Маккартни и Бест возвращаются в Ливерпуль

2 декабря 1960 г.

 

Майкл Маккартни: «Четыре месяца каторжной работы в кабачках «Индра» и «Кайзеркеллер» по восемь часов игры каждый вечер, выходной – понедельник, обычная диета: кукурузные хлопья и молоко. Вот что вкратце я услышал от Пола. Он и Пит Бест были высланы за неосторожный поджог кинотеатра «Бэмби». Далее Пол рассказал, что купил новые часы, башмаки, плащ, и что они теперь просто «Битлз», без приставки «Серебряные», что теперь они носят пиджаки с кожаными воротниками, что он купил себе электробритву, бархатную рубаху, и, наконец, гитару всего за два фунта! Он продолжал хвастать, но ничто не могло отвлечь от упрямого факта: лодыжки у брата были тонкими и белыми, как палочки, которыми папаша прочищал свои трубки».


60-12-02-BC21

Майкл Маккартни: «На фото Пол вернувшийся после четырех месяцев отлучки из Гамбурга в ванной комнате на Фортлин-роуд».

 

Росс Бенсон: «Заботами отца с помощью домашней пищи и рыбьего жира,  который Пол, по словам Майкла, «ежедневно принимал после обеда», тело было вос­становлено, но гораздо больше времени потребовалось, чтобы вернуть к жизни его дух».

 

Джордж: «Я вернулся в Англию совсем один, но вскоре выяснилось, что одновременно со мной выслали Пита и Пола».

 

Полина Сатклифф: «[После приезда] Пит Бест стал движущей силой [группы], стараясь не только организовать группу, но и вернуть назад все оборудование».

 

thebeatleschronology.com: «Мать Пита, Мо Бест связывается с Петером Экхорном и говорит ему, что гитара Пола и ударная установка Пита все еще находятся в Гамбурге. Петер Экхорн организует отправку инструментов в Ливерпуль».

 

Пит Бест: «Мы с Мо начали действовать и сделали несколько отчаянных звонков Питеру Экхорну. Он был чрезвычайно сочувствующим и пообещал отправить морем наши вещи так быстро, как это будет возможно».

 

Полина Сатклифф: «Стюарт был отпущен полицией после того, как они получили его письменное объяснение, в котором он заявил о своей непричастности к пожару. Об этом он написал 2 декабря в своем письме домой. Я думаю, что Стю расчитывал на помощь родителей: «Какая неожиданность! На прошлой неделе мы закончили свои выступления в Кайзеркеллере. Вмешалась полиция, так как у нас не было разрешения на работу в Германии. Пол и наш ударник Пит были высланы вчера, их доставили в аэропорт в наручниках. Остались только мы с Джоном. Джон уедет домой сегодня вечером (прим. – Джон покинет Гамбург 10 декабря), а я до Рождества останусь у Астрид (ее мать будет меня кормить). Последние несколько дней были весьма беспокойными, и мы не знали, чем все это закончится. Мы предполагали еще поработать в клубе «Топ Тен», но вмешалась полиция. Я не написал сразу, так как сперва хотел уладить тут все дела. Пишите пока на адрес Астрид».

 

Письмо Стюарта матери от 2 декабря 1960 г.: «Дорогая мама, совсем недавно я обрел самых замечательных друзей, самое прекрасное трио из всех, что я когда-либо видел. Я был совершенно очарован их обаянием. Девушка считает, что из всех я самый красивый. Здесь я чувствую себя самым невзрачно играющим членом группы, хотя говорят, что я выгляжу намного лучше, и это рядом с великим Ромео Джоном Ленноном и двумя его верными последователями Полом и Джорджем, этих Казанов Гамбурга. Мы стали в тысячу раз лучше с момента нашего приезда, и Алан Уильямс, который в настоящее время находится здесь, говорит нам, что в Ливерпуле нет группы, которая бы была на таком же уровне.

На прошлой неделе мы закончили свои выступления в Кайзеркеллере. Вмешалась полиция, так как у нас не было разрешения на работу в Германии. Пол и наш ударник Пит были высланы вчера, их доставили в аэропорт в наручниках. В этот раз я был невиновен по обвинению в поджоге, то есть, поджог «Кинотеатра», где мы спим. Я прибыл в клуб, и мне там сказали, что вся полиция Гамбурга ищет меня. Остальная часть группы уже под замком, так что, улыбаясь под ручку с Астрид, я пришел сдаться. В это время я не был в курсе обвинений. У меня забрали все мои вещи, включая очки, и отвели в карцер, где в течение шести часов я просидел на очень жесткой лавке без еды и питья за плотно запертой дверью. Я подписал показания на немецком языке, что я ничего не знал о возгорании, и они меня отпустили. На следующий день Пол с Питом были высланы и отправлены домой на самолете. Мы с Джоном остались без денег и работы.

Полиция запретила нам работать, поскольку мы уже подлежали высылке за нелегальную работу в этой стране в течение нескольких месяцев. На следующий день Джон отправляется домой. Я остаюсь до января у Астрид дома. Сейчас она отмывает с меня всю гадость и грязь, накопленную мною за несколько месяцев. Боже, как я ее люблю. Единственное, и я в этом уверен, что я здесь ненавижу, это жестокость. Здесь ее так много. В прошлый вечер я слышал, что Джон с Полом собираются в Париж, другими словами, группа распалась. Для меня это звучит дико. Я в это не верю. Стюарт».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)