Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера»

9 февраля 1961 г.

 

Полина Сатклифф: «Когда Стюарт вернулся в Ливерпуль, это было где-то в середине января, «Битлз» выступали практически ежедневно, давая подчас по два выступления за вечер. Джон очень обрадовался, встретившись с Стю. Радость была взаимной. Дома они проговорили несколько часов, и казалось, их нельзя было оторвать друг от друга. Стюарт выпытывал все последние ливерпульские новости, Джон интересовался Репербаном и его «девочками». Они обещали взять меня с собой в «Пещеру», но я все сидела и ждала их, а они все говорили и говорили.

Наконец, уже под вечер они, вышли неразлучные, подобно сиамские близнецы. Мы все вместе направились в «Пещеру». Когда мы добрались до нее, то встретили там Пола и Джорджа. Они не были настроены слишком дружелюбно по отношению к Стю, и даже Джордж, написавший не так давно Стюарту слезное письмо, был прохладен. Пол, который теперь играл на бас-гитаре, и Джордж не хотели больше никаких перемен. Пол с Джорджем не были осчастливлены возвращением Стю. Они постоянно критиковали его игру, и не без оснований. Но Джон был непреклонен по отношению к Стю: либо с ним, либо никак. Вопрос был снят и Стю снова стал членом группы. В феврале 1961 г. он выступил с ребятами в «Пещере».

Главное, почему вернулся Стю, было не возвращение в группу, а предстоящее собеседование в художественной школе, которое должно было состояться 23 февраля. Он эмоционально рассказывал мне о работах друзей Астрид, учившихся в Гамбургской школе искусств. Стю хотел сдержать слово, данное им матери, что он вернется к занятиям в сентябре. После его возвращения мы часто разговаривали со Стю. Со мной, младшей сестрой, он всегда был приветлив. Он часто рассказывал мне об Астрид. Еще до того, как мы встретились с ней, она прислала нам свои фотографии и я видела, что она была необычайно красива».

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера». Это было первое выступление группы в этом клубе под названием «Битлз».


61-02-09-BC21

Запись в ежедневнике Пита Беста от 9 февраля о выступлении в клубе «Пещера» с оплатой в 5 фунтов-стерлингов.

 

Энди Бабюк: «До этого первая группа Джона Леннона «Кворримен» выступала в джазовом клубе «Пещера» 7 августа 1957».

 

Росс Бенсон: «Именно Мона Бест устроила «Битлз» первый ангажемент в клубе «Пещера». Помогал ей в этом Боб Вулер. Мона попросила Вулера, а тот в свою очередь уговорил владельца клуба Рея Макфолла взять «Битлз» на работу».


61-02-09-CB21

Боб Вулер.

 

Филипп Норман: «Вулер убедил Макфолла пригласить «Битлз». Падди Делани, швейцар клуба, вспоминает, какое особое вы­ражение было в голосе Вулера, когда он, подняв вверх указа­тельный палец, говорил, что Макфолл получит, по крайней мере, шестьдесят дополнительных посетителей».


61-02-09-CB31

Клуб «Пещера».

 

Рэй Макфолл (владелец клуба): «Боб Вулер рассказал мне о «Битлз», и ранее я узнал о «Битлз», когда мать Пита Беста позвонила мне, и сказала: «Мой сын в замечательной группе, они очень хороши, так почему бы вам не ангажировать их?». Я ответил: «Я дам вам знать». Когда дело дошло до бит-музыки, то для выбора групп я полагался на Боба, который был экспертом. Он сказал мне, что «Битлз» вернулись из Гамбурга, и что он видел их в городском зале «Лизерленд». Он сказал: «Ты должен их взять». Брайен Келли, который заправлял городским залом «Лизерленд», ангажировал их на все свои шоу, которые были по средам».

 

Из интервью Спенсера Лея (Spencer Leigh) с Пэдди Дилэни (Paddy Delaney):

Пэдди Дилэни: Причина того, что «Битлз» появились в «Пещере», заключалась в первую очередь в том, что традиционный джаз шел на убыль, и люди вместо «Пещеры» шли в «Мэрди Грэс». Боб Вулер предложил Рэю Макфоллу пригласть некоторые из групп, а Рэй был поклонником джаза. Боб сказал, что у некоторых групп есть от 40 до 50 последователей, поклонников, что, так или иначе, являлось гарантией. В начале 1961 у «Битлз» было человек 60 тех, кто неизменно следовали за ними. Они были ярыми поклонниками, и это было хорошее начало.

 

Нил Аспинал: «В то время они много выступали в Ливерпуле и его окрестностях. Группам было где играть – в дансингах, ратушах, таких клубах, как «Пещера», «Железная дверь», «Голубой ангел», но все они были преимущественно джазовыми. Туда «Битлз» не звали. Приходилось пробивать себе дорогу. В клубе «Пещера» играли музыку Кении Полла и Акера Билка. Рок-н-ролльным группам разрешали выступать в перерывах и перед началом концерта основной, джазовой группы».

 

Джон: «Джаз ни к чему не ведет, ничего собой не представляет, он всегда одинаков, а джазисты только тем и занимаются, что пьют пиво без меры. Мы ненавидели джаз, потому что нам не разрешали играть в джаз-клубах».

 

Хантер Дэвис: «В течение долгого времени клуб «Пещера» был главным му­зыкальным клубом в центре Ливерпуля, однако выступали там, в основном джазовые музыканты. Даже когда летом 1961 года вышла статья Боба Вулера, на другой странице той же самой газеты «Пещера» рекламировался как джазовый клуб, хотя в нем уже преобладала бит-музыка и вовсю выступали «Битлз».

 

Энди Бабюк: «9 февраля 1961 года «Битлз» впервые выступили в клубе «Пещера», играя для постоянной группы клуба «Блу Джинес» (Blue Genes), позднее переименованную в «Свингующие Блу Джинес» (The Swinging Blue Genes)».

 

Филипп Норман: «[Владелец клуба] Рэй Макфолл, хотя и был фанатиком джаза, был осведом­лен о растущей популярности рок-н-ролла. Короткое без­умие вокруг «традиционного» [джаза] окончательно прошло, а «модерн» привле­кал только умное, интеллектуальное меньшинство. Поэтому Макфолл решил впустить «популярное» в цитадель Джаза, но посте­пенно, чтобы не разъярить постоянных клиентов. Его первая регулярная группа «Блу Джинес» выступала в клубе, играя и рок, и джаз на банджо и контрабасе. Вечера с «Блу Джинес» стали первой брешью в твердыне джаза».

 

Лес Брейд (Les Braid, бас-гитарист группы «Блу Джинес»): «Мы выступали там с 1958 года как скиффл-группа. Обычно «Битлз» играла по всему Ливерпулю, и, конечно, они играли в Гамбурге, но впервые они сыграли в «Пещере» на нашем гостевом вечере, которые, по-моему, проходили по вторникам. Мы приглашали все эти группы: «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), «Искатели» (The Searchers), Билли Дж. Крэмер (Billy J. Kramer), а также и «Битлз». Они стали весьма популярными и, в конце концов, получили свое собственное выступление по средам. Но в то время они были еще сырыми. Как и многие другие группы обычно мы репетировали как сумасшедшие, и никак не могли понять, как такая неотесанная группа может пользоваться такой популярностью. Мы считали, что нужно репетировать и стремиться к совершенству, чтобы стать популярными, но видимо это не так».

 

Филипп Норман: «Макфолл заметил, как много молодых клерков в центре Ли­верпуля проводят свой обеденный перерыв, бродя по музыкаль­ным магазинам. Внезапно ему пришло в голову, что днем в «Пещере» можно устраивать такие же танцы, как и вечером. Он начал устраивать «обеденные выступления», на которых играли джаз-бэнды и бит-группа «Метрономы». Солист группы Томми Лав, работал в городском страховом агентстве. «Дерри и Сениоры» тоже стали играть в обеденное время после возвращения из Гамбурга».

 

Альберт Голдман: «В начале шестидесятых здесь, перед входом в «Пещеру» ежедневно к полудню выстраивалась очередь из молодежи. Прямо перед ними возвышался массивный силуэт бывшего ирландского гвардейца Пэдди Делани, работавшего прежде вышибалой в «Локарно Болрум».


61-02-09-CB41

Пэдди Дилэни.

 

Филипп Норман: «Делани – огромный добродушный ирландец – раньше слу­жил в гвардии и полиции. В 1959 году, чтобы сделать одолже­ние своему шурину, он согласился постоять один вечер у входа в «Пещеру». «Я думал, что это приличное место и оделся с шиком. В те дни у меня было три костюма. Я надел один из них вместе с нейлоновой рубашкой, галстуком-бабочкой и бриллиантовыми запонками». Я три раза прошел взад и вперед по Мэттью-Стрит, прежде чем обнаружил «Пещеру».

 

Альберт Голдман: «Когда он пропускал посетителей, они протискива­лись в узкий коридор и спускались, будто крабы, на восем­надцать ступеней вниз по винтовой лестнице, ведущей в подвальное помещение».

 

Бэрри Майлз: «Джордж пришел в сних джинсах, которые в клубе были запрещены».

 

Рэй Макфолл: «Мне не нравились те, кто носили джинсы. Они были запрещены в «Пещере». Наши швейцары останавливали любого, кто был одет в джинсы. Я полагал, что если люди одеты в приличную, опрятную одежду, то и вести себя будут, скорее всего, так, чтобы не испачкать или испортить одежду».

 

Бэрри Майлз: «К счастью, Джордж сумел убедить швейцара Пэдди Делани, что он был из состава выступающего коллектива».

 

Из интервью Спенсера Лея (Spencer Leigh) с Пэдди Дилэни (Paddy Delaney):

Спенсер Лей: Впервые вы увидели «Битлз», когда они играли в «Пещере» в начале 1961 года.

Пэдди Дилэни: Я увидел длинноволосого Джорджа Харрисона, идущего по Мэттью-Стрит. Он вошел в дверь и сказал, что он с «Битлз». Я подумал: «О, боже, они все такие?». Потом пришли Джон с Полом, на них были кожаные куртки и джинсы, а прически были не лучше. Я пропустил их вовнутрь. Примерно минут через пятнадцать подъехало такси и высадило Пита Беста, которого невозможно было разглядеть среди барабанов, громкоговорителей и проводов. Для динамиков у них была древесностружечная плита, частично окрашенная в синий цвет, а в остальном неокрашенная. Они оставили его стаскать вниз это оборудование, и, вскоре после этого, в автомобиле приехал Нил, их дорожный менеджер. В тот день они купили автофургон с вихляющим колесом – должно быть они купили его очень дешево. Пит туда-сюда по ступенькам таскал оборудование.

 

Хантер Дэвис: «Нил Аспинал, Друг Пита, по-прежнему живший в доме Бестов, купил за 40 фунтов старый автобус и начал возить в нем группу по всему Мерсисайду. За каждую поездку он получал с ребят 1 фунт».

 

Энди Бабюк: «Другой проблемой [кроме отсутствия в группе бас-гитариста] для «Битлз» была задача найти подходящего перевозчика. При том количестве выступлений, какие у них были, стало трудно перемещать свое оборудование по всему городу. Поэтому для транспортировки своего оборудования на различные концертные площадки они наняли Нила Аспинала, друга Пита Беста. Также он иногда работал на клуб «Касба». Аспинал купил за 80 фунтов-стерлингов небольшой старый автофургон «Коммер» (Commer van) и стал их водителем и дорожным менеджером».


61-02-09-CB51

Автофургон Austin 152 Omnivan 1957.


61-02-09-CB61

Один из сохранившихся автофургонов «Остин 152».

 

Нил Аспинал: «По-моему, это был Пит Бест. Он предложил, чтобы я возил их за фунт за концерт. По 5 шиллингов с каждого».

 

Пит Бест: «Нил учился на бухгалтера. У него не было денег, а нам был нужен водитель. Я спросил, не хотел бы он возить «Битлз», и он ответил, что да».

 

Нил Аспинал: «Когда «Битлз» вернулись из Гамбурга, выяснилось, что им необходим транспорт, чтобы добираться до клуба «Пещера» и возвращаться обратно. Одно время они ездили в клуб на такси, и все деньги, которые они зарабатывали, доставались таксистам. У меня был фургон, я нуждался в деньгах, поэтому Пит (я дружил с ним и одно время жил у него дома) сказал остальным, что я мог бы возить их. Мне причитался один фунт в день, что было неплохо: в неделю я зарабатывал семь фунтов, гораздо больше, чем когда работал бухгалтером-стажером, – в то время мне платили всего два с половиной фунта».

 

Джордж: «Нил работал бухгалтером, у него был маленький фургон, поэтому, когда нам понадобились машина и водитель, нам вдруг подумалось, что Нил не откажется подработать и согласится возить пас за пять шиллингов за поездку. Мы сложили всю аппаратуру в фургон, он отвез нас на концерт и с тех пор возил нас всегда. Так он стал нашим администратором».

 

Хантер Дэвис: «В феврале Нил стал дорожным администратором «Битлз», хотя терпеть не мог, когда его так называли. Его обя­занности состояли в том, чтобы забирать Пита и всю технику из «Касба» и отвозить их на место концерта».

 

Нил Аспинал: «Я отвозил ребят в клуб, ехал домой, выполнял задания, по заочному курсу, а позднее заезжал за ними – так все и пошло. Вскоре я окончательно потерял интерес к бухгалтерии, бросил учебу и стал постоянно работать с группой. Это было здорово, так начиналась эпоха рок-н-poлла в Ливерпуле, и это будоражило меня».

 

Бэрри Майлз: «Выступление состоялось днем, в обеденное время».

 

Пол: «Мы начали выступать в клубе «Пещера». Там было душно, сыро, темно, шумно и весело. Как обычно, поначалу слушателей собиралось мало, но потом люди узнали о нас. Мы умели развлечь их. Позднее это умение стало нашим козырем, когда мы играли вживую или делали записи, – мы были неистощимы на выдумки».

 

Джон: «Во времена клуба «Пещера» мы вели себя как нам вздумается, ломали комедию, валяли дурака, спрыгивали в зал – в общем, вытворяли что хотели».

 

Кейт Хартли (барабанщик): «Проходило довольно много времени, прежде чем они [«Битлз»] начинали играть какую-нибудь вещь, на сцене они только и делали, что дурачились».

 

Группа «Свингующие Блу Джинес»: «Слишком громко, хотя в них что-то есть».

 

Хе­лена Джойс: «Они больше нравились, когда гоняли ста­рые номера «Братьев Эверли».

 

Тони Мэнсфилд (ударник группы «Билли Крамер и Дакоты»): «Я впервые увидел «Битлз» на дневном концерте в клубе «Пещера». Но тогда с ними был не Риччи, а Пит Бест. Мы раньше слышали о «Битлз», потому что выступали в клубе «Новенс». Я помню комментарий, который мы все тогда сделали: «Смотрите, какая у него допотопная ударная установка! А какая смешная гитара!». Мы всегда брали пример с группы «Клифф Ричард и Тени». Они всегда выступали в костюмах и были чисто выбриты».

 

Вик Хьюз (ударник группы «Блэквеллс»): «В «Пещере» можно было показать себя и вдоволь поиграть. В клуб частенько приходили антрепренеры, он был витриной Ливер­пуля. «Битлз» понимали свое превосходство, так как действительно были хороши. Леннон был простым, доступным парнем даже на пути к вершине сла­вы. Маккартни же понимал, что талантлив, и знал, че­го стоит. Пол был суперзвездой еще до того, как стал ею».

 

Боб Вулер: «Пит Бест весьма отличался от остальных, и Пол тоже. Он всегда воображал себя лидером, хотя, несомненно, таковым являлся Джон, потому что «Битлз» вышли из «Кворримен», а Джон был лидером этой группы. Тихим был лишь Джордж, зато с ним всегда можно было по­говорить. Его постоянно интересовали только гитары, и я принес ему послушать аль­бом «Лес Пол и Мэри Форд» (Les Paul and Mary Ford), который ошеломил его, так как он ничего по­добного не слышал».

 

Филипп Норман: «Предсказание Боба Вулера полностью сбылось. «Битлз» при­несли Макфоллу шесть десятков дополнительных посетителей из «Эйнтри», «Лизерлэнда» и с Вест-Дерби».

 

Рэй Макфолл: «Они отличались от других и были хорошо сыгранными, вернувшись после трех месяцев мучений в Гамбурге. Другие группы напоминали Клиффа Ричарда и «Тени», но музыка «Битлз» была настолько яркой…».

 

Боб Вулер: «Битлз» были теми, кого я назвал первой рок-н-рольной группой».

 

Джулия Бэрд (сестра Джона): «Вот говорят, «Пещера» создала «Битлз». Но я бы сказала, «Пещера» ничего не создала. Битлы пришли и создали «Пещеру».

 

Филипп Норман: «Макфолл был впечатлен наплывом новых посетителей, и он был потрясен до глубины своей чисто джазовой души «непо­требным видом» битлов. Когда-то увидев группу «Тени», он полагал, что все группы выступают в костюмах. Он сказал Бобу Вулеру, что если «Битлз» хотят и дальше играть в «Пещере», они не должны носить джинсы. На это «Битлз» ответили, что Мак­фоллу лучше заткнуться. Вулер заступился за них, указав Мак­фоллу на преимущество обладания группой, которая, будучи «профессиональной, но безработной», может играть в обеден­ное время в любой из дней недели».

 

Рэй Макфолл (владелец клуба): «Я не мог взять их на среду, четверг был занят современный джазом, в выходные был традиционный джаз, поэтому я ангажировал их на вторник».


61-02-09-CB71

Членская карточка клуба «Пещера».

 

Из интервью Спенсера Лея (Spencer Leigh) с Пэдди Дилэни (Paddy Delaney):

Пэдди Дилэни: После выступления они вошли в [паб] «Грейпс», где я заказал себе выпивку. Их было четверо, Стю не было с ними, и я никогда с ним не встречался. С ними были две девушки, и Пол подсчитывал свои медяки. Миссис Хобсон произнесла: «Ну, джельтельмены, вы уже определились с выбором? В баре есть еще люди, желающие заказать выпивку». Пол попросил две пинты горького, и они все начали его потягивать. Миссис Хобсон обратилась ко мне: «Кто они, Пэт?». «Это жуки (Битлз)», – отвечаю я. «О, они определенно на них походят», – сказала она. Я обратился к Полу: «Я уже год хожу в «Грейпс», и очень дружен с персоналом, а вы все испортили за десять минут». Миссис Хобсон решила, что это была моя вина. Он сказал: «Я сожалею об этом», и я ответил: «В следующий раз, приятель». Я решил, что они мне ненавистны, и демонстративно изо всех сил старался придираться к их музыке.


61-02-09-CD21

Паб «Грейпс». 


61-02-09-CD31
61-02-09-CD41

«Битлз» в пабе «Грейпс», фото 1961 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в клубе «Ля Мистери», Мэгхалл (La Mystery, Maghull).

Вечером, выступление в клубе «Казанова» (Cassanova Club, London Road, Liverpool)».

 

beatlesbible.com: «Клуб «Казанова» был расположен над рестораном «Сэмпсон и Барлоу» в доме 39 на Лондон-Роуд. До этого клуб находился на Дейл-Стрит, но 9 февраля переместился на новое место».

 

«Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Ля Мистери, Мэгхалл. Ничего хорошего. Потом Сэмпсон и Бэрлоу (Sampson and Barlow’s), сыграли только 4 номера, но Сэм заплатил нам 6 [фунтов-стерлингов]».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)