Синхронизация текста для звуковой дорожки фильма «На помощь!»

18 мая 1965 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Студия Туикенхэм. Синхронизация текста для звуковой дорожки фильма «На помощь!»

 

beatlesbible.com: «Хотя 11 мая 1965 года «Битлз» закончили сниматься в фильме, в этот день они посетили киностудию Туикенхэм, чтобы сделать озвучение для звуковой дорожки.

Были озвучены различные сцены фильма. Вклад Битлов варьировался от полноценных диалогов до бормотания и смеха. Также был записан отрывок из книги Джона Леннона «Написано собственоручно» во время сцены, когда Джон Леннон и Ринго Старр идут к почтовому ящику. Второй день озвучения звуковой дорожки состоится 16 июня 1965 года».

 

Джордж: «Мы снимали фильм «На помощь!» дольше, чем «Вечер трудного дня», но всё дело в том, нам не нужно было никуда спешить, потому что мы узнали, что это такое – кинобизнес».

 

 

 

Фото Майкла Пето.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «В то время как Битлы снимали последние эпизоды к фильму «На помощь!» в киностудии Туикенхэм, за кулисами в «НЕМС Энтерпрайсиз» развёртывалась настоящая королевская драма – я имею в виду, Королевская драма. Мы основательно расширили штат служащих клуба поклонников после скандальных задержек в обработке приходивших писем и заявлений на вступление в клуб осенью 1963 года. Но было по-прежнему обычным явлением обнаружить в офисе большое количество неоткрытых мешков с почтой. Адрес клуба после переезда в марте 1964 года с Монмаут-Стрит на Эрджилл-Стрит был опубликован, но некоторые журналы для подростков по всему миру продолжали указывать устаревшую информацию, в результате чего почта от прибывала на оба наших адреса. Иногда это означало, что деловая почта «Битлз» смешивалась с почтой от поклонников. Однажды на Монмаут-Стрит мы с ужасом обнаружили в стопке писем четыре официальных конверта, адресованных каждому из Битлов. Было ясно, что они пролежали там уже некоторое время, а в них могли быть повестки в суд. Известно, что в мире поп-музыки повестки в суд идут рука об руку с успешностью артиста. Или, скажем, если это были налоговые требования из департамента, ведающего внутренними налогами?»

 

Крис Хатчинз (Газета «Нью Мюзикл Экспресс»): «Я спросил Джорджа, как они впервые узнали, что получают награды: «Пол просматривал стопку писем от поклонников в нашей гримёрке, и наткнулся на конверт, на котором было написано «От премьер-министра». Должно быть письмо пролежало там уже пару дней. Он открыл его, и в письме говорилось, что его получатель рассматривается как претендент на получение награды, и нужно заполнить приложенную форму. Мы все сказали: «Хотелось бы, чтобы и для нас были такие письма», просмотрели оставшуюся часть почты и обнаружили, что и для нас есть – по одному каждому!»

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Когда мы вскрыли конверты, то обнаружили, что это письма Джону, Полу, Джорджу и Ринго с Даунинг-Стрит, в которых их ставили в известность, что премьер-министр Гарольд Вильсон к наступающему дню рождения королевы рекомендует каждого из Битлов к награде «Член Ордена Британской Империи». Такие приглашения требовали ответа в письменном виде от адресатов до указанной даты, и мы вздохнули с облегчением, увидев, что не пропустили срок. А ведь это вполне могло привести к автоматическому отказу от награды.

Брайен Эпстайн был недоступен, поэтому письма были переданы Джеффри Эллису (прим. – близкий друг Брайена). Он решил, что нужно как можно быстрее доставить их Битлам в руки, чтобы зафиксировать факт получения писем».

 

Синтия: «Крайне возбужденный Брайен позвонил Джону и прокричал в трубку: «Ты не поверишь! Я тоже сначала не верил, но только что мне подтвердили, что вы представлены к ордену. Ну, разве это не фантастика? Я всё ещё щиплю себя за все места и не верю. Орден Британской империи! Из рук королевы! В Букингемском дворце!»

Ответ Джона прозвучал чуть менее возвышенно: «Брайен, да ты шутишь, мать твою! За что? Поп-звездам не дают орденов, они для военных, для всяких там народных благодетелей или чиновников. Черт тебя дери, дай я сначала расскажу об этом Син и Мими». На самом деле Джон был так польщен этим известием, что ему не терпелось сообщить об этом всем вокруг. У него и мысли не было отказаться».

 

Пол: «Однажды днем мы были на киностудии «Туикенхэм», когда приехал Брайен и отозвал нас в гримерную. Мы насторожились, не зная, в чем дело. Он сообщил: «У меня для вас есть новость: премьер-министр и королева награждают вас Эм-Би-Ай 5-й степени». «А что это?» – спросили мы. – «Это орден».

 

Ринго: «Он спросил: «Ну, что скажете, ребята?». У меня не возникло никаких проблем, как и у всех нас вначале. Мы решили, что это здорово: мы идем к Королеве, а она будет награждать нас значками. «Вот это да!» – подумал я».

 

Пол: «Сначала мы были потрясены, а потом спросили: «А что это значит?» Кто-то объяснил: «Вы станете кавалерами ордена Британской империи», чем мы были по-настоящему польщены. Но потом к нам вернулся прежний цинизм, и мы спросили: «А что мы с этого будем иметь?» В ответ мы услышали: «Сорок фунтов в год, а ещё вас будут бесплатно пускать в Галерею шепота в соборе Святого Павла». Мы поинтересовались: «А сколько надо платить за вход?» – «Примерно шиллинг». Возможен взгляд с двух сторон: с одной – это великая честь, и, думаю, в какой-то степени мы верили этому, а с другой (если оставаться циником) – это самый дешевый способ поощрять людей».

 

Корреспондент: Ринго, когда вы впервые услышали об этом?

Ринго: Мы узнали об этом недель шесть тому назад, когда получили документы, формы, которые следовало заполнить. А два дня назад мы узнали об этом из официальных источников.

Корреспондент: Как вы получили эти документы? Они пришли заказным письмом, или вместе с почтой поклонников, как именно?

Ринго: Это были обычные коричневые конверты. Их кто-то принес, и вручил нам. По-моему, это была одна из секретарш Брайена…

Джордж: (перебивая Ринго) Я расскажу тебе! Эти документы были направлены премьер-министром с Даунинг Стрит, в офис нашего менеджера, а потом уже их переправили оттуда в [студию] Твикенхэм, где мы снимались. А потом… На следующий день мы просто нашли их у себя, и решили, что нас призывают в армию. Когда же мы вскрыли конверты, то поняли, что это не повестки в военкомат.

 

Джон: «Вручение ордена удивило нас не меньше, чем всех осталь­ных. Почему? За что? Непонятно. Эта роль была нам ни к чему. Мы встретились, поговорили и сошлись на том, что это полный идиотизм. «Что ты-то об этом думаешь? – спрашивали мы друг друга. – Давайте откажемся». Но потом мы поняли, что это часть той самой игры, в которой мы уже дав­но согласились участвовать. Терять нам было нечего, кроме какой-то части своего «я», от которого и так уже мало что оста­лось. Мы согласились, чтобы еще больше раздразнить тех, у кого это награждение вызывало раздражение, таких, например, как Джон Гордон. Мы хотели досадить всем, кто всерьез относится к наградам.

В то время мы совершили немало ренегатских поступков. Принять орден для меня было всё равно, что продаться. То, что нас представили к награде, казалось нам забавным – как и всем остальным. Почему? За что? Мы этого не хотели. Собравшись, мы все согласились, что это дикость. «Ну, что будем делать? – задались мы вопросом. – Давайте откажемся». А потом всё показалось нам игрой, в которую мы согласились сыграть, как при получении премии Айвора Новелло. Нам было нечего терять кроме той частицы себя, которая твердила, что мы в это не верим».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «На всех четверых ребят произвело неподдельное впечатление предложение, наградить их орденом, и они подписали свои письма с усмешками и широкими ухмылками».

 

Синтия: «Я страшно этим гордилась».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «По чистой случайности финальные сцены фильма включают в себя кадры с Букингемским дворцом, которые пришлось совместить с эпизодами, показывающими Битлов в комнатах, обустроенных так, чтобы походить на комнаты в королевской резиденции, но на самом деле сделанными в Клайведен-Хаус, доме лорда и леди Астор возле Мэйденхэда. Джордж сказал: «Нам придётся посмотреть, настолько же роскошно это место, как и «Букин-двор».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Вторник. Большую часть дня провели в киностудии. Потом развез всех по домам. Вечером отвез Пола и Джейн посмотреть Джина Бэрри в «Людских пересудах».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Пол и Джейн смотрят игру Джина Барри в постановке «Людские пересуды» и встречаются с ним после спектакля».

 

 

 

Американский актер Джин Барри в костюмерной, 18 мая 1965 г. Фото Роя Миллигана.

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Они поздравили его после спектакля и закончили мы в клубе «Пиквик».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Затем они отправились в клуб «Пиквик».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)