Выступление на стадионе Уэмбли / выступление в шоу Эймонна Эндрюса

11 апреля 1965 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день «Битлз» возглавили афишу победителей опроса «Нью Мюзикл Эеспресс», во время выступления на стадионе Уэмбли».

 

Нил Аспинал (персональный помощник «Битлз»): «Думаю, самый крупный концерт «Битлз» в Великобритании состоялся на стадионе Уэмбли».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Воскресенье. Какой день. Мы были на безумном выступлении в «Эмпайр-Пул». Ребята были победителями хит-парада».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед аудиторией в 10 000 человек они исполнили песни «Мне хорошо» (I Feel Fine), «Она женщина» (She’s A Woman), «Крошка в черном» (Baby’s In Black), «Билет на поездку» (Ticket to Ride) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На сцене их представил ди-джей Кит Фордайс».

 

 

 

Исполнение песни «Мне хорошо» (I Feel Fine).

 

 

 

 

 

Пол: «Всем большое спасибо! Большое спасибо. Это приятно, привет! Как дела? Мы продолжим, как только Джон поменяет гитару. Теперь он поменял гитару, и следующая песня будет со второй стороны сингла «Мне хорошо» (I Feel Fine), она называется «Она женщина» (She’s A Woman)».

 

 

 

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Толпа кричала без остановки в течение всего выступления. Джон любит играть перед толпами и дурачить всех вокруг».

 

Чарли Уоттс (участник группы «Роллинг Стоунз»): «Слово «поп» не имело большого значения в нашей жизни, пока мы не увидели «Битлз». Я не хотел бы быть одним из них. Мы выступали с ними вместе. На сцене они мало двигались, да и звучание было не очень. Но «Битлз» были феноменом. Поражало то, как на них смотрели люди».

 

Элвис Костелло (музыкант): «Битлз» сильно отличались от безумных групп вроде «Роллинг Стоунз», исполняющих ритм-энд-блюз. Они вообще были ни на кого не похожи».

 

Газета «Нью Мюзикл Экспресс»: «Нетрадиционные, противоречивые…» Называйте их как угодно, но нельзя отрицать, что популярность «роллингов» росла колоссальными темпами с тех пор, как в прошлом году они впервые участвовали в качестве гостей на концерте, организованном «Нью Мюзикл Экспресс». Сегодня, наступая на пятки «Битлз» и борясь за звание самого динамического проекта в музыкальном бизнесе, «роллинги» снова с нами, по праву занимая место среди победителей!».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Награду вручил Тони Беннетт (прим. – американский эстрадный певец традиционной свинговой и поп-музыки с элементами джаза)».

 

 

 

 

Джон Леннон также получил персональную награду.

 

 

 

 

Церемония награждения с Тони Беннеттом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После выступления в Уэмбли они поехали в телестудию «Эй-Би-Си» в Теддингтоне, где выступили в шоу Эймонна Эндрюса, рекламируя свой новый сингл».

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Они прибыли в 18:30, переоделись и перекусили, после чего приняли участие в репетиции с 19:30 до 20:00. Генеральная репетиция проходила с 20:45 до 21:30, после чего в прямом эфире шоу транслировалось с 23:05 до 23:50.

Они появились в трех частях шоу. В первом Джон Леннон присоединился к Эндрюсу за столом ведущего, Джордж Харрисон и Ринго Старр сидели на диване, а Пол Маккартни сидел на вращающемся стуле. Они обсудили съемки фильма «На помощь!», характер своего успеха и возможность сольной карьеры после распада группы».

 

 

 

 

Эймонн Эндрюс: Я не могу начать это шоу, не поздравив Ринго. Ринго, мои поздравления.

Ринго: Спасибо.

(аплодисменты из зала)

Пол: (шутливо) Мои поздравления.

Эймонн Эндрюс: Каково чувствовать себя будущим папой?

Ринго: Не так уж и плохо. Не так плохо. Надеюсь, это будет мальчик или девочка.

(«Битлз» смеются)

Джон: Наверное, так по плану.

Эймонн Эндрюс: Ну, а когда это случится – мальчик или девочка – Джордж, ты можешь обратиться к Джону за некоторыми советами.

Джордж: Джордж?

Джон: У Джорджа никого нет.

Джордж: Это моё имя, моё.

Джон: Моё второе [имя]. Полагаю.

Эймонн Эндрюс: Ты сможешь дать ему какой-нибудь хороший совет?

Джон: Нет.

Эймонн Эндрюс: Нет? В любом случае… Я знаю, вы работаете над своим новым фильмом, и, значит, у вас сейчас меньше свободного времени, чем было до этого. И я очень рад, что вы выделили нам свое время сегодня вечером.

Джон: (шутливо) Да пожалуйста.

Пол: Нам приятно быть здесь.

Эймонн Эндрюс: Это уже ваш второй фильм. Первый сравнивали с братьями Маркс. Помните?

Джон: О, да.

Пол: Да. Да, ну…

Эймонн Эндрюс: Вы когда-нибудь видели братьев Маркс?

Пол: Да. Ничего общего с нами.

Эймонн Эндрюс: Ничего с вами общего. Я тоже так считаю.

Пол: И мы не похожи на них.

Эймонн Эндрюс: Что именно, я имею в виду всех вас, что именно может рассмешить вас, парни?

Пол: Эээ… братья Маркс.

(смех)

Эймонн Эндрюс: Джон, у тебя есть какие-нибудь предпочтения, на что идти в кино?

Джон: Мне нравится Ринго.

Эймонн Эндрюс: Нравится.

Джон: Весьма. Да.

Эймонн Эндрюс: Ринго, какие у тебя предпочтения в комедиях? Фарс или может умные разговоры. Или что?

Ринго: Лорел и Харди (прим. – фильм «Лорел и Харди – Доходное дело»), немая комедия 1929 год).

Эймонн Эндрюс: Джордж?

Джордж: У-ух, ну… Совсем недавно мы посмотрели несколько фильмов Питера Селлерса, мне все понравились.

Пол: Питер Кук. Замечательный.

Ринго: Да, он великолепен.

Пол: Изумительный.

Джон: Мне ещё нравится парень – Лайонел Хампти, или какое там у него было имя.

Пол: Не. Лайонел Стендер.

Джон: Ещё пара людей, Эймонн.

Эймонн Эндрюс: Кто из вас в фильме – я знаю, что вы играете себя, кто из вас лучший актер?

Джон: Я.

(смех)

Ринго: Да.

Эймонн Эндрюс: Почему ты лучший актер, Джон?

Джон: Потому что так сказал Ринго.

Ринго: Я всегда говорю, что он лучший. Он мне за это платит.

Эймонн Эндрюс: Итак, в этих двух фильмах – в этом, и в предыдущем, вы играете себя, Битлов. Думаете ли вы в будущем стать актерами независимо друг от друга? В ролях, не связанных с «Битлз»?

Джон: Нет. Не потянем.

Пол: Мы же не актеры. Не настоящие.

Джон: Они столько навырезали, как будто мы без пяти минут актеры. Но мы же не актеры.

Джордж: У Пола есть идея сыграть Кэти в…

Эймонн Эндрюс: В «Грозовом перевале»? (прим. – мелодрама 1939 года. Роль Кэти в фильме сыграла актриса Мерл Оберон).

Джордж: Да, это правда, Кэти в исполнении Пола.

Пол: Да. В «Грозовом перевале». Это моя большая цель. Но, но, ух… мы недостаточно хороши, как актеры, как уже сказал Джон, в фильме они окружили нас со всех сторон людьми, и просто управляли нами в маленьких эпизодических ролях.

Джордж: Это заслуга хорошего режиссера.

Ринго: Надеюсь, он сейчас нас смотрит.

Эймонн Эндрюс: Ну, они говорят, что режиссер важен, но нет ли у вас каких-либо стремлений стать актерами? Ринго?

Ринго: Я бы не прочь стать актером.

Эймонн Эндрюс: Ты видишь себя в той или иной роли?

Ринго: Любая роль.

Джон: Ты можешь получить их все.

Ринго: Я хочу продолжить работу. Знаете, это хорошее развлечение. Исключая все прочие ужасные мелочи, это здорово.

Эймонн Эндрюс: Даже если вы не рассматриваете себя в качестве актеров, парни, всем интересно ваше мнение, что вы об этом думаете. Каким вы видите свое будущее? Знаете, отдаленное будущее, скажем, когда вам будет тридцать пять или сорок?

Джон: Через очки.

Эймонн Эндрюс: Не ясно.

Пол: Мы никогда не строили планов. Не планируем и теперь.

Эймонн Эндрюс: Вы на самом деле имеете в виду, что не задумываетесь о своем будущем, Джон?

Джон: Ну, мы не думали об этом…

Джордж: Действуем по обстановке. Это то, что наш представитель по связям с прессой сказал.

Ринго: Что он сказал?

Джордж: Что действуем по обстановке.

Джон: (шутливо) Мы?

Джордж: Я. У меня большие уши. Слышите.

Эймонн Эндрюс: Но, несомненно, по крайней мере, двое из вас – теперь Ринго, и ты, Джон, вы женатые мужчины, и вы должны иметь определенный интерес к будущему.

Джон: Ах, если так. Ну, у нас немного больше обязательств, чем у других. Мы приглядываем за Полом и Джорджем. (шутливо) О, я при деле!

Эймонн Эндрюс: Теперь, как раз об этом, Ринго, ты никогда не думаешь, что будет с тобой лет через 10 или 15?

Ринго: Не знаю. Знаю, ты знаешь.

Джон: Постареешь.

Ринго: Одно определенно. Будешь старше на десять лет.

Джордж: И увядшим.

Ринго: И более увядшим.

Пол: Мне нравится.

Ринго: Это было смешно, когда кто-то сказал это раньше.

Эймонн Эндрюс: Ваш успех, как бы то ни было, очевидно… гарантирован. Как вы думаете? Вы должны получить восхищенные улыбки от психологов и журналистов и общественных мыслителей, которые пытаются проанализировать причины вашего успеха.

Пол: Чепуха это всё. Я так думаю.

Джордж: Мы всем обязаны нашему менеджеру.

Пол: Я не думаю, что они сами знают, о чем говорят. Потому что они просто пытаются проанализировать, а всё куда проще. Они стараются докопаться до сути, а там ничего нет, на самом-то деле. Не так ли?

Эймонн Эндрюс: Ну, конечно, там есть многое. Вы когда-нибудь сами спрашивали себя, что, кроме ваших музыкальных способностей, что же ещё сделало нас такими…, ну, вы же знаете, что вы феномены. В чем причина?

Джон: Мы не знаем всего этого. Нас постоянно спрашивают, но у нас нет ключа к разгадке. И я не думаю, что он есть у кого-либо.

Пол: Может у тебя есть, Эймонн?

Эймонн Эндрюс: Хм! Хороший вопрос. Но я приведу одну цитату, которую произнес один известный психолог из Нью-Йорка. Он сказал: «Битлз – в символическом значении, убийцы старшего поколения. Они демонстрируют им их собственное пренебрежение и непонимание». Что вы на это скажите?

Джон: Я не знаю, что это значит. Спросите его! Это полная чушь. Полная чушь, нью-йоркский психолог.

Эймонн Эндрюс: Я не знаю, что означает «в символическом значении, убийцы старшего поколения». У вас есть какие-нибудь предположения?»

Пол: Это не так. Есть мнение, что мы, вроде как, кромсаем всех и вся вокруг и всё такое, но это не так. Всё отлично, папочка.

Джон: (обращаясь к Полу) Твой папа здесь?

Пол: Нет, он дома. Всё отлично, папочка.

Эймонн Эндрюс: Всё отлично, папа. Он не собирается убивать старшее поколение. Ты это хочешь сказать?

Пол: Нет. Я нет. Нет.

Эймонн Эндрюс: Но должен же быть какой-то ответ, что стало причиной, приведшей к такому успеху, кроме самой музыки. А ты видел какую-нибудь цитату, где вы сказали: «Вот оно. Вот должно быть, почему нам это удалось»?

Джон: (шутливо) Ну, то, как я смотрю на это…

(долгая пауза)

Джон: Так или иначе, я понимаю наш успех.

Эймонн Эндрюс: Джордж, ты думаешь, что все они просто ищут причины, которых не существует?

Джордж: Хм, никому не нравится думать, что нет никаких реальных причин. Но, знаете, я уверен, что они ошибаются, потому что мы сделали это каким-то способом, как и все остальные. Но мы только смеемся и улыбаемся, улыбаемся и смеемся. Разве не так?

Джон: И смеемся, и улыбаемся.

Джордж: …и просто действуем по обстоятельствам.

Джон: (обращаясь к Джорджу) Ты уже ГОВОРИЛ это.

Джордж: Я повторяю это снова!

Пол: Он пытается выдать афоризм!

Эймонн Эндрюс: В какой момент это стало вас удивлять? Вы были им поражены в одночасье, или это было очень постепенно? Это незаметно подступило к вам?

Ринго: Я был поражен этим в день зарплаты.

Джон: Ринго заговорил.

Ринго: Это я.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Во второй части шоу они под фонограмму исполнили песни «Билет на поездку» (Ticket to Ride) и «Да, это так» (Yes It Is).

В заключительной части они приняли участие в дискуссионном форуме, на котором также были журналистка Кэтрин Уайтхорн и критик Вольф Манковиц».

 

 

 

 

 

 

Эймонн Эндрюс: К нам также присоединяется обозреватель из «Обсервер» – рады приветствовать возвращению – Катерина Уайтхорн. А также писатель Вольф Манковитц.

Джон: Он уже был здесь?

Эймонн Эндрюс: На самом деле был, и я надеюсь, будет снова.

Вольф Манковитц: Не буду, если придется сегодня уехать.

Пол: (шутливо) Скажите ему, Вольф!

Вольф Манковитц: У него сегодня вечером будет ужасный хохот.

Пол: Найди его, Вольф!

Джон: Найди его, Вольф! Приведи его!

Вольф Манковитц: Покажи нам свои рисунки, Джон. Покажи нам свои рисунки.

Джон: (шутливо) Только если ты покажешь мне свои.

Вольф Манковитц: После шоу.

Джон: О, дорогой. Не здесь.

Эймонн Эндрюс: Кэтрин, сегодня утром в своей колонке вы написали о ситуации, в которую вскоре будет вовлечен Ринго – как поточнее выразиться – проблеме высказать честное мнение о новорожденном. Знаете, когда кто-то говорит: «Вот новорожденный», то, что он имеет в виду!? Вы можете что-нибудь посоветовать? Не обязательно Ринго, но своим коллегам, что они скажут?

Кэтрин Уайтхорн: Всё, что я сказала об этом, если вы не в курсе, что я говорила о ребенке – если он не красив, вы доставите родителям удовольствие, если скажете: «Он похож на вас».

Ринго: По мне, так они все выглядят одинаково.

Джордж: Легче, когда дети более взрослые.

Эймонн Эндрюс: Насколько, Джордж?

Джордж: Взрослые дети. Взрослый ребенок. Дети.

Пол: До меня не дошло. Не мог бы ты объяснить это?

Джон: Это должно быть глубокомысленность.

Вольф Манковитц: Глубокомысленное замечание.

Джордж: Это не глубокомысленность.

Эймонн Эндрюс: Вольф, ты тоже, как и Кэтрин, сегодня вступил в ряды воскресных обозревателей. Кроме того, что вы сказали сейчас на счет насмешек Джона, я процитирую вас, вы сказали, что «хотя Битлз и внесли культ повседневности, я не думаю, что все Битлы скромняги». Не хотите ли повторить это перед ними?

Вольф Манковитц: Я не думаю, что все Битлы скромняги.

Джон: Он прав.

Ринго: Никто из нас.

Джон: Он заметил это, не так ли?

Кэтрин Уайтхорн: Ну, и в чем заключается их нескромность?

Вольф Манковитц: Я считаю, что они – это четверка высоких… я имею в виду, что почти вся их реклама подчеркивает их скромность, которая является результатом их случайного успеха. Отсюда, то их пренебрежение, с которым они общаются со своей аудиторией, по-существу.

Эймонн Эндрюс: Вы считаете, что они относятся к аудитории с пренебрежением?

Вольф Манковитц: Да. Они настолько уверены в реакции аудитории, что они…

Джон: Шутишь! Тут ты не прав! Мы, можем быть, не скромняги, но, к примеру, сегодня мы выступили – впервые за несколько месяцев, живьем, и мы были зажатыми!

Вольф Манковитц: От чего?

Джон: Потому что нас сегодня снимали на пленку, на самом деле. (шум) …и это на «Юнайтед Эртистс»… и мы были сегодня зажаты. У нас всегда так. Так что, мы не такие уж и нескромные.

Вольф Манковитц: Но я хочу сказать, что личные выступления не вредят продажам ваших пластинок. Я имею в виду, что ваша последняя пластинка уже получила 350 тысяч предварительных заявок.

Джон: Нет, но это не означает «мгновенный успех», как многие считают.

Пол: Потому что те…

Джон: Это значит, что агенты по продажам заказали… Прости, Пол.

Пол: Всё нормально, Джон.

Джон: Агенты по продажам заказали так много. Но это не значит, что люди их раскупят. Это их заказали, люди пришли к ним и купили у них.

Вольф Манковитц: Три пластинки назад было заказано миллион.

Пол: Я знаю, но это…

Джордж: Извини за это, Вольф!

Вольф Манковитц: Нет, я не возражаю!

Пол: Это всего лишь продавцы. Это не…

Джон: Но это ещё только продавцы. Это не те люди, которые подписались под то, что они купят пластинки.

Вольф Манковитц: Я говорю о том, что это не свидетельствует о наличии скромности при общении с аудиторией, когда артисты появляются на телевидении перед десятью миллионами потенциальных покупателей пластинок. Я имею в виду, что я не критикую вас, я просто реально смотрю на вещи.

Эймонн Эндрюс: В некотором смысле, Вольф, ты перешел к другому вопросу.

Кэтрин Уайтхорн: Обрати внимание, Вольф. Я хочу сказать, ты упускаешь нас, не так ли? Они делают это ради денег, как и другие, как, может быть, и ты, и я.

Пол: Правильно, барышня. Правильно.

Эймонн Эндрюс: Но вы сказали, что они умышленно сочетают скромность и самоуверенность перед лицом аудитории. Я в это не верю. Как сказал Джон, что даже «Битлз», со всем своим опытом, будут всегда выходить перед аудиторией и быть уверенны, что у них хорошая аудитория.

Пол: Мы каждый раз…

Джон: И лучше мы… О, прости, Пол!

Пол: Всё нормально, Джон. Каждый раз, когда у нас выходит пластинка, мы боимся, что она не получилась. Честно.

Вольф Манковитц: Ну, и почему это так, как вы думаете?

Джон: Из-за ожиданий публики.

Вольф Манковитц: Учитывая размах той машины, которая крутится вокруг вас, с чего бы вам нервничать?

Джон: Ну, мы находимся в более сложном положении, чем другие, потому что нам нужно поддерживать тот уровень, которого мы достигли. Если мы не сделаем это, нас столкнут. Даже если вы делаете что-то лучше, чем кто-либо другой, но в этот раз сделаете недостаточно хорошо, как было до этого, у вас будут проблемы.

Вольф Манковитц: Но теперь вы серьезно вторглись в киноиндустрию. Ваш последний фильм собрал весьма большую кассу.

Пол: Да. Это вовсе не означает, что наш следующий фильм не потерпит фиаско. Всё может быть! Вы не можете предугадать относительно таких вещей, как фильм, или «хорошего качества» пластинки.

Вольф Манковитц: Существует определенная формула для таких вещей. Известно, к примеру, что хотя фильмы о Джеймсе Бонде в конечном счете сходят на нет, они будут строить базу накопительного бизнеса, который базируется на бизнесе, построенном до этого. Аналогичным образом, следующий фильм «Битлз» должен что-то сделать в деловом плане для последующего фильма «Битлз».

Пол: Да, но то, что… Ты не говорил этого раньше. Ты говорил, что предыдущие вещи не имеют значения, будь то хорошие они или плохие. Но так происходит, вы же видите. Это действительно так происходит. И если будут говорить «об этом следующем фильме», что он плохой, хотя и был предварительный спрос, будет провал. И третий реально покончит с нами.

Джон: Даже если третий будет очень хорошим, но второй не удался…

Пол: Вы можете делать неудачные вещи. Я хочу сказать, может вы думаете, что мы так делаем сейчас.

Эймонн Эндрюс: Я думаю, что «Битлз» находятся в таком положении, ­– я привык пользоваться метафорами – как боксер, который никогда не был побит. Каждая схватка получается всё сложнее, потому что он не имел поражений.

Вольф Манковитц: По этой причине, вы должны быть по-настоящему скромными по отношению к аудитории. Об этом речь.

Пол: Да. Скромность есть…

Вольф Манковитц: Вы напуганы аудиторией.

Пол: Ну, это, вроде, отличается от самодовольства, правда. Вы не можете быть самодовольным и по-прежнему обеспокоенным тем, что каждый раз вы выходите к людям, которым вы не нравитесь.

Джон: Я думаю, что такое может быть. Я считаю, что можно быть самодовольным, и всё равно испытывать беспокойство. Я встречал много самодовольных людей, которые испытывают беспокойство перед выходом. Я не думаю, что обе эти вещи связаны между собой. Вы можете быть самодовольным и чувствовать себя плохо из-за беспокойства.

Эймонн Эндрюс: Вы не можете быть в полной мере и самодовольными и обеспокоенными. Если вы пролностью самодовольны, то вы не беспокоитесь.

Кэтрин Уайтхорн: Ну, не знаю. А что вы скажете об Альфреде Лундте? (прим. – американский актер, в основном, комедийного плана.) Когда он…

Джон: А кто это?

Ринго: Что с ним?

Джон: А с ним что, а?

Кэтрин Уайтхорн: Возможно, вы слышали о нем. Он жил полтора столетия назад, вроде как. Была одна история о нем и его жене Лин Фонтейн, и он спросил её, хорошо ли он выступил в своем вечернем выступлении. И она ответила: «Ты был просто замечателен, ты был великолепен».

– Я был абсолютно ужасен.

– Ты выглядел немного усталым, но ты потрясающий актер.

– Но я был ужасен. Я был ужасающ, не знаю, как я прошел через это.

И когда она перестала превозносить его, он сказал: «Я был немного уставшим, да?». Поэтому его нельзя назвать самоуверенным.

Пол: Да.

Эймонн Эндрюс: Ну, хорошо, Вольф, минуту назад ты сказал о формуле успеха кассовых сборов, которую ты…

Пол: Верно.

Эймонн Эндрюс: …использовал.

Джон: Он упомянул об этом.

Пол: (шутливо) сразу, Эймонн. Ты и я, а? Образование.

Эймонн Эндрюс: Сейчас, прежде чем мы продолжим, я хочу привести цитату из книги Брайена Эпстайна…

Джон: Почему бы тебе не привести цитату из моей [книги]? Она дешевле.

Эймонн Эндрюс: …«Подземелье звуков», в которой он описывает вас так: «четверо молодых двадцатилетних людей, которые не доучились в школе, не умеющие ни читать, ни записывать ноты, которых не волнует чье-либо отношение к ним или критика в свой адрес, и которых окружает клика из дюжины допущенных к ним людей».

Джон: Сейчас уже 24, и мы познакомились ещё с несколькими людьми.

Эймонн Эндрюс: Так и есть? Получается, что, по большому счету, все это правда? Последняя часть этого?

Пол: Ну, это так по отношению к большинству людей, не так ли? У вас есть свой круг друзей, так ведь. Неправда, что нам на всех наплевать. Особенно, если это касается круга наших друзей. Но я думаю, я считаю, что это правда относительно большинства людей. А разве не так?

Эймонн Эндрюс: Ну, что…

Пол: Или я ошибаюсь, Эймонн?

Эймонн Эндрюс: Нет, это я…

(смеется)

Эймонн Эндрюс: Я был очарован, прочтя это. Джон говорит, число возросло до двадцати-четырех. Кто они, эти двадцать-четыре? Какого рода эти люди, на которых вы тратите свое время? У вас ведь и так его не хватает. Что за люди ваши друзья? Кто составляет эту клику?

Пол: Знаешь…

Джон: Я не могу себе представить никого, кто любил бы нас, на самом деле.

Джордж: Мы нравимся тем, кто в этом же бизнесе.

Пол: Люди, с такими же интересами. Потому-что у нас нет возможности говорить о чем-то другом. Знаете, мы много общаемся с коллегами по цеху. Такими, как «Стоунз». Мы постоянно обсуждаем с ними пластинки.

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Вечером я был на телевидении. Ребята выступали на представлении Эймонна Эндрюса, и камера успела меня выхватить в толпе, где я наслаждался зрелищем. Они включили в выступление свою новую песню. Была дружеская беседа с Эймонном Эндрюсом. Приятный человек, отличное представление».

 

 

 

 

Фотография Пола Маккартни с автографами Битлов, Брайена Эпстайна и Эймонна Эндрюса.

 

Газета «Нью Мюзикл Экспресс», 16 апреля 1965: «Сотрудник лондонского метро был более чем просто удивлен, когда знаменитое лицо под столь же знаменитой битловской стрижкой попросило билет на проезд – на поездку в метро!

В шесть часов утра, когда большинство Битлов, как известно, ещё спят, миллионер Джон Леннон присоединился к пассажирам, направляющимся утром на работу на метро! Его поездка не имела ничего общего с названием нового хита «Битлз». Вместе с дорожным менеджером Нилом Аспиналом, Джон пытался вернуться домой после проведенной ночи с двумя участниками группы «Роллинг Стоунз».

«Мы с Нилом пришли домой к Мику и Киту в Хэмпстеде, и всю ночь слушали пластинки, но мы, должно быть, злоупотребили гостеприимством хозяев, потому что, когда пришло время пойти домой, наши хозяева уже легли спать! Как бы то ни было, мы уехали, думая, что поедем к Нилу на такси, чтобы я мог побриться перед тем, как отправиться в Туикенхэм снимать фильм – мне было уже поздно ложиться спать. Мы прошли около шести миль – по крайней мере, мне так показалось, потому что было так далеко – но такси не было, поэтому, когда мы увидели станцию, то решили ехать на метро. Там было полно очаровательных дам, спешащих на работу. Они странно на меня поглядывали, и я отвечал им тем же. Это был смешно – я впервые за пару лет попал в метро».

Им бы, конечно, не пришлось идти пешком, если бы у Джона был его новый «Феррари», но он оставил его в гараже Джорджа день или два назад!»

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)