Архив рубрики: История

Выступление в Милуоки

4 сентября 1964 г.

 

 

 

В этот день поступил в продажу сингл Рольфа Харриса с песней «Ринго в президенты» (Ringo for President).

Ещё в марте 1964 года журналист Эл Ароновиц написал в «Сандей Ивнинг Пост» следующее: «Ринго — самый популярный из «Битлз» в Америке. Одним поворотом головы он повсюду вызывает у подростков пронзительные вопли. «Рииинго! Рииинго!» — кричат подростки».

Британский музыкальный журналист Пенни Валентайн написал мелодию под названием «Я хочу поцеловать Ринго, до свидания» (I Want to Kiss Ringo Goodbye). В те дни, в отличие от Ринго, никто из остальных «Битлз» не мог похвастаться тем, что его упоминали на виниле.

В июле 1964 года в Сан-Франциско большая группа фанатов носила значки Ринго во время национального конгресса Республиканской партии в Коу-Пэлэс, надеясь собрать голоса и отвлечь внимание от сенатора Барри Голдуотера. Движение «Голосуй за Ринго» произвело достаточно шумихи, и оно заслужило упоминание в книге Теодора Уайта «Создание президента». В некотором смысле Ринго стал товаром года. Значки «Я люблю Ринго» продавались больше других битловских товаров.

Когда Ринго спросили о том, что он думает по этому поводу, он сказал следующее: «Ну, это довольно… удивительно!», но признал, что не обладает «политическим мышлением».

 

 

 

Группа покидает Индианаполис. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

На снимке справа от Ринго пролицейсккий Джек Маркс, который провел для него обзорную экскурсию. Фото Фрэнка Фиссе.

 

Джордж: «Индианаполис — хороший город. Перед отлетом, по пути в аэропорт, нас в «кадиллаке» провезли по овальному треку «Инди». Это было классно. Я не мог предположить, что этот трек окажется столь длинным; было здорово видеть трибуны, виражи и место, где гонщики обычно финишируют».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «Мы сопроводили «Битлз» в аэропорт. Незадолго перед вылетом, Ринго Старр сказал мне: «Спасибо за хорошо проведенное время».

За всё время, что мы провели вместе, я не попросил у него автограф и не сфотографировался с ним. Опасаясь, что вокруг семьи возникнет нежелательная шумиха, я попросил своих детей не рассказывать никому о визите Ринго Старра».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда в Муниципальном аэропорту Вейр-Кук «Битлз» поднялись в свой зафрахтованный самолет, они стали богаче на 85 231,93 доллара больше. 1719,02 доллара были вычтены в качестве налога штата на доход юридического лица. В прессе велись споры о том, считается ли компания «НЕМС» иностранной корпорацией. Если нет, то они должны федеральному правительству еще 42 000 долларов».

 

 

 

 

В Индианаполисе некоторые из поклонниц решили, что было бы здорово собраться вместе и надеть жилетки с буквами, чтобы, когда они все выстроятся в ряд, появилось слово «Битлз». Они стояли в аэропорту и махали на прощание.

 

 

 

 

Они привлекли внимание Пола Маккартни, который подошел к ним попрощаться.

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «За всё время пребывания в гостиничных номерах Битлы были, фактически, заключенными. Они не могли покинуть свои комнаты. На борту самолета они ели, пили, ходили по салону туда-сюда и играли в покер с сопровождающими их артистами.

Хотя мы поинтересовались, никто не мог сказать нам, какую еду любили «Битлз». Единственная информация, которую мы получили, выглядела как «сок и кукурузные хлопья». На борт самолета доставлялись указанные продукты, и время от времени они пили апельсиновый сок и упоминали, что ели кукурузные хлопья в отелях, но они не ели их в самолете. Стюардессы отвечали за смешивание напитков, а также за заказ и подачу блюд. Вскоре после начала турне я начала беспокоиться по поводу того, что «Битлз» ели не так охотно, как я думала. Я расспросила их о том, что они едят дома в Англии, после чего стала сама заказывать им питание. Наша американская еда была слишком острой и слишком разнообразной во многих отношениях. Когда это было возможно, я посещала компании, которые занимались доставкой пищи, знакомилась с тем, что у них было. Таким образом я заказала для них баранину, ростбиф, картофель и аналогичные продукты, и с радостью наблюдала, что «Битлз» стали есть с большей охотой. Они сказали мне, что питались только на борту самолета

Они поразили меня своими знаниями о Штатах, потому что у них не было возможности увидеть какую-либо страну, а также вопросами о самолете и множестве других предметов. Они были очень хорошо начитаны, и я поняла, что они должны проводить много времени за чтением и изучением в течение всех этих долгих часов, проведенных в комнатах. Как бы молоды они ни были, было очевидно, что и Джон, и Пол были гениями, как и Джордж с Ринго.

К тому времени Джон уже опубликовал небольшую книгу. В самолете он много времени писал, удивив меня своим методом. Во время отдыха Джон всегда носил спортивную куртку с накладными карманами с обеих сторон. В левом кармане куртки он держал кучу крошечных чистых листков бумаги. Задумавшись, он доставал один из них, записывал несколько слов и перекладывал в свой правый карман. Я сама занималась писательским творчеством, но за всю свою жизнь никогда не видела, чтобы кто-то из писателей поступал аналогичным образом. Но я полагаю, что Джон поступал так исходя из сложившихся обстоятельств. Я никогда не спрашивала его об этом, но уверена, что в своем гостиничном номере он доставал крошечные листочки и переписывал песню или стихотворение, над которыми работал.

Брайен Эпстайн меня удивил. В целом я ожидала, что он либо руководит группой, либо играет большую роль в управлении, но если он что-то делал или говорил, то это было незаметно. В начале турне я села рядом с ним и спросила, есть ли у него какие-либо пожелания или инструкции относительно турне. Он выслушал меня, выражая удивление на всё, что я спрашивала. Пожав плечами, Брайен произнес: «Битлы могут делать все, что хотят».

Много времени Брайен с выражением гордости и удовольствия просто наблюдал за Битлами и их выходками, подобно тому, как родитель смотрит на своих детей. Красиво одетый, очень тихий, очень сдержанный, очень английский. Мне нравился Брайен, хотя я никогда не знала его хорошо».

 

Нил Аспинал: «Брайен держал все в своих руках, что именно — не знаю, но держал. Если он говорил, что они будут играть в Милуоки, они играли в Милуоки. Брайен был менеджером, и, если он устраивал концерт, они выступали, а жаловались только потом: «Больше нам не надо таких выступлений» или «Мы не хотим двойных шоу — двух концертов за один вечер, это слишком утомительно». Но все это они говорили после концертов, а не перед ними. Если у «Битлз» было запланировано выступление, они отрабатывали его».

 

 

 

Во время полета в Милуоки Пол забрал у Мэла значок с надписью «В преисподнюю с Битлами», который тот получил от бортинженера Роберта Миллера. Миллер в шутку одевал его, находясь в самолете. Руби Хикмен — сотрудница по связям с общественностью авиакомпании «Америкен Флайерс», заставила его снять значок.

 

 

 

Пока поклонники в аэропорту Милуоки ждали прибытия «Битлз», Боб Барри [диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»] воспользовался возможностью, чтобы взять у них интервью. Фото Боба Льюиса.

 

Боб Барри (диск жокей): «Определенно в то время я не понимал, какое влияние «Битлз» оказали на поколение, культуру и мир. Я думал, что всё это было весело. Подростки сходили с ума. Я никак не мог подумать, что и через 50 лет мы будем продолжать говорить об этом».

 

 

 

Поклонники в ожидании «Битлз» в аэропорту Милуоки. Они появились в аэропорту уже 3 сентября 1964 года, тогда как самолет с «Битлз» прибудет только в 16:30 4 сентября.

 

 

 

Поклонники группы с полутораметровыми изображениями Джона, Ринго и Джорджа ждут прибытия Потрясающей Четверки в Милуоки. Поклонник с изображением Пола прибудет чуть позже. Поклонники терпеливо ждали прибытия «Битлз» — некоторые более 20 часов.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Самолет прибыл во второй половине дня в аэропорт Милуоки (сейчас международный аэропорт «Митчелл»). В аэропорту их встречало около семисот поклонников».

 

 

 

 

 

Джозеф Санек (помощник директора аэропорта, 1964): «У нас было около 50 звонков за последние три дня. Как правило спрашивают, во сколько прибывают «Битлз», чего мы не знаем».

 

beatlesbible.com: «Поклонников с трудом сдерживали пятьдесят полицейских и тридцать помощников округа. Взлетное поле было огорожено временным ограждением, рядом стояли пожарники с шлангами. В какой-то момент около ста фанатов прорвали оцепление и бросились к приближающемуся самолету.

К разочарованию сотен поклонников, после приземления «Битлз» были доставлены в штаб Национальной гвардии на восточной стороне аэродрома, находящегося вдали от толпы».

 

 

 

 

 

Автомобиль радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай» в аэропорту с почтой и подарками от поклонников.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Полицейские заставили «Битлз» скрытно покинуть международный аэропорт «Митчелл», вместо того чтобы позволить им поприветствовать своих поклонников».

 

Дерек Тейлор: «Когда это возможно и даже когда это почти невозможно, «Битлз» всегда стараются сделать так, чтобы самолет останавливался перед терминалом, чтобы они смогли поприветствовать поклонников. Мы никогда не принимаем решение ни в воздухе, ни на земле, чтобы избежать поклонников».

 

Пол: «Нам сказали об этом только тогда, когда мы приземлились. Один из сотрудников агентства поднялся на борт и сказал, что так решила полиция. Поэтому мы отправили его обратно. Идите и спросите у начальника полиции, можем мы хотя бы проехать мимо поклонников в машине, и это самое малое, что мы можем сделать. И нам снова ответили отказом».

 

Раймонд Дал (инспектор полиции, 1964): «Мы связывались с представителями «Битлз». Мы ожидали от них гораздо больше информации, чем то, что они нам дали».

 

beatlesbible.com: «Затем их отвезли на лимузине в отель».

 

 

 

 

 

 

 

Группа остановилась в мотеле «Коуч Хаус».

 

 

 

 

 

Шелдон Сегел (архитектор отеля): «Отель был построен за несколько лет до приезда «Битлз». Жилые помещения группы располагались на седьмом этаже. Это было большое пространство, с окнами на Висконсин-авеню, с двумя спальнями — каждая с двуспальной кроватью — и видом на восток, юг и запад».

 

 

 

 

 

 

Первые поклонники «Битлз» появились возле отеля рано утром.

 

 

 

Четыре девушки заранее разбили лагерь перед отелем, в котором, по слухам, должны были разместиться «Битлз». Их предположение было правильным.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В отеле задержали четырех девушек, которые всю ночь провели в котельной, чтобы увидеть «Битлз».

На улице раздраженные ухажеры поклонниц «Битлз» вышли на улицу с транспарантами «Жуки убирайтесь отсюда».

 

 

 

«В преисподнюю с Битлами».

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «В отеле состоялась пресс-конференция. У Джона Леннона болело горло, поэтому он отсутствовал».

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы будете делать после окончания гастролей?

Джордж: Мы вернемся в Англию. У нас будет пара дней отдыха, а потом мы пойдем в студию. После этого у нас начнутся гастроли в Великобритании.

Вопрос: Кто оказал на вас самое большое влияние в американском рок-н-ролле?

Пол: В самом начале это был Элвис, потому что у нас были все его первые пластинки. Ещё Карл Перкинс, а впоследствии чернокожие американские исполнители, как Мэрвин Грэй.

Вопрос: Что вы скажете о песнях, которые вы написали для других исполнителей, скажем о «Мир без любви» (World Without Love)?

Пол: Мы написали её год назад, и, по моему мнению, она не очень удачная.

Ринго: А мне нравится.

Пол: Ринго был единственный, кому она нравилась, пока Питер и Гордон не попросили её записать. И мы сказали «конечно», потому что она нам не нравилась.

Джордж: Она вызывала у нас смех, потому что первая строчка была такой: «Пожалуйста, посмотри на меня». Смешно.

Вопрос: Какие книги вы читаете?

Джордж: У нас не так много времени на чтение, но мы читаем общеобразовательные книги.

 

 

 

 

 

Ринго: Это то, что он читает. Я читаю комиксы.

Вопрос: Как вы относитесь к тому, что вас рассматривают как социологический феномен, а не как музыкальную группу?

Пол: Как социологический феномен, а не как музыкальную группу? Я даже не понимаю, о чем речь.

Вопрос: Вас не беспокоит, что вас так называют?

Пол: Нет, мы всего лишь группа. Нас не сильно беспокоит то, что о нас думают.

Джордж: Просто какие-то люди так написали. Это их беспокоит, но не нас, и это не должно беспокоить других людей.

Вопрос: Пол, когда вы с Джоном пишете песни, один из вас сочиняет текст, а другой музыку?

Пол: Нет. Иногда Джон напишет строчку, я напишу следующую строчку, потом я напишу музыку, а он напишет следующую строчку.

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о других группах, копирующих ваш стиль?

Джордж: Это преувеличение, что кто-то нас копирует. Мы об этом не думаем. Успешные в своем большинстве не нуждаются в копировании.

Вопрос: Вы можете что-нибудь сказать о публикациях, что пишут о вас?

Пол: Нет, так как пишут всякую чепуху. В основном неправду.

Вопрос: Кто-нибудь из вас думал написать о себе сам?

Джордж: Нет, потому что никому из нас не нравится выставлять себя идолом, которому поклоняются. Мне это ненавистно.

Пол: Всегда не любил тех в индустрии развлечений, кто поучает. Не наше это дело, поучать. Наша работа – развлекать.

Вопрос: Думаете, вам удастся сохранить тот баланс, который у вас есть?

Джордж: Мы можем сохранить баланс, потому что нас четверо, и мы вместе.

Вопрос: Сегодня вечером вы выйдете на сцену, и вас встретят крики и вопли. Что вы об этом думаете?

Джордж: А нам нравится. Это здорово для атмосферы в зале, знаете ли.

 

 

 

 

 

Вопрос: Вам больше нравятся девушки в платьях или брюках?

Ринго: В платьях.

Вопрос: Вам нравится, как вас разместили здесь, в Милуоки?

Пол: Очень хорошо, а вам нравится?

Вопрос: Что вы думаете о некоторых нелепых поступках поклонников?

Пол: Ну, нет ничего нелепого, когда люди радуются.

Вопрос: Мы слышали, что вы сделали короче свои выступления?

Джордж: Нет, никогда так не делали. Не делали ни разу с того времени, как прибыли в Америку. Если мы так сделаем, то станем непопулярными. Обычно минут тридцать или тридцать пять, но мы не пользуемся секундомером.

Пол: В Голливуде было сделано объявление, что если все будут вести себя тихо, то мы будем выступать в течение часа. Мы вышли и отыграли свою обычную программу. Зрители вели себя очень хорошо, но решили, что мы их обманули, потому что им так сказали.

Ринго: Мы никогда не играли более получаса.

Ведущий: Говорят, что в Атлантик-Сити вы сократили свое выступление до пятнадцати минут.

Джордж: Нет, такого никогда не было. Возможно, что мы исполняли песни немного быстрее.

(смех)

Вопрос: Где бы вы хотели жить, если бы переехали в Соединенные Штаты?

Джордж: Думаю, что выбрал бы какой-нибудь город, но, скорее всего, жил бы в штате Флорида или Калифорния.

Вопрос: Что вы делаете в свое свободное время?

Джордж: Чаще всего у нас нет свободного времени. А когда случается, то бездельничаем дома, посещаем рестораны и клубы, слушаем пластинки, видимся с друзьями, понимаете, занимаемся обычными вещами.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На пресс-конференции Пол Маккартни назвал полицию Милуоки «никчёмной», потому что полицейские заставили «Битлз» скрытно покинуть международный аэропорт «Митчелл», вместо того чтобы позволить им поприветствовать своих поклонников.

На вопрос, знают ли они что-нибудь о Милуоки, Ринго Старр ответил: «Я слышал о пиве, которое сделало его знаменитым».

 

 

 

Город Милуоки, являющийся родиной компании «Миллер», называют «пивоваренной столицей Америки». 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В ответ на вопрос о том, что будут делать участники группы, когда пузырь лопнет, Джордж Харрисон ответил: «Будем играть в хоккей на льду».

 

 

 

 

Боб Барри (диск-жокей): «Во время пресс-конференции я держал микрофон в руке, так как у меня не было подставки для микрофона».

 

Боб Барри (диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»): «1964 год был важным для «Битлз», и это был год, когда появилось много замечательной музыки разных направлений: «Мотаун», серф-мюзик, ритм-энд-блюз и кантри. Мы ставили в эфире всё, включая стандартные хиты поп-музыки. Это случилось весной 1964 года, когда наш музыкальный директор Арлин Куир позвонила нам на радиостанцию и спросила, почему в наших программах так много зарубежных исполнителей. К этому времени в первой десятке самых популярных песен «Даблви-Оу-Кей-Уай» было три песни «Битлз».

На самом деле, наш плейлист в то время включал рок, кантри и разную легкую музыку, что по любым критериям можно было назвать странным подбором. Когда началось британское вторжение, я не верил в то, что эти песни были настолько хороши по сравнению с теми, что мы играли, и удивлялся, почему я должен ставить в эфире песню «Я хочу держать тебя за руку». Это что, меня нужно учить музыке?

Но телефоны перегревались из-за звонков кричащих девочек, умоляющих чаще транслировать Потрясающую Четверку, термин, придуманный публицистом «Битлз» Тони Бэрроу. После этого я проигрывал все их пластинки с обеих сторон. Один военнослужащий, дислоцированный в Германии, прислал мне экземпляр самой продаваемой пластинки в Германии с песнями «Komm Gib Mir Deine Hand» и «Sie Liebt Dich», немецких версий «Я хочу держать тебя за руку» и «Она любит тебя». Мне сказали, что я был первым диск-жокеем, кто поставил в эфире эту пластинку в Соединенных Штатах. Если бы они записали пластинку на языке, о котором никто никогда не слышал, то она все равно стала бы хитом.

Однажды в начале 1964 года я был в кабинете музыкального директора, когда мне позвонил человек, который сказал, что занимается организацией выступления «Битлз» в Милуоки 4 сентября 1964 года. Он выяснил, что я был любимцем у битловских поклонников в Милуоки и хотел, чтобы я был ведущим концерта. Это был Фрэнк Фрид из «Трайенгл Театрикэл Продакшинз». В то время я зарабатывал около 150 долларов в неделю. Я спросил его, сколько он заплатит. Когда он ответил, что работа ведущего не оплачивается, я отклонил предложение. До этого мне платили за каждый концерт, который я вёл. Я рассказал о звонке Фрида нашему музыкальному директору [Арлин Куир], и она сказала мне, что я сошёл с ума и потребовала, чтобы я немедленно ему перезвонил. Я так и сделал, но к этому времени он уже договорился с диск-жокеем с конкурирующей рок-н-ролльной станции. Фрид объяснил, что это не окончательно, и он ещё свяжется со мной. Он перезвонил и сказал, что другой диск-жокей будет представлять публике разогревающих артистов, а я буду представлять «Битлз».

 

Дуэйн Дадик (журнал «Милуоки Сентинел», 2014): «Это было плохой новостью для Эдди Дусетта, ди-джея радиостанции «Даблви-Эр-Ай-Ти», который уже согласился принять участие в концерте. В конечном итоге он представлял разогревающих артистов».

 

Боб Барри (диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»): «Продажей билетов занималась компания «Топпинг энд компэни интернейшнел хаус». Её владелец Ник Топпинг был опытным промоутером, организовавшим выступления Мириам Макебы, Джоша Уайта, Пита Сижера и других. В феврале 1964 года, сразу после того, как «Битлз» три воскресенья подряд появлялись на шоу Эда Салливана, он связался с чикагской компанией «Трайенгл Продакшинз» и предложил организовать выступление группы в Милуоки».

 

Ник Топпинг (промоутер): «Мы тогда не знали, что из себя представляют «Битлз», но мы видели, как их любят».

 

Боб Барри (диск жокей): «Они согласились. «Трайенгл Театрикэл Продакшинз» напечатали программу концерта «Битлз» 4 сентября в Милуоки и концерта в Чикаго на следующий вечер».

 

beatlesbible.com: «Билеты, стоимостью в 2,50, 3,50, 4,50 и 5,50 долларов и поступили в продажу в апреле 1964 года. В течение недели все 12 000 были проданы».

 

 

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «С четырех часов утра возле арены девушки выстроились в очередь в надежде оказаться рядом с «Битлз». Некоторые из поклонниц пытались спрятаться в Арене за неделю до концерта».

 

Элмер Кран (менеджер Арены, 1964): «Во время концерта буфеты работать не будут. Я получу меньше дохода, но я не хочу никаких ненужных перемещений между рядами».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Милуоки к ним в раздевалку доставили мешки с почтой, коробки с печеньем и вышитые бюстгальтеры».

 

 

 

Вид на Арену.

 

 

 

 

Многие поклонники пришли заранее. На снимке Кэтрин Сливовски, Кристина Миллер, Кетрин Зепс, Памела Моджеевски, Карен Пол, Мэри Ратайчак и (сзади) Кэрин Марш.

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «Битлы вошли через дверь восточной сцены со стороны Четвертой улицы и Стейт-Стрит. Билетёры, полицейские и охранники Арены стояли плечом к плечу перед входом. Добровольцы Красного Креста принесли двадцать коек и двести фунтов льда. Всё это пришлось кстати, потому что десять девочек пришлось приводить в чувство после обморока и истерии, а ещё семи оказать помощь от ушибов, порезов и носовых кровотечений. Одна из девушек, которая присутствовала на концерте, сказала мне, что она накануне купила новый наряд и вечером перед сном сделала завивку: «В этот вечер мы должны выглядеть идеально, потому что «Битлз» могут на нас посмотреть».

 

beatlesbible.com: «В концерте также принимали участие группа «Билл Блэк Комбо», группа «Экситерс», Кларенс Генри и Джеки ДеШеннон».

 

Боб Барри (диск жокей): «Концерт в Милуоки начался в восемь часов вечера, когда на сцену вышла группа «Билл Блэк Комбо».

 

 

 

Выступление группы «Билл Блэк Комбо».

 

Боб Барри (диск жокей): «После группы «Билл Блэк Комбо» выступал Кларенс Генри, затем группа «Экситерс» и Джеки ДеШеннон.

Джеки сказала мне, что она решила исполнить свою программу в быстром темпе, чтобы подростки смогли петь и высвободить ту часть энергии, которую они накопили для «Битлз». Она сказала: «Эти кричащие девушки пришли посмотреть на «Битлз», так что лучше бы им хорошо размяться перед встречей со своими кумирами».

Как только Джеки ДеШеннон закончила своё выступление, дорожный менеджер «Битлз» сказал мне, что пора выходить на сцену. Я вышел в безупречном костюме от «Шеркова» и с адреналином в крови. Но «Битлз» ещё не было в здании. Поэтому мне пришлось около пятнадцати минут (которые показались мне часами) заполнять паузу рассказами о косматых парнях из Ливерпуля и всех городах, в которых они выступали, что они ели, пили и всем подобным, что мне приходило в голову. Я также изложил правила, которым нужно следовать, если они хотят, чтобы концерт продолжался, так как местный промоутер Ник Топпинг беспокоился о возможных травмах. Наконец, в девять часов вечера и десять минут к сцене в темноте вышли «Битлз».

Перед тем, как они поднялись, зажглись огни. На них были синие костюмы и ботинки на высоких каблуках. Я прокричал слово «Битлз», но меня уже никто не слышал. Вы не можете себе представить, какой был крик».

 

Бернис Буреш (газета «Милуоки Сентинел», 5 сентября 1964): «Арена затрепетала, когда длинноволосые вокалисты начали продвигаться к сцене сквозь полицейский кордон. Насколько ещё громче могут быть крики, пока ещё не достигшие болевого порога восприятия? Со всех сторон заполненной арены засверкало столько фотовспышек, что на мгновение она стала ярче дневного света. Эту яркость можно сравнить с тем, как это выглядит фильмах, сопровождающих ядерный взрыв.

Маккартни обратился к девушкам, сказав, как можно было это понять, что они могут хлопать в ладоши. Его не было слышно, но его поняли».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Они начали с песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There). Эти обросшие чужаки из Ливерпуля выглядели более привлекательно, чем в телепередачах Эда Салливана».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На концерте Ленор Барчак сидела в первом ряду. Как получить места в первом ряду на концерт, на который практически невозможно достать билет? Подруга её сестры, Марлен, зашла в билетную кассу и предложила свою помощь промоутеру концерта Нику Топпингу, предложив отвечать на телефонные звонки. «Может быть, именно поэтому мы оказались на местах в первом ряду», — сказала Ленор».

 

 

 

 

Ленор Барчак: «Я была на концерте с сестрами Шарон и Сью и подругами Кей и Марлен, но, несмотря на наши замечательные места, музыки мы расслышали не много. Я услышала первую ноту первого аккорда, но с этого момента «Битлз» были полностью заглушены тысячами кричащих девушек. Мы тоже кричали!»

 

Джеральд Клосс (репортер журнала «Милуоки»): «Их выступление было чем-то особенным. Расслышать можно было очень немного, потому что как только они начали петь, как только они начали что-то делать, эмоции, крики радости аудитории заглушили звук музыки. Время от времени можно было услышать слово или два, по которым можно было понять, что это была за песня».

 

Бернис Буреш (газета «Милуоки Сентинел», 5 сентября 1964): «Девушкам нравилось всё, любая мелочь. Как Джон Леннон сделал несколько смешных смешных жестов и, конечно, он не выглядел больным. Как Джордж Харрисон моргнул своими длинными ресницами. Как Ринго Старр, сидящий за барабанами, начал петь, что всех восхитило».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Брюсу Агаки повезло, потому что он сидел рядом с акустическими колонками. Это позволило ему слышать музыку и тексты песен. «Вся атмосфера была захвачена происходящим на сцене», — вспоминает он».

 

Брюс Агаки: «Крики были такими громкими, что я таких никогда не слышал, и не прекращались, пока они не покинули сцену».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Во время выступления иногда энергичный звук бас-гитары или пения прорывался через шум восторженной публики».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На концерте «Битлз» в Милуоки-Арене поклонники демонстрировали весь спектр эмоций. Эта фотография была опубликована в «Милуоки Джорнел» 27 сентября 1964 г.

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Джеки Грэнди была подростком, когда пришла на концерт «Битлз» со своими двумя лучшими подругами, Бонни и Кэти.

В школьные дни мы встречались на автобусной остановке и слушали по радиоприемнику [программы] Боба Барри. Однажды утром он сказал, что собирается сыграть новый сингл группы «Битлз», и мы в тот раз впервые услышали песню «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?). Когда песня закончилась, мы стояли, плакали и думали, что это самая красивая песня из всех, что мы слышали».

Грэнди с подругами сидели в середине зала на левой. Им не очень хорошо было видно сцену и трудно было расслышать музыку. «Но, как и большинство девушек, мы кричали и плакали на протяжении всего концерта. У всех макияж стекал вниз по лицу».

Они также купили торт в форме гитары и попытались передать его группе. Не уверен, что ей удалось подарить торт, который она купила для них».

 

Джеки Грэнди: «Перед концертом мы заказали в кондитерской торт в форме гитары. Мы доставили его Бобу Барри на радиостанцию «Даблви-Оу-Кей-Уай» на бульваре Шермана и надеялись, что он передаст его Битлам».

 

Боб Барри (диск жокей): «Я сфотографировал торт перед тем, как подарить его детской больнице, вместе с другими подарками, которые поклонники передали мне для группы».

 

beatlesbible.com: «Во время концерта около восемнадцати представителей Красного Креста оказывали первую помощь».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Они выступали около тридцати минут. Когда концерт закончился, возник момент паники, и все подались вперед, потому что появился слух, что снаружи стоит автомобиль, и, возможно, они смогут дотронуться до «Битлз». У главного входа возникла давка. Мой сын, который был со мной, испугался, потому что толпа могла растоптать маленького ребенка».

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «Перед тем, как я покинул «Арену», пресс-секретарь «Битлз» сказал мне, что завтра в десять часов утра я могу подойти в отель «Коуч Хауз», где они дадут интервью».

 

beatlesbible.com: «После концерта поклонники собрались возле отеля. Некоторые из них простояли перед зданием всю ночь».

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На следующий день газета «Милуоки Сентинел» выйдет с заголовком: «Битлз завоевывают город!» Да, с восклицательным знаком».

 

 

 

Выступление на арене выставочного центра Индианаполиса, штат Индиана (State Fair Coliseum, Indianapolis, Indiana)

3 сентября 1964 г.

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Получив ацетатную демо-пластинку с записью в «Голливудской чаше» Джордж Мартин пришел в ужас от качества материала предполагаемой пластинки и блокировали ее выход к неудовольствию представителей «Кэпитол», которые на волне успеха аналогичного альбома группы «Бич Бойз» уже потирали руки в предвкушении прибылей, которые на них непременно должны были свалиться. На моноверсии слышно, как пение группы буквально тонет в криках толпы, да и вокалы Пола и Джона далеки от совершенства, как на аналогичных студийных треках».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда мы сели в самолет, им сказали, что один известный экстрасенс предсказал, что их самолет потерпит крушение. Бедные туристы. Тем не менее, полет состоялся».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Миссис Джин Диксон, экстрасенс, предсказавшая убийство президента Кеннеди, предсказала, что самолет «Битлз» потерпит крушение при взлете из Индианы по пути в Денвер, и что три Битла погибнут, а четвертый получит серьезные травмы

 

 

 

Экстрасенс Джин Диксон.

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Во время полета «Битлз» не часто употребляли спиртные напитки за исключением одного случая. Ринго попробовал пить бурбон, а Джон, Пол и Джордж пили виски, смешанный с «Севен-Ап». Однажды Ринго спросил меня: «Как в Техасе пьют бурбон?» Когда я ответила, что чаще всего его пью неразбавленным, он решил попробовать. Я прошла на бортовую кухню и налила пол стакана бурбона. Ринго пил его, как будто принимал лекарство. Его глаза были закрыты, а лицо на какое-то время сморщилось.

Единственный рейс, на котором «Битлз» выпили больше обычного, был из Нью-Йорка в Индианаполис. Одна гадалка на Западном побережье предсказала, что «Битлз» попадут в авиакатастрофу во время этого полета. Как обычно они закончили выступление и находились в аэропорту за час или более до появления остальной группы сопровождающих лиц. Как всегда, у нас был большой запас напитка «Севен-Ап» и шотландского виски. Но «Битлз» никогда не напивались. Весь этот полет отличался от любого другого. Вместо того, чтобы смеяться, шутить и ходить по проходу, все четыре «Битлз» тихо сидели на сидениях. Когда мы благополучно приземлились в Индианаполисе и коснулись взлетно-посадочной полосы, «Битлз» и все остальные разразились громкими возгласами и аплодисментами».

 

Газета «Эппил Демокрэт», Калифорния, 3 сентября 1964: «Сегодня в город под покровом ночи в город прибыли лохматые британцы «Битлз». В аэропорту их встретили полицейские, в количестве превышающем их поклонников. Прибытие этих вокалистов прошло в условиях таких усиленных мер безопасности, что даже журналистам пришлось пройти три или четыре полицейских проверки, чтобы добраться до той изолированной части аэропорта, где приземлился самолет.

В аэропорту собралось около ста девочек подросткового возраста, которые стояли небольшими группами, но их держали в неведении относительно того, где именно приземлились их кумиры. Большинству из них даже не дали возможность поприветствовать группу».

 

 

 

 

 

 

 

 

«Индианаполис таймс», одна из трех ежедневных газет в городе того времени, опубликовала на первой полосе статью о прибытии «Битлз».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Индианаполисе группа провела два дня, остановившись в мотеле «Спидвей», расположенном на Вест-Стрит».

 

Газета «Эппил Демокрэт», Калифорния, 3 сентября 1964: «Из аэропорта «Битлз» быстро увезли в мотель «Спидвей», принадлежащий спортсмену-миллионеру Тони Хулману, который также владеет гоночной трассой Индианаполис 500».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Больше всего ажиотаж среди поклонников был вызван тем, где остановились «Битлз». Во всех новостях говорилось, что они остановятся в роскошном отеле «Эссекс Хаус», расположенном в центре Индианаполиса».

 

Дэвид Стил: «В то время я был маленьким мальчиком. Помню, как в каждом новостном сообщении говорилось, что они остановились в снесенном сейчас «Эссекс Хаусе», роскошном отеле в центре Индианаполиса».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В надежде увидеть группу, возле отеля толпы поклонников разбили лагерь. Также они пробрались внутрь отеля, где на сувениры ободрали обои и скрутили дверные ручки. После этого организаторы забронировали для «Битлз» мотель «Спидвей».

 

Дэвид Стил: «В мотеле «Битлз» остановились в номерах 228, 230, 232 и 234».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Индианаполисе небольшая группа поклонников никак не давала Битлам уснуть, бросая гальку в окна нашего мотеля. Тем временем в мотеле посреди ночи возникла паника. Ринго исчез, и его считали похищенным. Тревога оказалась ложной. Выяснилось, что он просто осматривал достопримечательности с местными полицейскими, никому ничего не сказав об этом».

 

Ринго: «Об Индианаполисе у меня остались самые теплые воспоминания. Когда ты гастролируешь, ты не можешь нормально спать и питаться. Думаю, это то, что сводит нас с ума. когда мы гастролируем. Во время продолжительного турне не понимаешь, где находишься. Поэтому в Индианаполисе примерно в четыре утра я бродил возле отеля. На улице я встретил двух полицейских в полицейской машине. «Эх, просто нечего делать, и я не могу уснуть», — сказал я. «Ну, давай покатаемся», — предложили они. И они позволили мне сесть за руль. Машина была великолепна. Мы ездили по городу и начали кричать. Это было настолько безумно, что нас начала преследовать другая полицейская машина. Нам пришлось съехать в переулок и выключить свет. Мы спрятались в нашей полицейской машине — я и два здоровых полицейских. Мы все спрятались в полицейской машине в Индианаполисе. И та другая полицейская машина проехала мимо нас. А потом парни говорят: «Ну, мы выбрались из этого, так что что ещё мы будем делать?» Но это было весело. В полицейской машине скрываться от полиции. Я думаю, что они [другие полицейские] решили, что кто-то просто украл её [машину]. Возможно, я ехал не по той стороне дороги».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «В то время я был ветераном полиции штата Индиана с 11-летним стажем. Во время визита «Битлз» в Индианаполис меня назначили сотрудником службы безопасности.

Ночью, после полуночи, мы проконтролировали, чтобы все участники группы разместились в мотеле «Спидвей» без каких-либо проблем. Ринго Старр, у которого была бессонница, заговорил с нами, а затем предложил покататься. Мы согласились, и он забрался на заднее сиденье машины».

 

Джек Макдональд (полицейский): «Однажды ночью, после того как Ринго прибыл в город, он захотел осмотреть участок трассы Индианаполис-500. Ринго хотел отвлечься, поэтому мы поместили его в большую брезентовую сумку, пронесли мимо всех и посадили в полицейскую машину. Мы не только отвезли его на трассу, мы позволили Ринго вести нашу полицейскую машину по ней с мигающими огнями и сиренами».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «Мы проехались по гоночной трассе, по дорожному кольцу вокруг центрального монумента и везде, где ночью можно было что-то разглядеть. Ринго Старр сказал, что он голоден, поэтому я предложил ему заехать ко мне домой на ферму в Ноблсвилл. Я сказал, что разбужу жену Дойн, и она приготовит нам завтрак. Но я забыл, что это был день, когда наши призовые лошади породы «Морган» должны были быть выставлены на ярмарке, и Дойн уже встала и находилась в сарае, готовя их к показу.

Само собой, что она не была впечатлена знаменитым посетителем и предложила нам самим приготовить себе завтрак. Мы выпили кофе, а затем пошли завтракать в ресторан мотеля «Кармель», где Ринго Старр раздал автографы».

 

Джек Макдональд (полицейский): «Прежде чем он «всплыл», мы отвезли его домой позавтракать, разрешили пострелять из оружия и прокатиться на кроссовом мотоцикле.

Потом Ринго Старр предложил мне значительную сумму денег, чтобы я ушел из полиции штата. Он предложил 65 000 долларов в год. В 1964 году это была огромная сумма, равная годовой зарплате. Но мои дети были еще маленькими, и я решил, что не будет хорошей идеей путешествовать по всей стране. Я отклонил предложение. Ринго сказал, что понимает, потому что слава «Битлз», по его мнению, может быть недолгой. «Мы не знаем, будем ли мы так популярны через шесть месяцев» — сказал Ринго».

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Над Ринго возвышается полицейский Джек Макдональд. В руках у Ринго его шляпа.

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Джон расстроился, когда ему показали первые страницы местных газет, где полицейские разгоняли брандспойтами чернокожих демонстрантов».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на арене выставочного центра Индианаполиса, штат Индиана (State Fair Coliseum, Indianapolis, Indiana)».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К каждому билету на концерт прилагался значок.

 

 

 

 

Фото Джеймса Рамси.

 

 

 

Миссис Генри Шриккер-младшая, невестка бывшего губернатора, получает медицинскую помощь после того, как ее сбили с ног поклонники «Битлз».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед первым концертом обнаружилось, что Ринго пропал из отеля, что напомнило аналогичный сюжет в фильме «Вечер трудного дня». Он появился всего за несколько минут до начала концерта, объяснив, что забыл о времени, когда водил полицейскую машину и ездил по гоночной трассе».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Индианаполисе Ринго попросил водителя лимузина проехать круг по всемирно известной гоночной трассе Индианаполис 500».

 

 

 

Ринго с полицейскими Индианаполиса.

 

 

 

 

 

 

 

 

Из письма Иры Сиделле (прим. — сотрудница «Дженерал Эртистс») от 10 августа 1964 к Роберту Уидону (прим. — один из организаторов концертов): «Мы были бы очень благодарны, если в костюмерной будут чистые полотенца, стулья, охлажденная кока-кола и, если возможно, портативный телевизор».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Они вышли на сцену в 18.21».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На концерте присутствовало 12 413 зрителей».

 

Джин: «Я была на первом концерте, и я была одной из тех девушек, что кричали во время их выступления. Мне действительно нравилась музыка, поэтому я старалась не кричать слишком громко. Впрочем, это не имело значения, так как все вокруг меня и моя подруга кричали так громко, что мы больше ничего не могли услышать. Я помню, что перед «Битлз» выступала Джеки ДеШеннон в ярко-синем платье с бахромой. Когда вышли «Битлз» и начали петь, то это было настолько сюрреалистично, что я не могла поверить в то, что действительно вижу их перед собой».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

На снимке слева Мэл Эванс бежит на сцену с гитарой, так как у одного из Битлов порвалась струна.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Между выступлениями была организована встреча с прессой и жителями города, включая Мисс Индиану».

 

 

 

Приглашение на пресс-конференцию.

 

Ричард К. Шулл (газета «Индианаполис Таймс», 4 сентября 1964): «Будучи первоначально мерсисайдовскими оболтусами, ставшие известными миру как «Битлз», вчера вечером предстали перед прессой. В перерыве между выступлениями четыре парня из Ливерпуля весело прошагали по лестнице в помещение связи выставочного комплекса, чтобы встретиться с прессой.

Снаружи была пресса другой природы, поскольку возле здания находилось несколько сотен девушек, надеявшихся 1) как-то пробраться вовнутрь или 2) хотя бы мельком их увидеть. «Ринго величайший!» — пронзительно кричала какая-то девушка. «Господь величайший», — убеждал её евангелист. «Ринго здесь», — ответила ему девушка. «Господь везде», — промолвил евангелист.

Внутри здания пресса, радио, телевидение и ряд людей, которые подозрительно были похожи на друзей руководителей выставочного центра, собрались в одном конце коридора. «Битлз» и их вездесущий полицейский конвой вошли с противоположного конца коридора.

Прежде чем они вошли, ответственный за связь с прессой Дерек Тейлор, чьи волосы были слишком длинными, чтобы быть модными, и слишком короткими, чтобы их можно было приравнять к прическам бит-музыкантов, сформулировал несколько основных правил.

Сначала фотографирование, затем интервью и, наконец, телевидение. Между тем трем девушкам, представляющим интересы руководства выставочного центра, было разрешено вручать подарки и возлагать руки на певцов.

«Добрый вечер, публика», — сказал Пол Маккартни, когда над залом опустилась тишина.

«Привет, так или иначе», — добавил Ринго Старр.

Затем пришел черед фотовспышек».

 

 

 

 

 

 

С мисс Индиана 1964 Шерил Ли Гаррет. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

Пол Маккартни держит газету с карикатурой Робби Робинсона. В 1964 году газета «Индианаполис ньюс» провела конкурс под названием «Я хочу встретиться с Битлом, потому что…». Победителем этого конкурса стала 15-летняя Элейн Мэй. Она была приглашена на пресс-конференцию, и ей разрешили задать вопрос. Она спросила Джона, собирается ли он написать ещё одну книгу. Джон ответил: «Да, завтра». Затем она подарила «Битлз» оригинальную редакционную карикатуру «Битлз», созданную карикатуристом газеты Робби Робинсоном.

 

 

 

С победительницей конкурса Элейн Мэй. Фото Ника Лонгворта.

 

 

 

 

Вопрос: Какова ваша позиция, джентльмены, относительно призыва в Англии?

Джон: Около пяти одиннадцати (прим. – имеет в виду свой рост пять футов одиннадцать дюймов).

(смех)

Ринго: Приходит из этой двери туда.

Джон: А, вы имеете в виду армию. Мы все её избежали. А если бы не избежали, то спрятались бы на юге Ирландии.

Вопрос: Насколько точно вы следовали сценарию вашего фильма «Вечер трудного дня»? Как много у вас, парни, было спонтанности или импровизации?

Пол: (долгая пауза) Ухххххххх…

(смех)

 

 

 

 

 

 

Джон: Большей частью это было по сценарию. Можно сказать, это сценические сюжеты. Все они наполовину ирландские, уэльские вещи. В основном это был сценарий. Но было много и спонтанного.

Вопрос: Я бы хотел задать этот вопрос Джону и Полу. Из всех написанных вами композиций, какая…

Джон: (предваряя вопрос) Мы не знаем.

Пол: Какая что?

Джон: Какая твоя любимая?

Вопрос: Какая самая лучшая?

Джон: Земля надежды и славы» (Land Of Hope And Glory) одна из моих любимых (прим. — английская патриотическая песня, претендующая на статус гимна Англии).

(смех)

Вопрос: Когда вы собираетесь исполнить ту или иную песню, кто решает, кто её будет исполнять?

Джон: Это зависит от многого. Если я написал… Если мы написали её вместе, он берет более высокие ноты, чем я, поэтому в основном я пою ведущий вокал, а он подпевает. Если я не могу этого сделать, он поет мне в тон.

(смех)

Вопрос: Вы много пишете песен в гостиничных номерах?

Джон: Ну, да.

Вопрос: Ринго?

Ринго: Да?

Вопрос: Ходят слухи, что вы что-то написали для симфонического оркестра.

«Битлз»: (смеются)

Ринго: Да я даже писем не пишу.

(смех)

Вопрос: Чем весь день вы занимаетесь в своём номере?

Джордж: О! Теннисом и водным поло.

(смех)

Пол: Футбол. Крикет.

Ринго: Просто сидим без дела.

Пол: Сидим без дела, читаем, рассказываем анекдоты, играем в «Монополию».

Ринго: Смотрим телевизор.

Пол: Курим.

Джон: Укрываемся ради безопасности. Такие дела.

Вопрос: И вам не скучно?

Ринго: Нет.

Джон: Нет, всё отлично.

Вопрос: Если бы вы могли прогуляться по улице, и чтобы никто вас не узнал, что бы вы хотели сделать?

Джон: Ну, мы так и делали это без гроша в карманах, так что в этом нет особой радости. Полный облом.

(смех)

 

 

 

 

 

Вопрос: Парни, что вы думаете об «Энималз», группе с успешной песней?

«Битлз»: Круто!

Пол: Очень хорошая группа. И, к тому же, хорошие парни.

Вопрос: Вы видели их раньше? Видели их выступления?

«Битлз»: Да.

Джордж: В Англии.

Пол: Хорошие парни из Ньюкасла, короче.

Ринго: Хорошие парни.

Вопрос: Политический вопрос!

Пол: Хорошо.

Джон: Отлично.

Ринго: Да ладно!

Вопрос: Кто вам больше нравится… [Барри] Голдуотер или [Джон] Доуди? (прим. – кандидаты в президенты).

Джон: Макмиллан.

(смех)

 

 

 

 

 

 

 

Джон: Боже, храни королев.

Вопрос: Джон? Ты написал книгу?

Джон: Да?

«Битлз»: (смеются)

Ринго: (посмеиваясь над журналистом, задавшим вопрос) Кто она?

Джордж: O, Боже.

Джон: Да, это я!

Вопрос: Как она называется?

Джон: (пауза) «Э-э-э, «Написана собственноручно», видите ли.

Пол: Он, видимо, серьезно в это погрузился. Что-то серьезное может произойти в любую минуту.

Вопрос: О чем она?

Джон: Чепуха!

(смех)

Джон: (полусерьезно) Вы должны её купить. Это самое меньшее, что вы можете сделать после всего сказанного.

Вопрос: (язвительным тоном) Почему бы вам не прислать мне копию с автографом?

Джон: Я не буду этим заморачиваться.

Вопрос: У вас есть любимая американская вокальная группа?

Пол: ЛюбимыЕЕЕ.

Джон: У нас их так много.

Пол: Американские чернокожие группы.

Джордж: Детройтское звучание. Все группы из Детройта нам нравятся.

Джон: Почти все.

Вопрос: Ваше мнение о нашей американской группе под названием «Бич Бойз»?

Джордж: Крутые.

Пол: Мне они очень нравятся, да. Очень хорошие мелодии.

Джон: Никого из них мы никогда не видели, но они делают хорошие записи.

Вопрос: Ринго, какой у тебя любимый цвет?

Ринго: Ммм…

Вопрос: Об этом говорят разное. А какой на самом деле?

Джон: (обращаясь к Ринго) Что о тебе говорят?

Ринго: Не знаю, что обо мне говорят.

Джордж: Какой, Ринго?

Ринго: Скажу черный! А твой?

(смех)

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы делаете с подарками, которые вы получаете?

Джон: Какими подарками?

(смех)

Ринго: Большинство из них отправляем в Англию.

Пол: Ну, те, которые мы не можем оставить себе, или те, которые непрактичны, как торт в пятьдесят футов [пятнадцать метров], который мы никогда не сможем съесть.

Джон: У нас никогда не было торта в пятьдесят футов!

Пол: Нет, я преувеличиваю!

(смех)

Пол: Трехфутовый торт, знаете ли. Мы отдаем его на благотворительные цели или в больницу или что-то в этом роде.

Вопрос: Пол, какова была твоя реакция на фильм [«Вечер трудного дня»] после того, как ты сам посмотрел его?

Пол: Хмм, не знаю, знаете. Когда мы там, я все время просто наблюдал за нами. Поэтому в первый раз я просто ни о чем не думал. Но через некоторое время я подумал, что мы сами были не очень хороши, но режиссер был очень хорош. Я думаю, что он очень хороший режиссер, но мы были не очень.

Вопрос: Как вы думаете, вас когда-нибудь пригласят за железный занавес?

Джон: Если у них будет достаточно рублей, или что у них там есть.

(смех)

Вопрос: Насколько известно, у них нет подоходного налога.

Джон: Ну, денег у них тоже нет.

(смех)

 

 

 

 

Ричард К. Шулл (газета «Индианаполис Таймс», 4 сентября 1964): «Среди вопросов были такие:

— О Леонарде Бернштейне?

Пол: «Он великолепен. Он написал Вестсайдскую историю».

— Возглавляют ли «Битлз» молодежную революцию против взрослых?

Пол: «Они уже годы бунтуют».

— Что они думают об американской еде и питье?

Джон: «С Келлогом» всё в порядке (прим. — название американской компании, известной производством сухих завтраков и продуктов питания быстрого приготовления). Я имею в виду, с кукурузными хлопьями все в порядке».

— Почему Ринго не любит Дональда Дака?

Ринго: «Я не понимаю Дональда Дака, что он говорит. Вы можете?»

— Почему «Битлз» не призывники Британской армии?

Джон: «Мы все её избежали. Если нет, то укрылись бы на юге Ирландии».

— Пол антирелигиозен?

Пол: «Если уж на то пошло, то я агностик. Я не религиозный и я не антирелигиозный».

— В «Ивнинг Пост» написали, что Джон пил шотландский виски с кока-колой. Это правда?

Джон: «Шотландский виски и «Севен-Ап». Это было изменено».

— Пол будет писать книгу?

Джон: «Он пишет на стенах».

— Как они придумали свои прически?

Джон: «Мы так много об этом насочиняли, что уже забыли».

— Что они делают со своими деньгами?

Джон: «Мы не можем их найти».

— Что будет, если фанаты прорвутся через полицейские кордоны?

Джон: «Мы умрем со смеху».

Вывод: Битлы могут умереть от смеха, даже если фанаты не прорвутся через кордоны».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Между концертами британский журналист Иэн Смит достал свою волынку и исполнил серенаду Битлз.

Также в перерыве между концертами Джон спросил у Арта Шрайбера: «Почему они убили Джона Кеннеди?» (прим. — Арт Шрайбер — новостной директор радиостанции «Кей-Уай-Даблви»).

Тем временем фанаты набросились на лимузин «Битлз» и оторвали о него зеркала и прочие сувениры, которые они могли унести».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После пресс-конференции они выступили на вечернем концерте, на котором присутствовало 16 924 зрителей».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Так как спрос на билеты был очень высоким, и все билеты были сразу же проданы, «Битлз» согласились выступить на втором вечернем концерте. Но поскольку арена была забронирована для другого мероприятия, организаторам концерта пришлось установить сцену на грунтовой гоночной трассе напротив трибун. В этот раз зрителей было более шестнадцати тысяч».

 

 

 

 

 

Боб Дженнингс (автор книг по автоспорту): «В то время я был ещё подростком. Спрос на билеты был таким большим, что вечерний концерт был устроен перед трибуной на грунтовом треке длиной в одну милю. Я смог получить билеты на вечернее шоу. Моё место было в паре сотен метров от сцены. Обстановка была такой наэлектризованной, что это даже трудно описать. Единственное, с чем я могу сравнить — это старт гонок Индианаполис 500».

 

Питер Хинчлифте (газета «Индианаполис Таймс», 1964): «Что это ещё за «Битлз» такие? Ну, они англичане. Как и я. Они поют. Я тоже. Об этом можете спросить мою ванну. Они играют на музыкальных инструментах. Я могу сыграть «Колокола Святой Марии» на губной гармошке. За 58 минут работы в концертном зале они заработали 101 000 долларов. Хм!

Тем не менее, чем больше я думаю об этом после того, как понаблюдал за ними в течение двух часов в прошлый вечер, тем больше убеждаюсь в том, что они могут вычесть всё это из своей зарплаты. После одного наглядного свидетельства того, через какие испытания они должны проходить каждый день, я бы не поменялся с ними местами, даже если бы они получали 1 миллион долларов за концерт.

Всего за три минуты суматошного времени меня ударили по зубам твердым предметом, чуть не сломали ребра и помяли мышцы по всей правой стороне моего тела! Я шел за «Битлз» в паре метров позади них, когда их вывели из здания связи чтобы сопроводить к сцене перед вторым выступлением. «Ну, пошло-поехало, строимся», — сказал Ринго, выходя из комнаты, где им удалось урвать два часа тишины и покоя между концертами. «Соберемся», — произнес Джон Леннон.

Когда возле здания их затолкали в машину, одна девочка-подросток попыталась запрыгнуть к ним вовнутрь, но её силком выволокли наружу.

Когда Бесс Коулмен, привлекательная молодая мисс, работающая в английской газете и являющаяся одним из сопровождающих лиц, путешествующих с «Битлз», вышла из здания следом за ними, её схватили полицейские. Полицейский, который, очевидно, принял её за поклонницу, грубо попытался вытолкать за ограждение. Ей удалось освободиться и сесть во вторую машину. «Я потрясена, но мне не причинили вред, — сказала позже мисс Коулмен, — я понимаю, что у полиции тяжелая работа, но я весь вечер была у них на виду».

Я последовал за этими двумя машинами вместе с тремя репортерами английских газет, которые освещают турне «Битлз» по Америке. В какой-то момент полиция попыталась преградить нам дорогу, и я получил удар в лицо. Не знаю, что или кто меня ударил. Через несколько секунд меня сбили с ног, и я почти упал на землю. Мне чуть не сломали ребра и помяли мышцы по всей правой стороне моего тела».

 

Джин: «Мы не могли получить билеты на второй концерт, но мой папа позволил нам встать за забором у туннеля, через который они проехали к сцене в черном лимузине. Я была большим поклонником Джорджа, и он помахал нам, когда они проезжали мимо».

 

Брэд Бейкер: «Мой отец Билл Бейкер был ведущим во время второго шоу. Он был утренним диск жокеем на радиостанции «Даблви-Ай-Би-Си». Мы жили в северо-западной части города. На концерт мы ехали из дома в сопровождении полицейского эскорта. Когда наш автофургон, украшенный логотипом радиостанции и именем Билла Бейкера, подъехал к арене, в толпе поклонников решили, что внутри находятся «Битлз». Мне с моими братьями это понравилось, но моя мама из-за этого немного волновалась. Мой отец вышел на сцену в зеленом жакете Неру (вид пиджака, созданный в Индии в 1940-е гг.) и парике «Битлз», который Ринго снял с его головы, когда они вышли на сцену!»

 

Питер Хинчлифте (газета «Индианаполис Таймс», 1964): «Во время второго концерта я находился от них всего в трех метрах. Наблюдая выступление «Битлз» я подумал, что мой отец принял мудрое решение, купив мне на день рождения футбол вместо электрогитары.

Тем не менее, мне нужно было освещать их всего один вечер. Один из английских репортеров, Айвор Дэвис из лондонской «Дейли Экспресс», глядя на море лиц, заполнивших трибуны, произнес: «Завтра вспомни о нас, мальчик. Такое дело. Мы, журналисты, что ездим с ними, сегодня днем ​​заказали себе четыре пива и бутерброды с сыром на гриле, и не успели мы откусить кусочек или сделать глоток, как «Битлз» куда-то заторопились, и мы были вынуждены последовать за ними. Мы рискуем своими жизнями и здоровьем, следуя за мальчиками на сцену. Я говорю тебе, что это тяжело. Мы должны делать это каждый день. А твои заботы закончились».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «По всеобщему признанию группы концерт в Индианаполисе был довольно спокойным по сравнению с другими местами».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После окончания концертов представители Красного Креста Индианаполиса сообщили, что оказали помощь 35 поклонникам. В основном у них была эмоциональная реакция, диагностированная как истерия. У четырех была головная боль и у одного приступ астмы».

 

 

 

Элмер А. Кран, менеджер Арены и Аудитории в Милуоки, просматривает груду почты поклонников «Битлз», которая пришла в его офис перед выступлением Потрясающей Четверки 4 сентября 1964 года на Арене. Письма пришли со всей страны. Эта фотография была опубликована 3 сентября 1964 года в «Милуоки Джорнел».

 

 

 

 

 

 

 

Выступление в конференц-зале, Филадельфия (Convention Hall, Philadelphia)

2 сентября 1964 г.

 

Джордж Хамид (организатор концерта): «После того, как они уехали, я принял две таблетки транквилизатора, выпил «мартини» и произнес благодарственную молитву о том, что это безумие переехало в другой город».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В этот раз вместо самолета была поездка на автобусе. Во время пути автобусу пришлось сделать остановку по требованию. Нет, это не было ограблением. Просто группа «Райтес Бразерс» опоздала на автобус, и им пришлось взять такси, чтобы догнать нас».

 

 

 

 

Филадельфия, фото 1963 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в конференц-зале, Филадельфия (Convention Hall, Philadelphia)».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Концерт в Филадельфии организовал ди-джей Хай Лит (Хайман Аарон Лит) или, как он себя называл, Хайски О’Рони Маквоути О’Зут. Он был главным диск-жокеем филадельфийской радиостанции «Даблви-Ай-Би-Джи».

Хай Лит познакомился с «Битлз» в феврале в Нью-Йорке. Сразу после знакомства он позвонил в агентство Уильяма Морриса, которое занималось организацией концертов «Битлз», и спросил, что нужно сделать, чтобы пригласить их в свой город. День спустя он оформил чек на 25 000 долларов, и «Битлз» были забронированы для выступления в конференц-центре в Филадельфии.

Билеты поступили в продажу в мае по цене от 2,5 до 5,50 долларов за штуку и были проданы за 90 минут. Конференц-центр в Филадельфии был меньше, чем в Атлантик-Сити, поэтому было продано всего 12 037 билетов».

 

Хай Лит (ди-джей): «За неделю до 2 сентября мне позвонил капитан полиции Филадельфии Фрэнк Риццо. Он позвонил, чтобы сказать, что его начальник хочет, чтобы его дети смогли встретиться с «Битлз». Я сказал, что это возможно, но есть одна проблема. Мы в меньшинстве по отношению к поклонникам. На что Риццо сказал: «Единственная проблема, которую тебе надо решить, это доставить их в конференц-центр, и у меня есть идея». Мы с Фрэнком договорились о том, чтобы скрытно вывезти «Битлз» из Атлантик-Сити. Пока отвлекающий внимание лимузин отправится по автостраде Уайт-Хорс-Пайк, в то время как «Битлз» спокойно проехали в грузовике для перевозки рыбы компании «Хакни» по автостраде Блэк-Хорс-Пайк, миновав тысячи кричащих поклонников возле входа в здание ресторана конференц-центра. В грузовике были установлены четыре кровати и мягкое кресло. Всё, что они попросили, это место для сна. «Вставайте, сони. Время для шоу», — сказал я, открыв грузовик».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед началом концерта состоялась пресс-конференция, на которой присутствовало 50 полицейских, 25 высокопоставленных лиц и 25 репортеров».

 

 

 

 

 

 

 

 

C Хай Литом. Когда Пол Маккартни впервые встретился с организатором концерта, он спросил: «Что такое Хай Лит?».

 

 

 

Напиток «Севен Ап» для «Битлз».

 

 

 

С диск жокеем радиостанции «Даблви-Ай-Би-Джи» Биллом Райтом (на снимке за спиной Джона Леннона).

 

 

 

С диск жокеем радиостанции «Даблви-Ай-Би-Джи» Ларри Джастисом (на снимке за спиной Джона Леннона).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стив Госс: «В то время я был школьником и дружил с девочкой, чей отец был утренним ведущим на радиостанции «Даблви-Ай-Би-Джи», или как она себя называла «Уайббэдж» (Wibbage). Эта радиостанции способствовала первому визиту «Битлз» в Филадельфию. Девочку звали Келли Райт».

 

Келли Райт: «Мне повезло, потому что папа получал промо-альбомы и сорокопятки. Первым у меня появился сингл с песнями «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) и «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There) на обратной стороне. Я проигрывала эту пластинку до тех пор, пока она окончательно не заездилась.

Перед концертом была пресс-конференция. Первоначально планировалось, что я приду на пресс-конференцию со всеми другими, потому что мой папа работал на радиостанции. Потом мы узнали, что существует странное правило, запрещающее женщинам присутствовать на этой пресс-конференции. Понятно, что я очень расстроилась, но вмешался комиссар полиции Фрэнк Риццо, и каким-то образом у них появилась идея, чтобы я подарила «Битлз» памятную доску от девушек Филадельфии, что позволяло мне быть на пресс-конференции. Кроме меня также допустили группу из девяти девушек, которые были выбраны радиостанцией «Даблви-Ай-Би-Джи» из числа своей аудитории.

Я помню, как они пришли на пресс-конференцию. У меня в руке была новая книжка для автографов. У меня было кольцо «Битлз». На мне было синее платье и носки до щиколоток. Чтобы не закричать, я сжала в зубах свою книжку для автографов, и на ней до сих пор остаются следы моих зубов. Я испугалась, что если закричу, то меня уведут с пресс-конференции, и я упущу свой шанс встретиться «Битлз». Кто-то провел меня между ними, когда они стояли рядом со складными стульями. Мой папа был там. Я встала на стул, чтобы меня сфотографировали с этой табличкой, которая была размером с плакат. Я так нервничала, что чуть не упала со стула. Джон Леннон очень бережно, но крепко взял меня за руку, чтобы успокоить и помочь встать прямо на стул. Стоя на стуле, слыша их и разговаривая с ними, у меня не было причин кричать. Они были обычными, хорошими людьми. Они обратили на меня внимание, и это было так важно, что даже Джон Леннон уделил мне, маленькой девочке, столько внимания».

 

 

 

С Келли Райт.

 

 

 

На пресс-конференции комиссар пожарной охраны Филадельфии Уильям К. Ричмонд демонстрирует плакат, посвященный неделе предотвращения пожаров — ежегодному просветительскому мероприятию национальной ассоциации пожарной безопасности США. Забавно, что Джордж указывает на призыв «Будьте осторожны!» сигаретой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Келли Райт: «Помню, как меня отвели обратно в аудиторию, где находились мой брат и няня. Тут я вспомнила, что у меня с собой книжка для автографов, но без автографов. Наверное я была избалованной девочкой. Я покинула своё место, подошла к боковой двери и постучала в неё. Когда кто-то открыл дверь, я сказала, что я дочь Билла Райта и мне нужны автографы. Так или иначе, всё снова закрутилось, и меня долго вели по коридору. Потом открылась дверь, и первым человеком, которого я увидела, был Джон, и я направилась прямо к нему. Он взял ручку, взял мою книгу для автографов и написал: «Келли с любовью от Джона Леннона». После Джона я подошла к Полу. Он написал то же самое: «Келли с любовью от …» Потом то же самое сделал Джордж. Ринго был в холле, поэтому, когда я уходила и прощалась с парнями, Ринго написал только «Ринго Старр». Он флиртовал с какой-то женщиной-репортером. Вот и все!»

 

 

 

Автограф Джона Леннона для Келли Райт.

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «В концерте также принимали участие: группа «Билл Блэк Комбо», группа «Экситерс», Кларенс Генри, Джеки ДеШеннон. Соул-певец из Нового Орлеана Кларенс Генри заменил покинувшую гастроли группу «Райтес Бразерс».

Группа исполнила стандартный набор из 12 песен: «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Мальчики» (Boys), «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Концерт транслировался в прямом эфире местной радиостанцией».

 

Хай Лит (ди-джей): «Я вышел на сцену, чтобы объявить выход «Битлз» на сцену. Толпа тут же взревела и не успокаивалась на протяжении всего концерта. Аплодисменты и крики были такими громкими, что было трудно услышать их выступление».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В аудитории присутствовало 13 000 поклонников».

 

beatlesbible.com: «За несколько дней до концерта в Филадельфии прошли расовые беспорядки. К неудовольствию «Битлз» среди публики в зале отсутствовали чернокожие зрители».

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Чтобы что-то увидеть, подросткам пришлось стоять на спинках сидений, потому что места располагались на плоском пространстве».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хай Лит (ди-джей): «Фактически на этом концерте я потерял 5 000 долларов, потому что многие высокопоставленные чиновники хотели получить для своих детей бесплатные билеты.

После концерта выяснилось, что все отели в городе были под неустанным наблюдением исступлённых подростков. Поэтому ночь Битлы провели в моем доме».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда «Битлз» уехали, Хай Лит устроил конкурс на радиостанции, на котором в качестве призов раздавал простыни и наволочки, на которых спали «Битлз». Это снова вызвало в городе ажиотаж».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Начальник полиции Филадельфии начал подготовку за две недели до приезда «Битлз», и Ринго сказал ему: «Вы, ребята, обеспечили нам самую лучшую безопасность и защиту, по сравнению с любым другим городом».

 

 

 

День отдыха

1 сентября 1964 г.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Меня поджимали сроки, и я попытался уговорить Джорджа [Харрисона] написать мне ещё одну колонку, но Нил [Аспинал] сказал мне, что он ещё спит, поэтому мне пришлось всё придумать самому. Когда в 3 часа дня я снова зашел в их номер, Джордж проснулся и уже завтракал».

 

 

 

Кейп-Мей, Нью-Джерси.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Вечером местный промоутер Джордж Хэмид – колоритный и фамильярный человек, который также владел знаменитым «Стальным пирсом» (прим. — парк аттракционов длиной 1000 футов, построенный на пристани набережной в Атлантик-Сити) и несколькими кинотеатрами, решил вознаградить мальчиков за полные сборы.

На следующее утро они должны были покинуть город, чтобы на автобусе отправиться в Филадельфию, и после двух напряженных недель они нуждались в отдыхе.

Хэмид распорядился доставить в наш отель кинопроектор с новыми фильмами и устроил нам вечером частный просмотр. Весь последний этаж отеля «Лафайетт Мотор» был занят нашей компанией. Было уже почти одиннадцать часов вечера, когда перед просмотром фильма, мы собрались все вместе на роскошный ужин. Никогда ранее я не видел столько морских деликатесов. Это был шведский стол. Когда мы опустошили наши стаканы и погрузились в еду, дверь открылась и в комнату продефилировали около девяти женщин с ярким макияжем, на высоких каблуках, в обтягивающих топиках и в миниюбках. Мне потребовалось всего одно мгновение, чтобы понять, что этот обольстительный парад не является показом последней линии женской одежды Атлантик-Сити. И они не были заурядными поклонницами-групи. Все эти дамы были профессионалками. Мы все, включая «Битлз», были несколько удивлены этим совершенно неожиданным для нас парадом.

Хэмид сказал без обиняков. Он расплылся широкой улыбкой и просто сказал, обращаясь к «Битлз»: «Эти великолепные дамы здесь для вашего удовольствия и развлечения. Выбирайте».

Джон посмотрел на пышную блондинку в очень короткой миниюбке, взял её за руку и произнес с невозмутимым выражением лица: «У тебя славная парочка кокосов». Постепенно остальные, словно находясь перед витриной, делали свой выбор. Затем каждая из выбранных девушек взяла за руку Битла и направилась с ним в более подходящие помещение. Перед этим Джон, Пол, Джордж и Ринго извинились. «Мы уже видели этот фильм», — сказали они в унисон.

Когда свет погас, оставшиеся женщины сели рядом с нами на жесткие складные стулья и остались смотреть фильм. Это был «Вечер трудного дня». Фильм, конечно же, был точной копией того, что мы наблюдали воочию с самого начала гастролей.

Когда свет зажегся, Битлы уже вернулись и сидели в заднем ряду. Мы все вежливо поаплодировали, подняли большой палец вверх и разошлись. Конечно, никто из нас об этом ничего не написал».

 

Из интервью Гэри Джеймса с гастрольным менеджером Бобом Бонисом:

Гэри Джеймс: А что относительно историй об оргиях во время гастролей, и проститутках, которых доставляли в номера отедей после концертов?

Боб Бонис: В Атлантик-Сити один диск-жокей, думая, что он окажет услугу, действительно, доставил нескольких, но «Битлз» к ним не притронулись. Поэтому получилось так, что представители прессы и диск жокеи позаботились о молодых особах. У Брайена было просто сверхчутье на то, чего хотела бы заполучить пресса.

Гэри Джеймс: Тогда чем занимались «Битлз» после концерта, когда они возвращались в свои гостиничные номера?

Боб Бонис: В Атлантик-Сити мы посмотрели пару фильмов и играли в карты. В Атлантик-Сити мы часами играли в «Монополию».

Гэри Джеймс: «Битлз» часто действовали друг другу на нервы? Они ведь постоянно находились в заключении в своих номерах?

Боб Бонис: Нет. И это было удивительно. Они всегда жили в апартаментах. Джордж и Ринго размещались в одной комнате, а Джон и Пол в другой, а между ними была большая-большая комната. Это интересный момент, потому что я был потрясен, что все шло так гладко, в отличие от «Стоунзов» и сцен с Брайеном Джонсоном.

Гэри Джеймс: «Битлз» действительно были такими же забавными, как и в фильме «Вечер трудного дня»?

Боб Бонис: Если быть откровенным, то я нашел их еще более забавными. Знаете, они могли устроить шоу прямо на полу. Они могли устроить для вас шоу прямо в гостиничном номере, «Битлз в «Палладиум» в стиле старых комиксов, с исполнением песен, с акустическими гитарами, со всеми этими движениями. Такого не увидишь в раздевалке. Они все были забавными. Может, Джон немножечко более глубок и более резок, чем остальные, но они были все забавны – даже Ринго и тихоня Джордж.

 

 

 

День отдыха

31 августа 1964 г.

 

Роберт Клифтон (полицейский): «А потом они отведали бутерброды из магазина сэндвичей Белый дом».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «Когда пришло время что-нибудь поесть, они захотели попробовать местный деликатес, поэтому Паламаро предложил сэндвичи «Белого дома».

 

Роберт Паламаро (полицейский): «Мой дядя Тони Бэйзил владел бутербродной «Белый дом», но мы не могли пойти за ними туда, поэтому было решено доставить бутерброды в отель. Когда я принес им специальный «Шестифутовый бутерброд», Брайен Эпстайн тоже был там, и он нахмурился, что кто-то решил сделать фотоснимок. Но у нас был Джим Барбер — официальный полицейский фотограф, поэтому они позволили ему сфотографироваться со мной и бутербродом из Белого дома».

 

 

 

С Бобби Паламаро, который подрабатывал в Белом доме и доставил этот бутерброд группе.

 

 

 

 

 

прим. — «Белый дом» — магазин сэндвичей, основанный в 1946 году в Атлантик-Сити, штат Нью-Джерси, где продаются различные фирменные бутерброды. Магазин имеет свою историю и обслуживает множество знаменитостей.

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «В этот день Эл Блэк отвез «Битлз» в кузове грузовика к себе домой, в свой дом по адресу 1112 Бей-Драйв в Вест-Атлантик-Сити, чтобы познакомить с ними свою семью и некоторых из соседей. В 14.15 они покинул мотель «Лафайет» в автофургоне, который отвез их до туристического автобуса».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В 14.15, чтобы избежать толпы поклонников, группе пришлось выехать из мотеля в кузове грузовика с рыбой. В шести милях к западу от Атлантик-Сити они пересели в туристический автобус».

 

Роберт Паламаро (полицейский): «Я сопровождал их на мотоцикле, и мы привезли их в хлебовозе. Это всё придумал Эл Блэк. Его отец был полицейским, детективом и инспектором по делам несовершеннолетних ещё тогда, когда я учился в школе».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «В доме Эл Блэка было сделано несколько фотографий, но сохранилась только одна».

 

 

 

С Элом Блэком, фото Ричарда Блэка.

 

Донна Блэк (дочь Эла Блэка): «Моя няня была в толпе в конференц-зале и очень расстроилась из-за того, что пропустила появление «Битлз» в нашем доме».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «В городе Кейп-Мей они остановились в отеле «Лафайет» (прим. -Кейп-Мей — город в округе Кейп-Мей в штате Нью-Джерси, находится на одноимённом полуострове на берегу Атлантического океана и является самым южным населённым пунктом штата).

Оба отеля «Лафайет», тот, где «Битлз» останавливались в Атлантик-Сити, и тот, что расположен в Кейп-Мей, были названы в честь французского героя американской революции — генерала маркиза де Лафайета, и ни один из них не сохранился. «Битлз» будут жить в Кейп-Мей в течение двух дней, получив короткий перерыв перед выступлением 2 сентября в Филадельфии».

 

 

 

 

Ларри Кейн (журналист): «У них было свободное время. Эта передышка дала им возможность отдохнуть и заправить свои двигатели на следующие две трети гастролей».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «В понедельник 31 августа 1964 года, когда «Битлз» отдыхали в отеле «Маркиз де Лафаетт», Кейп-Мей, Нью-Джерси, пользуясь своим свободным временем, Пол Маккартни позвонил Элвису Пресли по телефону».

 

Ринго: «Пол мило побеседовал с ним… Однако мы с ним не встретились. Мы считали себя хорошими друзьями и ценили то, что делал каждый из нас. Эл и его менеджер были очень великодушны по отношению к нам, подарили нам подарки и сувениры на память. Это было очень дорогое серебряное оружие и кобуры, которые получили мы четверо и наш менеджер Брайен».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В свой выходной день парни, находящиеся в ловушке своих комнат, играли в карты и отведывали разные местные деликатесы, которые местные торговцы доставляли им в качестве подарков. Один местный кондитер лично вручил четыре больших яблочных пирога».

 

 

 

Выступление в конференц-зале Атлантик-Сити

30 августа 1964 г.

 

Газета «Оклэнд Трибун», 30 августа 1964: «Джеймс Ишервуд, 43-летний лондонский бухгалтер, который консультирует «Битлз» о том, как инвестировать свои миллионы, планирует приобрести компанию, акции которой котируются на Лондонской фондовой бирже. Он будет совмещать доходы «Битлз» с доходами котируемой компании. Когда это произойдет, то можно будет покупать акции и, по-видимому, получать доход с прибыли «Битлз» от пластинок, фильмов, выступлений на концертах и авторских гонораров».

 

Филипп Норман (автор книги «Кричите! Правдивая история Битлз»): «По-прежнему плохим было положение с «Зелтиб», американской торговой компанией, в многомиллионных доходах кото­рой с продажи битл-пуговиц, масок, мороженого и еще 150 на­именований товаров, оговоренная доля «НЕМС Энтерпрайзес» составляла 10 процентов.

В августе 1964 года первоначальный нелепый контракт «Зелтиб» с «НЕМС» был пересмотрен. Доля «Битлз» по ав­торскому праву с торговли их имиджем возросла до 46 процен­тов. Отношения между «НЕМС» и английским президентом «Зелтиб» Ники Бирном резко ухудшились. Они ухудшились еще больше, когда адвокаты Бирна уведомили его о том, что некоторые американские промышленники начали выпускать «битл-товары» по лицензиям, выданным не компанией «Зелтиб» в Нью-Йорке, а непосредственно «НЕМС» в Лондоне.

В довершение путаницы начались препирательства и внутри «Зелтиб» среди младших партнеров Ники Бирна. Лорд Переграйн Эллиот после шести месяцев «приятного безумия», как он сам назвал это, получил отчетливое разъяснение насчет того, что ни «Битлз», ни дядя Сэм (США), не получили положенных им сумм и что, по закону о налогах, дядя Сэм может потребовать аннексии его родового поместья в Корнуэлле. Поэтому, пока Ники Бирн был в Лондоне, лорд Переграйн и Мэлкольм Эванс, другой партнер «Зелтиб», возбудили против него судеб­ное дело. Они утверждали, что Бирн не сумел защитить автор­ские права «Битлз» и в то же время использовал 150 тысяч долларов «для собственной выгоды и комфорта». Среди «комфортов» были, по их утверждениям, счета из отелей на тысячи долларов, два «Кадиллака» с круглосуточными шоферами и счета, оплаченные им за своих подружек в дорогих магазинах на Пятой Авеню.

В то же время «НЕМС» начала против «Зелтиб» судебный процесс, обвиняя ее в невыплате 55 тысяч по авторским правам. Ники Бирн вошел с ответным иском, предъявив обвинение а нарушении контракта и нанесении ущерба в 5 миллионов долларов.

Диспут «НЕМС — Зелтиб» вступил в досудебную стадию официальной эпопеи, длившейся три года, накопившей три тонны документов и потребовавшей такого количества денег, которое никто с точностью не смог подсчитать. Конфуз с лицен­зиями посеял панику среди боявшихся суда американских тор­говцев. «Вулворт» и «Пенниз» мгновенно аннулировали свои заказы на общую сумму 78 миллионов долларов. Общая сум­ма убытков для бизнеса только за один год судебных тяжб со­ставила около 100 миллионов долларов.

Тем временем «НЕМС Энтерпрайзес» разбухла до букваль­но неподдающихся контролю размеров. Брайен, с одной стороны, боровшийся за поддерживание феномена «Битлз» на прежней высоте, продолжал подписывать контракты с каждым новым певцом или группой, которые привлекали его внимание. «Саундз Инкорпорэйтед», «Клифф Беннет энд Ребелроусерз», «Падди Клаус энд Гибсон», «Рустикс» — все они получали от «НЕМС» новые костюмы, рекламу в прессе и, если повезет, песню Леннона-Маккартни. Брайену и в голову не приходило, что он мо­жет совершить ошибку в своем выборе, что он заблуждается в оценке того или иного «дарования», что зачастую его «откры­тия» получают контракт с фирмами грамзаписи лишь в силу того, что он открыл раньше».

 

 

 

Битломания – это билеты, билеты и ещё раз билеты. Это не «Йе-йе-йе» для владельца стадиона Чарльза О. Финли из города Канзас-Сити в битловском парике. На снимке Финли демонстрирует билеты на битловский концерт стюардессе авиакомпании «Брэнифф» Сью Айзек из Далласа. Финли заплатил группе вокалистов 150 000 долларов за их выступление на городском стадионе 17 сентября. «Битлз» выступят на высокой платформе, установленной на поле в зоне второй базы.   

 

Роберт Клифтон (полицейский): «В то время я служил в полиции Атлантик-Сити, и на меня была возложена служба безопасности. Это был конец августа 1964 года. К этому времени я служил в полицейском управлении Атлантик-Сити уже пять лет. За это время я многое пережил. Я занимался безопасностью таких знаменитостей, как Фрэнк Синатра, Рикки Нельсон, Дик Кларк и Пол Анка, но то впечатление, которое оставила эта четверка молодых людей из Ливерпуля, все еще со мной. До конца своей карьеры я больше не видел ничего такого, что могло бы с ними сравниться.

Прошли последние дни лета. Мы стояли и смотрели, как развеваются политические плакаты, растяжки и конфетти после закончившегося съезда демократической партии. Это был конец трех долгих недель, когда мы обеспечивали безопасность и охраняли высокопоставленных лиц во время демонстраций протеста. Теперь все было кончено, но это было еще не все. Приезжали «Битлз». Джордж Хамид, владелец и управляющий «Стального пирса» (прим. — парк аттракционов на пристани набережной в Атлантик-Сити), каким-то образом договорился с группой, чтобы они посетили Атлантик-Сити. Хамид арендовал конференц-зал Атлантик-Сити, и билеты поступили в продажу. Билеты на одно вечернее шоу были сразу же распроданы. Этого следовало ожидать».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «В кассах «Стального пирса» билеты появились в продаже в мае по цене от 2,75 до 3,90 долларов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Промоутер Джордж Хамид первоначально планировал организовать выступление «Битлз» на знаменитом Стальном пирсе. Но после того, как под натиском многотысячных топающих ног он чуть не обрушился во время концерта Рикки Нельсона, то перенес концерт в конференц-зал».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «К августу популярность «Битлз» продолжала стремительно расти, и в Атлантик-Сити их должны были встретить тысячи кричащих фанатов, в основном девочек-подростков, поэтому чтобы оградить группу от неуправляемых толп требовалось принять особые меры безопасности.

Хамид вырос в цирковой семье, поэтому он привык к подобным вещам, и для решения этой проблемы он обратился к Элу Блэку, частному детективу Атлантик-Сити. Сын полицейского, «Большой Эл», был бывшим морским пехотинцем, а позже – внедренным агентом под прикрытием в одной из операций полиции. Телевизионное детективное шоу с Брайаном Деннехи — «Большой Шамус, Маленький Шамус» было основано на подвигах Большого Эла.

Сопровождение Потрясающей Четверки на концерт, затем обратно отель под крики тысяч фанатов, блокирующих улицы, была, конечно, большой работой, но не для Эла Блэка. Постоянно обеспечивать «Битлз» безопасность, чтобы они были в целости и сохранности — это то, что Эл Блэк мог сделать при поддержке со стороны полицейского управления Атлантик-Сити.

В полиции думали, что охрана «Битлз» не будет трудной задачей по сравнению с демонстрантами во время съезда демократической партии, но всё оказалось сложнее, поскольку тысячи истеричных девочек-подростков могут быть более опасными, чем террористы».

 

Майк Льюис (shorelocalnews.com): «29 августа, группа вылетела на вертолете из Нью-Йорка на аэродром «Бардер» в Атлантик-Сити».

 

 

 

 

Майк Льюис (shorelocalnews.com): «Из аэродрома они направились в отель в «Лафайет», расположенный на авеню Северной Каролины, где они оставались до начала концерта. Им был предоставлен весь седьмой этаж».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группа остановилась в отеле Лафайет Мотор Инн».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Брайен зарезервировал для нас весь верхний этаж мотеля. Когда в полночь я регистрировался в холле мотеля «Лафайет», услышав мой английский акцент, ко мне подошла девушка подросткового возраста. «Здравствуйте, я сестра Ринго, — сказала она. — Вы можете сказать мне номер его комнаты?». Она не выглядела как сестра Ринго!».

 

Майк Льюис (shorelocalnews.com): «Рано утром стало известно, что «Битлз» приезжают в город [Атлантик-Сити]. Источником этого слуха был организатор концерта Джордж Хамид. Он рассказал одному ди-джею, что «Битлз» прибывают в Атлантик-Сити на автобусе и останавливаются в отеле «Шелбурн». Эта новость быстро распространилась по городу, и местные жители помчались к отелю, чтобы приветствовать группу и увидеть их во плоти. Чего они не знали, так это того, что «Битлз» уже приехали тайно. Однако вскоре стало известно о том, где остановилась группа, что заставило фанатов окружить здание в надежде увидеть Битлов».

 

Кэрол Мур: «Мне было 16 лет. Я приехала на концерт из Норт-Плейнфилда. Помню, как стояла возле отеля и кричала всякий раз, когда на их этаже начинала двигаться какая-нибудь занавеска, или даже вообще в отеле».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «16-летняя Джудит Кристен была полна решимости увидеть группу».

 

Джудит Кристен: «Ещё до 1964 года я решила, что встречусь с Джорджем Харрисоном. Когда они приехали в Атлантик-Сити, то я поняла, что это был мой последний шанс увидеть Джорджа Харрисона. Я не могла потерпеть неудачу. Они остановились в отеле «Лафайет Мотор Инн», или, как я назвала его, «Ранчо последнего шанса». Было около 3 часов утра, когда мы подошли к задней части здания. Находясь возле отеля, я посмотрела наверх и сказала своей подруге: «Балконы». Если бы мы смогли взобраться на эти балконы, то всё, что нам нужно было бы сделать, это найти способ добраться до балкона восьмого этажа. Моя подруга сказала, что нам нужна лестница, и я в отчаянии начала осматриваться вокруг. Тут я увидела розовый грузовик с лестницей. Я взяла лестницу и несколько веревок. Моя подружка убежала, но я решила попробовать. О неудаче я даже не думала.

Я начала взбираться по лестнице, а полицейские внизу стали кричать мне, чтобы я спустилась. Там стояла пожарная машина, и они облили меня из шланга. Выглядела я очень забавно. На мне было черно-бирюзовое короткое платье и пышная прическа. Когда меня облили водой, вся моя пышная прическа сбилась набок. Я был в полном беспорядке. Полиция спустила меня вниз по лестнице и провела в вестибюль отеля. Полицейский был просто в ярости. Он зачитал мне целый ряд обвинений».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Она украла лестницу в грузовике с краской, который был припаркован позади гостиницы и поднялась по ней до четвертого этажа, прежде чем пожарные не облили её водой. После этого полиция сопроводила её в вестибюль гостиницы, чтобы позвонить её родителям в Филадельфию».

 

Джудит Кристен: «Я выглядела совершенно бесформенно. Моя пышная прическа была сбита насторону. «Боже, пожалуйста, помоги мне… сделай так, чтобы вытащить меня из этой неприятности, просто сделай это! Я больше никогда не совершу такую оплошность. Ну, по крайней мере, я постараюсь никогда…». В этот момент я услышала, как открылась дверь лифта, и подняла голову, чтобы увидеть, кто это был. Там, в полутора метрах от меня, стоял Джордж Харрисон. Серый костюм, бархатный воротничок и эти изящные черные битловские ботинки. Мои руки задрожали, сердце затрепетало, и я быстро опустила голову между колен. Некуда бежать, негде спрятаться!

Джордж на мгновение остановился, а затем подошел к автомату. Я услышал звон десяти центов, а потом он подошел прямо ко мне. И когда я говорю прямо ко мне, то именно это я и имею в виду. Я сидела, склонив голову между колен и всё, что я могла видеть, это его ноги прямо напротив моих. Я посмотрела вверх. Ухмылка. Боже мой! Он был такой красивый!

Он протянул мне белый льняной носовой платок, на котором были вышиты инициалы «ДжХ». «Вот, пожалуйста», — снова улыбнулся он. Мне едва удалось выдавить слово благодарности. Я протянула к платку руку с пятью сломанными бирюзовыми ногтями и, как можно более женственно, вытерла свои глаза и шею. Когда я снова взглянула на его носовой платок, он был совершенно измятым, со следами черной туши для глаз. Я протянул ему платок. «Мне… мне очень жаль». Он ухмыльнулся ещё раз. «Оставь себе. Ты в порядке?»

— Ну, я…

— Хорошо, девушка, — прокричал офицер Стерн. — Машина уже в пути! Я позвоню вашим родителям, как только мы доставим вас в участок!

Джордж спросил: «Что всё это значит?»

— Хулиганка. Благодаря вам и её плохому музыкальному вкусу.

Я фыркнула и сказала: «Они… они обвиняют меня в уничтожении частной собственности, краже, подстрекательстве к беспорядкам, четырем пунктам обвинения в сопротивлении аресту и в до-домогательстве».

— Знаю, — сказал Джордж, — это действительно выглядит плохо, если так сформулировать.

Я кивнула в знак согласия. «Подстрекательство?» — спросил Джордж. Я пожала плечами. Офицер Стерн снова встал рядом со мной.

— Пойдемте, маленькая мисс смутьянка! Это место вы видите в последний раз.

Я сразу начала плакать, кашлять, хрипеть, снова плакать и… Джордж протянул мне свою бутылку кока-колы.

— Видимо, тебе это не помешает.

Я потянулась к бутылке и коснулась его руки. Боже мой… Я прикоснулась к нему! Я прикоснулась к нему!!! В ответ я нервно шмыгнула носом и произнесла: «Спасибо».

— Послушайте, — обратился он Стерну, — если у неё проблемы из-за того, что она, как вы думаете, сделала что-то из-за меня или группы, тогда я беру это на себя.

Стерн ничего не ответил.

— Что за уничтожение имущества?

— Она помяла одну из тех больших пепельниц в холле.

— Помяла пепельницу? И?

— Она украла лестницу с грузовика с краской на стоянке.

— Так, а где она сейчас?

— Мои люди отнесли её обратно в грузовик.

— Подстрекательство к беспорядкам?

Стерн покачал головой. «Она была в сотне футов от земли, взбираясь по веревке к вам! Вы думаете, это не вызвало шумиху у ваших фанатов?»

Джордж повернулся ко мне. «Насмотрелась фильмов про Тарзана, да?»

— Мне понравилась обезьянка.

— И сопротивлялась аресту? — спросил Джордж Стерна.

— Ну, она не очень была довольна тем, что мы её поймали, — произнес он с сарказмом.

— Я тоже был бы… Домогательство?

— Это… Это была ошибка. Офицер О’Брайен только что объяснил мне. Она была в вестибюле, когда сюда зашли некоторые из «ночных бабочек». Оказалась не в то время и не в том месте.

— Тогда просто отпусти её. Нет причин для того, чтобы заставлять её проходить через всё это.

Мне стало легче на сердце, и я сделала ещё один глоток. Джордж подошел ко мне и сказал: «Ты больше не будешь причинять здесь беспокойство, не так ли?»

— Нет.

— Обещаешь? — Он слегка ухмыльнулся.

— Обещаю.

Он снова мне улыбнулся. Стерн понимал, что он проиграл, и я услышала, как он дал команду машине вернуться в участок.

— Хорошо, вали, — сказал мне офицер Стерн более мягким голосом, чем до этого, — убирайся.

— Понятно… и держаться подальше.

Я поднялась с дивана, всё ещё насквозь промокшая, и повернулась к Джорджу.

— Спасибо за все.

— Пожалуйста.

Я смотрела, как он нажал кнопку лифта.

— Джордж?

— Да?

— Ты… возьмешь свою газировку?

Я протянул её в его направлении. Моя рука дрожала. Мой герой покачал своей красивой лохматой головой. «Я купил её для тебя».

— Для меня?

Он кивнул и улыбнулся. Он купил её для меня?! Мне?!! ДЛЯ МЕНЯ?!!!! Я нежно прижала бутылку к груди. Одна бутылочка кока-колы за два цента, и я не могла быть более счастливой, если бы даже кто-то бросил мне на колени Алмаз Хоупа (прим. – самый знаменитый из бриллиантов США).

Затем дверь лифта открылась, и когда Джордж вошел в него, я сделала движение в его сторону. Он крепко держал дверь правой рукой и на мгновение задержался, наблюдая за мной. Я смотрела на него, совершенно загипнотизированная, и поклялась запомнить образ Джорджа, чтобы он сохранился у меня до конца моей жизни.

— Знаешь, — произнесла я со слезами на глазах, — встретившись с тобой, я имею в виду… ну…, — оглядев себя и то, как я выглядела, — ну, это должно было быть, я имею в виду… я всегда надеялась, что это будет такой… прекрасный момент, и…

— И это случилось, — улыбнулся он. Затем, также, как когда я видела его на сцене перед тысячами и тысячами поклонников, он поклонился. Для меня. Только для меня. Он больше не сказал ни слова, дверь лифта медленно закрылась и мой любимый Битл, мой кумир, мой дорогой Джордж… исчез. Это превзошло всё, о чем я мечтала. Джордж спас меня от мира скорби и печали».

 

 

 

Толпа возле отеля, кадры кинохроники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Днем в отеле группа дала интервью британскому телеведущему Питеру Вудсу, которому посчастливилось остановиться в это время в отеле – он освещал съезд демократической партии».

 

beatlesbible.com: «Во время своего пребывания в Атлантик-Сити Джон Леннон и Пол Маккартни написали песню «Любая мелочь» (Every Little Thing), которая выйдет на альбоме «Битлз на продажу» (Beatles For Sale) в конце 1964 года (прим. – запись песни состоится 29 сентября 1964)».

 

Пол: «Мы с Джоном написали её в Атлантик-Сити во время турне по Штатам».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В течение трехдневного периода с 30 августа по 1 сентября у группы был короткий период отдыха во время американского турне 1964 года. В это время они написали песни «Любая мелочь» (Every Little Thing) и «Что ты делаешь» (What You’re Doing). Что касается последней песни, то в конце 1964 года Пол Маккартни сказал, что она тоже написана в Атлантик-Сити во время американских гастролей».

 

Пол: «Песню «Что ты делаешь» (What You’re Doing) мы написали в Атлантик-Сити. Не то чтобы это Атлантик-Сити особенно нас вдохновлял, просто у нас там был день отдыха во время гастролей».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Однако высказывание Пола, что песня «Любая мелочь» (Every Little Thing) написана в Атлантик-Сити находится в прямом противоречии с тем, что он сказал для книги Бэрри Майлза «Через много лет». В этой книге говорится, что эта песня была написана в доме Джейн Эшер по адресу 57 Уимпол-Стрит, где Пол жил в то время. К сожалению, в этом есть некоторое несоответствие, которое сразу же бросается в глаза. Первое упоминание в книге говорит о том, что она была написана в «маленькой музыкальной комнате», где было написано много других песен «Битлз» (включая «Я хочу держать тебя за руку»). Второе упоминание о песне предполагает, что Пол написал её «сидя в своей чердачной комнате в одиночестве, играя на гитаре».

В данном случае стоит учесть то обстоятельство, что время стирает память. Когда Пол включил песню «Любая мелочь» (Every Little Thing) в число тех многих, что были написаны в доме Эшер, то он вспомнил об этом примерно через 30 лет после времени событий. Поэтому самым надежным источником определения того, когда и где была написана песня, это цитата Пола Маккартни 1964 года об Атлантик-Сити.

В то же время, в 1994 году Пол, упоминая американское турне 1964 года, сказал об этой песне следующее: «Помню, что играл её Брайену [Эпcтайну] где-то за кулисами. Нам нужно было записать несколько песен, мы выясняли, у кого есть что, и мы исполнили Брайену несколько из них. На самом деле мы не часто играли Брайену новые песни. Я просто помню это в связи с этой песней, потому что я полагал, что она было очень привлекательной. Я сыграл её среди нескольких других песен, это было что-то, что я думал, было достаточно хорошей песней».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день Брайен Эпстайн впервые разоткровенничался перед американскими репортерами, заявив следующее: «Джон – самый выдающийся среди Битлов. Пол Маккартни тоже является выдающимся, он очень умный. Ринго Старр расцвел чрезвычайно. Я думаю, что он еще проявит свои отличные актерские способности, возможно, лучшие из всей четверки. Джордж Харрисон, на самом деле, самый музыкальный в группе в практическом плане».

 

 

 

Атлантик-Сити. Вид на набережную, в том числе, отель «Лафайет». На дальнем плане слева фрагмент конференц-зала.

 

 

 

Вид на конференц-зал.

 

 

 

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Мы приехали в 5 часов вечера. Около тысячи поклонников выстроились на Пацифик-Авеню, улице, которая пролегает перед входом в конференц-зал. Нам сказали, что автоколонна с «Битлз» прибудет к шести часам. В течение этого часа мы наблюдали, как толпа на улице всё увеличивалась. Около 5.45 нас предупредили, что караван в пути, ограждение было установлено в нужное положение, создавая проход от обочины ко входу в зал. Когда толпа увидела, что ограждение было перемещено, то восприняла это как сигнал к действию, чтобы занять лучшее положение. В одно мгновение сотни людей бросились через Пацифик-Авеню, не обращая внимания на движение транспорта, озабоченные только приближением «Битлз».

Сначала появился эскорт мотоциклов, затем несколько машин, оснащенных радиосвязью и, наконец, длинный черный лимузин. Толпа пришла в движение единым порывом, как огромная волна. Люди толкались, вставали на цыпочки, пытаясь что-то увидеть, держали над головой фотокамеры, надеясь сделать удачный снимок».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Возле конференц-зала нас сразу же окружили подростки. Как так получилось, я не знаю, потому что все были в курсе, но толпа была непредсказуемой и дикой. Они [поклонники] врывались во все наши машины одну за другой, напав среди прочих на [помощницу Брайена Эпстайна] Бесс Коулмэн. Они не знали, кто мы такие. Полиция едва-едва нас спасла. Может быть, Атлантик-Сити и видел в своё время несколько диких столпотворений, но это было самым значительным событием из когда-либо происходивших. Как нам сказали, это не было похоже на ситуации с Синатрой, Пресли или президентом Кеннеди. Случай с «Битлз» был беспрецедентным».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Битлы прибыли в лимузине. Когда он подъехал к бордюру, перед ним выпрыгнул нетерпеливый поклонник и оказался зажат между передним бампером лимузина и задним бампером полицейской машины, остановившейся перед ним. Дверь машины открылась, и из нее вышли «Битлз», пытающиеся улыбаться в желании быть дружелюбными. Толпа качнулась вперед, чтобы приветствовать их.

Для безопасности каждый из Битлов был окружен полицейскими. Пола Маккартни, последнего вышедшего из лимузина, буквально протолкнули в единственную открытую дверь, ведущую в здание. Толпа продолжала напирать, и, чтобы сдержать их, полицейские выставили перед ней деревянные заграждения. Наконец, входная дверь закрылась. «Битлз» были в здании».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда мы пробирались в конференц-центр, я увидел плакаты с надписью: «Город битловской любви».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Затем группу провели по лестнице в комнату, где должна была состояться пресс-конференция. Четверо молодых людей, одетых по-разному, уселись за длинным столом. Перед каждым был свой микрофон».

 

 

 

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Стоя перед микрофоном, установленном на полу, сотрудник отдела по связям с общественностью «Битлз» Дерек Тейлор представлял участников группы местным представителям средств массовой информации».

 

Вопрос: Из всех городов, в которых вы были, какой из них вам больше всего понравился?

Джон: Ливерпуль.

Вопрос: Как вы нашли Америку?

Джон: Свернули налево в Гренландии.

Вопрос: Вы сочинили здесь какие-нибудь новые номера?

Пол: Два.

Вопрос: Какие?

Пол: Мы не можем вам этого сказать.

Вопрос: Джордж, вы возьмете на бал в Нью-Йорке Джоуи Хетертон? (прим. — американская актриса, танцовщица и певица)

Джордж: Я даже не знаю, кто она такая.

Вопрос: Как на счет ежегодных заболеваний?

Джордж: Ну, я раз в год болею раком.

Вопрос: Что вы думаете об американском телевидении?

Ринго: Это здорово. У вас восемнадцать телеканалов, но ни на одном из них нет хорошего изображения.

Вопрос: Какие программы на американском телевидении ваши любимые?

Джон: Сплошная фигня.

Пол: «Новости в Испании» в Майами. «Попай» (прим. – герой американских комиксов и мультфильмов), «Бульвинкль» (прим. — «Приключения Рокки и Бульвинкля» — мультфильм, выходивший вначале на телевидении с 1959 по 1964 год). Всё такое культурное.

Вопрос: Каково это, умять весь мир?

Джон: Каково это, умять?

Ринго: Нам это нравится.

Пол: На самом деле, мы вас не уминаем.

Джордж: Ну, совсем чуть-чуть.

Вопрос: Почему «Битлз» не поют на пресс-конференциях и в аэропортах?

Джон: Сначала заплатите.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Банальные вопросы всё продолжались и продолжались, и Ринго Старр небрежно откинулся на своем месте, словно разочаровавшись во всем этом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Наконец интервью закончилось».

 

 

 

 

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Время приближалось к началу концерта. «Битлз» начали готовиться, переодевались в соответствующие костюмы и расчесывали свои длинные волосы. Каждый из них был спокоен, молчалив, сдержан, но все держались дружелюбно и незаносчиво. Несмотря на свою молодость, они были профессионалы. Я проводил Пола Маккартни в коридор возле раздевалки, выглянул в окно и увидел, что за час толпа на Пасифик-Авеню увеличилась до нескольких тысяч человек. Те, у кого были билеты, стояли на набережной, входили, садились, ожидая начала концерта».

 

 

 

Пол, Ринго и Джордж с Элизабет Хамид – дочерью организатора концерта, Джорджа Хамида-младшего.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В конференц-центре я увидел плакаты, призывающие проголосовать за Линдона Джонсона — здесь только что закончился съезд демократической партии».

 

Майк Льюис (shorelocalnews.com): «Поклонники провели большую часть дня в ожидании выхода группы из своей комнаты на 7-м этаже. В 18.00 фанаты были предупреждены, что в 20.30 откроется концертный зал. В мгновение ока вокруг конференц-зала Атлантик-Сити образовалась очередь».

 

Шейла Дресс (очевидец): «Их концерт должен был начаться в 20.30. Я с подругой и две мои сестры добирались до Атлантик Сити в течение дня (примерно 70 миль от Филадельфии). В 19.00 мы подошли к конференц-залу и остановились, ожидая, когда нас впустят. Было уже 8.20, но никого ещё не пускали. К счастью, все билеты были проданы еще за месяц, поэтому проблем не должно было быть».

 

Мег Крамер: «Мы с сестрой ждали своей очереди, чтобы войти в зал. Мой сосед, сержант полиции Лео Рандо был там на дежурстве. Увидев нас, он подошел поговорить. Во время разговора он шутя выхватил из моей руки билет и бросил его в воздух, и билет упал в щель дощатого настила. Это была настоящая трагедия. Я стояла в состоянии шока и просто смотрела на него. Он сказал мне, чтобы я не беспокоилась и пошел к своему капитану, чтобы объяснить, что произошло. Они сопроводили меня, но не позволили моей сестре, у которой был её билет, пойти со мной, и, конечно, они посадили меня не на то место».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Майк Льюис (shorelocalnews.com): «Когда в 20.30 открыли входные двери, поклонники быстро заполнили все свободные места».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В аудитории было 19 000 поклонников (прим. – в 1964 году население Атлантик-Сити составляло 60 000 человек)».

 

Джордж: «Желающих попасть на наши концерты было так много, что приходилось играть на стадионах».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Дежурило пять машин скорой помощи».

 

Стелла Хирн: «Перед «Битлз» выступала группа «Райтес Бразерс». «Кто они такие?» – вопрошала я. Я хотела увидеть Битлов. В то время я была настоящей битломаньячкой. Я состояла в клубе поклонников группы и все стены моей комнаты были увешаны их плакатами. Пол был моим любимым Битлом. Я даже научилась писать левой рукой, потому что Пол был левшой».

 

Андре Гарднер (ди-джей «Даблви-Эм-Джи-Кей»): «Группа «Райтес Бразерс» покинула турне через три дня после концерта в Филадельфии [2 сентября]. Они устали слушать крики «Мы хотим Битлз» во время своих выступлений, и послали всё к черту».

 

Билл Келли (автор книги «Битлз в Атлантик-Сити»): «В концерте, кроме группы «Райтес Бразерс», также принимали участие Томми Роу, Джеки ДеШеннон, группа «Билл Блэк Комбо», группа «Экситерс» и соул-певец из Нового Орлеана Кларенс Генри».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Собравшуюся покинуть гастроли группу «Райтес Бразерс» должен был заменить [ритм-энд-блюзовый музыкант] Кларенс Генри. Он тоже принимал участие в концерте. В принципе на разогреве могла выступать хоть королева Англии — толпа смотрела только на Битлов».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Наконец наступило время выхода на сцену. Мы вышли из костюмерной и спустились по узкой лестнице за кулисы. Все Битлы были спокойны, терпеливо ожидая выхода на сцену. В то же время шум от аудитории довольно сложно описать. Он был другим. Это не было нетерпеливым приглушенным шумом голосов. Это было что-то вроде предвкушения, легкое возбуждение».

 

 

 

 

 

 

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Затем из громкоговорителей, расположенных по всей зоне большой аудитории, прозвучало слово: «Битлз!». И мы быстро пошли вперед на сцену. Когда мы на неё вышли, нас встретил мощный звук сплошной стены шума, который поразил нас силой, остановив наше движение вперед.

Сцена в конференц-зале была огромной, слишком большой для небольшого квартета и их маленькой звуковой системы, которую сегодня использовала бы какая-нибудь гаражная группа. «Битлз» не использовали основную сцену, они находились на импровизированной платформе высотой 4 метра, установленной на лесах перед основной сценой. Я находился на сцене с полудюжиной полицейских. Ещё восемнадцать полицейских стояли под нами, находясь между «Битлз» и 25 000 кричащих фанатов. Однако никто не ринулся со своих мест к сцене, когда «Битлз» начали играть».

 

 

 

 

 

Андре Гарднер (ди-джей «Даблви-Эм-Джи-Кей»): «Они начали своё выступление сокращенной версией песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Продолжительность песни составила одну минуту и двадцать секунд. Они не стали исполнять последний куплет. Учитывая качество оборудования в 1964 году, выступление было так себе. Они не слышали себя и их заглушали кричащие фанаты».

 

Дейв Крейцер: «Мне было тогда 17 лет. Крики не смолкали ни на минуту. Было невозможно услышать ни одной ноты. «Битлз» могли отключить свои инструменты, и вы бы этого не заметили. Мы едва могли видеть сцену и едва слышали музыку из-за всех этих криков».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Не спрашивайте меня, какие они исполнили песни, потому что никто, кроме самих «Битлз», не сможет ответить на этот вопрос. Никто не расслышал ни одной песни, ни одной строчки, ни одной ноты. Восторженные крики не прекращались ни на секунду, как и слезы из глаз девушек. Это была Битломания».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стелла Хирн: «Во время концерта, на котором я была со своей сестрой и кузиной, мы стояли на стульях. Я кричала и плакала».

 

Ларри Кейн (журналист): «Мне захотелось взглянуть на лица поклонников, и то, что я увидел, это были мальчики и большей частью молодые девушки, которые рвали на себе волосы и слезы текли из их глаз. Это была одержимость. Они были одержимы этими четырьмя молодыми людьми».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Группа исполнила свою концертную программу менее чем за 30 минут».

 

Андре Гарднер (ди-джей «Даблви-Эм-Джи-Кей»): «Выступление «Битлз» длилось чуть более 30 минут».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Затем, спустя чуть более получаса, все закончилось, и не было никаких вызовов на бис. Концерт закончился».

 

Джордж Хамид (организатор концерта): «Свое 30-минутное выступление они закончили песней «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), но это была не последняя мелодия, сыгранная в тот вечер. После окончания их выступления органист конференц-зала сыграл «Боже, храни королеву». Это была единственная мелодия в тот вечер, которая прозвучала громче визга фанатов. Эта мелодия на некоторое время успокоила толпу, дав «Битлз» время покинуть сцену и вернуться в свой отель в полицейском фургоне».

 

Джули Сенак: «Мне было тогда всего 6 лет. Я была на этом концерте «Битлз» с отцом и сестрой. Я помню один страшный момент, когда толпа начала покидать зал. Кто-то закричал: «Это Пол», и группа фанатов побежала по направлению к нам. Чтобы уберечь нас от толпы, отец поднял нас, взяв каждую под одну из рук».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Когда аудитория опустела, фанаты помчались на Пасифик-Авеню, чтобы присоединиться к тем тысячам, которые находились там всё это время. Все хотели увидеть группу еще раз. Улица была заполнена толпящимися людьми. Движение автотранспорта было заблокировано и его приходилось направлять на другие улицы. Лимузин, который должен был доставить «Битлз», не смог выехать из гаража на улицу, и даже если бы он сделал это, была опасность, что автомобиль будет смят энергичными поклонниками. Это стало кошмаром для службы безопасности. Со временем стало очевидно, что для безопасности людей в целом и для «Битлз» в частности нужно что-то делать. Наконец, решение было принято».

 

 

 

 

beatlesbible.com: «После выступления «Битлз» покинули площадку в автомобиле, принадлежащем прачечной, так как их лимузин был слишком заметен».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «После выступления мы проследовали за парнями через несколько подземных туннелей и каким-то образом оказались возле санитарной машины. Битлы запрыгнули в него и умчались обратно в отель. Я сел во второй лимузин».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «В конечном итоге машина, принадлежащая прачечной, пробилась по Джорджи-Авеню, медленно пробравшись сквозь толпу и, в конце концов, прибыла в безопасную зону гаража конференц-зала. Битлов провели в гараж, расположенный под конференц-залом, и поместили в фургон, после чего он очень спокойно и очень тихо выехал из здания. Поклонники совершенно не обратили внимания на фургон из прачечной».

 

Кэти Гердсен: «Я познакомилась с «Битлз» в Атлантик-Сити в 1964 году, встретившись с ними после их концерта в конференц-зале Атлантик-Сити. Я была в зале с другими кричащими девочками, затем, уходя, заметила, что у одного из закулисных выходов припаркованы две машины скорой помощи. Большинство людей решили, что «Битлз» уже уехали. Но я увидела машины скорой помощи и направилась к ним. Это была случайность. Я влезла в заднюю часть машины, обернулась и натолкнулась прямо на Пола. Он был возле каталки.

Находясь возле машины, прежде чем полиция вывела меня, когда остальные Битлы забирались вовнутрь, я успела с ними поговорить. Джордж и Ринго залезли в одну машину, а Джон и Пол в другую. Я спросила Джорджа, можно ли мне поддерживать с ними связь, и он сказал мне написать его родителям в Ливерпуль, проживающим на Макеттс-Лейн, что я впоследствии и сделала. На протяжении многих лет я переписывалась с ними».

 

Лилиан С: «Все эти годы я думаю, что автомобиль (грузовик), в котором я увидела Джона Леннона, был одной из машин скорой помощи. Они стояли припаркованными, и я подошла и спросила, есть ли у них аспирин, потому что у меня была ужасная головная боль. Я увидела движение под простынями, Джон высунул голову и улыбнулся мне широкой улыбкой. Я просто посмотрела на него и улыбнулась в ответ. Затем дверь закрылась и грузовик уехал, а я вернулась к своим подружкам, рассказав им, что видела. Они не были удивлены тем, что я их не позвала».

 

Роберт Паламаро (полицейский): «После окончания концерта в конференц-зале мы отвезли их в отель «Лафайет». Этого здания в настоящее время уже нет. В отеле мы поболтали с ними и, в основном, общались с их менеджером. Они отдыхали, просто пытались расслабиться, а мы следили за тем, чтобы к ним никто не подходил. Наша работа заключалась в том, чтобы держать людей подальше от них, чтобы они могли расслабиться, но девушки забирались в номер по пожарной лестнице, и это было действительно невероятно».

 

Роберт Клифтон (полицейский): «Как только они прибыли в гостиницу «Лафайет Мотор Инн», расположенную в другом конце города, то стали своего рода заключенными в своих комнатах. Пока они отдыхали, поклонники продолжали толпиться возле отеля. Девочки-подростки, словно человеческие мухи, пытались перелезать с балкона на балкон. В своих комнатах группа отдыхала. Они кратко рассказали о выступлении, реакции зрителей и о том, как они покинули этот район».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Было слишком проблематично выйти прогуляться по знаменитому променаду на пляже, поэтому большую часть позднего вечера я провёл за игрой в карты и стейком с чипсами».

 

 

 

Джордж Харрисон играет в «Монополию» с Джеки ДеШеннон, Атлантик-Сити, 30 августа 1964. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

Джеки ДеШеннон: «Свободное время мы занимались разными делами, но… мы играли в «Монополию». Играя с потрясающим Джорджем Харрисоном, я никак не могла сосредоточиться на игре, поэтому я уверена, что он выиграл игру».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джеки ДеШеннон: «Некоторые другие исполнители чувствовали себя обиженными, потому что во время турне у меня были особые привилегии, такие как игра в монополию с Джорджем Харрисоном и возможность проводить время с Полом Маккартни».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «Среди моих самых ярких воспоминаний – это вечерние игры в «Монополию», когда я играл с Джоном Ленноном и Джорджем Харрисоном. Когда мы приезжали в гостиницу, и я только входил в свой номер, как звонил телефон. Это был Джон Леннон. Он говорил: «Арт, ты где, мы тебя ждем». Поэтому я шел к ним в номер, где он с Джорджем сидели за доской «Монополии». Джон всегда вставал, чтобы бросить кубики. Он так сильно хотел получить Парк-Плейс и Бордуолк, что готов был стоять.

Во время игры Харрисон был верен своей репутации тихого битла. Он был озабочен приобретением железной дороги. Когда я спрашивал его, почему он так сильно её хочет, то он никогда мне не отвечал. Он никогда ничего мне не говорил. Мы играли до восхода солнца, и я засыпал за столом. Тогда Джон толкал меня и говорил: «Ещё одну игру, Арт». И в течение всего этого времени Джордж почти ничего не произносил».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нил Аспинал: «Многие хотели быть рядом с мальчиками. Турне проходило беспорядочнее, чем это было в Англии, потому что масштабы стали гораздо больше. Нас было человек пять или шесть, плюс представители «Джи-Эй-Си» [агентства, организовавшего турне], служба безопасности, местные рекламные агенты, люди, приносившие еду, музыканты, желающие познакомиться и другие».

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «Находясь рядом с «Битлз» я сам стал чем-то, ассоциирующимся с ними. Будучи частью окружения группы, сам стал объектом внимания поклонников, которые стремились ко всему, что имело хоть какое-то отношение к «Битлз». Они пытались вырвать из моих рук магнитофон, хватались за одежду, отрывая части моих костюмов. Кто-то даже ножницами отхватил мой галстук. Всё зашло так далеко, что поклонники дрались за мой выброшенный окурок. Это было особенное время, но я не думаю, что понимал это тогда».

 

Джон: «Мы просто не могли никуда выйти без охраны, но возможность ходить по магазинам у нас была на протяжении семнадцати лет. Иногда кто-нибудь из нас ускользал, и вот тут начиналось самое интересное. Все считали, что мы всегда путешествуем вчетвером, поэтому, когда нас видели поодиночке, нас часто не узнавали. Люди думают, что слава и деньги приносят свободу, но это не так. Теперь мы отчетливо понимаем, что они создают лишь ограничения, а никак не дают полной свободы. Мы по-прежнему едим ту же пищу, что и раньше, у нас прежние друзья. Все это не изменяется за ночь. Мы не можем даже потратить деньги, которые получаем, потому что нам негде их тратить. На что можно потратить деньги, сидя в комнате? В турне все время существуешь в каком-то вакууме. Это работа, сон, еда и снова работа. Мы работали как сумасшедшие, но никто из нас не отказался бы от такой работы. Теперь, оглядываясь назад, я не могу припомнить дня, когда я не был бы занят делом; мне кажется, что так продолжается уже не один год.

Всюду, куда мы приезжали, начиналась суматоха. В комнатах Дерека и Нила всегда было полно народу — полицейских и еще каких-то людей. Многие, кто попадал в комнату Дерека, вообще-то приходили с намерением попасть в наши комнаты, рассчитывая на бесплатную выпивку, еду и развлечения. Таких быстро учишься узнавать и отделять от остальных. Среди них были забавные экземпляры — это были ловкие мошенники и самозванцы. Их выдумкой можно было восхищаться, но вообще-то все они — просто задницы, поэтому они и попадали к Дереку, а не к нам. Наши четыре комнаты находились отдельно, подальше от его комнаты, чтобы они не могли добраться до нас. Ведь как-то бороться с этим было нужно. А как бороться, когда таблетки не действуют?»

 

Мэл Эванс: «Во время американского турне каждый из них потерял по нескольку килограммов веса».

 

Нил Аспинал: «Мы много смеялись, и это было здорово, и, несмотря на напряжение и усталость, нам не бывало скучно. В целом мы неплохо проводили время, а если кто-нибудь все-таки вдруг взрывался, то доставалось прежде всего мне».

 

Джон: «Мы вели себя, как ублюдки. Под таким давлением иначе невозможно, и мы срывались на Ниле, Дереке и Мэле. Им приходилось многое терпеть от нас, потому что мы оказались в таком паршивом положении. Работа была тяжелой, и кому-то приходилось расплачиваться за неё. И выяснилось, что мы просто ублюдки. Ублюдки, твою мать, вот кем были «Битлз». На такое способны только ублюдки, это факт. А «Битлз» были самыми худшими из ублюдков на земле. Мы вели себя, будто Цезари. Еще бы! Кто посмел бы упрекнуть нас, когда предстояло заработать миллион фунтов! Разве ради этого жаль денег на рекламу, взятки, содержание полиции и организацию шумихи?»

 

 

 

 

 

 

Второе выступление на теннисном стадионе «Форест-Хилс», Нью-Йорк (Forest Hills Tennis Stadium, New York)

29 августа 1964 г.

 

Арт Шрайбер: «Мне было тогда 36 лет. В то время я был новостным директором радиостанции «Кей-Уай-Даблви» в Кливленде, которая принадлежала вещательной сети «Вестингхаус». Часто мне приходилось выступать в качестве национального корреспондента «Вестингхаус», освещая громкие события и общаясь с крупнейшими ньюсмейкерами дня. В своей карьере я вел радиопередачи о президентских выборах Джона Кеннеди, его похоронах и возвращению Линдона Джонсона к президентству. Я освещал деятельность «НАСА» и первые пилотируемые космические полеты, сообщал о расовых беспорядках в Чикаго, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Майами, освещал марши Мартина Лютера Кинга младшего от Сельмы до Монтгомери и Джеймса Мередита через Миссисипи.

То, что я получил задание, освещать гастроли «Битлз», было случайностью. Одна конкурирующая с нами радиостанция получила право освещать приезд «Битлз» в Кливленд в рамках гастрольного турне. Чтобы не потеряться в пыльном облаке Битломании, я предложил отправиться в турне «Битлз» в качестве национального корреспондента «Вестингхаус». Глава Вашингтонского бюро сети воспринял эту идею с негодованием, настаивая на том, чтобы я освещал национально-демократическую конвенцию в Атлантик-Сити. Он сказал мне, что серьезный журналист не может опуститься до «Битлз». Я ответил ему, что это социологический феномен, и мы должны это сделать. Я также его заверил, что смогу справиться с обоими заданиями. В итоге «Вестингхаус» дала мне добро. Я присоединился к группе «Битлз» в Нью-Йорке, появившись прямо с съезда Демократической партии».

 

 

 

Нью-Йорк, 1964 г.

 

 

 

 

Джон Уэйд (ди-джей «Даблви-Ди-Эр-Си»): «Здравствуйте, дамы и господа, это Пол Маккартни, ваш местный ди-джей. Я веду репортаж из гостиничного номера «Битлз» в Нью-Йорке. Рядом со мной знаменитый чувак, о котором вы, вероятно, никогда не слышали. Знаю, вы не хотите его слушать, потому что он несет много чепухи, но, так или иначе, вот он… просто сидит рядом и хихикает… настоящий живой идиот… Джон Уэйд».

Так началось интервью между мной (Долговязым Джоном Уэйдом) и Полом Маккартни, только в этот раз оно было немного другим. Я провел уже так много интервью в американском турне «Битлз», что этот формат приелся и потерял новизну. На этот раз я решил подойти с другой стороны. У меня был Битл, который брал интервью у меня. Это было одно из тех интервью с вывертом, которое отличалось от тех километров плёнок, которые с жадностью записывали многие ди-джеи во время остановок в разных городах во время этих гастролей.

У меня было преимущество перед остальными. Мы были единственной радиостанцией в мире, которая путешествовала с «Битлз» на зафрахтованном ими самолете в течении всего американского турне. Мы были с ними в гостиничных номерах и когда они покидали город в 3 часа ночи. В самолете находились другие журналисты, примерно четверо из Англии, и два внештатных фотографа из США. Другие диск-жокеи подходили к самолету во время остановок в пути. Они хотели «быть участниками событий», заявляя своим поклонникам и слушателям, что они «присутствуют» на гастролях «Битлз». Они записывали на пленку интервью во время довольно плохо организованных пресс-конференций с банальными, глупыми и основанными на слухах вопросами. По сравнению с большинством других у меня было перед ними преимущество. Я мог общаться с «Битлз» напрямую в номерах их отелей и в салоне самолета».

 

Аллан Сниффен (musicradio77.com): «Некоторое время «Битлз» и «Даблви-Эй-Би-Си» были синонимами. И это было именно то, на что надеялись в «Даблви-Эй-Би-Си». То, что «Битлз» достигнут такого успеха, стало очевидно не сразу. Когда в 1963 году диск-жокеи «Даблви-Эй-Би-Си» впервые услышали Потрясающую четверку, они не были впечатлены. Комментарии были такими как: «глупое название для рок-группы» и «ни за что». Ди-джеи «Даблви-Эй-Би-Си» были не одиноки в такой оценке. Многие в музыкальной и радио индустрии думали так же. Но их мнение быстро изменилось.

К 1964 году у «Битлз» в США появился свой первый сингл номер один с песней «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), за которой последовала песня «Она любит тебя» (She Loves You). Тем не менее, их было недостаточно, чтобы развеять скептицизм. 7 февраля они появились на шоу Эда Салливана, и в тот день шоу собрало самую большую телевизионную аудиторию для развлекательной программы. Это убедило программного директора Рика Склара в том, что успех «Битлз» может стать успехом «Даблви-Эй-Би-Си».

Конечно, «Даблви-Эй-Би-Си» была не единственной нью-йоркской радиостанцией, пытающейся запрыгнуть на подножку вагона «Битлз». Определенного успеха в этом достигла «Даблви-Эм-Си-Эй». Конкуренция была за всё, что делали «Битлз» — от выпуска новых пластинок до их визитов в Нью-Йорк. В «Даблви-Ай-Эн-Эс» Мюррей «К» Кауфман назвал себя «Пятым битлом», а «Даблви-Эм-Си-Эй» стала сражаться с «Даблви-Эй-Би-Си» за любой эксклюзив. Всё это вызвало одну из величайших битв радиостанций всех времен. Станция, которая, в итоге, сможет превзойти других и привлечь на свою сторону огромную аудиторию Битломанов, станет победителем. И они все это знали.

«Даблви-Эй-Би-Си» приняла вызов. Были сделаны музыкальные заставки, посвященные теме «Битлз» — «Даблви-Эй-Битл-Си». Эта заставка сопровождала каждую транслируемую запись «Битлз». Проводились всевозможные конкурсы на темы, связанные с «Битлз».

Конечно, одним из важных ключей в этом соревновании был статус первой радиостанции, которая сыграет новую пластинку «Битлз». Все 40 лучших музыкальных радиостанций, расположенных не только в Нью-Йорке, делали все возможное, чтобы стать первой станцией, которая поставит в эфире новую запись «Битлз». Но были случаи, когда «Даблви-Эй-Би-Си» не дожидаясь выхода записи, получала ещё неизданную пластинку или пленку с записью новой песни. Есть разные истории о том, как это было достигнуто.

Одно из объяснений было дано бывшим президентом компании «Пи-Эй-Эм-Эс» (компании, которая в то время создавала для «Даблви-Эй-Би-Си» музыкальные заставки) Биллом Миксом. Билл утверждает, что у него был контакт в Англии с «Радио Лондон». Этот контакт, в свою очередь, знал кого-то, кто работал в студии звукозаписи, которая записывала новые песни «Битлз». Этот кто-то брал новые пластинки «Битлз», передавал их командиру авиалайнера, который доставлял их в Нью-Йорк. В аэропорту их получал программный директор «Даблви-Эй-Би-Си» Рик Склар.

Другое объяснение дал Джон Рук, программный директор сначала «Кей-Кью-Ви» в Питтсбурге, а затем «Даблви-Эл-Эс» в Чикаго (обе радиостанции принадлежали и управлялись «Эй-Би-Си»). Как сказал Джон Рук: «Практически все эксклюзивные материалы «Битлз», которые транслировала «Даблви-Эй-Би-Си», были получены от моих знакомых в Англии… мы раньше передавали их Рику Склару».

Когда же у «Даблви-Эй-Би-Си» был эксклюзив, то он попадал в эфир с фоновой заставкой «Даблви-Эй-Битл-Си эксклюзив» поверх песни, поэтому такой материал нельзя было записать на пленку и запустить в эфир на конкурирующих станциях. Часто такой «эксклюзив» появлялся в пятницу вечером, когда звукозаписывающие компании уходили на выходные. Это делало невозможным для конкурентов «Даблви-Эй-Би-Си» в течение трех дней получить копию.

Когда «Битлз» приехали в Нью-Йорк, «Даблви-Эй-Би-Си» получила огромное преимущество. Будучи флагманской станцией радиосети «Эй-Би-Си», она имела доступ к большому количеству высокотехнологичного оборудования. Это оборудование включало также беспроводные микрофоны «Эр-Эф». Во время первого приезда «Битлз» в Нью-Йорк, когда они жили в отеле «Плаза», практически ни одно из средств массовой информации не могло получить к ним доступ. Во время своего второго визита, когда они остановились в отеле «Дельмонико», «Даблви-Эй-Би-Си» развернулась во всех направлениях. Над этажом, где разместились «Битлз», был арендован номер, который был переоборудован под студию. Используя беспроводные микрофоны, диск-жокеи Скотт Муни и Брюс Морроу ходили по отелю, готовые транслировать всё, что может иметь отношение к «Битлз». Это дало станции огромное преимущество. Этому способствовало также то, что как можно большему числу сотрудников службы безопасности и персоналу отеля были вручены «подарки» от «Даблви-Эй-Би-Си». Само собой разумеется, было очень мало таких мест в отеле, куда представители «Даблви-Эй-Би-Си» не могли заходить.

К этому времени большинство из 10 000 подростков, которые находились на улице возле отеля, слушали «Даблви-Эй-Би-Си» на своих транзисторных радиоприемниках. Когда Скотт Муни и Брюс Морроу попросили их пропеть джинглы «Даблви-Эй-Би-Си», вся публика смогла сделать это в унисон».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Элейн Майерс (фотограф): «Я была в Нью-Йорке в гостях. На Парк-Авеню я увидела толпу подростков, которые хотели увидеть «Битлз». Оказалось, что «Битлз» были в городе. Все веселились, но полицейские с трудом удерживали толпу за ограждением».

 

 

 

Фото Элейн Майерс.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Второе выступление на теннисном стадионе «Форест-Хилс», Нью-Йорк (Forest Hills Tennis Stadium, New York), на котором присутствовало 16 000 зрителей».

 

 

 

Как и в предыдущий день «Битлз» совершили посадку на вертолете на травяном корте Джи 5.

 

 

 

Теннисный корт Джи 5, на котором в 1964 году совершил посадку вертолет, в январе 2018 года. Фото Майкла Перлмана (foresthillsstadium.com).

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «В начале двухтысячных годов один из почтенных членов теннисного клуба «Вестсайд» рассказал, что после того, как «Битлз» покинули вертолет, который приземлился на травяном теннисном корте, одна молодая поклонница приковала себя к вертолету. Она планировала после концерта улететь с «Битлз», и клуб был вынужден применить пилу, чтобы её отцепить!»

 

 

 

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «Перед началом второго концерта Битлы и их команда заказали 48 сосисок и 6 колбас холодного копчения, которые были доставлены из закусочной «Натан Феймос» с Кони-Айленд (прим. — американская компания, управляющая сетью закусочных быстрого питания, специализирующихся на хот-догах. Самая первая закусочная расположена в Бруклине, на углу Сёрф и Стилвел авеню, Кони-Айленд)».

 

Лора Шефер: «Я была на втором концерте «Битлз» в «Форест-Хилс». Многие принесли огромные транспоранты, некоторые до 5 метров в ширину. Крики «Ринго в президенты» наполнили аудиторию. Концерт начался и на сцену вышел диск-жокей радиостанции «Даблви-Ай-Эн-Эс» Мюррей [Кауфман]. Он объявил о выступлении групп «Экситерс», «Райтес Бразерс» и певицы Джеки ДеШеннон. Наконец-то появились «Битлз». Девушки кричали и кидали на сцену попкорн, леденцы «Джелли-бин» и конфеты.

«Битлз» спели много песен, некоторые из фильма «Вечер трудного дня». Песни были едва слышны, но девушки говорили, что послушать их можно дома на пластинках, а увидеть их можно только один раз. Помню, как девушки обменивались адресами и плакали, когда вертолет повез их обратно в Манхэттен».

 

 

 

 

 

 

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «После того, как концерты закончились, очистить аудиторию от мусора оказалась не легкой задачей».

 

Джим Шеридан (служащий по уходу за территорией стадиона): «Мне было тогда 14 лет, но у меня было разрешение на работу. Я мог работать только в определенное время, когда не было занятий в школе. Я помню, как мой отец сокрушался из-за леденцов «Джелли-бин», тысячи которых были разбросаны повсюду. Ночью прошел дождь, и на следующее утро на кортах было липкое месиво. Не знаю почему, но мне кажется, что у фанатов была склонность бросать леденцы именно в Ринго».

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «На время концертов трава стадиона была укрыта досками».

 

Оуэн Шеридан (служащий по уходу за территорией стадиона во время концерта «Битлз»): «Леденцы «Джелли-бин» и битое стекло проникли на землю, несмотря на покрытие из досок. Мы пытались засосать их промышленным пылесосом, но не смогли избавиться от них полностью. В итоге нам пришлось нанять 18 человек, которые трудились три полных дня, чтобы руками собрать все эти леденцы».

 

 

 

 

 

Выступление на теннисном стадионе «Форест-Хилс», Нью-Йорк (Forest Hills Tennis Stadium, New York)

28 августа 1964 г.

 

 

 

28 августа журнал «Лайф» поместил фотографию «Битлз» на обложку.

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «[Когда я только начал работать с «Битлз»] С большой неохотой редактор выделил мне пару страниц. Но ближе к концу моего проекта он не только разместил самую большую в истории журнала статью о шоу-бизнесе – на целых восемь страниц, — но и поместил их фотографию на обложку».

 

Газета «Хай Пойнт Энтерпрайс», 28 августа 1964: «Было 2.55 утра, когда «Битлз» прибыли из Цинциннати».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда в 3.02 ночи самолет «Битлз» приземлился в аэропорту имени Кеннеди, их ждали 3000 поклонников».

 

 

 

 

Газета «Хай Пойнт Энтерпрайс», 28 августа 1964: «Несмотря на то, что они прибыли поздно ночью, в аэропорту Кеннеди их встретили три тысячи очень бойких подростков. Четверка спустилась по трапу к ожидающим лимузинам менее чем за две минуты. Полицейское ограждение не позволило поклонникам группы покинуть смотровую площадку, возвышающуюся на 9 метров над землей и удаленную на 60 метров от того места, где остановился чартерный самолет».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Возле отеля «Дельмонико» их ждали несколько сотен поклонников, хотя предполагалось, что их размещение было секретом».

 

Джуд Саузерленд Кесслер (автор книги «Она любит тебя (1963-1964)»): «Отель «Плаза» отказался принять их, помня то февральское безумие, но благодаря великодушному содействию Эда Салливана, отель «Дельмонико» любезно открыл перед ними свои двери.

Подъезжая к отелю, они услышали шум от сотен поклонников, столпившихся за полицейским ограждением, защищающим легендарный отель со стороны улицы.

В третьем лимузине находились Ларри Кейн, Крис Хатчинс и Айвор Дэвис. Они обменялись нервными взглядами, когда перед ними показался знаменитый тридцатидвухэтажный отель, огороженный со всех сторон от вездесущих подростков. В Денвере их машина была смята, и они трое едва избежали серьезных травм. Теперь они были настороженны. Ларри схватился за ручку двери. Хатчинс наклонился вперед, готовый броситься вперед.

Тем временем заместитель полицейского инспектора Томас Ренаган, глава управления Северного Манхэттена, был наготове и его план уже был в действии. Сотня офицеров (включая восемнадцать конных полицейских) были задействованы в оцеплении отеля. Еще одна группа из двенадцати сотрудников частной охранной фирмы была скрытно размещена внутри отеля. Были приняты все возможные меры предосторожности».

 

Газета «Хай Пойнт Энтерпрайс», 28 августа 1964: «Когда «Битлз» прибыли в отель на Парк-Авеню на Манхэттене, десятки фанатов прорвали полицейское ограждение и обрушились на четырех артистов, которые побежали в отель».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда «Битлз» проталкивались через полицейское ограждение, чтобы войти в отель, одной из поклонниц удалось сорвать с шеи Ринго медальон с изображением святого Христофора».

 

Газета «Хай Пойнт Энтерпрайс», 28 августа 1964: «На улице возле отеля у Ринго Старра порвали рубашку, и кто-то сорвал с цепочки на его шее медальон Святого Христофора».

 

Джуд Саузерленд Кесслер (автор книги «Она любит тебя (1963-1964)»): «Несмотря на все принятые меры предосторожности, заместитель полицейского инспектора Томас Ренаган не придал значения шестнадцатилетней Энджи Макговен и её трем подружкам, которые часами незаметно и терпеливо ждали в вестибюле «Дельмонико». В то время как полиция Нью-Йорка сфокусировала свое внимание на том, чтобы вытащить «четырех маленьких парней» (как Ренаган называл «Битлз») из их машины и без происшествий переместить в отель, они никак не ожидали «нападения» внутри ограждения и самой гостиницы. Однако неожиданности всегда следует ожидать в Нью-Йорке в разгар Битлмании. Неожиданно маленькая Энджи Макговен бросилась к Ринго и схватив его за лацкан и рубашку, попыталась поцеловать свою «любовь всей жизни».

Действуя быстро, охранник оттолкнул Энджи и её подруг от парней. Но стальная хватка Энджи не ослабла, и неожиданно она отпрянула прочь с клочком рубашки Ринго и медальоном святого Кристофера. Это был сувенир на всю жизнь! Сокровище, которое она покажет своим внукам со слезами гордости. Она ахнула от изумления.

Через миллисекунды «Битлз» исчезли, как всегда, волшебным образом. Энджи завизжала от восторга, и бросившись к поддерживающим её подружкам, тоже исчезала. Но в своих дрожащих руках она зжимала медальон святого Христофора Ринго! Это было просто чудо!»

 

 

 

Ринго в порванной рубашке демонстрирует цепочку, на которой висел медальон.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Хай Пойнт Энтерпрайс», 28 августа 1964: «Диск-жокей «Даблви-Эй-Би-Си» Брюс Морроу вел репортаж из отеля, и Старр вышел в эфир с сообщением: «Брюс, кто-то взял мой медальон. Он значит для меня больше, чем что-либо ещё. Он у меня с 10 лет». Тому, кто вернет медальон святого Христофора, покровителя путешественников, была обещана встреча с Ринго и его товарищами — Джоном Ленноном, Полом Маккартни и Джорджем Харрисоном. По сообщению радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си», в студию позвонили 155 девушек, и каждая из них сказала, что этот медальон у неё».

 

Рик Скайлэр (программный директор радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си»): «Какая-то девушка из толпы сорвала с Ринго медальон со святым Христофором, и мы передали в эфире обращение к ней. Ринго был очень огорчен этим случаем, и сказал, что не сможет без него выступить. По-видимому, он носил его с самого детства. Мы передали в эфире воззвание и, конечно же, девушка пришла на радиостанцию».

 

Газета «Хай Пойнт Энтерпрайс», 28 августа 1964: «Вскоре в студии появилась пятнадцатилетняя девушка, которая представилась как Энджи Макговен, и отдала медальон Брюсу Морроу. Каким образом медальон оказался у неё, не говорится. Ей пообещали встречу с четырьмя парнями из Ливерпуля».

 

Рик Скайлэр (программный директор радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си»): «Но к этому времени ситуация стала настолько драматична, что мы задержали эту девушку, позвонили ей домой и попросили родителей разрешить оставить её у нас на всю ночь. Мы заперли её в отеле и всю ночь продолжали транслировать в эфире наше воззвание, хотя у нас уже была и девушка, и медальон».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «К утру возле отеля уже были тысячи поклонников».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Поклонницы перевернули бетонную тумбу для цветов, стоящую у здания гостиницы».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Поклонницы пробовали всевозможные изощренные способы проникновения в отель: притворялись, что они там живут и доставляли поддельные посылки».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Возле отеля постоянно находились поклонники, крича каждый раз, когда кто-нибудь появлялся в каком-нибудь из окон отеля. У многих из них были с собой портативные радиоприемники, настроенные на станции, передающие музыку «Битлз». Полиция через мегафоны просила постояльцев гостиницы не подходить к окнам. Девушек удерживало полицейское ограждение, установленное на другой стороне Парк-Авеню, но любой, кто появлялся у окна, вызывал крики и хаос, и девушки выскакивали на улицу, мешая движению транспорта. Их подзуживали репортеры радиостанций, которые подносили к их лицам микрофоны и выкрикивали: «Отлично, пусть «Битлз» вас услышат!»

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Я жил на том же этаже, что и «Битлз». Когда я одернул занавески окна, три тысячи девушек за полицейскими заграждениями начали истерично кричать. Нью-Йорк был похож на город в осаде».

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В отеле Мэл заказал в номер для ребят жареную картошку, яйца, бекон, чай и тосты. «Люблю позавтракать», — сказал Ринго».

 

 

 

В хрустальном зале отеля «Дельмонико» состоялась пресс-конференция.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время пресс-конференции, на которой присутствовали некоторые из поклонников, один из репортеров сказал: «Некоторые из поклонников Лонг-Айленда, которые сейчас находятся толпе возле отеля, говорят, что станут поклонниками «Роллинг Стоунз», потому что вы не махали им из окон отеля». Кто-то из сопровождения «Битлз» пробурчал: «Если хотят уйти по этой причине, пусть», но Пол ответил: «Полиция нам запретила. Они сказали нам держаться подальше от окон. В конце концов, мы же не хотим портить отношения с начальником полиции».

 

Вопрос: Говорят, что «Битлз» — это угроза для общественной безопасности. Не могли бы вы дать мне какой-нибудь комментарий?

Джон: Ну, мы не хуже бомб, не так ли?

Вопрос: Не могли бы вы повторить вопрос?

М.К.: Говорят, что «Битлз» представляют собой угрозу общественной безопасности. Что «Битлз» думают по этому поводу?

Джон: Чепуха.

Пол: Чепуха.

Вопрос: Говорите громче.

Ринго: (кричит) Чепуха!!!

Вопрос: Какие различия вы видите между тем приемом, который вы получаете здесь, в этой стране и за рубежом?

Джон и Ринго: (вместе) Здесь просто больше людей.

Вопрос: Пол, нет никакой разницы?

Пол: Ну, немного более необузданно, потому что здесь людей больше.

Вопрос: Кто вам нравится в качестве президента?

Пол: Ринго — и Джонсон, как второй вариант.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Если ваша слава пойдет на убыль, вы подстрижетесь?

Пол: Наши прически были такими ещё до того, как мы стали знамениты… это противоположность спаду? Положительная сторона? Знаете, мы не будем ничего менять.

Вопрос: Вы, парни, поселились в отеле «Дельмонико», потому что вам отказали в «Плазе»?

Пол: Я не знаю.

Вопрос: Если серьезно, как вы оцениваете оказываемый вам прием?

Пол: Мы не можем это объяснить, знаете. Мы…

Вопрос: Это продолжается уже несколько месяцев. У вас должны быть какие-то мысли о том, почему вы так нравитесь людям.

Пол: Нет, мы не знаем, правда. Не знаю.

Ринго: Мы не можем ответить. Никак.

Пол: Наверное, несколько причин.

Джон: В основном это музыка. Она на первом месте, а мы на втором.

Вопрос: Вы считаете, что это важнее, чем ваши личности и ваша…

Джон: Ну, я имею в виду, что люди услышали нас на пластинках до того, как увидели нас. Они видят вас после того, как выходит пластинка, понимаете.

Пол: И вообще, если бы мы делали очень плохие записи…

Корреспондент: (смеется)

Пол: … Я просто хочу сказать, что потому что вы, вероятно, думаете, что они все равно плохие. Но я имею в виду, что если бы мы записывали очень плохие пластинки, мы бы точно закончились.

Вопрос: Ранее уже задавался вопрос о том, намереваетесь ли вы оставить «Битлз ». В связи с этим возникает вопрос о том, что вы будете делать, когда день славы «Битлз» придет к концу. Вы написали книгу, которая стала довольно успешной. Вы собираетесь продолжать писать, к примеру?

Джон: Да, я все равно это делаю, знаете ли, знамениты ли мы или нет. Я делал это еще до того, как мы стали знаменитыми, поэтому я делаю это и после того, как мы стали знаменитыми.

Пол: Он делает это…

Вопрос: А как насчет остальных?

Пол: Ну, мы с Джоном, если он не будет писать слишком много, вероятно, будем продолжать сочинять песни. Потому что это… Знаете, мы не рассматриваем это как бизнес. Это в первую очередь увлечение, поэтому мы скорее всего продолжим.

Вопрос: А как насчет фильмов? У вас большой успех первого фильма.

Пол: Знаете, если у нас будет возможность снимать больше фильмов, и если люди все еще захотят увидеть нас в фильмах, то мы, вероятно, сделаем это, но у нас нет конкретных планов.

Вопрос: Что Битлы думают о купальниках без лифчика?

Пол: Мы носим такие уже много лет!

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Чувствует ли Джордж, что он не так популярен, как остальные?

Джон: Он вызвал большой бум в Швеции.

Джордж: Не совсем. И, знаете, меня это не особо беспокоило. Пока группа популярна.

Пол: В любом случае, он пользуется популярностью.

Вопрос: Некоторые из ваших наиболее активных поклонников говорят на улице, что они собираются переметнутся к «Роллинг Стоунз», потому что, как они говорят, «Битлз» не помахали из окна. Мне бы хотелось, чтобы вы это прокомментировали.

Джон: Ну, если они собираются уйти от нас только из-за этого, они с таким же успехом могут пойти нафиг, понимаете.

(смех и аплодисменты)

 

 

 

 

Пол: Нет, но как бы то ни было, нам сказали, как только мы приехали сюда вчера вечером, полиция, не смотрите в окно и не машите им. И если мы сделаем это, знаете, тогда придет шеф полиции и скажет (с американским акцентом): «Ну, мы закончили, мальчики!» и он уйдет, и не будет охранять нас, понимаете. Поэтому, мы ничего не можем с этим сделать.

Вопрос: Ваша слава выходит за пределы железного занавеса?

Пол: Не знаю.

Джон: Там об этом никогда не скажут.

(смех)

Вопрос: Многие люди продолжают задавать один и тот же вопрос: «Вам нравится Америка?»

«Битлз»: Да!

Джон: Мы бы сюда не приехали, если бы нам здесь не нравилось.

Ринго: Да, так и есть.

Вопрос: Что будут делать «Битлз» после того, как все это закончится?

Джон: (обращаясь к остальным) Они повторяют это каждые две минуты.

Ринго: Я не знаю, понимаете. Мы просто продолжаем и смотрим, что произойдет. Я ничего не планирую.

Вопрос: Ринго, говорят, что твой музыкальный вкус от рок-н-ролла до кантри-энд-вестерна, а распространяется ли он дальше?

Ринго: Нет.

(смех)

Пол: (обращаясь к Ринго) Фолк?

Ринго: (обращаясь к Полу) Ну, а это кантри-энд-вестерн?

Пол: (отвечая Ринго) Это не фолк.

Ринго: Ну, если посмотреть на это…

Вопрос: В фильме есть вешалки с надписью «Гостиничная корпорация Америки». Откуда они взялись?

Джон: Я их даже не видел.

Ринго: Реквизит. Мы такими не пользуемся.

Джон: (смеется) Я даже не заметил.

Вопрос: Полицейские в аэропорту были весьма обеспокоены некоторыми несусветными хулиганами, которые пытались проникнуть в толпу.

Пол: Это были мы!

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Они изъяли винтовку у одного из парней, а потом оказалось, что это был муляж. Но мне интересно, застрахованы ли вы, парни, и насколько трудно вам получить страховку, когда вы приезжаете в города, где вас, скорее всего, будет ждать целая толпа народу?

Пол: (шутливо) Интересы какой [страховой] компании вы представляете?

Ринго: Мы застрахованы.

Джон: Кто-то застраховал нас. Я не… нам ничего не известно об этом. Мы только подписали бумагу, вот и все.

Ринго: Кому нужна богатая мамочка?

(смех)

Вопрос: Чем Битлы планируют заняться в свободное время, пока они в Нью-Йорке?

Джон: Какое свободное время?

Вопрос: Что у вас запланировано на воскресенье?

Ринго: Воскресенье?

Джон: Не знаю.

Ринго: А где мы играем?

Вопрос: Я имею в виду, когда вы собираетесь уехать в Атлантик-Сити?

М.К.: Это большой секрет.

Джон: Это так?

Вопрос: Вы изменили свой стиль с тех пор, как начали выступать и сейчас? Играете так же, в том же духе…

Джон: По сути, мы играем одинаково, понимаете. Он немного меняется. Стиль во время записи меняется, понимаете, потому что …

Вопрос: Какое послание вы пытаетесь донести, если оно есть?

Джон: Мы не пытаемся донести какое-либо послание

Вопрос: Развлекаете?

Ринго: Да, мы просто играем, потому что нам это нравится.

Пол: Мы просто поем песни, знаете ли. Мы больше ничего не делаем. Не проповедуем и не делаем ничего, кроме этого.

Вопрос: Джордж, что ты собираешься заняться после того, как всё уляжется?

Джон: (удивленно обращаясь к остальным) Они говорят об этом каждые две минуты!

Джордж: Ну, как только что сказал Ринго, нас уже об этом спрашивали.

Ринго: (шутливо) Как только что сказал Джон. Не надо меня доставать.

Вопрос: «Битлз» были бы столь же успешными, если бы Ринго не заменил Пита Беста?

Джон: Наверное, нет… Мы могли бы преуспеть, понимаете. У нас были бы продажи. Не знаю. Нельзя сказать, понимаете.

Вопрос: Была ли какая-то часть фильма «Битлз» вами импровизирована?

Джон: Немного было. Но даже когда мы где-то импровизировали, нужно было сделать дублей одиннадцать, так что к тому времени, когда мы заканчивали, импровизации вообще уже не было, понимаете.

Вопрос: Что вы думаете о (кандидате в президенты) Барри Голдуотере?

Пол: Я не знаю о нем много, но я только что слышал, как он сказал, что экстремизм — это добродетель, и я просто подумал, что это немного безумно, знаете ли.

Вопрос: Джордж, тебе нравится «Дельмонико»?

Джордж: Кто? (смеется)

Вопрос: Один психиатр на одном из ваших концертов в Сиэтле сказал, что это влияет на детей. 14 000 детей, находящихся там, он назвал нездоровыми и сказал, что вы создаете невротический эффект. Как вы к этому относитесь?

Джон: Вероятно, именно он был нездоров, наблюдая за этим

(смех)

Вопрос: Джон, как бы ты описал себя одним словом?

Джон: Я не знаю.

Пол: Джон.

Джон: (хихикая) «Джон», да. Спасибо.

(смех)

Вопрос: Джордж, у вас накануне вечером на западном побережье был инцидент с фотографом. Считаете ли вы, что то безумие, которое окружает вашу жизнь, влияет на вашу сдержанность?

Джордж: Нет. В тот вечер я был в приподнятом настроении, и я просто подумал, что буду его крестить.

(смех)

М.С.: И одного из детей прямо здесь.

Вопрос: Ринго, тебе нравится, э-э-э… Я видел в журнале… Тебе нравится кидаться снежками?

Ринго: Ну, это была постановка, правда. Очень весело, впрочем.

Джон: Не разрушай его иллюзии, они ему нравятся!

Вопрос: Вы были в Диснейленде?

Джон: Нет. Я даже не знаю, где это.

М.С.: Последний вопрос.

Вопрос: Вы посетите Всемирную выставку? И как долго вы будете в Нью-Йорке?

Ринго: Мы не собираемся на Всемирную выставку, и мы здесь до воскресенья.

Вопрос: Вы приедете еще раз?

Джон: O, да. Мы вернемся.

М.С.: Они вернутся в Нью-Йорк, кажется, 20 сентября, на большое благотворительное шоу в театре «Парамаунт». Билеты очень дорогие… и все проданы.

Корреспондент: Как долго вы пробудете в Соединенных Штатах?

Джон: В общей сложности, думаю, дней тридцать.

Пол и Джон: (напевая) … тридцать дней.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мисс Фллорида Пэт Пирс, представитель павильона Флориды на международной выставке, подарила «Битлз» оранжевых дельфинов (прим. – в 1964 году в Нью-Йорке состоялась Всемирная выставка «Мир через взаимопонимание». На 650 акрах были представлены экспонаты со всего мира. Страны, города, корпорации и частные компании показали свои идеи и достижения более чем 50 миллионам посетителей. Наиболее представительным был павильон Америки).

 

 

 

 

 

 

 

 

Рик Скайлэр (программный директор радиостанции «Даблви-Эй-Би-Си»): «Утром медальон был возвращен Ринго. Он снова мог играть, и это был волнительный момент для всех».

 

 

 

Кадры кинохроники, на которых Энджи Макговен возвращает Ринго украденный медальон.

 

 

 

 

Газета «Винздор Стар», 28 августа 1964: «Мисс Макговен встретилась с Ринго Старром, который в благодарность поцеловал её в щеку».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Девушка, которая украла медальон Ринго, Энджи Макговен, вернула её и позировала для фотографий, пока Ринго, а затем и Пол, поцеловали её в щеку».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Она чуть не потеряла сознание, когда Ринго поцеловал её».

 

 

 

Энджи Макговен целует Ринго во время интервью.

 

 

 

Медальон святого Христофора, сорванный с шеи Ринго Старра.

 

Ринго: «Он [медальон] очень маленький, но для меня много значит».

 

Газета «Винздор Стар», 28 августа 1964: «Ринго Старр, довольный, что ему вернули медальон, сказал: «Он у меня давно. Мне его подарила тетя. Он очень маленький, но для меня много значит».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Ринго получил его в подарок от тети на свой 21 день рождения».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на теннисном стадионе «Форест-Хилс», Нью-Йорк (Forest Hills Tennis Stadium, New York)».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Все 15 983 места на стадионе были распроданы, а дополнительные места продавались по 6,50 долларов, что в те дни было высокой ценой».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Вокруг сцены было установлено ограждение высотой два с половиной метра с колючей проволокой».

 

Газета «Винздор Стар», 28 августа 1964: «На стадионе дежурили около 200 полицейских, ещё 300 патрулировали снаружи. Рядом со стадионом стояли четыре машины скорой помощи, и были наготове пожарные шланги, чтобы подавить любые неуправляемые волнения».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа вылетела на стадион на вертолете».

 

 

 

«Нью-Йорк Эйрвейс» — вертолетная авиакомпания в районе Нью-Йорка, основанная в 1949 году как почтовая и грузовая компания. 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Мы отправились в Форест-Хилс на первый из двух концертов на теннисном стадионе. Я поехал на машине. «Битлз» отправились туда на вертолете, чтобы не попасть в пробку. Битлы умоляли, чтобы не лететь на вертолете, но полиция Нью-Йорка ответила, что вертолет был единственным средством, чтобы добраться до стадиона. Они опасаются, что лимузин с «Битлз» застрянет в тоннеле «Мидтаун» и не сможет добраться до теннисного стадиона «Форест-Хилс». Я уехал в лимузине на 60 минут раньше их и прибыл вовремя, успев посмотреть выступления разогревающих исполнителей».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «На лимузине они доехали до вертолетной площадки на Уолл-Стрит».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джордж: «Группа «Райтес Бразерс» стояла на сцене и пела «Ты потеряла то чувство любви» (You’ve Lost That Loving Feeling), когда мы пролетали над ними в нашем летающем «чинуке». Люди повскакали с мест, указывая в небо, поднялся галдеж и крик, о музыкантах все забыли, и это их очень задело. Причем настолько, что они решили прервать турне. Это было праведное негодование братьев-праведников».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Во время выступления группы «Райтес Бразерс» над полем появился вертолет с «Битлз», и рокот пропеллера заглушил их музыку. После этого дуэт музыкантов решил покинуть турне. Шум аудитории был таким же оглушительным и в той же степени обидным. Всё время, что они были на сцене, поклонники кричали: «Мы хотим Битлз! Мы хотим Битлз!» В конце концов Бобби Хэтфилд и Билл Медли решили, что с них достаточно. Они подошли к Брайену Эпстейну и заявили: «Послушай, мы закончили. Нам это надоело. Нам платят больше на Западном побережье, где люди знают нашу музыку». В итоге Брайен освободил их от обязательств по контракту. Дуэт вернется в Калифорнию после еще одного концерта».

 

Билл Медли (участник группы «Райтес Бразерс»): «Пройдя три четверти пути, мы покинули турне «Битлз». Нам нужно было записываться для шоу «Вечеринка» (Shindig). Мы сказали об этом Брайену Эпстайну и Битлам, и они сказали: «Конечно, хорошо».

 

Бобби Хэтфилд (участник группы «Райтес Бразерс»): «И потом, нам просто не нравилось пытаться что-то спеть перед пятьюдесятью тысячами подростков, вопящими «Мы хотим Битлз». Мы пошли к Брайену Эпстайну, и он всё понял. Он сказал: «Я вас понимаю. Желаю вам, ребята, всего наилучшего. Удачи. Может быть, мы сможем еще с вами поработать в дальнейшем». И мы покинули турне».

 

Билл Медли (участник группы «Райтес Бразерс»): «В целом это турне не было для нас особо прибыльным. Семьсот пятьдесят долларов в неделю по сравнению с пятистами долларов за вечер, когда мы были дома в Лос-Анджелесе, и это турне определенно ничего не давало для нашей карьеры. Никто не хотел нас видеть, мы были просто в дороге. Мы не злились ни на кого, конечно, не на «Битлз», но это было для нас приемлемо. Тем не менее, оглядываясь назад, мы говорим себе: «Чувак, у нас было место в первом ряду истории. Это было довольно круто».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда [гастрольный менеджер] Боб Бонис перед началом концерта пришел на стадион, то он обнаружил, что организатор концерта Сид Бернстайн распорядился установить за кулисами всего лишь палатку, которая должна была стать раздевалкой «Битлз». В ней не было мебели, ничего. Боб сказал Сиду, что так не пойдет. «Мы должны быть там!» — сказал он, указывая в направлении теннисного клуба. Бернстайн ответил, что он боится, что из-за «Битлз» это место пострадает. «Сейчас уже слишком поздно, они в вертолете». «Нет, ещё не поздно, — возразил Бонис, вытаскивая свою рацию, — я позвоню им прямо сейчас и скажу, чтобы они возвращались туда, откуда начали полет, если вы не обеспечите им подходящую гардеробную». Встревоженный Бернстайн унёсся прочь. Когда в 8 вечера прибыл вертолет с «Битлз», Гардеробные комнаты ждали их внутри теннисного клуба».

 

Нат Вейс (адвокат, близкий друг Брайена Эпстайна): «Внутри вертолета было очень шумно. Звук двигателя и пропеллера были очень громкими, но, когда мы снизились примерно до 150 метров, крик толпы стал сильнее шума вертолета. У всех, должно быть, были фотокамеры с вспышкой, и когда мы снижались, все вспышки погасли, крики смолкли, как будто с небес спускались боги или НЛО. Это было очень сюрреалистично и потустороннее, и очень трогательно».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Во время первого летнего турне по Америке наиболее грандиозное впечатление осталось у «Битлз» от полета на верто­лете к теннисному стадиону «Форест-Хилс». Когда вертолет начал снижаться, арена озарилась вспышками фотоаппара­тов и стала похожа на гигантскую чашу, полную светлячков. «Они похожи на богов! — закричал Брайен Эпстайн своему приятелю Джеффри Эллису. — Завтра они смогут спустить­ся в Перу или в Индии!» Брайену бы следовало направить вместе с «Битлз» группу кинематографистов, наподобие то­го, как впоследствии «Ди-Оу-Эй» незабываемо засняли на пленку группу «Секс Пистолз» во время их шокирующего турне по Штатам».

 

Джоффри Эллис (друг Брайена Эпстайна): «Это было необыкновенно. Это на самом деле было похоже на схождение богов с небес».

 

Брюс Блау: «Я был там. Моя мать знала Рона Делсинера, который и дал нам билеты. Мне было шесть лет, и я запомнил только две вещи… их вертолет и всеобщий визг! (прим. — Рон Делсинер – нью-йоркский промоутер, организатор выступления «Битлз» на теннисном стадионе «Форест-Хилс»)».

 

Рон Делсинер (промоутер): «В 1964 году я работал на теннисном стадионе «Форест-Хилс». Это было одно из немногих мест на открытом воздухе в стране, не считая «Голливудской Чаши», и мы организовали первые два концерта «Битлз» в Нью-Йорке».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «За кулисами, перед их выходом на сцену, я увидел, как с ними встретился король свинга Бенни Гудман. Их встреча продлилась всего три минуты».

 

 

 

Ди-джей Мюррей К. представляет «Битлз».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Выступление «Битлз» перед 16 000 зрителей началось почти в 10 часов вечера».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Во время выступления Пол обратился к аудитории, сказав, что он хочет, чтобы они топали ногами. Это была достаточно необдуманная просьба, так как стадиону было более 40 лет, и вся старая шаткая деревянная конструкция стадиона содрогнулась от топанья разошедшейся толпы. Стадион в буквальном смысле был на грани разрушения».

 

 

 

Фото Кэйя Шумана.

 

 

 

Фото Арта Зелина.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В какой-то момент одна девушка в блестящем ярком изумрудно-зеленом платье внезапно выбежала на теннисный корт и бросилась к сцене как спортсмен-барьерист на Олимпиаде, перепрыгивая через одни полицейские ограждения и обегая другие, в то время как несколько полицейских пытались её догнать.

Она достаточно близко приблизилась к сцене, чтобы «Битлз» смогли её заметить. В середине песни Джордж указал Джону и Полу на неё. Аудитория прониклась её энтузиазмом, и вся толпа начала её подбадривать, а когда в конце концов почти у самой сцены её схватили, толпа разразилась коллективным вздохом».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Второй девушке повезло больше, и ей удалось преодолеть весь путь до сцены. Похоже, она хотела забрать Джорджа себе домой. Она взобралась на сцену, подбежала к Джорджу и обняла его, повиснув на шее, в то время как он изо всех сил пытался играть».

 

 

 

Полиция пытается оторвать от Джорджа Харрисона поклонницу Мэри Смит. Фото Кэйя Шумана.

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «Сцену со всех сторон окружали защитные деревянные барьеры, но этого оказалось недостаточно. Она появилась сзади, вышла на сцену и обняла Джорджа. Битлы перестали играть и удивленно смотрели на происходящее, пока не вмешалась полиция».

 

 

 

 

Мэри Смит: «Я должна была увидеться с Джорджем. Это всё очень сложно, но мне нужно было кое о чем с ним поговорить, и мне нужно было сделать всё возможное, чтобы его увидеть».

 

 

 

 

 

 

Майкл Перлман (foresthillsstadium.com): «Семнадцатилетнему Аль Таралло из Йорктаун-Хайтс тоже удалось пробиться к сцене и позже он объяснил, что хотел показать Битлам живописную картину с их изображением».

 

Аль Таралло: «Мне нравятся эти парни, и когда я добрался до них, то спросил Джона, не будут они против, если поднимусь к ним. Он сказал, что так не думает, поэтому мне немного жаль, но не слишком».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В целом во время этих гастролей такие моменты были редки, но, когда эти инциденты действительно имели место, для группы это становилось неожиданностью. Те, кому удавалось выскочить на сцену, быстро и бесцеремонно удалялись с неё легионом вездесущих полицейских».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «За кулисами возникла паника, когда Брайен решил, что им понадобится вертолет, чтобы скрыться от поклонников. Начались лихорадочные телефонные звонки, пока пилот не вернулся и не припарковал свою птичку».

 

Джоффри Эллис (друг Брайена Эпстайна): «После окончания выступления они снова поднялись в небо и исчезли. Это было очень необычно».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В 22.45 «Битлз» вернулись в отель».

 

 

 

 

Пенни Брэндстеттер: «Мне было 16 лет. Я, и мои сестры — 21-летняя Линн и 5-летняя Дебби, зарегистрировались в отеле в номере 442. Деньги были выручены за продажи портретов Битлов, которые я рисовала последние несколько месяцев. Чтобы быть рядом с «Битлз» и иметь возможность покупать все их новейшие записи, я потратила 300 долларов.

Чтобы увидеть Потрясающую четверку, мы сняли номер за 48 долларов в день. Мы прождали весь день, но всё было напрасно. Трижды нас выпроваживали с шестого этажа отеля, где размещались Битлы. И трижды мы возвращались. Затем, примерно в 10.45 вечера, мы стояли возле лифта, когда «Битлз» вернулись с концерта в Форест-Хилс».

 

Дебби Брэндстеттер: «Я увидела Ринго, который шел первым, и сказала: «Добрый вечер, мистер Старр». Он посмотрел на меня и произнес: «Привет, милая девочка. Хочешь зайти в нашу комнату?» Затем он взял меня за руку. Я стала искать взглядом Пенни, но они сразу же закрыли за мной дверь. Я познакомилась с Джорджем, Джоном и Полом. Они все пожали мне руку и потрепали меня по голове. Они относились ко мне как к взрослой. Я сказал им, что моя сестра умирает от желания познакомиться с ними. Я сказала, что у неё есть несколько картин. Пенни заработала 400 долларов, продавая картины и эскизы, и хотела поехать в Лондон, чтобы увидеть их лично. Ринго сказал, что они хотели бы встретиться с Пенни, но хотят отдохнуть. Я была в комнате около пяти минут. Это было похоже на сон. Мне жаль Пенни. Но я никогда не забуду это».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Им нравился Нью-Йорк. Мы жили в отеле «Дельмонико» и летали вертолетом до большого теннисного стадиона «Форест-Хилс». Нью-Йоркские встречи были незабываемыми. Им нравился ажиотаж, огни города, темп жизни. По крайней мере, мне так казалась».

 

Из интервью Ларри Кейна с Джорджем Харрисоном, 28 августа 1964:

Ларри Кейн: Джордж, во время этих гастролей есть ли какое-то место, которое вам понравилось, где вы захотели бы жить, скажем, на пенсии, или жить постоянно? Какое-то любимое место в мире?

Джордж: Ну, должен признать, не думаю, что когда-либо смог бы жить где-либо, кроме Англии. Когда-то, скажем, два или три года назад, я думал, знаешь, типа, уехать из Англии и посмотреть, что получится. Но теперь, знаешь, мы уезжали так далеко и были во многих местах, и, знаешь, думаю, что Англия идеальна. Единственное, это погода, знаешь ли, не так хороша, как могла бы быть. Я не против иметь дома, скажем, в Калифорнии или Флориде, в жарком месте, но я не смогу жить там круглый год. Я бы сказал, скажем, около двух месяцев в году, я бы не возражал, но…

Ларри Кейн: Как в таком месте, как Майами?

Джордж: Да. Знаешь, в любом месте, где жарко, и, знаешь, где можно много поплавать, где все просто бездельничают. Мне это нравится. Но я думаю, знаешь, что всегда буду жить в Англии.

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Вечером мне в номер позвонил какой-то сумасшедший с самым что ни на есть сильным ливерпульским акцентом и нечленораздельной речью. Было невозможно понять, кто это, хотя это мог быть только Нил, Битлы или Мэл. Никто другой в Нью-Йорке, кроме ещё меня, не мог говорить с таким акцентом.

В конце концов я вышел из номера с бутылкой коньяка «Курвуазье» в руке и столкнулся в коридоре с Эпстайном. Увидев меня, он помрачнел и нахмурился: «Ты заплатишь за эту бутылку, Дерек. Она будет за твой счет». Я вернулся в номер, чтобы выпроводить гостей и разобраться с непрекращающимися телефонными звонками».

 

Патти Бойд: «Во время последнего этапа своего марафонского американского турне, битлы повстречались в Нью-Йорке с Бобом Диланом».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Вечером группу в отеле посетил Боб Дилан в сопровождении своего дорожного менеджера и журналиста Эла Ароновича».

 

Ринго: «Боб был нашим кумиром. Я услышал о нем от Джона, который дал мне послушать его записи. Он был классным парнем, и песни его были замечательными, ритмичными, поэтичными и глубокими».

 

Пол: «Мы считали его своим кумиром. Еще в Ливерпуле мы видели первые программы телеканала «Гранада» о нью-йоркских поэтах-битниках, где он пел вместе с Алленом Гинсбергом. Мы любили его как поэта, у каждого из нас был его первый альбом, где на обложке он изображен в кепке с обвисшим козырьком. Уверен, поэтому и Леннон носил такую же. Джон особенно восхищался им».

 

Джон: «До этого я никогда так не радовался встрече с любым другим музыкантом. Полагаю, я бы чувствовал то же самое, если бы это был Элвис, но больше ни к кому другому. Когда мы встретили Дилана, мы легко с ним разговорились, что всех нас удивило. Битлмания — это то, что Дилан мог понять и почувствовать. Его опыт был подобен нашему, но сильно отличался. Он пытался объяснить, какими были его поклонники, как они себя вели. Затем мы поговорили о музыке, особенно о написании текстов, о том, с чего начинается новая песня, как возникает идея. Этот чувак — настоящий поэт. У него есть вдохновение. Это видно по тому, как он пишет. Вы не сможете исполнять песни Дилана, как он делает это на своих записях, если не будете верить в каждое слово».

 

Пит Хэмилл (журналист): «Так или иначе, с Диланом «Битлз» познакомились через общего друга, писателя Эла Ароновица, одного из первых журналистов, который начал писать о поп-музыке».

 

Джордж: «У нас был общий друг — Эл Ароновиц, с которым мы познакомились в 1963 году, когда он работал в «Сатэдэй Ивнинг Пост». Эл Ароновиц и Боб Дилан были из среды битников. Нам всегда нравились богема и битники. Мне они нравятся до сих пор, как любые незаурядные личности. В числе прочего Эл привозил записи «Битлз» и Боба Дилана в Россию и пытался вести там подрывную деятельность. Он был близок с Бобом, и вот как-то он позвонил нам и сказал, что Боб у него и что мы могли бы встретиться».

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «Без меня 60-е годы не были бы тем, чем они были. Будучи журналистом «Нью-Йорк Пост», затем «Сатэдэй Ивнинг Пост», а впоследствии обозревателем рубрики «Поп-сцена» в «Нью-Йорк Пост», я имел исключительный доступ к знаменитостям шоу-бизнеса. Я был делегирован газетой «Сатэдэй Ивнинг Пост» написать о «Битлз» во время их первой поездки в Америку. Как журналист, я производил впечатление очень безобидного человека, и это дало мне возможность сблизиться со знаменитостями, о которых я писал».

 

Роберт Фримен (фотограф): «Дилан обожал «Битлз» и организовал тайную встречу во время их турне».

 

Боб Дилан: «Как-то мы проезжали Колорадо. У нас было радио, и восемь из десяти исполняемых топ-песен были песнями «Битлз». Они делали такие вещи, которые никто не делал! Их аккорды были без всяких правил, но гармония была изумительной. Я храню это глубоко в душе, я действитель­но увлекся ими и был ими покорен. Вероятно, многие думали, что они еще сопляки в музыке, но они были на верном пути. Для меня было совершенно ясно, что они — сила! Я знал, что они укажут путь, по которо­му будет развиваться музыка. Я полагаю, что именно такими были «Битлз».

 

 

 

 

Пит Хэмилл (журналист): «Аронович с Диланом (настоящая фамилия Дилана – Циммерман) прибыли из Вудстока на синем фордовском пикапе, и их провели в частные владения Битлов».

 

 

 

 

Джордж: «Эл привел Боба к нам в отель».

 

Пол: «Боб появился однажды вечером, когда мы были в Нью-Йорке».

 

Патти Бойд: «Один их общий друг, Эл Ароновиц, который работал в «Сатэдэй Ивнинг Пост», привёл Дилана к ним в отель».

 

Пит Хэмилл (журналист): «Брайен, Нил, Мэл и все четверо «Битлз» только что отобедали в номере и сидели за столом, когда в дверях появился Дилан. Он был ниже ростом, чем предполагали ребята, у него был крючковатый нос и веселые глаза. После неуклюжего знакомства неловкое напряжение в комнате усилилось. У гостей вежливо поинтересова­лись, что они будут пить. «Какое-нибудь дешевое вино», — ответил Дилан. Битлы, заказавшие в номер все самое дорогое, могли предложить ему только дорогие напитки.

Когда «Битлз» предложили ему отведать таблеток, Дилан отказался и предложил попробовать что-нибудь «природное, зеленое, произрастающее из ласковой груди матери Земли».

 

Джон: «Боб Дилан впервые научил нас «ку­рить» в 1964 году».

 

Пол: «Боб Дилан был тем, кто в Америке повернул нас к марихуане и открыл другой род чувственных переживаний, более свойственных джазовым музыкантам. Самое близкое к этому, из того, что мы слышали, была старая шутка об уборщице в «Хэммерсмит Одеон», которая сказала, что: «Рэй Чарльз — скупой ублюдок. Знаете, он видимо совсем не платит своим музыкантам. Вчера вечером двое из них делили одну сигарету на двоих». Мы решили, что это не для нас. А потом Боб пришел к нам в отель и сказал: «Вот, попробуйте это». Не знаю, нужно ли говорить об этом — неизвестно, рассказывал ли сам Боб о том, как он пристрастил «Битлз» к марихуане. Но это было клёво».

 

Джон: «С наркотиками мы были знакомы давно. Все джазовые музыканты употребляли их годами — об этом газеты писали еще в шестидесятых. В Ливерпуле курили марихуану, когда мы были еще детьми, хотя в то время я лично с ней не сталкивался. Там было много чернокожих с Ямайки, и раздобыть марихуану было несложно. Движение битников тогда только начиналось. Помню, один парень показал нам марихуану в Ливерпуле еще в 1960 году. Мы курили её, не зная, что это такое. Мы были пьяны».

 

Джордж: «[Тогда] впервые марихуану нам дал барабанщик из другой ливерпульской группы. По-настоящему мы попробовали её [марихуану] после возвращения из Гамбурга. Помню, мы курили её в гримерной во время концерта в Саутпорте (прим. – см. события 23 июля 1962 г). Все мы в тот вечер научились сворачивать популярные в то время косячки. Мы хотели проверить себя. Все твердили нам: «От этого ничего не случится». Есть такая старая шутка: на вечеринке два хиппи парят под потолком, и один говорит другому: «Не действует твое барахло, парень». (прим. — в Саутпорте «Битлз» выступали три раза: 22 и 29 января и 23 июля 1962 года, в клубе «Кингсвей»).

 

Пит Хэмилл (журналист): «Ребята признались ему, что никогда не пробовали марихуану (в Англии легче было достать гашиш, чем трав­ку). «Мы никогда не курили марихуану», — ответил Эпстайн. Дилана это очень удивило. «А как же ваша песня? — где вы поете про то, чтобы заторчать?» — спросил он и пропел строчку из песни «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand): «I get high! I get high! I get high!» (И когда я дотраги­ваюсь до тебя, я воспаряюсь, я воспаряюсь). «Там другие слова!» — воскликнул Джон.

Джон объяснил, о чем на самом деле поется в песне, чем совершенно огоро­шил Дилана, поскольку тот ни разу еще не слышал, чтобы парень прятался от девушки, которая его заводит (На самом деле в песне вместо слов «I get high» — «Я торчу» поет­ся «I got to hide» — «Мне надо спрятаться»). На это Дилан ответил ему, что пора бы уже мень­ше скрывать, а больше возвышаться».

 

Джон: «Боб Дилан услышал слова одной из наших записей: «I can’t hide» («я не могу скрывать свое чувство») — и понял их как «I get high» («Я под кайфом»). Ему показалось, что мы поем «I get high» в песне «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), тогда как мы пели «I can’t hide». Он пришел к нам с Элом Ароновицем и рассказал об этом. Мы смеялись от души. Фантастика! Он пришел и заявил: «Ребята, я достал отличную травку». Разве можно было не восхищаться таким парнем? Он думал, что мы сидим на наркотиках. Вообще, мы ему за многое благодарны».

 

Пит Хэмилл (журналист): «Двери закрыли на замки, полотенцами заткнули все щели, жалюзи опустили, и, наконец, тоскующему Дилану разрешили «забить первый косячок». Виктор Маймудес, высокий и тощий дорожный администратор Дилана, был естественно тем, кто доставал наркотики. В те дни это было самой важной обязанностью дорожных администраторов. Он передал Дилану сумку, который импульсивно начал скручивать первую самокрутку, просыпая довольно много травы в большую вазу с фруктами, стоявшую на сервировочном столике».

 

 

 

Эл Ароновиц, Боб Дилан и Виктор Маймудес.

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «Боб неустойчиво на весу, пытался кончиками пальцев одной руки достать из сумки травку, и затолкать ее в свернутый листок бумаги, который он удерживал другой рукой».

 

Пит Хэмилл (журналист): «Дилан передал тощую американскую самокрутку Ринго, который начал курить ее, не зная, что этикет курильщиков марихуаны требует, чтобы косячок передавался по кругу».

 

Ринго: «Тогда я впервые попробовал курить марихуану».

 

Пол: «Джордж Харрисон, Джон и я сидели в центральной комнате номера, гостиной, выпивая. Мы сидели там со своим виски с колой, и Дилан только что дал Ринго затянуться. Ринго вернулся назад, и мы спросили: «Ну, как оно?». Он ответил: «На меня стал давить потолок». Пошли и мы. Ничего себе! Повскакивали, «Боже! Сделаем это!». Мы бросились в заднюю комнату – первым Джон, потом мы с Джорджем, потом Брайен».

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «У каждого Битла и Брайена было по самокрутке, и мы все ими пыхтели».

 

 

 

 

Пол: «Мы все затянулись, и минут пять провели в ожидании. «Ничего не происходит. Тссс! Ничего не происходит! Вы чувствуете… цззз!», — и мы начали неудержимо гоготать.

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «Ринго заторчал и начал неудержимо смеяться».

 

Ринго: «И я смеялся, смеялся и смеялся».

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «Мы все смотрели на него, и один за другим тоже начали смеяться».

 

Джордж: «Мы быстро поладили, долго болтали и смеялись от души».

 

Джон: «Мы курили и смеялись всю ночь».

 

Пол: «И мне было очень смешно. Так и было! Битлы веселились, нам было очень весело. Я помню ходил по номеру, пытаясь убежать от всего этого, Джордж Харрисон шел за мной след в след, а я решил, что я его потерял, обернулся, и вот он в комнате со мной. Ох! Весело».

 

Джон: «На телефонные звонки отвечал он [Дилан]: «Битломания слушает». Это было так смешно!»

 

Пит Хэмилл (журналист): «Какое-то время все смеялись над Брайеном, все время повторявшим: «Я взлетел, я на потолке, я наверху на потолке…».

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «Брайену казалось, что он парил под потолком».

 

Пол: «В тот первый раз, я действительно воспарил. Это было настоящее открытие, что-то новенькое. Был я, Джордж и Брайен, такая небольшая группка. Мы смотрели на Брайена Эпстайна, у которого был небольшой окурок, самый крошечный маленький окурок, он был похож на бродягу, который курит собачий конец. И это было что-то по сравнению с имиджем Брайена… и мы понеслись. «Ай!». Смеясь над ним грёбаным смехом. Это было весело. Помню, Брайен смотрел на себя в зеркало и получал удовольствие от всего этого. Мы все были в истерике. Брайен показывал на себя пальцем и говорил: «Еврей!». И это было весело! Мы не могли поверить, что это было так забавно. Мне кажется, это было впервые, когда Брайен указал на себя и произнес «еврей».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Мне в номер поступил звонок от «Битлз», чтобы я к ним зашел. Один. Комната была довольно темной, освещенная только парой ламп и несколькими свечами. Атмосфера была душной и благоухала марихуаной. Эпстайн, пошатываясь, держал в руке цветок и был похож на сумасшедшего. Вокруг маленького стола мистической тройкой стояли гости. Бородатый и крупный Ароновиц, мой дорогой и прагматичный друг, все еще был в здравом уме, молчалив, неподвижен и улыбался лучезарной улыбкой. Угрюмый Маймудес — романтичная фигура в экзотической одежде. Между ними, худой и клювастый, с пристальным взглядом маленькой птички, стоял Боб Дилан. По кругу передавались странные тонкие сигаретки, и все выглядели очень весёлыми. Брайен подошел ко мне и сказал, что я должен попробовать эту замечательную штучку, от которой всё, по ощущению, уплывает вверх. Пол заключил меня в медвежьи объятия и сказал, что он «там». Там, повторил он, указывая на потолок. Джордж предложил мне покурить. Я отказался: «Не для меня, спасибо. Я лучше выпью». Мне было довольно тревожно, и я считал своим долгом оставаться в нормальном состоянии — что бы это ни значило на этом этапе моей жизни. Джордж сказал: «Мы забалдели», и до тех пор, пока я не ушел, быть может, минут через 15 минут, продолжалась эта дымная, мутная путаница странных высказываний: «балдежно, обсажно, отпадно». Всё это перемежалось более обычными восклицаниями: «невероятно, вот это да, фантастика, потрясно, клёво».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Битлы и Дилан пили вино и договаривались о более продолжительном вечере, когда они вернутся в Нью-Йорк в конце своего турне».

 

Ларри Кейн (журналист): «В тот вечер в их номере не было ни журналистов, ни фотографов. Никто из нас, путешествующих с «Битлз», даже не подозревал об этом. На следующий день и на протяжении всего тура даже не упоминалось об их экспериментах с каннабисом».

 

Пол: «Это была, в некотором роде, удачная находка».

 

Пит Хэмилл (журналист): «Когда дым рассеялся, они впустили официанта, чтобы он убрался в гостиной, и во всем, что он делал, находили повод для того, чтобы забиться в конвульсиях от смеха. Через несколько месяцев «давайте посмеемся» стало означать «давайте покурим травку».

 

Пол: «В тот вечер, когда мы познакомились, мы устроили сумасшедшую вечеринку. Я пришел к выводу, что наконец-то понял, в чем смысл жизни. Я твердил Мэлу: «Принеси мне карандаш и бумагу, я все понял». Но Мэл, который тоже был не в себе, долго не мог найти бумагу и карандаш. Наконец он раздобыл их где-то, и я написал «Послание Вселенной» и попросил: «Положи это к себе в карман». На следующее утро Мэл сказал: «Пол, хочешь взглянуть на это?» Там было написано: «Есть семь уровней». Возможно, всё это и не говорит ни о чем, но время мы провели отлично».

 

Джон: «Не помню, о чем мы говорили. Мы курили травку, пили вино, вели себя в стиле рок-н-ролла и сюрреализма и смеялись. Мы веселились».

 

Джордж: «Классная получилась вечеринка».

 

Патти Бойд: «Джордж был полон впечатлений. Они просмеялись всю ночь».

 

Пол: «Теперь наркотики стали такой серьезной угрозой, что писать о них очень трудно, я не хочу оказывать влияние на кого-либо — у меня у самого есть дети. Когда мы говорили о наркотиках, это было легкомысленно. Но тогда о марихуане и вине говорили почти так же, как о скотче и коке. Но в этом и есть правда».

 

Джон: «Когда я познакомился с Диланом, я был ошеломлен. В каком-то смысле я принадлежу к числу людей с психологией фанов. Я перестал быть фаном, когда у меня самого появились поклонники. Я никогда не собирал автографы и не занимался прочей чепухой. Но если кто-то мне нравился, то нравился по-настоящему».

 

Пол: «Думаю, наибольшее влияние на Дилана и Джона оказал Дилан Томас. Поэтому Боба и зовут не Боб Циммерман (его настоящая фамилия). Мы все любили Дилана Томаса, я много читал его. Думаю, Джон начал писать сам тоже благодаря ему, а то, что и Боб Дилан писал стихи, лишь прибавляло ему значимости в наших глазах. Джон сделал это задолго до того, как услышал о Бобе Дилане.

Такие вещи нас всегда интересовали. В нас было что-то от студентов. Мы высмеивали другие группы, которые ничем таким не интересовались. Однажды в Гамбурге мне в руки попала книга стихов Евтушенко. Мне прислала её подружка. Мы сидели в раздевалке, где все хранили саксофоны и аппаратуру. Мы ждали своего выхода, когда саксофонист из другой группы постучал и спросил разрешения войти. Мы сказали: «Входи! Входи!» Мы сидели в разных позах, а я читал: «Желтый цветок бездумно украшает зеленые ступени». А парень шел мимо нас чуть ли не на цыпочках: «Простите, я не хотел мешать…»

Дело в том, что книга стихов была для нас частью нашего окружения. Вот что все мы любили — искусство. Джон учился в колледже искусств. Мне в школе как-то достался маленький приз. Я никогда не был зубрилой, но иногда кое-что мне удавалось. В 1953 году был объявлен конкурс сочинений по случаю коронации. Всем детям Великобритании предложили написать сочинения о монархии, чтобы отпраздновать восшествие королевы на престол. И я получил приз — книгу по современному искусству. Уверен, все это нашло отражение в нашей музыке и в стихах, а также оказало влияние на то, что нас интересовали такие люди, как Дилан. Вот к чему все это привело».

 

Эл Ароновиц (автор книги «Боб Дилан и Битлз»): «Мне бы меньше всего хотелось думать, что меня запомнят лишь благодаря тому, что я свел Боба с Битлами. Но это был, безусловно, правильный поступок. Разве это не принесло пользу всему миру? В результате мы получили прекрасную музыку. Очарование «Битлз» — в их мелодиях, очарование Боба — в его поэзии. После того как произошла их встреча, песни «Битлз» стали более содержательными, а Дилан изобрел фолк-рок».

 

Патти Бойд: «Они [«Битлз»] были очень сильно взволнованы – Дилан являлся его [Джорджа] и моим идолом – и Джордж не мог дождаться, когда расскажет нам о нём, и как он познакомил их с марихуаной».

 

Джордж: «Это была настолько удивительная ночь, что когда на следующий день я проснулся, то подумал: «Что это было? Что произошло прошлой ночью?!» Я чувствовал себя прекрасно. Это была классная ночь».

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Каждый производитель гитар в мире хотел, чтобы их инструменты были в руках «Битлз». Одним из лидеров музыкальной индустрии в то время был «Фендер». Многие считают эту марку лучшей на рынке, и она занимает огромную долю на рынке. Многие профессиональные и непрофессиональные музыканты выбирают инструменты и усилители «Фендер». Но к середине 1964 года у «Фендера» возникла проблема. Самая знаменитая в мире группа не использовала никаких продуктов «Фендер». На волне битломании подростки хотели иметь такие же инструменты, на каких играли их герои — и это были инструменты не «Фендер». Деловым партнером [основателя фирмы] Лео Фендера и его совладельцем был Дон Рэндалл».

 

Дон Рэндалл: «Я понимал, что «Битлз» станут реальной силой в бизнесе, и я хотел их получить. Политика компании заключалась в том, что она не должна платить музыкантам за их выбор продукции «Фендер». Единственный раз, когда я попытался это сделать, было тогда, когда я по ошибке отправил нашего Джима Уильямса в Нью-Йорк, чтобы он поговорил с Брайеном Эпстайном на предмет того, сможем ли мы заинтересовать их использовать наше оборудование. Я понимал, что нарушаю наше правило, но это было необходимо. Мы были намерены обеспечить их всем тем оборудованием «Фендер», которое они захотят, но из этого ничего не вышло.

Джим так и не встретился с Эпстайном. Я полагаю, что он добрался до кого-то из их среднего звена, кто сказал, что мальчики добились успеха используя то оборудование, что у них есть, и они собираются и дальше его использовать. Они не видели никаких причин для изменения».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Встреча должна была состояться в то время, когда группа была в Нью-Йорке 28 и 29 августа. По слухам Уильямс так нервничал, что решил выпить несколько коктейлей, чтобы успокоиться и это, скорее всего, и повлияло на то, что он не встретился с Эпстайном. Какова бы ни была причина, эмиссар «Фендера» так и не встретился с группой, и, возможно, сумел встретиться только с Нилом Аспиналом или Мэлом Эвансом».

 

 

 

Выступление на спортивной арене Цинциннати (Cincinnati Gardens, Cincinnati)

27 августа 1964 г.

 

beatlesbible.com: «Джордж Мартин не хотел записывать концерт [23 августа в «Голливудской Чаше»], и после сведения треков 27 августа в «Кэпитол» решили, что качество записи не подходит для выпуска пластинки».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «27 августа продюсер Войл Гилмор и звукоинженер Хью Дэвис подготовили стереомикс из трехдорожечной записи, сократив время от представления группы до начала первой песни и убрав некоторые комментарии Пола, когда он представлял песню «Мальчики» (Boys) в исполнении Ринго. Тридцатиминутная ацетатная монокопия пластинки будет готова к 3 сентября 1964».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Когда «Битлз» отправились в Цинциннати, одна женщина обратилась к руководству отеля «Браун Пэлэс» отдать ей простыни, на которых спали «Битлз», в качестве подарка на день рождения. Позже, «Браун Пэлэс» начала продавать однодюймовые квадраты простыней, на которых спали Джон, Пол, Джордж и Ринго, по 25 центов за штуку».

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Английского репортера, путешествующего с «Битлз», тоже зовут Джордж Харрисон. Он пожаловался американским журналистам на то, что его белье из прачечной постоянно принимают за белье Битла Харрисона».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Когда «Битлз» покинули Денвер, они также расстались с Дейвом Халлом и Джимом Стеком, которым пришлось вернуться в Лос-Анджелес за счет «Кей-Эр-Эл-Эй». Они воспользовались возможностью записать последнее прощальное сообщение от Ринго, который спросил: «Ты не едешь с нами?» «Нет. Не в этот раз», -­ уныло ответил Стек. Ринго передал привет слушателям из Лос-Анджелеса: «Это было потрясающе. У вас здесь отличное место. Надеюсь вернуться».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Поскольку они редко возвращались в отели, у «Битлз» появилась привычка, которая меня веселила. Это началось вскоре после начала турне и стало ритуалом. Когда они поднимались на борт самолета, то очень торжественно выстраивались передо мной в линию и бросали свои ключи от отеля в мою руку. Если бы кто-то из нас при этом засмеялся, то все было бы иначе. Меня забавляло это мрачное торжество, с которым оно проводилось, потому что «Битлз» очень редко вели себя торжественно относительно чего-либо.

Они курили «Данхилл» и другие английские сигареты, а я курила американские. Вскоре после начала турне мы начали ими обмениваться. Один или другой протягивал мне свою пачку и брал одну из моих сигарет. Я стала так часто курить «Данхилл», что полностью перешла на эти дорогие импортные сигареты, и курила их в течение многих лет».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Перелет через Скалистые горы в Цинциннати был весьма тряским. Битлы пытались уснуть, но это было не так легко сделать».

 

 

 

Во время перелета в Цинциннати на борту самолета Ларри Кейн берет у «Битлз» интервью.

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Во время полета из Денвера в Цинциннати «Битлз» были удостоены награды «Мелоди Мейкер» как лучшая международная группа. Это было задокументировано на магнитофон Ларри Кейна и отправлено на торжественное мероприятие награждения, предположительно в Лондон. Запись будет озвучена перед собравшимися гостями. Каждый Битл произнес короткую благодарственную речь, а Джордж сказал: «Привет, Битловский народ!», вызвав большой смех от своих коллег по группе».

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «В аэропорту Цинциннати «Лункен» их встретили более тысячи поклонников. Кинохроника зафиксировала первое появление самолета в небе, приземление на удаленной взлетно-посадочной полосе и его остановку».

 

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Сначала из самолета вышли Дерек и Нил, за ними последовала Потрясающая четверка».

 

 

 

 

 

Фото Уолта Бертона.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Из аэропорта «Битлз» были доставлены прямо к спортивной арене Цинциннати. Они прибыли около шести часов вечера».

 

 

 

 

В руках Джорджа альбом «Пхи Каппа Пси» — американского университетского братства. Песни были записаны между 1962 и 1964 годами под руководством Рэя Чарльза. Альбом был выпущен в 1964 году и содержал 25 песен.

 

beatlesbible.com: «Группа прибыла на спортивную арену Цинциннати в 18:00».

 

Кэрол Лоу: «Мне было 13 лет. Мы пришли пораньше, чтобы увидеть «Битлз». Когда прибыл их лимузин, мы бросились к служебному входу. Пол помахал нам рукой!».

 

 

 

beatlesbible.com: «Перед концертом состоялась пресс-конференция».

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Концерту предшествовала стандартная пресс-конференция, в которой не было ничего нового. На вопрос, какой вопрос он ненавидит больше всего, Ринго ответил: «Как твоя книга, Джон?» Один репортер спросил, копирует ли их «Пятерка Дейва Кларка», на что Джон заметил, что они используют саксофоны и электроорган, а Ринго добавил: «Они ни в чем на нас не похожи, знаете ли, если вы их послушаете».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед концертом состоялась пресс-конференция, которая была более оживленной, чем обычно».

 

Дэвид Брейси, газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Что они будут делать, когда волна битломании утихнет? В четверг на пресс-конференции в Цинциннати Битл Джон Леннон дал ответ: «Считать деньги».

Четыре британских певца сидели в душном и жарком помещении спортивной арены Цинциннати, в то время как журналисты газет, радио и телевидения задавали им вопросы. Битлы — Пол Маккартни, Ринго Старр, Джордж Харрисон и Джон Леннон — были веселыми и дружелюбными. Конференция, организованная рекламным агентом Дино Сантанджио, была хорошо организована и контрастировала с тем бедламом, который был в Денвере, штат Колорадо, прошлой ночью.

Битлы отвечали почти на все на вопросы, иногда остроумно, часто серьезно, а иногда и таким способом, который укорачивал дерзких вопрошающих. Но никогда Битлы не скатывались к злобе.

Когда один из телерепортеров спросил, чем они оправдывают свои прически длиной до воротника, Леннон начал отвечать: «Ну, они просто растут из головы…», но Маккартни его перебил: «Нам не нужно оправдание. Тебе нужно оправдание».

Журналисту из Дейтона, который сказал, что четверо парней должны быть в состоянии справиться с толпой в 30 000 человек без полицейской защиты, Леннон ответил: «Ну, может, ты сможешь. Ты толще, чем мы».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Репортер газеты «Цинциннати Энквайр» задал вопрос: «Один журналист из Дейтона утверждает, что все четверо смогут справиться с толпой в 30 000 человек без вмешательства полиции». «Ну, может быть, вы бы смогли. Вы более толстый, чем мы», — ответил Леннон».

 

Дэвид Брейси, газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Кто-то спросил парней, что они думают о сенаторе Аризоны Барри Голдуотере. Маккартни, участник группы с детским лицом и их самый охотный оратор, признался, что не слишком много знает об американской политической сцене. Но он сказал, что считает, что мистер Джонсон лучше». Что касается британской политики, он сказал, что тоже не слишком много знает о ней.

«Когда появляются «Битлз», то подростки вскакивают с мест и пронзительно и надрывно кричат. Почему?» — спросили их.

Маккартни сказал, что никто из них не знает, но он слышал, что подростки покупают билеты, чтобы пойти на их концерт и просто покричать. «Многие из них даже не хотят нас слушать, — сказал он, — потому что у них есть наши пластинки».

Один из репортеров спросил, что они думают о психиатре, который провел аналогию между истерией, вызванной их бит-музыкой, и речами нацистского диктатора Адольфа Гитлера. Леннон ответил резко: «Скажи ему, чтобы он заткнулся. Он больной на всю голову».

У Маккартни спросили, что он думает о комментаторе Уолтере Винчелле. Маккартни ответил резко: «Он сказал, что я женат, а я нет». «Может, он хочет на тебе жениться», — предположил Харрисон.

«Что бы они делали, если бы не стали Битлами?»

«Мы были бы просто плохими артистами», — ответил Харрисон.

У всех них было только одно стремление — быть в шоу-бизнесе.

Ринго сказал, что не видит ничего, что могло бы заменить их магическую силу, кроме нового поколения подростков с другими вкусами».

 

 

 

 

Фото Уолта Бертона.

 

 

 

 

 

 

 

На снимке во втором ряду справа с трубкой ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай» Дасти Родис – один из тех, кто организовал выступление «Битлз» в Цинциннати. Фото Уолта Бертона.

 

 

 

Ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай» Стив Кирк (крайний справа) машет рукой фотографу Уолтеру Бертону вместе с другими ди-джеями на пресс-конференции «Битлз».

 

 

 

 

 

На пресс-конференции с победительницами конкурса радиостанции «Даблви-Эс-Эй-Ай».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «27 августа 1964 года в Цинциннати к турне присоединился ди-джей Мюррей К».

 

Из интервью Гэри Джеймса с гастрольным менеджером Бобом Бонисом:

Гари Джеймс: Почему «Битлз» не понравился диск жокей Мюррей К?

Боб Бонис: Потому что он продолжал называть себя Пятым Битлом. Это было единственной причиной.

 

Ларри Кейн (журналист): «Никогда не забуду Цинциннати, когда ко мне подошла маленькая девочка, ей было не больше 11 лет. Она сунула мне в руку свой табель успеваемости и сказала: «Пожалуйста, отдайте его Полу, мне нужно, чтобы он его увидел». И я показал ему его, и он посмотрел на него очень растроганно, после чего я отправил его по почте, потому что не хотел, чтобы она его потеряла».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «В Цинциннати, Брайен куда-то исчез на целые сутки, заставив всех страшно беспокоиться».

 

 

 

Спортивная арена Цинциннати.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на спортивной арене Цинциннати (Cincinnati Gardens, Cincinnati)».

 

Дасти Родис (ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай»): «Однажды вечером в середине января я произнес в эфире следующее: «Почему бы нам не открыть первый в Северной Америке клуб поклонников Битлз?». И сразу же к нам пришло письмо. Мы сделали это по приколу, но ко времени появления их в шоу Эда Салливана мы отправляли уже сотни открыток в день. «Кэпитол Рекордз» заплатила за печать 25 000 карточек с надписью «Приверженцы Битлз Дасти Родиса, первого в Северной Америке фан-клуба».

 

 

 

 

Дасти Родис (ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай»): «Даблви-Эс-Эй-Ай» была первой радиостанцией в Цинциннати, которая ставила в эфире песни «Битлз» в конце 1963 и начале 1964 года, ранее чем за месяц до их выступления в шоу Эда Салливана.

В 1964 году радиостанция «Даблви-Эс-Эй-Ай» стала станцией «Битлз» с 42-процентной долей аудитории в городе. «Хорошие парни Даблви-Эс-Эй-Ай» изменили формат радиостанции, начав проигрывать в эфире записи «Битлз». Мы ставили их сразу же, как только могли получить. Когда мы поставили «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), она взорвала эфир.

В феврале после просмотра их дебюта на американском телевидении в шоу Эда Салливана мне и моим коллегам ди-джеям пришла сумасшедшая идея пригласить «Битлз» в Цинциннати. По какой-то причине мы послали в Англию телеграмму с вопросом, можем ли мы пригласить их выступить здесь? Боб Харпер отправил запрос в Лондон и 10 апреля в «Даблви-Эс-Эй-Ай» пришла телеграмма, в которой «НЕМС» приняли предложение о выступлении «Битлз» в «Садах Цинциннати» 27 августа 1964 года. Стоимость: 25 000 долларов. Каждый из нас — Дик Пуртан, Марк Эдвардс, Стив Кирк, Боб Харпер и я, выделили по 5 000 долларов».

 

Стив Кирк (ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай»): «Я был одним из команды «Хороших парней», пригласивших «Битлз» в Цинциннати во время их первого туре по Северной Америке. Каждый из нас выложил по 5 000 долларов».

 

 

 

Телеграмма от 10 апреля 1964 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дасти Родис (ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай»): «Кстати, шоу Эда Салливана я даже и не смотрел, так как работал с шести вечера до полуночи по воскресеньям и с девяти вечера до полуночи с понедельника по пятницу. Я даже их не видел. Я был занят проигрыванием пластинок».

 

beatlesbible.com: «За кулисами Битлы пообщались по телефону с Элвисом Пресли».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Аудитория насчитывала 17 000 человек».

 

beatlesbible.com: «На концерте присутствовало 14 000 зрителей».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Цинциннати случилась небольшая паника, когда местный союз музыкантов потребовал, чтобы на концерте «Битлз» выступили местные исполнители».

 

beatlesbible.com: «После телефонной кампании поклонников «Битлз», профсоюз снял свое требование».

 

Дасти Родис (ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай»): «Удивительно, насколько простыми были тогда концерты рок-музыки. У них были только усилители, и все. Сейчас группы сопровождают огромные автобусы. И цена была довольно разумной. Это было что-то около 5,50 долларов за билет, а сейчас [в 2016] Маккартни запрашивает около 200 долларов за билет. Меня не удивило, что билеты, стоимостью от 2,75 до огромных 5,50 долларов, были мгновенно проданы. Более 30 000 долларов за предварительные заявки на билеты пришлось вернуть».

 

 

 

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Организаторами концерта стали «Добрые парни из Даблви-Эс-Эй-Ай» — диск-жокеи Пол Пуртан, Дасти Родис, Марк Эдвардс, Боб Харпер и Стив Кирк — которые также приняли участие в большей части выступления, должным образом сочетая энтузиазм, юмор и сдержанность». Фото Уолта Бертона.

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «В четверг вечером «Спортивная арена Цинциннати» были охвачены битловским воем. Репортеры со стажем и полицейские не могли описать словами то проявление чувств четырнадцати тысяч на вид сумасшедших подростков, которое они выразили по отношению к своим кумирам. «Невероятно» — самое близкое, что они смогли придумать, чтобы создать словесный образ этого бедлама. Бешеная толпа начала свой ритуальный танец около семи часов вечера, когда был открыт вход в «Спортивную арену Цинциннати», но это выражение чувств было только «глазом» порожденного Ливерпулем шторма. Худшее было еще впереди. Первой выступала группа «Билл Мэк Комбо». Она только подняла настроение толпы».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Концерт начался в 20.00 выступлением группы «Билл Блэк Комбо». Следующими были «Экситерс».

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Вторыми выступала группа «Экситерс». Они пели и танцевали «Манки» (прим. – популярный в 1964 году танец), разжигая аппетит подростков».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «За ними пришла очередь «Райтес Бразерс», никому не известной группы».

 

Билл Медли (участник группы «Райтес Бразерс»): «Им [поклонникам «Битлз»] пришлось пережить полтора часа [выступление разогревающих артистов], прежде чем они увидели своих парней. Для 13-14-летних это целая вечность. Для нас это был удивительный опыт. Мы хорошо выступали на Западном Побережье, но на Восточном Побережье всё стало намного жестче. Мы постоянно слышали: «Мы хотим Битлз!»

 

Роуз Слезак: «Если бы мы не были так без ума от «Битлз», то нам бы понравились разогревающие исполнители».

 

Бобби Хэтфилд (участник группы «Райтес Бразерс»): «Мы отлично выступали на далеком Западе в таких городах, как Денвер, Лос-Анджелес, Сан-Диего, Лас-Вегас и Сан-Франциско. Но как только мы добрались к востоку от Денвера, там нас никто не знал. Наши первые песни были хитами, в основном, на западном побережье».

 

Билл Медли (участник группы «Райтес Бразерс»): «Наша программа длилась минут 20, но затем у некоторых других исполнителей, выступавших с нами на концерте, начались проблемы с голосом и Брайен Эпстайн попросил нас петь больше песен. Таким образом мы начали выступать по 40 минут перед выходом «Битлз», и иногда это было смерти подобно. Я имею в виду то обстоятельство, что в то время звуковые системы не были приспособлены для рок-н-ролла. Поэтому нельзя было услышать себя на сцене. А когда выходили «Битлз», все начинали кричать, и это было как подливать масла в огонь. Но это было забавно».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Потом выступала Джеки ДеШеннон».

 

 

 

 

Фото Уолта Бертона.

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Они вышли на сцену в 21.35».

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «И вот это свершилось. Появились «Битлз» и толпа разродилась вихрем звуков — криками, топаниями, плачем, мольбами, стонами, издавая все мыслимые звуки, которые способен издавать человек».

 

Кэти Эллерман: «Мне было 17 лет. Я была на концерте с двумя своими подругами. Когда мы пришли и увидели свои места за 4 доллара в дальнем конце арены, то я показала охраннику свою карточку репортера подросткового журнала. Он указал на секцию прессы, расположенную прямо за сценой, и мы, поспешив туда, заняли места в первом ряду. Мы были так близко к ним, что не имело значения, что нас ослепили вспышки фотоаппаратов перед нами и оглушительные крики. Мы кричали так же громко».

 

 

 

 

 

Нэнси Пелзель: «Мне было 15 лет. Как только «Битлз» начали играть, началось столпотворение. Музыку едва было слышно, так как крики были настолько громкими, что они просто пронизывали ваши уши».

 

Дасти Родис (ди-джей «Даблви-Эс-Эй-Ай»): «Было почти невозможно услышать их музыку, даже с усилителями, предназначенными для больших концертных площадок. Вопящие поклонники заглушали группу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Девочки теряли сознание, а у одной начались судороги. Как обычно, само выступление было заглушено криками».

 

Карен Хьюз: «Мне было 12 лет. На концерте я была с двоюродной сестрой, которой было 13 лет, и с пятнадцатилетним братом. У меня был бинокль, но когда кричишь, то ничего не видишь. Чтобы их хорошо разглядеть, мне приходилось переставать кричать на достаточно продолжительное время. Потом я отдавала бинокль сестре или брату, и снова присоединялась своим криком к другим».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Битлы играли в течение 25 минут, но они вполне могли бы просто исполнять пантомиму. Крики были настолько громкими в течение 10 минут, что хор мормонской скинии и группа морской пехоты были бы заглушены. Молодёжь была в самом разгаре эмоциональной атаки против всего, что отдаленно напоминало логику и порядок. Одни рыдали, прижимая руки ко рту, другие размахивали руками над головой и крича во всю силу своих легких. Некоторые подпрыгивали вверх-вниз на своих местах».

 

Ширли Чейни: «Мне было 16 лет. Во время выступления все встали, поэтому вообще ничего нельзя было увидеть. Все встали на свои стулья. Мы провели весь концерт, стоя на складных стульях и закрыв свои уши».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Линди Кунц: «Мне было 14 лет. Я была на концерте с четырьмя подругами и младшей сестрой. Всё, что мы слышали, это крики. Но мы говорили: «Мы дышим тем же воздухом, что и «Битлз»! 27 августа 1964 года стал днем лучшего события нашего детства. Мы до сих пор говорим об этом».

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Предполагаемая температура в 45 градусов с одинаковым успехом плавила как пышные девичьи прически, так и их сдержанность. Ухоженные девушки, которые надеялись, даже не надеясь, что они привлекут к себе внимание «Битлз», стали похожи на губки для мытья посуды.

Один священник в толпе обернулся, посмотрел на репортера со слезами на глазах и произнес: «Я не верю. Просто посмотрите на них… на их лица!»

Техник одного телевизионного канала попытался измерить звук с помощью специального прибора. Он сдался, когда прибор записал максимальный уровень после чего вышел из строя.

Разрушив психологические рамки, зрители тоже начали «выходить из строя». Девушки начали массово терять сознание. Их глаза начали приобретать вишнево-красный цвет, их горло начинало хрипеть, и они переходили на шепот обожания. Наступила кульминация, и веселое опьянение постепенно пошло на убыль… угасло… закончилось. На часах было 22:07.

Более ста полицейских, детективов и агентов в штатском были направлены на спортивную арену «Цинциннати» для поддержания порядка, но они были беспомощны и не могли что-либо сделать, кроме как смотреть на всё это.

«Битлз» покинули сцену, прежде чем зрители поняли, в чем дело, сели в ожидавший их автомобиль и направились в аэропорт «Лункен», откуда их зафрахтованный самолет вылетел в Нью-Йорк вскоре после полуночи».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После окончания выступления «Битлз» сбежали со сцены прямо к лимузину «Кадиллак» и направились в аэропорт «Лункен», где их ждал чартерный самолет, чтобы отвезти в Нью-Йорк. Они вылетели вскоре после полуночи».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Как правило «Битлз» вылетали сразу после концерта, прибыв в аэропорт за час или более до приезда остальной части их окружения. Не останавливаясь, разве что для телевидения или фотографий на ступеньках трапа, они, как правило, быстро скрывались внутри огромного самолета. Там они спешно направлялись в туалеты, смывали сценический грим и переодевались в более удобную одежду. После этого за выпивкой или со стаканом сока они около часа ждали автобус с багажом и грузовик с инструментами. Распорядок дня менялся редко, за исключением тех нескольких раз, когда после выступления мы оставались в отеле. С самого начала зона самолета, расположенная в задней части салона, стала, хотя и неофициально, «территорией Битлз». С портфелем в руках я постоянно находилась рядом с ними. Остальные рассаживались по всему салону самолета, но все периодически сновали туда-сюда».

 

Газета «Цинциннати Энквайер», 28 августа 1964: «Капитан Тед Берд из департамента полиции Цинциннати сказал, что молодые зрители «вели себя как юные дамы и господа. Они кричали, вопили и свистели, но других признаков беспорядка не проявляли. Они сохранили репутацию Цинциннати».

Когда всё закончилось, вся сцена была усеяна смятыми записками, которые были брошены поклонницами. «Я люблю тебя, Ринго». «Пожалуйста, позвони мне, Пол, мой номер…». «Я не могу без тебя жить, мой дорогой Джон». Большая часть записок была растоптана каблуками «Битлз», эти безмолвные свидетельства бессмертной преданности, которую преданная паства испытывала к своим британским исполнителям».

 

 

 

 

Расчетный лист концерта «Битлз» 27 августа 1964 года, выставленный в Музее легенд спортивной арены Цинциннати:

Расчетный лист.

Чистый доход – 58 890,14

За вычетом расходов:

Доверительный паевой инвестиционный фонд – 12 545,83

Аренда спортивной арены Цинциннати – 1 500

Типография «Маримонт» — 22,66

Компания «Штампы Хэтэвей» — 4,51

Почтовые услуги — 62,94

Продавцы билетов — 2 640,77

Секретарь — 45

Сидни Смит, Звукорежиссер — 175

Ареда автомобилей, компания «Херц» — все — 20,60

Услуги прачечной, компания «Америкен Лайнед Саппл» — 5,40

Скорая Помощь — 9

Суммарные расходы – 17 031, 71

Итого – 41 853,43

 

Газета «Салинас Джорнэл», 27 августа 1964: «Канзас-Сити взимает с Чарльза Финли, владельца «Канзас-Сити Атлетис», 5 000 долларов за выступление «Битлз» на муниципальном стадионе 17 сентября. Согласно контракту, отправленного в среду вечером Финли, город взимает арендную плату плюс 30 процентов концессионных сборов. Финли сказал, что примет предложенный контракт, но считает, что город должен отказаться от аренды, потому что мероприятие носит благотворительный характер. Ранее он объявил, что все доходы от концерта «Битлз» пойдут в Детскую больницу милосердия в Канзас-Сити. Он сказал, что его предложение было принято доктором Недом В. Смоллом, директором больницы.

Джон Антонелло, директор Муниципального стадиона и Муниципального концертного зала, сказал, что за специализированные развлекательные мероприятия город обычно взимает 15 процентов от продажи билетов плюс всю концессионную прибыль. Он сказал, что, поскольку Финли указал, что прибыль пойдет на благотворительность, город предоставил концессию».

 

 

 

 

Выступление в амфитеатре «Красные скалы», Денвер (Red Rocks Amphitheater, Denver, Colorado)

26 августа 1964 г.

 

Кэй Кроу: «Мы не относились к вопящему типу поклонников – плачущих и теряющих сознание – мы были просто очарованы новым звуком, поэтому мы решили попытаться встретиться с ними. Одновременно с этим, наш клуб начал собирать подписи на послании приветствия их в нашей стране. Мы собрали около трех тысяч подписей, и когда пришло время, собрались передать его Битлам. Однако, после неудачной ночи, проведенной под открытым небом перед «Голливудской Чашей» с другими поклонниками, мы решили, что нам следует попробовать другой способ.

Я была знакома с Мартином Дейлом – диск-жокеем с «Кей-Эф-Даблви-Би», и он сказал мне, что «Битлз» арендовали дом в Бель-Эйр. В три с четвертью я уже имела все контакты, так что мы с подругой направились в отель «Беверли Хилтон», куда мы обычно отправлялись заниматься своими расследованиями. Там, в вестибюле, я увидела девушку по имени Паула. Она появлялась всюду, где мы появлялись, чтобы увидеть разные рок-группы. Я сталкивалась с ней пару месяцев назад, в июне, с группой «Роллинг Стоунз». В общем, мы обе поняли, что достаточно находчивы, чтобы выяснить, где останавливаются все эти знаменитости. Мы решили объединить наши мозги.

Наилучшим дополнением к ней было то, что Пауле было 16, и у неё была машина — «Диe Сото» 1959 года. Вскоре мы колесили по улицам Бель-Эйр в поисках «Битлз». В конце концов мы нашли дом, но обнаружили, что всё безнадежно. У больших ворот и вокруг повсюду дежурили полицейские машины. Не заглушая двигатель на всю ночь (чтобы не получить штраф за стоянку), мы остались на ночь, отлучаясь только для дозаправки и за едой. Всю ночь мы пытались придумать, как бы проникнуть через стену. Но так ничего и не придумали.

На следующий день «Битлз» должны были уехать в аэропорт, и мы увидели, как какой-то лимузин выскочил на дорогу. К этому времени нас было уже семеро, и одна из девушек сказала, что не надо ехать за машиной, потому что это ловушка. Все другие погнались за лимузином, и мы, взвесив свои шансы, остались. Вдруг мы увидели их в бежевом «Линкольн Континенталь» 1963 года, трое на заднем сиденье и один около водителя. Я обрадовалась: «Ой… они прямо перед нами! И больше там никого не было!

Нас было семеро, и мы сели на хвост знаменитой четверке. Следуя за ними по пятам, мы, в конце концов, смогли поравняться с автомобилем «Битлз».

Одна из девушек опустила стекло и высунулась в окно, намереваясь вручить послание одному из Битлов, но в это время копы оказались позади нас слева на аварийной полосе движения, и наш водитель воскликнул: «Боже мой, что делать-то?» А я говорю: «Не останавливайся, они не будут стрелять в девушек… продолжай!». Так мы и сделали, и одна из девушек смогла передать свиток в автомобиль «Битлз».

В конце концов мы отступили под ревом сирен, и остановились, в то время как «Битлз» продолжили свой путь в аэропорт. Нам выписали штраф, и они были обозлены на нас, но это были те же полицейские, что охраняли дом, и они знали, кем мы были, и они были достаточно любезны по отношению к нам, потому что могли вручить нам повестку в суд за сопротивление при аресте, и бог знает, что ещё. Но всё, что мы получили, был штраф за несоблюдений дистанции».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «В аэропорту местный телеканал «Кей-Эй-Би-Си» взял интервью у Ринго Старра, который рассказал об инциденте в клубе «Виски Гоу-Гоу», а также о своей любви к музыке «кантри».

Когда «Битлз» покидали Лос-Анджелес, кадры кинохроники запечатлели момент, когда они подписывали автографы для одной девушки со светлыми волосами, которая даже получила поцелуй в щечку от Джорджа. «Не попадись в объектив телекамеры», — предупредил Джордж. «Или они тобой займутся», — добавил Джон. Когда самолет взлетел, она на прощание помахала им рукой. «Пошли им поцелуй!» — крикнул ей один из телеоператоров.

Отлет «Битлз» освещали диск-жокеи «Кей-Эр-Эл-Эй» Дейв Халл и Джим Стек. Когда группа поднялась на борт самолета, они внезапно приняли решение подняться по трапу, как будто они тоже были пассажирами».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Дейв Халл, легендарный ди-джей из Лос-Анджелеса, в буквальном смысле был так очарован «Битлз», что сел к ним в самолет, чтобы вылететь из Лос-Анджелеса в Колорадо на концерт в Денвере. Брайен Эпстайн ткнул пальцем в Дейва за то, что тот поднялся на борт без его разрешения, а затем дал ему билет в первый ряд на концерт».

 

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Самолет «Локхид Электра» был арендован Брайеном Эпстайном за 37 тысяч долларов».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «Когда «Битлз» садились в самолет, готовясь в обратный путь, на летном поле появился шериф в сопровождении представителей городских властей. Навстречу делегации ребята выслали пресс-агента Дерека Тейлора с заданием узнать, чего от них хотят. «Сфотографироваться с «Битлз» и получить от них автографы», — ответили местные боссы, они ведь могут позволить себе обратиться с такой просьбой к знаменитостям, поскольку до сих пор вели себя скромно и не надоедали им».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Я вернулся в самолет спросить ребят, как они на это смотрят. Пол сидел около иллюминатора. Он улыбался им как сумасшедший без конца кивал головой, но мне сказал: «Быстро пойди к ним и скажи, что мы хотим выйти и встретиться с ними, но ты нас не пускаешь, потому что мы слишком сильно устали. Иди».

 

Джордж: «На следующий день мы покинули город. Помню, как, сидя в самолете, я читал газету — в ней был тот самый снимок, где я выплескиваю воду».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Хотя в первые несколько дней английский язык Битлов накладывал некоторые ограничения в нашем общении, они с самого начала вели себя непринуждённо по отношению ко мне. У меня было двое сыновей, близких к их возрасту, поэтому я тоже вела себя непринуждённо по отношению к ним. Я очень серьезно относилась к своей работе, но не к себе. «Битлз» тоже, и мы быстро выработали между собой язык добродушного подшучивания. Даже языковые проблемы помогли нам сломать лед. Я не осознавала, как часто использовала словосочетание «эй вы», пока «Битлз» не продемонстрировали мне это. Они внимательно слушали каждое сказанное мною слово, а потом повторяли его, преувеличенно растягивая слова и постоянно вставляя «эй вы». Я не могла удержаться от смеха. В течение нескольких дней я заставляла повторять их всё, что они говорили, пока не начала их понимать. Они поддразнивали меня, но делали это добродушно. Моим главным впечатлением о них была их естественность. В отличие от других артистов, с которыми я до этого имела дело, «Битлз», казалось, ничуть не были впечатлены своей известностью. Именно их любезность, вежливость, чувство юмора и естественность покорили меня. Затем, когда мы вместе стали решать всевозможные проблемы, мы стали чем-то вроде «сослуживцев».

По времени прошло уже больше первоначально запланированных «пары дней», а я всё еще продолжала быть с ними, и я не оставила бы их ни за что! Я научилась спать урывками по часу, в одежде, включая туфли на высоком каблуке. Каждый день изматывал всё больше, а ночь приносила новые проблемы, требующие моего участия. Я была более знакома с процедурами и тем, чего ожидать, чем любой другой сопровождающий их специалист. Если в каких-либо других гастролях участие «представителя авиакомпании» было желательно, то в турне «Битлз» оно было просто необходимо. Они ценили моё пребывание с ними и даже время от времени беспокоились по поводу того, что я уйду и передам все это кому-то ещё».

 

 

 

Аэропорт «Стэплтон», Денвер.

 

Гэри Браун (директор Колорадского музыкального зала славы): «Аэропорт был заполнен подростками, которые начали собираться с раннего утра».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В ночь перед тем, как «Битлз» приземлились в аэропорту «Стэплтон» в Денвере, полиция обнаружила там сотни подростков, спрятавшихся в кустах вокруг аэропорта».

 

Газета «Рокки Маунтин Ньюс», 1964: «Когда на рассвете офицеры на мотоциклах с колясками и одиночных мотоциклах проезжали по скошеному пшеничному полю в районе аэропорта, поклонники «Битлз» разбегались от них как кролики».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «В аэропорту их ждали приблизительно 10 000 поклонников».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Самолет с «Битлз» приземлился в Стэплтоне: 13:35».

 

Гэри Браун (директор Колорадского музыкального зала славы): «Они прилетели в 13:30».

 

 

 

 

Фрагмент ковровой дорожки, которая была расстелена перед трапом самолета, когда он приземлился в Денвере. Джон, Пол, Джордж и Ринго прошли по этой дорожке, когда впервые ступили на землю Денвера.

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Денвер, 1964 г.

 

 

 

250 полицейских и выпусников полицейской академии Денвера были проинструктированы о том, как справиться с битломанией. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

Поклонники возле отеля «Браун Пэлэс» в ожидании «Битлз».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Из-за собравшейся пятитысячной толпы встречающих «Битлз» возле отеля «Браун Пэлэс», в центре города образовалась пробка, самая большая из когда-либо происходивших в городе, включая пребывание президента. Некоторые из девушек подросткового возраста пошли к консьержу, чтобы попросить работу горничной в отеле в надежде увидеть своих героев».

 

 

 

Группа остановилась в отеле «Браун Пэлэс».

 

 

 

В центре вид на отель «Браун Пэлэс».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Караван машин был окружен подростками, репортерами, ди-джеями и, конечно же, толпой полицейских, следовавших за кортежем пешком, на мотоциклах и велосипедах».

 

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Первым появился лимузин с журналистами, которые путешествовали с группой. Поклонники бросились к машине, думая, что это группа, а лимузин «Битлз» обогнул толпу и направился к служебному входу в отель.

Во время суматохи одна из поклонниц в безумстве укусила полицейского за руку. Другая девушка попала в больницу после того, как машина переехала ей ногу. В общей сложности шесть поклонниц и один офицер оказались в отделении неотложной помощи после суматохи возле отеля».

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда я разместился в своем номере отеля «Браун Пэлэс», то обнаружил в ванной комнате трёх девушек. «Ты не Ринго», — закричали они.

Возле отеля одна мать с двумя дочерьми обратилась ко мне с просьбой: «Мне нужно, чтобы ты отвел моих девочек на встречу с «Битлз»

Карл Мелман, управляющий отеля, улыбнулся, глядя на пять тысяч кричащих девушек возле отеля. «Спускайся и посмотри, как я буду резать свои запястья», — невозмутимо сказал он».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Обслуживание номеров отеля получило от «Битлз» заказ на обслуживание: бутерброды с сыром гриль. Когда их заказ прибыл, Джон Леннон, увидев тележку с тарелками и картофельными чипсами, выругался: «Чёртовы американцы не знают, как делать чипсы».

 

Том Бэйнис: «Я обслуживал в номерах и принес им обед в номер 840. Джон Леннон пожаловался: «Чёртовы американцы и их чипсы со всякой всячиной!». А Ринго ему ответил: «Заплати ему, не заморачивайся». У Леннона было неприятие американских картофельных чипсов по сравнению с английскими».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «В номере отеля Пол Маккартни дал интервью студенческому журналисту из Восточной школы. Как вспоминает журналист: «В номере были все четверо из «Битлз», и каждый занимался чем-то своим. Джон говорил по телефону, Джордж, играя на гитаре, смотрел в окно, Ринго наливал водку в одноразовые стаканчики, в которых был «Севен Ап». В номер зашел Эпстайн и сказал, что пора выходить».

 

 

 

Фото Николаса ДеСиоса.

 

 

 

 

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Мне было 18 лет, и я только что окончил Восточную среднюю школу, где был главным фотографом. Я не думаю, что у них было хоть какое-то представление о том, где они находятся. Их посадили в машину, привезли в туннель и повели в цементную комнату. Я был с ними почти одного возраста. Мы были одеты в одинаковую одежду и шли по этому коридору. И там висел этот огромный флаг, и идея сфотографироваться просто поразила нас. Это будет самая забавная картина — перед американским флагом. Я сделал несколько кадров. Они дали мне пять снимков».

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Кадры видеохроники начинаются с момента, когда на пресс-конференции «Битлз» помогают одеть жилетки».

 

 

 

 

На этой пресс-конференции «Битлз» стали почетными членами «Джейси», и каждому из них был вручен белый жилет «Джейси» с именем, вышитым на левой груди (прим. – «Джейси» — юношеская палата Соединенных Штатов, является организацией по обучению лидерских навыков и гражданской организации для людей в возрасте от 18 до 40 лет). Через некоторое время Пол снял жилет.

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Во время вопросов камера в основном фокусирует свое внимание на Джоне и Ринго. Джона спросили о слухах, что он уходит из группы. Джон говорит репортерам, что это не так и добавляет: «Это всего лишь слухи, я не знаю, откуда они возникают, но это неправда». Вопросы продолжают поступать со всех сторон, кто-то спросил о регистрации в отеле, на что Джордж ответил: «Мы не знаем об условиях проживания… мы это не обговариваем».

 

Перед выступлением состоялась пресс-конференция:

Вопрос: Как насчет слухов о том, что Джон покидает группу?

Джон: Это просто слух. Не знаю, откуда он взялся. Знаете, это просто неправда.

Вопрос: Когда вы планируете еще раз приехать в Штаты? Мы все здесь из разных частей страны и, например, я из Феникса, и мы хотим знать, когда вы вернетесь в следующий раз, так как мы, возможно, увидим вас у себя.

Джон: Да, я, на самом деле, не знаю, понимаете. Когда мы приедем снова зависит от нашего менеджера. Возможно, это будет не раньше следующего года.

Вопрос: Ринго, как вам прием, который вам оказали в аэропорту?

Ринго: Да. Очень здорово! Изумительно!

Вопрос: Ринго, ты видел «Красные Скалы»?

Ринго: Нет, еще нет.

Вопрос: Вы когда-нибудь были в амфитеатрах такого типа?

Ринго: Нет.

Вопрос: Джордж, насколько я знаю, отсюда вы уезжаете, позже, в следующем месяце, на юг. Я понимаю, что вы против сегрегации, которая там…

Пол: Да.

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «[11 сентября] Мы должны были выступить в «Гэтор Боул» в Джексонвилле. Гастроли шли успешно, все веселились, турне проходило замечательно. Но когда на юге узнали, что в турне участвует [чернокожая] группа «Экситерс», то нам сказали, что они сожалеют, но ни один чернокожий артист не может выступать в «Гэтор Боул». Сегрегация. Мы уже были готовы расплакаться, но «Битлз» сказали: «Что значит, что «Экситерс» не смогут там выступить? Они гастролируют с нами и это наше совместное выступление. Все будут выступать!» Они сказали нам: «Дамы, не беспокойтесь об этом, мы всё уладим». Они заняли принципиальную позицию, и я до сих пор благодарна им за это. Они сказали: «Если «Экситерс» не будут выступать, то и «Битлз» не выйдут на эту сцену». Им было всё равно, пели до этого там чернокожие артисты, или нет».

 

Вопрос: …и мы поняли, что были некоторые проблемы с отелем, в котором вы могли бы остановиться в Джексонвилле.

Джордж: Мы вообще ничего не знаем о том, где разместимся. Мы этим не занимаемся. Но, знаете, мы не появляемся там, где она [сегрегация] есть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В центре за Джоном Дерек Тейлор. Рядом с ним, прямо за Ринго, менеджер группы «Пол Ревир энд Рэйдерс», продюсер Роджер Харт.

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Еще весной 64 года Джоан Баез хотела, чтобы «Битлз» встретились с Бобом Диланом (прим. — Джоан Баэз — американская певица и автор песен, исполняющая музыку преимущественно в стилях фолк и кантри. В 1961-м году познакомилась с Бобом Диланом. В 1963 у них начались романтические отношения). Её менеджер договорился со мной, что я проведу её на концерт «Битлз». Группа выступала в среду, поэтому она приехала на поезде во вторник».

 

Джоан Баез: «Впервые я приехала в Денвер в 1964 году на поезде. Основатель Фольклорного центра Гэрри Тафт встретил меня на станции «Юнион» и отвез на концерт. Гарри был отличным парнем во всех смыслах этого слова».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Когда я пробрался за кулисы, «Битлз» были на пресс-конференции, и она уже познакомилась с ними, поэтому я встал в задней части костюмерной и смог наблюдать за четырьмя из них. На самом деле это были трое из «Битлз» — Ринго читал комикс. Он выглядел незаинтересованным происходящим.

Это было так трогательно, они [Джоан, Пол, Джон и Джордж] были в восторге друг от друга, это было так мило. И всё, о чем она могла говорить, это Боб Дилан. Фактически, я был с ней со вторника по пятницу, и всё, о чем она могла говорить, это был Боб Дилан».

 

 

 

Джоан Баез и Гэрри Тафт.

 

Интервью с Пэтом Мерфи для «Кей-Оу-Эй»:

Пэт Мерфи: Дело в том, что, когда мы (пресса) были в лифте, у нас произошел небольшой неприятный инцидент.

Ринго: Ну, вы запрыгнули в лифт, видите ли, и превысили вес.

Пэт Мерфи: О, это то, что случилось, да? Вы злитесь на прессу?

Ринго: (преувеличенно) Неееет!

Пэт Мерфи: Да?

Джон: (сухо) Мы никогда не злимся на прессу.

Пэт Мерфи: У нас сложилось впечатление, что вы можете быть немного грубыми… немного выведенными из себя.

Джон: (быстро оборачиваясь, но спокойно) Мы грубы настолько, насколько грубы люди, которых мы встречаем.

Пэт Мерфи: Ну, если это так, у вас, конечно, не было повода подумать, что мы были грубыми, да, Джон?

Джон: Я даже не видел вас, на самом деле.

Пэт Мерфи: Ну, кто-то сделал замечание в глубине лифта.

Ринго: Да, ну, дело в том, что… Лифт в любом случае был уже переполнен, а там еще пресса попыталась втиснуться, понимаете.

Пэт Мерфи: Позвольте мне спросить вас обоих вот о чем. У вас когда-нибудь получалось приехать в город без предупреждения, и не вызывать весь этот фурор?

Джон: Да, мы с Джорджем проехали через Лос-Анджелес на обратном пути из отпуска на Таити, без предупреждения. И мы проехали по городу, потому что у нас было около четырех часов. Поэтому мы просто отправились в Лос-Анджелес, и об этом вообще никто знал. Несколько человек нас узнали, но они думали, что это были не мы.

Пэт Мерфи: Как проходит ваше турне? Отсюда куда направитесь дальше?

Ринго: Не знаю. Куда мы едем дальше?

Джон: Цинциннати.

Пэт Мерфи: И вам всё нравится?

Ринго: Всё замечательно.

Пэт Мерфи: Вас везде сопровождает толпа, где бы вы не появились?

Ринго: Пока это так, да.

Джон: (со смехом) Даже в лифте!

Пэт Мерфи: (смеется)

 

Интервью Дэйва Халла для радио «Кей-Эр-Эл-Эй»:

Дэйв Халл: Ваша любимая роль в фильме «Вечер трудного дня»?

Джон: Э-э, сюжет в поле.

Дэйв Халл: Мой тоже, но как насчет ванны?

Джон: О, да, тоже неплохо. Но мне больше нравится сюжет в поле.

Дэйв Халл: Правда ли, что некоторые сцены были спонтанными, Джон?

Джон: Весь сюжет в ванне был таким. Не было никакой первоначальной идеи. Её наполнили, а мне просто нужно было делать всё, что заблагорассудится.

Дэйв Халл: А как с остальными парнями, они играли спонтанно?

Джон: Ну, спонтанного было много… только в действительности многого не получилось, потому что нужно было делать так много дублей. Даже когда, скажем, мы четверо, и один из нас выдает отсебятину, импровизацию, вы добавляете это, но что-то на заднем плане было не так, поэтому вам нужно сделать это снова. Так что в итоге импровизации нет. Мы довольно часто придерживались сценария, понимаете. Некоторые из наших отсебятин остались, или от режиссера, знаете. Он тоже добавил немного.

Дэйв Халл: Джон, могу я спросить у тебя… ходят слухи, что следующий фильм, который вы собираетесь снимать… ты начал писать сценарий следующего фильма?

Джон: Нет, я вообще его не пишу, знаете. Всё это началось, потому что у меня дома была книга, рассказ, который, как я думал, мог бы стать основой хорошего фильма, если бы он был переписан. Вот так получилось, что я собирался написать его, понимаете. Но у меня нет времени на это. Я даже не знаю, смогу ли, так или иначе.

Дэйв Халл: Ну, ходят слухи, что он будет снят в Голливуде. Можете ли вы сказать, так это или нет?

Джон: Нет, определенно не в Голливуде. Он будет снят в Англии. Так дешевле. И, знаете, это также исключает необходимость покидать дом.

Дэйв Халл: Джон, скажи, ты уже переехал в свой дом в Суррее?

Джон: Нет, у меня не было времени. Дом пустой, знаешь. Там нет мебели… нужно сделать перепланировку, стены убрать и все такое. Он еще не готов. В следующем году, наверное. Ну, я надеюсь, раньше. От этого зависит, но это самое долгое, что потребуется сделать, чтобы все закончить.

Дэйв Халл: И еще, Джон, говорят, что вы переехали в «Эмперор Гейт». Вы переезжаете оттуда в дом в Суррее, так?

Джон: Я переехал из «Эмперор Гейт», но не в дом, понимаешь.

Ринго: (Дэйву) Да… прокрался на самолет, да?

Дэйв Халл: Тсс, никому не говори.

Ринго: Они тебя поймали, не так ли?

Дэйв Халл: Да, они это сделали. Это ты придумал название «Вечер трудного дня»?

Ринго: Да.

Дэйв Халл: Как у тебя это получилось?

Ринго: Не знаю, оно просто возникло. Мы работали, понимаете. И мы работали весь день, работали весь вечер, и я вышел, думая, что был еще день, как я полагал, и сказал: «Это был трудный день …» огляделся, было темно, и сказал «вечер». Так мы и пришли к «Вечер трудного дня».

Дэйв Халл: Что по поводу твоего горла? Как я понимаю, ты вернешься в больницу этой осенью для операции на горле. Не мог бы ты рассказать об этом?

Ринго: Просто я собираюсь удалить их, знаешь, свои миндалины. Теперь с ними ничего не происходит, их вылечили, но всё, о чём они беспокоятся, это могут ли они снова воспалиться. Когда их удалят, всё закончится, понимаешь.

Дэйв Халл: Как насчет лошади твоего отца?

Пол: Что насчет этого?

Дэйв Халл: Барабан Дрейка. Планируете ли вы выставить Барабан Дрейка в скачках в США?

Пол: А, понял. Это не имеет никакого отношения ко мне, понимаешь. Это лошадь моего отца, и я купил её не для себя. Я купил её для него как подарок на день рождения, так что, если он хочет выставить её на скачки, то пусть. На здоровье. Тем более, все идет хорошо. В последний раз он выиграл.

Дэйв Халл: Я знаю. И он пришел вторым в первый раз?»

Пол: Да.

Дэйв Халл: Ну, тогда у вас было два призовых места в двух стартах.

Пол: Да, очень хорошо, так и было.

Дэйв Халл: Значит ты вообще никак не связан с Барабаном Дрейка?

Пол: Ну, я имею в виду, что купил его для своего папы, но он не мой или как-то так, понимаешь. Я делаю на него ставки.

Дэйв Халл: На самом деле?

Пол: Да, так и есть.

Дэйв Халл: Прекрасно. Как насчет твого любимого сюжета в «Вечере трудного дня»? Какой? Можешь вспомнить?

Пол: Любимый сюжет? Ммм … поле.

Дэйв Халл: Поле?

Пол: Да.

Дэйв Халл: Очень хорошо. Это тоже мой любимый. Как насчет других сюжетов? Можешь вспомнить…

Пол: Сюжет с Ринго, который мне тоже нравится, знаешь. Мне больше всего нравится сюжет в поле, а затем все с Ринго, когда они играли «Тему Ринго» поверх этого. «Этот парень» (This Boy).

Дэйв Халл: Да, кстати, почему они выбрали «Этот парень» в качестве темы Ринго? Она его любимая, Пол?

Пол: Ну, я думаю, что она ему нравится, знаешь, как песня, но это было просто… она соответствовала сюжету, понимаешь. Это было главное, правда.

 

Бэрри Майлз: «Выступление в амфитеатре «Красные скалы», Денвер (Red Rocks Amphitheater, Denver, Colorado)».

 

Линда Сью Ширки: «Билеты на этот концерт были подарком от моего парня на моё 16-летие. Билеты были в три раза дороже, чем обычно. Шесть долларов. Думаю, шесть шестьдесят».

 

Сэмуэль Сафарян: «В 1964 году мои родители не могли позволить себе билет за 6,60 долларов, и я не смог попасть на их концерт. Это навсегда останется со мной. Пропустить первое появление «Битлз» в Колорадо, такое не забудешь».

 

 

 

 

 

Верни Байерс (организатор концерта): «Моя продюсерская компания «Лукаут Маунтейн Эттрэкшнс» никогда не платила более 5 000 долларов таким исполнителям, как «Питер, Пол и Мэри», Каунт Бейси и Лайонел Хэмптон. Когда мне позвонил агент «Битлз», он попросил меня сесть, прежде чем сказал мне о гарантии группы в 20 000 долларов. Это была самая большая сумма, что я когда-либо платил за группу. Но они того стоили.

Было забавно, когда одна из марионеток, работавшая на Брайена Эпстайна, подошла ко мне и заявила: «Знаете, сегодняшний вечер войдет в историю». И он оказался прав. Мы настраивали звук, и я крикнул звуокооператору: «Пойди, дай микрофон Ринго», потому что у него его не было, а Ринго и говорит: «Не беспокойтесь об этом. Они все равно меня не расслышат».

 

Дэвид Кросби (музыкант): «Из всех мест в мире, где можно выступить, «Красные скалы» лучшее место».

 

Бэрри Майлз: «Хотя 2 000 мест остались пустыми, 7 000 поклонников, которые купили билеты, обеспечили рекорд кассовых сборов для этой концертной площадки под открытым небом».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Сообщалось, что было продано только 7 000 билетов, в то время как на концерт в «Голливудскую чашу» было продано 18 700. Причиной было названо отсутствие общественного транспорта для подростковой аудитории. В последние годы это утверждение было поставлено под сомнение из-за недостаточного количества билетеров и контролеров на входе в 1964 году. Согласно сообщениям очевидцев, они никогда не видели «Красные Скалы» более заполненными, чем в тот жаркий августовский вечер».

 

 

 

 

 

 

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «В Колорадо, когда мы вышли на сцену, нас освистали. Нам кричали: «Убирайтесь домой. Мы хотим Битлз! Мы хотим Битлз!» Мы заплакали у убежали со сцены. Организатор концерта сказал нам: «Прежде всего, дамы, поймите, это не имеет к вам никакого отношения. Дело не в том, что вы им не нравитесь, но они пришли, чтобы увидеть «Битлз». Они не хотят никого видеть еще. Это «Битлз» выбрали вас, чтобы вы выступали в этих концертах. Пожалуйста, вернитесь на сцену». Герби (прим. — Герберт Руни, солист группы «Экситерс») выглядел грустным. Он обратился к нам по-отечески: «Дамы. Вы вернетесь на сцену и станете петь так, как никогда раньше. Выйдите и зажгите. Вы слышите меня?!!!» Мы ответили: «Хорошо». Боже, как мне не хотелось туда возвращаться. И мы, три девушки, заткнули свою гордость и вернулись на сцену.

Было одно обстоятельство, которое я действительно оценила. Это «Битлз» выбрали нас. Они сказали нам, что слышали нашу музыку и захотели пригласить в своё турне. Мы вернулись на сцену и это было одно из лучших наших выступлений. Три раза нас вызывали на бис, аплодируя стоя. Три раза на бис».

 

beatlesbible.com: «Они вышли на сцену в 21:30».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Они вышли на сцену в 9:30 вечера».

 

Джоан Баез: «Когда они вышли на сцену, я была за кулисами. Когда они вышли, стало светло как днем из-за фотовспышек. Энергия публики была настолько высокой, что если бы я увидела, как инвалиды встали бы со своих инвалидных колясок, то меня бы это не удивило. Это было безумие».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «У меня был пропуск для прессы, который позволял мне находиться даже за кулисами. Я был на сцене, когда Битлы впервые увидели этот впечатляющий амфитеатр. Он был заполнен. Девушки кричали, и я сказал: «Вот это да!». Это было безумие».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джордж Мартин: «Им угрожали смертью. Помню, я был на одном из их концертов на, стадионе «Красные скалы» в Денвере, где мы с Брайеном забрались на козырек, нависающий над сценой, и оттуда следили за концертом. Амфитеатр был расположен так, что снайпер с холма мог подстрелить любого из них в любой момент без особых проблем. Я остро сознавал это — как и Брайен, и сами ребята».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Этот концертный зал знаменит своей превосходной акустикой, но расположен он высоко над уровнем моря».

 

Из интервью Пола Маккартни Полу Дю Нойеру в 2004:

Дю Нойер: Какие выступления на открытом воздухе тебе особенно запомнились?

Пол: Пожалуй, это выступление в «Красных скалах» в Денвере. Это скалистая местность, расположенная высоко над уровнем моря, так что петь очень трудно. Нас предупредили, как там надо дышать, поскольку такие условия были для нас новыми. В результате я пел «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), ловя ртом воздух после каждой строчки. Песня и сама по себе в довольно высокой тональности, так что забирает массу энергии, но петь её в разряжённой атмосфере было настоящей проверкой на выносливость. Всё-таки мы её сделали, хоть и пришлось попотеть.

 

 

 

 

 

Кэтрин Келлер: «Мне было тогда 12 лет. Я была на концерте со своей матерью, сестрой, двоюродным братом и подругой. Мы не смогли услышать ни одного слова их песен, потому что их оборудование было не таким уж мощным. Мы сидели в задних рядах, и крики были просто ошеломляющими».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Был огромный отклик толпы и всех тех молодых девушек, которые там были. Мы к такому не были готовы».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Когда они вышли на сцену, мы с Джоан Баез вышли за ними, находясь, практически, на сцене. Мы находились возле площадки, но, оглядываясь назад, были на сцене. Динамики были прямо над нами, но мы едва слышали их на фоне всех этих криков».

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Во время концерта самой большой проблемой для 27 полицейских, охраняющих сцену, стали леденцы».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Я фотографировал, находясь на сцене между двумя громкоговорителями».

 

 

 

Фото Николаса ДеСиоса.

 

 

 

 

 

 

 

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Выступление было отрепетировано и выверено. Они исполнили то количество песен, которые они знали, как исполнять, после чего ушли. Я никогда не видел ничего подобного».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Больница была переполнена потерявшими сознание девушками, в том числе полицейским, которого лечили от укуса запястья».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «За выступление «Битлз» получили 20 000 долларов, в то время как самые крупные выступления других исполнителей приносили им около 5 000 долларов за концерт».

 

Верни Байерс (организатор концерта): «Это был самый запоминающийся концерт, который я когда-либо организовывал. Они были замечательными людьми. Единственной проблемой, которая их немного расстроила, было то, что в раздевалке было неубрано».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Перед последней песней я отвез Джоан Баез на лимузине в «Браун Пэлэс».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Я видел, как Джоан Баез, которая должна была выступать в «Красных скалах» пару дней спустя, зашла в вестибюль «Браун Пэлэс». На неё никто не обратил внимания».

 

Ринго: «Джоан постоянно тусовалась с нами».