Архив рубрики: История

Выступление в мельбурнском фестивальном зале (Festival Hall, Melbourne)

16 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «Прием в городской ратуше (Melbourne Town Hall). Полиции пришлось перекрыть несколько улиц, так как пятнадцать тысяч юных поклонников не пошли в школу, чтобы увидеть группу на балконе городской ратуши.

Они прибыли на полчаса позже, потому что скорость движения автомобиля во время торжественного проезда по улицам города была медленней, чем планировалось».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Мэр города Лео Кертис (Leo Curtis) имел глупость позволить любому поклоннику, который письменно обратится с просьбой, получить билет на прием, и планируемые 150 человек увеличились до 350».

 

Ринго: «Мне бы хотелось, чтобы этот прием состоялся несколько позже вместо того, чтобы вытаскивать меня из постели в такую рань».

 

 

 

 

 

 

В 12:30 «Битлз» вышли на балкон, чтобы поприветствовать толпу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Мэр попросил «Битлз» подписать автографы всем желающим, тем самым он вызвал столпотворение. Поклонники группы вперемешку с почетными высокопоставленными гостями стали бороться за возможность приблизиться к группе».

 

 

 

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Первоначально во время приема предполагалось придерживаться правила «никаких автографов», но оно было нарушено самим мэром, после чего началось форменное безумие. Присутствующие на приеме гости толкались, пихались и делали все возможное, чтобы попытаться поцеловать или хотя бы прикоснуться к кому-нибудь из «Битлз».

 

 

 

 

Энни Купер: «В воскресенье моя мама не разрешила мне пойти к отелю «Южное созвездие», и мне пришлось довольствоваться просмотром телевизора. Но в понедельник я получила с виду официальный почтовый конверт из городского совета, в который было вложено совершенно официальное приглашение от мэра, предлагающее мне посетить гражданский прием в честь «Битлз». Оказалось, что одна леди, которая знала, что я схожу с ума от «Битлз», написала от моего имени письмо с просьбой о билетах, но мне она ничего об этом не сказала.

То, что мне запомнилось больше всего, когда я прибыла на Свэнстон-Стрит, это тысячи людей на улицах и возможность войти через парадную дверь.

Когда они произнесли свои речи, и мэр сказал, что они будут общаться с гостями, мы с подругой оцепенели минут на десять, но, в конце концов, набрались мужества, чтобы пожать им руки. По-моему, мы закончили тем, что пожали каждому из них руку раз шесть. Если они и заметили повторяющиеся лица, то никак это не проявили».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «В какой-то момент Дереку Тейлору удалось остановить одного из гостей, предотвратив то, что произошло в Вашингтоне, когда кто-то попытался отрезать у Ринго клок волос. А после того, как одна из поклонниц оттолкнула жену мэра, пытаясь поцеловать Ринго, барабанщик «Битлз» потребовал, чтобы их немедленно увели».

 

Бэрри Майлз: «Ринго потребовал, чтобы их немедленно увели, и мэр отвел их в комнату его жены на втором этаже».   

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «После этого мэр отвел ребят в другую комнату, которая находилась на втором этаже».

 

 

 

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «В комнате стоял рояль. Пол Маккартни сел за инструмент, Джордж, Джон, Ринго, 11-летняя дочь мэра Викки, её сестры Лиз и Энн, а также брат Питер собрались вокруг».

 

Бэрри Майлз: «Вместе с семьей Кертиса «Битлз» собрались вокруг фортепиано, чтобы спеть хором песню под аккомпанемент Пола».

 

 

 

 

Викки: «Они подхихикивали, смеялись и веселились по поводу всеобщего беспорядка. Мы с «Битлз» как одна семья расположились кружком, а Пол играл на фортепиано. У нас были бутерброды и разные напитки, мы сидели вокруг и пели вместе с ними».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Никто не помнит, что Пол играл на фортепиано, но некоторые из присутствовавших там считают, что они исполнили фрагменты из песен «Битлз».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В отсутствие толпы «Битлз» расслабились, слушая игру на диджериду (прим. – музыкальный духовой инструмент, представляющий собой длинную, деревянную трубу) в исполнении студента университета».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Также они слушали игру на диджериду студента по имени Ноэль Кемп (Noel Kemp)».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Мероприятие продлилось на полчаса дольше, чем планировалось, и это событие впоследствии было описано Брайеном Эпстайном как «самый счастливый и неформальный момент после начала турне». Тем не менее пресса решила, что «Битлз» были недовольны оказанным приемом и газеты вышли с такими заголовками, как: «Битлз демонстративно ушли! Невоспитанные гости рассержены».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Роберт Уитакер, родившийся в 1939 году, называл себя «наполовину австралийским парнем», так как его отец и дед были австралийцами. Несмотря на то, что в основном он работал в Великобритании, Австралия и австралийские связи нашли свое отражение во всей его работе и карьере. В конце 50-х Роберт начал работать фотографом в Лондоне, но в 1961 году переехал в Австралию, чтобы учиться в Мельбурнском университете и присоединиться к небольшой, но процветающей артистической сцене Мельбурна. Именно эти три года в Австралии стали поворотными в его творческой деятельности. Уитакер приобрел много друзей и знакомых, принадлежавших к местному миру искусства, Общение с этими людьми оказало влияние на его работы, многих из них он запечатлел в своих фотографиях. Первая встреча Уитакера с «Битлз» произошла совершенно случайно. Уитакер держал частную фотостудию, когда в 1964 году произошла знаменательная для него встреча с «Битлз» и Брайеном Эпстейном».

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Мне было 23 года, и я с удовольствием работал в своей мельбурнской фотостудии. Мода, реклама и передовицы в журналах были моим основным источником доходов. Подобно большинству своих сверстников в Австралии, я был помешан на «Битлз», но у меня и мысли не было, что я когда-нибудь буду их фотографировать. Когда «Битлз» прибыли в Мельбурн, мне позвонил мой друг журналист и сказал, что собирается взять интервью у Брайена Эпстайна, и спросил — не хотел бы я пойти с ним как фотограф?

Это был Адриан Роулинг, он писал для газеты «Еврейские новости». Он спросил, не мог ли я сделать пару снимков для его газеты. Я согласился, и мы отправились с ним в отель «Созвездие Южного Креста». Вокруг отеля раскинулась толпа, примерно тысяч в 250, и порядка 300 журналистов и фоторепортеров. Все смотрели вверх в ожидании появления «Битлз». Прибывшие туда журналисты и фотографы создали форменный хаос, пытаясь проникнуть к «Битлз», чтобы взять у них интервью и сделать несколько фотоснимков. Но так как Адриан писал о евреях для еврейской газеты, и у нас была предварительная договоренность, двери перед нами были незамедлительно открыты. Нас быстро препроводили до лифта, и мы поднялись в номер Брайена Эпстайна, к большой досаде остальных представителей масс-медиа. Нас провели в большую гостиную этого огромного номера, чтобы мы могли подождать его. Даже отсюда, с высоты нескольких этажей, было хорошо слышно скандирование толпы, собравшейся внизу.

Вошел Брайен Эпстайн и началось интервью. Он был безукоризненно одет: безупречно-выглаженные брюки, клетчатая рубашка, изящные туфли, шелковые носки, дорогие часы и золотой браслет. Расфуфырился как павлин, подумалось мне, и я начал осторожно фотографировать. Пока Адриан брал интервью, я сделал три или четыре снимка Брайена. Сдержанный в самом начале, он постепенно расслаблялся, а в конце интервью попросил меня показать получившиеся фотоснимки до того, как он покинет Мельбурн: «Я хотел бы посмотреть снимки, которые вы сделали».

Когда я начал проявлять и печатать фотоснимки, то принял довольно-таки смелое решение: внести изменения в портреты Эпстайна. На фотографии, которая впечатлит Брайена, я изобразил его с павлиньими перьями вокруг головы. Эта фотография вместе со статьей на основе интервью, которое взял Адриан, будет опубликована в газете «Еврейские новости».

На снимке он сидел на диване, позади него на стене висела какая-то картина. Вся композиция была не очень удачной, потому что в кадр попала только часть картины, которая как-бы обрамляла его голову. В то время я увлекался фотоколлажами. Я положил два павлиньих пера на фотобумагу так, чтобы они обрамляли лицо Брайена, и получилось неплохо. На снимке Брайен был похож на императора.

В то время я пытался воплотить свои мысли в фотографиях, используя для этого многократную экспозицию. Эти фотоснимки не сделаны способом повторной съемки. Я использовал монтажный стол в проявочной комнате. Использовав два павлиньих пера, я сделал два фотоснимка Брайена: портрет Брайена в обрамлении павлиньих перьев вокруг головы».

 

 

 

 

 

Роберт Уитакер (фотограф): «У меня сразу возник этот образ – павлин и император. Потом я стал раздумывать, как мне подписать эти фотоснимки. Конечно, можно было воспользоваться резиновым штампом, но мне хотелось чего-нибудь более персонального.

Когда мне на глаза попались негативы, где на снимках был я сам, я разместил их по обе стороны от портрета Брайена. Таким образом я и подписал свои работы, не как все».

 

 

 

Двойной портрет Брайена и Боба Уитакера, Мельбурн, июнь 1964 г.

 

 

 

Фото Роберта Уитакера, Мельбурн, июнь 1964 г.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Выступление в мельбурнском фестивальном зале (Festival Hall, Melbourne). Дневное и вечернее выступления».

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Это был второй день выступлений в Мельбурнском фестивальном зале. Их репертуар в этой части турне состоял из десяти песен: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Этот парень» (This Boy) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

Йен Молли Мелдрам (австралийский музыкальный критик, журналист): «Когда «Битлз» прибыли в Австралию, Битломания уже облетела весь мир. Британский взрыв отличался от американской сцены с Элвисом и Литтл Ричардом. Это была наша музыка. Это то, как мы об этом думали. Я покупал все их пластинки. Всю ночь мы пробыли в очереди за билетами. Это был первый большой рок-концерт, на котором я присутствовал. Помню, что Мельбурнский фестивальный зал был самым большим в то время. «Корпорация звука» была одной из групп, выступавших перед «Битлз». У них был свой набор ударных на сцене, и когда пришло время, они сняли с большого барабана свое название, под которой была надпись «Битлз». Толпа пришла в неистовство.

Говорят, что во время выступления «Битлз» крики были настолько громкими, что группу нельзя было расслышать. Да, кричали много, но группу можно было расслышать. Порядок в зале поддерживали боксеры, как я полагаю, или они практиковались в боксе, потому что меня вывели из зала, так как я слишком истерично себя вел».

 

Ронни Бернс (друг Йена Молли Мелдрама): «Мне было 17 или 18, когда я увидел «Битлз». Чтобы купить билеты, мы с Йеном на пару ночей расположились лагерем на Лонсдейл-Стрит, и были почти первыми в очереди. Когда «Битлз» вышли на сцену, все встали со своих мест, и Йен завопил как девушка. К нему подошел парень из службы скорой помощи и сказал, что с такой истерикой он должен выйти на улицу. Я усадил Йена на место, и тот парень ушел. Когда «Битлз» запели следующую песню, Йен снова вскочил с места в еще большей истерике. Парень из службы скорой помощи снова вернулся. Его очень беспокоила реакция Йена. Я сжал свой кулак, как бы говоря: «Если ты не успокоишься, я тебя побью». Потом подошли два охранника, сграбастали нас с Йеном, заломили нам руки за спину и поволокли к выходу. Они буквально вышвырнули нас на улицу. Мы увидели всего три песни. Мы слышали крики в зале и как группа начала исполнять песню «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Йен всхлипывал и царапал дверь ногтями. Вероятно, его царапины все еще на дверях. Я не мог его успокоить, и я был недоволен, что меня тоже выставили из зала».

 

 

 

Выступление в мельбурнском фестивальном зале (Festival Hall, Melbourne)

15 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «В 8 утра в сопровождении Брайена Эпстайна Джимми Никол выскользнул из отеля, чтобы отправиться в аэропорт».

 

Джимми Никол: «Двенадцать потрясающих дней, когда мир лежал у моих ног».

 

Бэрри Майлз: «Джимми уехал, не попрощавшись с участниками группы «Битлз», поскольку они еще спали после своей ночной вечеринки».

 

Джимми Никол: «Не думаю, что мне нужно было их побеспокоить. В «Битлз» я был всего лишь подменой. Посторонним, получившим возможность попасть в группу. Ребята были очень доброжелательны по отношению ко мне, но я ощущал себя самозванцем, незваным гостем. Они относились ко мне благосклонно, но вы не можете вот так просто войти в группу, подобную этой. У них своя атмосфера, свое чувство юмора».

 

Бэрри Майлз: «В аэропорту Брайен выплатил ему причитающееся вознаграждение в размере 500 фунтов-стерлингов, и подарил золотые часы с гравировкой: «Джимми с признательностью и благодарностью – Брайен Эпстайн и Битлз».

 

Пол: «Как только срок его [Джимми Никола] контракта истек, он перестал быть знаменитым».

 

Джордж Мартин: «Он прекрасно справился со своей задачей, но сразу после турне был всеми забыт».

 

Пол: «Все, что ему осталось, это говорить потом: «Это я заменял Ринго!» Он оказался отличным музыкантом, но как только Ринго поправился, он присоединился к нам. Он [Джимми], конечно, классный парень, но мы не можем обойтись без Ринго во время сессий звукозаписи, иначе все детки будут знать, что его нет на том или ином диске».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В отеле, в зале «Эпсилон», компания «И-Эм-Ай» провела прием в честь «Битлз». Во время этого приема Джон Леннон был разгневан решением руководства компании использовать новое оформление для обложки альбома «Вместе с Битлз» (With The Beatles) для австралийского рынка. Согласно правила, установленного профсоюзом Австралии, все обложки альбомов должны были быть перефотографированы и изготовлены вновь. Если бы обложка альбома «Вместе с Битлз» была бы подвергнута такой процедуре, то она бы потеряла слишком много деталей, поэтому было оформлено новое изображение. Но Джон не был в настроении выслушивать это запутанное объяснение».

 

 

 

С журналисткой из Австралии Бернис Лам.

 

 

 

 

С диджериду – музыкальный духовой инструмент аборигенов Австралии.

 

 

 

С президентом мельбурнского клуба поклонников Сюзетт Белль. Она подарила им подарки из опала и игрушечных утконосов.

 

 

 

 

 

 

Сюзетт Белль: «Они настаивали на том, чтобы я осталась, и чтобы я поднялась к ним на чашечку кофе. Они хотели получше со мной познакомиться и поговорить. В отеле были очень обеспокоены тем, что девушка моего возраста была бы в номере молодых людей».

 

 

 

Джон дал интервью в номере отеля журналистам австралийского отделения фирмы «И-Эм-Ай» Брайену Ди Коурси и Кевину Риччи.

 

Вопрос: …это произошло в Австралии?

Джон: Да.

Вопрос: Это вас огорчает, или, парни, чувствуете, что из-за этого вы страдаете.

Джон: Ну, мы не страдаем. Мы обязательно будем немного менее здоровыми, чем те, кто дышит свежим воздухом. Но я имею в виду, что есть много чего другого хорошего, что это компенсирует. Знаешь, кто ноет? Я.

Вопрос: При таком положении дел, когда закончится это турне, у вас будет немного больше возможности выйти наружу и вдохнуть свежего воздуха, как вы выражаетесь, вместе со своей семьей.

Джон: Не уверен, видите ли, потому что… когда турне закончится, мы вернемся и отправимся на премьеру фильма. Это один из тех периодов, про которые Брайен говорит так: «Я не совсем уверен в том, что у нас есть». Оно всегда постепенно заполняется телевидением и радио, так что…

Вопрос: Вы упомянули Брайена, я как раз собирался об этом спросить. Как вы стали… как вы заключили с Брайеном Эпстайном соглашение, и как много, по-вашему, вы ему обязаны?

Джон: Ну, мы точно обязаны ему. В нашем успехе мы во многом обязаны ему. Знаете, очень многому. Я думаю, что мы могли бы… мы могли бы записать успешную пластинку, потому что в любом случае мы сочиняем песни. И… но мы бы не продвинулись, мы бы не… он нас контролировал, понимаете. Все, кто до этого пытался нами управлять, не смогли нас выдержать, знаете ли. Они держались около недели. А потом говорили: «Мы не с вами».

Вопрос: Таким образом, он, в той или иной степени, заполучил вас и установил над вами полный контроль.

Джон: Да, но он не взял нас под свой контроль, как некоторые другие, как если бы он просто пришел и сказал: «Так, постригитесь так-то, наденьте такие-то костюмы», и все такое. Знаете, мы уже были готовы к этому, но он просто… нам говорили, что мы, типа, неопрятные. Но мы не были неопрятными, просто мы носили джинсы, потому что ничего другого не могли себе позволить.

Вопрос: Многие говорят, что Эпстайн стал гением шоу-бизнеса. Ты с этим согласен?

Джон: Ну, я немного уклонюсь от ответа, знаете, мне не нравится использовать слово «гений». На обложках альбомов и тому подобных так много «гениев», что… я думаю, что он сделал гораздо больше, чем от него ждали, что позволяет людям, которые не знают, что происходит, называть его гением. Он очень хорош. Но я бы не стал называть его гением.

Вопрос: Я хочу задать вам один прямой и личный вопрос. Он вам друг?

Джон: О, определенно. Видите ли, мы бы не смогли… мы не сможем долгое время быть с кем-то, если он не является другом, поэтому мы так близки. Связаны-завязаны.

Вопрос: Да, я это заметил… заметил это по другим в вашем окружении.

Джон: Мм.

Вопрос: Сколько из них по-настоящему очень близки с вами?

Джон: Ну, Нил [Аспинал], наш личный дорожный менеджер. Он был с нами с самого начала, ходил в одну школу с Полом и Джорджем. Еще один парень, Дерек [Тейлор], мы знакомы с ним около года. Но он в некотором роде из тех людей, с которыми быстро сходишься после знакомства. Так что… и Мэлкольм [Эванс], мы знаем его с «Пещеры». Обычно он… он… переносит гитары, знаете, и все такое! Ну, он работал в «Пещере», большим таким вышибалой, вышвыривал всяких там тедди-боев и прочих.

Вопрос: Джон, я уже говорил вам это раз сто, что я надеюсь, что когда вы вернетесь домой, у вас останутся хорошие впечатления о вашей поездке в Австралию, и вы сможете об этом вспоминать.

Джон: Спасибо, Мэлкольм, так и сделаю!

Вопрос: Спасибо за уделенное время.

Джон: Спасибо.

 

Бэрри Майлз: «Выступление в мельбурнском фестивальном зале (Festival Hall, Melbourne). Дневное и вечернее выступления».

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Это был первый день выступлений в мельбурнском фестивальном зале. Их репертуар в этой части турне состоял из десяти песен: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Этот парень» (This Boy) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

 

 

 

15 июня фотограф Джон Лэмб (John Lamb) был отправлен с редакторским заданием на первый концерт «Битлз» в Мельбурне, чтобы запечатлеть данное событие.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джонни Честер (музыкант): «Между выступлениями в гримерной мы вместе ели и разговаривали. Помню, как долго беседовал с Джорджем Харрисоном за кулисами фестивального зала в Мельбурне. У нас был общий интерес к автомобилям, с одной разницей. Он только что купил «Ягуар Е», а я все еще ездил на [недорогом] автомобиле «Эф-Е Холден».

 

Ноэль Трисайдер (клавишник группы «Фантомы»): «На концерте в Мельбурне «Фантомы» были одеты в яркие синие костюмы с лакированной кожей и в узконосых туфлях. Когда «Битлз» увидели нас в таком наряде, то рассмеялись. Такие костюмы уже никто не носил».

 

Бэрри Майлз: «Вечером группа приняла участие в частной вечеринке в богатом пригороде Тоорак».

 

 

 

 

Прибытие «Битлз» в Мельбурн

14 июня 1964 г.

 

 

 

Поклонники ждут прибытия Ринго в сиднейском международном аэропорту имени Кингсфорда Смита. Полиция с трудом удерживает ограждение. Фото Тревора Даллена (Trevor Dallen).

 

 

Бэрри Майлз: «Утром в 6.30 Ринго прибыл в Сидней».

 

 

 

 

 

Ринго: «Я видел людей в аэропорту, но я был совсем один и машинально озирался, пытаясь увидеть остальных. Это было ужасно».

 

 

 

 

Фото Фрэнка Бурки (Frank Burke).

 

 

 

 

 

 

 

Паспорт Ринго был доставлен другим самолетом во время его остановки в Сан-Франциско.

 

 

 

 

Фото Тревора Даллена.

 

 

 

 

Фото Фрэнка Бурки (Frank Burke).

 

 

 

Карточка прибывающего в страну пассажира.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «На неизбежной пресс-конференции Ринго рассказал журналистам о своих кольцах, о своем вкусе в алкоголе («Я перешел от шотландского виски к бурбону») и сказал: «Я слышал, что у вас есть мост или что-то вроде этого. Никто мне ничего не рассказывает. Они просто стучат в мою дверь и вытаскивают из постели, чтобы посмотреть на реки и все такое».

 

 

 

 

Репортер: Ринго, добро пожаловать в Австралию. Как ощущаете себя здесь?

Ринго: О, здорово. Это большая радость, знаете ли. Я очень рад, что покинул этот самолет.

Репортер: Как много времени вы на нем провели?

Ринго: Тридцать четыре часа.

Репортер: Ну, вы, должно быть… это только что.

Ринго: Нет, я спал же. Чувствую себя хорошо. Лег и все дела.

Репортер: Как сейчас ваше горло, после того, как вас положили в больницу, и вам пришлось пропустить начало австралийского турне?

Ринго: Сейчас с горлом все в порядке, типа. Все хорошо. Оно в порядке. Просто подождать несколько дней, и все вернется к норме.

Репортер: Вы по-прежнему можете барабанить?

Ринго: О, да. По-прежнему могу.

Репортер: Вы ощущаете отсутствие остальных парней?

Ринго: Да, это ужасно! Не скучайте, парни, если вы смотрите… или наблюдаете.

Репортер: Предвкушаете воссоединение с ними сегодня днем?

Ринго: Да, не могу дождаться. Учитывая, что, знаете, мы вместе уже, между прочим, 90 лет. Это так долго, боюсь соврать. Это так забавно, быть без них. Потому что даже если, знаете, даже когда мы не выступаем и в отъезде, то, как правило, двое из нас уезжают вместе. Так что это немного забавно, остаться одному.

Репортер: Можете рассказать нам об этих кольцах, от которых вы взяли себе имя?

Ринго: Вы снова об этом.

Репортер: Говорят, что поклонники много вам присылают.

Ринго: На самом деле, не так уж и много. Нет. У меня нет двух тысяч шестьсот семьдесят одного, как написал один репортер.

Репортер: Что вы хотели бы увидеть в Австралии прежде всего?

Ринго: Не знаю. Все, в целом, типа. Хорошо бы увидеть кого-нибудь из маори (прим. — коренной народ, основное население Новой Зеландии до прибытия европейцев). И парочку кенгуру, я полагаю.

Репортер: И Брайен взял над вами управление. Можете рассказать нам, когда вы впервые встретились с «Битлз»?

Брайен Эпстайн: О, 1961. Октябрь, я полагаю.

Репортер: А где вы их увидели?

Брайен Эпстайн: В клубе «Пещера» в Ливерпуле.

Репортер: И что вы подумали, когда впервые их увидели?

Брайен Эпстайн: О, я был довольно сильно впечатлен.

Ринго: Чушь несусветная, вот что ты мне сказал.

Репортер: И что после этого было следующим шагом?

Брайен Эпстайн: Ну, потом мы узнали друг друга и, в конце концов, разработали некоторые идеи по управлению. (обращаясь к Ринго) Понятно?

Ринго: Знаю. Понимаете, в то время я был в другом месте, а присоединился позже… после Брайена.

Репортер: Было ли у вас когда-нибудь ощущение, что вы можете достичь успеха такой головокружительной высоты, который вы…

Брайен Эпстайн: Нет. Не думал о такой головокружительной высоте, но всегда считал, что они будут достаточно успешны. Очень успешны.

Репортер: В чем для вас самая большая трудность, с которой вы сталкиваетесь, пытаясь управлять «Битлз»?

Брайен Эпстайн: Ну, никаких, на самом деле. Но, я полагаю, путешествуя и перемещаясь по всему миру, и организовывая все это – это самое сложное дело, потому что не знаешь, что может случиться.

Репортер: У вас есть какие-нибудь проблемы с их контролем? Они не пытаются сбежать от вас?

Брайен Эпстайн: О, нет. Нет-нет-нет-нет.

Ринго: Никогда! Никогда!

Репортер: И что касается денег. Как вы обеспечиваете их еженедельные карманные расходы? Как это происходит?

Брайен Эпстайн: У них они есть, знаете, все, что они хотят от заработанного ими, и их заработок идет в их собственную компанию.

Репортер: Ринго. Будучи Битлом, сожалеешь ли ты о чем-нибудь, или, по-твоему, у тебя сейчас есть все?

Ринго: Хм, нет. Не сожалею ни о чем, знаете. Ну, не припомню. Просто хорошо провожу время. Весело, типа.

Репортер: Вчера в Аделаиде остальные трое рассказывали о том, что они делали бы, если бы не были в «Битлз». И они рассказали, что вы бы открыли сеть женских парикмахерских салонов. Это так?

Ринго: Да. Ну, я думал об этом несколько месяцев назад, знаете, и я все еще подумываю об этом. Но я могу передумать. О, я могу передумать, знаете ли.

Репортер: Есть ли что-нибудь, что вы хотели бы узнать больше об Австралии?

Ринго: Узнать больше? Нет, я так не думаю. Мне кажется, все вполне хорошо.

Репортер: Так и есть, это был неплохой прием.

Ринго: Это был замечательный прием, мне понравилось. Сколько там было?

Репортер: Думаю, что около трех или четырех тысяч.

Ринго: Вот так! Семь, он сказал!

 

 

 

 

 

Ринго с поклонницами Дороти Хоу (слева) и Джудит Хоу (справа). Эти девушки стали победителями конкурса на поездку с Ринго Старром в Мельбурн. Фото Тревора Даллена (Trevor Dallen).

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Через 90 минут пребывания в Сиднее, Ринго и Брайен Эпстайн вылетели в Мельбурн, где в аэропорту уже собралась большая толпа, ожидая его встречу с другими участниками группы, которые прибывали через пять часов».

 

Ринго: «Перелет был кошмарен. Он до сих пор слишком долгий — может быть, сократился на пару часов, но это мало что меняет. Я вспоминаю тот рейс, как стихийное бедствие».

 

 

 

Прибытие Ринго и Брайена Эпстайна в мельбурнский аэропорт «Эсссендон», 14 июня 1964, кадры кинохроники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отель «Созвездие Южного Креста» (Southern Cross Hotel).

 

 

 

Отель готов к приему гостей, кадры кинохроники.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Когда Ринго и Брайен Эпстайн прибыли в гостиницу «Созвездие Южного Креста», на улице собралась толпа из 3 000 человек. Полицейский инспектор Майк Паттерсон бросился к Ринго и подняв его на свои огромные плечи, понес через толпу. К несчастью, он споткнулся о женщину из службы связи с общественностью «Битлз», и уронил Ринго в жаждущие руки толпы. Паттерсон быстро высвободил его и доставил в отель, но лицо его было белым, как лист бумаги. Его первыми словами было: «Дайте нам выпить. Это была самая тяжелая поездка из всех, что когда-либо у меня были». После этого он сразу ушел в свою комнату, чтобы прилечь».

 

 

 

Грэхем (на снимке рукой придерживает Ринго): «В 1964 году я работал в Мельбурне с городской службой ночного патрулирования, и зарекомендовал себя с хорошей стороны, поэтому в июне 1964 года я был привлечен для организации охраны отеля «Созвездие Южного Креста» во время приезда «Битлз». Будучи уже 30-летним женатым мужчиной с тремя детьми, должен признаться, что я мало знал о «Битлз», и мне пришлось купить еженедельный журнал для женщин «Вуменс Уикли», чтобы получить представление об их внешности».

 

 

 

 

«Битлз» покидают Аделаиду.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В 12.15 «Битлз» вылетели из Аделаиды в Мельбурн на зафрахтованном самолете «Ансетт АНА Фоккер Френдшип».

 

Бэрри Майлз: «В аэропорту «Эссендон» их ожидала пятитысячная толпа».

 

Газета «Геральд», 15 июня 1964: «Прибытие «Битлз» в Мельбурн напоминает похожие сцены в гитлеровской нацистской Германии двадцатипятилетней давности и в России во время демонстраций. Если бы кто-нибудь сказал мне, что я буду свидетелем такой массовой истерии нашей прекрасной австралийской молодежи, приветствующей этих зарубежных музыкантов, то я бы никогда в это не поверил! Что ждет нас в будущем, когда на молодежь можно так легко повлиять?»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «На протяжении их маршрута в центр города, вдоль дороги выстроились около двадцати тысяч поклонников, большинство из которых затем переместилось к отелю, который оказался в осаде».

 

Джон: «В Мельбурне нас встречали так же бурно, как в Аделаиде, не хуже — это точно. В этих городах нам оказали самый радушный прием, какой мы когда-либо видели. Мы никогда не требовали ничего такого и ничего не ждали. Если это происходило, мы бывали польщены, а нет — так нет».

 

 

 

 

Тони Лаптон (журнал «Роял Авто», 2018): «Когда «Битлз» прибыли в аэропорт «Эссендон», им был подан автомобиль «Остин Принцесс» 1959 года, до этого принадлежащий губернатору штата Виктория (прим. — Мельбурн – столица австралийского штата Виктория). К этому времени владельцем автомобиля был Фрэнк Деннис – известный бизнесмен в гостиничном и ресторанном деле».

 

 

 

Автомобиль «Остин Принцесс».

 

 

 

 

Крис Деннис (сын Фрэнка Денниса): «Когда машина вернулась домой после окончания выступлений «Битлз», она вся была в вмятинах из-за толпы, которая бросалась на машину. Мои старшие сестры забрали из пепельниц автомобиля все окурки на сувениры».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Толпа возле отеля была настолько большой, что когда стальное ограждение было смято, и число пострадавших стало расти, на подкрепление были призваны подразделения армии и военно-морских сил».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В 16.00, в сопровождении двенадцати мотоциклистов, группа прибыла к гостинице, и автомобиль въехал в гараж отеля, в то время как отвлекающий внимание полицейский автомобиль с сиреной остановился у парадного входа в отель».

 

Грэхем (служба охраны): «Ранее на совещании старших офицеров полиции было высказано предположение, что на встречу «Битлз» возле отеля «Созвездие Южного Креста» соберется толпа из двадцати тысяч подростков, но в воскресенье 14 июня толпа составила двести пятьдесят тысяч человек. Для поддержания порядка пришлось дополнительно привлечь сотрудников полиции, в том числе и конных, при этом пятьдесят человек получили травмы. Когда резервисты вооруженных сил помогали полиции сопроводить «Битлз» от машины к входу в отель, мы решили, что витринные стекла отеля не выдержат натиска толпы».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Возле отеля 300 полицейских и 100 военнослужащих сражались с толпой. Автомобили были смяты, многие получили увечья, падая с деревьев, а более ста пятидесяти девушек лишились чувств. Пятьдесят человек, многие из которых были более старшего возраста, были доставлены в больницу с травмами, полученными в результате давки. Десятки девушек потеряли свою обувь, а их одежда была разорвана».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Встреча состоялась в 15.30 местного времени».

 

 

 

 

Ринго: «Я встретился с ребятами в Мельбурне. В Австралии было потрясающе, и, конечно, было здорово вернуться в группу — по-настоящему приятное событие. А ребята купили мне в Гонконге подарки».

 

Бэрри Майлз: «Чтобы успокоить толпу, «Битлз» попросили выйти на балкон, и все пятеро вышли на балкон первого этажа».

 

Грэхем (служба охраны): «Начальник полиции попросил меня договориться с «Битлз», чтобы они вышли на балкон отеля, тогда бы толпа отошла от стекол, иначе был риск, что кто-то смертельно поранится. «Битлз» вышли на балкон, толпа была счастлива, а мы избежали давки».

 

 

 

Десятитысячная толпа поклонников всколыхнулась навстречу «Битлз», когда они вышли на балкон первого этажа отеля «Созвездие Южного креста» после их прибытия в Мельбурн из Аделаиды. Служба скорой помощи и врач в фойе отеля оказали помощь трехсот пятидесяти поклонникам, потерявшим сознание, впавших в истерику или получивших незначительные травмы. Сорок человек были доставлены в больницу.

 

 

 

 

 

Нил Аспинал: «В толпе, заполонившей улицы, находились люди, которые выкрикивали: «Я из Блэкпула. Когда будете там, передайте привет Биллу». Но «Битлз» уже привыкли к скоплениям людей. До Австралии они побывали в Голландии, где толпы собирались на берегах каналов, а также в Штатах».

 

Джордж: «Мы постоянно фотографировали их — с балконов, через заднее стекло машин в кортеже. Мы были приятно удивлены хорошим к себе отношением и тем, насколько мы здесь популярны. Все повторяли: «Людей собралось больше, чем во время визита королевы». Но ведь ее пластинки не становились хитами».

 

Бэрри Майлз: «Рев толпы был такой силы, что напомнил нацистский митинг в Нюрнберге, побудив тем самым Джона салютовать нацистским приветствием, выкрикивая «Зиг Хайль» и придерживая пальцы над верхней губой, изображая усы».

 

 

 

 

 

Еще в конце 1950-х Джон рисовал себя в образе немецкого диктатора. Здесь на одном из рисунков Джон стоит на трибуне, вскинув руку в нацистском приветствии, а в углу написано «Хайль, Джон».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «После воссоединения «Битлз» состоялась пресс-конференция со всеми пятью участниками группы».

 

 

 

 

Фото Лори Ричардс (Laurie Richards).

 

 

 

 

(Ринго шутливо соскальзывает со своего места и прячется под столом)

 

Пол: (смеясь)  Очень серьезно. Так серьезно.

 

(смех после того, как Ринго засовывает в рот сразу несколько сигарет)

 

Репортер: Делим на четыре части. Первая будет проведена в течение примерно десяти минут, а затем записана. Затем будет перерыв, во время которого мы выйдем за напитками, и вы выйдете…

Пол: (смеется)

Репортер: Все порознь. Потом парни возвращаются для телевидения, а после снова выходят за напитками…

Пол: (смеясь) Мы же будем вдрызг пьяными!

Джон: (хихикая) Уделаемся до потери сознания.

Репортер: После чего возвращаются для радио.

 

 

 

 

(во время фотографирования Ринго вручает Джону маленькую декоративную композицию, которая стояла возле него)

 

 

 

 

 

Джон: Это мне?

Ринго: Я скучал по тебе.

(смех)

Джон: Я тоже скучал по тебе. Я видел твоего папу по телеку.

Ринго: О? И что он делал?

Джон: Харпо (прим. – один из пяти братьев Маркс, популярных комедийных артистов из США, специализировавшихся на «комедии абсурда»).

Ринго: О, правда?

 

 

 

 

 

 

Репортер: Первый вопрос. У вас был какой-то неистовый прием. Здесь, в Мельбурне, это было самым неистовым?

Джон: Я думаю, что прием здесь [в Мельбурне] был таким же неистовым, как в Аделаиде, и я считаю, что они равны. Они оба самые неистовые из тех, что мы когда-либо видели. Не скажу точно, потому что не скажешь, как много было людей.

Пол: Мне кажется, что вся Автралия довольно неистова.

Ринго: Я думаю, что прием был довольно бурным, когда я сюда прибыл. Я приехал раньше, как вы знаете.

Пол: Правда?

Ринго: Ага.

Пол: (шутливым тоном, игнорируя аудиторию репортеров) Как там твоя мама?

Ринго: (в таком же тоне) Замечательно! Как дела у твоего папы?

Пол: Прекрасно.

Ринго: У него?

(смех)

Репортер: Вас обеспокоило, напугало, или же встревожило то, что вы увидели снаружи?

Джон: Нет, мы же были внутри.

(смех)

Пол: Мы начнем беспокоиться, когда это все прекратится.

Репортер: На ваших концертах так много шума, что задумывались ли вы всеръез когда-нибудь исполнять песню под фонограмму?

Джон: Это будет обман, не так ли?

Репортер: Вы слышите себя, когда поете?

«Битлз»: Да.

Джордж: Встроенные слуховые аппараты.

Репортер: Вам нравятся пресс-конференции?

Джон: Да. В зависимости от вопросов.

Репортер: Из тех вопросов, которые вам задали в Австралии, какой был самым бестактным?

Ринго: Самым бестактным вопросом, который кто-то мне задал, был: «Как дела, Джон».

(смех)

Джон: Разве он бестактный.

Ринго: (шутливым тоном) Хорошо, это было оскорбительно.

Джон: (обращаясь к Ринго) Это старая подколка, но Пол сказал, что наоборот.

Пол: Временный барабанщик!

Ринго: (смеется)

Репортер: Удалось ли вам провести свой отпуск на Гавайях?

Джон: Мы и не пытались провести свой отпуск на Гавайях, просто наш путь пролегал через Гонолулу. Мы с Джорджем отправились на Таити и другие острова, расположенные там. После того, как мы добрались на Таити, с нами было все в порядке. Мы скрылись от всех. Когда мы были на судне, никого не было рядом, кроме одного парня из Сиднея, с которым мы не стали разговаривать. Ха-ха!

Джордж: Ха!

Репортер: Он далеко заплыл.

Джордж: В последний раз его видели, когда он тонул в Тихом океане.

Джон: Он подплыл к нам. Да. Спросил, может ли он подняться на борт? Мы сказали, что нет, и он поплыл обратно несколько миль.

(смех)

Репортер: Пол, какая у вас будет музыка на твоей вечеринке в Сиднее?

Ринго: (обращаясь к Полу) У тебя вечеринка?

Пол: Да. Ты хочешь пойти?

Ринго: Да.

Пол: Ты приглашен. Так.

(смех)

Пол: Не знаю. Всякая, знаете ли. Ну, рок-н-ролл. Какую музыку мы любим? Ритм-энд-блюз.

Репортер: Вы совсем не в согласии с классикой?

Пол: Да, совсем немного, знаете ли.

Джон: Это американизм, «в согласии»?

Пол: У них точно нет веселого свинга, не так ли. Старина Бетховен, он вполне приемлем, но…

Джон: Если его ускорять, всегда получается смешно.

Пол: О, это смута. Но вообще он обычно отправляет их домой.

Репортер: Не хотите еще снять фильмы?

Пол: Нам нужно сделать еще хотя бы два, потому что так в контракте. Нам это нравится, потому что снимать фильмы – это хорошая смена деятельности. Это забавно.

Джон: Самое лучшее – это когда не нужно говорить, и ты просто бегаешь и все такое…

Пол: А самое худшее, это вставать в шесть утра.

Джон: …пытаясь по пути читать сценарий.

Репортер: Сколько сейчас у вас приготовлено записей?

Ринго: (шутливым тоном) У меня есть одна наверху.

Джордж: Просто музыка для фильма, я полагаю. Которая будет на новом сингле и альбоме.

Ринго: И на миньоне.

Джон: Нет, миньон выйдет здесь.

Пол: Пятнадцать песен. Ну, восемнадцать навскидку, что вскоре будут выпущены.

 

 

 

 

Репортер: Вас беспокоит, что вы не можете просто выйти за дверь и прогуляться, или пройтись по магазинам, когда вам это хочется?

Джон: Ну, мы делали это, когда нам было лет по семнадцать. У нас было семнадцать лет, чтобы ходить по магазинам. И только два года, чтобы не ходить.

Джордж: В любом случае, в них слишком много людей, не так ли?

Репортер: Какой ваш любимый напиток?

Ринго: Бурбон.

Пол: Скотч и кока-кола.

Джон: (обращаясь к Ринго) Ты изменился.

Ринго: Бурбон?

Джон: Тебе давали его в больнице?

Ринго: Да.

Джон: Что это за больница такая?

Ринго: Мне дали бутылку скотча, чтобы взбодрить, пока я был там. Не знаю, доктор просто потрясающий.

Джон: Потрясающе клёвый доктор.

Репортер: Пока что это турне успешно с финансовой точки зрения? Есть ли какие-нибудь проблемы с продажей билетов?

Джон: Мы не продаем билеты, и нам платят независимо от того, есть кто-то или нет. Пустые места… обычно это те, кто заболел.

Репортер: Как ваше самочувствие, Ринго?

Ринго: (жалостливым голосом) В порядке…

(смех)

Ринго: Нет, со мной все замечательно. Чувствую себя хорошо. А вы как?

(смех)

Репортер: Как вы думаете, ваш тонзилит может изменить звучание группы?

Ринго: Не думаю. Нет. Я не пел всего несколько дней… если это можно назвать пением.

Репортер: Сколько у вас времени, которое вы можете назвать своим?

Ринго: Минут десять.

Репортер: И что вы делаете эти десять минут?

Пол: Спим.

Джон: Эээ, смотрим телевизор.

Репортер: Что вы смотрите по телевизору? «Битлз»?

Джон: Если показывают.

Пол: Если показывают, то, да. А так, что угодно. То, что идет. Дома я смотрю уэльское телевидение. Мне нравится. Ну, «Люди цветочных горшков». Хорошая вещь. (прим. — The Flower Pot Men – детский телесериал «Би-Би-Си», транслировавшийся с 1952 года).

Ринго: Он даже смотрит хронометражную карточку. Должно быть, английское шоу.

Репортер: Сколько вы просматриваете почты от поклонников?

Джон: Столько, сколько до нас доходит. Многие из них приходят прямо в клуб поклонников.

Репортер: Сколько в неделю вы получаете как группа?

Джордж: Мы никогда не считали.

Репортер: Видели сколько-то, что пришли к вам здесь?

Джон: Да. Сейчас мы носим их в полиэтиленовых пакетах.

Репортер: Вы получаете еженедельное пособие?

Пол: В деньгах? Да.

Репортер: Это сколько?

Джон: (шутливым тоном) Не рассказывай!

(смех)

Пол: Ну, сколько дадут.

Джон: Ну, мы ничего не тратим, потому что, знаете, на что можно потратить в номере?

(смех)

Репортер: У вас есть какие-нибудь ощущения, что вы можете быть законодателями моды? Вы сами подбираете себе одежду, или кто-то делает это для вас… мистер Эпстайн или кто-то еще?

«Битлз»: Нет.

Джон: (усмехаясь) Нет. Посмотрите на него. Вы шутите.

Ринго: Мы сами выбираем.

Пол: На самом деле он копирует нас. Привет, Брайен.

Репортер: Вы уже были с какими-нибудь австралийскими девушками?

Пол: Ну, нет, не были, к сожалению. Но мы очень стараемся! (подмигивая на телекамеру) Всем, кто смотрит.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Как вы находите ваш полицейский эскорт?

Джон: Обычно они находят нас.

(смех)

Ринго: (обращаясь к Джону) Он был хорош.

Джон: Тебе понравилось?

Ринго: Мне понравилось.

Джон: Хочешь на следующую пресс-конференцию?

Ринго: Не могли бы вы записать это, пожалуйста?

Джон: (ищет карандаш) Хорошо.

 

 

 

 

Репортер: Если бы вы не были «Битлз», вы бы стали стоять под дождем в Сиднее, чтобы встретить другую группу?

Пол: Ну, мы бы не были в Сиднее.

Ринго: (смеется)

Репортер: Но у вас было бы такое отношение к другим вокальным поп-группам?

Пол: Мы к этому привыкли, сами. Я сам ходил на все концерты и вопил.

Ринго: Хулиган.

 

 

 

 

Пол: Хулиган (смеется) Я так волновался, когда видел всех тек, кто мне так нравился. Это хорошее чувство. Я ощущал себя точно также, как и все те, кто приходит на наши концерты, я так думаю.

Репортер: Как вы думаете, сколько времени вы вы будете ведущей вокальной группой?

Джон: У нас нет ключа к разгадке, знаете ли. Если бы мы знали, то делали бы на это ставки.

(смех)

 

Телеинтервью с пятью Битлами.

Репортер: Ввиду того факта, что сейчас у вас так много опыта общения с массовой истерией, вы все еще не можете ответить на вопрос, почему?

«Битлз»: (в унисон) Да.

(смех)

Репортер: Вы считаете, что толпы действуют вам на нервы? Были ли какие-то моменты сегодня, которые вызвали у вас беспокойство?

Ринго: Ну, я был весьма обеспокоен, когда был сбит с ног.

(смех)

Репортер: Когда вас сбили с ног?

Ринго: Когда я пытался войти в отель.

 

 

 

 

(все репортеры начинают говорить одновременно)

 

Ринго: (шутливым тоном на телекамеру) Мне задают вопрос два человека. Извините меня, пока я с этим разбираюсь.

Репортер: Вы действительно были обеспокоены, не так ли? Вас зажали у входа в отель, и вы немного запаниковали.

Ринго: Я начал немного паниковать, но полиция отлично сработала. (поднимает кулак) Они стоят там, понимаете.

Репортер: Парни, это правда, что у вас нет возможности выйти из отеля с того времени, как вы прибыли в Австралию? Вы, фактически, заперты внутри. Почему? Другими словами, вы не хотите выходить?

Пол: Это не совсем так.

Джон: Во время турне мы и не расчитываем выходить наружу. Если и выходим, то только на мгновение. Бросить взгляд, я бы сказал.

Репортер: Джон, если бы ты не был Битлом, или «Битлз» не были бы такими успешными, то какую карьеру ты бы выбрал?

Джон: Наверное, сидел бы в тюрьме.

(смех)

Ринго: Ну, четыре года я был инженером. Наверное, все еще был бы там, упорно работая.

Репортер: Ты бы не стал писать, Джон, не так ли?

Джон: О, нет.

Ринго: Я бы не писал, Джон.

Репортер: Неужели массовая реакция толпы, подобная той, что была сегодня в Мельбурне, действительно вас беспокоит? Вы считаете, что это социальное аномальное поведение, или же…

Пол: Нет!

Джон и Ринго: Нет.

Джордж: Чепуха.

Пол: Фу!

Джон: Нам это нравится, знаете ли. Это здорово.

Репортер: Считаете ли вы, что стали законодателями моды на такую стрижку, или мода уже была, а вы ее только переняли?

Джон: Это не было… Это, главным образом, не мода.

Пол: На самом деле, мы не знаем.

Ринго: В действительности она на несколько лет старше нас. У Юлия Цезаря была такая.

Джон: Да. У него была такая, не так ли?

Ринго: Помните его? Невысокий парень, со львами.

Пол: Наполеон.

Репортер: А как насчет гастролей? Вам приходится стричься?

Джон: Эээ, нет. Никогда не нужно.

Джордж: Если бы мы хотели, парни, то смогли бы.

Джон: Обычно это немного шумно вокруг ушей, и все такое прочее.

Джордж: Э?

Репортер: Вы вообще интересуетесь спортом?

«Битлз»: Нет.

Пол: Плаваньем.

Ринго: Это спорт?

Пол: Да.

Ринго: То, как мы плаваем?

Пол: (смеется)

Репортер: Можно попросить вас развить суть того, как возникает истерия? Никто, кажется, не может выяснить причину. Похоже, что это сочетание причин. Как вы полагаете?

Джон: В аудитории любого рок-н-ролльного концерта всегда есть… когда мы впервые начали, никто нас не знал… Всегда есть те, кто вопит по отношению к любому, и потом, если другим это нравится, они присоединяются к ним.

Репортер: Неужели те, кто вопит, выводят вас из себя, так как невозможно расслышать, что вы поете?

Джон: Они могут услышать довольно много. Они могут услышать даже больше, чем большинство людей.

Ринго: Кажется, что это репортеры никогда ничего не могут расслышать.

(смех)

Пол: (смеясь) Да, определенно надо быть настроеным на это.

Репортер: Вы слышали версию Эллы Фитцджеральд песни «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love)?

Пол и Джон: Да!

Джон: Мы польщены и считаем, что это здорово.

Репортер: Вам нравится Элла Фитцджеральд и её музыка?

Пол и Джон: Да!

Пол: Но я думаю, что она нам нравится больше, потому что мы её написали.

(смех)

Репортер: Относительно Джона и Пола, кто пишет музыку, а кто сочиняет тексты?

Джон: Мы оба пишем и то, и то. Это зависит от того, кто в это время напевает, а кто пишет.

Репортер: Вы умеете читать ноты?

Джон и Пол: Нет.

Репортер: Как же вы этим занимаетесь?

Джон: Эээ, запоминаем, или же записываем на пленку. Если не получается запомнить, то она не очень хорошая, или же сложная, понимаете.

Репортер: Джон, твоя книга только что появилась в продаже. Какая часть этой книги у тебя любимая?

Джон: Эээ, акт первый, сцена третья.

(смех)

Репортер: Некоторые из ваших критиков утверждают, что эта книга слегка нездорова. Вы согласны с этим?

Джон: Ну, если её читают люди, которые нездоровы, она нездорова. Знаете, это зависит от вашего разума. Вы можете читать, и чувствовать себя нездоровым, или как вам нравится, понимаете.

Репортер: Вам нравится нездоровый юмор?

Джон: Какой-то хороший, какой-то просто глупый.

Репортер: Тебе понадобилось много времени, чтобы написать книгу, Джон?

Джон: В основном она была написана в прошлом году, а некоторые её части – фрагменты и отрывки, я собирал годы.

Репортер: Вы разделяете мнение, что вы, парни, основали [звучание] «Мерси Бит»?

Ринго: Нет такого.

Джон: Мы называем это рок-н-роллом. Это пресса придумала «Мерси Бит», потому что это был всего лишь «предлог», чтобы написать об этом, понимаете, дать название.

Репортер: Джордж, сколько у вас гитар?

Джордж: О, не знаю. Около двенадцати, я полагаю.

Репортер: Кажется, что на сцене вы уделяете большое внимание вашему звучанию.

Джордж: (ухмыляясь) Просто… проверяю, чтобы убедиться, что не сбился с тона.

Репортер: А что, бывает?

«Битлз»: Да!

(смех)

Репортер: (обращаясь к Джимми) Чем вы собираетесь заняться, когда вернетесь в Британию? У вас есть какие-нибудь запланированные дела?

Джимми: Хм, ну, сначала я задержусь в Австралии.

Репортер: У вас было какое-то твердое предложение здесь, в Австралии, Джимми?

Джимми: У меня пока не было твердого предложения.

Репортер: Вы востребованы?

Джимми: Да, я полагаю.

Репортер: Как барабанщик с группой?

Джимми: Не с группой, нет.

Репортер: Как вы хотите распорядиться своими деньгами?

Джон: Кто? Мы? Потратим!

(смех)

Репортер: Ринго, если делать некоторое сравнение реакции аудитории на вас, парни, я полагаю, что будет окружение Элвиса Пресли. Он изменил свой стиль выступления, сейчас он поет много баллад. Как вы думаете, вы будете делать то же самое?

Ринго: Нет, я так не думаю. Мы можем, но я не пою, знаете ли. Спросите кого-нибудь другого.

(смех)

Пол: Нет, не думаю, что мы так поступим.

Репортер: Пол, какая песня по вашему мнению нравится зрителям больше всего? На какую песню была самая большая реакция в Аделаиде?

Пол: Хм, не скажу.

Джон: Скорее всего, «Долговязая Салли» (Long Tall Sally).

Пол: Я бы сказал это, но мы уже объявили, что это была последняя песня.

 

прим. — 1 апреля журналистка из Австралии Бернис Лам прибыла в Лондон, где в лондонском офисе «НЕМС» у неё состоялась встреча с «Битлз».

 

Шарон Терри (дочь Бернис Лам): «Во время австралийского турне «Битлз» у неё случилась еще одна встреча с ними. По-видимому, они ждали её для интервью в своем номере отеля, но она так и не получила приглашения. Возможно, что оно просто не дошло или где-то случайно затерялось. Встретиться её удалось только на официальной пресс-конференции 14 июня в отеле, где она снова сфотографировалась с ними».

 

Бэрри Майлз: «Вечером «Битлз» отметили свое воссоединение вечеринкой с местными девушками, которая продлилась до четырех часов утра. Джимми Никол в вечеринке не участвовал».

 

Девон Минчин (глава охранной фирмы): «Чтобы удержать истеричных поклонников, я использовал военную тактику, которую я освоил за шесть лет службы в Северной Африке. У нас было более тысячи двухсот вооруженных парней, но вся проблема была в мальчиках, потому что им нравились девушки. Была также проблема с теми девушками, которые знакомились с охранниками. И это были не просто сотни, это были сотни тысяч поклонниц, поэтому я оставался с группой шесть недель, читая эти ненужные нравоучения».

 

Грэхем (служба охраны): «Было удивительно, какое количество представителей прессы, известных лиц, политиков и прочих пытались любым способом убедить наших представителей охраны, чтобы им позволили поговорить с «Битлз», а множество девушек-подростков всячески пыталось обойти охрану, чтобы пробраться к ним в номер».

 

 

 

Газета «Ивнинг Пост», 1964: «Их прически? Я думаю, что они возмутительны!». Таков был комментарий Мими — тети Битла Джона Леннона, в аэропорту Веллингтона. Она имела косматую стрижку, которую предпочитает квартет из Ливерпуля.

Откуда у этих парней появилась идея такой прически? «Они отдыхали в Испании, где купались. Когда они вышли из воды, их волосы приобрели подобный вид. Они решили так и оставить», — говорит Мими, которая в повседневной жизни миссис Мэри Смит.

Ей продемонстрировали фотографию «Битлз» и указали на её племянника Джона, которого она усыновила, когда умерли его родители. «Тогда его волосы были длиннее, чем сейчас», — прокомментировала она. – «Возможно, что они не были бы такими длинными, если бы у него было время их постричь».

Миссис Смит была на трех концертах «Битлз». Ребята много играют, и она думает, что их музыка «подходит для молодежи». Сама она не очень-то в восторге от неё.

Слава не изменила «Битлз», считает миссис Смит. «Они все такие же. Они не очень ясно понимают, сколько зарабатывают».

Интерес к музыке появился у её племянника с губной гармошки в возрасте девяти лет. Сейчас он сочиняет все песни для группы. «У Джона была опубликована книга, и его попросили написать еще одну к Рождеству. Он все время пишет».

Миссис Смит приехала в Новую Зеландию, чтобы увидеть родственников. Она не собирается следовать за группой. «Я не выдерживаю такой темп» — но, вероятно, она встретится с ними в конце гастролей в Новой Зеландии.

Что она думает теперь обо всех битловских одеждах? Миссис Смит, которая выглядит очень элегантно в своем бежевом костюме и цветочной шляпке, сказала: «Некоторые из них очень изящные, другие немного радикальные».

Миссис Смит посетила [город] Мастертон и осталась со своей сестрой миссис К. Ройс. Вечером миссис Смит встретилась с членами мужского квартета, известного своим стилем пения, но не своим появлением как «Мастертоновские Битлз». Она договорилась о встрече с настоящими «Битлз», когда они приедут в Веллингтон».

 

 

 

Выступление в зале «Столетие», Аделаида (Centennial Hall, Adelaide)

13 июня 1964 г.

 

Билл Ван Никеркен (директор библиотеки «Хроники Сан-Франциско»): «Группа «Битлз» была настолько значимым явлением в середине 1960-х годов, что даже короткая остановка Ринго в аэропорту привела к бедламу. Информация о том, что Ринго Старр сделает остановку в Сан-Франциско, была раздута Хербом Кэеном из газеты «Сан-Франциско Хроникл», который включил эту новость в свою колонку. К тому времени, когда Ринго Старр появился в аэропорту, его ожидало около 800 поклонников, и чтобы они не выбежали на взлетно-посадочную полосу, пришлось привлечь 40 помощников шерифа округа Сан Матео».

 

 

 

Сан-Франциско. Комитет по встрече – группа юных поклонниц ждет прибытия Ринго Старра.

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Днем Ринго прибыл в Сан-Франциско».

 

Ринго: «Я последовал за ними в Австралию».

 

 

 

Ринго прибыл в Международный аэропорт Сан-Франциско, фото Гордона Питерса (Gordon Peters).

 

 

 

 

 

 

 

 

Лари Филдз (журналист газеты «Сан-Франциско Хроникл»): «Местные представители органов государственной власти планировали втайне от многочисленных поклонников встретиться со знаменитым барабанщиком, который путешествовал под именем Ричард Старки, в отдельной комнате. Но этим планам не суждено было сбыться. Когда самолет приземлился, Ринго Старра пригласили встретиться с президентами двух местных клубов поклонников. Ему вручили подарки, в том числе и игрушечного медведя коала, которого он носил в одной руке, а в другой сигарету».

 

 

 

С представителями местного клуба поклонников.

 

 

 

 

Лари Филдз (журналист газеты «Сан-Франциско Хроникл»): «После этого он проследовал в переполненный зал прилета, вызвав истеричные приветствия».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лари Филдз (журналист газеты «Сан-Франциско Хроникл»): «Множество поклонников кричали и размахивали руками. Некоторые взбирались на плечи друг другу. Кто-то плакал, кто-то пронзительно визжал».

 

 

 

 

 

Лари Филдз (журналист газеты «Сан-Франциско Хроникл»): «Одна из девушек коснулась Ринго, когда он проходил мимо, затем уставившись на ладонь, произнесла: «Моя ладонь онемела. Я не чувствую свою руку»».

 

 

 

Фото Гордона Питерса (Gordon Peters).

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Во время пересадки с самолета на самолет, Ринго дал пресс-конференцию, которая превратилась в хаос, когда репортеры столпились, чтобы получить автограф».

 

 

 

 

 

Фото Гордона Питерса (Gordon Peters).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Из Сан-Франциско Ринго вылетел в Сидней на борту авиакомпании «Куантес» (прим. — самая большая авиакомпания Австралии. Имеет прозвище «Летающий Кенгуру»)».

 

 

 

Международный аэропорт Гонолулу. Нони Кухнс (Noni Kuhns) встречает Ринго гирляндой цветов.

 

 

 

 

Ринго с Кармен Съюзи (Carmen Souza) слева, и Магнолией Мэкуа (Magnolia Makua) во время короткой остановки в Гонолулу.

 

 

 

 

Карикатура Джона Фрайта (John Frith) в газете «Геральд», 13 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «Когда сразу после полудня «Битлз» проснулись, возле отеля находилось около четырех тысяч поклонников».

 

 

 

Фото Джорджа Харрисона.

 

 

 

 

Грейг Кук (Газета «Адвертайзер», 2014): «До субботы 13 июня 1964 года охранник Билл Скэрборо даже и не думал, что он, вместе с тремя сотрудниками городской службы обеспечения безопасности, будет охранять Джона, Пола, Джорджа и Джимми Никола».

 

Билл Скэрборо: «Все они были по-настоящему хорошими, нормальными, воспитанными парнями. Сначала я был немного обеспокоен их обществом, но с ними я почувствовал себя как дома. Когда фотограф газеты «Адвертайзер» предложил сфотографироваться, они [«Битлз»] настояли, чтобы мы сфотографировались с ними».

 

 

 

 

С теле-радиоведущим Эрни Сигли.

 

 

 

 

Адель Эммануэль (девушка, похожая на Ринго, принимала участие в пресс-конференции 12 июня): «Эрни Сигли был одним из тех, кто во время интервью задавал вопросы, и когда позднее я поговорила с ним, он был очень взволнован, потому что он взял интервью у Джона Леннона о его книге».

 

 

 

Джордж и Джон с Робин Маккиннерни, Розмари Картер, Вэл Уилсон и Пэт Уильямс.

 

Тричианн Аллен: «Я помню, как «Битлз» приехали в наш город. Помню очередь вокруг квартала, чтобы купить билеты на концерт, помню тот истерический невроз от одной мысли, что я их увижу, и я помню, как встретилась с ними в их гостиничном номере, благодаря хитроумному плану нашей группы девушек одеться как нашумевшие английские девушки-куколки (Dolly Birds). Мы стояли на ступенях здания, расположенного напротив их балкона в гостинице, и нас заметили. И мы не только смогли встретиться с ними лично и провести с ними день, но также мы попали на три страницы журнала «Воменс Уикли» с нашими фотоснимками».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Перед концертом группа провела небольшой прием для организаторов клуба-поклонников».

 

Анжела Летчфорд (президент клуба поклонников «Битлз»): «Я дала им гигантские листы бумаги, каждый из которых был покрыт множеством подписей. Кажется, они проявляли искренний интерес к клубу поклонников, и задавали множество вопросов, как мы им управляем. Они сказали, что если у нас возникнут какие-нибудь проблемы, или что-нибудь понадобится, то мы можем связаться с Англией. Они предложили нам кока-колу и некоторое время мы смотрели с ними телевизор».

 

Бэрри Майлз: «Выступление в зале «Столетие», Аделаида (Centennial Hall, Adelaide)».

 

Джонни Девлин (музыкант): «Их музыку нельзя было расслышать. Это было сумасшедшее кричащее безумие».

 

Джонни Честер (музыкант): «Никто из нас не сталкивался с этим в таких масштабах. Несмотря на то, что это преклонение не было адресовано нам, было трудно не впасть в этот ажиотаж».

 

 

 

 

Фото Вика Гримметта (Vic Grimmett).

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Вечером в своем гостиничном номере «Битлз» провели вечеринку».

 

Боб Роджерс (диск-жокей сиднейской радиостанции «2-Эс-Эм»): «Быть на гастролях с «Битлз» означало каждую минуту жить вверх ногами и наизнанку. Это было изнурительно и психически, и физически. Все, что говорили или делали «Битлз» имело важное значение, даже если они говорили или делали это много раз до этого. Это было частью Битломании».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «В Австралии, как и везде, «Битлз» использовали свою систему, позволявшую им развлекаться с поклонницами: проведение этих операций было поручено трем абсолютно надежным сотрудникам, которые постоянно работали с группой. Главным ответственным за поставку девочек был здоровенный очкастый Мэл Эванс».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Мэл Эванс обладал выдающимся даром подбирать подходящих девочек. Обычно он просто тыкал паль­цем: «Ты, ты, и ты, ну ладно, и ты тоже», после чего ото­бранных овечек загоняли в специальную комнату, откуда Нил [Аспинал] осуществлял бесперебойную их подачу для удовлетворения плотских потребностей всех участников ту­ра, подписавшихся на эту услугу».

 

Джим Оррам (австралийский журналист, сопровождавший группу во время турне): «Джон и Пол вели себя особенно отвязно. Они были просто ненасытны: совсем молоденькие и очень опытные, красавицы и дурнушки. Я пре­красно помню, как одна девица в Аделаиде поутру утащила домой простыню, на которой ее лишили девственности!».

 

Боб Роджерс (диск-жокей сиднейской радиостанции «2-Эс-Эм»): «Насколько я знаю, они ни разу не повторились. Они предпочитали довольство­ваться кем попало, чем одной и той же красоткой дважды. В конце концов, пресытясь этими самками, чуть что падав­шими на спину при виде ребят, они потеряли всякую чувст­вительность. Если бы так пошло и дальше, парни могли превратиться в гомосексуалистов — настолько им надоел традиционный секс. Поскольку в 1964 году еще не существовало противозачаточных пилюль, я просто уверен, что весь следующий год Австралию трясло от настоящего битловского бэби-бума».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Одна молодая девушка из Квинсленда, вышедшая позднее за видного биржевого воротилу и заняв­шая свое место среди столпов высшего общества в Сиднее, нередко устраивала приемы в шестидесятые годы, неизменно развлекая гостей подробным рассказом о том, как ей уда­лось переспать со всеми четырьмя «Битлз» в течение одной ночи».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Один репортер рассказал мне о том, как однажды, когда он был занят с девушкой:  «(Кто-то) вошел в спальню и спросил, нет ли желающих познакомить­ся с Джоном Ленноном. Девушка выскользнула из-под ме­ня так быстро, что какое-то время я еще продолжал отжиматься в пустоту»».

 

Билл Скэрборо (охранник): «Я не видел ничего предосудительного относительно «Битлз», но во время всего их пребывания в отеле «Южная Австралия», у одного из них была «подружка из Аделаиды». Джимми Никол был с подружкой, которую он приводил в отель. Охранники обычно надевали одну из своих фуражек на голову Никола, чтобы никто не понял, что это он приходит и уходит из отеля».

 

 

 

 

Выступление в Аделаиде (Centennial Hall, Adelaide)

12 июня 1964 г.

 

 

 

Ринго в Лондоне дает интервью и готовится к вылету в Австралию.

 

 

 

 

 

Фото Джорджа Строуда (George Stroud).

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Ринго в сопровождении Брайена Эпстайна вылетел в Австралию через Сан-Франциско, Гонолулу и Фиджи. Он забыл свой паспорт, и вылет самолета был задержан. В конце концов, Ринго отправился в полет без него. Его паспорт будет доставлен другим самолетом во время его остановки в Сан-Франциско».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Ринго поднялся по ступенькам трапа вместе с актрисой Вивьен Ли. Брайен представил ее, но Ринго не знал, кто она».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Ринго Старр вылетел в Австралию через Сан-Франциско, Гонолулу и Фиджи».

 

 

 

«Битлз» покидают отель «Шератон».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Из Сиднея «Битлз» вылетели в Аделаиду на зафрахтованном самолете Ансетт АНА».

 

 

 

 

 

На руке Пола надето двое наручных часов – одни показывали местное время, другие время в Великобритании.

 

 

 

 

 

 

Эрни Сигли (теле-радиоведущий): «Еще до того, как «Битлз» в 1964 году приехали в Австралию, я прилетел в Лондон, чтобы взять у них интервью. Но я опоздал на один день — потрясающая четверка улетела отдыхать на Таити. Когда во время перелета из Сиднея в Аделаиду я сказал Джону Леннону, что опоздал на 24 часа, чтобы встретиться с ними, Леннон повернулся к Полу Маккартни и сказал: «Эй, Пол, это и есть тот чёртов идиот, что проделал весь этот путь из Австралии, чтобы взять у нас интервью». Это сломало лед в наших интервью».

 

Маргарет Пол: «Мне было 22 года, я была стюардессой на рейсе Сидней-Аделаида. Авиакомпания подготовила все эти дорогостоящие закуски с икрой и устрицами, но все, что хотели «Битлз», это бутерброды с арахисовым маслом. Джон сам зашел в отсек с бортовой кухней, чтобы попросить их, и я чуть не лишилась чувств. Я решила, что он был одним из самых красивых мужчин из тех, что я когда-либо видела. Перед тем, как покинуть самолет, они все расписались для меня на упаковке гигиенического пакета, которую я потом подарила своей 14-летней сестре».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В 11.57 «Битлз» прибыли в Аделаиду».

 

 

 

 

 

 

Джордж: «Вскоре мы оказались там, откуда до Таити было рукой подать».

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «На входе в аэропорт поклонникам преграждала путь полиция, поэтому в зоне оформления было относительно спокойно».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Почему вы не пускаете ребят в аэропорт?» — поинтересовался Джон у офицера полиции, когда «Битлз» приземлились в Аделаиде. «Да, мы хотим видеть ребят», — прозвучали эхом слова Джорджа».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крейг Кук («Сэнди Мэйл», 2014): «Когда 12 июня «Битлз» приземлились в Аделаиде, там не было поклонников. Только одной девушке-подростку разрешили присутствовать на взлетной полосе. Её звали Жан Кокс. Ей было 14 лет, и пригласил её Билл Томас, менеджер аэропорта Аделаиды. Его личный секретарь Джил Стэнтон жила по соседству с Жан Кокс, которая была частично парализована после укуса энцефалитного комара».

 

Жан Кокс: «Когда я увидела их, я закричала «Пол», и они все были немного поражены, услышав голос подростка. Джон с Полом повернулись в мою сторону, и Джон произнес: «Ты немного молода, чтобы быть фотографом, не так ли?».

 

 

 

 

 

 

Автомобиль, который встречал «Битлз» в аэропорту Аделаиды, был украшен именами четверки, но имени Джимми Никола на нем не было. «Что это?» — спросил Пол, указывая на автомобиль. – «На нем имя Ринго, но он еще не приехал».

 

Крейг Кук («Сэнди Мэйл», 2014): «Достаточно быстро Ливерпульцы запрыгнули в машину. Когда Джил Стэнтон поняла, что Жан Кокс так и не получила автограф, то подозвала её подойти».

 

Жан Кокс: «Пол был на переднем сиденье и протянул руку за моей книжкой для автографов. В этот момент машина начала трогаться с места, и он произнес «извини», оглянувшись с грустным видом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тревор Коулинг (радиоведущий «5 Эй-Ди»): «Между радиостанциями было ожесточенное соперничество, чтобы получить лучшее освещение дня. В то время нашим утренним диктором был Элдон Крауч, и мы планировали вести репортаж прямо с кортежа. Когда мы покинули аэропорт, наш автомобиль оказался сразу за «Битлз», и мы ехали за ними на всем пути в центр города».

 

Бэрри Майлз: «По оценкам полиции, около двадцати тысяч человек выстроились на протяжении десяти миль во время следования кортежа из аэропорта в центр города».

 

Тревор Коулинг (радиоведущий «5 Эй-Ди»): «Когда мы ехали по шоссе «Анзак», в некоторых местах люди стояли по десять человек в глубину. Я никогда раньше не видел ничего подобного».

 

Ноэль Трисайдер (клавишник группы «Фантомы»): «Меня пригласили специально для этого турне. Мне было 23 года, я изучал химию в Королевском Мельбурнском технологическом институте. Моя музыкальная карьера была занятием в свободное время, но контракт на 50 фунтов в неделю был намного большей суммой, чем три гинеи в недели, которые я зарабатывал в Мельбурне в качестве аккомпаниатора на радио «3-Ди-Би». Я помню толпу людей, которые выстроились вдоль маршрута по дороге из аэропорта в центр города. «Битлз» ехали в кабриолете, остальные в седанах. Когда мы проезжали мимо, поклонники кричали, так как они понятия не имели, кто сидел в машинах».

 

Пол: «Мы ехали из аэропорта, а по обе стороны дороги стояли толпы, и мы показывали им поднятые вверх большие пальцы».

 

Джон: «Самая захватывающая вещь, которая с нами случалась во время гастролей, это толпы людей, особенно когда мы ехали по шоссе «Анзак», да, я этого никогда не забуду».

 

Пол: «Триста тысяч человек встретили нас в Аделаиде, словно героев. Джордж тоже махал толпе».

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Джорджа Харрисона.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все пространство перед городской ратушей заполнила 30-тысячная толпа. Улица Короля Вильяма и все прилегающие к ней улицы были полностью парализованы.

 

Тревор Коулинг (радиоведущий «5 Эй-Ди»): «Когда мы приехали в город, толпа была такой плотной, что нам пришлось буквально машиной оттеснять людей с дороги. Это было просто потрясающе».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «На кадрах кинохроники, запечатлевших этот прием, можно увидеть абсолютно фантастическую картину, как открытый автомобиль везет «Битлз» сквозь толпу к городской ратуше, где собралось около 30 000 людей».

 

Джон: «Куда бы мы ни приезжали, нигде в мире нам не оказали такой прием, как в Аделаиде. Он навсегда останется в нашей памяти».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В мэрии «Битлз» встретились с мэром Ирвином, городским советом и их семьями».

 

Пол: «Когда мы отправились в ратушу Аделаиды вместе с лорд-мэром, мы тоже подняли большие пальцы. В Ливерпуле все было о’кей, там все понимали этот знак, а в Австралии он считается страшным оскорблением.

Там мы побывали в городской ратуше в центре города, где собрались чуть ли не все жители. Если бы сутки назад мы были никому не известны, мы бы, наверное, сошли с ума, но мы привыкали к этому постепенно, поэтому остались в здравом рассудке (но не слишком). Мы просто были очень довольны тем, что собираем столько народу.

Мы еще хорошо помнили наши ливерпульские корни, чтобы понимать, что все это значит, знать, как чувствовали бы себя мы, если бы пришли в центр города посмотреть на заезжих знаменитостей, поэтому мы понимали воодушевление толпы. Думаю, мы радовались этому. Сейчас нам все немного надоело, а тогда это еще было в новинку».

 

 

 

 

C мэром Ирвином и его женой.

 

 

 

Здание городской ратуши Аделаиды.

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «Они поднялись на балкон ратуши, где и там у них продолжали брать интервью.

Репортер: Как вам оказанный прием, Джордж?

Джордж: Это просто непостижимо (обращаясь к толпе): Привет! Привет! Это лучший прием.

Репортер: Население Аделаиды составляет миллион человек…

Джон: Так они все здесь собрались!

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Вместе с ними постоянно находился местный ди-джей Боб Фрэнсис (Bob Francis), даже на балконе ратуши. Он поселился в отеле соседнем с ними номере и установил там линию связи, чтобы каждые полчаса вести репортаж».

 

 

 

С Бобом Фрэнсисом.

 

Питер Бейкер (журналист «Эй-Би-Си»): «Мне было тогда 19 лет, и я только начал заниматься журналистикой. В «Эй-Би-Си» меня отправили освещать их прибытие. Я был на всех четырех концертах, а также на пресс-конференции в отеле. Я помню как в городской ратуше Боб Фрэнсис, Джим Слейд и я бросились к краю балкона, помахали рукой, а потом остановились. Толпа внизу кричала «Мы хотим Битлз», и решила, что мы – это они. Они начали бросать на балкон книжки для автографов, игрушечных медвежат коал и разные предметы. Боб начал подписывать книжки надписью «с любовью Пол» или что-то подобное, и бросать их обратно».

 

Питер Финдлей (художник): «Боб Фрэнсис, который организовал 85 000 подписей, чтобы доставить «Битлз» в Аделаиду, находился в соседней комнате, записывая радио-шоу. У кого-то был невероятно наспех сделанный черный пластиковый битловский парик, который я надел, и высунул голову из окна. 300 000 детишек внизу просто озверели, решив, что это один из потрясающей четверки. Бобу была нужна какая-нибудь динамика в его шоу, поэтому он надел парик и тоже высунул голову. Именно в этот момент в комнату вошел [промоутер] Кен Бродзяк, ехидно заметив: «Фрэнсис, ты думаешь, что этот грёбаный город в твоей власти?». Но дело в том, что в тот день Боб город действительно был в его власти».

 

 

 

 

 

 

Фото Джорджа Харрисона.

 

 

 

 

 

 

 

Джордж дает автограф двойнику британской певицы Силлы Блэк.

 

 

 

Пол пожимает руку будущим игрокам в регби.

 

 

 

Отель «Южная Австралия» в 1971 г.

 

Боб Бирн (автор книги «Аделаида помнит, когда…»): «Немногим девушкам Аделаиды удалось встретиться с кем-либо из «Битлз». Однако Энн Доминго и Хени Нолл за несколько дней до прибытия группы разработали план, чтобы встретиться с ними лично. Они решили, что «Битлз» будут в отеле «Южная Австралия», и мать Энн согласилась забронировать для них номер за несколько дней до прибытия «Битлз». Девушки зарегистрировались в отеле за несколько часов до приезда «Битлз», и расположились в коридоре рядом с комнатами сопровождающих лиц. Через некоторое время девушек заметил Дерек Тейлор, и спросил, хотят ли они увидеть пресс-конференцию».

 

 

 

 

Корреспондент: И теперь на своей первой пресс конференции в отеле «Южная Австралия», потрясающие «Битлз»! Добро пожаловать!

Джон: Спасибо.

 

 

 

 

 

Корреспондент: Ну, ребята, скажите мне, как вас приняли в Аделаиде?

Джон: O, это было замечательно! Лучше чем когда-либо!

Корреспондент: Это было похоже на то, что ты говорил об этом в самолете?

Джон: Да! Это было лучше!

Корреспондент: Вам раньше оказывали такой прием?

Джордж: Нет, здесь гораздо лучше.

Джон: Нет. Мы еще никогда ничего подобного не испытывали. Это было необыкновенно.

Корреспондент: Какое бы вы провели сравнение с тем приемом, который вам оказали в Штатах, когда вы туда прибыли?

Пол: Грандиозней. Здесь было больше людей.

Корреспондент: Как вы считаете, все было очень хорошо сорганизовано?

Джон: Да. Все были очень доброжелательными.

Корреспондент: Вам не было страшно за пределами Городской ратуши?

Джон: Страшно не было. Потрясены, знаете, из-за такого количества людей.

Корреспондент: У вас когда-нибудь было такое чувство, что кто-то, быть может, попытается сбить вас с ног или сделать что-нибудь в этом роде?

Джордж: Было ощущение, что нас могут пристрелить, потому что мы впервые сидели на заднем сиденье автомашины с откидным верхом.

Корреспондент: (обращая внимание на фотоаппарат Джорджа) Я заметил, что ты много снимал, сидя на заднем сиденье автомобиля, Джордж.

Джордж: Да.

Корреспондент: Что ты бросил с балкона, Пол?

Джордж: Это был, эээ… я!

(смеется)

Пол: Это он что-то выбросил?

Джордж: Нет. Я хотел сказать, что это ты столкнул меня.

Пол: O!

Джордж: (шутливо) Шучу!

(смеется)

Корреспондент: Вы были разочарованы тем, что аэропорт был закрыт и подростки не могли приблизиться к самолету?

Джон: Не думаю, что это имеет значение, так или иначе, у них была возможность увидеть нас вдоль маршрута.

Джордж: …как раз они могли лучше нас разглядеть, стоя вдоль дороги. Они могли увидеть нас лучше, чем если бы мы просто…

 

(появляется Джимми Никол)

 

Джон: Иди сюда, Джим!

Пол: А вот и он! Джимми!

Корреспондент: Это Джимми Никол – ударник вместо Ринго Старра.

(«Битлз» аплодируют)

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Скажи, что тебе сказал мэр?

Джордж: Эээ, он сказал, что с удовольствием пригласил нас, что он очень доволен, и предложил нам выпить.

Корреспондент: А что вы ответили мэру?

Пол: Спасибо.

(смех)

Корреспондент: Что вы пили?

Пол: Скотч и Кока-колу. В основном, Кока-колу.

Корреспондент: Когда вы записываете новую песню, как долго вы ее репетируете?

Джон: Иногда час или два.

Пол: Обычно с новыми номерами мы не репетируем, пока не запишем.

Корреспондент: Скажи мне, Джон, а что это за накидки были на вас сегодня, вы купили их в Амстердаме или где-то еще?

Джон: Нет, впервые мы увидели один в Амстердаме, когда катались по этим каналам — какой-то парень был в ней. И, эээ, мы не смогли купить. Знаете, мы смогли бы купить, но другого цвета… зеленого. Мы сшили четыре в Гонконге — копии той, из такого же материала.

Корреспондент: Я, как человек, который немного старше вас — четверых симпатичных джентльменов…

Джон: (шутливо) Ты?

Корреспондент: Немного старше, на самом деле… Я помню, как начинали Фрэнк Синатра, Джонни Рэй и Элвис Пресли — но сейчас, на мой взгляд, это беспрецедентная эффективность фантастической рекламы и общественного резонанса всех этих представителей прессы. Я не хочу приуменьшить тот талант, которым вы обладаете. Но, как много в этом заслуги Брайена Эпстайна и его рекламных агентов? И как много вы их знаете?

Джон: У нас никогда не было больше одного пресс-агента.

Пол: Это все слухи.

Джон: У Брайена по одному на каждого своего артиста, так что они занимаются только своим, и не работают вместе. И у нас тоже только один. А еще около полугода назад у нас вообще не было своего пресс-агента.

 

 

 

 

 

Пол: Но от этого и зависит успех.

Джон: O, да!

Корреспондент: Джимми, как ты думаешь, может ли Брайен Эпстайн когда-нибудь взмахнуть своей волшебной палочкой и сделать тебя пятым Битлом? Или постоянным дублером Ринго?

Джимми: Этого я не знаю.

Корреспондент: А что случилось с Френсис Фэй? Ты играл у нее на барабанах, не так ли, Джим?

Джимми: Нет. Но это было бы неплохо.

Корреспондент: Тогда как ты оказался на сцене? Она позвала тебя?

Джимми: Ну, как только я вышел за дверь, она как раз заканчивала последнюю часть своего выступления. Она сказала: «Здесь присутствуют «Битлз»!», и все заоборачивались. Она пригласила меня в свою гримерку…

Джон: (шутливо) O! Ты не рассказывал нам об этом!

(смех)

Джимми: …в гримерке мы выпили. А потом, я отыграл все второе отделение.

(смех)

Корреспондент: Она дала тебе что-нибудь взамен, не так ли, Джим?

«Битлз»: (смеются).

Джимми: Нет, она мне ничего не дала, но собиралась дать. Она хотела подарить мне все свои альбомы, а также у нее есть свитер для меня.

Джон: (шутливо) Ха-ха-ха!

Корреспондент: Джимми, ты играл с другими группами – какого это, так внезапно оказаться с «Битлз»?

Джимми: (смеется) Лучше всего остального, знаете ли!

Корреспондент: Были ли каие-нибудь проблемы достичь такой же ритмики, как у Ринго?

Джимми: Ну, я делаю все возможное.

Джон: (шутливо) Aввввв!

(смеется)

Корреспондент: А вы участвовали в каких-нибудь дурацких рекламных акциях?

Джордж: Нет.

Джон: Нет, мы никогда не участвовали, на самом деле. Что-нибудт немого дурацкое обычно случается…

Пол: Когда мы только начинали, мы пытались об этом подумать. У нас еще не было менеджера или кого-то еще, так что мы просто сидели и думали о таком. Мы собирались попробовать заставить кого-нибудь из нас прыгнуть в [реку] Мерси и ее переплыть.

Джон и Пол: Но никто из нас не смог бы проплыть так далеко!

(смех)

Джон: Но я этого не помню, — это он все время об этом рассказывает.

Пол: Но это же правда, Джон, это правда!

Джон: (хихикая) Я думаю, что ты был там один.

Пол: (шутливо) Я помню, мне было лет пять, я подумал, что прыгну и переплыву Мерси. В то время со мной никого не было. Я соврал. Извините!

(Джон смеется)

Корреспондент: Какими были ваши самые захватывающие моменты в шоу-бизнесе, у каждого — Джордж?

Джордж: О, не помню, их так много! С сентября прошлого года все просто потрясающе. Я думаю, когда мы приехали в Америку и поняли, что они все там посходили с ума. И когда в октябре прошлого года мы вернулись в Британию, мы гастролировали по Швеции — когда началась вся эта битломания, а мы были не в курсе, потому что нас не было дома. Мы только приземлились в Лондоне, — а толпа все громила! (смех) Это было здорово.

Корреспондент: Парни, несколько лет тому назад вы обладали потенциальным талантом, но в своих самых безумных мечтах могли ли вы себе представить, что вы достигните сегодняшнего положения?

Джон и Пол: Нет.

Джон: Ты знаешь, никто и представить себе не мог ничего подобного.

Корреспондент: А как насчет вашей программы в зале «Столетие» сегодня вечером?

Джон: Программы?

Корреспондент: Ваш концерт. Как долго он продлится сегодня?

Пол: Тридцать минут, в каждом концерте.

Корреспондент: Вы постоянно меняете свою программу, или бывает…

Джон: Мы меняем ее в зависимости от города или штата, в зависимости от того, какая пластинка здесь наиболее популярна, тогда мы обычно меняем порядок песен. Так или иначе, везде вышло одно и то же количество пластинок.

Корреспондент: А как на счет того, когда вы в прошлом году играли на королевском Варьете для Ее Величества? Такую же программу, как обычно?

Пол: Да.

Джон: Тогда мы пошутили, потому что публика не кричала и могла расслышать наши слова. В этом единственное отличие.

Пол: И еще она была короче.

Корреспондент: В самолете из Сиднея вы рассказывали мне, по-моему, это был Джордж, когда я спросил: «Вам никогда не хотелось сыграть пантомиму, как группе «Битлз»?» Вы ведь давали специальное представление…

Джордж: O, да. Идея играть в пантомиме нам не нравится, поэтому мы сделали свое собственное шоу, которое было более или менее похоже на шоу поп-музыки, но мы появлялись каждые несколько минут, переодетыми, знаете, для смеха.

Джон: Никто не смеялся, кстати. Только мы сами.

Корреспондент: Во время английских гастролей вы делали на сцене какие-нибудь комедийные сцены?

Джордж: Нет. Только на наших рождественских шоу. А еще мы разыграли пару сцен в телешоу.

Корреспондент: Были у вас когда-нибудь проблемы с орущими поклонниками возле гостиницы, где вы останавливались на ночь? Вы можете спать в ситуациях такого рода?

Джон: Они никогда не орут всю ночь. Знаете, с таким я еще не сталкивался.

Корреспондент: Ну, вчера вечером они были там до полуночи.

Джон: (хихикая) Ну, знаете, я даже и не мечтаю, чтобы лечь спать раньше этого времени!

(смех)

Корреспондент: Вы не опасаетесь, что однажды будете травмированы из-за чрезмерного энтузиазма? Вы когда-нибудь получали травмы?

Пол: Не боимся, потому что нам еще ни разу не навредили. Возможно, если бы мы такое случилось, мы бы немного волновались на этот счет.

Корреспондент: В Южной Австралии, не только подростки сходят от вас с ума, но, может быть вы заметили сегодня, проехав из аэропорта, много взрослых… особенно бабушек…

Пол: Да.

Джон: Они великолепны!

Корреспондент: В Англии так же?

Джон: Ну, столько бабушек сразу я еще никогда не видел.

(смех)

Корреспондент: Вы производите впечатление очень внимательного человека. Вы замечаете, что происходит вокруг. Я заметил, находясь позади вашей машины, что вы могли наблюдать за всем происходящим, увидеть людей, стоящих с плакатами. Вы обращаете внимание на людей, не так ли?

Пол: Да, конечно!

Джон: Да.

Корреспондент: И вы в курсе того, что происходит вокруг?

Джордж: Да.

Джон: (хихикая) Думаю, что тебе обязательно. Тебя могут подстрелить.

(смех)

Корреспондент: Многие подростки в Ливерпуле, по всей видимости, немного разочарованы тем, что вы так давно не выступаете в «Пещере». Но почему?

Джон: Если бы мы выступали в «Пещере» часто, то никогда бы не добрались ни до Австралии, ни до Америки, и никуда вообще. Нам нужно было сделать выбор, понимаете. И большинство из тех, кто сейчас сожалеет, на самом деле не были там тогда, когда мы играли в этом клубе.

Корреспондент: Как Брайену удалось… ведь это он раскрыл вашу индивидуальность и объединил вас в группу?

Джон: Нет. К тому времени мы уже записали пластинку «Моя милая» (My Bonnie), и все эти никуда не годные записи для компании «Полидор». И подростки из «Пещеры» со всего Ливерпуля приходили в его магазин пластинок и спрашивали: «А у вас есть «Моя милая» группы «Битлз»? Ну, вот он и заинтересовался, спросил одного из одростков, кто мы такие. Он решил, что мы немцы. И пришел посмотреть. Мы играли в «Пещере», которая находилась от него в сотне ярдов.

 

Грейг Кук (Газета «Адвертайзер», 2014): «Во время пресс-конференции в Аделаиде в зал вошла девушка, своей внешностью напоминая Ринго, и села с «Битлз». Её имя Адель Эммануэль».

 

 

 

 

Адель Эммануэль: «Боб [Фрэнсис] был первым, кто назвал меня Ринго. На улице он воскликнул «Здравствуй, Ринго», и все повернулись, чтобы посмотреть на меня».

 

Грейг Кук (Газета «Адвертайзер», 2014): «Боб Фрэнсис познакомил двойника Ринго с Роном Тремейном, управляющему редактору журнала «Юный модник», который активно участвовал в организации концертов «Битлз» в Аделаиде. Тремейну было известно, что для Ринго было изготовлено специальное опаловое кольцо на память о посещении Южной Австралии».

 

Адель Эммануэль: «Именно Рон [Тремейн] решил, что я должна подарить Ринго опаловое кольцо, которое Аделаида сделала для него. Когда Ринго не смог приехать в Аделаиду из-за тонзиллита, Рон организовал мое присутствие на пресс-конференции, как ответ Аделаиды Ринго Старру. Я до сих пор храню то письмо, которое позволило мне пройти в отель «Южная Австралия» на пресс-конференцию. Меня провели в комнату на нижнем этаже и предложили прохладительные напитки, пока не пришло время подняться и увидеться с «Битлз». Я была очень большой их поклонницей, и не могла поверить, что встречусь с ними».

 

Грейг Кук (Газета «Адвертайзер», 2014): «Пресс-конференция была в самом разгаре, когда Адель в элегантном синем костюме, сшитом своими руками, была представлена как «Аделаидовский Ринго». Пол Маккартни несколько смутился, когда увидел, что она девушка, а галантный Джон Леннон встал и предложил ей свое место».

 

 

 

 

Адель Эммануэль: «Он [Джон Леннон] сказал мне: «Ты намного привлекательнее Ринго». Стул был очень низкий, и когда я села, то подумала, что меня не будет видно, так как мой рост всего 4 фута 11 дюймов Пол предложил мне сигарету, я отказалась, он сказал, что это хорошо».

 

 

 

 

 

Энн Доминго: «У меня была возможность коротко поговорить с Джоном, и после окончания пресс-конференции я буквально повисла у него на пиджаке, чтобы мы могли остаться с ними и поговорить некоторое время. Джон попросил у Дерека Тейлора разрешить нам с Хени остаться, и мы пообщались с ребятами об их музыке, других певцах и моде».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Грейг Кук (Газета «Адвертайзер», 2014): «В разгаре 1960-х молодой художник Питер Финдлей обнаружил, что он может заработать немного денег и произвести впечатление на девушек, рисуя портреты Битлов. Вряд ли он рассчитывал на самом деле встретиться с этими суперзвездами. Двадцатилетний художник подарил Бобу Фрэнсису и Рону Тремейну, занимающимися петицией приезда «Битлз» в Аделаиду, их портреты. Они были так впечатлены рисунками, что поручили ему нарисовать портреты Джона, Пола, Джорджа и Ринго. В пятницу 12 июня 1964 года, когда Финдлей в отеле нервно ждал «Битлз», случилась беда».

 

Питер Финдлей (художник): «Портрет Джона Леннона лежала на полу, и на нее встал какой-то неуклюжий дурак. Стекло разбилось, оставив шрам на лице Джона. Я позвонил багетному мастеру, объяснив ему чрезвычайность ситуации, но он не проявил к этому никакого интереса. Тогда я сказал ему: «Может быть вы больше заинтересуетесь этим, если я скажу, что клиента зовут Джон Леннон». Через несколько минут он уже пробивался к отелю сквозь толпу из 15 000 вопящих поклонников, отчаянно защищая стеклянную панель.

Джон, Пол и Джордж были в восторге от своих портретов. Я рассказал Джону историю о том, что произошло с его портретом, и он сказал: «Мне больше нравится идея заполучить на своей щеке отпечаток ноги». После чего Леннон написал мне длинную благодарственную записку».

 

 

 

Питер Финдлей с портретами Битлов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С Энн Доминго и Хени Нолл.

 

 

 

 

 

 

Питер Финдлей (художник): «В 1964 году мне посчастливилось встретиться и нарисовать портреты «Битлз». На снимке Джордж Харрисон, ведущий канала 9 Эрни Сигли (Ernie Sigley) и я. Эрни пытался взять интервью у Джорджа Харрисона, который в это время беседовал со мной о том, кто шьет им рубашки. Потом он рассказал, что рубашки его мама гладила им всем. Эрни смотрел на меня, как бы говоря мне: «Вали отсюда, парень, я хочу взять у него интервью!».

 

 

 

 

 

 

 

Питер Финдлей (художник): «В разговоре с Полом Маккартни ливерпульский диалект оказал свое влияние. Когда я спросил Пола, как ему понравилась эта живопись (paintings), он переспросил: «Пони?» (Ponies). Мы не получали никаких пони». Я выделил слово «живопись», после чего он воскликнул: «Аа, живопись! Лучшие живописные работы, которые мы когда-либо рекламировали».

 

 

 

 

 

 

Питер Финдлей (художник): «Когда я выходил из отеля, ко мне подошла настойчивая молодая девушка, убежденная, что я какая-то знаменитость. Мне не хотелось её разочаровывать, поэтому я сказал, что я брат Джорджа Харрисона. Счастливая она унеслась прочь с автографом от Питера Харрисона».

 

 

 

Джон приветствует поклонников с балкона отеля. Позади Джона фотограф зависнул над балконом второго этажа. Страж порядка не обращал внимание на фотографа до тех пор, пока Джордж не обратился к последнему с просьбой не мешать.

 

 

 

 

 

Боб Фрэнсис: «Им было скучно просто выходить на балкон, смотреть в толпу, возвращаться обратно. Мы смеялись, слушали шутки Джона, выпивали и дурачились, но никогда не заговаривали о том, что происходило за окном».

 

Кевин Ричи (региональный руководитель отдела рекламы «И-Эм-Ай»): «Сразу после пресс-конференции я увидел, как Джордж слоняется по отелю с чувством тоски по дому. Он чувствовал себя одиноким и немного уставшим от оказанного приема. Он сказал, что очень хочет вернуться домой. Перед отъездом из Англии у Джорджа, похоже, произошла какая-то ссора с Патти Бойд, и это молчание, эта тишина была острее на фоне того, что остальные звонили по телефону каждый вечер».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Спор Джорджа с Патти перед самым вылетом в Австралию, судя по всему, произвел на Джорджа угнетающее впечатление».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «Джон все никак не мог приспособиться к смене часовых поясов, и частенько ошибочно звонил домой посреди ночи!».

 

 

 

Письмо Джорджа Харрисона: «12 июня. Дорогие мама и папа. Мы только что прибыли в Аделаиду, и толпа была обалденная. От аэропорта до городской ратуши мы ехали со скоростью около пяти миль в час, и на всем протяжении пути стояли люди. Когда мы добрались до ратуши, нам нужно было выйти на балкон, и вся улица была блокирована толпой. Я сделал много фотографий толпы и отправил пленку в «Дейли Экспресс», так что, если они опубликуют какую-нибудь из этих фотографий, то это должно будет появиться в новостях в понедельник или во вторник».

 

 

 

На улицах Аделаиды.

 

 

 

 

 

Боб Бирн (автор книги «Аделаида помнит, когда…»): «Чтобы купить билеты на концерт и получить лучшие места, подростки стояли в очереди три дня, ночевали в спальных мешках, многие прогуляли школу».

 

 

 

 

Марк Костелло: «Чтобы купить билет на концерт, я занял очередь с вечера, и прогулял школу, а на следующий день мое фото даже попало в новости».

 

 

 

Очередь за билетами протянулась на полтора километра.

 

 

 

 

 

Дебора Ферье: «Это был кошмар для родителей. Мы спали на улице. Рандл-Стрит была заполнена сотнями детей. Железнодорожная станция была единственным местом, где был туалет».

 

 

 

 

 

Восторг на лице девушки, которой удалось купить билет. То, что во время стояния в очереди она слушает радио, очень характеризует, насколько приезд «Битлз» был важным событием в Австралии»: они были главным событием страны.

 

 

 

Зал «Столетие», Аделаида.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Выступление в зале «Столетие», Аделаида (Centennial Hall, Adelaide), совместно с группой «Корпорация звука» (Sounds Incorporated), Джонни Девлином и группой «Джонни Честер и Фантомы» (Johnny Chester and The Phantoms). Ведущим концерта был Алан Филд. На четыре концерта при вместимости зала 3 000 человек было подано 50 000 заявок»

 

Джонни Честер: «Понятно, что эти толпы людей пришли только для того, чтобы увидеть Потрясающую четверку, поэтому, чтобы произвести впечатление и быть замеченным, мне нужно было сделать свое выступление уникальным. Мне пришла идея установить на сцене свое собственное освещение. Во время выступлений все группы пользовались одной и той же системой воспроизводства звука и освещения, и было неслыханно, чтобы кто-то использовал особые эффекты. Поэтому я решил создать свою собственную систему сценического освещения. Во время исполнения песни «Лихорадка» (Fever) надо мной зажигался прожектор с красным светофильтром, а зал погружался в темноту. Бас-гитарист и ударник были расцвечены сияющей краской, а на руках были белые перчатки. Для тех дней это было довольно необычно.

Когда мы закончили свое выступление, я проходил мимо Джона Леннона, и он сошел со сцены и спросил: «Как вам пришла эта идея?». «Думаю, что от «Черно-белых менестрелей», или кого-то в этом роде я где-то видел», — ответил я (прим. – «Чёрно-белые менестрели» — популярное театральное и телевизионное эстрадно-музыкальное представление. Передавалось по «Би-Би-Си-1» с 1958 по 1978 года. Мужчины в труппе были загримированы под негров). К моему удивлению, Джон Леннон воскликнул: «Это было ох…но здорово! Это было ох…но здорово!».

 

beatlesbible.com: «Брайен Эпстайн продал права на одно из выступлений «Битлз» 12 июня, которое было записано для радиопрограммы под названием «Концерт Битлз». Трансляция состоится 15 июня».

 

Бэрри Майлз: «Концертная программа «Битлз» была такой же, как в Дании и Голландии: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Этот парень» (This Boy) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Невилли Уэллера (Neville Waller).

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Вечером в своем гостиничном номере «Битлз» провели вечеринку, проигнорировав праздничную феерию в их честь на холмах Аделаиды».

 

 

 

 

 

«Битлз» прибывают в Сидней / Ринго покидает больницу

11 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «Ринго покидает больницу университетского колледжа в Лондоне».

 

 

 

Брайен Эпстайн прервал свою поездку с «Битлз» и вернулся в Лондон, чтобы сопроводить Ринго до Австралии.

 

 

 

Вопрос: Как вы считаете, ваш тонзиллит может повлиять на репертуар группы?

Ринго: Не думаю, вряд ли. В течение нескольких дней, я, конечно же, не смогу петь. Если это вообще можно назвать пением.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Во время перелета в Сидней, когда в 2.35 ночи была сделана остановка для дозаправки самолета в австралийском городе Дарвин (Darwin), около 400 поклонников ждали их в аэропорту».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Среди встретивших их представителей прессы был репортер Джон Эдвардс, которому удалось записать на пленку короткое интервью с Джоном и Полом, когда они выходили из самолета. Пол выразил свое изумление тем, что кто-то встречает их в такой ранний час, а Джон в общих чертах обрисовал их маршрут на следующие несколько месяцев».

 

 

 

Карточки прибывающих пассажиров Джона, Пола, Джорджа и Нила Аспинала во время их прибытия в Дарвин. Джон не указал, что он женат.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Группа прошла таможенный досмотр и иммиграционный контроль, после чего встретилась с прессой».

 

Джон: «Вы, должно быть, ребята из вынюхивающей прессы. Не раздувайте эту новость слишком сильно!».

 

 

 

В аэропорту Дарвина.

 

 

 

В Сиднее сотни поклонников в ожидании «Битлз» провели ночь в аэропорту.

 

 

 

 

Дж. Инглис (менеджер аэропорта): «Большая часть тех, кто прибыл в аэропорт загодя, провели ночь возле заграждения. Лишь немногие нашли себе убежище внутри терминала».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Когда они прибыли в международный аэропорт «Маскот», шел очень сильный дождь, и было очень холодно. Несмотря на это, их встречало 2000 поклонников».

 

 

 

 

 

 

Джон: «Когда нам сообщили, как быстро расходятся наши пластинки в Австралии, мы этому не поверили. Само собой, нам не терпелось побывать там. Мы успели покататься на водных лыжах во Флориде, а нам все твердили, что австралийские пляжи еще лучше».

 

 

 

Было привлечено более 150 полицейских.

 

 

 

 

Когда лайнер остановился, поклонники взревели: «Мы хотим Битлз».

 

 

 

 

Когда «Битлз» появились у выхода из самолета, дождь усилился.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нил Аспинал: «Когда мы прибыли в Сидней, там шел дождь. Мы вышли из самолета, «Битлз» поместили на платформу грузовика, чтобы толпа видела их. Ребята держали в руках зонтики и были в плащах, сшитых в Гонконге».

 

Джордж: «[В Амстердаме] Мы плыли по каналам, махали людям и наслаждались славой, когда увидели в толпе парня в потрясном плаще. Мы послали Мэла выяснить, где он его купил. Мэл спрыгнул чуть ли не в воду и через три часа вернулся в отель с плащом, который купил у того парня».

 

Нил Аспинал: «В таких плащах ходили студенты в Амстердаме. Я узнал, откуда у них эти плащи, и купил один. Ребята сделали срочный заказ портному, и он сшил почти такие же — в весьма похожих «Битлз» потом снимались в фильме «На помощь!».

 

Джон: «Первый такой плащ мы увидели в Амстердаме у одного парня, когда нас катали по каналам, но купить такие мы не смогли. Нам попался какой-то дикий зеленый цвет. Поэтому мы заказали четыре плаща в Гонконге».

 

Пол: «Каждому из нас за ночь сшили пару костюмов, а еще там мы сшили плащи, которые оказались никуда не годными — они жутко линяли».

 

Джордж: «Когда мы улетели в Гонконг, мы все заказали себе такие же плащи, но их сшили из дешевой ткани, которая полиняла от первого же дождя в сиднейском аэропорту».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «Позднее Боб Роджерс в интервью, спрашивая Джона об этом показе, сделал предположение, что их новые плащи «наверное пришли в негодность». На что Джон ответил: «На самом деле нет, мы их выжали сразу же, и они снова стали в порядке». Тогда Роджерс заметил: «В таком случае гонконгский портной хорошо знает свое дело?», на что Джон ответил: «Он был индиец».

 

Пол: «Насколько я помню, погода в Сиднее была неважной. Кажется, это был сезон мангустов» (прим. – измененное от «муссонов». Пол заменяет слово «monsoon» словом «mongoose»).

 

Джордж: «Если я не ошибаюсь, все западное побережье просто усыпано рифами».

 

Джон: «Видимо, это были киви, потому что ботинки они чистили прекрасно (прим. – «KIWI» — фирма, выпускающая крем для обуви)».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Затем их торжественно провезли в молоковозе с открытым верхом».

 

 

 

 

Нил Аспинал: «Водитель ехал со скоростью 2 километра в час, Джон то и дело бросался к кабине и просил: «Быстрее, быстрее!» Но ехать быстрее водитель явно не хотел. Я взмолился: «Ну, поезжайте быстрее — ливень же идет!» А он ответил: «Чтобы увидеть этих ребят, толпа простояла под дождем двадцать четыре часа». Никакими уговорами не удавалось заставить этого австралийца прибавить скорость».

 

Джон: «Нас охватил истерический хохот. Забавно: мы приехали в Австралию, попали в огромный грузовик и вымокли до нитки, а все думали, что день будет солнечным. Но мы мокли всего минут пятнадцать, а толпа — несколько часов. Разве мы могли быть расстроены, если люди пришли посмотреть на нас, и стояли так долго на промозглом ветру, под дождем, чтобы помахать нам? Они были замечательными. А я раньше никогда не видел такого сильного дождя, разве что на Таити (там дождь шел два дня, и я уже думал, что это конец света)».

 

 

 

 

 

Фото Джорджа Липмена (George Lipman).

 

 

 

 

 

Джон Леннон сказал репортеру: «Как мы можем быть разочарованы, когда они пришли, чтобы увидеть нас, и стояли там под дождем и мокрым ветром, приветствуя нас? Они были потрясающими, по-настоящему потрясающими. Мы вышли, приветствуя людей, ветер обдувал нас со всех сторон, и мы, как и все, были промокшими, но все это было очень весело». Пол Маккартни добавил: «Вы можете сказать, что они сумасшедшие, но для нас, приятель, они потрясающие».   

 

Бэрри Майлз: «Одна женщина, совершенно промокшая, бросила своего шестилетнего умственно отсталого ребенка на платформу грузовика, крича: «Хватай его, Пол!». Полу, мокрому и неуверенно стоящему на ногах, поскольку грузовик ехал, удалось поймать испуганного ребенка. «Да благословит тебя Бог!» — закричала женщина. «Он славный! Классный!» — крикнул Пол. — «Теперь бери его». Женщина бежала за грузовиком, пока водитель не увидел её и не замедлил движение. Она взяла ребенка и поцеловала его. «Ему лучше! О, ему лучше!» — плакала она».

 

 

 

 

 

Группа молодых людей с плакатом «Раздави этих жуков» была освистана и прогнана поклонниками группы.

 

 

 

 

Из репортажа: «Специальная бригада скорой помощи, дежурящая в аэропорту, не понадобилась. Не было никаких случаев потери сознания или каких-либо травм. «Но я готов поспорить, что завтра будет несколько поклоннииков с пневмонией и сильной простудой», — сказал санитарный врач».

 

Дж. Инглис (менеджер аэропорта): «Все это немного разочаровало. Мы ожидали, что здесь соберется около десяти тысяч человек, хотя на самом деле мы не знали, чего ожидать. Нет сомнения, что погода сильно изменила ситуацию».

 

 

 

Когда грузовик направился к ожидающему «Битлз» автомобилю, поклонники прорвали оцепление и бросились к ним. Но автомобиль с «Битлз» отъехал прежде, чем поклонники смогли до него добежать.

 

Джордж: «Полу нравилось приветствовать публику и раздавать автографы. А мы уже ждали его в машине. «Пол, ну хватит, поедем! Да где он? О, черт, вон он!» А он все подписывал… «Конечно, а как вас зовут? Бетти? «Бетти с любовью, Пол». «Скорее заканчивай и садись в машину! Пора уже сматывать!»

 

 

 

Фото Гарри Мартина (Harry Martin).

 

Джордж: «После того, как нас под дождем прокатили по кругу, каждый из нас сел в «Мини» со своим именем на борту. Поименно огромными буквами: Джон, Пол, Джордж, Джимми, нанесенными краской «Дэй-Гло». (прим. — DAY-GLO — специфический полиграфический термин для дневных люминесцентных красок трафаретной печати). Это была реклама компании «Бритиш Мотор Корпорейшн».

 

 

 

 

Нил Аспинал: «К тому времени, как ребята добрались до отеля, они все посинели — плащи полиняли, краска растеклась, и они напоминали древних кельтских воинов, расписанных синей краской».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Их багаж еще не приехал из аэропорта, но у Пола с Джоном было достаточно с собой сухой одежды, чтобы переодеться».

 

 

 

К этому времени Мэкли-стрит была окончательно перекрыта толпами поклонников, желающими хоть одним глазком увидеть знаменитостей. Поклонники «Битлз» напротив отеля «Шератон» (возле отеля «Шеврон Хилтон»). Фото Гарри Мартина.

 

 

 

 

 

Джон: «Приезд в Австралию был значительным событием, как первый приезд в Америку: нас показывали по всем каналам, десять наших записей вошли в хит-парады. Но и это еще не все. Забавно, но здесь увидеть нас пришло больше людей чем где бы то ни было. По-моему, собралась вся Австралия».

 

Джордж: «Мы видели, как по телевизору люди говорили про нас: «Странно, они даже не вышли помахать нам!» Не могли же мы объяснить им, что у нас просто не осталось сухих брюк! Я не люблю махать с балконов. «Помашите им», — говорили нам. – «Вы должны выйти и помахать». Из окон отеля за меня махал Дерек».

 

 

 

 

Когда «Битлз» появились на балконе отеля, их приветствовали оглушительные крики поклонников. Джордж появился в белой рубашке и полотенце, показав, что он мокрый и озябший. Остальные вышли в одежде.

 

Бэрри Майлз: «Джордж вышел на балкон, чтобы поприветствовать поклонников, в одном банном полотенце, накинутым вокруг талии».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон Кэйн (журналист): «Самая большая удача Кена Бродзяка (Kenn Brodziak) как промоутера, конечно же, выпала ему 5 июля 1963-го, когда он договорился на выступление «Битлз» в Австралии. Брайен Эпстайн дал ему свое устное согласие на выступление «Битлз». Первоначальная оговоренная цена за 16-дневные гастроли составляла 1500 фунтов-стерлингов, но к тому времени, когда 2 декабря 1963 контракт был официально подписан, Брайен поднял цену до 2500. Несмотря на тот факт, что стоимость их выступлений после концертов в США значительно возросла, Брайен сдержал свои договоренности с Бродзяком».

 

Кен Бродзяк: «Я слышал уже раньше, что Брайен Эпстайн был честным бизнесменом. Я заполучил «Битлз» благодаря удаче и чутью. В июне 1963 один агент в Лондоне дал мне список с пятью именами, со словами: «У меня есть несколько хороших групп, которые я рекомендую тебе пригласить в Австралию». «Хорошо», — сказал я, — «но я не хочу приглашать пять групп. Я возьму только одну, и если это сработает, то приглашу остальных». «Отлично», — ответил агент. — «Кого бы ты хотел?». «Я беру Битлз», — сказал я. Вот и все. Я ничего не знал об этой группе, за исключением того, что их название звучало как что-то знакомое, возможно, потому что они выступали в Германии.

Когда группа прибыла в Сидней, одними из первых слов, которые произнес Джордж [Харрисон] были: «Ты заполучил нас по старой цене, не так ли?». «Да», — ответил я, но он не сказал ничего против».

 

 

 

Кенн Бродзяк в конце 1980-х.

 

 

 

С шеф-поваром отеля Питером Строссом (Peter Stross).

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Невилли Уэллера (Neville Waller).

 

 

Бэрри Майлз: «Как только они обсохли и согрелись, то сразу же приняли участие в пресс-конференции, фотографировались и общались с промоутерами и высокопоставленными чиновниками».

 

 

 

В 16.30 Дерек Тейлор открыл пресс-конференцию.

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Поездка в Австралию стала для меня первым большим турне. Все это было замечательно, но сейчас я понимаю, что только безумец мог добровольно согласиться участвовать в такой затее. Я понятия не имел, что ждет меня впереди. Ребята из группы охотно согласились, чтобы я сопровождал их. Они были в полном порядке, и это радовало. У них был пресс-атташе Тони Бэрроу, достойный человек, но очень занятой. Да, веселое было время».

 

Джон: «У нас редко бывало больше одного пиаровца. Брайен нанимал по одному для каждого из своих артистов, и работали они каждый сам по себе. С Дереком мы были знакомы почти год, он один из тех людей, с которыми сразу находишь общий язык».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Репортер: Я здесь с «Битлз»… добро пожаловать в Австралию, парни! Добрый день, Пол! Привет, Пол! Проходя мимо Пол кричит: «Я супер». Как вам такое мокрое приветствие сегодня?

Джон: Очень хорошее. Я думаю, они были очень великодушны, встречая нас под таким дождем.

Пол: Да, это было здорово.

Репортер: Получили удовольствие от дождя?

Джон: Весьма забавно было бы постоять там в твоем новом пальто.

(смех)

 

 

 

 

 

Джордж: Видеть, как они мокнут, знаете ли.

Репортер: …детки ждали тут всю ночь, это заслуживает уважения.

Джон: Они заслужили это, ждавшие всю ночь.

Пол: Да.

Репортер: Вы не взяли непромокаемую одежду?

Джон: (смеется) Нет, мы думали, тут будет солнечно.

Репортер: Джордж, кто придумал название «Битлз», и каким образом произошла замена на «B-E-A» с первоначального «B-E-E»?

Джордж: Когда-то давно Джон нашел название «Битлз».

Джон: Лет в пятнадцать у меня было видение.

Джордж: Когда нам понадобилось название, и каждый из нас размышлял об этом, он предложил «Битлз».

Репортер: А кто «B-E-E» заменил на «B-E-A»?

Джордж: Как-то само собой.

Джон: Знаете, если им нравится двойное «Е», было достаточно трудно довести до понимания людей, что это читается, как «B-E-A», а в общем, ничего страшного. (смеется)

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Что вы надеетесь найти в Австралии?

Пол: Эээ, следуя логике, Австралийцев.

(смех)

Репортер: У вас кто-нибудь является лидером группы?

Джон: (вытягиваясь в струнку) Нет, нет никого.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Мы слышали, что вы стояли на балконе на своей голове.

Пол: Нет, конечно же, это слухи.

Репортер: Как вы приобретали билеты до Гонконга? У вас был полный сбор?

Джон: Я думаю да.

Пол: Нет. Примерно пять фунтов за место.

Репортер: Заплатили около пяти фунтов?

Пол: Да. Пять фунтов!

Репортер: Жарковато, не правда ли?

Джон: (шутливо обращаясь к остальным) Не хотели бы вы увидеть меня за пять фунтов?

Джордж: Я не захотел бы увидеть тебя и за два шиллинга, Джон.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Джон, изменился ли «Мерси-Бит» с тех пор, когда вы его играли?

Джон: Мы до сих пор не используем термин Мерси. Это что-то выдуманное прессой.

Репортер: А что вы играли, когда вы…

Джон: Это всего-лишь рок-н-ролл, в основном мы пишем именно это.

Репортер: Джон, какое влияние оказала на вас музыка Бадди Холли?

Джон: Его влияние было на начальном этапе. Может не влияние, но он был одним из великих.

Пол: Еще Джеймс Тарбер, хотя, пожалуй, нет.

Джон: Ах, да. Но он не очень хорошо  пел.

(смех)

Репортер: У вас уже была возможность попрактиковаться с австралийским акцентом?

Джон: Нет, приятель, совсем нет.

(смех)

Джон: (хихикая) У нас не получается.

Репортер: Будучи здесь, напишите ли вы какую-нибудь песню с австралийской тематикой?

Джон: Вряд ли. Мы не пишем на заданные темы. Просто мы все время пишем всякую фигню. (смеется)

Репортер: Вы играете то, что вам хочется, или то, что, по вашему, хотят слышать окружающие люди?

Джон: Мы играем эту музыку уже лет пять или шесть, примерно так. Но это всегда был рок-н-ролл. И только такую музыку мы и пишем.

Репортер: По вашему, что вы такого делаете, по сравнению с другими группами, что позволило вам так внезапно высоко подняться?

Джон: Ну…

Джордж: Мы получили контракт на запись.

(смех)

Репортер: О ваших пластинках. Какая пластинка, по вашему общему мнению, является вашей самой лучшей записью? Не лучшей по продажам, а в музыкальном плане?

 

 

 

 

Пол: Вы имеете в виду нашу любимую?

Джон: Нам всегда нравилось то, что написано было не нами. Скажем, для меня это «Долговязая Салли» (Long Tall Sally).

Репортер: Это одна из ваших последних?

Джон: Это из самых новых.

Пол: Это даже не сингл.

Джордж: Мне нравится «Тебе не надо так делать» (You Cant Do That).

Джон: Джимми, а что тебе нравится?

Репортер: Как на счет тебя, Джим? Ты еще ничего не сказал. Какого оно, Джимми, быть одним из «Битлз» — новый талант – заменять Ринго?

 

 

 

 

Джимми: Это хороший опыт, старина.

Репортер: А как по сравнению с Ринго?

Джимми: Хм, он намного лучше. Он присоединится к ним в воскресенье.

Репортер: А что тогда ты будешь делать?

Джимми: Хм, Вернусь в Лондон, буду играть в своей группе, выступим на телевидении.

Джон: И он ушел!!

Репортер: А тебе идет битловская прическа.

Джимми: Да, я не подстригал их три месяца.

Репортер: И как долго вы ходите с такими пышными шевелюрами?

Джон: Я не знаю. Не припомню, чтобы ходил иначе.

Репортер: Вы когда-нибудь были у парикмахера, Джон?

Джон: Знаете, нет. Я не подстригал волосы с самого фильма. Женщина на киностудии хорошо стригла, и я не доверяю никому, кроме неё.

Репортер: Это фильм «Битломания»?

Джордж: Нет.

Джон: Нет, он не так называется. Он называется по-другому.

Джордж: «Вечер трудного дня».

Джон: Он называется «Вечер трудного дня».

Репортер: Вы удовлетворены вашим конечным продуктом?

Джон: Ну, это настолько хорошо, насколько у других лучше бы не получилось.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Вы уже стали миллионерами?

Джон: Нет, это еще один неверный слух. Но было бы неплохо.

(смех)

Репортер: А Брайен Эпстайн миллионер?

Джон: Нет, даже он не один из них, бедный парень.

Репортер: А куда уходят все ваши деньги?

Джон: В основном к Ее Величеству!

Джордж: Вот ОНА миллионерша!!

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Если бы здесь, в Австралии, вы могли бы взять только три вещи, чтобы вы выбрали?

Джордж: Эээ… (задумчиво) Даже не знаю.

(смех)

Джордж: Во-первых, мне нравится «Привяжи кенгуру, друг» (Tie Me Kangaroo Down Sport).

прим. — песня австралийского певца Рольфа Харриса, написанная им в 1957 году. Песня стала мировым хитом после выхода в Англии в 1960 и в США в 1963-м. 18 декабря 1963 года Рольф Харрис участвовал в передаче «Би-Би-Си» вместе с «Битлз» и написал пародию на свою песню, посвящённую этой группе, заменив куплеты с перечислением различных австралийских животных именами Битлов, которую исполнил вместе с ними. Эта запись пользовалась популярностью, поэтому Харрис был приглашён на Рождественские шоу Битлз 1963 года для её исполнения.

Джордж: Затем…

Джон: «Вальсируя с Матильдой» (Waltz Matilda).

Джордж: Да.

Джон: Что было бы потом, никто не знает.

Репортер: Кроме солнца, что-нибудь особенное вы хотите здесь увидеть?

Пол: Кенгуру и все такое. Динго там (прим. – австралийская собака Динго).

Джордж: Динго? Он приедет в воскресенье (прим. – обыгрывается созвучие имени Ринго и породы собак «динго»).

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Вечером пойдете куда-нибудь?

Пол: Хм… не уверен.

Джон: (подчеркнуто твердо) Я нет!

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Пол, ты считаешься самым молодым из «Битлз».

Джон: Конечно, у него и зубов-то еще нет.

(смех)

 

 

 

 

Джордж: (шутливо обращаясь к Полу) Ты всего на 12 лет моложе меня.

Пол: (как-бы шепотом) Нет, я не моложе.

Репортер: Все считают тебя или самым младшим, или наиболее молодо-выглядящим, или милашкой группы.

Пол: (шутливо) Спасибо большое. Спасибо. Я тоже вас люблю.

(смех)

Репортер: Пол, у тебя скоро день рождения, но я слышал, что ты не ждешь подарков от парней.

Пол: Ооо! (смех) Нет! Ну, так уж повелось, все началось… На 21-год мне подарили подарок. Потом, чей день рождения отмечаем после моего?

Джон: Мы забыли о Ринго.

Пол: Ринго. Обо всем позабыли – а все из-за этой суеты.

Джордж: (шутливо) Это не важно, когда тебе 28, не так ли?

(смех)

Пол: Нет, но так уж теперь повелось, что мы не отмечаем дни рождения.

Джордж: И когда мне исполнилось 21, и парни предпочли забыть об этом.

Пол: Да, мы забыли. Поэтому я надеюсь, что они забудут, потому что я прихожу в ужас, когда думаю, что они не забудут.

Джордж: Я о тебе уже забыл!

Пол: Спасибо.

Джон: Пол мне на 21-летие подарил «вимпи» и кока-колу (прим. — WIMPY — Предприятия быстрого питания).

Пол: Хочу тебе напомнить, что это было в 39-м!

Джон: Я знаю!

(смех)

 

 

 

 

Пол: (шутливо) Они были гораздо дороже.

Репортер: Джон, ты нам прочтешь какую-нибудь поэму, пока ты здесь?

Джон: Не знаю, вам виднее. Если будет такая возможность. Это зависит от того, захотите ли вы.

Репортер: Пол, не возражаешь, если мы зададим тебе этот вопрос. Мы прочитали какой-то нелестный комментарий в английской прессе о том, как парочка из вас отдыхала с девушками на каникулах. Как ты на это отреагировал, что подумал? Твоя точка зрения на это? Здесь хотели бы об этом знать.

Пол: Да мне все равно. То были мои мысли.

Джон: Все дело в том, что вы либо встречаетесь с девчонками — (деликатным тоном) но джентльмен имел в виду нечто большее.

(репортеры начинают смеяться… остальные «Битлз» свистят и аплодируют)

 

 

 

 

Джон: Спасибо! Знаете, я их поддерживаю.

Репортер: Джон, твоя книга имела большой успех, и некоторые утверждают, что она напоминает им «Шоу Дуралеев» (прим. – «Шоу Дуралеев» (The Goon Show) — программа комедийных артистов, характерных своеобразным юмором на грани абсурда. Продюсером этих записей был Джордж Мартин). Другие утверждают, что она напоминает им «Поминки по Финнигану» писателя Джеймса Джойса (прим. – «Поминки по Финнигану», книга не поддается переводу, так как написана более чем на 40 языках сразу. Например, с ирландского автор может по ходу повествования перейти на корейский или русский. Сложность заключается в том, что на каждом языке Джойс использует идиомы, загадки и выражения). Ты когда-нибудь слышал о «Шоу Дуралеев»? Ты когда-нибудь читал «Поминки по Финнигану»?

Джон: Я слушаю «Шоу Дуралеев» — по крайней мере, большинство из них, потому что я часто бывал дома, когда это шоу шло в эфире. Я никогда не читал «Поминки по Финнигану». А еще кто-то здесь упомянул другое произведение. Но так уж вышло, что я никогда их не читал.

Репортер: Джон, по теме «Шоу Дуралеев», как ты думаешь, как бы смотрелся лысый Битл?

Джон: Как парень без волос, не правда ли?

(смех)

Репортер: И как бы он зарабатывал себе на жизнь?

Джон: Ну, знаете, в Америке же есть группировка лысоголовых. Могу сказать, что они безнадежны, если вам это интересно.

Репортер: Джон, вы полностью самостоятельно написали свою книгу, или кто-то вам помогал?

Джон: (шутливо) Нет, ну кто вам станет помогать при написании подобного произведения!

(смех)

Джон: Нет, если бы я писал… Вот на сочинение новелл и прочего можно пригласить соавторов.

Пол: (шепотом пытаясь привлечь внимание Джона) Джон — Джон.

Джон: Хорошо, я написал начало, он (Пол) написал предисловие и помог в паре рассказов. Пришлось упомянуть его имя, только потому, что издатели о нем забыли. Вот и все.

Репортер: Джордж, что ты получаешь от своих заграничных поездок?

Джордж: Получал, или получаю?

Репортер: Получаешь, от ваших заграничных поездок?

Джордж: Эээ, да.

Репортер: Что ты получаешь?

Джордж: Ты получаешь… Ты видишь разных людей. Ты видишь разные места, которые бы ты не смог увидеть, если бы не ездил в заграничные поездки.

Репортер: Тебе нравится путешествовать?

Джордж: Эээ, нет. Нет, я не люблю путешествовать, даже если это касается отпуска или чего-нибудь подобного. Путешествие – это ужасно, но чтобы приехать сюда, без этого не обойтись.

Джон: Мы путешествуем на машине времени.

Репортер: А вы осознаете весь груз возложенной на вас ответственности? То есть я хочу сказать, что подростки живут вами каждую секунду. В этом отношении, чувствуете ли вы ответственность?

Джон: Нет, наше поведение от этого никак не меняется. Однако мы не считаем, что должны их чему-то учить, что-то им проповедовать. Пускай они делают то, что им нравится.

 

 

 

 

Пол: Мы никогда в это не верили, когда еще в старые времена мы открывали какой-нибудь журнал и читали наставления «не пить, не курить, не шляться допоздна».

Джон: Это было еще мягко сказано.

Пол: Немного смешно. Поэтому мы ведем себя как обычные люди и надеемся, что другие люди не сочтут НАС смешными.

Репортер: Сейчас вы утверждаете, что ведете себя нормально, но насколько изменится ваше поведение, когда вы получите такие большие деньги, и когда, где бы вы не оказались, люди…

Джон: Мы еще более нормальные.

Джордж: Нормальные, насколько для нас это возможно.

Пол: Ну, понимаете, я хочу сказать – нормальные, при данных обстоятельствах.

Репортер: Вы начинали свой путь, особенно это касается Джона, с музыки в стиле «скиффл». Это автоматически привело к рождению «Битлз», или на это ушло некоторое количество лет?

Джон: Это длилось около шести месяцев, так кажется. Или это было около года?

Джордж: Эээ, намного дольше, Джон.

Джон: Ты забыл. Сначала, я познакомился с Полом, и он присоединился к маленькой группе, в которой я играл. А потом пришел Джордж, и постепенно мы изменились – но это была только наша троица.

Репортер: Говорят, что ваше выступление на сцене длится минут 12-14. Это так?

Джон: Обычно полчаса.

Пол: Два получаса за вечер.

Джон: На каждом концерте мы играем по полчаса пока, кроме выступлений в танцевальных залах, когда мы в них играли

Репортер: Вас не смущает, что когда вы выходите на сцену со своими номерами, никто ничего не слышит из-за воплей девушек?

Джон: Ну, как правило, наши песни не слышат взрослые. Вот, например, в Гонгконге одна газета вышла с таким заголовком, «Битлз проигрывают битву с воплями». Теперь, по сравнению с другими людьми, они кричали не так уж громко, но продолжали кричать, но большинство подростков могли бы нас услышать, а вот взрослые сетуют: «Я ничего не смог бы расслышать».

Репортер: На паре фотографий сделанных в Америке ваша четверка купается. Но на обеих этих фотографиях, сделанных в разных местах, вы запечатлены в рубашках. Это теперь так модно — купаться, не снимая рубашек?

Джордж: Нет!

Джон: Ну, мы просто позировали для прессы, и на самом деле не купались.

Репортер: А, тогда понятно.

Джордж: Сомневаюсь, что мы реально купались, не снимая рубашек. Потому что мы всегда купаемся только в пальто.

(смех)

Репортер: С приходом «Битлз», можно сказать, что вы вернули назад, в Англию, таких исполнителей, как Джерри Ли Льюис и Литтл Ричард.

Джон: Да, а еще Карл Перкинс.

Пол: Всегда были люди, которым они нравились. Особенно в таких городах как Ливерпуль. Всегда были группы преданных фанатов, которые поддерживали таких музыкантов как Чак Берри, Джерри Ли и Литтл Ричард.

Репортер: Вы более или менее, пробудили интерес к рок-н-роллу.

Пол: Мы пробудили интерес к бит-музыке. Это точно.

Репортер: А как вы относитесь к музыке, которая нравилась людям 10, 12, 15 лет тому назад? Фрэнку Синатре, Элле Фицджеральд? Вам нравится такая музыка, или же вы предпочитаете только рок-н-ролл?

Пол: Ну, не только. Вот недавно Элла Фицджеральд спела нашу песню «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love). Вы ее слышали?

Репортер: Но она спела ее как Элла Фицджеральд.

Джон: Но не в стиле Фрэнка Синатры.

(смех)

Репортер: А вы не ощущаете на себе ревность со стороны других английских групп?

Джон: Совсем нет, потому что большинство популярных английских групп наши друзья, так что ревности нет. Ревность фабрикуется газетчиками, очевидно, им нужно поддерживать всю эту шумиху. Музыканты всех групп – наши лучшие приятели.

Джордж: И если кому-то из них мы не нравимся, они откровенно в этом нам не признаются.

(смех)

Репортер: Какое ваше любимое средство развлечения? Что вам нравится больше – театр или телевидение, или…?

Джордж: Хм, мне нравится кино. А, вы сказали, что для всех нас? O, я подумал, что вам интересно что мы любим смотреть. O, ну, на самом деле, я не знаю. Наверное, живые шоу – это здорово.

Пол: Ну, да все это здорово, потому что есть из чего выбирать. Так что лучше всего, когда получаешь все это вместе.

Репортер: Это правда, что вы прослушивались на двух звукозаписывающих компаниях, до того, как подписали контракт с «И-Эм-Ай»?

Джон: Да, ээ, мы записались на пленку в «Декка», и еще…

Джордж: И в «Пай».

Джон: Да, но в «Пай» сами мы не были.

Джордж: «И-Эм-Ай», поначалу, нас тоже завернула.

(смех)

Пол: Они это сделали.

Джордж: Вы можете смеяться — вы можете смеяться.

Джон: (посмеиваясь) Я не виню их, послушали бы вы ту пленку!

(смех)

Джордж: И когда Джордж Мартин из «И-Эм-Ай» решил подписать с нами контракт, то это было его собственное решение.

Репортер: У вас есть мысли по поводу того, как много ваших пластинок продано во всем мире?

Джон: Нет. Спросите наших издателей, они расскажут вам о своих соображениях.

Джордж: Последнее, что я слышал, что-то около 30 миллионов.

Репортер: Вы все знаете нотную грамоту?

«Битлз»: (одновременно) Нет.

Пол: Никто из нас.

Джон: Комиксы. Мы хорошо разбираемся в комиксах.

(смех)

Репортер: Мы тут уже говорили о том, какие виды развлечений вам нравятся. А где вам нравится бывать?

Джордж: Кино.

Пол: Шоу, ночные клубы, кабаре.

Репортер: Наверное, трудно, идя в кабаре, не очутиться в толпе?

Джон: Да, но народ не валит туда толпами. Если вы идете в ночной клуб, то вряд ли вы столкнетесь там с пятью сотнями детишек.

Репортер: В Ливерпуле – «Голубой ангел» – он из тех ночных клубов, куда вы можете пойти расслабиться?

Джон: Так было, когда они только открылись. В Ливерпуле много мест, подобных этому.

Пол: Прибыльных.

Джон: Настолько прибыльных, что народ собирается со всего города только затем, чтобы посмотреть на них. Сейчас не знаю, много лет не бывал в таких местах.

Репортер: Кстати, как вас приняли в Ирландии?

Джон: Очень хорошо.

Джордж: Это было в три часа ночи, и мы оставались неузнанными целый час.

Пол: Видимо пресса Дублина доходила до этого весь день.

Джордж: Я думаю, они догадались.

Пол: Какой-то парень сказал: «Полиция целый день держала это в секрете».

Джордж: (шутливо) А представитель «Би-Оу-Эй-Си» (прим. — «BOAC» — Британская Национальная Авиакомпания») сказал…

Джон: Опять реклама.

(смех)

Джордж: Это было не определенно, но весьма возможно.

Джон: (шутливо) Он хотел заработать за час.

Репортер: Парни, вам понравилось играть Шекспировскую пьесу в вашем телешоу?

Джордж: Да, только вот пришлось репетировать его несколько дней!

Джон: И мы все равно переврали!

(смех)

Репортер: А хотели бы сыграть Шекспира в драматическом театре?

«Битлз»: (одновременно) Нет.

Джон: Я бы этого не вынес.

Репортер: Вам понравились костюмы?

Джордж: Да, они такие смешные.

Джон: Мод.

Пол: (смеется)

Джордж: (декламируя по памяти) «Что общего у фонаря и у луны»?

Репортер: Как вы относитесь к тому, что вас сравнивают с Братьями Маркс? Как вам такое сравнение?

Джон: Да, это похвала. Они забавные.

Репортер: Когда вы выступали в Лондонском «Палладиуме»?

Джордж: Не помню точно.

Репортер: Хотели бы еще раз выступить там?

Джон: Нет, пожалуй.

Джордж: Некоторое время нет.

Репортер: Что будете делать сегодня вечером?

Джон: Я… хотелось бы выспаться. У нас была всего пара часов. Я остаюсь на ногах, поэтому не проснусь посередине ночи и не закажу завтрак. Буду и дальше бодрствовать.

Пол: Наверное, посмотрим телик.

Репортер: Не планируете пойти в ночной клуб, или какое-нибудь другое подобное заведение?

Пол: Нет.

Репортер: У вас какой-то уговор, чтобы Джимми помалкивал?

(смех)

 

 

 

 

Джордж: Спроси его.

Джимми: Я ничего не могу ответить, хм, потому что я ничего об этом не знаю.

Репортер: Джимми, а что за группа, с которой ты играешь в Англии?

Джимми: В Англии я играю с разными группами. Последняя, с которой я играл, это ритм-энд-блюзовая группа.

Репортер: Какое-то время ты играл в «Блю Флеймс», это так?

Джимми: Да, это правда, но только несколько дней. Я играл в пятницу, а к среде даже не знал, чем буду заниматься.

Репортер: Является ли Брайен Эпстайн твоим менеджером?

(долгая пауза)

Джимми: …никто… Нет, не является.

«Битлз»: (смеются)

Джон: Если бы он им занимался, вы бы уже знали.

(смех)

Репортер: Джимми, какова была ваша первая реакция, когда вы узнали, что вы будете играть с «Битлз»?

Джимми: Я не мог в это поверить. На самом деле.

Репортер: Ты много репетировал с парнями, чтобы освоить их звучание?

Джимми: Нет, мы попробовали сыграть пять или шесть номеров, все это заняло полчаса или час.

Репортер: И вы отправились в путь?

Джимми: Да.

Репортер: Сильно боялся?

Джимми: На первом выступлении очень сильно боялся, да уж. Но, эээ, они меня успокоили.

Пол: Он был великолепен.

Джон: (комическим голосом) Он проделал великолепную работу.

Репортер: Джордж, если один из вас перестанет быть Битлом, что вы будете делать?

Джордж: (преувеличенно серьезно) Хм, я думаю, буду поставлять в зоопарк слонов.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Говорят, что ты самый деловой в группе. Это так?

Джордж: (пауза) Да, так пишут в газетах, но я никогда такого не говорил. Это и для меня новость. Ну, может быть, я не знаю.

Репортер: У вас есть какое-нибудь соглашение внутри группы?

Джордж: Это не партнерское соглашение или что-нибудь подобное, если вы это имеете в виду.

Пол: O, вы хотите сказать, что каждый сам за себя?

Репортер: Что я имею в виду – если Джордж, вдруг решит покинуть «Битлз», сможет ли он это сделать?

Джон: Думаю, что сможет.

Пол: Эээ… Конечно, он может, но мы постараемся остановить его, если он…

Джон: Не связан контрактом.

Джордж: Ну, наша четверка подписала общий контракт, но если бы я захотел уйти, тогда они не стали бы пытаться удержать меня – или судиться со мной, навряд ли.

Репортер: По-видимому вы зарабатываете много, много тысяч фунтов-стерлингов в год, но как много денег вы на самом деле получаете от своего менеджера?

Джон: Мы не получаем от него денег, деньги нам выдает бухгалтер. Мы особо ни в чем не нуждаемся, потому что в основном все оплачивается через компанию. У нас есть наличные для наших нужд. Скажем, на сигареты – но даже их нам покупает наш дорожный менеджер.

Джордж: (смеется)

 

 

 

 

Пол: Нам выплачивается определенное жалованье каждую неделю, и под конец недели на руках у нас остается, по крайней мере, половина этой суммы, потому что нам не нужны эти деньги.

Репортер: А как на счет одежды? Ее для вас тоже покупает компания?

Джордж: Обычно мы идем к нашему портному… мы заказываем несколько костюмов, или столько, сколько нам надо, а он уже выставляет счет компании. Конечно, так легче ему, и легче всем нам.

Пол: Мне сшили всего два костюма.

Репортер: На сцене вы все одеты одинаково, но вне сцены по-разному. Этот вопрос вы также решаете самостоятельно, или…

Джон: Изначально, у нас не было одинаковых сценических костюмов, так уж вышло. Какой смысл ходить везде в одинаковых костюмах.

Пол: (хихикает)

Джон: У нас похожие вкусы в одежде, поэтому порою, мы выходим на люди примерно в одинаковых нарядах.

Репортер: Кто решил сменить кожанки на костюмы?

Пол: Брайен.

Джордж: Он нас убедил.

Джон: Потому что когда мы выступали на юге Англии, такие одежды годились для Ливерпуля и окрестностей. Но как только мы выбирались куда-то в другое место в джинсах и кожаных куртках, нас попросту игнорировали. Публика хотела, чтобы мы играли в серых костюмах.

 

 

 

 

 

Репортер: Вы парни холостые, не планируете еще жениться?

Пол: Меня не привлекает идея жениться. Немного пугает.

Джордж: Мы все стараемся скопить немного до свадьбы.

(смех)

Репортер: Вам понравился отдых на Таити и Карибах?

Пол: О, да.

Джон: Нам встретился один из вас.

Джордж: Какой-то парень плыл за нами и кричал: «Вы хорошо проводите время?»

Джон: Говорил, «Я еду с самого Сиднея».

Джордж: Да, как будто это было по нашей вине!

(смех)

Репортер: Почему вы разделились, чтобы провести свой отпуск?

Джон: Чтобы было труднее нас «перехватить». Если бы мы отправились на отдых все вместе, в аэропортах образовались бы пробки.

Джордж: И, так или иначе, кроме всего прочего, Пол и Ринго любят ездить отдельно, куда бы они не захотели поехать, (обращается к Джону) и я не знаю, что с нами случилось… (смеется) кто-то просто отдал нам билет.

«Битлз»: (смеются)

Джордж: И, в итоге, мы остановились там.

Репортер: Как вы себя чувствуете перед выступлением? Волнуетесь?

Пол: Да, перед большинством выступлений.

Джордж: Смотря, где он проходит, и что это за концерт.

Репортер: Смотря какой он большой?

Джон: Если это новое место.

Пол: Это может быть небольшое выступление и совсем новое место, и мы все равно будем волноваться. Мы также волнуемся в большинстве смешных случаев. Я помню, «Награда Мерси Бит». Мы получили награду от одной из ливерпульских газет. Это было действительно незначительное событие, по сравнению с большинством больших концертов, где мы выступали, но мы все равно нервничали.

Репортер: Твой отец водитель автобуса, это так, Джордж?

Джордж: Он был им.

Джон: У него теперь автобус, покрытый золотом!

(смех)

Репортер: Как ваши семьи относятся к тому вниманию, которое проявляется по отношению к вам?

Джордж: Естественно, им нравится. Они гордятся и, знаете, сами представьте, чтобы было, если бы ваш сын был одним из «Битлз» – вы бы наслаждались этим фактом сильнее любого другого взрослого.

Репортер: В Ливерпуле вы живете достаточно близко друг от друга?

Пол: Да.

Репортер: У всех парней, которые часто вынуждены работать вместе, все время быть рядом, путешествовать вместе, время от времени должны возникать споры. Как вы снимаете напряжение, помимо поездки на каникулы?

Джон: Обычно двое против одного, или трое против одного.

(смех)

Джордж: У нас нет серьезных разногласий.

Пол: Или, кто кого перекричит. Вот вам еще одна причина стабильности.

Репортер: Один журналист заявил, что в Англии «Роллинг Стоунз» круче «Битлз». Можете это прокомментировать?

Джон: Это неправда.

(смех)

 

 

 

На снимке первая справа репортер «Дейли Миррор» Бланше Долпюгет (Blanche d’Alpuget). В «Дейли Миррор» ей поручили сопровождать группу из десяти девушек, которые выиграли возможность посетить день рождения Пола Маккартни.

 

 

 

 

Джордж: (шутливо) В прошлый месяц Дэйв Кларк был нас круче, и Брайен Пул до этого.

Джон: Правда в том, что они НЕ круче нас. Но они тоже крутые.

Репортер: Как много людей сопровождает вас в поездках?

Джордж: Это зависит от того, куда мы собираемся. Сейчас с нами три человека. У нас есть парень, что присматривает за оборудованием, еще наш дорожный менеджер, и еще у нас появился Дерек Тейлор, персональный помощник мистера Эпстайна.

Репортер: Когда Брайен Эпстайн стал вашим менеджером, с чего он начал для вашего продвижения?

Джордж: Когда он начал нами заниматься, у него не было опыта быть менеджером в шоу-бизнесе, он был директором в бизнесе своего отца.

Репортер: (с заминкой) Скажите мне, парни, последний вопрос…

Джордж: (после паузы) Ну и…

Пол: (хихикает)

Джордж: Я тебе потом скажу.

(смех)

Репортер: Последний вопрос. Еще пару лет тому назад, вам доставляло удовольствие быть музыкантом в «Битлз»?

Пол: Да.

Джон: Сейчас лучше, не так ли.

(смех)

Пол: Конечно, теперь все иначе, но так же замечательно.

Репортер: Ну, теперь все.

Джордж: (махая рукой) Всем пока.

Джон: (комичным голосом) До свидания!

 

 

 

 

 

 

Редактор сиднейской газеты «Сан»: «Их пресс-конференция показала, что подростки необязательно глупы, когда дело доходит до выбора победителей. Нельзя подготовить заранее пресс-конференцию. Задаются новые вопросы, и ответы возникают экспромтом очень быстро. Своими способностями они раскрыли тайну своего успеха».

 

 

 

 

 

Боб Фрэнсис (ди-джей): «В 1964 году я работал диск-жокеем в Аделаиде, и к нам пришла потрясающая новость – «Битлз» приезжают в Австралию. Но была и плохая новость – они не собираются посещать Аделаиду, поэтому мне пришлось оказать небольшую помощь моим друзьям. Ажиотаж вокруг «Битлз» был просто потрясающий. У них было пять хитов номер один в списке сорока лучших песен. Такого никогда раньше не было. Поэтому, когда нам стало известно, что «Битлз» не посетят южную Австралию, это по-настоящему меня раздосадовало. Я подумал, не устроить ли в эфире опрос, и не собрать ли нам какое-то количество подписей. Какое-то количество подписей? За три недели мы собрали 80 000, что было просто удивительно. Через пару дней пришла телеграмма: «Битлз посетят Аделаиду». И это была просто потрясающая новость. Никогда раньше я не видел ничего подобного. В пятницу с вечера после работы люди расположились лагерем, а в понедельник утром билеты поступили в продажу.

Мы организовали на террасе студию, чтобы у нас была возможность повесить на деревья динамики, и воспроизводить музыку. Люди танцевали повсюду. Атмосфера была просто фантастической. И, что было здорово, все хорошо себя вели. Никто не выпивал, это была просто другая эпоха, другое время. Невероятное время.

11 июня мне сказали: «Боб, не хочешь поехать в Сидней?», и я ответил: «Да, сэр». Я вылетел на «Фоккер Френдсшип», чтобы встретиться с «Битлз». Тот день был самым замечательным в моей жизни».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Одной девушке удалось завоевать особое внимание Джона Леннона. Впоследствии Дженни Ки — одна из самых модных художников-модельеров в Австралии, получившая в свое время международное признание за свои свитера в стиле «поп-арт». В 1964 году она была семнадца­тилетней студенткой. Не отличаясь особой красотой, она, тем не менее, умела выглядеть неотразимо».

 

Дженни Ки: «Мне было в то время 17 лет. Я не была закоренелой группи. Я была неопытной. Мы с подругой зашли в отель. Охрана преграждала путь от стены до стены, но мы нажимали все кнопки в лифте, пока его не заклинило. После этого мы выбрались на лестничный пролет и встретились с ними [«Битлз»].

В тот вечер на мне был костюм из шотландки с отделкой из кожи, а еще кожаные сапоги и большие круглые (солнечные) очки. Весь вечер Джон не мог ото­рвать от меня глаз, а когда стемнело, решился. Джон кивнул мне и сказал: «Тебе, наверное, лучше остаться здесь». На мгновение опешив, я воскликнула: «О! Вот это сюрприз!». Это было не простое «Я тебя хочу», скорее всего потому, что я была тогда наивной девочкой. Кажется, он вообще был вторым мужчиной в моей жизни. Он был очень, очень забавным. Мы прохохотали всю ночь. Я тогда носила контактные линзы и показала ему, как ими пользоваться. Он был очень чувствительным, и вовсе никаким не «мачо». Он обхаживал меня. А я то расстегивала, то снова застегивала платье. Та еще школьница! По-моему, у него ни­когда раньше не было женщины-азиатки, и это его возбуждало. А из соседней комнаты всю ночь доносились какие-то вопли. Мне показалось, что там все хлестали друг друга плетьми. В какой-то момент я испугалась, поскольку ни за что на свете не позволила бы сделать с собой то же самое. С Джоном я была такой застенчивой! И должна сказать, ему это очень нравилось. Я была совсем не такой, как остальные поклонницы. Это вообще был мой первый выход в свет. Переспать с Джоном было фантастическим событием. Это произошло, и это было превосходно».

 

 

 

Дженни Ки.

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «В 1967 году Дженни Ки переехала жить в Лондон и од­нажды встретила там Леннона вместе с Синтией. Узнав свою восточную красавицу, Джон воскликнул: «О, я помню! Австралия, контактные линзы, грандиозная ночь!»

 

Джон: «Куда бы мы ни приезжали, везде была одна и та же ситуация, что у нас были четыре спальни. Мы старались держать их [поклонниц] за пределами наших комнат. В номерах же Дерека и Нила всегда было полно разной швали и шлюх, и хрен знает кого еще».

 

 

 

 

Группа вылетела в Сидней

10 июня 1964 г.

 

 

 

Ринго в больнице университетского колледжа в Лондоне.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 «Держу пари, что Ринго не нужно полчаса кричать «медсестра», чтобы на него обратили внимание». Карикатура из газеты «Ивнинг Пост» от 11 июня 1964.

 

beatlesbible.com: «Контрольная комната студии 3 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. Сведение песни «Песня «Я вернусь» (I’ll Be Back) для альбома «Вечер трудного дня», однако песня на альбоме так и не появится».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В этот день были сделаны два мономикса этой песни. Первый для выпуска в Великобритании, а второй в США. Между ними есть некоторые небольшие различия. Британский микс немного быстрее и не имеет реверберации, в то время как американский немного медленнее и в нем присутствует легкая реверберация».

 

beatlesbible.com: «В этот день группа вылетела в Сидней. К группе присоединился австралийский ди-джей Боб Роджерс, который с этого дня будет сопровождать их на протяжении всего турне. В аэропорту «Каи Так» во время ожидания вылета Боб Роджерс воспользовался возможностью взять у «Битлз» интервью. Он начал запись с воспроизведения мелодии «Вальсируя с Матильдой» (прим. — Waltzing Matilda — австралийская песня, называемая «неофициальным гимном Австралии):

Боб Роджерс: (напевая) Здесь Битлз…

Джон с Джорджем: (подпевая) Вальсируя с Матильдой, вальсируя с Матильдой, ты придешь вальсируя, Матильда, со мной…

Боб Роджерс: Не спрашивайте меня, что такое «джамбак». Я не знаю. (прим. – на австралийском сленге «jumbuck» это стригаль овец).

Джордж: О, да, мы знаем, что это Фрэнк Айфилд, между прочим, не так ли?

Боб Роджерс: Ага. И Рольф Харрис.

Джон: Хороший друг.

Джордж: (напевая) Привяжи моего кенгуру, друг…

Джон: Хороший друг.

Боб Роджерс: Итак, за 24 часа с предыдущего вечера вы перебрались из лета в зиму (прим. – в Австралии зима начинается в июне). Как вы считаете, это отразится на вашем здоровье?

Джон: Не думаю, что это вообще повлияет.

Джордж: Мы всегда по понятным причинам нездоровы, так что это не имеет значения.

Боб Роджерс: Вы будете носить те гонконгские костюмы, что там сшили?

Джон: Мы с Джорджем не шили.

Боб Роджерс: Разве нет?

Джон: Нет.

Джордж: Нет, потому что мы экономим.

Боб Роджерс: Об этом писали в газетах.

Джон: Ах да, никогда не верьте тому, что пишут в газетах. Пол сшил один, и все. У него их два.

Джордж: Ну да. Наши дорожные менеджеры сшили один или два.

Боб Роджерс: А теперь, чем вы собираетесь заняться в Австралии? Будете выбираться наружу, или запретесь в своих комнатах?

Джордж: Мы, на самом деле, не знаем, пока не приедем туда.

Джон: Так или иначе, но мы не ожидаем, что выберемся наружу. Если мы так сделаем, э-э, то повезло.

Джордж: Нам повезет, если мы это сделаем.

Джон: Это удача. Я так считаю.

Боб Роджерс: Но вы не можете же всю свою жизнь жить взаперти?

Джон: Ну, это не будет длиться всю нашу жизнь.

Боб Роджерс: И как долго это продлится, по-вашему?

Джон: Ну, не спрашивайте меня об этом. Но мы знаем, что это не продлится всю нашу жизнь. Ну все, хватит.

Боб Роджерс: Теперь Пол. Ты купил китайский костюм.

Пол: Да, это так. У меня их два.

Боб Роджерс: Сколько вы за них заплатили?

Пол: Это было не очень дорого. Думаю, фунтов десять.

Боб Роджерс: Я думал, что с вас, как с «Битлз», возьмут раза в два больше. У вас была возможность поторговаться?

Пол: Да. На самом деле это было здорово. Кто-то мне сказал, что если поторговаться, то можно снизить цену. Так я и сделал. Получилось неплохо. Один паренек продавал какие-то украшения, и он хотел за них 160 долларов. Нет. Он продавал часы. Он хотел за них 160 гонконгских долларов. Так вот, я ему говорю: «Нет, так не годится! Не годится! Сто долларов будет в самый раз». В общем, я опустил его до ста долларов. Но их стоимость была, скорее всего, долларов тридцать.

Боб Роджерс: В Австралии хотите что-нибудь купить?

Пол: Да, определенно.

Боб Роджерс: Например?

Пол: Э-э, что-нибудь особенное… не знаю. По-моему,  все, кто приезжает в Австралию, покупают бумеранг, не так ли? Думаю, что я его не возьму. Это немного… мне он не нравится. На самом деле, в Лондоне мало шансов им воспользоваться.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9 июня 1964 г.

 

beatlesbible.com: «Контрольная комната студии 3 «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. Сведение песен для альбома «Вечер трудного дня»: «Мне следовало бы узнать лучше» (I Should Have Known Better), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Скажи мне, почему» (Tell Me Why), «И я люблю её» (And I Love Her), «Я счастлив просто танцевать с тобой» (I’m Happy Just To Dance With You), «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love) и «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night). Первоначально предполагалось, что песня «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead) будет использована в фильме, но этого не произошло.

Также в этот день было сделано моносведение песен «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today)».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «9 июня была проведена еще одна [после 20 и 23 апреля] работа по моносведению песни «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night). Сначало было записано две пленки с лучшей моноверсией песни, которые будут отправлены в «Юнайтед Эртистс» и «Кэпитол Рекордз». Затем был сделан расширенный мономикс для использования в фильме».

 

beatlesbible.com: «Во время своего пребывания в Гонконге «Битлз» не стали осматривать достопримечательности, полагая, что это может быть слишком опасным».

 

 

 

С гонконгским клубом поклонников.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Выступление в театре Принцессы, Коулун, Гонконг (Princess Theatre, Kowloon, Hong Kong), совместно с группой «Маори Хай-Файв» (The Maori Hi-Five)».

 

 

 

 

 

 

С группой «Маори Хай-Файв».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступала в двух концертах, но поскольку китайский промоутер сделал цены на билеты чрезмерно высокими, не все места были заняты, так как многие из тысяч поклонников не смогли купить билеты. Стоимость билета была сопоставима с недельным заработком».

 

beatlesbible.com: «Стоимость билета составила 75 гонконгских долларов — эквивалент средней заработной платы за неделю в то время».

 

Чарли Ланьон (журналист «Сауз Чайна Монинг Пост»): «Это был единственный раз в истории «Битлз», когда организатор концерта остался в накладе, так как билеты не были проданы».

 

Рэй Кордеиро (гонконгский ди-джей): «Это был в некоторой степени провал, потому что подростки не могли позволить себе купить билеты, а их родители не знали, кто такие «Битлз». Поэтому театр был пуст. Организатор концерта был вынужден бесплатно отдать билеты военным, поэтому зал был заполнен солдатами в форме».

 

Пол: «В целом это турне не отличалось от других. Гонконг запомнился тем, что на концерт пришли военные, что было забавно. В Гонконге мы ожидали увидеть азиатов, но первыми билеты купили военные, может, они просто знали о нас. Что касается самого концерта, то в Гонконге он прошел в тесном зале и довольно вяло. Публика вела себя сдержанно, зрители в основном были в форме цвета хаки. Мы играли, но вряд ли наслаждались выступлением, хотя нас, по крайней мере, было слышно».

 

 

 

 

 

 

 

 

Андерс Нельссон: «В то время я был подростком, и я хорошо помню толпу вопящих поклонниц на концерте. Эти девушки кричали так громко, а система воспроизведения звука была настолько плохой, что музыку нельзя было расслышать».

 

Джон: «В Гонконге газеты писали: «Битлз» не удалось заглушить шум в зале». Но по сравнению с другими странами зрители в Гонконге вели себя тихо».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «В это время вечные конкуренты «Битлз» «Роллинг Стоунз» отправились покорять Америку».

 

Джереми Паскаль (автор книги «История рок-музыки»): «Стоунз прибыли в Штаты в июне 1964, но в первый раз их встретили прохладно. Эд Салливан не пустил их на свое шоу: ему не понравился их внешний вид, и он боялся, что они распугают его зрителей. К тому же, у них не было ни одного хита в Штатах. Вместо этого им предложили «Голливуд Пэлэс», небольшой эстрадный театр, где хозяином был Дин Мартин. Представляя «Стоунз», он сказал зрителям: «У них не такие уж длинные волосы. Просто лбы у них пониже, а брови повыше, чем у других». И далее, объявляя номер прыгуна с трамплина, он сообщил: «Это отец «Роллинг Стоунз» — с тех пор, как они появились на свет, он все время пытается покончить с собой».

Такого рода шуточки характеризуют прием, оказанный «Стоунз» в Америке. В Омахе, штат Небраска, полисмен приставил револьвер к виску Китса Ричарда — он подозревал, что в его кока-колу подмешано виски, а пить виски в общественных местах тут было запрещено. В этом городе «Стоунз» выступали перед аудиторией в 637 человек (50 из них были полицией), тогда как зал мог вместить 15 000».

 

 

 

Прибытие в Гонконг

8 июня 1964 г.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «На борту самолета австралийский телеоператор Майо Хантер (Mayo Hunter) снял на камеру, как во время интервью с Полом Маккартни в него прилетела подушка, кинутая Джоном. Эта запись выйдет в эфир кабельного телевидения вскоре после того, как самолет приземлится в Австралии».

 

 

 

 

Репортер: Чего вы ожидаете от Гонконга?

Пол: Не знаю. Он сильно отличается от всего того, что я видел раньше.

Репортер: Вы будете смотреть достопримечательности?

Пол: Надеюсь.

 

 

 

 

Джордж: «Как самый лучший мне запомнился перелет в Гонконг. Он продолжался несколько часов. Я помню, как объявили: «Вернитесь на свои места, мы подлетаем к Гонконгу». А я подумал: «Этого не может быть! Уже?» Мы сидели на полу, пили и принимали «прелудин», и тридцать часов полета промелькнули для нас, как десять минут. Во время перелетов мы держались на стимуляторах — вот что помогло нам выжить, поскольку мы пили виски и коку чуть ли не с каждым, будь он даже самим дьяволом, и ухитрялись ладить со всеми!»

 

 

 

Аэропорт «Каи Так».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Группа прибыла в гонконгский аэропорт «Каи Так» (Kai Tak Airport, Hong Kong)».

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «В аэропорту Гонконга их ждали около тысячи поклонников».

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Прибыв в Гонконг, группа без выполнения таможенных и иммиграционных формальностей сразу же отправилась в отель «Президент», расположенный в Коулуне, разместившись на 15 этаже гостиницы».

 

 

 

 

Гонконг середины 1960-х.

 

 

 

 

 

 

Отель «Президент».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В отеле «Президент» состоялась пресс-конференция.

 

 

 

 

 

На пресс-конференции таиландские актрисы Унчули Анантакул (Unchuli Anantakul) и Бусара Нарумит (Busara Narumit).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Мистер Никол, как вы себя чувствуете, неожиданно для себя так сразу попав в этот огромный мир известности?

Джимми Никол: Это мое самое захватывающее переживание.

Джон и Джордж: (шутливо) Точно.

Боб Роджерс: (смеясь) Точно… мне кажется, это слово является паролем «Битлз». Всякий раз, когда задается вопрос, так слышится единодушное согласие с возгласом «Точно».

Вопрос: Согласно статье в «Шьюсуик», Джордж с Полом вроде как сказали, что вы «всего лишь группка никудышных музыкантов». Тогда, как же вам удалось достичь вершины?

Пол: Кто о нас так сказал?

Джон: Ты сказал.

Джордж: Мы сказали.

Пол: Помню.

Джон: (смеясь) Мы сказали, что не умеем играть.

Пол: (шутливо обращаясь к Джорджу) Ты сказал, что мы никудышные.

(смех)

Джордж: Ну, я понятия не имею.

Пол: Как-как, прости, Джордж? Что ты ответил?

Джон: В той статье ты сказал, что не умеешь играть. Откуда у тебя все эти деньги?

Джордж: Мы не претендуем на то, что мы хорошие музыканты. Но, чем бы это ни было, это продается. И, мы не знаем, почему.

 

 

 

 

Вопрос: Почему вы выбрали название «Битлз»?

Джордж: Джон выбрал название «Битлз». Джон, почему ты выбрал название «Битлз»?

Джон: В этом нет моей вины. Это всего лишь название, как любое другое. Почему кто-то выбирает какое-то название? Потому что оно показалось наилучшим.

Пол: В то время «Битлз» показалось вполне подходящим названием.

Вопрос: Предполагалось ли, что оно будет напоминать что-то противно-ползучее…

Джон: Да, вам нужно увидеть нас ночью.

Джордж: Это двойное «е», противно-ползучее.

Пол: Противно-ползучее, видите ли, это каламбур. Весьма неплохой.

Джон: Игра слов, каламбур.

Вопрос: Господа, у вас уже была возможность увидеть что-нибудь из азиатских красот?

Пол: Да, восхитительно.

Вопрос: Какие у вас впечатления?

Пол: Восхитительно. Изумительно. Прекрасно. Очень хорошо, не так ли?

Джон: Ага.

Пол: Очень здорово. Изумительно. Мне нравится.

Вопрос: С этими постоянными переездами, когда вы находите время на репетиции?

Джон: (смеясь) Мы не репетируем!

Вопрос: Не репетируете?

Джон: Репетируем, чуть-чуть. Мы репетировали с Джимми, потому что он новенький.

 

 

 

 

Вопрос: В одном из местных репортажей говорилось, что вы сами выбрали Гонконг. Вам было предложено несколько стран, и вы сами выбрали Гонконг. Это правда?

Джон: Да.

Вопрос: Почему?

Джон: Потому что нам захотелось его увидеть.

Вопрос: На это повлияли впечатления других деятелей шоу бизнеса?

Джон: Всех из них. Всем понравилось.

Пол: Мы много слышали об этом, так или иначе…

Джон: Им всем понравилось.

Пол: …с тех пор, когда мы были детьми.

Вопрос: Как вы перенесли дорогу сюда?

Пол: Очень плохо. Оно было не столько плохим, сколько долгим, понимаете.

Вопрос: Во время вашего пребывания здесь, будете смотреть бедные кварталы Гонконга?

Джон: (шутливо) Нет, если мы сможем помочь.

Пол: Да, здесь много бедности.

Джордж: Но у нас нет времени. И мы, скорее всего, будем торчать в отеле.

Пол: Мы сходим и посмотрим хорошие места. (после паузы говорит тихо) Они — капиталисты.

Вопрос: Почему вы решили посетить Гонконг до Манилы и Японии?

Джон: Мне никто не предлагал поехать в Манилу и Японию. (обращаясь к другим) Вам предлагали?

Джордж и Пол: Нет.

Джон: А Манила это где?

(смех)

Джон: (шутливо) Ну, как мне узнать, где она?

Джордж: Просто вниз…

Пол: Она такая же популярная, как и Гонконг.

Джон: Разве?

Джордж: (обращаясь к Джону) Она подвешена снизу.

Джон: А, вон как.

Пол: Мы не очень сильны в географии.

Вопрос: В Гонконге будете делать какие-нибудь покупки?

Джон и Пол: Да.

Вопрос: После вашего грандиозного успеха в Штатах, что вы почувствовали, когда такой ветеран, как Луи Армстронг, в конечном итоге сместил вас с первого места в хит-парадах со своей композицией «Привет, Долли»? (прим. — Hi Dolly — песня, написанная Джерри Херманом в 1963 году для одноимённого мюзикла. Композиция получила мировую известность после выпуска сингла с исполнением Луи Армстронга).

Пол: Ну, когда вам надо уходить, вы уходите. Нас может сместить Луи Армстронг, как и кто-либо другой. Он молодчага.

Вопрос: А как вам запись Привет, Долли (Hi Dolly)?

«Битлз»: Она называется «Здравствуй, Долли» (Hello Dolly).

Вопрос: Ну, «Здравствуй, Долли». Нет большой разницы.

Джон: Есть, знаете ли…

Пол: Готов поспорить, вы ее купили.

Джон: …для того, кто ее написал. (шутливо после паузы) Ты хорошо заработал.

Пол: Нет, мы не хотим ее петь.

Джон: Нет, мы так не пишем. Это джаз.

Вопрос: Как бы вы сравнили прием в аэропорту «Каи Так» с тем, как вас принимали в других странах?

Джордж: Было здорово.

Джон: Хорошее сравнение.

Джордж: Да, было очень здорово.

Вопрос: Не так шумно?

Джордж: Нет, примерно так же, как и в других аэропортах.

Вопрос: Джордж, мне сказали, что на днях вы прибыли в Лондон, и в аэропорту вас встречало только два человека.

Джон: (шутливо) Три!

Пол: Пять. Пять.

Вопрос: Это было в «Дейли Экспресс», им нельзя верить. А что случилось?

Пол: Они все собрались вокруг кровати Ринго.

(смех)

Вопрос: Когда вы на сцене и смотрите вниз на вопящую толпу подростков, что вы говорите про себя?

Джон: «Гляди-ка, все кричат».

Пол: Те же ощущения, как у футболистов, когда они выходят на футбольное поле. Чудесное внутреннее ощущение. И каждый раз это одно и то же.

Джон: Спросите у Джимми, потому что для него это в новинку.

Вопрос: Не раздражает вас это порой, потому что из-за криков вы себя не можете услышать?

Пол: Нет. На самом деле раздражает, когда крики немного стихают.

Вопрос: Вашим девушкам понравилось бы в Гонконге?

Джон: О, не думаю…

Джордж: Ну, из того, что мы увидели, им бы понравилось. Везде есть что-то хорошее и что-то плохое, не только здесь.

Пол: Так и есть.

Джон: Правда. Не спорю. Здесь я с тобой.

Пол и Джордж: (смеясь) Точно!

Вопрос: Говорят, что вы взяли свои прически у Оливера Твиста.

Джордж: Нет, это не так. Нам неизвестно, чтобы у Оливера Твиста была битловская прическа.

Пол: Нет, это просто слухи.

Вопрос: Как часто вы стрижетесь?

Джордж: По обстоятельствам. Обычно в каждую голубую луну.

Вопрос: Джон, можешь рассказать нам что-нибудь о книге, которую ты написал?

Джон: Она хорошо продается.

Вопрос: Что заставило вас ее написать? О чем она?

Джон: Ни о чем, на самом деле. Она просто для удовольствия, знаете ли. Я делаю это уже много лет.

Вопрос: Вы знаете, сколько экземпляров уже продано?

Джон: Нет, потому что я сменил номер своего телефона, и парень не может связаться со мной, чтобы сказать мне.

Вопрос: Джон, кто-то высказал предположение, и я читал что-то такое, это напоминает Люиса Кэрролла. Ты читал Люиса Кэрролла в детстве?

Джон: Да, «Алису в стране чудес». Вот и все, и еще «Алису в Зазеркалье».

Джордж: И Луи Армстронга.

Джон: О, и его тоже. Да.

Вопрос: Еще говорят, что вы получили очень хорошее образование. Могли бы вы это подтвердить?

Джон: Нет, не могу.

Вопрос: Вы не ходили в школу?

Джон: О, конечно. Пришлось. Государство обо мне позаботилось.

Вопрос: Как долго вы обучались?

Джон: Лет до 18, 19. Забыл.

Пол: (обращаясь к Джорджу) Он учился?

Джордж: Да, в художественной школе.

Джон: (громко и комично) Что это за школа? Что это за школа?

Джордж: Извини, Джон.

Джон: Все отлично.

Джордж и Джон: Точно!

Вопрос: Вы взяли с собой в Австралию свою маму. Это так?

Джон: Ну, у нас с Полом нет мам.

Джордж: Не так!

Джон: Только свою тетю.

Пол: Только его тетю.

Джон: И все.

Пол: Мы не должны…

Джон: Она на отдыхе.

Вопрос: Но мы слышали из сообщений, что кто-то из вас приехал с мамой…

Джордж: Мы тоже это слышали.

Джон: (шутливо) Ты работаешь в плохом агентстве.

Джордж: Это была «Дейли Мейл».

Репортер-женщина: В качестве дискуссии, говорят, что вы носите битловские парики. Это правда?

Пол: Да, хотите за него дернуть?

Репортер-женщина: Да. Можно?

Пол: Да, вперед. (пауза) На каждой пресс-конференции!

(смех, Пол нарочито пытается дернуть свои волосы)

Репортер-женщина: Они настоящие!

Пол: Ну вот, они настоящие. Все в порядке? (шутливо) Вот и еще одна подергала.

Вопрос: Я представляю интересы «Эс-Пи-Си-Эй» (прим. — Общество по борьбе с жестоким обращением к животным), и мне интересно, что вы считаете жестокостью по отношению к «Битлз»?

Пол: (манерно) O! Что такое «Эс-Пи-Си-Эй»?

Корреспондент: Общество защиты животных от жестокого обращения.

Джон: Эр… Они Эр-Эс…

Пол и Джордж: Нет, то королевское общество.

Джон: А, точно, я бы вступил в Королевское Общество.

Пол: Жестокость по отношению к «Битлз»?

Джон: Что это? Может, запрет на покупку пластинок?

Джордж: Да.

Джон и Пол: Очень жестоко.

Вопрос: Хотелось бы узнать, как ваши матери относятся к тому, чем вы занимаетесь?

Джон: (пауза) Оставь это своему папе.

Пол: Точно.

Вопрос: Могли бы вы нам сказать, Джон, пожалуйста, из всех записей, что вы сделали, какая вам больше всего нравится?

Джон: Ну, мне всегда нравится, и полагаю, остальным тоже, наша последняя запись, потому что от остальных немного устаешь. Так что как только мы записываем что-нибудь новенькое, эта запись нравится нам больше всего.

Вопрос: Какая из них самая последняя?

Джон: В настоящий момент это «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), хотя мы исполняем ее уже восемь лет.

Джордж: И она из фильма.

Джон: Хорошо, хорошо. Здесь у нас будет рекламная вставка. И в фильме есть пара.

Вопрос: Что вы почувствовали, когда Элла Фицджеральд записала «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love)?

Джон: Почтение. Польщен.

Пол: Да.

Джон: Польстила.

Вопрос: Какая причина появления двух течений – Модов и Рокеров?

Джон: Надо же чем-то заниматься, знаете ли.

Пол: Просто людям нравится модно одеваться, только и всего. Всегда есть те, кто так не делает, но это просто превратилось в культ. Те, кто любит новую моду без ума от всего этого.

Вопрос: А вы не считаете, что Моды заходят слишком далеко, одевая розовые рубашки и ботинки на высоких каблуках?

Пол: Ну, это не приносит вред… в этом нет ничего дурного…

Джон: Они избавляются от усредненности, не так ли. Что они еще могут сделать? С ними все в порядке.

Пол: Я имею в виду, я так вам скажу, в этом нет ничего страшного.

Джордж: Розовые рубашки.

Пол: И они носят сумочки и подкрашивают глаза. Это уже немного слишком.

Джон: (вполголоса, намекая на репортера задавшего вопрос) Я думаю, что он уже немного староват для того, чтобы ходить с сумочкой.

Вопрос: Не могли бы вы рассказать нам о своем выступлении, пока вы в Гонконге? Вы исполните что-нибудь особенное?

«Битлз»: Нет.

Джон: Просто будем петь.

Джордж: Петь и притопывать.

Джон: Играть то, что они хотят услышать. Знаете, то, что они купили.

Вопрос: Джон, вы написали немало песен. Как вы думаете, вы могли бы ты написать песню с китайскими мотивами?

«Битлз»: Нет.

Вопрос: Как вы относитесь к Тьюзди Уэллс (прим. — Tuesday Wells- голливудская актриса. Фамилия «Tuesday» дословно переводится как «вторник»).

Пол: Очень милая, да.

Джордж: Мисс субботний вечер лучше (прим. — Miss Saturday Night’s – обыгрывает имя актрисы Tuesday — вторник).

Вопрос: Сейчас везде молодежь заражена вирусом так называемой Битломании. Что вы об этом думаете?

Джордж: Это очень хорошо.

Корреспондент: Очень хорошо?

Джордж: Это хорошо для бизнеса, и хорошо для подростков, потому-что…

Вопрос: Хорошо или не хорошо?

Джордж: Это хорошо.

Джон: Хорошо.

Вопрос: Мистер Никол, когда Ринго Старр присоединится к группе в Австралии, что вы будете делать?

Джимми: Вернусь в Лондон, и вероятно в Лондоне дела пойдут в гору, так что… Я пару раз выступал на телешоу, есть своя группа и все такое. Так что, по всей вероятности, для меня все будет складываться удачно.

Вопрос: Джордж, вы восхищаетесь Сеговием (прим. — Андрес Сеговия — всемирно известный испанский гитарист). Вы что-нибудь позаимствовали у него, как у гитариста?

Джордж: Я с ним никогда не встречался, и ничего у него не позаимствовал. Кое-чему научился, не многому, слушая его пластинки.

Вопрос: Мистер Леннон, как относится к «Битлз» миссис Леннон?

Джон: Эээ… она им очень нравится.

Вопрос: Синтия Леннон ревнует к вашим поклонницам?

Джон: Нет, потому что у меня их нет.

 

Бэрри Майлз: «В Гонконге Пол и Нил заказали себе по знаменитому костюму, который шьют в течение 24 часов».

 

beatlesbible.com: «Такие костюмы пользовались популярностью у приезжающих в британскую колонию».

 

Бэрри Майлз: «Вечером «Битлз» были приглашены посетить конкурс красоты, проходивший в этом отеле и организованный местной гонконгской телевизионной станцией. Они отказались от посещения конкурса, так как устали и еще не акклиматизировались после перелёта. Из-за их отказа было так много слез, что Джон спустился в Конгресс-зал, чтобы появиться на этом мероприятии. Он пожал руки участницам конкурса и произнес несколько слов о красоте восточных девушек».

 

 

 

 

 

Вылет из Лондона в в Гонконг

7 июня 1964 г.

 

 

 

 

 

«Битлз» возвращаются из Голландии.

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Вылет в 10.15 самолета британских авиалиний из лондонского аэропорта «Хитроу» в Гонконг был задержан на час, чтобы позволить «Битлз» успеть сделать пересадку с самолета из Амстердама».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «Время вылета Боинга 707 до Гонконга было отложено на час позже из-за того, что время прилета «Битлз» из Амстердама не совпадало по времени. На кадрах кинохроники запечатлен момент прибытия группы из Амстердама. Потом кадры кинохроники показывают «Битлз» идущих от автомобиля к самолету с транспарантом, гласящим: «Британские авиалинии приветствуют Битлз». Парни позируют со стюардессой, которая причесывает Джорджа гигантской расческой».

 

 

 

Стюардесса британских авиалиний Энни Крич (Anne Creech) приводит в порядок прическу Джорджа Харрисона этой безразмерной расческой. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пол: «В Австралию с нами поехала Мими, тетя Джона, поэтому для разнообразия он вел себя прилично. Она была хорошей, сильной женщиной и жила только своим умом. Все женщины в семье Джона отличаются силой духа. Мими была донельзя прямолинейна и всегда говорила все, что думает. Когда речь заходила о Джоне, у нее в глазах всегда появлялся особый блеск, потому что она знала, каким шалуном он был, и многое прощала ему. «Все мальчишки одинаковы», — говорила она. Она любила его, как родного сына. Но могла и отчитать его. И он робко отвечал: «Прости, Мими». Мими везде оставалась самой собой. Она была женщиной с характером и никогда ничего не боялась».

 

 

 

 

Джон: «Я привык отделять работу от личной жизни — вот почему я не взял в турне Синтию. Я брал ее в Америку, потому что такая удача выпадает только раз в жизни, и она заслужила эту поездку. Мне очень хотелось бы взять её и в Австралию, но график работы был слишком плотным. С нами поехала моя тетя — у нее были родственники в Новой Зеландии, которых я ни разу не видел».

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Самолет делал дозаправки в Цюрихе, Бейруте, Карачи, Калькутте и Бангкоке».

 

 

 

Аэропорт Цюриха. Фото Фрэнка Селтиера (Frank Seltier). 

 

 

 

 

 

Фото Джека Метзгера (Jack Metzger).

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В Бейруте полиция была вынуждена открыть огонь для разгона поклонников, оккупировавших взлетную полосу».

 

 

 

Аэропорт Бейрута.

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «В Бейруте полиция открыла огонь по сотням поклонников, которые выбежали на взлетно-посадочную полосу. Кадры кинохроники начинаются с крупного плана альбома «Вместе с Битлз». Молодой поклонник «Битлз» в битловском парике прохаживается по взлетной полосе, в то время как примерно тысячная толпа оккупировала балкон. Несколько поклонников обступили самолет британских авиалиний. Джон в солнцезащитных очках и Пол здороваются рукопожатием с некоторыми из девушек. Сцену наблюдает тетя Мими, находящаяся неподалеку. Несколько поклонников перекрыли дорогу, но полиция оттесняет их прочь».

 

Бэрри Майлз: «В аэропорту Карачи Пол попытался купить несколько сувениров, но даже в два часа ночи из ниоткуда появились вопящие поклонники, и его снова препроводили в самолет.

В 6 утра они без проблем выпили чаю в здании терминала Калькутты.

В аэропорту Бангкока около тысячи поклонников, в основном в школьной форме, бушевали, скандируя «Битлз, выходите!». Участники группы спустились по трапу самолета, чтобы подписать автографы и принять поцелуи».