“Битлз” начинают посещать гамбургское отделение Общества британских моряков

3 сентября 1960 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в Пулели, в танцевальном зале «Рок-н-Калипсо» дома отдыха «Батлин» (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, North Galles).

Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Рори Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр)».


60-09-03-BC21 60-09-03-BC31

Ринго: «Работая в лагере, мы приобрели бесценный опыт. Та публика (из Пулели) нам здорово мешала, а когда кто-нибудь из слушателей желал заказать песню, то она обязательно была такой, о которой мы никогда не слышали, так что приходилось выкручиваться и подбирать ее на ходу либо играть то, что хотелось нам самим, не обращая на их вопли никакого внимания. И, что самое важное, мы играли без каких-либо временных ограничений. Я научился всему у Рори – его группа была по-настоящему профессиональной. Я прошел в Батлине серь­езную школу игры на ударных. Вот чем я занимался, пока Джон, Пол и Джордж знакомились друг с другом».

 

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Индра», Гамбург».

 

(условная дата)

 

Филипп Норман: «Дневное времяпровождение заметно улучшилось после того, как однажды, во время прогулки среди доков, они обнаружили гамбургское отделение Общества британских моряков. Иссле­дования показали, что это внушительное четырехэтажное зда­ние является такой же «Миссией», какая стоит среди ливерпульских доков, с тем же благотворительным участием в моря­ках, сошедших на берег в иностранном порту».

 

Тони Шеридан: «В середине дня мы обычно ходили в английское морское представительство – «Сименс Мишн», где собирались все английские музыканты, выступавшие в Гамбурге».

 

Тони Денджерфильд (очевидец, часто бывавший в Гамбур­ге в то время): «Парни из разных групп плохо знали друг друга, потому что играли в разных клубах примерно в одно и то же время, встречались все англичане обычно в «Сименс Мишн»».

 

Филипп Норман: «Глава этой резиденции, Джим Хоук, был здоровенным лон­донцем, который прибыл в Гамбург вместе с передовыми частя­ми войск союзников. Одно время он работал надзирателем в нюрнбергской тюрьме. А сюда он и его жена, немка Лило, поступили работать лишь за несколько месяцев до встречи с «Битлз». Оказалось, что они встречались с отцом Стю Сатклиффа, все еще плававшим вторым механиком на линии «Бут».

Хоук, человек с мягким сердцем, скрывавшимся под сержант­ской внешностью, предоставил ливерпульским музыкантам та­кие же привилегии, что и морякам, находящимся вдали от дома. Самым привлекательным в этом доме, с точки зрения «Битлз», были английские завтраки, которые готовила пожилая немка фрау Прилль, знавшая секрет приготовления настоящей английской жареной картошки».

 

Тони Шеридан: «Здесь можно бы­ло выпить чашку настоящего крепкого чая и прилично поесть, если были деньги, конечно».

 

Джордж: «Денег у нас почти не было. Хватало только на еду. Так что, гордиться было нечем. Но в остальном это был кайф».

 

Джим Хоук: «По-моему, у них никогда не было денег. Они всегда тщательно пересчитывали мелочь и заказывали самое дешевое – бифштекс, яйца и картошку, за что я брал с, них 2,8 марки (25 пенни). И большие поллитровые кружки с молоком. А иногда они брали целый бидон».

 

Тони Шеридан: «Питались мы самой дешевой пищей, какую только удавалось раздобыть – бобы и кукурузные, хлопья, в основном».

 

Джим Хоук: «С ними [с «Битлз»] не было никаких беспокойств – это я всегда смогу подтвердить. Они выглядели приятными, спокойными и воспи­танными ребятами. Они даже не курили тогда. Они сидели и играли в шашки, или же поднимались наверх и играли в пинг-понг с моей дочерью Моникой. В комнате рядом с баром у нас стояло старое пианино, присланное благотворителями из Англии. Они пользовались им, точнее Джон и Пол, для сочинения своих песен. У нас была неплохая библиотека. Я ставил чемодан с книгами на столик перед диваном, на котором они обычно сидели. Они любили читать, но никогда не брали книги с собой. Они сказали, что не очень-то почитаешь там, где они живут».

 

Пол: «Я читал Шекспира, Дилана Томаса и Стейнбека, поэтому в Гамбурге мы чувствовали себя как студенты и немного как артисты: «Когда-нибудь это пригодится для мемуаров». Мы воспринимали его иначе, чем другие группы. По-моему, мы видели его глазами Дилана Томаса, как если бы это он приехал в Германию. Этот период богат воспоминаниями, потому что мы словно сорвались с цепи».

 

Джим Хоук: «Они приходили где-то в одиннадцать утра и оставались до трех-четырех вечера. Выглядели они совершенно подавленными. Я выглядывал из бара и видел всех пятерых, сидящих вокруг стола в молчании, с отрешенными взглядами. Я видел такой взгляд у людей, которые очень долго были в море, вдали от дома».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)