Второе выступление на теннисном стадионе «Форест-Хилс», Нью-Йорк (Forest Hills Tennis Stadium, New York)

29 августа 1964 г.

 

Арт Шрайбер: «Мне было тогда 36 лет. В то время я был новостным директором радиостанции «Кей-Уай-Даблви» в Кливленде, которая принадлежала вещательной сети «Вестингхаус». Часто мне приходилось выступать в качестве национального корреспондента «Вестингхаус», освещая громкие события и общаясь с крупнейшими ньюсмейкерами дня. В своей карьере я вел радиопередачи о президентских выборах Джона Кеннеди, его похоронах и возвращению Линдона Джонсона к президентству. Я освещал деятельность «НАСА» и первые пилотируемые космические полеты, сообщал о расовых беспорядках в Чикаго, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Майами, освещал марши Мартина Лютера Кинга младшего от Сельмы до Монтгомери и Джеймса Мередита через Миссисипи.

То, что я получил задание, освещать гастроли «Битлз», было случайностью. Одна конкурирующая с нами радиостанция получила право освещать приезд «Битлз» в Кливленд в рамках гастрольного турне. Чтобы не потеряться в пыльном облаке Битломании, я предложил отправиться в турне «Битлз» в качестве национального корреспондента «Вестингхаус». Глава Вашингтонского бюро сети воспринял эту идею с негодованием, настаивая на том, чтобы я освещал национально-демократическую конвенцию в Атлантик-Сити. Он сказал мне, что серьезный журналист не может опуститься до «Битлз». Я ответил ему, что это социологический феномен, и мы должны это сделать. Я также его заверил, что смогу справиться с обоими заданиями. В итоге «Вестингхаус» дала мне добро. Я присоединился к группе «Битлз» в Нью-Йорке, появившись прямо с съезда Демократической партии».

 

 

 

Нью-Йорк, 1964 г.

 

 

 

 

Джон Уэйд (ди-джей «Даблви-Ди-Эр-Си»): «Здравствуйте, дамы и господа, это Пол Маккартни, ваш местный ди-джей. Я веду репортаж из гостиничного номера «Битлз» в Нью-Йорке. Рядом со мной знаменитый чувак, о котором вы, вероятно, никогда не слышали. Знаю, вы не хотите его слушать, потому что он несет много чепухи, но, так или иначе, вот он… просто сидит рядом и хихикает… настоящий живой идиот… Джон Уэйд».

Так началось интервью между мной (Долговязым Джоном Уэйдом) и Полом Маккартни, только в этот раз оно было немного другим. Я провел уже так много интервью в американском турне «Битлз», что этот формат приелся и потерял новизну. На этот раз я решил подойти с другой стороны. У меня был Битл, который брал интервью у меня. Это было одно из тех интервью с вывертом, которое отличалось от тех километров плёнок, которые с жадностью записывали многие ди-джеи во время остановок в разных городах во время этих гастролей.

У меня было преимущество перед остальными. Мы были единственной радиостанцией в мире, которая путешествовала с «Битлз» на зафрахтованном ими самолете в течении всего американского турне. Мы были с ними в гостиничных номерах и когда они покидали город в 3 часа ночи. В самолете находились другие журналисты, примерно четверо из Англии, и два внештатных фотографа из США. Другие диск-жокеи подходили к самолету во время остановок в пути. Они хотели «быть участниками событий», заявляя своим поклонникам и слушателям, что они «присутствуют» на гастролях «Битлз». Они записывали на пленку интервью во время довольно плохо организованных пресс-конференций с банальными, глупыми и основанными на слухах вопросами. По сравнению с большинством других у меня было перед ними преимущество. Я мог общаться с «Битлз» напрямую в номерах их отелей и в салоне самолета».

 

Аллан Сниффен (musicradio77.com): «Некоторое время «Битлз» и «Даблви-Эй-Би-Си» были синонимами. И это было именно то, на что надеялись в «Даблви-Эй-Би-Си». То, что «Битлз» достигнут такого успеха, стало очевидно не сразу. Когда в 1963 году диск-жокеи «Даблви-Эй-Би-Си» впервые услышали Потрясающую четверку, они не были впечатлены. Комментарии были такими как: «глупое название для рок-группы» и «ни за что». Ди-джеи «Даблви-Эй-Би-Си» были не одиноки в такой оценке. Многие в музыкальной и радио индустрии думали так же. Но их мнение быстро изменилось.

К 1964 году у «Битлз» в США появился свой первый сингл номер один с песней «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), за которой последовала песня «Она любит тебя» (She Loves You). Тем не менее, их было недостаточно, чтобы развеять скептицизм. 7 февраля они появились на шоу Эда Салливана, и в тот день шоу собрало самую большую телевизионную аудиторию для развлекательной программы. Это убедило программного директора Рика Склара в том, что успех «Битлз» может стать успехом «Даблви-Эй-Би-Си».

Конечно, «Даблви-Эй-Би-Си» была не единственной нью-йоркской радиостанцией, пытающейся запрыгнуть на подножку вагона «Битлз». Определенного успеха в этом достигла «Даблви-Эм-Си-Эй». Конкуренция была за всё, что делали «Битлз» – от выпуска новых пластинок до их визитов в Нью-Йорк. В «Даблви-Ай-Эн-Эс» Мюррей «К» Кауфман назвал себя «Пятым битлом», а «Даблви-Эм-Си-Эй» стала сражаться с «Даблви-Эй-Би-Си» за любой эксклюзив. Всё это вызвало одну из величайших битв радиостанций всех времен. Станция, которая, в итоге, сможет превзойти других и привлечь на свою сторону огромную аудиторию Битломанов, станет победителем. И они все это знали.

«Даблви-Эй-Би-Си» приняла вызов. Были сделаны музыкальные заставки, посвященные теме «Битлз» – «Даблви-Эй-Битл-Си». Эта заставка сопровождала каждую транслируемую запись «Битлз». Проводились всевозможные конкурсы на темы, связанные с «Битлз».

Конечно, одним из важных ключей в этом соревновании был статус первой радиостанции, которая сыграет новую пластинку «Битлз». Все 40 лучших музыкальных радиостанций, расположенных не только в Нью-Йорке, делали все возможное, чтобы стать первой станцией, которая поставит в эфире новую запись «Битлз». Но были случаи, когда «Даблви-Эй-Би-Си» не дожидаясь выхода записи, получала ещё неизданную пластинку или пленку с записью новой песни. Есть разные истории о том, как это было достигнуто.

Одно из объяснений было дано бывшим президентом компании «Пи-Эй-Эм-Эс» (компании, которая в то время создавала для «Даблви-Эй-Би-Си» музыкальные заставки) Биллом Миксом. Билл утверждает, что у него был контакт в Англии с «Радио Лондон». Этот контакт, в свою очередь, знал кого-то, кто работал в студии звукозаписи, которая записывала новые песни «Битлз». Этот кто-то брал новые пластинки «Битлз», передавал их командиру авиалайнера, который доставлял их в Нью-Йорк. В аэропорту их получал программный директор «Даблви-Эй-Би-Си» Рик Склар.

Другое объяснение дал Джон Рук, программный директор сначала «Кей-Кью-Ви» в Питтсбурге, а затем «Даблви-Эл-Эс» в Чикаго (обе радиостанции принадлежали и управлялись «Эй-Би-Си»). Как сказал Джон Рук: «Практически все эксклюзивные материалы «Битлз», которые транслировала «Даблви-Эй-Би-Си», были получены от моих знакомых в Англии… мы раньше передавали их Рику Склару».

Когда же у «Даблви-Эй-Би-Си» был эксклюзив, то он попадал в эфир с фоновой заставкой «Даблви-Эй-Битл-Си эксклюзив» поверх песни, поэтому такой материал нельзя было записать на пленку и запустить в эфир на конкурирующих станциях. Часто такой «эксклюзив» появлялся в пятницу вечером, когда звукозаписывающие компании уходили на выходные. Это делало невозможным для конкурентов «Даблви-Эй-Би-Си» в течение трех дней получить копию.

Когда «Битлз» приехали в Нью-Йорк, «Даблви-Эй-Би-Си» получила огромное преимущество. Будучи флагманской станцией радиосети «Эй-Би-Си», она имела доступ к большому количеству высокотехнологичного оборудования. Это оборудование включало также беспроводные микрофоны «Эр-Эф». Во время первого приезда «Битлз» в Нью-Йорк, когда они жили в отеле «Плаза», практически ни одно из средств массовой информации не могло получить к ним доступ. Во время своего второго визита, когда они остановились в отеле «Дельмонико», «Даблви-Эй-Би-Си» развернулась во всех направлениях. Над этажом, где разместились «Битлз», был арендован номер, который был переоборудован под студию. Используя беспроводные микрофоны, диск-жокеи Скотт Муни и Брюс Морроу ходили по отелю, готовые транслировать всё, что может иметь отношение к «Битлз». Это дало станции огромное преимущество. Этому способствовало также то, что как можно большему числу сотрудников службы безопасности и персоналу отеля были вручены «подарки» от «Даблви-Эй-Би-Си». Само собой разумеется, было очень мало таких мест в отеле, куда представители «Даблви-Эй-Би-Си» не могли заходить.

К этому времени большинство из 10 000 подростков, которые находились на улице возле отеля, слушали «Даблви-Эй-Би-Си» на своих транзисторных радиоприемниках. Когда Скотт Муни и Брюс Морроу попросили их пропеть джинглы «Даблви-Эй-Би-Си», вся публика смогла сделать это в унисон».

 

Рик Скайлэр (программный директор радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си»): «Когда «Битлз» были в городе, мы делали все возможное, чтобы сделать их частью нашей радиостанции. Когда они остановились в отеле, мы установили своё оборудование так, что провода тянулись от радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си» прямо над улицей, чтобы мы могли использовать свои микрофоны без необходимости протягивать кабеля окружным путём. Мы могли находиться у себя в номере, выходить в эфир и возвращаться обратно.

Помню как в 1964 году мы прибыли в отель за два дня ранее, чтобы подружиться с детективами и персоналом отеля. Забавно, как в те дни бутылка шотландского виски могла помочь вам в таком деле! К тому времени, как туда прибыли «Битлз», они знали, кто мы такие, и мы могли спокойно пройти вовнутрь. Нас не останавливали. Мы просто шли через оцепление, когда другим было нельзя.

Помню случай, когда мы убедили Пола Маккартни спуститься к нам в номер, где у нас было установлено оборудование, чтобы провести большое интервью. Безопасность поддерживалась сумасшедшая, потому что «Битлз» боялись появляться на публике. На цыпочках мы вышли из номера и направились к лифту. В те дни лифты обслуживались операторами. Конечно же, первый подошедший лифт шёл вниз, тогда как нам нужно было вверх. Лифт остановился и открылись двери. Внутри находился бизнесмен среднего возраста с дочерью, которая, по-видимому, убедила отца позволить ей остаться в отеле на ночь. В отеле было позволено находиться только тем, кто там жил, и, скорее всего, она надеялась увидеть «Битлз». Лифт остановился, и я сказал оператору [женщине], что знаю о том, что лифт идёт вниз, но ситуация чрезвычайная, и нам спешно нужно подняться на этаж выше. Может ли она [оператор] просто вернуться и поднять нас на один этаж? Пока оператор была в процессе пространного объяснения нам, почему она не может это сделать, девушка (которая до этого стояла, смотря себе под ноги) подняла взор и поняла, что находилась всего в паре сантиметров от Пола Маккартни. Она завизжала: «Это он! Это он!». Пока она визжала, оператор лифта (она не знала, кто мы такие) захлопнула дверь прямо перед нами. Когда лифт опускался, мы слышали, как бедная девушка кричала: «Впустите его! Впустите его!». И так всё время, пока опускался лифт».

 

Дэн Ингрэм (ди-джей радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си»): «Во время интервью с «Битлз», которое в номере отеля проводили «Братан» Брюс Морроу и Скотт Муни, руководствуясь обстановкой, они высунули свой микрофон из окна. Я вёл передачу в прямом эфире, и обратился к собравшейся толпе (большинство из которых были, по всей видимости, настроены на радиостанцию «Даблви-Эй-Би-Си»), подпевать нашим музыкальным позывным. Как и следовало ожидать, по команде около десяти тысяч подростков все разом начали петь позывной радиостанции «Ваш мир кажется огромным на 77 Даблви-Эй-Би-Си». Они повторили весь процесс три раза с разными музыкальными позывными, после чего я в качестве вознаграждения проиграл им запись “Битлз”».

 

Рик Скайлэр (программный директор радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си»): «В то время радио было сенсационно. Такого волнения в наше время вы не увидите. Нас слушало 25% всей аудитории. Шесть миллионов слушателей только за один воскресный вечер с программой Брюса Морроу. Когда вы сегодня рассказываете об этом программным директорами, они просто не верят. Впоследствии фм-радиостанции стали дробить аудиторию. Это разорвало цельную вещь на части, но каждый получил свой кусочек. Вот почему таких радиопрограмм больше не увидеть».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В отеле «Битлз» посетила певица Бернадетт Кастро.

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Второе выступление на теннисном стадионе «Форест-Хилс», Нью-Йорк (Forest Hills Tennis Stadium, New York), на котором присутствовало 16 000 зрителей».

 

 

 

Как и в предыдущий день «Битлз» совершили посадку на вертолете на травяном корте Джи 5.

 

 

 

Теннисный корт Джи 5, на котором в 1964 году совершил посадку вертолет, в январе 2018 года. Фото Майкла Перлмана (foresthillsstadium.com).

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «В начале двухтысячных годов один из почтенных членов теннисного клуба «Вестсайд» рассказал, что после того, как «Битлз» покинули вертолет, который приземлился на травяном теннисном корте, одна молодая поклонница приковала себя к вертолету. Она планировала после концерта улететь с «Битлз», и клуб был вынужден применить пилу, чтобы её отцепить!»

 

 

 

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «Перед началом второго концерта Битлы и их команда заказали 48 сосисок и 6 колбас холодного копчения, которые были доставлены из закусочной «Натан Феймос» с Кони-Айленд (прим. – американская компания, управляющая сетью закусочных быстрого питания, специализирующихся на хот-догах. Самая первая закусочная расположена в Бруклине, на углу Сёрф и Стилвел авеню, Кони-Айленд)».

 

Лора Шефер: «Я была на втором концерте «Битлз» в «Форест-Хилс». Многие принесли огромные транспоранты, некоторые до 5 метров в ширину. Крики «Ринго в президенты» наполнили аудиторию. Концерт начался и на сцену вышел диск-жокей радиостанции «Даблви-Ай-Эн-Эс» Мюррей [Кауфман]. Он объявил о выступлении групп «Экситерс», «Райтес Бразерс» и певицы Джеки ДеШеннон. Наконец-то появились «Битлз». Девушки кричали и кидали на сцену попкорн, леденцы «Джелли-бин» и конфеты.

«Битлз» спели много песен, некоторые из фильма «Вечер трудного дня». Песни были едва слышны, но девушки говорили, что послушать их можно дома на пластинках, а увидеть их можно только один раз. Помню, как девушки обменивались адресами и плакали, когда вертолет повез их обратно в Манхэттен».

 

 

 

 

 

 

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «После того, как концерты закончились, очистить аудиторию от мусора оказалась не легкой задачей».

 

Джим Шеридан (служащий по уходу за территорией стадиона): «Мне было тогда 14 лет, но у меня было разрешение на работу. Я мог работать только в определенное время, когда не было занятий в школе. Я помню, как мой отец сокрушался из-за леденцов «Джелли-бин», тысячи которых были разбросаны повсюду. Ночью прошел дождь, и на следующее утро на кортах было липкое месиво. Не знаю почему, но мне кажется, что у фанатов была склонность бросать леденцы именно в Ринго».

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «На время концертов трава стадиона была укрыта досками».

 

Оуэн Шеридан (служащий по уходу за территорией стадиона во время концерта «Битлз»): «Леденцы «Джелли-бин» и битое стекло проникли на землю, несмотря на покрытие из досок. Мы пытались засосать их промышленным пылесосом, но не смогли избавиться от них полностью. В итоге нам пришлось нанять 18 человек, которые трудились три полных дня, чтобы руками собрать все эти леденцы».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)