Выступление на стадионе Уэмбли / выступление в шоу Эймонна Эндрюса

11 апреля 1965 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день «Битлз» возглавили афишу победителей опроса «Нью Мюзикл Эеспресс», во время выступления на стадионе Уэмбли».

 

Нил Аспинал (персональный помощник «Битлз»): «Думаю, самый крупный концерт «Битлз» в Великобритании состоялся на стадионе Уэмбли».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Воскресенье. Какой день. Мы были на безумном выступлении в «Эмпайр-Пул». Ребята были победителями хит-парада».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед аудиторией в 10 000 человек они исполнили песни «Мне хорошо» (I Feel Fine), «Она женщина» (She’s A Woman), «Крошка в черном» (Baby’s In Black), «Билет на поездку» (Ticket to Ride) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На сцене их представил ди-джей Кит Фордайс».

 

 

 

Исполнение песни «Мне хорошо» (I Feel Fine).

 

 

 

 

 

Пол: «Всем большое спасибо! Большое спасибо. Это приятно, привет! Как дела? Мы продолжим, как только Джон поменяет гитару. Теперь он поменял гитару, и следующая песня будет со второй стороны сингла «Мне хорошо» (I Feel Fine), она называется «Она женщина» (She’s A Woman)».

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Толпа кричала без остановки в течение всего выступления. Джон любит играть перед толпами и дурачить всех вокруг».

 

Чарли Уоттс (участник группы «Роллинг Стоунз»): «Слово «поп» не имело большого значения в нашей жизни, пока мы не увидели «Битлз». Я не хотел бы быть одним из них. Мы выступали с ними вместе. На сцене они мало двигались, да и звучание было не очень. Но «Битлз» были феноменом. Поражало то, как на них смотрели люди».

 

Элвис Костелло (музыкант): «Битлз» сильно отличались от безумных групп вроде «Роллинг Стоунз», исполняющих ритм-энд-блюз. Они вообще были ни на кого не похожи».

 

Газета «Нью Мюзикл Экспресс»: «Нетрадиционные, противоречивые…» Называйте их как угодно, но нельзя отрицать, что популярность «роллингов» росла колоссальными темпами с тех пор, как в прошлом году они впервые участвовали в качестве гостей на концерте, организованном «Нью Мюзикл Экспресс». Сегодня, наступая на пятки «Битлз» и борясь за звание самого динамического проекта в музыкальном бизнесе, «роллинги» снова с нами, по праву занимая место среди победителей!».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Награду вручил Тони Беннетт (прим. – американский эстрадный певец традиционной свинговой и поп-музыки с элементами джаза)».

 

 

 

 

Джон Леннон также получил персональную награду.

 

 

 

 

Церемония награждения с Тони Беннеттом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После выступления в Уэмбли они поехали в телестудию «Эй-Би-Си» в Теддингтоне, где выступили в шоу Эймонна Эндрюса, рекламируя свой новый сингл».

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Они прибыли в 18:30, переоделись и перекусили, после чего приняли участие в репетиции с 19:30 до 20:00. Генеральная репетиция проходила с 20:45 до 21:30, после чего в прямом эфире шоу транслировалось с 23:05 до 23:50.

Они появились в трех частях шоу. В первом Джон Леннон присоединился к Эндрюсу за столом ведущего, Джордж Харрисон и Ринго Старр сидели на диване, а Пол Маккартни сидел на вращающемся стуле. Они обсудили съемки фильма «На помощь!», характер своего успеха и возможность сольной карьеры после распада группы».

 

 

 

 

Эймонн Эндрюс: Я не могу начать это шоу, не поздравив Ринго. Ринго, мои поздравления.

Ринго: Спасибо.

(аплодисменты из зала)

Пол: (шутливо) Мои поздравления.

Эймонн Эндрюс: Каково чувствовать себя будущим папой?

Ринго: Не так уж и плохо. Не так плохо. Надеюсь, это будет мальчик или девочка.

(«Битлз» смеются)

Джон: Наверное, так по плану.

Эймонн Эндрюс: Ну, а когда это случится – мальчик или девочка – Джордж, ты можешь обратиться к Джону за некоторыми советами.

Джордж: Джордж?

Джон: У Джорджа никого нет.

Джордж: Это моё имя, моё.

Джон: Моё второе [имя]. Полагаю.

Эймонн Эндрюс: Ты сможешь дать ему какой-нибудь хороший совет?

Джон: Нет.

Эймонн Эндрюс: Нет? В любом случае… Я знаю, вы работаете над своим новым фильмом, и, значит, у вас сейчас меньше свободного времени, чем было до этого. И я очень рад, что вы выделили нам свое время сегодня вечером.

Джон: (шутливо) Да пожалуйста.

Пол: Нам приятно быть здесь.

Эймонн Эндрюс: Это уже ваш второй фильм. Первый сравнивали с братьями Маркс. Помните?

Джон: О, да.

Пол: Да. Да, ну…

Эймонн Эндрюс: Вы когда-нибудь видели братьев Маркс?

Пол: Да. Ничего общего с нами.

Эймонн Эндрюс: Ничего с вами общего. Я тоже так считаю.

Пол: И мы не похожи на них.

Эймонн Эндрюс: Что именно, я имею в виду всех вас, что именно может рассмешить вас, парни?

Пол: Эээ… братья Маркс.

(смех)

Эймонн Эндрюс: Джон, у тебя есть какие-нибудь предпочтения, на что идти в кино?

Джон: Мне нравится Ринго.

Эймонн Эндрюс: Нравится.

Джон: Весьма. Да.

Эймонн Эндрюс: Ринго, какие у тебя предпочтения в комедиях? Фарс или может умные разговоры. Или что?

Ринго: Лорел и Харди (прим. – фильм «Лорел и Харди – Доходное дело»), немая комедия 1929 год).

Эймонн Эндрюс: Джордж?

Джордж: У-ух, ну… Совсем недавно мы посмотрели несколько фильмов Питера Селлерса, мне все понравились.

Пол: Питер Кук. Замечательный.

Ринго: Да, он великолепен.

Пол: Изумительный.

Джон: Мне ещё нравится парень – Лайонел Хампти, или какое там у него было имя.

Пол: Не. Лайонел Стендер.

Джон: Ещё пара людей, Эймонн.

Эймонн Эндрюс: Кто из вас в фильме – я знаю, что вы играете себя, кто из вас лучший актер?

Джон: Я.

(смех)

Ринго: Да.

Эймонн Эндрюс: Почему ты лучший актер, Джон?

Джон: Потому что так сказал Ринго.

Ринго: Я всегда говорю, что он лучший. Он мне за это платит.

Эймонн Эндрюс: Итак, в этих двух фильмах – в этом, и в предыдущем, вы играете себя, Битлов. Думаете ли вы в будущем стать актерами независимо друг от друга? В ролях, не связанных с «Битлз»?

Джон: Нет. Не потянем.

Пол: Мы же не актеры. Не настоящие.

Джон: Они столько навырезали, как будто мы без пяти минут актеры. Но мы же не актеры.

Джордж: У Пола есть идея сыграть Кэти в…

Эймонн Эндрюс: В «Грозовом перевале»? (прим. – мелодрама 1939 года. Роль Кэти в фильме сыграла актриса Мерл Оберон).

Джордж: Да, это правда, Кэти в исполнении Пола.

Пол: Да. В «Грозовом перевале». Это моя большая цель. Но, но, ух… мы недостаточно хороши, как актеры, как уже сказал Джон, в фильме они окружили нас со всех сторон людьми, и просто управляли нами в маленьких эпизодических ролях.

Джордж: Это заслуга хорошего режиссера.

Ринго: Надеюсь, он сейчас нас смотрит.

Эймонн Эндрюс: Ну, они говорят, что режиссер важен, но нет ли у вас каких-либо стремлений стать актерами? Ринго?

Ринго: Я бы не прочь стать актером.

Эймонн Эндрюс: Ты видишь себя в той или иной роли?

Ринго: Любая роль.

Джон: Ты можешь получить их все.

Ринго: Я хочу продолжить работу. Знаете, это хорошее развлечение. Исключая все прочие ужасные мелочи, это здорово.

Эймонн Эндрюс: Даже если вы не рассматриваете себя в качестве актеров, парни, всем интересно ваше мнение, что вы об этом думаете. Каким вы видите свое будущее? Знаете, отдаленное будущее, скажем, когда вам будет тридцать пять или сорок?

Джон: Через очки.

Эймонн Эндрюс: Не ясно.

Пол: Мы никогда не строили планов. Не планируем и теперь.

Эймонн Эндрюс: Вы на самом деле имеете в виду, что не задумываетесь о своем будущем, Джон?

Джон: Ну, мы не думали об этом…

Джордж: Действуем по обстановке. Это то, что наш представитель по связям с прессой сказал.

Ринго: Что он сказал?

Джордж: Что действуем по обстановке.

Джон: (шутливо) Мы?

Джордж: Я. У меня большие уши. Слышите.

Эймонн Эндрюс: Но, несомненно, по крайней мере, двое из вас – теперь Ринго, и ты, Джон, вы женатые мужчины, и вы должны иметь определенный интерес к будущему.

Джон: Ах, если так. Ну, у нас немного больше обязательств, чем у других. Мы приглядываем за Полом и Джорджем. (шутливо) О, я при деле!

Эймонн Эндрюс: Теперь, как раз об этом, Ринго, ты никогда не думаешь, что будет с тобой лет через 10 или 15?

Ринго: Не знаю. Знаю, ты знаешь.

Джон: Постареешь.

Ринго: Одно определенно. Будешь старше на десять лет.

Джордж: И увядшим.

Ринго: И более увядшим.

Пол: Мне нравится.

Ринго: Это было смешно, когда кто-то сказал это раньше.

Эймонн Эндрюс: Ваш успех, как бы то ни было, очевидно… гарантирован. Как вы думаете? Вы должны получить восхищенные улыбки от психологов и журналистов и общественных мыслителей, которые пытаются проанализировать причины вашего успеха.

Пол: Чепуха это всё. Я так думаю.

Джордж: Мы всем обязаны нашему менеджеру.

Пол: Я не думаю, что они сами знают, о чем говорят. Потому что они просто пытаются проанализировать, а всё куда проще. Они стараются докопаться до сути, а там ничего нет, на самом-то деле. Не так ли?

Эймонн Эндрюс: Ну, конечно, там есть многое. Вы когда-нибудь сами спрашивали себя, что, кроме ваших музыкальных способностей, что же ещё сделало нас такими…, ну, вы же знаете, что вы феномены. В чем причина?

Джон: Мы не знаем всего этого. Нас постоянно спрашивают, но у нас нет ключа к разгадке. И я не думаю, что он есть у кого-либо.

Пол: Может у тебя есть, Эймонн?

Эймонн Эндрюс: Хм! Хороший вопрос. Но я приведу одну цитату, которую произнес один известный психолог из Нью-Йорка. Он сказал: «Битлз – в символическом значении, убийцы старшего поколения. Они демонстрируют им их собственное пренебрежение и непонимание». Что вы на это скажите?

Джон: Я не знаю, что это значит. Спросите его! Это полная чушь. Полная чушь, нью-йоркский психолог.

Эймонн Эндрюс: Я не знаю, что означает «в символическом значении, убийцы старшего поколения». У вас есть какие-нибудь предположения?»

Пол: Это не так. Есть мнение, что мы, вроде как, кромсаем всех и вся вокруг и всё такое, но это не так. Всё отлично, папочка.

Джон: (обращаясь к Полу) Твой папа здесь?

Пол: Нет, он дома. Всё отлично, папочка.

Эймонн Эндрюс: Всё отлично, папа. Он не собирается убивать старшее поколение. Ты это хочешь сказать?

Пол: Нет. Я нет. Нет.

Эймонн Эндрюс: Но должен же быть какой-то ответ, что стало причиной, приведшей к такому успеху, кроме самой музыки. А ты видел какую-нибудь цитату, где вы сказали: «Вот оно. Вот должно быть, почему нам это удалось»?

Джон: (шутливо) Ну, то, как я смотрю на это…

(долгая пауза)

Джон: Так или иначе, я понимаю наш успех.

Эймонн Эндрюс: Джордж, ты думаешь, что все они просто ищут причины, которых не существует?

Джордж: Хм, никому не нравится думать, что нет никаких реальных причин. Но, знаете, я уверен, что они ошибаются, потому что мы сделали это каким-то способом, как и все остальные. Но мы только смеемся и улыбаемся, улыбаемся и смеемся. Разве не так?

Джон: И смеемся, и улыбаемся.

Джордж: …и просто действуем по обстоятельствам.

Джон: (обращаясь к Джорджу) Ты уже ГОВОРИЛ это.

Джордж: Я повторяю это снова!

Пол: Он пытается выдать афоризм!

Эймонн Эндрюс: В какой момент это стало вас удивлять? Вы были им поражены в одночасье, или это было очень постепенно? Это незаметно подступило к вам?

Ринго: Я был поражен этим в день зарплаты.

Джон: Ринго заговорил.

Ринго: Это я.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Во второй части шоу они под фонограмму исполнили песни «Билет на поездку» (Ticket to Ride) и «Да, это так» (Yes It Is).

В заключительной части они приняли участие в дискуссионном форуме, на котором также были журналистка Кэтрин Уайтхорн и критик Вольф Манковиц».

 

 

 

 

 

 

Эймонн Эндрюс: К нам также присоединяется обозреватель из «Обсервер» – рады приветствовать возвращению – Катерина Уайтхорн. А также писатель Вольф Манковитц.

Джон: Он уже был здесь?

Эймонн Эндрюс: На самом деле был, и я надеюсь, будет снова.

Вольф Манковитц: Не буду, если придется сегодня уехать.

Пол: (шутливо) Скажите ему, Вольф!

Вольф Манковитц: У него сегодня вечером будет ужасный хохот.

Пол: Найди его, Вольф!

Джон: Найди его, Вольф! Приведи его!

Вольф Манковитц: Покажи нам свои рисунки, Джон. Покажи нам свои рисунки.

Джон: (шутливо) Только если ты покажешь мне свои.

Вольф Манковитц: После шоу.

Джон: О, дорогой. Не здесь.

Эймонн Эндрюс: Кэтрин, сегодня утром в своей колонке вы написали о ситуации, в которую вскоре будет вовлечен Ринго – как поточнее выразиться – проблеме высказать честное мнение о новорожденном. Знаете, когда кто-то говорит: «Вот новорожденный», то, что он имеет в виду!? Вы можете что-нибудь посоветовать? Не обязательно Ринго, но своим коллегам, что они скажут?

Кэтрин Уайтхорн: Всё, что я сказала об этом, если вы не в курсе, что я говорила о ребенке – если он не красив, вы доставите родителям удовольствие, если скажете: «Он похож на вас».

Ринго: По мне, так они все выглядят одинаково.

Джордж: Легче, когда дети более взрослые.

Эймонн Эндрюс: Насколько, Джордж?

Джордж: Взрослые дети. Взрослый ребенок. Дети.

Пол: До меня не дошло. Не мог бы ты объяснить это?

Джон: Это должно быть глубокомысленность.

Вольф Манковитц: Глубокомысленное замечание.

Джордж: Это не глубокомысленность.

Эймонн Эндрюс: Вольф, ты тоже, как и Кэтрин, сегодня вступил в ряды воскресных обозревателей. Кроме того, что вы сказали сейчас на счет насмешек Джона, я процитирую вас, вы сказали, что «хотя Битлз и внесли культ повседневности, я не думаю, что все Битлы скромняги». Не хотите ли повторить это перед ними?

Вольф Манковитц: Я не думаю, что все Битлы скромняги.

Джон: Он прав.

Ринго: Никто из нас.

Джон: Он заметил это, не так ли?

Кэтрин Уайтхорн: Ну, и в чем заключается их нескромность?

Вольф Манковитц: Я считаю, что они – это четверка высоких… я имею в виду, что почти вся их реклама подчеркивает их скромность, которая является результатом их случайного успеха. Отсюда, то их пренебрежение, с которым они общаются со своей аудиторией, по-существу.

Эймонн Эндрюс: Вы считаете, что они относятся к аудитории с пренебрежением?

Вольф Манковитц: Да. Они настолько уверены в реакции аудитории, что они…

Джон: Шутишь! Тут ты не прав! Мы, можем быть, не скромняги, но, к примеру, сегодня мы выступили – впервые за несколько месяцев, живьем, и мы были зажатыми!

Вольф Манковитц: От чего?

Джон: Потому что нас сегодня снимали на пленку, на самом деле. (шум) …и это на «Юнайтед Эртистс»… и мы были сегодня зажаты. У нас всегда так. Так что, мы не такие уж и нескромные.

Вольф Манковитц: Но я хочу сказать, что личные выступления не вредят продажам ваших пластинок. Я имею в виду, что ваша последняя пластинка уже получила 350 тысяч предварительных заявок.

Джон: Нет, но это не означает «мгновенный успех», как многие считают.

Пол: Потому что те…

Джон: Это значит, что агенты по продажам заказали… Прости, Пол.

Пол: Всё нормально, Джон.

Джон: Агенты по продажам заказали так много. Но это не значит, что люди их раскупят. Это их заказали, люди пришли к ним и купили у них.

Вольф Манковитц: Три пластинки назад было заказано миллион.

Пол: Я знаю, но это…

Джордж: Извини за это, Вольф!

Вольф Манковитц: Нет, я не возражаю!

Пол: Это всего лишь продавцы. Это не…

Джон: Но это ещё только продавцы. Это не те люди, которые подписались под то, что они купят пластинки.

Вольф Манковитц: Я говорю о том, что это не свидетельствует о наличии скромности при общении с аудиторией, когда артисты появляются на телевидении перед десятью миллионами потенциальных покупателей пластинок. Я имею в виду, что я не критикую вас, я просто реально смотрю на вещи.

Эймонн Эндрюс: В некотором смысле, Вольф, ты перешел к другому вопросу.

Кэтрин Уайтхорн: Обрати внимание, Вольф. Я хочу сказать, ты упускаешь нас, не так ли? Они делают это ради денег, как и другие, как, может быть, и ты, и я.

Пол: Правильно, барышня. Правильно.

Эймонн Эндрюс: Но вы сказали, что они умышленно сочетают скромность и самоуверенность перед лицом аудитории. Я в это не верю. Как сказал Джон, что даже «Битлз», со всем своим опытом, будут всегда выходить перед аудиторией и быть уверенны, что у них хорошая аудитория.

Пол: Мы каждый раз…

Джон: И лучше мы… О, прости, Пол!

Пол: Всё нормально, Джон. Каждый раз, когда у нас выходит пластинка, мы боимся, что она не получилась. Честно.

Вольф Манковитц: Ну, и почему это так, как вы думаете?

Джон: Из-за ожиданий публики.

Вольф Манковитц: Учитывая размах той машины, которая крутится вокруг вас, с чего бы вам нервничать?

Джон: Ну, мы находимся в более сложном положении, чем другие, потому что нам нужно поддерживать тот уровень, которого мы достигли. Если мы не сделаем это, нас столкнут. Даже если вы делаете что-то лучше, чем кто-либо другой, но в этот раз сделаете недостаточно хорошо, как было до этого, у вас будут проблемы.

Вольф Манковитц: Но теперь вы серьезно вторглись в киноиндустрию. Ваш последний фильм собрал весьма большую кассу.

Пол: Да. Это вовсе не означает, что наш следующий фильм не потерпит фиаско. Всё может быть! Вы не можете предугадать относительно таких вещей, как фильм, или «хорошего качества» пластинки.

Вольф Манковитц: Существует определенная формула для таких вещей. Известно, к примеру, что хотя фильмы о Джеймсе Бонде в конечном счете сходят на нет, они будут строить базу накопительного бизнеса, который базируется на бизнесе, построенном до этого. Аналогичным образом, следующий фильм «Битлз» должен что-то сделать в деловом плане для последующего фильма «Битлз».

Пол: Да, но то, что… Ты не говорил этого раньше. Ты говорил, что предыдущие вещи не имеют значения, будь то хорошие они или плохие. Но так происходит, вы же видите. Это действительно так происходит. И если будут говорить «об этом следующем фильме», что он плохой, хотя и был предварительный спрос, будет провал. И третий реально покончит с нами.

Джон: Даже если третий будет очень хорошим, но второй не удался…

Пол: Вы можете делать неудачные вещи. Я хочу сказать, может вы думаете, что мы так делаем сейчас.

Эймонн Эндрюс: Я думаю, что «Битлз» находятся в таком положении, ­– я привык пользоваться метафорами – как боксер, который никогда не был побит. Каждая схватка получается всё сложнее, потому что он не имел поражений.

Вольф Манковитц: По этой причине, вы должны быть по-настоящему скромными по отношению к аудитории. Об этом речь.

Пол: Да. Скромность есть…

Вольф Манковитц: Вы напуганы аудиторией.

Пол: Ну, это, вроде, отличается от самодовольства, правда. Вы не можете быть самодовольным и по-прежнему обеспокоенным тем, что каждый раз вы выходите к людям, которым вы не нравитесь.

Джон: Я думаю, что такое может быть. Я считаю, что можно быть самодовольным, и всё равно испытывать беспокойство. Я встречал много самодовольных людей, которые испытывают беспокойство перед выходом. Я не думаю, что обе эти вещи связаны между собой. Вы можете быть самодовольным и чувствовать себя плохо из-за беспокойства.

Эймонн Эндрюс: Вы не можете быть в полной мере и самодовольными и обеспокоенными. Если вы пролностью самодовольны, то вы не беспокоитесь.

Кэтрин Уайтхорн: Ну, не знаю. А что вы скажете об Альфреде Лундте? (прим. – американский актер, в основном, комедийного плана.) Когда он…

Джон: А кто это?

Ринго: Что с ним?

Джон: А с ним что, а?

Кэтрин Уайтхорн: Возможно, вы слышали о нем. Он жил полтора столетия назад, вроде как. Была одна история о нем и его жене Лин Фонтейн, и он спросил её, хорошо ли он выступил в своем вечернем выступлении. И она ответила: «Ты был просто замечателен, ты был великолепен».

– Я был абсолютно ужасен.

– Ты выглядел немного усталым, но ты потрясающий актер.

– Но я был ужасен. Я был ужасающ, не знаю, как я прошел через это.

И когда она перестала превозносить его, он сказал: «Я был немного уставшим, да?». Поэтому его нельзя назвать самоуверенным.

Пол: Да.

Эймонн Эндрюс: Ну, хорошо, Вольф, минуту назад ты сказал о формуле успеха кассовых сборов, которую ты…

Пол: Верно.

Эймонн Эндрюс: …использовал.

Джон: Он упомянул об этом.

Пол: (шутливо) сразу, Эймонн. Ты и я, а? Образование.

Эймонн Эндрюс: Сейчас, прежде чем мы продолжим, я хочу привести цитату из книги Брайена Эпстайна…

Джон: Почему бы тебе не привести цитату из моей [книги]? Она дешевле.

Эймонн Эндрюс: …«Подземелье звуков», в которой он описывает вас так: «четверо молодых двадцатилетних людей, которые не доучились в школе, не умеющие ни читать, ни записывать ноты, которых не волнует чье-либо отношение к ним или критика в свой адрес, и которых окружает клика из дюжины допущенных к ним людей».

Джон: Сейчас уже 24, и мы познакомились ещё с несколькими людьми.

Эймонн Эндрюс: Так и есть? Получается, что, по большому счету, все это правда? Последняя часть этого?

Пол: Ну, это так по отношению к большинству людей, не так ли? У вас есть свой круг друзей, так ведь. Неправда, что нам на всех наплевать. Особенно, если это касается круга наших друзей. Но я думаю, я считаю, что это правда относительно большинства людей. А разве не так?

Эймонн Эндрюс: Ну, что…

Пол: Или я ошибаюсь, Эймонн?

Эймонн Эндрюс: Нет, это я…

(смеется)

Эймонн Эндрюс: Я был очарован, прочтя это. Джон говорит, число возросло до двадцати-четырех. Кто они, эти двадцать-четыре? Какого рода эти люди, на которых вы тратите свое время? У вас ведь и так его не хватает. Что за люди ваши друзья? Кто составляет эту клику?

Пол: Знаешь…

Джон: Я не могу себе представить никого, кто любил бы нас, на самом деле.

Джордж: Мы нравимся тем, кто в этом же бизнесе.

Пол: Люди, с такими же интересами. Потому-что у нас нет возможности говорить о чем-то другом. Знаете, мы много общаемся с коллегами по цеху. Такими, как «Стоунз». Мы постоянно обсуждаем с ними пластинки.

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Вечером я был на телевидении. Ребята выступали на представлении Эймонна Эндрюса, и камера успела меня выхватить в толпе, где я наслаждался зрелищем. Они включили в выступление свою новую песню. Была дружеская беседа с Эймонном Эндрюсом. Приятный человек, отличное представление».

 

 

 

 

Фотография Пола Маккартни с автографами Битлов, Брайена Эпстайна и Эймонна Эндрюса.

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)