипке. Я не знал, что сказать, поэтому произнес: «Хорошо», и подписал. Однажды он узнает, что эта песня была написана Полом. Но я полагаю, что он не смог бы переходить от столика к столику, играя [мою песню] «Я – Морж» (I Am The Walrus)».

 

Пол: «Я разработал систему сочинения песен Мак­картни. Когда у меня хорошее настроение, я беру в ру­ки гитару и чувствую себя счастливым. Затем я перебираю различные аккорды и нахожу начальные аккор­ды новой мелодии. Простота – это самое лучшее. Хитами становятся песни, о которых не думаешь, что они будут хитами, такие, например, как «Вчера» (Yesterday)».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Днем Джон и Ринго провели некоторое время в доме Джона, выбирая песню для Ринго. Они были недовольны тем, как получилась песня «Если у тебя проблема» (If You’ve Got Trouble) [которую они начали записывать 18 февраля 1965 года], и думали, чем её заменить. В итоге они решили, что Ринго должен записать песню «Играй естественно» (Act Naturally)».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Среда. Необычный день. В доме Джона обсуждали возможность Риччи спеть новую песню. Я помню, как они выбирали для Ринго трек, который можно было бы поместить на альбоме. Мы сидели в столовой у Джона. За столом сидели Джон, Риччи, Нил и я. Джон предложил Риччи исполнить песню «Играй естественно» (Act Naturally). Мне кажется, он нашел для Риччи кое-что интересное».

 

прим. – Act Naturally – песня, написанная американским автором и исполнителем Джонни Расселом. Впервые была исполнена американским исполнителем Баком Оуэнсом и его группой в 1963 году; их версия заняла первую позицию в американском чарте «Биллборд» в разделе кантри-синглов.

 

 

 

В кадре штатный водитель группы Альф Бикнел и Ринго Старр.

 

 

 

В кадре Джон Леннон, Альф Бикнел и Нил Аспинал.

 

 

 

Судя по снимку, «обсуждение» достигло апогея, и победителем становится песня «Играй естественно», что нашло своё воплощение в форме какого-то «веселья с танцами».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В студии Туикенхэм группа закончила работу по синхронизации звука для фильма».

 

beatlesbible.com: «Это было продолжением работы, проделанной почти месяцем ранее, 18 мая 1965 года. Не было добавлено музыки, основных диалогов или полных сцен, поскольку «Битлз» перезаписали речь и звуковые эффекты только там, где это было необходимо».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После работы в студии в офисе «НЕМС» на Эрджилл-Стрит Джон, рекламируя свою новую книгу, дал интервью и прочитал отрывок стихотворения «Толстый попка» (прим. – здесь и далее название в переводе Алексея Курбановского) из книги «Испалец в колесе» для радиостанции «Би-Би-Си» в программе «Мир книг».

 

beatlesbible.com: «Интервью провёл Уилфред Де’Ат с 20:00 до 20:30. В центре внимания была вторая книга Леннона «Испалец в колесе», которая должна была выйти 24 июня».

 

Уилфред Де’Ат: Позволь мне в первую очередь спросить тебя вот о чем – как ты пишешь? Ты пишешь регулярно, целенаправленно, или же ты пишешь, когда приходит вдохновение?

Джон: Большей частью целенаправленно. Вторая книга была более целенаправленной, потому что она была задумана с самого начала. Мне так сказали: «У тебя столько-то месяцев, чтобы написать книгу». А первую книгу, в основном, я писал урывками.

Уилфред Де’Ат: Ты выделял на это какое-то время?

Джон: Нет, ничего такого не было. Я не писал постоянно. Это же не работа.

Уилфред Де’Ат: Хотел бы ты более дисциплинировать себя для этого? Ощущаешь ли ты необходимость дисциплинировать себя как писателя?

Джон: Нет. У меня нет большого желания дисциплинировать себя. Это может показаться странным для Битла, потому что мы придерживаемся дисциплины, но мы не ощущаем при этом, что дисциплинируем себя. Я не собираюсь быть дисциплинированным, и не буду претворять это в жизнь.

Уилфред Де’Ат: Знаешь, все эти небольшие поэмы в книге создают ощущение цельности, некой завершенности. Ты их корректировал?

Джон: Их?

Уилфред Де’Ат: Да. Я хочу сказать, что они не… они не выглядят спонтанными. Они выглядят так, как если бы над ними поработали. Ты их корректировал?

Уилфред Де’Ат: Не все. Мне никто никогда об этом не говорил. Это всё спонтанно, и я вряд ли когда-нибудь что-нибудь буду менять, потому что я эгоистичен по поводу того, что я пишу. Меня всё устраивает. Я пишу так, как мне нравится. Но издатель иногда спрашивает: «Знаешь, мы можем это убрать или изменить?», и я начинаю отстаивать себя, как сумасшедший, потому что если я написал так, то так и должно остаться. Я могу что-то добавить незадолго перед публикацией, но я редко что-либо исключаю. Так что, всё это спонтанно.

Уилфред Де’Ат: Теперь о каламбурах и всяких других технических приемах. Каламбуры. Ономатопия (прим. – звукоподражание). Изменение…

Джон: Чего-чего?

Уилфред Де’Ат: Это длинное слово. Я повторю – ономатопия, это, знаешь, что-то вроде жужжания.

Джон Леннон: Вот, три слова, которые я сегодня узнал!

Уилфред Де’Ат: Знаешь, когда я произношу такое слово, как «жужжание», «жужжание» – это ономатопия, потому что в этом слове передается звук пчелы… и ты, вероятно, сам того не осознаёшь… твоя книга полна ими.

Джон Леннон: Вот как? Что ж, я рад это узнать. Множество ономатопий.

Уилфред Де’Ат: Хорошо, ты ответил на мой вопрос, потому что я собирался спросить, было это так задумано, или получилось само собой.

Джон: Я просто не понимаю, о чем ты на самом деле говоришь. По мне, так это звучит как автоматический пирс» (прим. – созвучие слова «onomatopoeia» с «automatic pier»). Наверное, поэтому я меняю слова, потому что в половине случаев я понятия не имею, что они означают.

Уилфред Де’Ат: Знаю, что ты ненавидишь этот вопрос, но, кто оказал на тебя влияние? Можешь назвать имена тех людей, которые возникают, когда читаешь твои произведения…

Джон: Ну…

Уилфред Де’Ат: Детские стихи, Льюис Кэролл, Эдвард Лир. Откажешься от всего этого, не так ли?

Джон: Откажусь, потому что не знаю. Я не знаю Лира. Возможно, я где-то слышал это имя. Но мы не проходили его в школе. У нас были только классические произведения или так называемые «высокоинтеллектуальные», которые я и читал в школе. И, как там? Джойс и Чосер (прим. – классические английские писатели) – у меня в школе была возможность немного почитать Чосера, поэтому, я думаю, что они, да, оказали влияние. Я купил все их книги. Я купил книгу Эдварда Ли. Я купил «Поминки по Финнегану» – главную книгу Чосера. Но я не вижу сходства ни с одним из них. Отдельные места в «Поминках по Финнегану», но эта книга очень своеобразна и отличается во всём. Всего несколько изменений в словах, но те, кто изменяет слова, должны… нужно сравнивать. Его произведение – это просто что-то другое.

Уилфред Де’Ат: А Льюис Кэролл?

Джон: О, Льюис Кэролл. Тут я всегда соглашаюсь, потому что обожаю «Алису в стране чудес» и «Алису в зазеркалье». Но я даже не знаю, написал ли он что-нибудь ещё. Я об этом не знаю. Просто в детстве мне подарили их на день рождения, и они мне понравились. Я имею обыкновение перечитывать их примерно раз в год, потому что они до сих пор мне нравятся.

Уилфред Де’Ат: Многие полагают, что у тебя нездоровые словоформы. Что ты им на это скажешь?

Джон: Если это делает людей больными – значит они больные. Но я могу читать это без… Это не делает меня больным.

Уилфред Де’Ат: Знаешь, этот замечательный комикс – «Я слепой». Это моя любимая вещь в книге.

Джон: Ох.

Уилфред Де’Ат: Еще одна – «Уличный музыкант». «Я слепой» и еще одна – «Я могу видеть совершенно четко». Это типичные образцы твоего юмора? Это результат работы твоего ума?

Джон: Определенных настроений. В школе мы подобным образом часто шутили. Я просто нарисовал его, и решил сделать слепым – этого парня – и дал ему собаку. А потом я нарисовал рядом другого, который не был слепым. Тогда я не думал об этом, как о шутке, и отложил в долгий ящик. В школе мы часто рисовали и раздавали рисунки окружающим. Помню, мы нарисовали слепую собаку в темных очках – ведущую обычных людей, или просто вариации на эту тему. Только что я нашел свой рисунок, сделанный ещё в школе, но без названия.

Уилфред Де’Ат: Можно я спрошу тебя вот о чем. Я заметил разницу между первой и второй книгами. То, что поразило меня больше всего, это то, что там ужасно много помпезных выражений. Во второй книге почему-то больше социальной ответственности, больше понимания того, что происходит. Как на счет этой озабоченности: «Мы не должны забывать, мы не должны забывать, мы не должны забывать»? Там содержится почти, своего рода, послание, определение цели. Знаешь, назло себе, это почти, я назвал бы это, рождение социальной ответственности.

Джон: Ээ, хорошо. Я не благодетель относительно этого. Я не буду ходить вокруг да около… Я не такой. Просто так получилось, что мои чувства о «цветных», о религии, или ещё чего-либо подобного, отразились в моем творчестве. В книге я иронизирую над «цветными», и над христианами, и над евреями, но, на самом деле, я не против них.

Уилфред Де’Ат: Я думаю, что ты…

Джон: Но я использую их, чтобы вызвать смех.

Уилфред Де’Ат: Я думаю, что ты не отстаешь от того, что происходит. Ты должен так делать. Это происходит постоянно.

Джон: Ну, естественно, я постоянно прочитываю большинство газет. Это потому, что о нас часто пишут в газетах, и все ещё приятно читать о себе. Но когда я просматриваю газету, и не вижу ничего о нас, то начинаю листать дальше. И тогда, в итоге, когда всё остальное прочитано, я дохожу и до политики. Так что… знаешь, я не могу не идти в ногу со временем, потому что я сам часть этого времени благодаря тому, чем мы занимаемся.

Уилфред Де’Ат: Джон, прочти нам что-нибудь?

Джон: Хорошо. Я прочту немного из «Толстого попки». (читает) «Живет со мною попка, большой приятель мой. Везде мы с ним гуляем, в Британии родной. Назвал его я Джеффри, в честь деда своего – тот тоже тараторил, не смысля ничего».

Джон: Этого достаточно?

Уилфред Де’Ат: Как насчет рисунков? Позволь мне спросить тебя о них. Ты рисуешь с того времени, когда был маленьким, или же уже когда стал взрослым?

Джон: Да, уже давно. Но не так изящно. При рисовании я почти ничего не использую – обычно черное перо, или обычную авторучку с черными чернилами. А когда дело дошло до книги, я сказал: «Ну, я нарисую, как надо». Потому что они получили все рукописи. И рисунки очень бессистемные, потому что у меня плохой почерк.

Уилфред Де’Ат: Рисунок является продолжением рассказа, или рассказ является продолжением рисунка?

Джон: Иногда, но не часто. Потому что я рисую так же, как и пишу – просто начинаю и рисую, и если это выглядит отдаленно похоже на рассказ, я продолжаю.

 

beatlesbible.com: «Само интервью длилось 15 минут. Двенадцать из них транслировались в выпуске «Мир книги» 3 июля. В этот материал также входило чтение Ленноном стихотворения «Толстый попка».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Джон также дал интервью Тиму Мэтьюзу для домашней службы «Би-Би-Си», во время которого он также прочитал отрывок стихотворения под названием «Государственно-здравоохраняемая корова».

 

beatlesbible.com: «Также этим вечером Леннон дал интервью ведущему «Би-Би-Си» Тиму Мэтьюзу, трансляция которого состоится 21 июня 1965 года.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Брайен Эпстайн отложил планы начать в октябре съемки третьего фильма «Битлз» с рабочим «Талант для любви», узнав, что климат в Испании в это время года неблагоприятен».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Примерно в это время я наконец-то дождался непродолжительного окна, чтобы втиснуть туда несколько интервью с ребятами прежде, чем они покинут Лондон для небольшой серии выступлений во Франции, Италии и Испании. Мы рассчитывали на то, что синглы «Битлз» будут сразу же занимать первое место, и, со своей стороны, я настаивал на том, что те журналы, которые хотели взять у ребят интервью, должны размещать их фотографии на обложке. Я висел на телефоне, обсуждая с «Ти-Ви таймс» или «Радио Таймс» снимки на обложках. Большинство редакторов соглашалось на это, ведь они знали, что лица Джона, Пола, Джорджа и Ринго на обложке гарантируют дополнительные продажи.

Часть этого времени я отвел на интервью, чтобы получить материал для нескольких статей, которые я писал от их имени, чтобы впоследствии публиковать их в американских журналах перед гастролями. В процессе этих интервью выяснилось, что самое последнее увлечение Джона восходило к его дням учебы в колледже: «Я купил всё, что нужно для рисования: кисти, краски и холсты, и делаю разные наброски, но никогда не хватает достаточно свободного времени, поэтому у меня пока есть целая куча наполовину законченных картин».

Джордж вспомнил съёмки фильма на Багамах: «В Нассау у нас были сложности с зеваками, которые, не дожидаясь конца съемки сцены, подходили к нам за автографами в то время, как мы стояли перед работающими камерами. Мои лучшие воспоминания о Багамах – это блюда с морской едой, некоторые из них назывались точно так же, как в Англии, но были совсем другие на вкус, поэтому мы никогда не знали, чего от них ожидать».

Пол вник в технические тонкости процесса съёмок: «Когда снимается сцена на открытом воздухе, и актёры находятся далеко от камеры, то нельзя использовать диалоги. Поэтому, если там есть диалог, то впоследствии его придется добавлять на звуковую дорожку. Это называется наложением».

Я попросил Ринго рассказать о выступлениях в Европе: «Думаем, что в этом турне могут возникнуть проблемы с языком – мы просто не сможем там никого понять».

К разговору подключился Пол: «Если в Испании спросят о нашем новом альбоме, я просто скажу, что это «Эль помогито!»

Для того, чтобы удовлетворить молодёжные журналы, ничего такого серьезного и не нужно, но, по крайней мере, всё это было более продуктивно, чем: «Какое ваше любимое блюдо?», «какой цвет вам нравится больше всего?» и «что вам нравится в девушках?».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)