«Тафай шоу!» Бруно Кошмидера

10 октября 1960 г.

 

Бэрри Майлз: «Выступление групп «Битлз» и «Рори Сторм и Ураганы» в клубе «Кайзеркеллер»».

 

Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Нас пригласил Уилли, хотел, чтобы мы подписали продление контракта. Мы отказались. Получили дополнительно денег, отправил домой 80 марок».

 

Бэрри Майлз: «Алан Уильямс приехал в Гамбург. У «Битлз» были проблемы с выступлениями на сцене клуба «Кайзеркеллер», который был намного больше предыдущего: они выглядели замороженными восковыми фигурами».

 

Алан Уильямс: «Теперь происходила очень странная вещь. [До этого] «Битлз» жаловались на крохотные подмостки «Индры», стесняющие их движения. Но в «Кайзеркеллере», на гораздо более просторной сцене, они, казалось, примерзали к одному месту».

 

Бэрри Майлз: «Кошмидер пожаловался Уильямсу, который прикрикнул: «Устройте представление, парни!», и призвал их быть энергичнее».

 

Алан Уильямс: «Когда я приходил посмотреть на их выступление в «Кайзеркеллере», я кричал им на сцену: «Шевелитесь, ребята, давайте, покажите шоу! Двигайтесь! Подрыгайте ногами!».

 

Бэрри Майлз: «Кошмидер, кто не говорил по-английски, подхватил это, скандируя: «Мач шоу!». Потом, всякий раз, когда они замедлялись, или выглядели уставшими, Кошмидер подгонял их этим «Мач шоу!».

 

Алан Уильямс: «Немецкая аудитория переняла мои крики, и вскоре по всему Репербану разносилось ночным хоровым призывом: «Тафай шоу!». «Тафай» – это ближайший вариант произношениями немцами английского «давай». «Тафай шоу, «Битлз», тафай шоу, камрады!».

 

Полина Сатклифф: «В своем письме Кену Хортону Стю пишет: «Сейчас примерно шесть часов утра. Сел писать тебе письмо, потому что не могу заснуть, но я еще в состоянии прочитать написанное. Только что я принял решение, что в Рождество я упаковываю свои чемоданы и возвращаюсь в наш клуб – ну ты знаешь, старые джинсы и свитер, в руках альбом и карандаш. Я думаю, что если я вернусь, то смогу еще что-нибудь сделать для себя.

Возвращение назад немного меня пугает. Сейчас я тут приболел, у меня расстройство желудка и горло горит, один Бог знает, я дымлю как паровоз – до 40 сигарет в день. Моя подруга в Ливерпуле, – та, которой я пишу письма, – не написала мне ни строчки за последние две недели. В последнем письме, что она мне написала, она сообщила, что одна из девушек заявила, что беременна от меня. Как это ни смешно, но я впервые слышу, что я будущий отец.

Если бы я обладал более хорошим музыкальным слухом, я мог бы расставить по комнате пустые ведра разных размеров и во время дождя, так как с потолка в дождь капает, слушать что-то подобное музыке, а не те навевающие уныние звуки от падающих на пол и кровать капель дождя.

Было бы славно, если к Рождеству я бы смог вернуться домой. Скорее всего, что без гитары – если смогу, то я ее продам. Ты можешь, конечно, мне возразить, но если бы не ты (это мое мнение), по возвращению я был бы абсолютно одинок. У меня никогда не было друзей».


60-10-10-BC21

Гамбург 1960 г.



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)