Архив рубрики: История

Встреча с Джейн Мэнсфилд

25 августа 1964 г.

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Рано утром во вторник [25 августа] мне позвонил Боб Бронзетти, и я передал ему последнюю новость. Я договорился, чтобы представители Джейн Мэнсфилд встретились с [помощницей Брайена по связям с общественностью] Бесс Коулман на бульваре Сансет, а не в отеле «Родео».

Мы все прибыли туда, и вскоре к нам присоединились дочь Джейн подросткового возраста Джейн Мари и телохранители Боб Бронзетти и Марти. Нам сказали, что сейчас нам позвонит Джейн.

Наконец Джейн позвонила. Её секретарь заболела, и Джейн навещала ее в больнице. Она немного задержится. Наступило еще одно долгое ожидание, мы разместились на стульях возле бассейна в форме сердца и поболтали с Джейн Мари, милым ребенком. Единственным сожалением 13-летней девочки было то, что её младшие братья были в Далласе и упустили шанс встретиться с «Битлз».

В это время сотни фанатов «Битлз» начали прочесывать холмы Бель-Эйр в поисках места, гле укрылась группа. Весь день девочки-подростки с транзисторными радиоприемниками в руках, со звучащей на полную громкость музыкой «Битлз», ползали по зарослям кустарника, взбирались на двухметровую стену или вислели на деревьях, окружающих виллу, где живут «Битлз».

Время от времени дюжина охранников патрульной службы Бель-Эйр, обеспечивающих безопасность данной территории, выдворяла девушек обратно за стену и передавала их в руки полицейских, которые выводили их за пределы временного ограждения.

В большом двухэтажном доме, покрытом белой штукатуркой, Джон, Пол, Ринго и Джордж проспали до полудня. Им нужно было выспаться. Косматые артисты уснули только в 7 часов утра, когда последние из 75 приглашенных гостей уехали после ночи танцев «Ватуси» (прим. – название модного танца).

«На вечеринке Ринго, Пол и Джордж потанцевали с каждой девушкой. По их мнению, это была грандиозная вечеринка», — рассказала одна из девушек, бывшая там, добавив – «Джон — он умный. Он не танцевал. Он разговаривал. Его так здорово слушать».

Во время вечеринки менее удачливые девушки заняли стратегические позиции в десятках метров арендованной виллы. Одни, используя партизанскую тактику, пытались проникнуть на вечеринку, другие просто взять виллу штурмом. Но дюжина охранников на территории виллы, и 24 патрульных Бель-Эйр и два десятка полицейских в её окрестностях продолжали выдворять девушек с территории. Всю ночь и весь день вторника происходила битва умов: девушки пытались преодолеть охрану, охранники пытались обнаружить девушек. Офицер Джеральд Винкль с помощниками постоянно гонялись за группами подростков и выдворяли их обратно за ограждение, если они внезапно прорывались через эту своеобразную «линию Мажино». Те, кому удавалось приблизиться к убежищу или даже преодолеть стену, становились скрытыми и тихими — иногда в течение нескольких часов — только для того, чтобы взглянуть на своих кумиров.

17-летнюю Шелли Хискокс и 16-летнюю Кэти Хилшер, добравшихся сюда из Хантингтон-Бич, вытащили из грузовика с бельем для прачечной, как только он въехал во двор. «Просто я хочу, чтобы они знали, что я существую. Это все, что я хочу», — объяснила Шелли причину».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В первой половине дня Джон с Нилом успели пройтись по магазинам. Когда они вернулись, то как раз встретились с Полковником Томом Паркером [менеджером Элвиса Пресли]».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Это была первая встреча Полковника Паркера с «Битлз», но она была недолгой. Паркер выступил в роли летнего Санта-Клауса, появившись в Бель-Эйр в своем потрепаном универсале. Он открыл дорожный чемодан, полный подарков: пять комплектов (пятый для Брайена) кожаных поясов, украшенных стразами, и кобуры, каждая из которых с именем получателя. Вместе с поясами он вручил им пять комплектов полной коллекции пластинок Элвиса».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Паркер был с подарками для «Битлз», Нила, Дерека и Мэла. Это были настольные лампы в виде крытых повозок, игрушечные пистолеты, ремни и кобуры. На ковбойских поясах изнутри была выжжена надпись: «От Элвиса и Полковника». Пояса были изготовлены фирмой «Нуди Северного Голливуда», которая изготовила золотой костюм для Элвиса (прим. — Нута Котляренко, профессионально известный как Нуди Кон, был американским портным, который создавал декоративные костюмы со стразами, известные как «костюмы Нуди», и другие сложные наряды для некоторых из самых известных знаменитости своей эпохи)».

 

Из письма Джорджа Харрисона: «Сегодня к нам зашел Полковник Том Паркер, менеджер Элвиса, и подарил нам настоящие кожаные ремни с кобурой (ковбойские вещи) и маленькие крытые повозки, которые являются настольными лампами. Он был приветлив, и сказал, что Элвис хочет встретиться с нами и пригласил нас в свой дом в Мемфисе, Теннесси, но мы не сможем поехать, не думаю».

 

 

 

 

Ларри Шэрки (фотограф): «Как только репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс» Крис Хатчинз вошел вовнутрь секретного убежища «Битлз», его встретили два ствола, направленные на него Ринго Старром».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Несколько дней спустя преисполненный благодарности Эпстайн пригласит Паркера на обед в легендарный зал «Поло» отеля «Беверли Хиллс». Брайен неоднократно звонил ему, чтобы поблагодарить его за эти чудесные оружейные пояса. «Мальчики хотели бы встретиться с Элвисом», — повторял он».

 

 

 

С Роем Гербером — театральным агентом «Дженерал Эртистс».

 

 

 

 

 

 

С Дайэной Веро.

 

 

 

 

 

Фото Ларри Шэрки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Дейли Экспресс» (27 августа 1964): «В воде её ждали Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго Старр. «Не могу в это поверить, — сказала мне 19-летняя Дайэна Веро. — Я, должно быть, сплю». Затем с криком «Но это должно быть правдой!» она согнулась и прыгнула в воду, чтобы присоединиться к своим начальникам – «Битлз».

Шатенка из Атерстона, графство Уорикшир, работает на менеджера Брайена Эпстайна в лондонской штаб-квартире «Битлз». За двадцать четыре часа до того, как квартет из Ливерпуля отправился во второй тур по Америке, ей сказали: «Собирайся. Ты тоже едешь в качестве гастрольного секретаря».

Дайэна, которая зарабатывает 12 фунтов в неделю, вылезла из бассейна и сказала мне: «Я самая счастливая девушка в мире. Тысячи девушек в Англии, а по правде говоря, во всем мире, отдали бы свою правую руку, чтобы оказаться на моем месте. Я всегда была поклонницей «Битлз», но я никогда не думала даже, что буду путешествовать с ними по Америке. Это просто сон. Каждое утро — будь то Лас-Вегас, Ванкувер или Голливуд — я щиплю себя, чтобы убедиться, что это не сон».

С начала тура она почти не спала, но выглядит так свежо, как будто только что вышла из салона красоты».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «В пять часов вечера Джейн Мэнсфилд позвонила из мотеля. Она собиралась встретиться с нами вместе со своим пресс-агентом Расселом Рэем, и у неё возникла блестящая идея: почему бы Битлам попить чай с Джейн у её бассейна?

Возникла патовая ситуация. Битлы хотели встретиться с Джейн в любое время, когда она была свободна, желательно в их особняке в Бель-Эйре, но без фотографий, если это возможно. Джейн хотела устроить с ними чаепитие у себя дома, отдыхая у её бассейна — с фотографиями. Битлы хотели встретиться с Мэнсфилд, но лучше, если бы она пришла к ним в гости в Бель-Эйр без каких-либо фотографов, потому что это было стандартное условие Брайена Эпстайна.

Главная проблема заключалась в том, что в тот вечер у Джейн было выступление в Анахайме. Она могла добраться до «Битлз» и вернуться в Анахайм до начала шоу, но для неё было неприятно, что ей придется спешить на такую важную встречу. Времени было в обрез, так как Битлы были относительно свободны только пару дней (до 26 августа), когда они должны будут вылететь в Денвер.

Бесс Коулман, Нэнси и я решили вернуться в «Родео» и определиться с временем встречи».

 

Пегги Липтон (американская актриса): «На следующий день Пол позвонил, и я снова пришла к нему. Я хотела попытаться укрепить нашу связь. Когда я приехала на следующий день, то обнаружила, что была единственным человеком, приглашенным на ужин. После ростбифа и шоколадного торта мы сидели за огромным столом, читали телеграммы и смотрели на одежду, купленную Джорджем и Полом в тот день. У Пола был пиджак в елочку, а у Джорджа рубашка золотистого цвета с пухлыми рукавами. Ринго начищал свой шестизарядный пистолет».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Около 11 часов вечера мне позвонил Боб Бронзетти. Где должна была состояться встреча? В 23:30 я позвонил Дереку Тейлору в особняк Бель-Эйр, чтобы передать сообщение от Джейн. Он сказал, что боится, что время уже уходит, а расписание таково, что Джейн и мальчики не смогут встретиться и сделать фотографии.

В полночь я позвонил Джейн в мотель «Караван» в Анахайме и обратил внимание на то, что ей следует поспешить с встречей с «Битлз», с фотографиями или без них. Она была единственной кинозвездой, которую «Битлз» пригласили к себе домой.

Была уже среда 24:15. Я позвонил Дереку, который сказал мне, что «Битлз» почти потеряли надежду вообще увидеться с Джейн. Я передал ему все её телефонные номера, пожелал удачи и попрощался.

Джордж, Ринго и даже Пол уже потеряли надежду встретиться с этой чувственной блондинкой, и они приняли приглашение от Берта Ланкастера приехать к нему домой посмотреть фильм Питера Селлерса — Элке Соммера «Выстрел в темноте». Три Битла отправились в Ланкастер. Джон Леннон остался дома».

 

Из письма Джорджа Харрисона: «Сегодня нас пригласили в дом Берта Ланкастера, чтобы посмотреть новый фильм Питера Селлерса «Выстрел в темноте», и мы с Полом пошли».

 

Пегги Липтон (американская актриса): «Потом Пол, Джордж и я пробежали мимо ограждения (сдерживающего толпу кричащих фанатов) в дом Берта Ланкастера, чтобы посмотреть фильм».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Они посетили дом Берта Ланкастера, чтобы посмотреть у него фильм «Выстрел в темноте» Питера Селлерса».

 

Пегги Липтон (американская актриса): «Во время просмотра фильма у Ланкастера, Ринго ворвался в комнату с оружием в руках, крикнув: «Ограбление!», прервав тем самым просмотр».

 

Ринго: «Мне понравилась встреча с Бертом Ланкастером. Он настоящий. Когда мы приехали в Лос-Анджелес, у нас был огромный дом, и я превратился в ковбоя. У меня было пончо и два игрушечных револьвера, нас пригласили к Берту Ланкастеру, в таком виде я и поехал. Это выглядело так: «Ни с места, Берт, в этом городе нет места нам обоим» А он сказал: «Что это у тебя такое? Детские игрушки?» Потом он прислал мне два настоящих револьвера и настоящий ковбойский пояс: ему не нравилось, что я вожусь с детскими игрушками. А мне просто хотелось быть ковбоем».

 

Джон: «Слова Ринго «Берт Ланкастер — настоящий» звучат как штамп из шоу-бизнеса, мира актеров или кинозвезд, но это не так. Потому что с людьми, которых мы не считали настоящими, мы либо не встречались, либо не упоминали о них в своих интервью, а то и просто говорили им самим, что они ничтожества».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Джейн Мэнсфилд не хотела упустить возможность попасть в передовицы статей. 25 августа она приехала к Битлам. Поздно вечером без приглашения она оказалась в арендованном особняке «Битлз» в Лос-Анджелесе. К радости и удивлению Джона и остальной части окружения «Битлз», Джейн приехала из Анахайма после своего выступления и появилась в резиденции «Битлз» где-то между 24-30 и 01-00».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «На пороге стояла, как видение из юношеских грёз, платиновая блондинка Мэнсфилд, женщина, которая никогда не стеснялась выставлять напоказ свои выдающиеся активы. На ней были красные туфли на шпильке и меховая накидка, изящно наброшенная поверх лиловой «кошечки» (прим. — нарядный женский костюм типа комбинезона)».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Джон Леннон был единственным в доме на Бель-Эйр, кто принимал гостей и давал интервью. Для Леннона стало сюрпризом, когда Джейн Мэнсфилд появилась в Бель-Эйр».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Джон представился только как участник группы. Я был там один с Джоном. Оостальные отправились в дом актера Берта Ланкастера, чтобы посмотреть фильм».

 

Джейн Мэнсфилд: «Джон Леннон сказал мне: «Я с нетерпением ждал встречи с вами, мисс Мэнсфилд». Я поправила его, сказав: «Джейн», и добавила: «Я очень хотела встретиться с вами, чудесными мальчиками — но где остальные?» Тогда Джон сказал мне, что Пол, Джордж и Ринго решили, что я не приеду, и все ушли к Берту Ланкастеру».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Женщина, которая на короткое время стала самым известным секс-символом Америки, явно собиралась соблазнить Джона. Она дернула Джона за волосы, и воскликнула: «Они настоящие?» Когда Джон ответил, его глаза опустились на её самую выдающуюся особенность: «Они тоже настоящие?». «Есть только один способ убедиться в этом», — ответила она.

Джон предложил приготовить коктейль. Выйдя из поля зрения Джейн и её приятеля, который был с ней, он вылил в миксер джин, водку, красное вино и несколько ликеров, и вдобавок помочился туда же.

Джон был настоящим бабником. Трафик сексуального движения, проходящий через его гостиничные номера, превышал трафики других участников группы. Но так же сильно, как он любил женщин, он ненавидел, когда к «Битлз» относились как к некой новинке, а не как к реальным людям, и он не выносил, когда его трогали незванные незнакомцы. Это побудило его отомстить Мэнсфилд самым отвратительным способом, тайно пописав в коктейль, который она попросила меня приготовить. Я с восхищением наблюдал, как она его пила, сказав, что «коктейль что надо».

Джейн попросила своего друга разложить карты Таро на её и Джона. Он начал раскладывать карты, и в ужасе бросил их, воскликнув: «Боже мой, какой ужас. Я вижу в них трагический конец для вас обоих». Услышав это, Леннон рассердился и выбросил карты. Джон был разъярен.

Джейн погибла в автокатастрофе два года спустя. Джон запомнил предсказание карт Таро, и его это тревожило. Он был одержим нумерологией и, в особенности, цифрой «девять». Впоследствии он сказал: «Джейн родилась 19 апреля и погибла 29 июня. Апрель – это четвертый месяц, июнь – шестой. Складываем вместе и получаем 10. Я родился 9 октября, девятый день десятого месяца. Она умерла спустя два месяца после своего дня рождения. Это значит, я умру в день с девяткой, в декабре».

 

Джейн Мэнсфилд: «Затем мы с Джоном начали обсуждать танцы и «Ватуси», и я предложила пойти в «Виски Гоу-Гоу», чтобы попробовать его. Это была блестящая идея, мы могли бы провести вечер в клубе на бульваре Сансет. Никого, кроме нас и нескольких друзей. Джону идея понравилась, и кто-то заметил, что остальные Битлы убьют бедного Джона, когда они вернутся домой и узнают, где и с кем он был».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Я предупредил Джона, что остальные Битлы никогда ему не простят, если он не скажет им о его свидании с Джейн Мэнсфилд. Он оставил телефонное сообщение, чтобы они нашли его в клубе «Виски Гоу-Гоу». После чего компания, в которую входили Джон Леннон, Джейн, Бесс Коулмен, Дерек, Мэлкольм Эванс и Нил Аспинал (два дорожных менеджера «Битлз»), и два представителя Джейн, отправились в ночной голливудский клуб «Виски Гоу-Гоу».

 

Из письма Джорджа Харрисона: «Фильм нам понравился».

 

Пегги Липтон (американская актриса): «У Ланкастера заинтересовавшись бассейном с подогревом, Джордж с Ринго решили его исследовать и, в итоге, устроили там купание».

 

Ринго: «У него был классный дом, а на улице — бассейн, из которого можно было поднырнуть прямо в гостиную».

 

Из письма Джорджа Харрисона: «Потом человек из «Дженерэл Эртистс» (которая организовала турне) хотел, чтобы мы пошли в одно место под названием «Виски Гоу-Гоу» на Сансет-Стрип. Нам сказали, что там будет здорово, и нас никто не побеспокоит».

 

Пегги Липтон (американская актриса): «Когда Джордж и Ринго ушли, чтобы присоединиться к Джону в клубе «Виски Гоу-Гоу», мы с Полом вернулись в дом в Бель-Эйр и приготовили себе кофе и бутерброды. Остаться с наедине с Полом хотя бы на час было самой сокровенной частью моей мечты. Снова все было сексуально».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Дерек Тейлор пригласил меня пойти с ними, и мы пошли в клуб «Виски Гоу-Гоу».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Леннон был раздражен присутствием бойфренда Мэнсфилд, потому что у него были другие намерения. Джордж Харрисон и Ринго Старр, уже немного навеселе после обеда с Бартом Ланкастером, быстро направились в клуб, чтобы присоединиться к Леннону. Парадоксально, но Пол Маккартни, кто был родоначальником всего этого, в это время отсутствовал, потому что у него было романтическое свидание с актрисой Пегги Липтон, с которой он познакомился в предыдущий вечер».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Вечером мальчики отправились в джазовый ночной клуб «Виски Гоу-Гоу», где встретились с красоткой, которую они так хотели увидеть – с Джейн Мэнсфилд».

 

Ринго: «Лос-Анджелес ошеломлял. Мы часто гуляли по бульвару Сансет. Мы вылезали из лимузина, люди подходили к нам, и все это было здорово. Происходящее ничем не напоминало безумие, с нами абсолютно все здоровались. Конечно, в 1965-1966 годах многое изменилось, стало круто быть известным и просто ходить по магазинам. А тогда все были рады увидеть нас гуляющими по бульвару Сансет. Сансет — это было круто. Мы были в «Виски Гоу-Гоу» и других подобных клубах».

 

 

 

Бульвар Сансет.

 

 

 

Клуб «Виски Гоу-Гоу» на бульваре Сансет.

 

 

 

 

Рой Гербер (театральный агент «Дженерал Эртистс»): «Их пригласили в клуб «Виски Гоу-Гоу». Там выступал Джонни Риверс. Мой тогдашний друг занимался прессой, и он говорил, что это будет держаться в секрете. «Там никого не будет, кроме нас и нескольких друзей», — пообещала Джейн Мэнсфилд, добавив, что руководство клуба уже согласилось обеспечить безопасность. «Битлз» хотели рискнуть и пойти в клуб, поэтому я арендовал белый кабриолет «Кадиллак», назвал это место и позаботился о том, чтобы они могли подъехать прямо на заднюю парковку и войти через дверь за кулисами».

 

 

 

Джонни Риверс.

 

 

 

В клубе «Виски Гоу-Гоу» во время выступления Джонни Риверса.

 

 

 

 

 

Джейн Мэнсфилд в клубе «Виски Гоу-Гоу», 1964 г.

 

 

 

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Примерно через 15 минут прибыли Джордж и Ринго. Они приехали в машине без опознавательных знаков из дома Берта Ланкастера после показа фильма».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Караван из трех автомобилей, в которых разместились Джон, Ринго, Джордж, Джейн Мэнсфилд, Дерек Тейлор, Нил Аспинал, Мэл Эванс, Бесс Коулмэн, Боб Бонис и Рой Гербер, подъехал к клубу. Джон, Ринго и Джордж спрятались под одеялами в «Кадиллаке», пока кто-то, наконец, не подошел к запасному выходу, чтобы впустить их. Клуб снаружи не охранялся. Возник хаос».

 

Из письма Джорджа Харрисона: «Добрались туда, и мы вошли, с боем прокладывая себе путь (с Мэлом и несколькими большими крепкими мужчинами) к столу, где были Джон, Дерек и Джейн Мэнсфилд».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Леннон, Харрисон и Старр хотели проскользнуть незамеченными, и не быть сфотографированными».

 

Джордж: «Нам понадобилось минут двадцать, чтобы добраться от двери до столика».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Ситуация была неописуемая. Нам пришлось пробиваться сквозь толпу, чтобы войти».

 

Джейн Мэнсфилд: «Когда Джордж и Ринго прибыли, чтобы они смогли к нам присоединиться, их пришлось поднять над толпой, обступившей столик».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Там было тесно и шумно. Несколько столиков были отгорожены от остальных для Мэнсфилд-Битловской вечеринки. Нас посадили за столик метрах в пяти от них. «Вы гости мисс Мэнсфилд», — сказал официант, подав нам бутылку шампанского «Мойёт и Чендон». Это была довольно необычная сцена. Мы сидели на уровне зала, в то время как Джейн с гостями на небольшом возвышении – месте, надежно укрытом гигантской кожаной банкеткой. По правую руку от неё сидел Джордж, одетый в кремового цвета рубашку с открытым воротом. Слева сидел Джон в пиджаке и солнечных очках. Ринго сидел рядом с Джорджем и выглядел немного обделенным».

 

 

 

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Они сидели за одним столиком. Джейн в ослепительном пушистом свитере с вырезом и платиновыми волосами, заплетенными сверху, украшенными золотой повязкой. Битлы выглядели, ну, можно сказать, обычно. Ринго все еще был в ковбойском снаряжении, которое он надел в полдень, и ему это так понравилось, что он даже не снял жакетку, когда ему стало жарко. У Джорджа была рубашка с открытым воротом, в то время как Джон никак не хотел снимать свои солнцезащитные очки».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Не было только Пола, который, как сказал мне Дерек, был с Пегги Липтон».

 

 

 

 

 

Дженй Мэнсфилд: «Мы обсуждали Шекспировский фестиваль этого года. Потом мы обсуждали поэзию. И мы говорили о книге Джона и моем альбоме «Чайковский, Шекспир и я». Затем подошла Ван Дорен, чтобы познакомиться с «Битлз». Но, честно говоря, я не думаю, что они знали, кто она такая».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Прежде чем я сделал глоток шампанского, в зале появились папарацци, предупрежденные бойфрендом и менеджером Джейн – Мэттом Кимбером, который оказался в стороне от её гостей».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Очевидно, что Мэнсфилд хотела использовать ситуацию, так что она вполне могла позвонить представителям прессы и папараци Голливуда, так как они появились очень быстро».

 

Джордж: «Внезапно к нам сбежались все голливудские папарацци. Все это подстроила Джейн Мэнсфилд, чтобы сфотографироваться с нами».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Джейн Мэнсфилд сидела между ними, позволяя фотографу делать снимки».

 

 

 

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «В определенных обстоятельствах я всегда считал «Битлз» чем-то похожими на Тома Тамба, которого в викторианские времена демонстрировали как урода. Милый урод, но, тем не менее, урод (прим. – Том-Тамб — мальчик-с-пальчик; настоящее имя Чарлз Шервуд Страттон — карлик, получивший широкую известность в качестве актёра, выступавшего в цирке Финеаса Барнума). И при определенных обстоятельствах «Битлз» воспринимались окружающими как новинки или уроды, как панда с пятью ногами — как что-то очень интересное».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Затем сверкнула вспышка возле взволнованной Мами Ван Дорен, соперницы Мэнсфилд, более известной благодаря мужчинам, с которыми она встречалась, а не фильмам, в которых снималась. Она втиснулась в соседнюю кабинку, усиливая драму. Это было похоже на теннисный матч: кабинка Мэнсфилд-Битлз, затем кабинка Ван Дорен, затем снова кабинка Мэнсфилд-Битлз. У фотографов была возможность повеселиться».

 

Джордж: «Мы с Джоном сидели по обе стороны от неё, а она положила ладони к нам на бедра, возле самого паха, — по крайней мере, со мной дело обстояло именно так».

 

Боб Бонис (гастрольный менеджер): «Я был одним из тех, кто пошел с Джорджем в клуб, когда там разыгралась большая сцена».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «За столом «Битлз» было выпито почти две бутылки рома. Они улыбались и даже махали руками перед фотокамерами, пока все фотографы не ушли, за исключением Боба Флоры – независимого фотографа, работавшего на «Юнайтед Пресс Интернейшнл». Он был упорен и постоянно снимал Джейн и Битлов. Затем он подошел ближе, чтобы сделать еще несколько снимков. В те дни фотографы, работающие на прессу, использовали фотокамеры «Спид Грэфик», которые были огромными, и их вспышка была такой ослепительной, что практически ослепляла тех, кого фотографировали. Тогда не было телеобъективов, поэтому для фотографирования подходили как можно ближе. Джордж не хотел быть на первом плане и был более подвыпившим, чем остальные, а, соответственно, и более раздражительным.

«Убирайся… дай отдохнуть», — выкрикнул Джордж Флоре, сердито ткнув в него пальцем. Флора снова сверкнул вспышкой. «Отъ*бись!» — взревел Джордж, но Флора не подал виду, подошел ещё ближе и еще раз сверкнула вспышка. Джордж решил, что это уже слишком».

 

 

 

 

Из письма Джорджа Харрисона: «К этому времени, после борьбы с толпой, я был раздражен и плеснул немного колы на фотографа».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Один фотограф (на этот раз профессионал) получил довольно влажный прием от Джорджа. Стремясь запечатлеть для потомков эту укромную сцену, фотограф подошел к их столику, и Джордж, предупредил его, чтобы тот не фотографировал. Это был выходной день для мальчиков, и они не хотели фотографироваться, выглядя такими «расслабленными». Фотограф не прислушался к предупреждению Джорджа, поэтому Джордж встал и выплеснул свой напиток прямо в лицо этому мужчине!».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Вскочив с места, он плеснул в него из стакана виски с колой, который продолжал фотографировать. Лед и выпивка расплескались во все стороны, в основном, не достигнув главную цель, но попав в кабинку Ван Дорен. Она закричала, как будто её пырнули ножом».

 

Мами Ван Дорен: «Кубик льда попал мне в лицо».

 

Шелли Дэвис (совладелец клуба «Виски Гоу-Гоу»): «Мами Ван Дорен оказалась между Джорджем и фотографом. Всё было слишком эмоционально. Это было суматошно, невероятно, глупо, но забавно».

 

Джордж: «Подошел фотограф и попытался снять нас, и я плеснул в него стаканом с водой. Я решил окрестить его, выплеснув на него воду со льдом, что еще оставалась на дне моего стакана. Он сфотографировал, как выплеснувшаяся из стакана вода окатила (случайно) актрису Мами Ван Дорен, которая как раз находилась рядом».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Джордж рассердился и плеснул виски с колой в фотографа, но кубик льда попал в лицо актрисе Мами Ван Дорен».

 

Ринго: «Так поступил бы любой нормальный человек, но поскольку это сделал Джордж, один из «Битлз», этот случай получил огласку. Когда идешь в клуб, там обязательно оказываются маленькие фотографы с большими аппаратами, но никто из них не спрашивает: «Можно сфотографировать вас?» Они просто подбегают, вспышки сверкают у самых твоих глаз, а яркая лампа ослепляет твои глаза».

 

Джон: «Где бы мы ни появлялись, всюду нас преследовали вспышки. Можно стерпеть раз, ну, два, может, три, но затем не выдерживаешь: «Ладно, как там тебя, тебе еще не надоело? Мы ничего не собираемся делать, просто сидим здесь, а ты уже снял нас», — что и случилось в том голливудском клубе. Мы сказали: «Убирайся», — и он ушел. Но потом он вернулся. Мы не знали, как поступить, потому-то слишком часто слышали: «Что они о себе возомнили?! Как они смеют кого-то прогонять?!» Менеджер клуба подошел к нам и спросил: «Он вам мешает?» И мы ответили: «Да, вы можете просто попросить его уйти? Или скажите, пусть он уберет фотоаппарат; если хочет, пусть подойдет к нам и сядет за наш столик — все, что угодно, только не вспышки!»

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Джейн Мэнсфилд выглядела довольно скучающе, а Ринго выглядел как всегда — как потерянный маленький мальчик. Никто не мог сказать, что думал Джон из-за этих чертовых очков. Однако событие оставило у всех довольно неприятный осадок».

 

Джордж: «Мы сбежали оттуда, это был сущий ад».

 

Джейн Мэнсфилд: «К сожалению, у нас нет личной жизни. Чтобы войти в клуб «Виски Гоу-Гоу», вам должен быть 21 год, но все взрослые люди, которые были там, вели себя как подростки».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Перед тем, как уйти, Джон наклонился к Мэнсфилд и сказал ей секрет состава коктейля «Битлз-специальный», как он его назвал, и мы были вынуждены поспешно и унизительно направиться к выходу, когда она начала его колотить».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Джейн схватила Джорджа за руку. «Убираемся отсюда», — сказала она, и менее чем через секунду вышибалы клуба и телохранители Джейн вывели их из кабинки и подняли Джорджа и Джона над толпой. Встревоженного Ринго один из телохранителей оттеснил в направлении запасного выхода».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Как всегда, уйти было нелегко. Снаружи полиция сдерживала огромную толпу людей, которая, казалось, безошибочно знала, где появятся их кумиры».

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Обрызганная Ван Дорен вытирала салфеткой своё платье с декольте и ждала извинений. Их так никогда и не последовало. К тому времени, когда я пробился на заднюю парковку, Битлы и Джейн уже были в лимузине, и водитель быстро увёз их по бульвару Сансет».

 

Из письма Джорджа Харрисона: «После этого мы все пробились обратно, прыгнули в машину и поехали домой. Вот такая невезуха, и мы были там всего около 10 минут».

 

Бесс Коулмэн (помощница Брайена по связям с общественностью): «Это была их попытка пожить обычной жизнью хотя бы пару часов, но даже этого не получилось».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Вскоре они покинули клуб и отправились обратно в свой частный дом, чтобы устроить очередную необузданную вечеринку, которая продолжалась до самого утра. Неудивительно, что мальчики спят до трех часов дня».

 

Джейн Мэнсфилд: «Джон очень изобретательный и забавный. Джордж на самом деле сильный. А также спокойный и вежливый. Ринго восхитителен, очень необщительный. С Полом мы так и не встретились. Он многое потерял».

 

Из интервью журналу «Плейбой» в феврале 1965:

Джордж: Джейн Мэнсфилд. Её сделал «Плейбой».

Пол: Она немного другая, не так ли? Не такая.

Ринго: Она приятная.

Джордж: Приятная и похотливая.

Пол: Вообще-то она тупая.

Ринго: Говорит Пол, бог «Битлз».

Пол: Я не это имел в виду, Битловский народ! На самом деле, я даже не встречался с ней. Но вы всё равно не будете это печатать, потому что Мэнсфилд сильная сторона «Плейбоя». Они думают, что она секси. Но на самом деле она старая кошёлка.

 

Пегги Липтон (американская актриса): «Потом вернулись остальные «Битлз», слегка раздраженные толпой в ночном клубе. Но мы с Полом исполнили им дуэт на пианино, и через секунду все заулыбались. Ночь наполнилась смехом и песнями, пока я не осознала, что пришло время прощаться.

Прощание не было долгим, потому что мы все ощущали небольшую грусть. Особенно я. Ребята на следующий день уезжали, и мы выразили надежду, что когда-нибудь скоро наши пути снова пересекутся. Затем каждый обнял меня и поцеловал.

Когда я села в свою машину и уехала, то поняла, что ночь Золушки закончилась. И я не очень старалась сдерживать слезы. Я знаю, что никогда не забуду «Битлз». И я могу только надеяться, что они не забудут меня. Во всяком случае, ненадолго».

 

Письмо Джорджа Харрисона: «Нам очень рады. Сегодня нас пригласили в дом Бёрта Ланкастера, чтобы посмотреть новый фильм Питера Селлерса «Выстрел в темноте», и мы с Полом пошли. Он был великолепен, как в фильмах, и нам понравился фильм.

Потом человек из «Дженерэл Эртистс» (которая организовала турне) хотел, чтобы мы пошли в одно место под названием «Виски Гоу-Гоу» на Сансет-Стрип. Нам сказали, что там будет здорово, и нас никто не побеспокоит.

Добрались туда и мы вошли, с боем прокладывая себе путь (с Мэлом и несколькими большими крепкими мужчинами) к столу, где были Джон, Дерек и Джейн Мэнсфилд.

К этому времени, после борьбы с толпой, я был раздражен и плеснул немного колы на фотографа.

После этого мы все пробились обратно, прыгнули в машину и поехали домой. Вот такая невезуха, и мы были там всего около 10 минут.

Понимаешь, почему обычно мы не утруждаем себя выходить наружу, потому в этом нет никакой радости, и такие нежные мерзавки, как Мэнсфилд, пытаются через нас получить себе немного известности.

К нам зашел Полковник Том Паркер, менеджер Элвиса, и подарил нам настоящие кожаные ремни с кобурой (ковбойские вещи) и маленькие крытые повозки, которые являются настольными лампами. Он был приветлив, и сказал, что Элвис хочет встретиться с нами и пригласил нас в свой дом в Мемфисе, Теннесси, но мы не сможем поехать, не думаю».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Комментарии Джейн об этой встрече были интересны, но, как и саму Джейн, их было довольно сложно получить. Сезон её мюзикла в театре «Мелодилэнд» закончился, и Джейн отправилась на летнее зарабатывание больших денег. Из Нью-Йорка я позвонил на её автоответчик в Голливуде. Выяснилось, что Джейн была в театре в Уоррене, штат Огайо.

Оператор телефонной связи заказал мне звонок Мисс Мэнсфилд, находящуюся где-то в Уоррене. Пятнадцать минут спустя они нашли её в мотеле «Таун энд Кантри». Но Джейни была на выступлении и не могла говорить по телефону.

Я заказал звонок на 12 часов ночи, чтобы Джейн могла уже вернуться из театра.

«Джейн, — сказал я, — каковы были первые запомнившиеся слова, произнесенные Битлом тебе при официальном знакомстве в их особняке в Бель-Эйре?»

«Ну, — сказала Джейн М., тяжело дыша в телефон, — Джон Леннон сказал мне: «Я с нетерпением ждал встречи с вами, мисс Мэнсфилд». Я поправила его, сказав: «Джейн», и добавила: «Я очень хотела встретиться с вами, чудесными мальчиками — но где остальные?» Тогда Джон сказал мне, что Пол, Джордж и Ринго решили, что я не приеду, и все ушли к Берту Ланкастеру.

Джейни продолжала мурлыкать в телефон. Она только закончила своё выступление, где играла роль Мэрилин Монро в «Автобусной остановке», и она говорила как Мэрилин, но с заразительными и потрясающими интонациями Джейн. «Затем мы с Джоном начали обсуждать танцы и «Ватуси» (прим. — танец), и я предложила пойти в «Виски Гоу-Гоу», чтобы попробовать его. Джону идея понравилась, и кто-то заметил, что остальные Битлы убьют бедного Джона, когда они вернутся домой и узнают, где и с кем он был».

Когда они прибыли в «Виски Гоу-Гоу», о чем говорили Джейн с Джоном? «Это была дискуссия очень высокого уровня, — сказала мне Джейн по телефону. — Мы обсуждали Шекспировский фестиваль этого года, понимаете. Потом мы обсуждали поэзию. И мы говорили о книге Джона и моем альбоме «Чайковский, Шекспир и я». Затем подошла Ван Дорен, чтобы познакомиться с «Битлз». Но, честно говоря, — призналась Джейни, — я не думаю, что они знали, кто она такая».

«К сожалению, — сказала Джейни, — мы не могли получить уединение. Вам должен быть 21 года, чтобы попасть в «Виски Гоу-Гоу», но все взрослые вели себя как подростки. И когда Джордж и Ринго прибыли, чтобы они смогли к нам присоединиться, их пришлось поднять над толпой, обступившей столик».

Что Джейн думала о Джордже? «Изумительный, — сказала она. — Он такой спокойный и расслабленный».

А Ринго? «Он душка, — вздохнула Джейни. — Он такой умопомрачительный, такой умопомрачительно сдержанный. Он ничего не говорит, если это не важно».

Но что Джейн думала о Поле, парне, который все это начал? «Мы с Полом не встретились, — призналась Джейн. — Бедный мальчик все это проспал». Пол остался в Бель-Эйр».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Все это было ошибкой. На следующий день к большому огорчению Брайена Эпстайна на первой странице «Вестника Лос-Анджелеса» была опубликована фотография Джорджа, выплескивающего напиток. Мало того, что мы плохо провели время, но мы нарушили правило — мы покинули помещение, столкнулись с трудностями, и появилась плохая фотография, и это была неприятность. Винить было некого, кроме нашей неопытности. Надо было заручиться гарантией у кого-нибудь, что все будет хорошо. Нам следовало быть осторожнее».

 

 

 

 

«Битлз» принимают участие в благотворительном мероприятии президента «Кэпитол Рекордз» Алана Ливингстона.

24 августа 1964 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В США поступил в продажу сингл с песнями «Сбавь темп» (Slow Down) и «Спичечный коробок» (Matchbox) — Capitol 5255».

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Это был первый сингл с вокалом Ринго Старра. Группа исполняла эту песню с 1961 года. Первоначально ведущий вокал исполнял Пит Бест. В 1962 году её иногда исполнял Джон Леннон. В репертуар Ринго она вошла после его присоединения к группе в августе 1962 года. В чарте синглов «Билборд» он достигнет 17 места».

 

Газета «Оклэнд Трибун», 24 августа 1964: «Джордж, Пол, Джордж и Ринго выступят в Канзас-Сити 13 сентября. Владелец стадиона О. Финли подписал с «Битлз» соглашение, что они выступят в Канзас-Сити. Там будет самая многочисленная аудитория в этом сезоне. «Сегодня дети или поклонники Битлз, завтра – баскетбольные болельщики», — сказал Финли. – Мы можем разместить 37 500 человек. Это будет самая большая арена для выступления Битлз в их турне».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «На следующее утро, в понедельник [24 августа], мне удалось получить номер телефона Джейн Мэнсфилд от общего знакомого. Я набрал номер Брентвуда в 11 утра.

Потом я вспомнил, что Джейн исполняла роль Мэрилин Монро в мьюзикле «Джентльмены (как сами и Битлы) предпочитают блондинок». Мюзикл шел в театре «Мелодилэнд», расположенном напротив Диснейленда в Анахайме, штат Калифорния.

Мне удалось связаться с Бобом Бронзетти, одним из телохранителей Джейн. Я спросил его, по его мнению, Джейн хотела бы встретиться с самой популярной вокальной группой в городе? Ответ Боба был многообещающим, хотя ни один из нас не стал произносить слово «Битлз», опасаясь, что новость о возможной встрече может просочиться наружу. Все казалось слишком легким. Но это было так».

 

beatlesbible.com: «В этот день у группы не было выступления, и «Битлз» отдыхали в своем арендованном доме».

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Место проживания «Битлз» держалось в глубокой тайне. Из-за слухов о том, что они проживали в особняке [актера] Бертеа Ланкастера, его телефоны звонили днем и ночью. Он чуть не сошел с ума! По другим слухам они остановились в доме [певца] Пэта Буна. Кто-то утверждал, что они проживают в особняке [президента «Кэпитол»] Алана Ливингстона в Бель-Эйр, поскольку он является представителем «Кэпитол Рекордз». Однако они разместились в доме в Бель-Эйр, который они арендовали на четыре дня за 1000 долларов. Бывшим владельцем дома был [американский певец и актер] Марио Ланца. В трех стратегических точках, на пути следования в это район на западе Лос-Анджелеса, были установлены полицейские блокпосты, а в самом Бель-Эйре их было еще больше на Сен-Клу-Роуд. Несмотря на миллионы полицейских, в кустах и на деревьях гнездились фанаты».

 

Кен Левин (автор книги «Моё поколение… со мной (Выросшее в 60-х)»): «Как и любой подросток, я следил за группой «Битлз» в США с помощью радио. Каждая из сорока лучших радиостанций страны освещала эту тему, и, казалось, что в каждой из них есть один ди-джей, называющий себя «Пятый Битл». Мюррей К. Кауфман из Нью-Йорка был тем, кто наиболее громко заявил о себе как «Пятый Битл». Но в Лос-Анжелесе таким человеком был Дэйв «Суматошник» Халл. Дэйв работал на «Кей-Эр-Эл-Эй» — главном конкуренте радио «Кей-Эф-Даблви-Би».

Так или иначе, со слов Дэйва, «Битлз» укрылись в уединенном особняке в Бель-Эйр. Я уверен, что Дэйв собирался сам там появиться. В тот день после школы я зашел к своему приятелю, Бобби Кэйю, который жил в Бель-Эйр. Он слышал, что «Битлз» остановились у президента фирмы «Кэпитол» Алана Ливингстона, который также жил на той же улице. «Здорово! — сказал я. — Давай пойдем туда и встретим их там». Мы всегда могли сослаться на Дэйва, что это он послал нас. Так пешком мы и направились к дому Ливингстона.

Была только одна незначительная деталь, которую мы упустили. Бобби не знал, какой именно дом принадлежит Ливингстону. Он знал, что это один из четырех, но не знал, который именно. Мы решили зайти со стороны задних дворов и попытаться найти нужное нам месторасположение. Возможно, что нам повезет, и мы обнаружим «Битлз» загорающими, или играющими в бассейне с Элвисом. Мы были такими идиотами. Наши поиски закончились, когда прибыл патруль Бель-Эйр, и нас предупредили об аресте за нарушение границы. Так я их и не увидел».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Джону, Дереку Тейлору и Нилу Аспиналу удалось на несколько часов выйти за покупками, но прогулка была прервана, когда Джона узнали».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «24 августа Дерек Тейлор дал интервью, стоя в воротах особняка Бель-Эйр».

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Брал интервью Сол Хэлперт (телеканал «Кей-Си-Би-Эс»). Во время интервью Дерек Тейлор выглядел очень непринужденно и расслабленно (рубашка наполовину расстегнута). После окончания этого интервью Сол Хэлперт отправился на Авондейл-Авеню в Брентвуде, чтобы вести репортаж мероприятия, организованного главой «Кэпитол Рекордз» Аланом Ливингстоном».

 

beatlesbible.com: «Во второй половине дня «Битлз» приняли участие в благотворительном мероприятии президента «Кэпитол Рекордз» Алана Ливингстона. Билеты на мероприятие, организованное в помощь Фонду гемофилии в Южной Калифорнии, стоили 25 долларов».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На этом мероприятии было более пятисот человек».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Общество Гемофилии и организация по сбору средств предложили Алану Ливингстону организовать мероприятие по сбору денег. Алан поручил это мне, и я впервые попробовала поработать в некоммерческой организации. Все дело в деньгах, однако вы не получите их, если не организуете какое-нибудь привлекательное событие. Конечно же я знала, что «Битлз» будут фантастической приманкой. Вопрос был в том, что привлекло бы их, чтобы они пожелали участвовать в этом. Я думаю, что мы придумали блестящую идею.

У моей мамы был большой дом, почти поместье, с красивым садом в Брентвуд-Парк, который был полностью окружен зеленью. Я спросила её, не хотела бы она пригласить «Битлз» во второй половине дня к себе, а также детей и их родителей. Мы угостим всех лимонадом и печеньем, а дети смогли бы встретиться с «Битлз». Моя мама сказала, что хотела бы пригласить их в гости, и когда мы прошли в сад, она сказала: «У меня есть идеальное место, чтобы поставить четыре стула, по одному для каждого из мальчиков. Мы поставим их под гималайским кедром».

Потом мы успокоили «Битлз», сказав, что им не нужно будет выступать. Мы пригласим только наших друзей с детьми и возьмем с них по 100 долларов с каждого взрослого и по 25 долларов за каждого ребенка. Все доходы пойдут в фонд общества гемофилии. Что-то в этом приглашении заинтриговало их, и они не почувствовали, что их хотят использовать. Кажется, что они были счастливы сделать это для Алана и его сына Питера, больного гемофилией».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Ливингстон, чья звукозаписывающая компания сотрудничала не только с «Битлз», но и с Фрэнком Синатрой, Дином Мартином и Нэтом Кингом Коулом, хотел, чтобы ребята сделали что-то для благотворительной организации его жены — Фонда гемофилии в Южной Калифорнии. Ребята, или, точнее, Брайен, согласились на это мероприятие, которое должно было пройти во второй половине дня. Около часа ни к чему не обязывающих разговоров под напитки – чем не прием коронованных особ. Это было намного проще, чем благотворительное выступление на сцене. В этом случае они могли бы хорошо провести время».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Я попросил «Битлз», чтобы они занялись моей любимой благотворительностью. Они ответили, что не хотят для этого организовывать концерт. Я сказал, что этого и не нужно, просто приезжайте на приём, чтобы дети смогли прийти и встретиться с вами, пожать ваши руки. Они согласились».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Было только два случая, когда ребята соглашались на своего рода унижение, когда их выставляли на всеобщее обозрение, как это было во время официального приема в британском посольстве в феврале. Второй такой случай произошел на следующий день после их выступления в «Голливудской Чаше». Это был прием, организованный главой «Кэпитол Рекордз» Аланом Ливингстоном».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Для меня возникла задача, что надеть. Я была на седьмом месяце беременности, поэтому мои возможности были ограничены. Так как это был конец лета, я выбрал свое лучшее платье, подходящее для беременных — шелковое бледно-голубое платье без рукавов с достаточным пространством для моего большого животика.

Мы поставили в известность полицию, оградили дом канатом и укрыли в гараже отряд полиции».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «У нас в гараже был полицейский отряд по охране общественного порядка. Мне пришлось переместить их из дома, в котором они располагались, туда, где у нас был этот прием».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Мероприятие не было обнародовано, но, разумеется, с таким количеством приглашенных лиц об этом стало всем известно. Алана стали одолевать просьбами, но мы, в конце концов, по-максимуму оградили его от этого».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Так что, мы организовали это в доме матери моей жены, потому что у нее были очень большое патио и лучшее расположение по соображениям безопасности».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Алан Ливингстон убедил свою свекровь, чтобы она предоставила им на один день свой дом, поскольку он был окружен гигантскими дубами, имел просторный внутренний двор, и его территория была более защищена, чем у его дома».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Чтобы избежать каких-либо проблем, мы хранили это втайне. Настолько втайне, насколько могли. Посетить мероприятие можно было только по приглашению».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Приглашенным гостям было сказано, что они могут прийти только в том случае, если приведут с собой своих детей или внуков».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Мы разослали приглашения. Детей должны были сопровождать взрослые. Мы брали по 25 долларов с человека, и интерес к этому мероприятию был огромный».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Входная плата в двадцать пять долларов была довольно невысокой даже в то время. Ливингстон мог себе позволить быть великодушным. «Битлз» стали его самыми продаваемыми артистами».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Алану пришлось договариваться о том, как доставить «Битлз» на место. Он связался со службой предоставления лимузинов, предупредив их, кого они будут перевозить. Там ему ответили отказом. Они не хотели рисковать, опасаясь, что их лимузин повредят сумасшедшие дети».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Чтобы организовать их прибытие, я позвонил в службу проката лимузинов, предупредив, что они будут перевозить «Битлз», и мне отказали. Они не приняли заказ. Я не смог получить лимузин, чтобы привезти их».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Алан стал обзванивать службы предоставления лимузинов в городе, но никто не хотел связываться с этой группой. Затем он позвонил в «Броневики Бринкса», рассказав им о своей проблеме и спросил, смогут ли они перевезти группу. Им пришлось позвонить в свой головной офис в Денвере и ответить отказом»

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Тогда, я позвонил в компанию «Бронированные грузовики», но и они тоже не согласились».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Наконец Алан снова позвонил в службу предоставления лимузинов и сказал, что заплатит за любой ущерб, причиненный их машине. «Дело не только в этом, мистер Ливингстон, — ответили ему. — Это потеря бизнеса, если машина пробудет какое-то время в автомастерской». Алан спросил: «Какую среднюю плату вы получаете в день за машину?» Они ответили ему, и он послал им письмо, гарантирующее не только возмещение ущерба за ремонт, но и за потерю времени использования автомобиля».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «В конце концов я позвонил в службу проката лимузинов, у которой были серьезные деловые отношения с «Кэпитол», и сказал: «Слушайте, в чём проблема?» Они, ответили: «Наш лимузин может быть поврежден!» Я сказал, чтобы они об этом не волновались, так как мы заплатим за любое повреждение. В конце концов они согласились».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Это был прекрасный летний день. Когда я приехал, полиция, усиленная многочисленным контингентом охранников «Бернса», была в полном составе, и несколько сотен кричащих фанатов уже заполонили улицы возле длинного дома в стиле бунгало. Местные телевизионные станции установили камеры, и журналисты, затаив дыхание, ждали возможность взять интервью у прибывающих гостей, как будто это была красная ковровая дорожка на церемонии вручения «Оскара».

Затем нервные полицейские, нанятые на полдня, решили перекрыть на три часа улицу, что привело к выяснению отношений с разгневанной соседкой, которая пригрозила подать на Ливингстона в суд. Она смягчилась, когда ее пригласили прийти и самой увидеть, о чем идет речь.

Некоторые из рьяных полицейских слишком увлеклись своим заданием. Когда первым на такси приехал Брайен, они отказались пропустить его. «Никто не может войти без приглашения», — сказал ему офицер полиции. «Вашего имени нет в нашем списке».

«Я – менеджер Битлз», — заявил Брайен. «Да, а я король Сиама», — ответил офицер. Когда Брайен готов был уже вот-вот взорваться от гнева, прибыла группа, и Брайен был избавлен от унижения и необходимости оспаривать свое положение».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «Битлы без проблем приехали в лимузине».

 

 

 

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Несмотря на то, что мероприятие должно было быть совершенно секретным, снаружи собрались сотни фанатов-подростков, скандируя: «Мы хотим Битлз! Мы хотим Битлз»!

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Битлы были в своих лучших выходных костюмах и начищенной до блеска обуви, за исключением Ринго, который был в светло-голубом пиджаке и без галстука. За такой проступок Брайен отвел его в сторону и тихо отругал. Джон был в солнцезащитных очках. Пол и Джордж неохотно потушили сигареты и приготовились к встрече с неизбежным. «Тут есть что выпить?» — спросил Джордж. «Позже, — прошипел Брайен. — Это детское благотворительное мероприятие».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Роберта Бека.

 

 

 

 

Джордж: «Тут есть что выпить?» Брайен: «Позже. Это детское благотворительное мероприятие».

 

 

 

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Мы пригласили Хедду Хоппер, голливудского обозревателя «Лос-Анджелес таймс» (прим. — американская актриса и обозреватель светской хроники). Она стояла на крыльце вместе с моей матерью, взирая на это зрелище с некоторой опаской. Хедди Хоппер выразила свою обеспокоенность тем, что женщины на высоких каблуках портят красивый ухоженный газон. Моя мать ответила: «О, нет, мисс Хоппер, это только помогает насытить землю кислородом».

Приглашенные дети проходили через парадные ворота, едва взглянув на лимонад и печенье. Они дрожали от возбуждения, а самые смелые из них подходили к месту приема. Я здоровалась с ними и по одному представляла их каждому Битлу. Алан ждал в конце очереди, чтобы поблагодарить их за то, что они пришли. Конечно, у нас были фотографы (не слишком много), которые фотографировали каждого ребенка».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Более часа они терпеливо сидели под раскидистыми дубами на высоких стульях, установленных на брусчатку патио».

 

Алан Ливингстон (президент «Кэпитол Рекордз»): «В целом это было очень интересное событие. Дети по очереди подходили и пожимали Битлам руки».

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Битлы» хотели расслабиться и встретиться с некоторыми из обитателей Голливуда. По этому случаю на вечеринку пригласили много привлекательных девушек и соседей по Бель-Эйр. Был буфет с обслуживанием, и гости заходили и выходили весь день. Было несколько красоток из клуба Шелли Дэвис «Виски Гоу-Гоу», в том числе Коллин Костелло. Среди гостей я видела [американского певца и актёра] Бобби Дарина и [американскую актрису и фотомодель] Сандру Ди».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Там собрались одни из самых больших звезд Голливуда и их дети, включая [американского актёра] Джона Форсайта и его детей, [музыканта] Гэри Льюиса (сына Джерри), [американского актёра] Джека Паланса и его троих детей, [американского актёра] Ллойда Бриджеса и его дочь, а также [американскую актрису] Нанетт Фабрей и ее детей. Дети [американского актёра] Боба Каммингса тоже были там».

 

Джон Форсайт: «Они [дети] одурманили меня».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Среди гостей был мэр Лос-Анджелеса Сэм Йорти с женой Элизабет и восемнадцатилетним сыном Биллом».

 

Сэмюэль Уильям Йорти (мэр Лос-Анджелеса): ««Я очень хочу встретиться с этими ребятами …».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Как только группа прибыла в Лос-Анджелес, многие из голливудского братства попытались познакомиться с ними. Список приглашений впечатлял, но только не битлов, которых совершенно не интересовали эти «зануды-киноактеры». Однако Брайен понимал важность популярности среди голливудской знати и предложил компании «Кэпитол Рекордз» устроить для них гала-концерт. Ребят усадили на четыре стула, установленных в ряд. Голливудские знаменитости выстроились в очередь, чтобы пожать им руки и поговорить с ними. Некоторых знаменитостей битлы настолько очаровали, что они встали в очередь по второму разу».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «На щедрой вечеринке, которую закатил глава «Кэпитол» Алан Ливингстон, ребята пожимали руки впечатляющему списку кинокумиров, включая Эдварда Д. Робинсона, Дина Мартина, Джека Леммона и Шелли Винтерс».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Битлы, казалось, были совершенно довольны общением со знаменитостями и их потомками, которые покорно выстроились в очередь, чтобы сфотографироваться и получить возможность соприкоснуться с ними локтями».

 

Джон: «Шоу-бизнес — это помешательство, а когда он весь сосредоточен в одном месте [в Голливуде], он не может не быть сумасшедшим. Мы видели нескольких кинозвезд: Эдварда Дж. Робинсона, Джека Пэланса, Хью О’Брайана. И xотя мы ожидали увидеть больше, мы немного растерялись».

 

Джордж: «Знакомиться с теми, кого мы считали достойными знакомства (но, как выяснялось потом, ошибались), выпускать больше хи­тов, чем остальные, и стать самыми знаменитыми музыкантами — это было все равно, что залезть на вершину стены, заглянуть вниз и увидеть, сколько там, на другой стороне, интересного».

 

Бонни Коуэн Флеминг (дочь Уоррена Коуэна, главы издательской фирмы «Роджерс и Коуэн»): «Первое, что я помню, когда приехала из Беверли-Хиллз в этот дом, это охрана и люди, которые пытались туда попасть». Нам также нужно было предъявить удостоверение личности. Это был прекрасный день. Я познакомилась с «Битлз». Они знакомились со звездами кино. Помню, что я видела Кирка Дугласа с Майклом и Джоэлем. Фрэнк Синатра тоже был там с Тиной и Нэнси».

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Ллойд Бриджес (прим. — американский актёр) был ещё одной звездой, наслаждающийся вечеринкой».

 

Бонни Коуэн Флеминг (дочь Уоррена Коуэна, главы издательской фирмы «Роджерс и Коуэн»): «Битлы были рады познакомиться с родителями этих детей. Они обменивались рукопожатием с людьми, которых никогда бы не увидели в Ливерпуле».

 

 

 

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Одна маленькая девочка начала неудержимо плакать, пробормотав: «Я люблю тебя, Пол». Моя дочь Лиза была влюблена в Ринго, и у нее были слезы на глазах, когда она поздоровалась. Когда Пол затушил на земле свой окурок, возникла безумная схватка за сувенир».

 

 

 

Нэнси Олсон: «На следующий день на первой полосе «Лос-Анджелес таймс» была опубликована фотография, на которой я успокаиваю одного эмоционального ребенка. На следующей неделе Алан организовал показ фотографий в фойе «Кэпитол Рекордз», чтобы семьи могли заказать фотографии».

 

Бонни Коуэн Флеминг (дочь Уоррена Коуэна, главы издательской фирмы «Роджерс и Коуэн»): «Дин Мартин (прим. — американский эстрадно-джазовый певец) был там со своими детьми — Диной, Клаудией, Гейл, Дино и Риччи».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Битлы сидели в ряд на четырех стульях. Чтобы подойти к ним образовалась длиннющая очередь. Клаудия Мартин, девятнадцатилетняя дочь Дина Мартина, была без ума от Ринго. Она бросилась к нему, невзирая на очередь. Ринго не выглядел слишком уж смущенным и, казалось, ему это нравилось. Прошло довольно много времени, прежде чем Клаудия встала с его колен!»

 

 

 

Клаудия Мартин.

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Клаудия была в восторге».

 

 

 

 

 

Американский писатель и актер Стэн Фреберг с дочерью.

 

 

 

 

 

 

С Кини Девор – дочерью модельера Сайя Девора.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Хотя Битлы выросли на голливудских фильмах, я сомневаюсь, что они знали, кто есть кто из большинства из присутствующих звезд, или даже могли их узнать. Однако глаза Ринго загорелись, когда он увидел Эдварда Робинсона — семидесятилетнюю звезду гангстерских фильмов, который привел с собой свою девятилетнюю внучку Франческу. «Ты грязная крыса», — произнес Пол, тепло пожимая руку Робинсона, спутав его с Джеймсом Кэгни».

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Эдвард Г. Робинсон привел свою крошечную внучку, Ребел Ли, и Пол обнял её. Она завизжала от радости. Её дедушка был в восторге».

 

 

 

На снимке Пол с Ребел Ли Робинсон, внучкой актера Эдварда Г. Робинсона.

 

 

 

 

 

 

 

Эдвард Робинсон: «Никогда за свою жизнь не видел ничего подобного, как принимают этих мальчиков».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Время от времени Пол, который любит детишек, дарил им крепкий поцелуй, но смеялся, когда об этом просил кто-нибудь из девочек подросткового возраста».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пегги Липтон (американская актриса): «У всех нас есть несбыточные мечты. И моя была такой же, как почти у любой другой девушки в мире. Я хотела встретиться с «Битлз». Я хотела этого с тех пор, как поющие британские косматики заняли первое место в чартах и в сердцах каждого из поклонников. Фотографии Джона, Пола, Джорджа и Ринго повсюду висели на стенах моей комнаты. И, наверное, я провела слишком много времени, уставившись на своих четырех любимцев, надеясь, желая и мечтая.

Надеюсь, что смогу выразить словами то, что я почувствовала, когда моя мечта осуществилась. Я понимала, что стала одним из немногих счастливчиков, которым удалось их увидеть.

Все началось с телефонного звонка. Голос на другом конце принадлежал старому другу. Рон Джой, голливудский фотограф и спутник «Битлз» во время их американского турне, позвонил, чтобы поздороваться. Но это было не все, что он сказал. Он также спросил меня, не хочу ли я вечером встретиться с «Битлз». Не нужно говорить, что я чуть не умерла прямо на месте. Не знаю, как мне удалось закончить наш разговор. Я стала смеяться, потом плакать. Я бегала по дому в поисках подходящего платья. Когда Рон зашел за мной, я не могла дышать, но готова была идти.

Поездка к дому «Битлз» в Бель-Эйр была самым нервным возбуждением, которое я когда-либо испытывала. Я не слышала ни слова из того, что Рон мне говорил. Все, что я чувствовала, это звон в ушах, трепетное волнение и голос, повторяющий: «Вот он, тот момент, которого ты так ждала».

Когда мы наконец приехали, на улице Сен-Пьер перед заграждениями была толпа взволнованных подростков. Некоторые из них с завистью смотрели в мою сторону, другие с выражением обиды на глазах. Все они знали, куда я направляюсь, и когда нам открыли ворота, и мы проехали к дому, я почувствовала приступ вины. Но этот приступ вскоре исчез. Когда Рон остановил машину, меня внезапно охватила паника. Я так долго ждала этого момента. Что будет, когда я, наконец, встречаюсь с парнями, о которых столько мечтала?

Вот они, четыре Битла, сидящие на четырех стульях под простирающимися ветвями старого дуба. Первым Битлом, с которым я встретилась, был Джордж Харрисон. Он попытался удержать мою руку (как это ни парадоксально), и она просто сплелась с моей. Мы рассмеялись. Я не стала задерживаться, потому что пресса подталкивала всех к следующему Битлу, сидящему на следующем стуле.

Пол пожал мне руку. «Боже мой, ты прекрасна», — сказал он. «Ты и сам не так уж плох», — ответил я, как идиотка. Позже в тот вечер меня пригласили на вечеринку. Я чуть не лишилась чувств. Я потеряла девственность только шесть месяцев назад, и целый год я мечтала о Поле».

 

 

 

Пол с Пегги Липтон.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Терпеливо ждали своей очереди актриса Барбара Раш и ее сын Кристофер. Когда подошла очередь Барбары Раш, её муж, публицист Уоррен Коуэн, который стоял за «Битлз» (он занимался освещением этого мероприятия), выскочил вперед и объявил Полу: «Барбара — моя жена».

 

 

 

С Барбарой Раш. Её муж, публицист Уоррен Коуэн, отвечал за список гостей.

 

 

 

 

 

 

 

 

С Бонни Коуэн Флеминг (дочерью Уоррена Коуэна).

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Битлы выразили свое восхищение непреходяще красивой 46-летней «Леди из Шанхая» Рите Хейворт, которая представила свою четырнадцатилетнюю дочь принцессу Ясмин Ага Хан (прим. — Ясмин Ага Хан — второй ребенок американской киноактрисы и танцовщицы Риты Хейворт и третий ребенок принца Али Хана, представителя Пакистана в Организации Объединенных Наций).

Актриса Эва Мари Сэйнт была со своим сыном Даррелом и дочерью Лори — хотя «Битлз» понятия не имели, кем была эта женщина.

Мальчики узнали Ллойда Бриджеса (Ринго знал его по телесериалу «Морская охота»), который привел своего четырнадцатилетнего сына Джеффа.

Также они узнали Джека Паланса с его гранитным лицом, который был с четырнадцатилетней дочерью Холли.

Комик Джерри Льюис был вместе с восемнадцатилетним сыном Гэри, который только что сформировал свою собственную поп-группу «Гэри Льюис и Плейбои». «Я создал её под вдохновением Битлз», — сказал он Джону». Также Гэри оживленно побеседовал с Ринго, обменявшись с ним историями о барабанах».

Дин Мартин — комедийный партнер Джерри Льюиса, отсутствовал, но его жена Джин пришла с пятью детьми».

 

 

 

С детьми Дина Мартина.

 

 

 

С 13-летней Дотти Кулзауки, которая вместе с двумя одноклассницами запишет к Рождеству сингл с песней «Колокольчики Ринго» (Ringo Bells) на мелодию известной рождественской песни «Звените, колокольчики» (Jingle Bells).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Шелли Уинтерс (прим. — американская актриса) обошла всех с крошечным магнитофоном».

 

 

 

Шелли Уинтерс с дочерью Витторией.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Актер Джон Форсайт наблюдал за этим со стороны. Он беседовал с Граучо Марксом, который жил неподалеку и пришел на вечеринку без ребенка, объяснив: «Я люблю вечеринки, где выпивка бесплатна».

 

Сецилия Расмуссен (газета Лос-Анджелес Таймс», 2004): «Разве я не встречал тебя раньше?» — спросил Ринго Старр у Шэрон Луизы Хайнц, 15-летней правнучки основателя фирмы Х. Дж. Хайнца. «О, я бы хотела, чтобы это было так», — вздохнула она. Потом она пробилась к месту позади него и расчесала его волосы. «Хорошее ощущение», — сказал он».

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Одна блондинка пыталась уговорить Ринго: «Потанцуй со мной», но он только улыбнулся. Ринго — самый тихий из группы — как бы «одиночка». Он также очень восприимчивый в общении. Джон языкаст и хорошо разбирается во всех вопросах. Джордж, высокий, долговязый битл, который мало говорит. У Пола все постоянно выведывали: «Ты женишься на Джейн Эшер?» Пол доверительно отвечал: «Я знаю, звучит банально, когда я говорю, что мы просто друзья. Но это все! Она мне нравится. Мы просто друзья». На вопрос, как он переносит толпу, он сказал: «Она нас не беспокоит, пока затаптывает и не калечит!»

Я спросила Ринго, как часто они подстригаются. Он засмеялся: «Всякий раз, когда это требуется. Мы подравниваем волосы и подстригаемся раз в два месяца. Последний раз я подстригся вчера вечером. Я замечаю это, когда меня стригут, а не когда я этого не происходит».

Во время вечеринки люди постоянно то приходили, то выходили. Битлз пожимали руки всем. Были слышны крики и визги нескольких сотен фанатов, которые толпились снаружи под контролем полицейского оцепления.

Ринго заметил: «Наши поклонники никогда нас не беспокоят, но, похоже, они беспокоят окружающих и полицию. Мы привыкли к диким приемам. На самом деле мы получаем от этого встряску!»

Одна девочка-подросток ухватилась за Ринго: «Я как будто сплю, — сказала она. — О, Ринго, твой голос – он такой замечательный! Твой акцент и то, как ты говоришь. Надеюсь, я не упаду в обморок, если коснусь тебя». Она вздохнула. Ринго засмеялся: «Надеюсь, что не упадешь».

Кто-то спросил Джона, сыграет ли он на пианино. Он только улыбнулся».

 

 

 

 

Вопрос: Что вы можете сказать о приеме, который был устроен вам вчера после полудня мистером Ливингстоном? Как вам высший свет?

Джон: Да, это было, но, знаете, это было больше похоже на работу. Это было тяжелее, чем играть. Нужно было сидеть на стуле и встречать около 300 человек всех возрастов. Это неестественно. Для нас естественно петь и играть. Но неестественно сидеть на стуле три часа и пожимать руки. Но мы и на такое способны.

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Все шло довольно гладко, пока у Джона не иссякло терпение, когда к нему подошла женщина в очень большой шляпе, украшенной примерно двумя дюжинами гусиных перьев. «Что это за старая кошелка в странной шляпе», — спросил он, когда женщина с зонтиком, похожим на оружие, врезалась в него и чуть не выбила сигарету из его руки.

Первая дама Голливуда Хедда Хоппер, не обращая внимания на его замечание, спросила: «Ты кто из них?» Джон ранее уже сталкивался с таким вопросом. «Я — Стэнли», — сказал он с шикарным английским акцентом. Указывая на Пола, он добавил: «А он Ливингстон из Кэпитол Рекордз».

Хоппер отреагировала на это спокойно. А потом она властно задержала очередь на несколько минут, настаивая на том, чтобы ее личный фотограф сделал четыре фотографии — с каждым из «Битлз» по отдельности».

 

 

 

 

 

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Снаружи и внутри дома была такая строгая охрана, что кто-то сказал: «Если бы у президента Кеннеди была такая охрана, его бы никогда не убили».

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Ливингстон не пожалел денег. В саду были установлены элегантные черно-белые полосатые шатры, в которых сотрудники в форме подавали вино, шампанское, крепкие напитки и закуски для взрослых, а также лимонад, мороженое и сладкую вату для детей. По саду можно было покататься на осликах.

Я зашел в дом и поразился роскошью великолепных фуршетных столов, среди которых великие люди шоубизнеса высказывали в основном положительные отзывы о гостях из Ливерпуля. Рок Хадсон, с сияющий красивой внешностью, гламурно атаковал блюдо с креветками.

«Они будут петь?» — спросил Дональд О’Коннор, который был со своим сыном Фредди и дочерью Алисией, обращаясь к Жа Жа Габор. «Они поют?» — спросила Жа Жа Габор.

Колоритный персонаж по имени Бутс Лебарон, который ранее писал для «Лос-Анджелес Таймс», но только что был назначен пиарщиком для «Кэпитол Рекордз», оказался в окружении крутого парня [актера] Джорджа Рафта. «Я хочу встретиться с этими парнями», — пробормотал Рафт Бутсу. «Извини, Джордж», — сказал Бутс. «Тебе нужен пропуск, чтобы встретиться с ними. Может быть, сможешь одолжить у кого-нибудь».

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «К полудню над нашим садом появились вертолеты. Когда хаос достиг крещендо, охранники сказали, что группе пора уходить».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Пробыв семьдесят минут, «Битлз» уехали. Пол пожал руку организатору мероприятия и сказал: «Концерт был бы короче и легче».

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Когда мальчики, наконец, в своей машине покинули это мероприятие, 200 девушек бросились на землю, чтобы сорвать траву. Некоторые упали в обморок. Другие поклонники быстро запрыгнули в автомобили и сели на мотоциклы, чтобы преследовать машину с Битлами».

 

Нэнси Олсон (актриса, жена Алана Ливингстона): «Мы собрали хорошие деньги для Общества гемофилии, поскольку «Кэпитол» взяла на себя все расходы. Брайен Эпстйн лично выписал чек на 10 000 долларов. В конце 1999 года «Лос-Анджелес таймс» опубликовала книгу о 100-летней истории Лос-Анджелеса. Мы с Аланом были ошеломлены, увидев на фотографии «Битлз» с нами в саду моей матери, на которых было написано: «Самое знаменитое событие в 1964 году».

Позже полиция сообщила нам, что в одном районе защитное ограждение почти рухнуло под натиском растущей толпы подростков. Сосед моей матери позвонил и сказал, что у него есть пистолет и предупредил нас, что он застрелит любого, кто сломает в его саду изгородь. Слава Богу, этого не произошло».

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Покидая вечеринку, я задержалась, чтобы поговорить с некоторыми из читателей журналов о кино и телевидении, которые были в восторге только от того, чтобы просто постоять снаружи, зная, что «Битлз» находятся внутри. Зачем? Одна девушка ответила так: «Я работала все лето, собирая фрукты, чтобы заработать на билет в «Голливудскую Чашу» и увидеть «Битлз». Мне пришлось купить билет у спекулянта, и он стоил 50 долларов. Я буду отрабатывать маме, подстригая газон и моя посуду в течение года. Они такие клёвые! Они не разговаривают с нами о карьере, автомобилях и занятием серфингом. Они говорят нам о любви. Американские звезды такие тупые. «Битлз» иностранцы, но такие замечательные. Я люблю их, потому что их ненавидят мои родители! Я думаю о Ринго каждую ночь! Они похожи на четверку близнецов. Это потрясающе, как четверо похожи друг на друга. Они не отталкивают нас. Они хотят нас. Они любят поклонников. Некоторые же звезды ненавидят поклонников».

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «В тот же вечер в 22-00 я позвонил Бобу Бронзетти и договорился с Мэттом Симбером (менеджером Джейн Мэнсфилд), чтобы мы встретились с представителем «Битлз» (возможно, Бесс Коулман) в фойе отеля «Беверли Родео».

У меня был поздний ужин в ресторане «Беверли-Хиллз», и я позвонил Бесс в 22-30, чтобы подтвердить, что она или другой представитель «Битлз» встретится с нами в 14:00 во вторник [25 августа]. Бесс сказала, что перезвонит мне в ресторан в 23-10. Её звонок прозвучал, когда я закончил ужинать и собирался уезжать. Я поговорил с ней и сразу же ушел, с предвкушением думая о своих фотографиях и статье.

Чего я не знал, так это того, что Дерек, ведущий пресс-секретарь «Битлз», позвонил в ресторан через две минуты после того, как я ушел. Произошла трагедия. Остальные Битлы умирали от желания встретиться с Джейн Мэнсфилд, но произошла загвоздка. Они как группа не хотели фотографий!»

 

Энн Уотер (журнал «Модерн Скрин», 1964): «Эта вечеринка проходила в частном доме «Битлз» по адресу 356 Сент-Пьер, Бель-Эйр. Дом, оцепленный со всех сторон полицией (возглавляемой бывшим главой Скотланд-Ярда), окружен высокой стеной, и имеет только один вход. Предположительно это то самый дом, где обычно останавливался Элвис Пресли, оплачивая аренду в 4000 долларов в месяц.

В какой-то момент из темного угла комнаты выскочил Джон Леннон, бросившись к симпатичной девушке, которая только что сделала снимок. С разъяренным лицом он выхватил у неё фотокамеру и разбил её, после чего яростно вырвал пленку и засветил. Задыхаясь, Джон впился взглядом в шестнадцатилетнюю девушку, которая выглядела совершенно ошеломленной, после чего вернулся к тому, что делал до этого.

В другом углу комнаты Ринго, с немного сонным видом, танцевал медленный танец с милой миниатюрной блондинкой. Джордж угощал свою девушку легкой закуской, в то время как Пол обнимал рыжеволосую красавицу. Из проигрывателя звучала не музыка «Битлз», как это ни удивительно, а сексуальный блюз.

В тот вечер произошло еще одно потрясающее событие. Одна девушка, которая утверждала, что она не была под действием наркотика, взобралась по лестнице на трамплин для прыжков в воду, после чего, полностью одетая, прыгнула в бассейн. Битлы тоже нырнули в бассейн, чтобы её спасти. Потом сообщалось, что она сказала: «Я сделала это только для того, чтобы почувствовать, как Битлы укутывают меня полотенцем!»

Вечеринка была действительно дикой, и она продолжалась до шести утра. По численности девушки превосходили мальчиков в соотношении четыре к одному. Более того, возраст девушек варьировался от 14 до 17 лет, что вызвало немало удивлений в Голливуде.

Поскольку вечеринка продолжалась до утра, мальчики, несомненно, были в приподнятом настроении. В качестве шутки один из Битлов привлек внимание всех присутствующих и изобразил их менеджера, которого не было на этой вечеринке, в нелицеприятном виде. Трое других мальчиков громко рассмеялись, сказав, что подражатель, безусловно, опустил их менеджера.

В какой-то момент трое из «Битлз» сказали, что Джон строит из себя босса, хотя он и был «Битловским Боссом», и что он балабол. Джон воспринял их подколки с изрядной долей юмора и сделал вид, что внезапно оглох».

 

Пегги Липтон (американская актриса): «Когда вечером мы приехали к ним на вечеринку, к нам подошел Джордж Харрисон, чтобы поздороваться. Даже своим затуманенным взором я понимала, что его фотографии не соответствуют действительности. Его худое лицо и чарующий взгляд заставили меня задохнуться. Когда он посмотрел на меня, мне показалось, что он слышит, как стучит мое сердце. Знаю, его можно было услышать!

Джордж провел нас в гостиную, после чего они с Роном куда-то ушли, а я осталась там стоять среди множества лиц и громкой музыки. Мои глаза безнадежно искали пустой стул, но в следующую секунду я почувствовал, что кто-то смотрит на меня. Я обернулся и увидел, что Пол Маккартни протягивает мне руку. Я пожала её с трепетом и тут же утонула в его огромных, нежных глазах. Он был красивее, чем я могла себе представить. Его волосы и ресницы были темными и густыми, на нем была красновато-оранжевая футболка с черными брюками. Я не могла поверить, что этот знаменитый мальчик наяву стоял передо мной во плоти!

Мы нашли два свободных места у проигрывателя и начали разговаривать под звуки альбома группы «Бич Бойз». Я с изумлением осознала, что могу поддерживать достаточно внятный разговор (несмотря на то, что едва могла дышать), и мы обсудили все мыслимые темы. Потом Пол ненадолго отлучился, чтобы принести мне колу, после чего вернулся с Ринго (красавчик, не поддащийся описанию). После знакомства Ринго произнес: «Пойдем, давно не танцевал с американской пташкой». Затем он провел меня на танцпол и встал на ступеньку, на которой он выглядел как боксер, наносящий удары по подвесной груше. Мы танцевали утомительные двадцать минут и продолжали бы всю ночь, если бы Пол и Джон Леннон не пришли мне на помощь.

У Джона оказался более хриплый голос, чем у других мальчиков, его волосы были мягче и более рыжеваты. Его глаза скрывали квадратные солнцезащитные очки. Его рукопожатие было крепким, а остроумие очень незаурядным.

Втроем мы говорили, в основном, о музыке. Когда я спросил Пола, играет ли он на пианино, он кивнул утвердительно, но робко. Однако минуты через две он пересек комнату, обдумывая новую песню, которую они с Джоном написали прошлой ночью.

К этому времени большинство других гостей ушли, включая Рона (которому завтра надо было рано вставать). Я как во сне присела на скамью рядом с пианино, на котором Пол и дорожный менеджер Дерек Тейлор придумывали текст песни под запоминающуюся мелодию. Пол играл на пианино. Я благоговела перед ними, но очень старалась сохранять выдержку.

Следующее, что я помню, что мы поднялись наверх. Моя фантазия разыгралась слишком быстро. Он взял меня на руки и поцеловал. Могу ли я сказать, что это был поцелуй моей мечты? Страстный, нежный и волнующей, какой я когда-либо могла себе представить. Во время наших занятий любовью, я поймала себя на мысли, что я чувствую? Мне все понравилось в Поле, но, когда мы спускались по лестнице вместе, это чувство было не слишком хорошим. Я ощущала себя просто девушкой, которую он взял в кровать, и на этом все закончилось.

Когда он отвел меня к такси, то спросил, не хочу ли я вернуться на следующий день. Я улыбнулась и сказала, что с удовольствием, хотя внутри мое сердце вышло из-под контроля».

 

Пол: «В те годы, когда «Битлз» стали пользоваться успехом, я вспоминаю, что это были чудесные, сумасшедшие, полные веселья годы».

 

 

 

 

Выступление в «Голливудской чаше», Голливуд (The Hollywood Bowl, Hollywood, California)

23 августа 1964 г.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Из Ванкувера «Битлз» вылетели в Лос-Анджелес, чтобы выступить в знаменитой Голливудской Чаше».

 

Хэл Мур (газета «Окснэрд-пресс», 22 августа 1964): «Если в эти выходные «Битлз» планируют приземлиться где-нибудь в округе Вентура, чтобы избежать в Лос-Анджелесе сцен истерии, то это самый большой секрет со времени вторжения в Нормандию.

Комментарии официальных лиц в аэропортах округа не отличаются разнообразием. «У нас нет информации», — единодушный ответ. В статье «Ассошиэйтед Пресс», опубликованной в пятницу в «Пресс-курьере», говорилось, что место посадки «Битлз» держится в секрете. Как сообщается, их чартерный самолет будет направлен на необозначенное взлетное поле.

Однако Боб Юбэнкс, один из организаторов выступления «Битлз» в «Голливудской чаше», сказал «Пресс-курьеру», что их чартерный самолет подлетит к Лос-Анджелесу и приземлится в наименее занятом аэропорту. «Это вполне может быть в округе Вентура, — сказал Юбэнкс. — Однако мы не можем сейчас разглашать какую-либо информацию».

 

 

 

В Лос-Анджелес они прибыли в 3.55. На снимке Пол Маккартни с Этель Паттисон — специалистом по связям с общественностью в международном аэропорту Лос-Анджелеса.

 

Этель Паттисон: «Моя работа специалиста по связям с общественностью в международном аэропорту Лос-Анджелеса включала в себя встречу, приём и сопровождение в терминал каких-либо знаменитостей, от президентов до актеров и музыкантов. В 1964 году я встречала Битлз [18 и 23 августа]».

 

Газета «Лоди Ньюс Сентинил», 23 августа 1964: «Когда в Южную Калифорнию прибыли «Битлз», чтобы выступить в «Голливудской Чаше», были приняты меры безопасности, во многих отношениях более жесткие, чем те, которые действуют во время приезда глав государств. Не было сказано ни слова о том, когда британская четверка вылетит из Ванкувера, чтобы они смогли с минимальными трудностями прибыть в Международный аэропорт на чартерном самолете. Тем не менее, в аэропорту оставалось еще около сотни девушек-подростков, которые большую часть вечера слонялись там в поисках информации о «Битлз». Предварительная договоренность о размещении артистов в отеле «Амбассадор» была отменена на прошлой неделе из-за проблем с безопасностью».

 

 

 

В 4.40 парни сели в служебный автомобиль и отправилась в дом в Бель-Эйр. На заднем сиденье Ринго уже наполовину спит.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа останавилась в арендованном доме по адресу: Бель-Эйр, Браун-Каньон, Сен-Пьер-Роуд, дом 356».

 

 

 

 

 

Джордж: «Все турне перемешались у меня в голове. С нами в турне отправилась Джеки ДеШеннон, помню, я играл вместе с ней на гитаре. Мы побывали в Лос-Анджелесе, где жили в большом старом темном доме в Бел-Эйр».

 

Ринго: «Тогда я влюбился в Голливуд и до сих пор влюблен в него, более точный адрес: Беверли-Хиллз, Голливуд, Калифорния. Я отдаю предпочтение ему, а не Нью-Йорку. В Голливуде растут пальмы, а в Ливерпуле их, пожалуй, не встретишь. Погода жаркая, а образ жизни действительно классный»

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На перекрестке бульваров Сансет и Бел Эйр-роуд в надежде увидеть «Битлз» собрались более 400 фанатов. Сама улица Сен-Пьер была заблокирована полицией. Поклонники повредили кусты и цветы на сумму более 5000 долларов, и многие жители включили свои системы полива, чтобы попытаться отогнать подростков, но это не помогло».

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «23 августа 1964 года в Лос-Анджелесе Джон Леннон и Ринго Старр дали интервью. Интервьюер неизвестен, но во время беседы присутствовал пресс-агент группы Дерек Тейлор:

Интервьюер: Вы упомянули что-то о слове «нахальный» (cheeky). О чем это?

Джон: Ну, я думал, что слово «нахальный» и так всем должно быть понятно. Я думал, что это английское слово, а вот вчера я получил пару писем с вопросами. «Касательно вашего фильма, Джон, когда ты говоришь одному из тех парней, что значит это «нахальный»? И я думал, что это же очевидно, что это слово означает «бездушный человек», только беспечно бездушный. Понимаете, слово, характеризующее «нервную систему этого парня».

Ринго: Я бы сказал, что это беззаботное «мотай отсюда».

Джон: Ну да.

Ринго: Знаете, в Америке вы всегда говорите «мотай отсюда».

Интервьюер: Это американское выражение, я думаю.

Ринго: Это действительно так.

Джон: Ну, как бы то ни было, теперь вы знаете «нахальный». Видите ли, этот парень обращается ко мне, я говорю ему «клёвый костюм», что означает «я восхищен вашим костюмом», а он предлагает «поменяться» довольно женственным голосом, подразумевая «обмен». И я говорю ему «нахальный», что означает «бездушный нехороший мальчик», понимаете, потому что он такой и есть, не так ли? Я имею в виду, вы могли бы сказать это по тому, как он смотрел на него.

Ринго: О! О, очень плохой мальчик.

Интервьюер: Ринго, в фильме вы много сыграли, скажем так, эксцентричной комедии.

Ринго: Скажем, «эксцентричная комедия». Раз, два, три:

Ринго и Джон: Эксцентричная комедия!

Интервьюер: Во время съемок фильма это получилось естественно? Было много разных сложностей?

Ринго: Было много разных сложностей, знаете ли. Дело в том, что мы никогда раньше не учили какие-то тексты. Поначалу это было трудно, знаете, потому что мы не учили их накануне вечером, как полагается. Мы учили их по дороге в студию, а затем произносили их, как мне кажется, лучше, потому что это было более естественно. Но, хм, ты знаешь?

Джон: Нет, не знаю.

Ринго: (интервьюеру) Что ты сказал?

Интервьюер: Когда вам задают вопросы о вашей личной жизни — как я помню в Ванкувере, кто-то спросил вас: «Вы женитесь на ком-то», и вы ответили «нет». А они сказали, что «вы помолвлены», а вы ответили «нет». Вас вообще это беспокоит?

Ринго: Не то, чтобы. Видите ли, дело в том, что в Америке больше, чем где-либо в мире, мы больше читаем о себе, чем занимаемся, потому что большинство этих журналов просто придумывают все это, как вы знаете. Это смешно. Когда мы прибыли сюда, столько всего происходит, знаете, что мы даже не знаем, что сделали. Знаете, меня это не беспокоит. Для меня лучше всё расставить по местам. Дело в том, что я не собираюсь жениться, и я сказал «нет», потому что я не женат.

Интервьюер: Мы говорим о личных вопросах. Они тебя когда-нибудь беспокоили?

Джон: Да. Знаете, все эти слухи, которые ходят по Америке. Ринго, ты же знаешь всех этих сумасшедших, что я ухожу, ты уходишь, все женятся. Я единственный, кто женат. Видите, это Джон. Но после того, как мы решили, что закончили с этим после восемнадцати пресс-конференций, одна женщина, по-моему, по имени Луэлла Парсонс, решила меня проверить. Луэлла Парсонс, Дерек?

Дерек Тейлор: Да.

Джон: Да, точно, Луэлла Парсонс написала целую статью обо всех этих слухах, распространяя их все дальше, утверждая, что Пол женат, Ринго уходит, у меня еще один ребенок, что не так. Это даже не паршивый слух.

Ринго: Просто смешно, знаете ли. Если что-то случится, мы расскажем, мы не собираемся что-то скрывать. Джону не будет стыдно, если у него появится еще один ребенок, почему же он должен держать это в секрете? Если бы Пол был женат, знаете, это нельзя было бы скрыть, понимаете. Вы узнаете правду, а все эти глупые журналы …

Джон: Верно, Ринго. В Англии есть такие вещи, как свидетельство о рождении и свидетельство о браке, и все это поступает в одно большое место в Лондоне, и все, кто когда-либо был женат в Британии, зарегистрированы там.

Ринго: С 1770 года.

Джон: И единственное, что нужно сделать тем, кто не верит, что Пол, Ринго или Джордж не женат, это проверить там. Именно это делает британская пресса. Вот почему британская пресса не пишет, что кто-то из них женат.

Ринго: Эти слухи сводят меня с ума, знаете, я так…

Интервьюер: Они вас беспокоят?

Ринго: Некоторые из них, знаете, некоторые из глупых, как тот, с Анной Маргарет, знаете, я никогда…

Джон: Энн-Маргарет.

Ринго: Энн Мар, Энн, Анна?

Джон: Энн-Маргарет.

Ринго: Энн-Маргарет? «Аннед» Маргарет и, знаете, говорите, что я ей больше не звоню, потому что она меня не понимает. Знаете, я пишу два раза в неделю, что смешно, потому что я даже не пишу маме, а просто звоню. Я никогда не встречал девушку или что-то в этом роде, все эти большие события, Ринго и Анна Маргарет встречаются и все такое.

Джон: Мы знаем, что ты любишь Энн-Маргарет.

Ринго: Ах, закрой свой…

Интервьюер: В газете тоже есть что-то о Хейли Миллс.

Ринго: Хейли Миллс – хуже всех. Мы пошли, ну, знаете…

Джон: Это худший слух.

Ринго: Это так глупо в любом случае…

Джон: Это так плохо в отношении Ринго.

Ринго: Даже если у нас будет фото, скажем, с президентом Джонсоном, большинство людей, вероятно, скажут, что мы встречаемся. Так получилось, что мы пошли на вечеринку для…

Джон: Энтони Ньюли.

Ринго: Энтони Ньюли, знаете, на вечеринке в том клубе, куда мы пошли, и они были там, и просто так получилось, что я начал с ней разговаривать, и кто-то щелкнул фото. Затем, после этого, знаете, я стал женат на ней. Такая вот глупость.

Интервьюер: Еще вот что. В Лос-Анджелесе был случай, о котором я слышал, о ком-то, кто говорил о разных родителях, семьях. Как ты относишься к тому, что твои семьи вовлечены в сплетни?

Джон: Нет.

Интервьюер: Когда я говорю «семьи», я не имею в виду вашу ближайшую семью, Джон, я имею в виду родителей, родственников, дядюшек и тетушек.

Ринго: Нет, мне это не нравится.

Джон: Это говорит наш Ринго.

Ринго: В любом случае, это Ринго. Я думаю, вы знаете…

Джон: Главное по отношению к семьям — это то, что репортеры могут придумать что-то и в чём-то их обмануть, или вы видите наших родителей и родственников, и эти люди ничего не знают о бизнесе, который мы сами сначала не знали. Вот так подходят и говорят: «Миссис Старки, миссис Старки» его матери.

Ринго: Миссис Грейвс.

Джон: Миссис Грейвс или как она там называется. Или миссис Харрисон, мама Джорджа: она не знает, как сказать что-нибудь вроде: «Нет, мне не хочется говорить». Они просто говорят.

Ринго: Они думают, что когда мы не говорим, то это может быть неправдой, и когда мы говорим, знаете, они не могут победить.

Джон: Они всецело этим пользуются.

Ринго: Знаете, как сказал Джон, они пользуются этим, потому что придерживаясь как бы середины, они не знают, что будет лучше. Я сказал своим, знаете, покончите с этим, уходите, вам не нужно ни о чем говорить с журналистами, понимаете.

Интервьюер: Есть еще одно, о чем говорят поклонники. Вы встретите поклонника возле отеля, очень увлеченного «Битлз» и который хочет увидеть «Битлз», и они скажут вам: «Какие бедные мальчики, они заперты в отеле». Теперь я знаю, в чем заключается эта проблема, и, поверьте, все всё понимают, и я, вероятно, больше, чем кто-либо другой — на самом деле я уже говорил об этом.

Джон: Что ты имеешь в виду, взаперти?

Интервьюер: Это так. Я держу себя взаперти.

Джон: Вы участвуете в этом, потому что боитесь что-то пропустить.

Интервьюер: Да. Это правда. Во всяком случае, они снаружи, и они говорят — я не знаю, может это просто прикрытие, как вы думаете? Я спрашиваю: «Зачем вы здесь?», и они отвечают: «Мы хотим отдать им подарки, потому что нам их очень жаль. И еще относительно вашей жены. Посмотрите, как много внимания поклонники проявляют к вашей жене. Как вы думаете, это просто прикрытие от предмета восхищения, чтобы оказаться к вам ближе, это просто предлог, или вы думаете, что многие люди действительно так чувствуют?

Джон: Думаю, что с моей женой — я ненавижу произносить это слово, которое звучит как-то формально, — с Син, это начинается с того, что «ну, он попался на удочку. Мы вроде как оба, нам понравится его жена», но многие из них искренни, да, это можно увидеть сквозь сторчки писем. Знаете, письма, которые приходят, когда они адресованы Син, в которых пишут «вы мне нравитесь», знаете, и то, и это — или, я не знаю, они говорят всё такое — являются искренними. Многие из них искренние. Но некоторые из них не искренние. Их можно распознать за милю. В них что-то вроде: «Привет, миссис Леннон, могу я звать вас Син? Не могли бы вы выслать мне 95 фотографий мальчиков с автографами?» Тогда, знаете, они просто, знаете, просто в этом…

Ринго: Настоящих поклонников сразу видно, я полагаю. Они пишут что-то вроде того, что с Морин Кокс серьезные отношения, и я в любом случае еду сней в отпуск. Она, знаете, хорошая девушка, она самая обычная, она из Ливерпуля. И настоящие поклонники пишут: «Если вы едете с ней, желаем удачи, и я надеюсь, что вы счастливы», и все такое. А потом вы получаете письма от тех, кто для меня просто недоумки, кто пишут письма, говоря, знаете, «ты предатель», и ты делаешь все это. Но дело в том, понимаете, что мы тоже люди и нам можно гулять с девушками. Если бы не Морин, то это была бы кто-то другая.

Интервьюер: Как и все остальные, вы будете гулять и встречаться.

Ринго: Дело в том, что настоящие поклонники знают, что мы обычные люди. У нас есть отношения с девушками и всё такое. Просто те люди, не знаю, как их назвать, они не настоящие поклонники, а просто бедствие.

Джон: Хуже всего то, что кроме меня, остальные, если они хотят находиться в близких отношениях с девушками, им следует позволить это. Если они не будут встречаться с девушками, скажем, у них не будет близких отношений, я имею в виду, тот отпуск, который у нас у всех был, то выйдет что-то ужасное. Ринго и Пол в отпуске с парой девушек были с одной супружеской парой, которым было около 98 лет.

Ринго: Ну, 48.

Джон: Ну, я имею в виду, знаете, за тридцать. Но если они этого не сделают, какого рода слух распространится, если их не увидят с девушками? Тут одно из двух.

Ринго: Да,или ты встречаешься с девушками или тебя назовут гомиком.

Джон: Гомик!

Ринго: У меня есть это на пленке, меня назвали гомиком. Люди говорят, знаете, что если мы не выберемся с девушкой на пару недель, то они скажут, что ты гомики, понимаете. Тут нельзя победить. Это бремя.

Вопрос: Вы упомянули еще об одном. Мы об этом довольно много говорили. Что мне интересно, так это наблюдать за гостиничным номером, таким как номер Дерека, и наблюдать за людьми, входящими и выходящими, особенно однажды вечером в Нью-Йорке, который вы, по-моему, ненадолго посетили. Там было около сорока человек, и большинство из них были теми, кто выдавал себя за другое лицо. Вас беспокоит, когда вас окружают люди, которые не должны быть там? Вас это беспокоит?

Джон: Ну, все те сорок человек, которые были в комнате Дерека, нашего пресс-агента, изначально пришли с намерением попасть в нашу комнату. И все они приходят, расчитывая на бесплатные напитки, дармовую еду, дармового чего угодно, всего, что есть, и вы узнаете их, вы можете отличить их от других. Некоторые из них очень прикольные, потому что это такие умные самозванцы и мошенники, что вы восхищаетесь ими, понимаете, но все они просто бездельники.

Ринго: Некоторые из них глупы.

Джон: Вот почему они в комнате Дерека, а не в нашей.

Ринго: Любой, кто приходит к нам, проходит через Дерека, знаете, и это хорошо, потому что если бы все шли к нам, у нас было бы сто, двести человек, постоянно находящихся у нас, и мы бы не смогли их вынести, понимаете.

Интервьюер: Как насчет передать привет жителям Майамиленда?

Джон: Привет, жители Майамиленда. Надеюсь, вы поджариваетесь на солнце и плаваете.

Интервьюер: Ринго?

Ринго: Привет, Майами, Бадди, твоя жена и дети. Ты помнишь Бадди? Сержант, который присматривал за нами, когда мы были в Майами. Отличный парень. Не знаю, читали ли вы, как мы пошли к нему домой на ужин и, если кто-то хочет вкусно поесть, сходите к Бадди Дресслеру, лучшему повару в мире, и его жене.

Джон: Лучший коп.

Ринго: Лучший коп!

Джон: Да, но готовила его жена. Я знаю.

Ринго: А также небольшое личное послание для Бадди. Найди себе работу, коп! Это личная шутка, ничего страшного, для нас это довольно забавно, но на пленке это может звучать ужасно, и это очень мило.

Интервьюер: Ринго, когда вы находитесь в положении, Джон, когда вы находитесь в положении славы, многие задают вам склонные к полемике вопросы, такие как в одном письме, которое я получил. Вопрос звучит так: «Что вы думаете о смешанных браках между людьми разных религий?»

Джон: Я думаю, что это зависит от людей, которых это касается. Если им это приемлемо. Это довольно приближенно. Здесь, как известно, это не проходит гладко, но в Англии то же самое. Знаете, делайте!

Ринго: Не знаю, если вы любите девушку, скажем, вы — как мы их называем – из протестантской церкви Англии, а девушка — католичка, и если вы любите девушку, а она любит вас, то единственное, чтобы семьи поладили с вами. Вы вполне довольны этой девушкой, а её семья начнет её досаждать, спрашивая: «Кем будут дети?» или: «В какой религии? Он изменит религию ради тебя?». А твоя семья скажет: «Ты никогда не будешь счастлив, потому что ты женишься на католичке», и все такое. Но если вы будете сами по себе, то думаю, что будет гораздо больше смешанных браков. Они распадаются по вине других людей, и никогда не распадаются из-за самой пары.

Джон: Видите ли, я женился еще до того, как понял, какую религию исповедовала моя жена Во всяком случае, я никогда её не спрашивал об этом. Я имею в виду, что религия — это скорее…

Ринго: Личное.

Джон: … такая вещь в Британии, как проблема цвета кожи здесь. Я просто сделал это, не задумываясь. Она могла быть кем угодно.

Ринго: Но это не помешало бы тебе. Это такое дело, знаете, что мне не помешало бы жениться.

Джон: Представителям шоу-бизнеса в этом гораздо проще, не так ли?

Ринго: Я ненавижу это слово, шоу-бизнес.

Джон: Ну, что есть, то есть, не так ли?

Ринго: Да

Джон: Мы весь день на шоу.

 

 

 

Лос-Анджелес, 1964 г.

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед концертом состоялась пресс-конференция, на которой группе вручили пять золотых пластинок и ключ от Калифорнии».

 

 

 

Пресс-конференция состоялась в помещении ночного клуба, которым владел организатор концерта Боб Юбэнкс.

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Я прилетела в Лас-Вегас, чтобы увидеть «Битлз». Со всей скоростью я помчалась в ночной клуб «Синнэмон Синдер». По дороге я заметила, что все улицы, ведущие к «Голливудской чаше», были заполнены миллионами подростков. Некоторые были с плакатами «Ринго в президенты» или «Битлз, мы вас любим». На других были нацеплены большие значки «Я фанат Битлз, в экстренном случае звоните Полу». Даже у мальчиков были значки, восхваляющие «Битлз». Из всех автомобилей звучали «Битлз», и во всех магазинах играли «Вечер трудного дня».

Когда я подъехала к парковке «Синнэмон Синдер», ко мне с рынка по соседству бросился добрый человек и сказал: «Пожалуйста, не паркуйтесь здесь. Проезжайте к следующему входу и служащий вас припаркует».

Возле здания были тысячи подростков. Когда я вошла в помещение, то оказалась лицом к лицу с сотней камер представителей прессы, а также представителей клубов-поклонников «Битлз», пытающихся удержать себя от крика! Там же я встретила двух предприимчивых молодых людей, которые занимались организацией выступления «Битлз» в «Голливудской Чаше», Боба Юбэнкса и Реба Фостера. Известные диск-жокеи, они обеспечили залог в размере 25 000 долларов плюс все, что превышает шестьдесят процентов от общей суммы. Они также потратили 30 000 долларов на рекламу. Единственное, что они не могли рекламировать, это отель, где могли бы разместиться «Битлз». «Амбассадор» и все остальные отели отказали в бронировании, опасаясь, что их газоны, кустарники и холлы будут растоптаны толпами подростков в приступе битломании.

Вдруг я услышала крики и визги на улице. Выйдя наружу, я увидела, что по дороге приближаются три серых «Кадиллака». Когда они остановились, из одного автомобиля выбрались Битлы и быстро, как будто приклееные друг к другу, стали пробираться к входу. Их сразу же окружили охранники и сопроводили вовнутрь. А я оказалась перед закрытой дверью и дюжиной здоровенных полицейских, которые говорили: «Вы туда нельзя!» Как? Я закричала: «Ринго!» Дверь открылась, мне протянули руку и затащили вовнутрь».

 

Лаура Линн: «В воскресенье вечером вместе с репортером нашей местной газеты я пришла на пресс-конференцию с «Битлз». Это было в клубе «Синнэмон Синдер». Боб Юбэнкс был там. Он попросил всех быть спокойными. Поэтому я сказала себе «не кричи». Но, конечно же, когда Пол вошел через дверь, я сошла с ума. Когда они вошли, то повернули направо и сели на красные бархатные стулья за красным столом».

 

 

 

 

 

Дерек Тейлор, Пол Маккартни, кадр кинохроники.

 

 

 

 

 

 

На сцене клуба с микрофоном Боб Юбэнкс.

 

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Мальчиков фотографировали с частотой сто кадров в секунду и кругом раздавались просьбы освободить пространство. Они худощавого телосложения, их костюмы безупречны. Все разные, в темных тонах, кроме Пола, который был в костюме серого цвета. Они заказали лимонад и приготовились отвечать на вопросы.

Я поговорила с Брайеном Эпстайном, их менеджером, и Дереком Тейлором — менеджером по связям с общественностью. Оба, как я и ожидала, были изысканными, ухоженными, вежливыми англичанами.

«Оставайся возле Ринго», — последовало от них приглашение. Недоверчивый полицейский и шофер продолжали говорить мне, чтобы я ушла, в то время как Ринго кивнул мне: «Вернись». Я так и сделала».

 

 

 

На снимке Мэй Мэнн крайняя справа в цветастом платье и белых перчатках.

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Вопросы следовали один за другим:

Вопрос: Сколько вам нужно времени, чтобы написать песню?

Джон: Когда как, день ​​или ночь!

Вопрос: Кто ваш любимый актер в Соединенных Штатах?

Ринго: Пол Ньюмен.

Вопрос: Кто ваша любимая актриса?

Джон: Джейн Мэнсфилд

Вопрос: Как вы думаете, Кассиус Клей заслуживает быть чемпионом?

Ринго: Ну, он же стал!

Вопрос: Почему вы не стали выступать в «Розовой чаше»? Вы могли бы собрать полный стадион!

Пол: Выступления организовывает наш менеджер.

Вопрос: Ринго, ты встречался с Энн-Маргрет?

Ринго: Нет! Я никогда не встречался с ней и не разговаривал.

Пол: Никто из нас никогда не встречался с ней и не говорил с ней.

Вопрос: Как вы думаете, ваша популярность будет продолжаться дальше?

Все: Надеемся на это. Знаете, это довольно круто!

Вопрос: Что вы думаете об Элвисе?

Джон: У нас есть все его старые записи!

Вопрос: Ринго, почему тебе не нравится Дональд Дак?

Ринго: Потому что я не могу понять, что он говорит!

Вопрос: Джон, ты будешь продолжать книгу «Написано собственоручено»?

Джон: Сейчас я пишу следующую книгу».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Один психиатр в Сиэтле утверждает, что вы являетесь угрозой — вы пробуждаете в подростках низменные инстинкты, и что вас следует запретить.

Джордж: Психиатры – это тоже угроза.

(смех)

Корреспондент: Планируете ли вы посетить страны железного занавеса? (прим. —  страны социалистического блока).

Джон: Мы не планируем свои виниты! …Визиты.

Пол: Виниты.

Джон: Этим занимается наш менеджер. Так что, спросите его.

Корреспондент: Хотели бы вы снять фильм в Голливуде?

Джон: Да.

Джордж: Мы не против, но мы снимаем фильм там, где компания считает наиболее подходящим местом.

Джон: …и подешевле.

(смех)

Корреспондент: С какими актерами вы хотели бы встретиться в Голливуде?

Ринго: Пол Ньюман.

Корреспондент: А как насчет актрис?

Пол: Джейн Мэнсфилд.

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер», автор книги «Биография Джейн Мэнсфилд»): «Джейн Мэнсфилд, настоящее имя Вера Джейн Палмер, родилась в Пенсильвании 19 апреля 1933 года. В Голливуде позиционировалась как вторая Мерилин Монро. Среди поклонников рок-н-ролла она была отмечена после ее роли в фильме «Эта девушка не может иначе» (или: «Девушка не может помочь»), где она сыграла блондинку Джерри Джордан. Это был классический фильм, в котором показана галактика рок звезд, включая Литтл Ричарда, Эдди Кокрэна, Джина Винсента и Фэста Домино».

 

 

 

Софи Лорен и Джейн Мэнсфилд.

 

 

 

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Все началось в воскресенье вечером 23 августа в 19:30, когда кто-то спросил у Пола Маккартни, что он больше всего хочет увидеть в Лос-Анджелесе. Пол не знал, что, и ответив «Джейн Мэнсфилд» он вынудил меня совершить ряд телефонных звонков, которые начались в «Синнэмон Синдер», ночном клубе для подростков в Лос-Анджелесе, и закончились через несколько дней звонком из жилого дома на Манхэттен Ист-Сайд в мотель в Уоррен, штат Огайо.

«Ты серьезно, Пол?» — спросил я, стоя прямо позади него на пресс-конференции. Он весело кивнул. Я спешно написал записку и передал ее Дереку Тейлору, пресс-агенту «Битлз», который стоял поблизости.

Сообщение было такое: «Дерек, Пол сказал, что хотел бы увидеться с Джейн Мэнсфилд. Если я это устрою, могу ли я получить эксклюзивную историю и фотографии?»

«Думаешь, сможешь справиться с этим?» — спросил Дерек, что означало формальное согласие. Я утвердительно кивнул.

Через полчаса, чтобы проработать детали встречи между Полом и Джейн Мэнсфилд, я и мой секретарь встретились с Дереком Тейлором за кулисами в «Голливудской Чаше».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Дерек Тейлор полагает, что в конечном итоге инициатором встречи была Мэнсфилд, а не Джон или Пол».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «В тот вечер мне позвонила сама Джейн Мэнсфилд. Она хотела встретиться с «Битлз» и сфотографироваться с ними. Она извела меня, просто ужас как хотела встретиться с ними, у неё ли, у нас ли, в любом месте. Я ответил ей, что мы, как правило, не фотографируемся с знаменитостями, и это распространяется даже на наших друзей. Она была очень раздосадована».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рядом с Ринго репортер газеты «Голливуд инсайдер» Мэй Мэнн.

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Пол, пока вы в Лос-Анджелесе, вы планируете здесь встречаться с девушками?

Пол: Отлично. Увидимся около девяти.

(смех)

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Одна молодая журналистка написала Полу записку. Перед этим она спросила, собираются ли «Битлз» встречаться с американскими девушками. Пол ответил: «Что ты делаешь в девять?» В записке от девушки было написано: «Я девушка во втором ряду. Вы серьезно насчет девяти часов? «Я серьезно, — ответил он, — но мы будем выступать. Сожалею».

 

Корреспондент: Кто-нибудь из вас, парни, спортсмен? И какой ваш любимый вид спорта?

Ринго: Нет.

Джордж: Никто из нас не является спортсменом. Нет. И нам не нравится ни один из видов спорта, кроме плавания.

Корреспондент: Насколько «Битлз» будут довольны, когда они вернутся отсюда в цивилизацию на дешевую сторону?

Джон: Я не знаю, где это.

(смех)

Корреспондент: Рискнете ли вы предположить, сколько еще продлится успех «Битлз»?

Джон: (весело) Нет.

Ринго и Пол: Нет.

Джордж: Нет.

Пол: Нет.

Корреспондент: Пару месяцев назад я спросил у Элвиса, не раздражают ли его «Битлз», и он ответил, что совсем нет, и был очень доволен всем этим. Я хотел бы спросить, парни, что вы скажете об Элвисе?

Джон: У нас есть все его ранние записи.

Пол: Без шуток.

Джон: Это правда.

Корреспондент: Что случилось с костюмами, которые вы носили — без воротников, с черной отделкой и все такое?

Джордж: Они в гардеробе с нафталином.

Корреспондент: Я хочу спросить «Битлз», что они думают о Барри Голдуотере.

Пол: Бу-у! (показывает палец вниз)

 

 

 

 

(толпа одобряет ответ Пола)

Пол: (сквозь шум толпы) Он мне не нравится … он мне не нравится … кавычки закрываем!

(прим. — Бэрри Голдуотер — кандидат в президенты США от Республиканской партии в 1964 году. В его избирательной программе были два главных пункта: полная победа над мировым коммунистическим движением и значительное ограничение власти федерального правительства. Платформа Голдуотера была консервативной. Голдуотер вошел в историю как одна из важнейших фигур американской политики).

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Десяткам девочкам-подросткам удалось проникнуть на пресс-конференцию, и одна из них спросила Пола, хотел бы он научиться летать. Оказалось, что у её отца был собственный самолет, и она с удовольствием взялась бы научить его».

 

Лаура Линн: «Чтобы задать вопрос, нужно было поднять руку, и моя рука устала. Наконец я смогла задать вопрос Полу. Я спросила его, хотел бы он научиться летать. Он посмотрел на меня и ответил: «Конечно». Поэтому я сказала: «Я могу научить тебя, у моего отца есть самолет», и он посмотрел на меня и произнес: «Ну да, я правда хочу научиться летать».

 

 

 

 

 

На пресс-конференции группе торжественно вручили ключ от Калифорнии.

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Ринго попросили подняться на сцену, чтобы вручить ему ключ от Лос-Анджелеса».

 

 

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Когда Ринго попытался спрыгнуть со сцены, кто-то спросил: «Почему никто не поможет Ринго спуститься?» Поэтому я протянула руку и помогла ему. Позже я услышала, как фотограф с гордостью сказал: «Я прикоснулся к Битлу. К Джорджу, кажется». Ну вот, а я была с левой рукой Ринго!»

 

 

 

На снимке Мэй Мэнн помогает Ринго спуститься со сцены.

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Потом были золотые пластинки за «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Люби же меня» (Love Me Do) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), а также награды от президентов фан-клубов».

 

 

 

Президент компании «Ви-Джей» Рэнди Вуд вручает Джону Леннону золотые пластинки. Фото Мишель Вуд.

 

 

 

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Американская ассоциация звукозаписывающих компаний («Эр-Ай-Эй-Эй») сертифицировала статус золотых пластинок для альбома «Представляем (вам)… Битлз» (Introducing… The Beatles) — VJ 1062 и синглов «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) — VJ 581, «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) — Tollie 9001, «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) — VJ 587 и «Люби же меня» (Love Me Do) — Tollie 9008.

Все, кроме «Ты хочешь узнать секрет?», также были сертифицированы статусом платиновых пластинок. В соответствии с действующими стандартами сертификации «Эр-Ай-Эй-Эй», альбомы и синглы сертифицируются золотым статусом, если объем продаж в США превышает 500 000 единиц. Платиновая сертификация — если продажи достигают 1 000 000 единиц.

23 августа 1964 года пресс-конференции президент компании «Ви-Джей» Рэнди Вуд вручил Джону Леннону золотые награды за эти записи. Поскольку компания «Ви-Джей» не позволила «Эр-Ай-Эй-Эй» проверить свои бухгалтерские книги, эти пластинки никогда не были заверены «Эр-Ай-Эй-Эй».

Данные о продажах, использованные для процесса сертификации, были меньше фактических продаж. Поскольку «Ви-Джей» предоставляла дистрибьюторам один бесплатный сингл на каждые девять проданных и один бесплатный альбом за каждые шесть проданных, цифры, котрые были переданы компании «Кэпитол» были меньше, чем те, которые «Ви-Джей» фактически отправил дистрибьюторам. И, конечно, у «Ви-Джей» была причина занижать свои продажи, потому что её выплаты фирме «Кэпитол» были основаны на продажах. По этим причинам показатели сертификации были меньше, чем было фактически продано в магазинах. Но даже при меньших заявленных объемах продаж, они были довольно впечатляющими. Было заявлено о продаже «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) в количестве 1 072 448 копий, «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) – 1 084 487 копий, «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret? — 920 881 копий, хотя дистрибьюторам было передано более миллиона экземпляров и почти наверняка, что в магазинах было продано более миллиона копий. «Люби же меня» (Love Me Do) — 1 049 252 экземпляров. Продажи альбома «Представляем (вам)… Битлз» (Introducing… The Beatles) были зафиксированы на уровне 1 074 462 экземпляров. Если к этому добавить 346 489 проданных альбомов под названием «Песни и образы знаменитых Битлз» (Songs and Pictures Of The Fabulous Beatles), то продажи увеличиваются до 1 420 951 экземпляров. Исходя из этих цифр, все пластинки были сертифицированы на золотой статус (500 000 единиц), и все, кроме «Ты хочешь узнать секрет?», были платиновыми (1 000 000 единиц).

На пресс-конференции присутствовала дочь Рэнди Вуда, Мишель. Она рассказала мне, что была там, когда её отец вручал награду Джону Леннону в 1964 году. Она также рассказала мне забавную историю о том, как они с братом обнаружили эти награды в шкафу родителей еще за несколько недель до презентации. Она думала, что золотые пластинки были очень крутыми, и, конечно же, на них остались отпечатки их пальцев!»

 

 

 

Мишель Вуд: «Видите отпечатки пальцев на пластинке, которую держит Джон? Это мой, и моего брата».

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Внезапно пришло время мальчикам отправиться в «Голливудскую чашу», где их ждали 18 700 визжащих фанатов. Все бросились вперёд, и это была борьба за то, чтобы вывести их из клуба. Пол оказался зажат с букетом розовых гвоздик, и когда Фридмен попытался вызволить его, он прошептал: «Не волнуйся. Я не пострадаю. Мне это нравится!» Я вышла на улицу, чтобы посмотреть, как мальчики уезжают в своих лимузинах, как в их фильме. Они махали всем, и я думаю, что Ринго помахал мне».

 

 

 

Группа покидает пресс-конференцю.

 

 

 

 

На снимке Джордж Харрисон с двумя поклонниками, возле китайского театра Граумана в Голливуде. Фотоснимок сделан на «Полароид» в то время, когда «Битлз» играли в «Голливудской Чаше». После того, как фотография появилась, Джордж подписал оборотную сторону снимка.

 

 

 

 

Члены клуба поклонников «Битлз». Паула Глоссер с сердитым выражением лица демонстрирует уведомление о нарушении правил дорожного движения, выданное ей после того, как их автомобиль попытался догнать машину с их героями. На снимке также Кей Зар, Микки Таммино и Сью Ричман. На заднем плане Дарлин Валдес, Сью Стаффорд, Ивонна Сэлинас.

 

 

 

Боб Юбэнкс, Дейв Халл и Дерек Тейлор.

 

Боб Юбэнкс: «Мы с Дейвом Халлом были ди-джеями в «Кей-Эр-Эл-Эй». Это он кричал «Вот они — Битлз!» перед началом их выступления».

 

 

 

 

 

 

Офицер Роберт Йокум сообщает поклонницам «Битлз» Чели Милотту и Мелоди Япскотт (справа), что им придется покинуть место перед «Голливудской Чашей». У девушек не было билетов, но они надеялись купить их у спекулянтов или попробовать пробраться вовнутрь без билета.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в «Голливудской чаше», Голливуд (The Hollywood Bowl, Hollywood, California)».

 

 

 

«Голливудская Чаша» — огромная, построенная из дерева кон­цертная сцена в форме раковины. Она находится под открытым небом. Сцена эта сла­вится идеальной акустикой. На холме, поднимающемся от кон­цертной раковины, одновременно могут располагаться 25000 слушателей.

 

Ринго: «Мы выступали в театре «Голливудская Чаша». Раковина над сценой выглядела замечательно. Такие залы производили на меня впечатление».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Боб Юбэнкс, в 1960-х знакомый многим как ведущий «Игры новобрачных», был частью команды ди-джеев в «Кей-Эр-Эл-Эй», одной из лучших рок-и поп-радиостанций в Лос-Анджелесе в то время, которая взяла на себя задачу продвижения «Битлз» в Лос-Анджелесе.

После выступлений «Битлз» на «Шоу Эда Салливана» в феврале 64 года, группа объявила, что намерена отправиться в своё первое турне по США. Юбэнкс и его команда получили шанс после того, как другой местный промоутер отказался от организации выступления ливерпульских косматиков.

В то время Юбэнкс управлял сетью ночных клубов, в которых он всячески продвигал идею выступления «Битлз» в Лос-Анджелесе».

 

Боб Юбэнкс (промоутер): «Они хотели выступать только в «Голливудской Чаше» из-за её культового статуса. Спасибо за это Брайену Эпстайну. Была другая организация — я не буду называть её имени — она пыталась отобрать у меня шоу и хотела поместить их в «Колизей». Если бы они играли в «Колизее», то всё прошло бы хорошо. Но они хотели престижную Голливудскую Чашу».

За своё выступление они просили 25 000 долларов. С Микки Брауном, моим партнером по бизнесу, мы владели домом. Я убедил его, что это хорошая идея, пригласить «Битлз». Чтобы организовать их выступление, мы заняли 25 000 долларов в залог дома. Я не смог бы заполучить «Голливудскую Чашу» без «Битлз», и я не мог заполучить «Битлз» без «Голливудской Чаши».

Нам сказали, что невозможно будет распродать билеты за один день, но они были распроданы за 3,5 часа без компьютеров, без интернета».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Билеты на концерт разошлись за три часа после поступления в продажу 25 апреля».

 

 

 

 

Боб Юбэнкс (промоутер): «В полдень подъехал автобус с маршалами: «Мы здесь, чтобы охранять дома наверху на этом холме». Я спросил: «Круто. Кто вам платит, ребята?» Они сказали: «Вы». До этого додумался один из руководителей округа».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На концерте присутствовало 18 700 человек».

 

beatlesbible.com: «Все 18 700 билетов были раскуплены четыре месяца назад».

 

 

 

На сцене Джеки ДеШеннон и группа «Райтес Бразерс».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Перед концертом один из полицейских спросил Джона, могут ли они перед последним своим номером не делать какое-либо объявление? На что Джон ответил: «Я не могу этого сделать, но я вас скажу вот что. Когда мы закончим, то сразу уйдем».

 

Кэти Миньоси: «Мне было тогда 13 лет. Как и многие другие, я пыталась найти способ сэкономить деньги, чтобы пойти на их концерт. Потеря веса не была целью, но это происходило, если вы использовали деньги, предназначенные на обеды, чтобы увидеть «Битлз». По мере приближения к большому дню, после занятий много времени я проводила с наушником одном ухе, чтобы поймать на транзисторном радио всё, что может быть сказано о билетах. В попытке получить их по почте, после школы я ежедневно звонила по телефону в местную молодежной радиостанцию, которая в течение часа проводила конкурсы, в которых разыгрывались билеты на концерт «Битлз».

Наступили теплые дни августа. Ди-джеи на радио продолжали дразнить нас и громко объявляли: «До Б-дня осталось двадцать восемь дней!», и включали три песни «Битлз». В течение месяцев радиостанции в среднем проигрывали в эфире три песни «Битлз» в час. Стоит ли удивляться, что к прибытию «Битлз» поклонники были полностью наэлектризованы? Это была бомба замедленного действия, и она была установлена более месяца назад. Бомбой были мы, и мы собирались разнести все на куски!

Это был мой первый концерт. Толпа поклонников неуклонно росла, пока мы ждали возле «Чаши», когда нас начнут пускать вовнутрь. Летняя ночь была полна шума и волнения. Огни от сотен автомобилей, пытающихся проехать, были похожи на млечный путь из ламп, бросающих отблики на наши лица. Мы все стояли группками, тусуясь с другими подростками, которых знали. Все мы были как собравшиеся вместе на гигантском митинге десятки хоровых клубов. То тут, то там на чьем-нибудь радио раздавались мелодии «Битлз», подхватываемые хором голосов. Мы смеялись и вопили во весь голос, чувствуя себя неудержимой стихией, видя, как репортеры новостей и кинооператоры обходят толпу, фотографируя и снимая во все стороны.

Прошло два часа, солнце опустилось за холм, где была расположена «​​Чаша», вечерний воздух стал приятным, и в толпе появилось нервное напряжение. Оно было невероятным, так как мы наконец смогли пройти вовнутрь. Когда мы искали наши места, перед нами предстало прекрасное зрелище. В угасающем свете дня я увидела на сцене оборудование «Битлз». Некоторые из нас подошли к местам в ложах, чтобы посмотреть поближе, разглядывая барабанную установку «Людвиг» Ринго, стоящей на возвышении, с надписью «Битлз» на басовом барабане. Когда вынесли гитары и приставили к платформе Ринго, разразилась волна восторженных криков. Я помню, как была потрясена, увидев стоящую там басовую гитару Пола в форме скрипки. Я долго сидела, погруженная в созерцание пустой сцены, на которую вскоре выйдет Ливерпульская четверка.

Когда на сцену вышел местный ди-джей, чтобы произнести несколько слов, мы, как и все остальные 20 000 присутствовавших на концерте, начали подпрыгивать, кричать и размахивать своими концертными программами. Казалось, что воздух был насыщен энергией, которую испускал каждый из нас. Это все напоминало искры, летящие из куска кремня, что заставляло нас чувствовать себя еще более необузданными».

 

beatlesbible.com: «Группа вышла на сцену в 21:30 и исполнила 12 песен».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «В 21-30, как только «Битлз» вышли на сцену, Джон выкрикнул: «Привет, вы, там на деревьях!». Это было адресовано поклонникам, расположившимся вокруг на Голливудских холмах».

 

Джон: «Зал был великолепен. Этот театр понравился всем нам больше остальных. Хотя зрителей в нем собралось не так уж и много, это выступление казалось нам особенно важным, оно запомнилось. Мы играли на большой сцене, и это было здорово. В таких местах, как «Голливудская Чаша», благодаря хорошей акустике нас было слышно даже тогда, когда зрители шумели. Лишь в паре залов нас было хорошо слышно, все предыдущие годы такого не случалось. Нет, мы не хотели, чтобы нас слушали молча. Какой смысл выступать, когда зрители просто сидят и слушают. Так они могут послушать и пластинки. Мне нравится буйство».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Концерт записывался командой инженеров компании Кэпитол Рекордз».

 

«Билборд», 22 августа 1964: «Концерт «Битлз» 23 августа в «Голливудской Чаше» запишет «Кэпитол». Ранее у лейбла была неудачная попытка записать группу в феврале прошлого года в Карнеги-холле из-за ограничений, установленных со стороны английского союза музыкантов. По словам вице-президента «Кэпитол» Войла Гилмора, в настоящее время эти ограничения сняты.

Джордж Мартин, специалист, отвечающий за поиск новых исполнителей и их продвижение в Англии и работающий сейчас с «Битлз», прилетит сюда, чтобы провести сессию записи. Если проект будет успешным, то это будет первая американская запись группы, предназначенная для выпуска пластинки. Гилмор надеется, что «Чаша», расположенная под открытым небом, позволит снизить уровень ожидаемого шума от криков и не заглушить звук квартета».

 

beatlesbible.com: «Концерт был записан Джорджем Мартином, звукоиинженером из «Кэпитол Рекордз» Хью Дэвисом и продюсером Войлом Гилмором, которые надеялись выпустить его как концертный альбом. Ранее «Кэпитол» хотела записать выступление «Битлз» в нью-йоркском Карнеги-холле 12 февраля 1964 года, но не смогла вовремя получить разрешение от Американской федерации музыкантов».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Кэпитол» сделала запись концерта с целью выпустить концертный альбом. Продюсером записи выступил вице- президент фирмы Войл Гилмор при участии Джорджа Мартина как ассистента и звукоинженера Хьюго Девиса. Гилмор надеялся, что крики зрителей в таком большом помещении не заглушат музыкантов».

 

Джордж Мартин: «Я решил, что мы должны записать концерт в «Голливудской Чаше», и договорился, что «Кэпитол» предоставит нам инженеров звукозаписи. Мы записывали концерт на трехдорожечный магнитофон, что в то время было стандартом для США. На две дорожку в стерео записывали группу, а голос отдельно на третью, чтобы можно было во время сведения его усилить или понизить. Но в «Голливудской чаше» они не совсем правильно использовали три дорожки. Я не слишком много говорил об этом, потому что был иностранцем, но они сделали весьма странное сведение. Гитары и голоса были вместе на одной дорожке, а сама запись, кажется, была больше сконцентрирована на диком оре 18 700 подростков, чем на «Битлз» на сцене. Все заглушал шум и крики зала. Это было все равно, что приставить микрофон к хвосту реактивного самолета «747». Крики сливались в один непрерывный гул, добиться качественной записи было очень трудно».

 

Пол: «Нас спрашивали: «Неужели вас не раздражает весь этот шум, визг девушек?» Нам он не мешал, иногда даже скрывал погрешности, когда мы фальшивили. Из-за шума фальшь не слышали ни мы, ни они».

 

Джордж Мартин: «В то время записи, сделанные в «Голливудской чаше», так и не были выпущены. «Битлз» решили, что так будет лучше, и только в 1977 году я разыскал их, доработал и выпустил на пластинке. Как группа, выступающая вживую, они 6ыли великолепны, особенно если вспомнить, что их главной проблемой было то, что они не слышали самих себя. Теперь на концертах у ног музыкант стоят динамики, поэтому они слышат, что происходит. Но во времена выступлений «Битлз» такого не было, поэтому Джон, Пол и Джордж стояли у микрофонов перед вопящей шестидесятитысячной толпой, а Ринго сидел за барабанами в глубине сцены. Однажды Ринго признался мне, как трудно ему приходилось».

 

Ринго: «Я ничем не мог щегольнуть, не мог использовать ни один из приемов — ни дробь, ни сбивки, ни вставки, — мне приходилось все время просто держать ритм, чтобы они не сбились. Я привык следить за тремя подрагивающими задницами, чтобы понять, в каком мы месте. Мне оставалось только одно: держать ровный ритм и пытаться по губам понять, что именно они поют, или сообразить по их движениям, что, черт возьми, происходит. Если я пытался что-нибудь изобразить, это все равно терялось в шуме. Но я не разочаровывался, потому что в шестидесятые годы мы отправлялись в турне, чтобы продавать пластинки, которые поклонники покупали и слушали, а мы получали свои авторские отчисления — по пенни за пластинку».

 

 

 

Мастер лента фирмы «Кэпитол» с записью концерта «Битлз» в «Голливудской Чаше» 23 августа 1964 г.

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Ни Джордж Мартин, ни «И-Эм-Ай» не были в восторге от идеи «живого» альбома. Джордж Мартин предупреждал, что качество концертного материала не может сравниться с тем, что ребята могут выдать в студии. «И-Эм-Ай» не была заинтересована в выпуске концертного альбома низкого качества, тем более что этот же материал присутствовал на синглах и альбомах. «Кэпитол» была несколько другого мнения. Фирма была уверена, что американские поклонники группы просто сметут концертник с прилавков. Такая уверенность основывалась на успехе уже выпущенных «живых» альбомах групп «Кингстон Трио» и «Бич Бойз». Эти альбомы разошлись миллионными тиражами. Представители «Кэпитол» были просто уверены в успехе аналогичного альбома от «Битлз».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Снаружи 600 подростков, которые не смогли купить билеты, визжали, кричали и теснились, пытаясь проникнуть вовнутрь. Полиция произвела несколько арестов за нарушение спокойствия, незаконное проникновение и уничтожение имущества».

 

Кэти Миньоси: «Мои собственные чувства быстро погрузились в массовую истерию, когда я внезапно осознала, что это случилось! О, Боже, вот они, в море сверкающих огней от тысяч камер. Все отражалось в огромном бассейне, который располагался перед сценой. Дикая природа вокруг, должно быть, задавалась вопросом, что в тот вечер произошло на склоне холма, когда тихий августовский вечер превратился в один радостный вопль. Четыре худощавых парня в приталенных черных костюмах ходили по сцене, делали приготовления, надевали гитары. Всё казалось размытым и одновременно кристально чистым».

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Группа начала свое выступление с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). «Битлз», одетые в темные костюмы, подключили свои инструменты и практически сразу же начали играть, стоя на сцене в стандартной уже для них расстановке: Пол, Джордж, Ринго и Джон».

 

Кэти Миньоси: «Пол притопнул ногой, Ринго ударил по тарелке, и «Битлз» начали исполнять свой первый номер: «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Версия песни для концерта была короче, чтобы пощадить голосовые связки Джона».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That). «Битлз» без паузы перешли к следующему номеру, в то время как камера сфокусировалась на вопящих поклонниках. Затем камера возвращается к сцене, и мы можем видеть, как Пол и Джордж поют вместе в один микрофон, затем начинается инструментальный проигрыш, Джон смотрит на остальных «Битлз». Крупный план всех четверых, Пол благодарит аудиторию, с трудом можно расслышать его слова: «Всем большое спасибо».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Всю мою любовь» (All My Loving). Крупный план Джона и Джорджа, поющих вместе в один микрофон. Этот видеосюжет можно увидеть в «Анталогии», где оригинальный звук для придания большего эффекта был смонтирован с записью, сделанной «Кэпитол».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Она любит тебя» (She Loves You). Джон представляет песню. Съемка ведется со стороны зрительного зала, и «Битлз» на сцене выглядят как маленькие точки. Через некоторое время камера возвращается назад, и мы можем увидеть Джона и Пола, поющими в свои микрофоны».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today). Джордж представляет песню».

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven). После поклона камера крупным планом показывает Джорджа с его фантастическим гитарным вступлением, перед тем как он встал к микрофону и запел».

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Мальчики» (Boys). Пол указывает на место Ринго, где он устанавливает микрофон на своем возвышении».

 

Кэти Миньоси: «Пол снова взял на себя роль ведущего, поблагодарив всех он спросил, хорошо ли мы проводим время. Конечно, это вызвало шквал криков. Пол повернулся к Джону, который улыбнулся и посмотрел на Джорджа, который около одного из усилителей менял гитару. «Следующий номер, — сказал Пол, задыхаясь, с сильным акцентом, — будет петь участних группы, который не может много петь…» Зрители были полны ожидания, зная, что будет дальше. Пол продолжил, его голос становился все выше: «Песня «Мальчики» — РИНГО!» Если бы над нами была крыша, она, наверняка, упала бы».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Несколько крупных планов Ринго. Джон и Пол подпевают вторым голосом».

 

Кэти Миньоси: «Ринго пел своим не очень сильным, но очень приятным голосом. Мы с радостью смотрели на невысокого молчаливого Ричи, внезапно оказавшегося в свете прожекторов со своей единственной песней. Аудитория подыгрывала, пританцовывала и оглядывались друг на друга. Песня закончилась очень низким поклоном нашего мальчика-барабанщика и быстрым «спасибо».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Ринго заканчивает петь и благодарит аудиторию».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night). Песню представляет Джон. Джордж использует свой 12-струнный «Риккенбаркер».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Пол представляет их последнюю песню».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В «Голливудской Чаше» одна девушка прыгнула в резервуар с водой перед сценой и поплыла к участникам группы. Охранники её подцепили и выудили из воды».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «После того, как затих последний аккорд, Ринго спрыгнул со своего возвышения, Джон, Джордж и Пол отложили свои гитары, и они все покинули сцену через дверь справа, оставив 18 500 опустошенных поклонников».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Рядом со сценой был припаркован компактный автомобиль, на котором группа скрылась сразу же, как только в 10 вечера закончился концерт. Около шестидесяти подростков бросились к ближайшим воротам, чтобы увидеть, как они уезжают, использовав машину фотографа в качестве наблюдательного пункта; крыша и капот машины были продавлены. После этого рядом возникла огромная пробка, когда тысячи родителей собрались возле «Чаши», чтобы забрать своих детей домой после концерта. Полиция и пожарные установили контрольно-пропускные пункты и перекрыли весь район «Чаши». Местным жителям были выданы пропуска, чтобы они могли добраться к своим домам».

 

Боб Юбэнкс (промоутер): «Мы с Брауном не заработали много денег на том концерте».

 

Джошуа М.Грин (автор книги «Здесь восходит солнце»): «Когда они выступали в «Голливудской Чаше», им подали полотенца, чтобы вытереть пот. Один предприимчивый бизнесмен купил эти полотенца за 100 долларов, затем разрезал их на тысячи маленьких кусков, которые в течение нескольких часов разошлись по 5 долларов за каждый. Пот с тел «Битлз» принес ему более 100 000 долларов. Брайен Эпстайн получил письмо от одной американской фирмы, которая предложила выставить на продажу банные принадлежности «Битлз». Брайен вежливо отказался».

 

 

 

«Сувенир от «Битлз»: Один из кусочков полотенец «Битлз», проданный за 5 долларов.

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «Она любит тебя» (She Loves You), записанные на этом концерте, впоследствии будут показаны в шоу Эда Салливана».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «За ночь полиция Западного Лос-Анджелеса арестовала более пятидесяти подростков за нарушение комендантского часа после 10 часов вечера».

 

 

 

 

 

 

 

Выступление на стадионе «Эмпайр», Ванкувер (Empire Stadium, Vancouver)

22 августа 1964 г.

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Альбом «Что-то новое» (Something New) [вышел 20 июля 1964] стартовал в хит-параде «Билборд» 8 августа на 125 месте. За неделю он достиг шестого места, к 22 августа он достиг второго места, на котором пробыл девять недель, так и не сумев вытеснить с первого места альбом «Вечер трудного дня». В чартах «Билборд» альбом пробудет 41 неделю и хотя он не достигнет первого места, будет продано свыше двух миллионов копий альбома».

 

«Билборд», 22 августа 1964: «По словам директора по маркетингу «Либерти» Дона Боханана, компания, по-видимому, добилась желанного результата благодаря альбому «Бурундуки поют Битлз» (The Chipmunks Sing the Beatles), который стал самым продаваемой долгоиграющей пластинкой в истории компании. Пластинка продается тиражом 25 000 копий в день. Всего за одну неделю было продано 125 000 копий, и все радиостанции транслируют этот альбом».

 

прим. – альбом записан группой «Элвин и бурундуки» (Alvin and the Chipmunks). Это вымышленная музыкальная группа, состоящая из трёх бурундуков, была основана в 1958 году пианистом и актёром Россом Багдасаряном-старшим, выступавшим под псевдонимом Дэвид Севилл. Предвестником создания ансамбля была песня «Шаман» (Witch Doctor), в которой Багдасаряну подпевал комический голос, для создания которого он применил технику ускоренного воспроизведения. Песня прославила певца, продержавшись несколько недель на первом месте американского национального чарта. Первая же официально изданная запись группы, «Песня бурундука (Рождество, не опаздывай)» (The Chipmunk Song (Christmas Don’t Be Late), не только опять достигла первого места в «Билборде», но и по итогам 1958 года получила три премии «Грэмми». За всех трёх бурундуков Багдасарян пел сам, записывая все голоса и потом ускоряя запись, а на выступлениях использовал кукол. Имена же участники группы получили в честь руководителей их тогдашнего лейбла звукозаписи «Либерти Рекордз»: директора Элвина Беннетта, основателя и владельца Саймона Варонкера и главного инженера Теодора Кипа.

«Бурундуки поют хиты Битлз» был альбомом, в котором бурундуки сиполняют ранние хиты «Битлз».

За работу над альбомом инженер Дэйв Хассинджер получит премию «Грэмми» 1964 года за лучшую инженерную запись — специальные или новые эффекты.

В декабре 1982 года в интервью журналу «Голдмайн» Росс Багдасарян-младший сказал: «Отец думал, что это будет милая идея, записать Бурундуков, и он разговаривал об этом с «Битлз», когда был в Лондоне. Он встретился с ними, и они очень даже поддержали его идею».

Джон Леннон сказал по этому поводу, что ему нравятся бурундуки, поющие их песни, потому что они отличаются от других певцов, которые исполняют их песни, и это интересно.

 

 

 

«Билборд», 22 августа 1964: «На этой неделе поступает в продажу четырехскоростной портативный проигрыватель корпорации «Симфоник Электроник», украшенный полноцветными фотографиями «Битлз». В розничной продаже его стоимость составляет 29,95 долларов. Фотографии расположены на внешней и внутренней стороне устройства. Каждый проигрыватель упакован в цветную коробку, на которой также изображены портреты каждого из Битлов».

 

Газета «Эппил Демокрэт», Калифорния, 22 августа 1964: «Иск против «Битлз» на 1 миллион долларов. В субботу [22 августа] против длинноволосых английских музыкантов был подан иск на 1 миллион долларов в связи с нарушением ими контракта. Иск подал Роберт С. Трон, владелец магазина портретов в Анахайме. По его утверждению 12 мая он заключил контракт с «НЕМС Ентерпрайсес Лимитед», агентом «Битлз», на исключительные права на создание и воспроизведение портретов этого квартета. Торн заявил, что такие же права принадлежат корпорации «Бун-Лайн Ентерпрайсес», возглавляемой певцом Пэтом Буном и Гудменом Лайном. Менеджер «Битлз» Брайен Эпстайн заявил в пятницу вечером в Сиэтле, где выступала группа, что в Нью-Йорке адвокат квартета, Уолтер Хоффер, получил этот иск».

 

прим. – ранее американский певец Пэт Бун получил право на изготовление и реализацию портретных изображений «Битлз». Пэт Бут встретился с ними за кулисами 20 августа 1964.

 

 

 

Джордж и Дерек Тейлор в номере отеля перед вылетом в Ванкувер, фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Марти Мерфи (в 1964-м сотрудница по связям с общественностью отеля «Эджуотер»): «На следующий день, когда они уезжали, Мэл Эванс подарил мне альбом «Вечер трудного дня» с их автографами. В моей памяти они запомнились мне следующим образом. Джон был деловит, Джордж спокоен, у Ринго было отличное чувство юмора, и он всегда смеялся. У Пола был озорной блеск в глазах, как будто он что-то замышлял».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В Сиэтле универмаг «Макдоугэлл» выкупил у отеля ковер, который находился в номере «Битлз», и разрезал его на кусочки, продав их в качестве сувениров. В день продажи около 75 человек собрались около магазина перед его открытием».

 

 

 

Кусочек ковра из номера «Битлз».

 

Рассел Лэки (президент «Макдоугэлл»): «Вся выручка от продажи будет направлена на пожертвование детскому ортопедическому госпиталю и медицинскому центру».

 

 

 

Перед вылетом в Ванкувер.

 

 

 

 

 

Алан Фозеринхэм (канадский журналист): «Перед прибытием девушки-подростки заняли все скамейки в зале ожидания в международном аэропорту Ванкувера».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Колумбиан», 19 августа 1964: «Владелец отеля «Лоуер Меинленд» вопрошает: «Битлз, Битлз, где остановятся Битлз?». Кажется, никто не знает, где остановится гастролирующая британская группа, когда они приедут в субботу для выступления на стадионе «Эмпайр».

Неплохие шансы на победу есть у отелей Ванкувера, Барнеби, Ричмонда и Нью-Вестминстра. Тем не менее, некоторые отказались. Несколько месяцев назад в отеле «Бейшор» в Ванкувере сказали, что они вежливо, но категорично отказали в бронировании.

Джулиус Белшийн из нью-вестминстровского отеля «Ройял Тауэрс» высказался более выразительно на возможность размещения там косматой четверки: «Я сказал всем администраторам отеля не впускать их. Так как нью-вестминстровская полиция не может с ними сладить, то и мы их не хотим».

Первоначально в субботу группа прибывает в международный аэропорт Ванкувера, и, чтобы избежать поклонников, на вертолете добирается до отеля «Джорджиа». Некоторые считают, что это была уловка.

Сообщается, что организаторы концерта хотят всех удивить, разместив «Битлз» в отеле, расположенного ближе к аэропорту, а не в «Джорджию», или в отель, находящийся рядом со стадионом «Эмпайр», где они будут выступать».

 

Алан Фозеринхэм (канадский журналист): «Ко дню прибытия, светские хроникеры начали состязаться между собой по количеству слухов о «Битлз». Одна радиостанция попыталась купить кровати, на которых будут спать «Битлз». Один магазин предложил подлинные пряди волос «Битлз» как приз. В отеле «Джорджиа» за 48 часов до прибытия «Битлз» у каждого входа расставили Пинкертонов в униформе. Управляющий отеля Питер Хадсон, где группа зарезервировала весь двенадцатый этаж, в состоянии беспокойных предчувствий, позвонил управляющему отеля в Мельбурне, чтобы посоветоваться, как удержать фанатов группы».

 

Питер Хадсон (управляющий отеля): «Я получил несколько полезных советов».

 

 

 

Поклонники в ожидании «Битлз» возле отеля «Джорджиа».

 

Алан Фозеринхэм (канадский журналист): «Около трех тысяч юношей и девушек, в основном в возрасте от десяти до четырнадцати лет, приступили к круглосуточному бодрствованию возле отеля. На ограждении вокруг отеля появились многочисленные слоганы, посвященные «Битлз» и собственные имена, написанные губной помадой. Некоторые девушки оставляли на ограждении свои поцелуи.

Ред Робинсон, один из старейших диск-жокеев Ванкувера, подлил масла в огонь, наняв парня, похожего на Ринго Старра, и надев на него битловский парик, сообщил, что в городе был замечен ударник «Битлз». Когда двойник Ринго появился у отеля «Джорджиа», подростки набросились на его автомобиль».

 

Рик Мусалем: «Робинсон надел на меня битловскую куртку и отправил в отель на кабриолете. Ред вышел в эфир и сказал: «Возле отеля «Джорджиа» был замечен Ринго Старр». Я сидел на переднем сиденье автомобиля радиостанции «Си-Эф-Ю-Эн». Возникла небольшая суматоха. Девушки окружили машину, начали прыгать и оторвали антенну. Полицейские велели нам убираться отсюда. Нам предложили поставить машину на нейтральную скорость, а они попытаются вытолкнуть нас из толпы. Я в буквальном смысле залез под приборную доску автомобиля, когда они срывали с меня битловскую куртку».

 

Алан Фозеринхэм (канадский журналист): «В итоге всей этой сумятицы одна девушка была сбита с ног, колесо автомобиля проехалось по ноге полицейского, а какие-то парни вытащили у полицейских из кобуры два револьвера».

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Когда они наконец прибыли в Канаду в 6 часов вечера, было решено не ехать в отель, а отправиться на короткую экскурсию по городу, после которой они прибыли на стадион «Империя» на пресс-конференцию и концерт».

 

 

 

 

 

 

Джон Мэки (газета «Ванкувер Сан», 2014): «В Норт-Ванкувере (прим. – город, входящий в агломерацию Большого Ванкувера) они перекусили гамбургерами и молочным коктейлем в «Кингс Бургерс», после чего отправились на стадион».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алан Фозеринхэм (канадский журналист): «На пресс-конференцию, в аудиторию, рассчитанную на сорок человек, собралось восемьдесят девять газетчиков. Кроме самих «Битлз» здесь также присутствовали эксперты из «Ливерпуль Эко» и «Лондон Дейли Миррор», эксперт из «Си-Би-Си», несколько писателей из США и Восточной Канады, журналисты и диск-жокеи, пять репортеров из «Виктории» — последнем аванпосте анти-Битлз».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Интервью состоялось пресс-центре стадиона с 19.00 до 20.00».

 

 

 

 

Вопрос: Мы слышали, что, вроде как, самолет опоздал, и его не пустили в Канаду. Почему?

Джон: Из-за волос. Нужно избавиться от вшей, прежде чем вы сможете вьехать.

(смех)

Пол: Фу.

Джон: (шутливым тоном) Ну, это только предположение, Пол. Это только предположение.

Пол: (смеясь) Это предположение, Джон.

Вопрос: Так что же вас тогда задержало на пути сюда? Почему вас не пустили в Канаду? Серьезно.

Джордж: Потому что у пилота не было небольшого штампика в его бумагах.

Джон: Мы прилетели сюда и… вернулись обратно.

Пол: Одна мелочь отсутствовала на бумаге.

Вопрос: Это случилось, когда вы были в воздухе над Ванкувером?

Джордж: Мы почти были здесь, и он развернулся… вернулся… поставил штамп в своем паспорте, а потом…

Джон: И нам досталось еще больше сандвичей с цыплятами.

(смех)

 

 

 

 

Джордж: А потом мы вернулись. А затем полиция устроила нам сорокаминутную экскурсию по городу.

Джон: Потому что они не были готовы здесь.

Пол: Здесь что-то было еще не готово.

Джордж: А так-то, мы приехали вовремя.

Вопрос: Вам понравилось?

Джон: Очень здорово. Только мы проголодались.

(смех)

Вопрос: В процентном отношении, то, что вы зарабатываете в Америке по сравнению с Великобританией?

Пол: Деньги. Деньги.

Джон: Понятия не имею.

Вопрос: Я говорю о деньгах.

Пол: Это понятно. Мы не знаем, как много, понимаете. На самом деле.

Джон: (шутливо) Вы в Америке получаете больше?

Пол: Вы нам не поверите, но…

Джон: Думаю, что здесь мы зарабатываем больше, потому что мы работаем далеко от дома.

(смех)

 

 

 

 

Пол: Единственная причина…

Вопрос: Говорят, у вас свой банк в Англии. Это правда?

Пол и Джордж: Нет.

Джон: Нет, мы просто одалживаем их время от времени.

(смех)

Вопрос: А какие у вас отношения с…

Пол: Джон. Джон.

Джон: Что?

Пол: Просто разьясни, Джон.

Джон: (смеясь) Ох.

Пол: Джон.

Вопрос: Вы сотрудничаете с «И-Эм-Ай», то есть, с «Кэпитол Рекордз»?

Пол: Да.

Вопрос: У вас подписан долгосрочный контракт, если да, то на сколько долгий?

Пол: Нет, на самом деле, я полагаю, что контракт закончится в следующем году.

Джон: (одновременно с Полом) Он истекает на следующий год или что-то вроде того.

Джордж: Сейчас заканчивается в любой год.

Вопрос: Вы продолжите работать с ними?

Джон: Зависит от того, что они скажут.

Джордж: Кто знает?

Вопрос: О, вы можете купить их.

«Битлз»: (смеются)

Вопрос: Планируете еще сниматься в кино?

Пол: Мы должны сниматься в новом фильме в феврале. Феврраааллее. Нет… мы больше ничего не планируем. Мы обратились к режиссеру.

Вопрос: Никаких планов?

Пол: Нет, никаких.

Джордж: Ни названия, ни сценария.

Ринго: (шутливым тоном) Нет сценария – нет актеров.

Вопрос: У вас будет больше сольных партий, Ринго, на будущих записях?

Ринго: Хм… полагаю, что да.

Вопрос: Когда вы собираетесь уйти, парни?

Ринго: Минут через десять.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: В одном из своих интервью вы как-то сказали, что не возражаете против того, чтобы быть в центре внимания двадцать четыре часа в сутки. Разве не бывает такое время, когда вы с удовольствием делаете обычные вещи и просто используете его всецело для себя?

Джон: Да, когда мы спим.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Это как?

Джон: (хихикает) Не знаю.

Ринго: В следующий четверг.

Пол: Мы очень заняты.

Вопрос: Не хотите иммигрировать в Штаты, парни?

«Битлз»: Нет.

Вопрос: Почему?

Джордж: Потому что нам нравится Англия.

Вопрос: Кто ваши любимые записывающиеся исполнители?

Джон: Ээ, Литтл Ричард один из них.

Ринго: Марвин Гай, Мэри Уэллс, «Экзистерс».

Джордж: Джеки ДеШеннон.

Пол: «Миеклз».

Джордж: (шутливым тоном) Дерек Тейлор.

Ринго: Чак Джексон.

Вопрос: Когда вы начинали свою карьеру, повлияли ли каким-то образом «Крикетс» на ваше звучание?

Джон: Когда они играли с Бадди Холли, да.

Ринго: Мэриан Уильямс.

Вопрос: Как насчет названия, есть какая-то взаимосвязь? «Сверчки» (The Crickets) и «Жуки» (The Beatles)?

Джон: Не помню, возможно. Знаете, это было так давно.

Вопрос: Какая была самая необычная просьба от поклонника?

Джон: Ну, я бы не хотел об этом говорить, правда!

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: С кем вы себя отождествляете, парни, с «модами» или «рокерами»?

Джон: Эээ… ну, рокеры считают нас модами, а моды думают, что мы рокеры, я так думаю.

Вопрос: Вам нравится отгонять от себя девушек?

Джон: Мы этого не делаем, это делает полиция.

(смех)

Вопрос: Чувствуете ли вы себя в безопасности, летя в самолете?

Джон: Не совсем. Насколько, насколько можно чувствовать себя в самолете в безопасности, как я полагаю.

Вопрос: Вы собираетесь написать еще одну книгу, Джон?

Джон: Эээ… ну, да.

Вопрос: Когда она выйдет?

Джон: Не знаю. Кажется, я не могу…

Вопрос: Как вы собираетесь её назвать?

Джон: Я этого тоже не знаю.

Вопрос: Все города для вас выглядят одинаково?

Джон: Нет. В каких-то деревья есть, в других нет.

Вопрос: Какие у вас планы на следующие десять лет?

Джон: (низким голосом) Что ты задумал, сынок?

Ринго: (старческим голосом) Выскажись, пожалуйста! (смех)

Ринго: Я ничего не планировал. Просто продолжаю идти вперед… а там посмотрим, что будет. Так интереснее.

Вопрос: Ринго, ты помолвлен с Морин Кокс?

Ринго: Нет!

Вопрос: Собираешься?

Ринго: Нет! Что-нибудь еще?

 

 

 

 

Вопрос: Как вы думаете, такая чрезмерная нагрузка с фильмами и таким большим количеством выпускаемых пластинок, возможно, может повредить вашей карьере?

Джон: Мы не выпускаем пластинок, больше, чем кто-либо другой, просто так получается…

Ринго: Мы сняли только один фильм.

Джон: …что здесь они превращают все, что мы делаем, в синглы.

Пол: На самом деле, мы… мы…

Джон: (перебивает Пола) Мы записали три альбома.

Пол: …извини.

Джон: Скажи ему… прости, Пол.

(смех)

Джордж: (перебивая Пола) В Англии мы выпустили три альбома!

(смех)

Джордж: А здесь их семь, или около того.

Ринго: так что, решайте сами.

Джон: Они просто их выпускают…

Пол: На самом деле, мы записали меньше пластинок, чем большинство других. Вот. Мы записали только… Думаю, что мы выпустили только семь синглов, но мне кажется, что их тысячи.

Джон: Семь синглов и три альбома.

Вопрос: У нас тут каждый день выходит по одному синглу.

Пол: Здесь, да.

Ринго: Счастливчики.

Пол: Ну, мы записали только семь, знаете ли.

Вопрос: Я замечаю, что никто из вас не курит, а как насчет выпивки?

«Битлз»: Мы курим.

Вопрос: Правда?

Джон: (показывает сигарету) А это что?

Вопрос: Ааа, точно.

Джон: Это не арахис, знаете ли! Ха-ха-ха!

(смех)

 

 

 

 

Пол: Мы пьем. И пьем тоже.

Вопрос: Сколько в квартете из первого состава «Битлз»?

Джон: Трое из нас.

Пол: Ринго…

Вопрос: А кто был тот парень, что был до этого…

Пол: Парень по имени Пит Бест.

Ринго: Я умер.

(Джон смеется)

Вопрос: Почему он ушел?

Джон: Мы его вышвырнули.

Пол: На самом деле, он был… Один из тех случаев, знаете ли. Менеджер звукозаписи сказал, что он не…

Вопрос: Сколько времени длится ваше выступление?

Джон: Тридцать минут.

Вопрос: Тридцать минут?

Пол: Уже чуть больше тридцати, да.

Вопрос: Что хуже… находиться перед подростками или толпой, как эта?

Джон: (комично) Ммммммм.

(смех)

 

 

 

 

Пол: Нет, это… Нам это нравится. Это одинаково.

Ринго: Одинаково.

Пол: Это одинаково

(смех)

Вопрос: Вы когда-нибудь ощущали на себе недоброжелательность прессы?

Джон: От некоторых.

Пол и Ринго: Иногда.

Джордж: Большинство из них доброжелательны.

Вопрос: В какой сфере?

Ринго: Американские журналы.

Пол: Журналы о кино и тайнах, «Правда, скрывающаяся за слухами», и все такое.

Вопрос: У вас есть какие-нибудь секреты?

Пол: Да, знаете ли. Но они не для журналов, во всяком случае.

Вопрос: Чувствуете ли вы ответственность за то, что Британия заправляет радиоэфиром?

Джон: Нет.

Пол: О, о. Ты сам догадался, не так ли?

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Какой город лучший из тех, где вы выступали?

Джон: Не знаю.

Ринго: Невозможно ответить.

Пол: На самом деле, самая необузданая публика была, я думаю, в Глазго.

Ринго: Глазго, Шотландия.

Вопрос: Получая столько денег, это правда, что на сегодняшний вечер вы заказали в «Кингз» гамбургеры по 19 центов?

«Битлз»: Да.

Вопрос: Пол, ты взял с собой своего отца?

Пол: Нет. Ну, вообще-то, мой папа проводит время лучше, чем я. У него… У него есть дом, скаковая лошадь. Он только что провел неделю в Афинах. Хотел бы я быть на его месте.

(смех)

Вопрос: Сколько свободного времени у вас в году?

Пол: Примерно…

Джон: У нас довольно хорошие каникулы, когда они есть.

Ринго: Пару месяцев.

Пол: Три или четыре недели в году.

Вопрос: Как вы можете этим наслаждаться, если, как я слышал, вам пришлось покинуть Гавайи буквально через несколько дней?

Джон: Мы не собирались оставаться на Гавайях, мы всего лишь были там проездом.

Джордж: Мы остановились там всего на одну ночь по пути на Таити.

Вопрпос: Вам понравилось?

Пол: Да.

Джон: Что? Гавайи?

Вопрос: Да, Гавайи.

Джон: Это было здорово.

Джордж: Но мы останавились там всего лишь на одну ночь, по пути на Таити.

(смех)

 

 

 

 

Пол: Скажи это еще раз, Джордж.

Джордж: До него дошло.

Вопрос: Какие-нибудь политические партии в Англии пытались использовать вас в своих целях?

Джон: Нет. Но упоминают нас на всякий случай.

(смех)

Джордж: Хотя нас фотографировали с Бесси Бреддок и Гарольдом Вильсоном.

Пол: Но мы плохо разбираемся в политиках, чтобы поддерживать кого-то из них, знаете ли.

Вопрос: Вы все в партии Тори, не так ли?

Ринго: Мы нигде.

Пол: Вообще-то, нет.

Джон: (шутливо) Тот, кто даст нам больше денег, за него и проголосуем.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Вы встречаетесь с кем-нибудь из выших юных поклонников?

Пол: Да, всякий раз, когда у нас есть такая возможность, но такой шанс выпадает не часто. Но мы это делаем, знаете ли.

Вопрос: Может такая возможность будет в Ванкувере?

Пол: Сомневаюсь. Нет.

Вопрос: Что вы делаете с теми вещами, которые присылают вам в комнаты?

Пол: Мы пытаемся оставлять как можно больше, но это не всегда получается. Поэтому, такой подарок как большой торт, мы отправили в больницу или что-то подобное, потому что мы не можем возить торт с собой, понимаете.

Вопрос: Сколько людей находится на службе «Битлз», как у группы? Организация, «Битлз лимитед»?

Пол: О, на нас? Не знаю, видите ли, потому большая часть людей, которые работают с нами…

Джордж: Я думаю, что с нами работают только два человека.

Пол: Большинство людей, которые работают с нами, работают в «НЕМС» — компании нашего менеджера.

Джордж: Мы оплачиваем двоих, это все.

Пол: У них артисты, такие как ««Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers)», Силла Блэк, и много других… Билли Дж. Крэмер.

Джон: У нас два постоянных сотрудника. Наш пресс-агент и дорожный менеджер… О, нет, и тяжеловес.

Пол: Вот он. Этот — с микрофоном.

Вопрос: Тогда, у вас есть телохранители?

«Битлз»: Нет.

Джон: Он не нужен со всей этой полицией!

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Вы не находите, что теряете популярность в Англии?

Джон: Нет, это не согласуется с продажей пластинок.

Вопрос: Тогда это все просто слухи?

Пол: Да. Все это мы уже слышали…

Джон: Они списали нас с момента выхода третьей пластинки.

Пол: … перед тем как поехать в Ливерпуль, в последний раз, на премьеру фильма, мы долго были в Лондоне, потому что снимались в фильме, на телевидении и так далее, и все говорили: «Я только что был в Ливерпуле, там вас все ненавидят, это ужасно. Вы там больше никому не нравитесь». И мы им поверили, понимаете, потому что мы читаем газеты, как и все остальные. И мы отправились туда и это был самый потрясающий прием из всех, что у нас когда-либо был. Поэтому я больше не верю таким слухам.

Вопрос: Можно задать вопрос, вы когда-нибудь встречались с прессой в более неудобной комнате?

(смех)

Джон: (хихикая) Да.

Пол: Я не знаю.

Вопрос: Где?

Джон: Не знаю.

Вопрос: Как вы относитесь к сравнению вас с «Дейв Кларк Файв»?

Джон: Нас со всеми сравнивают.

Пол: Это не важно.

Вопрос: Как там ваша лошадь, как поживает… ваш скакун?

Пол: Замечательно! В первый раз… Она ведь не моя, она моего отца. Я тут не при чем. В первый раз она пришла второй, а в последний раз она победила.

Джон: А потом умерла.

(смех)

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Эта толпа полицейских, что вас защищает, вы их нанимаете, или это руководство на местах берется оплачивать их работу?

Джон: Я не знаю, кто им платит, но не мы.

Пол: В последний раз, где мы выступали, это было местное руководство. Не знаю, может быть сейчас то же самое.

Джордж: Мы только гастролируем, и не занимаемся всем этим.

Вопрос: Вам их недостаточно, я думаю.

Пол: О, да.

Ринго: Точно.

Джон: Да. Я хочу сказать, что если мы не сможем попасть куда-то, то не сможем выступить, не так ли? А это деньги организатора.

Вопрос: Как долго вы будете гастролировать, прежде чем вернетесь домой?

Пол: Еще около четырех недель.

Вопрос: Какие подростки лучше всего себя вели?

Пол: Ээ… Не знаю. Они примерно все одинаковые, по всему миру. Просто у них разные акценты.

Вопрос: В каком городе было хуже всего?

Пол: Не знаю, потому что, видите ли… что-то, о чем некоторые люди думают, как о наихудшем, по-нашему было лучшим. Но я не помню, где было хуже всего.

Вопрос: В разных местах вас били и толкали. Можете вспомнить, где вам пришлось хуже всего?

Пол: Нет, знаете. Нет…

Джон: На самом деле нас вообще не били, понимаете.

Вопрос: Как вы думаете, где был самый многочисленный прием?

Джон: Самая большая толпа была в Ливерпуле.

Ринго: Ливерпуль.

Вопрос: Сколько?

Джон: Не знаю.

Джордж: Много.

Джон: Больше, чем в других местах…

Вопрос: В Сиднее было больше, не так ли?

Пол: В Сиднее?

Джон: А, да.

Пол: Не знаю, но в Ливерпуле было много.

Вопрос: Как долго вы снимались в вашем фильме?

Джон: Восемь недель, не так ли?

Пол: Да.

Джон: Они пытались снять за три, но мы оспорили.

Вопрос: Вам понравился фильм?

Пол: Хороший фильм, знаете ли.

Вопрос: Как прошли показы, вы знаете?

Ринго: Хорошо прошли.

Джон: Он бьет рекорды, как я слышал. Не хочу хвастаться.

(смех)

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Правда ли, что часть вашей почты на день рождения была сожжена, и вы её даже не увидели?

Джордж: Нет, это неправда. Ну, я так думаю. На самом деле, это было…

Пол: Я не думаю, что это был слух, знаете ли.

Джон: Был слух, что она попала в мусорное ведро. К тому времени, как он дошел сюда, это уже огонь.

Пол: Кто-то нашел какие-то письма… вероятно пару писем из тысячи, понимаете… которые были нераспечатаны. Они были отправлены в клубы поклонников, а там их должны были открыть и прочитать, а затем уж выбросить. Их было примерно два из тех, что они забыли открыть, и это был большой скандал, знаете ли. Это был всего лишь недосмотр.

Вопрос: Ринго, твои родственники приходят на ваши концерты в Англии?

Ринго: Иногда, когда мы выступаем в Ливерпуле и его окрестностях. Мы были на премьере в Лондоне, и они приехали туда. Они приезжают, и я расту.

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «19.44. За кулисами перед выступлением «Битлз» дали радиоинтервью для Ларри Кейна. На пленку были записаны интервью с Полом и Джорджем.

Пол рассказал о побеге из Сиэтла прошлым вечером, признался, что обычно во время выступлений они шутят в паузах между песнями, но это стало бессмысленно из-за криков. Также были затронуты такие темы, как бокс (он считает все, кроме самых больших боев, скучным зрелищем), автомобили (британцы делают лучшие в мире, но он признает огромный успех «Фольсвагена» в Соединенных Штатах), физические упражнения (он слишком ленив) и яхтинг (морская болезнь).

Джордж обсуждает некоторые из тех же тем, включая концерт в Сиэтле и Барри Голдуотера («Я думал, что он Голдфингер!»). На просьбу выбрать любимые записи «Битлз», кроме «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night), Джордж выбирает «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead), «Если я влюблюсь» (If I Fell) и «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That)».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на стадионе «Эмпайр», Ванкувер (Empire Stadium, Vancouver)».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Были исполнены следующие песни: «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Мальчики» (Boys), «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Выступление группы транслировалось в прямом эфире местной радиостанцией Си-Кей-Эн-Даблви».

 

Джон Мэки (газета «Ванкувер Сан», 2014): «Концерт был записан хитрым ди-джеем Джеком Калленом, который тайно записал его с системы звукоусиления. Несколько лет спустя он выпустит бутлег-альбом концерта, тиражом 1000 экземпляров, прежде чем «Кэпитол Рекордз» положит этому конец».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Концерт начался в 20.14. «Битлз» вышли на сцену в 21.23».

 

 

 

 

 

Ред Робинсон (ди-джей, ведущий концерта): «Концерт должен был начаться в восемь часов вечера, но он начался только в 21.23, потому что пилот самолета, в котором прилетели «Битлз», забыл подписать какой-то документ. Поэтому организаторам концерта пришлось снова посадить «Битлз» в автомобиль и отвезти в аэропорт. Им пришлось вылететь обратно в Сиэтл, чтобы поставить иммиграционный штамп, и они смогли попасть в Канаду. Их заставили вернуться в Сиэтл, чтобы получить таможенную печать. Вы можете себе это представить? После того, как были улажены формальности с документами, они вернулись на стадион, где более двадцати тысяч поклонников уже сходили с ума от ожидания».

 

 

 

 

Ред Робинсон представляет группу.

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Ребята выбежали на сцену и сразу же начали исполнять песню «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Аудитория начала дёргаться и вопить, как будто наступил конец света. Возникло опасение, что могут начаться беспорядки».

 

 

 

Ворота стадиона стали прогибаться под давлением толпы поклонников.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После того, как «Битлз» начали свое выступление, трижды поклонники пытались сокрушить ворота стадиона трехметровой высоты, и, в конце концов, они поддались под напором толпы, но только дюжине фанатов удалось проникнуть внутрь, прежде чем полицейские снова не закрыли ворота, удержав её весом своих тел».

 

 

 

 

Диана: «Я была на этом концерте «Битлз». Мне было 15 лет. Кажется, билет стоил 3,25 или 4,25 доллара. Я до сих пор храню этот билет. Мой отец усадил нас и сказал: «Не покидайте свои места». Да, конечно. Но как только «Битлз» появились на сцене, мой приятель соскочил со своего места и влился в толпу».

 

Ред Робинсон (ди-джей, ведущий концерта): «Мне было жалко «Битлз». У них были эти смешные усилители, и динамики перед группой, и они на самом деле ничего не слышали».

 

Дэвид: «Мне было тогда 12 лет. Я не мог поверить в удачу, когда мы с моим другом Майком сумели купить билеты на этот концерт. Билет стоил 5 долларов, немалая сумма по тем временам. Помню полдюжину полицейских автомобилей, стоящих на беговой дорожке около сцены».

 

Ред Робинсон (ди-джей, ведущий концерта): «В какой-то момент весь этот ад вырвался на свободу. Всё стало выходить из-под контроля. Подростки потеряли контроль».

 

Ларри Кейн (журналист): «Окровавленные губы и носы, синяки, раны, ссадины и ушибы».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ред Робинсон (ди-джей, ведущий концерта): «Во время концерта толпа слишком близко приблизилась к сцене. Начальник полиции Ванкувера и Брайен Эпстайн приказали мне подняться на сцену, остановить концерт и сказать аудитории, чтобы она успокоилась, иначе «Битлз» перестанут играть. Я знал, что если этого не сделаю, то полиция уведет группу со сцены. Поэтому я вышел на сцену и остановил концерт. Я дождался, когда «Битлз» закончат исполнять номер, вышел на сцену и сделал объявление: «Нужно, чтобы люди сдали назад, потому что уже два подростка получили травмы. Иначе концерт закончится». Джон Леннон сказал мне: «Съё***сь со сцены! Никто не прерывает Битлз». «Джон, — возразил я, — меня послал сюда Брайен Эпстайн». Он посмотрел на Брайена, и тот подал ему знак, что всё так и есть. После этого он сказал: «Хорошо, продолжай, приятель». Никогда этого не забуду».

 

 

 

Ред Робинсон обращается к публике.

 

 

 

 

Джон Мэки (газета «Ванкувер Сан», 2014): «Телеканал «Си-Би-Си» снимал концерт для последующей трансляции, но продюсер случайно стер запись, по слухам, пытаясь произвести впечатление на свою подругу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Несмотря на то, что в целом концерт был довольно продолжительным, многие репортеры считали, что 29-минутное выступление «Битлз» было слишком коротким».

 

Уильям Литтлер (газета «Ванкувер Сан», 1964): «Редкий случай в истории концертных выступлений в Ванкувере, когда так много было уплачено (20 261 доллар, по 5,25 доллара за билет) за такое короткое (27 минут) выступление «Битлз» на стадионе «Эмпайр» перед вопящей аудиторией».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Как бы то ни было, репортёры подхватили тему краткости выступлений в различных местах этого турне. В Канаде, под заголовком, который гласил: «20 ТЫСЯЧ БИТЛОМАНЬАКОВ ЗАПЛАТИЛИ СТОЛЬ МНОГО – ЗА СТОЛЬ МАЛОЕ», обозреватель Уильям Литтлер написал, что Джон, Пол, Джордж и Ринго удостоили фанатов на ванкуверском стадионе «Империя» менее чем 27 минутами игры и пения. Затем он продолжил демонстрировать всю степень своей нелюбви к музыке «Битлз»: «Как музыкальному критику, мне немало приходилось испытывать на прочность свои барабанные перепонки какофонией, которая в настоящее время преобладает в хит-параде, но то, что выкрикивали эти три ливерпульских ужаса парикмахеров, совсем не произвело на меня впечатления». Гм, а что же он думал о пении четвёртого битла? Слишком противное, чтобы писать о нём, или слишком чудесное, чтобы можно было описать словами?».

 

Ред Робинсон (ди-джей, ведущий концерта): «Доход от концерта составил 108 412 долларов. Из них группа заработала 48 000 долларов, остальные ушли на расходы и промоутера Харви Вейнера, который также организовал концерты «Битлз» в Торонто и Монреале».

 

 

 

 

 

 

Фото Билла Саннингхема.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Они покинули концертную площадку способом, почти доведенным до совершенства. Как только закончилось исполнение песни «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), они низко поклонились и быстро покинули сцену, на ходу снимая с себя гитары и сели в ожидающий их лимузин. Менее чем за 30 секунд они покинули стадион и в сопровождении эскорта мотоциклистов поехали прямо в аэропорт, где их ждал самолет в Лос-Анджелес.

Тысячи подростков покинули свои места и устремились к сцене, прижав к защитному ограждению сотни девушек. У дюжины из них были сломаны ребра, сотни были в состоянии истерики и шока».

 

Дэвид: «Мы с другом тоже ринулись на сцену, чтобы успеть рассмотреть поближе барабаны Ринго. Я знаю, что в концерте участовали и другие группы, в том числе и Джеки ДэШэннон, но это не имело значение. Мы увидели «Битлз», и все остальные нам завидовали».

 

 

 

За 28 минут концертного выступления «Битлз» — более двухсот пострадавших.

 

Ф.С. Эррингтон (инспектор полиции): «Не могу найти никакого сравнения с любой другой толпой из тех, что я видел. По крайней мере, раньше они хотя бы обладали какой-то разумностью. Эти же потеряли способность думать вообще. Каждый из полицейских был счастлив, что им не пришлось выносить из зала тяжело раненых детей. Тым была сотня полицейских. И все они не допустили национальной трагедии».

 

Джон Фиск (заместитель главного констебля): «Учитывая то, что было в других городах, основной проблемой было, как обеспечить им выход из помещения. Это должно было занять доли секнуды. И все прошло отлично. Один молодой человек, в надежде остановить их выезд, бросил перед ведущим мотоциклом свой велосипед. Однако мотоциклам и лимузину удалось объехать его, не снижая скорости. «Битлз» были доставлены прямо в аэропорт, где они сели в самолет».

 

 

 

На снимке Джордж и Пол прощаются с полицейскими в аэропорту.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление в спорткомплексе «Колизей», Сиэтл (Seattle Center Coliseum, Seattle)

21 августа 1964 г.

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Вот так «Битлз» приехали увидеть Лас-Вегас. Они увидели посадочную полосу, салон лимузина, служебный вход в «Сахару», лифт в отеле, свой номер и зал конференц-центра. Плюс всё это в обратном порядке. Такова реальность».

 

 

 

В архиве мэрии Сиэтла хранится несколько писем от девушек-подростков, в которых они выражают свои чувства в связи с предстоящим концертом «Битлз». В своих письмах они пишут от высказываний мэру просьбы помочь им получить место в первых рядах («Я обещаю вам, что не буду визжать»), до советов, какие подарки следует преподнести гостям, и утверждения официального Дня «Битлз» в Сиэтле («Я разговаривал с несколькими своими друзьями об этом, и они считают, что это величайшая идея со времен изобретения кукурузных хлопьев»). Еще одна девушка спросила, может ли она с еще тремя своими подружками получить разрешение быть в официальной группе, которая будет встречать «Битлз». Единственное письмо от лица, старше 18 лет, было от госпожи Пинкхэм. В письме она написала, что хочет быть уверенной в том, что деньги налогоплательщиков не будут потрачены на визит, который, по ее утверждению, «нарушит порядок во всем городе».

«Уважаемый мэр Бремен. Я не уверена, что когда вы прочтете это, то будете рады помочь мне. Но я очень надеюсь на это. Вы можете подумать, что я сумасшедшая, если прошу об этом, но я надеюсь, что нет. Это всего лишь идея, и я была бы очень, очень признательна, если бы вы помогли этому сбыться. перехожу к сути.

Вы знаете, что в Сиэтл приезжают «Битлз». Я знаю, что они пробудут здесь совсем недолго. Но я думаю, что они хотели бы подняться на «Космическую иглу» и осмотреть достопримечательности (прим. – телевизионная вышка, построена в 1962 году, расположена в центре Сиэтла). Но если они пойдут в то время, когда административный центр будет открыт для посещения, их со всех сторон обступят поклонники. Поэтому, я считаю, может быть им лучше пойти туда в нерабочее время. И я хотела бы узнать, если это возможно, просто встретиться с ними и показать им окрестные достопримечательности. Я хорошо их знаю, и я уверена, что смогу это сделать. О, пожалуйста, Сэр, пожалуйста, разрешите мне. Возможно, у вас нет никаких дел с «Битлз», но, пожалуйста, спросите у кого-нибудь из их менеджеров о том, что я могла бы для них сделать. Пожалуйста, я хотела бы это сделать очень-очень сильно. Пожалуйста!! С уважением, Лу Эллен Петерсон.

 

 

 

Джеки ДеШэннон: «Помню, что чувствовала родство с Джоном еще до того, как увидела его: ведь мы оба ходили в художественную школу. Когда же мы пе¬релетали из города в город на их частном само¬лете, у нас было достаточно времени узнать друг о друге побольше.
Джон был необыкновенно светлый человек. Больше всего меня поразила его простота. Обыч¬ный парень из твоего подъезда. Мне нравилось его своеобразное чувство юмора. Мы шутили и то и дело устраивали подушечные баталии. Но больше всего я люблю вспоминать, как мы играли свои песни и пели их вместе. Я, наверное, была первой, кто услышал песню «Я – неудачник» (I’m A Loser), потому что он сочинил её, сидя прямо передо мной. Он спро¬сил меня, что я о ней думаю. Я сказала, что она ве¬ликолепна. (прим. – Джеки ошибочно решила, что Джон только что сочинил эту песню. «Битлз» записали ее как раз перед турне, 14 августа, и он просто спел ей новую песню)».

 

Ларри Кейн (журналист): «У меня много ярких воспоминаний о Джоне. В кон¬це концов, я наблюдал за ним в течение шестиде¬сяти двух концертов, жил бок о бок с ним на борту авиалайнера, когда, в качестве единственного аме¬риканского репортера, повсюду сопровождал «Битлз» в турне 1964-го и 1965-го годов. Но когда пытаешься разобраться в воспомина¬ниях, память сразу же с легкостью подсовывает самые значительные события, когда не остался равнодушным не только ваш разум, но и сердце.

У нас с Джоном было нечто общее: мы оба с ним рано лишились матери. Мать Джона умерла, когда ему было пятнадцать: ее сбила машина. Моя мать мужественно боролась с рассеянным склеро¬зом и сдалась за несколько недель до знаменитого турне «Битлз» по Северной Америке, которое со¬стоялось в августе 1964-го. Ей было всего сорок лет. Мне было двадцать один.

В тускло освещенном салоне «Бьюика-Электры», задумчивый, а порой печальный Джон Леннон помогал мне пе¬режить смерть моей матери. Его сочувствие немно¬го смягчало горечь утраты. В те годы мы с Джоном спорили о войне и мире — и о многом другом, — но между нами было молчаливое согласие в том, что нет ничего хуже, чем потерять мать. Что до Джона, его мать не всегда была рядом с ним, и ему было еще труднее смириться с необратимостью смерти».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Самолет, перевозивший «Битлз» и их свиту через Скалистые Горы в Сиэтл, неожиданно испустил языки пламени. В эту минуту Джорджу наверняка явились призраки Бадди Холли и Джима Ривса».

 

Джордж: «Чем больше мы летаем без серьезных инцидентов, тем больше боимся летать. Если есть возможность добраться до места на автомобиле, мы всегда используем её».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Примерно 300 подростков ждали прибытия «Битлз» в международном аэропорту Си-Тэк».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Около двух тысяч поклонников ожидало прибытия «Битлз» в аэропорту «Си-Тэк», но они оказались далеко от места посадки. Когда вскоре после 16.00 они вышли из самолета, Пола спросили: «Как вас принимали в Лас-Вегасе?». В это время Джон и Нил Аспинал проходят мимо. Пол: «Было здорово. Приняли нас прекрасно. В Америке хорошие места».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нил Лоу: «Мне было тогда 15 лет. Я помню, как лимузин ехал по Уолл-Стрит по направлению к отелю «Эджуотер», где их ждала группа девушек, численностью примерно 300 человек. Я слышал их за четыре квартала».

 

 

 

 

 

 

 

Пол входит в отель «Эджуотер». Фото Энн Райт (жены управляющего отеля).

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа разместилась в отеле «Эджуотер».

 

 

 

Отель «Эджуотер». 

 

 

 

Сиэтл.

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Большинство отелей Сиэтла отказались разместить «Битлз» из-за тех невероятных проблем, что вызывала Битломания. Но управляющий отеля «Эджуотер» Дон Райт сказал, что примет группу».

 

Энн Райт (жена Дона Райта): «Дон не побоялся разместить «Битлз» в отеле. Другие гостиницы отказались разместить группу, так как боялись возможного ущерба от фанатов. Все отели им отказывали, и когда Дон услышал об этом, он сказал: «Я возьму их!». Чтобы обеспечить безопасность, перед отелем на пирсе 67 было поставлено ограждение из фанеры и колючей проволки».

 

 

 

Джордж, Пол и Джон в номере 272 отеля «Эджуотер». Фото Энн Райт.

 

 

 

 

Курт Гюнтер (фотограф): «В отеле мы сами оплачивали свои комнаты и еду».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Еще через двадцать четыре часа фотография из костюмерной [с Ширли Темпл и её дочерью от 19 августа] появилась в одной из газет Сан-Франциско (прим. – ранее фотограф Курт Гюнтер сказал Дереку Тейлору, что в плёнке, отснятой мужем Ширли Темп, нет фотоснимков). Дерек потребовал у Курта объяснений. «Упс. Извини, Дерек, — сказал Курт, нисколько не смущенный, но обеспокоенный тем, что его могут снять с этого турне за это жульничество. — Было несколько негативов, которые нам удалось извлечь из пленки. Шесть получились, как видишь, остальные восемнадцать нет». После чего он безропотно передал конверт с негативами Дереку».

 

Газета «Сиэтл Пост Интеллидженсер», 22 августа 1964: «После прибытия «Битлз» в Сиэтл, обожатели группы собрались возле отеля «Эджуотер». Более ста девочек – и ни одного мальчика – собрались возле ограждения из фанеры и колючей проволоки. Подростки пели, слушали транзисторные радиоприемники и докучали бдительных полицейских просьбами проскользнуть в отель «всего на минуту». Ответ был всегда один – твердое «нет». Репортёрам газет предлагали купить у них удостоверение журналиста, официальные удостоверения личности, выданные полицией Сиэтла. И здесь их ожидал тот же ответ – «нет». Несколько лодок с подростками были отогнаны водной полицией от пристани. Внутри «Эджуотер» напоминал осажденную крепость».

 

 

 

Патрульный Ф.Л. Рёслер с поклонницами «Битлз». Фото Джона Валлентайна.

 

 

Репортер Ларри Кейн взял интервью у некоторых девушек, которые находились возле отеля:

Кейн: Мы здесь, перед отелем «Эджуотер» на Эллиотт, в бухте Эллиотт, и слушим это…

Толпа: Мы хотим Битлз! Мы хотим Битлз! Мы хотим Битлз!

Кейн: Вы все видели «Битлз»?

Поклонники: Да!

Кейн: Что вы о них думаете?

Поклонники: Они великолепны!

Кейн: Мы ездим с ними по всей стране, и это один из самых бурных приемов, что нам оказали. Гордитесь ли вы этим?

Поклонники: Да!

Кейн: Кто ваш любимый Битл?

Поклонница: Пол.

Кейн: Почему?

Поклонница: Потому что он самый милый!

 

Ларри Кейн (журналист): «Я делал свои репортажи с помощью техники, которая сегодня выглядит очень устаревшей. У меня был кассетный магнитофон «Ампекс», который весил 18 килограммов, я соединял с ним телефонную трубку с помощью специальных зажимов. Поэтому мои репортажи звучали глухо с технической точки зрения. Во время этого турне я делал по пять-шесть историй в день, интерес к группе был огромным».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Все четверо попробовали порыбачить, но никто ничего не поймал».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После того, как фотографии «Битлз», ловящих рыбу из их гостиничного номера, были опубликованы, отель стал очень популярным среди рок-звезд и фанатов, которые по сей день хотят поселиться в номере, где останавливалась группа.

 

 

 

Интервью с Джоном о его книге.

 

 

 

 

Жаклин Таун: «Мы были двумя самыми удачливыми девушками из Такомы, которые смогли пройти с двумя репортерами «Такома Ньюс Трибун» на пресс-конференцию «Битлз». Мы проследовали за фотографом из Сиэтла на другую сторону Колизея. Он подошел к боковому входу, и его впустил полицейский. Мы прошли вовнутрь сразу после того, как он показал наши карточки представителей прессы, которые, как мы думали, были бесполезны. Но их приняли.

После того, как мы прошли длинные коридоры, мы наткнулись на дверь, возле которой находилось множество полицейских. Они сказали, что в помещении слишком много репортеров, но после нескольких минут убеждения они позволили нам пройти.

Некоторое время мы ждали в коридоре, а затем пошли в пресс-центр. Он был маленьким. Возле стены стоял стол с четырьмя стульями. Мы сели в третьем ряду. «Битлз» опаздывали, и чем дольше мы ждали, тем спокойнее становились.

Мы думали, что они никогда не появятся. Потом мы услышали, что они только что покинули отель «Эджуотер». Когда они приехали, мы были почти возмущены!»

 

 

 

 

 

 

 

 

Жаклин Таун: «У них были очень сильный акцент! Пол выглядел так, будто ему нужно было побриться. Их обувь выглядела изношеной и потасканой».

 

Вопрос: Вы были разочарованы тем приемом, который оказали вам в Сиэтле, по сравнению с другими городами Соединенных Штатов?

Джон: Нет.

Пол: Нет. Все было очень мило. Приятный сюрприз.

 

Жаклин Таун: «Мы были удивлены, что у Джона были светлые рыжевато-коричневые волосы».

 

 

 

 

 

Вопрос: Вам нравится, когда вас окружает толпа?

Джон: Все нормально, пока тебя охраняет полиция.

(смех)

Пол: На самом деле, мы еще никогда не попадали в толпу.

Вопрос: И никто никогда не хватал вас?

Джордж: В Новой Зеландии, было дело, не так ли?

Пол: Да, не слабо.

Вопрос: Ваш фильм был тепло встречен критиками по всей стране. Вы были довольны такой реакцией на фильм?

Пол: Да, конечно. Что можно сказать на это. Нет?

Вопрос: Кто-то сказал, что в фильме вы похожи на Братьев Маркс (прим. – известные комики). Что вы думаете об этом? В фильме.

Джон: Нет.

Пол: Говорят, что Ринго похож на Граучо (прим. – американский актёр, комик). Это то, что говорят. Но он совсем не похож на него.

Вопрос: Вы хотели бы, чтобы ваш успех был более связан с вашим звучанием, или с внешним видом?

Джон: Мы ни на кого не похожи. Я хочу сказать, что, когда ты записываешь пластинку, она в первую очередь попадает на радио (прим. – Джон имеет в виду, что для радио внешний вид не важен).

Вопрос: Вы хотите, чтобы ваша публика стала тихой и иногда давала бы вам возможность спеть?

Джон: Зачем? У них же есть наши пластинки.

Пол: Нет, знаешь, если они заплатили за билет и если они хотят вопить – значит, они заплатили и за вход, и за возможность вопить. Замечательно.

Джордж: Сейчас это неотъемлемая часть атмосферы [на концерте].

Вопрос: Хорошо. Говорят, что из-за шума вас было невозможно расслышать на концертах в Лас-Вегасе и Сан-Франциско. Что вы можете сказать об этом? Вы считаете, что подобное будет повторяться и на ваших следующих концертах?

Пол: Это продолжается уже пару лет, знаете ли.

Вопрос: Как вы считаете, сколько лет это еще продлится?

Пол: Не знаю. Мы не…

Джон: Мы не станем ручаться.

Вопрос: Нет никаких предположений? Три [года]? Четыре? Как вы думаете?

Джордж: Пока смерть не разлучит нас.

(смех)

Вопрос: Вы не устали от всего этого, нет желания пойти куда-нибудь и расслабится?

Пол и Джордж: Нет.

Пол: Дело в том, что вы в некотором роде видите нас, когда мы гастролируем. Но мы не все время в турне, и мы…

Джордж: Разве нет?

Пол: Нет, ну что ты, Джордж.

(смех)

Вопрос: Ринго, как настроение?

Ринго: Прекрасное, огромное спасибо.

Вопрос: Все в порядке?

Ринго: Все отлично. Как сам?

Пол: Я читал, что ты смертельно болен.

(смех)

Вопрос: У тебя больше нет проблем с горлом?

Ринго: Нет, пока нет.

Вопрос: А как твоя жена относится ко всем этим девочкам, увивающимся вокруг вас?

Джон: Ей это нравится.

(смех)

Вопрос: Ринго, почему именно тебе больше всего пишут поклонники?

Ринго: Мне?

Вопрос: Так было в Сиэтле.

Ринго: O, очень мило. Огромное спасибо, Сиэтл. Я не знаю. Наверное, потому что многие пишут мне.

(смех)

Вопрос: Джон, кто-то сказал, что твоя сцена в ванной позаимствована из фильма «Клеопатра». Это так?

Джон: Я не смотрел «Клеопатру».

Ринго: Она принимала молочную ванну, не так ли?

Пол: Да, она была в молоке.

Джон: Правда? Я не знаю. У меня была просто вода.

Пол: Только мыло и вода. Мы ничего не меняли.

Вопрос: Ты видел «Иглу» (прим. — телебашню), Пол?

Пол: Да. «Космическую Иглу».

Корреспондент: Ты поднялся наверх?

Пол: Нет, но я видел её.

(смех)

 

 

 

Телебашня «Косическая игла» расположена на территории выставочного комплекса, который был построен для Всемирной выставки 1962 года.

 

 

Джордж: С земли она выглядит лучше.

Джон: Не люблю высоту.

Вопрос: Поймали сегодня что-нибудь? Мы слышали, что у вас есть четыре удочки.

«Битлз»: Да.

Вопрос: Вы что-нибудь поймали?

«Битлз»: Нет.

Ринго: Кто-то на другой стороне озера постоянно кричал: «Здесь нет рыбы!» (смех) Меня это сбило с толку, и я смотал леску.

Вопрос: Дня два тому назад поймали лосося весом 51 фунт.

Джордж: Сэндвич? (прим. – имеет в виду бутерброд с лососем)

Пол: Лосося.

Вопрос: Пол, чем ты будешь заниматься, когда пройдет твоя безумная слава Битла? Какая у тебя цель в жизни?

Пол: Понимаете, мы никогда не строили никаких планов как группа. Никто из нас никогда не планировал ход дальнейших событий. Так что мы ничего не станем планировать и теперь.

Джордж: Что будет, то будет.

Пол: Подождем и посмотрим, что нас ждет дальше.

Вопрос: А чем бы вы хотели заняться, после музыкальной карьеры?

Пол: Не знаю. Наверное, мы с Джоном продолжим писать песни.

Джон: (шутливо) Я не буду работать с тобой.

Пол: O, нет!

(смех)

Вопрос: Как долго вы еще будете гастролировать?

Джон: Не знаю.

Пол: Еще несколько месяцев, я думаю.

Ринго: Весь следующий год.

Вопрос: А вы уже запланировали очередное американское веселье?

Пол: Веселье?

Джон: Ну, мы тут не при чем. Мы совершенно не при чем, понимаешь. Мы лишь спрашиваем: «Как дела?»

Пол: Я не уверен. Мы не в курсе запланированных концертов.

Вопрос: Чья музыка вам наиболее близка? Кто конкретно из артистов, или музыкальных стилей вам наиболее близок?

Джон: Только рок-н-ролл, на самом деле.

Вопрос: А какие предыдущие группы вам больше всего нравились?

Джон: Ты имеешь в виду кого-то из новых групп?

Вопрос: Нет, из старых групп. Какие группы вы раньше слушали? Чьи пластинки?

Пол: Элвис Пресли хорошая группа.

(смех)

Вопрос: Вы с ним когда-нибудь встречались?

«Битлз»: Нет.

Вопрос: Насколько мне известно, вы немного повеселились по дороге сюда. Вы уже видели Знаменитую Дамбу?

Пол: Да, конечно! Он [пилот] летал вокруг нее несколько часов! Мы облетали ее!

(смех)

Джордж: Дамба, да? Я что-то слышал об этом.

Пол: Я слышал о ней еще в школе.

Вопрос: Кого из своих подражателей вы больше всего уважаете, и даете свое разрешение продолжить копировать вас?

Джон: Ну, все наши… Ни один из подражателей на самом деле не подражает нам, ничего подобного. Группы, которые копируют нас, достаточно оригинальны, так что нам трудно… ничего конкретного…

Пол: Можно решить, что они подражают нам, но на самом деле, они не похожи. Просто они, так сказать…. Сейчас в Англии многие носят длинные волосы. Но это… Нельзя сказать, что они подражают нам. Они были длинноволосыми еще до нас, особенно в доисторические времена.

Вопрос: Кто сейчас в Великобритании является самой признанной и популярной американской звездой?

Джон: Я думаю, что все еще Элвис.

Вопрос: Элвис?

Джон: Наверное.

Пол: Да. Конечно.

Вопрос: Джон, ты напишешь поэму после возвращения из Штатов? Написал ли ты что-то такое, что можно описать как…

Джон: Нет, я никогда не пишу ничего подобного.

Пол: Разве?

Джон: Нет! Никогда.

Пол: Желаю тебе написать.

(смех)

Вопрос: Джон, все знают тебя, как литератора. Хотел бы ты заняться сочинением на серьезном уровне?

Джон: Не серьезней того, что я уже написал.

Вопрос: В таком же стиле?

Джон: В такой же писательской манере.

Пол: Да. И эти труды не опубликуют. Кто-то написал все это и сказал, и это опубликовали — эта книга.

Джон: Что конкретно?

Пол: Эээ… ты, типа, шутишь.

Джон: Шучу.

Джордж: Но не так…

Пол: Не так, как они себе это представляют, Джон.

Вопрос: Откуда вы черпаете вдохновение для большинства своих песен?

Пол: Да откуда угодно. Ты не… Это трудно объяснить, но нельзя найти вдохновение, посмотрев на гору, например, ничего такого. Нельзя тут же сесть и написать песню о чем-то…

Джордж: Нет?

Пол: Нет, Джордж. У меня так не получалось. Но у нас пока еще нет ни одной песни о горах. Но кто знает.

Вопрос: Ринго, а почему ты носишь эти кольца? В чем причина? Ты собрал их в разных городах?

Пол: (шутливо) Как-то раз…

Ринго: Нет, я просто… Вот это — подарок моей матери, а вот это мне подарил мой дедушка. Я не женат. Это обручальное кольцо, но я не женат. Просто есть две девушки, знаете, и вот эти три кольца я ношу уже года четыре.

 

Жаклин Таун: «Во время пресс-конференции мы узнали, что Ринго никогда не меняет своих колец. Два достались ему от матери и дедушки».

 

Вопрос: Ты меняешь кольца?

Ринго: Нет. У меня еще есть несколько колец, но я еще ни разу не надевал их.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время пресс-конференции Пол раскритиковал некоторые из американских журналов, которые напечатали о них «довольно ужасные» истории».

 

Вопрос: Джон, что ты думаешь обо всех журналах, которые пишут о том, что твоя жена скоро подарит тебе нового малыша?

Джон: Ну, меня это не особо волнует, понимаешь. Это особая ментальность — люди, которые сочиняют подобные истории. Пока одни все это пишут, другие могут начать верить в это, но у них должны быть такие же проблемы с головой.

Пол: С самого начала нашей карьеры мы читаем о себе какие-то истории.

Джордж: И, как правило, это идиотские истории.

Вопрос: Какие, например?

Джон: «Моя жена рожает», и был такой анонс на странице: «Ринго просит Джона поделиться женой», понимаете.

Джордж: А вот в другой статье написали…

Пол: …что, мол, Джон окончательно уходит из группы.

Джон: Я, типа, ухожу из группы, и так далее, бред в таком же духе.

Пол: А потом я наконец-то женился.

Джордж: И репортер, написавший такое, мог это доказать! Понимаешь, такой хитрющий парень.

Пол: Да, этот тип заявил, что может привести доказательства. А вот буквально сегодня я прочитал в одном журнале: «Как вы думаете, Пол уже женился?» И там же был ответ: «Мы выяснили это, и мы все знаем. Мы говорим, конечно, он женат». Смешно, но там написали, что мы никогда, дескать, этого не отрицали. Никто из нас не отрицал этого. Так что мы опровергаем этот слух сейчас.

Ринго: Да нас никто никогда и не спрашивал об этом.

Вопрос: А вы знаете, как много всего вы уже натворили?

Пол: Нет.

Джон: Много.

(смеется)

Вопрос: Вы не планируете снимать фильмы в Штатах?

Джон: Даже не планируем. Нас это не интересует, я хочу сказать, что следующий фильм будет снят в Британии.

Джордж: Так или иначе, но все зависит от сценария фильма. Если придется снимать его в Штатах, то нам придется работать здесь.

Пол: И пока что мы не знаем, когда точно начнем сниматься. Об этом знают кинокомпания, режиссёр и прочие. Мы только снимаемся.

Вопрос: Джордж, в чем англичане превосходят американцев и наоборот?

Джордж: Хм, понятия не имею. Смотря о ком конкретно, мы говорим. Я хочу сказать, что мне может нравиться в Англии то, что вам будет совершенно несимпатично. Так что я думаю, что все зависит от конкретной личности.

Корреспондент: Всем огромное спасибо. Через 8 минут ваш выход. Мы прерываем нашу пресс-конференцию. Большое спасибо.

 

 

Автограф Джона Леннона был подписан автором книги 21 августа 1964 года во время пресс-конференции в Сиэтле радиоведущему радиостанции «Кинг 1090 Эй-Эм» «Фрости» Фаулеру.

 

Шерил Энн Стюард: «Мне было тогда 14 лет, я была сопрезидентом клуба поклонников «Битлз» в Сиэтле. Я задала им пару вопросов, один из которых был о «хороших качествах» в Великобритании и США. Джордж ответил: «Это зависит от каждого человека». Но, в основном, я была счастлива находиться всего в трех метрах от своего кумира. Они были потрясающи. Такие, какими я их представляла!»

 

Шарман Уэстон: «Мне было тогда 14 лет, я тоже была сопрезидентом клуба поклонников «Битлз» в Сиэтле. Я их обожала! Мы с Шерил взяли себе в качестве сувениров окурки Ринго, а Шарон (прим. — Шарон Уоллингер, вице-президент клуба поклонников «Битлз» в Сиэтле) взяла окурок Пола».

 

 

 

Шерил Энн Стюард, Шарон Уэллингер и Шарман Уэстон с драгоценными окурками.

 

Жаклин Таун: «Наши репортеры жестом попросили нас подойти к ним. Мы встали со своих мест и обошли заднюю часть комнаты. Когда Битлы начали вставать со своих мест, и мы бросились к ним. Нам удалось поговорить с Полом и задать ему вопрос: «Как вы выбираете того, кто поет?» «Честно говоря, я не знаю», — ответил он. «Вы не знаете?» «Правда не знаю, голубушка. Правда». Затем он подмигнул и пошел. Но он не успел отойти далеко, как мы его остановили, попросив подписать нам фотографии. «Конечно, голубушка», — сказал он и унес фотографии в их костюмерную.

Когда они уходили, одна девушка взяла Ринго за руку. Кто-то сказал ему, что пора уходить. Он сказал: «Извини, голубушка, я ухожу». Она не отпускала. «Голубушка, мне пора!» Она продолжала держать его руку. «Девушка, позволь мне уйти!»

Некоторые из девушек вернулись в конференц-зал и подобрали их окурки. Мы тоже вернулись в зал и нашли пачку сигарет Ринго. Там тоже было несколько окурков».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в спорткомплексе «Колизей», Сиэтл (Seattle Center Coliseum, Seattle)».

 

 

 

 

 

Газета «Сиэтл Пост Интеллидженсер», 22 августа 1964: «Директор по городским лицензиям Дон Тернбулл заявил, что его инспекторы и агенты Налогового управления будут искать в «Колизее» билетных спекулянтов. Тернбулл сказал, что у него есть сообщения, что билеты на шоу «Битлз» предлагались за 30 долларов и выше. Спекуляция билетами запрещена городским и государственным законом. Тернбуллс сказал, что все спекулянты будут арестованы, а билеты конфискованы».

 

 

 

 

 

 

Поклонники возле Колизея.

 

Норман Вейс (ответственный сотрудник «Дженерал Эртистс»): «Брайен оказал большое влияние на поп-бизнес 60-х годов. Он был пионером, прокладывающим путь в неисследованные края. До «Битлз» никто не играл на огромных стадионах».

 

 

 

 

Репортер «Сиэтл Пост Интеллидженсер»: «Первоначально планировалось, что 16 полицейских будут сопровождать британский квартет на сцену по коридору, который около пяти метров проходил по открытому пространству. Когда Битлы со своим сопровождением выскочили из коридора, несколько молодых людей спрыгнули с балкона на рампу. Офицеры, находившиеся возле рампы, попытались взять их в «клещи». Юноши увернулись от солдат в голубой униформе. Ринго, Джон, Пол и Джордж как газели помчались в короткий туннель, ведущий к сцене».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа вышла на сцену в 21.25».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Казалось, что все 14 720 девушек в зале взяли с собой фотоаппараты. Казалось, что весь зал озарился молниями».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Пока группа выступала на сцене, полиция привлекла из зала добровольцев ВМФ и сформировала из них оцепление прохода от сцены до раздевалки».

 

 

 

 

 

Гленн Уайт (в 1964-м специалист по звуку в спорткомплексе «Колизей»): «В 1964-м группы, подобные «Битлз», да и все другие, не гастролировали со своей звуковой аппаратурой. Они полагались на то, что было в местах их выступлений. Перед своим приездом «Битлз» прислали двух парней из Нью-Йорка. Они хотели поговорить со мной и службой охраны, потому что они знали, что у охраны будут большие проблемы. Они знали, что как только «Битлз» появятся в городе, там сразу начнутся беспорядки. Конечно, у нас не было такого опыта, и в спорткомплексе «Колизей» до сих пор не происходило ничего подобного. Они расспросили меня о системе звука, и спросили: «Вы можете настроить систему на такую громкость, какая только возможна?». Настроить громкость музыки так, чтобы она перекрывала шум толпы, было действительно сложно. И я ответил: «Да, у нас тут достаточно мощное оборудование, поэтому мы можем усилить звучание». И я сделал это. Все наши усилители были ламповыми. Все усилители в «Колизее» были по 80 ватт каждый. Также я подключил два громкоговорителя «Алтек/Лэнсинг».

Уровень шума в зале перекрыл звук. Это была большая волна крика, так что слов было не разобрать. Шум не прекращался все 22 минуты, пока они были на сцене.
Я установил микрофоны EV655C для всех четверых. Один микрофон для Ринго и его барабанов. Это очень хороший динамический микрофон. «Битлз» были этим весьма заинтригованы. Они спросили: «Эти микрофоны такие маленькие. Как это возможно, быть настолько небольшими?». Я ответил: «Они маленькие, потому что они звучат лучше, когда они меньше». «Это на самом деле? Не обманывай!». Ринго постучал по микрофону своей барабанной палочкой, и сказал: «Это на самом деле работает?».

У них было не очень много времени на настройку звука. Обычно они проводят свое время в раздевалке. Я был немного смущен этим. Я стоял за дверью и слышал, как они настраивали тональность звука. Они были очень точны».

 

 

 

 

Пэт О’Дэй (радиоведущий, ведущий концерта): «Девушки в зале кричали и теряли сознание. Крики девочек-подростков были такими оглушительными, что они заглушали слабую систему звука «Колизея». Я стоял рядом с этой крошечной сценой, глядя на Джорджа. Крики были очень громкими. Джордж посмотрел на меня, покачал головой, и примерно на 30 секунд отключил гитару, потом снова включил её и сказал: «Это не имеет значения. Они все равно не слышат». Для меня это было лучшим музыкальным переживанием в жизни, но для тысяч поклонников в зале звук не имел значения».

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

Ларри Кейн (журналист): «Только те, кто был на тех концертах, могли по достоинству оценить всю их мощь и энергию. За свою жизнь я побывал на 46 концертах группы «Битлз», и среди них не было ни одного неудачного».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время концерта одна девушка вскарабкалась на перекладину высоко над сценой, чтобы как следует разглядеть «Битлз», но не удержалась и и упала рядом с барабанами Ринго».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гленн Уайт (в 1964-м специалист по звуку в спорткомплексе «Колизей»): «В то время зрители любили швырять арахисовыми орешками в Ринго. Один из таких орехов попал мне в плечо (я находился возле сцены). Я его подобрал и дал своему десятилетнему знакомому. Он до сих пор хранит его как сокровище».

 

 

 

Фото Тимоти Игена.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Отыграв последнюю ноту группа оставила свои инструменты и устремившись к выходу со сцены покинула зал. Сотни поклонников бросились к оцеплению из офицеров ВМС США, стоящих со сцепленными руками. Битлы, пригнув головы, проскользнули по узкому проходу между плотными рядами офицеров».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Автомобиль, который должен был отвезти «Битлз» обратно в отель, был настолько сильно поврежден фанатами, что его пришлось оставить, и прошел еще час, прежде чем толпа достаточно успокоилась, чтобы группа смогла покинуть здание в машине скорой помощи».

 

Марти Мерфи (в 1964-м сотрудница по связям с общественностью отеля «Эджуотер»): «После того, как они отыграли концерт, чтобы ускользнуть от толпы, они вернулись в отель на машине скорой помощи. У каждой двери отеля находился охранник, поэтому никто не мог проникнуть внутрь к группе».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На следующий день горничная отеля обнаружила двух 16-летних девочек, одна из которых пряталась под кроватью в комнате на четвертом этаже, а другая — в шкафу».

 

Боб Бонис (гастрольный менеджер): «Миновать службу безопасности «Битлз» было почти невозможно. Брайен был сверх, сверх переживателен относительно их имиджа. К ним нельзя было проникнуть. Исключением был Сиэтл, где девушки спрятались в ванной».

 

Эммет Ватсон (журналист «Сиэтл Таймс»): «Я точно знаю, что мир будет существовать и дальше, с «Битлз» или без него. Что же касается меня, мне «Битлз» понравились. Даже если трое из них пьют шотландский виски и лимонад, четвертый пьет бурбон с Кокой».

 

Пэт О’Дэй (радиоведущий, ведущий концерта): «Я вернулся домой и сказал: «Думаю, что я только что увидел часть истории, которая произошла сегодня вечером. Ничто не сравнится с той энергией Потрясающй Четверки, потому что они воссоединили Америку с рок-н-роллом. Это событие было феноменом. Это открыло нам глаза на то, каким может быть концертный бизнес. Это было захватывающее переживание всей жизни».

 

beatlesbible.com: «Группа осталась в Сиэтле на ночь. Еще раз «Битлз» выступят в Сиэтле 25 августа 1966 года».

 

Марти Мерфи (в 1964-м сотрудница по связям с общественностью отеля «Эджуотер»): «В тот вечер Джон читал в постели в своем номере 274. Джордж спал в номере 270. Ринго с Полом в возбужденном состоянии находились в номере 272 возле коктейль-бара. Комната пропахла табачным дымом. Они хотели что-нибудь сделать, например, поиграть или пойти в бассейн, поэтому я предложила им выпрыгнуть из окна в бухту, после чего они прыснули от смеха. Было 2.30 ночи, и они не знали, чем себя занять, и они решили, что есть только одно место в городе для посещения – только что построенная «Космическая игла» (прим. — телевышка). Я позвонила в «Космическую иглу» и получила у них разрешение посетить смотровую площадку. Они были в восторге.

Чтобы попасть туда, им пришлось скрытно выскользнуть из отеля, и пригнуться на заднем сидении моего «Шеви» 1957 года. Всю дорогу до Космической иглы они смеялись. Они насладились видом Сиэтла со смотровой площадки, и некоторое время болтали там между собой, а затем мы вернулись в отель».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление в конференц-центре, Лас-Вегас (Convention Center, Las Vegas)

20 августа 1964 г.

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «Во время гастролей с «Битлз» мы летали первым классом. На протяжении всего турне мы летали на реактивном самолете. В их окружении было около ста человек. Было очень весело, потому что это был чартерный самолет. Обычно мы откидывали спинки сидений и рассаживались на подушечках. У меня с собой был портативный проигрыватель. Мы пели и веселились. Было очень весело просто распевать песни».

 

Бобби Хэтфилд (участник группы «Райтес Бразерс»): «Мы хорошо провели время с «Битлз».  Просто пели с ними старые добрые песни. Это одно из моих самых любимых воспоминаний, когда я сидел с ними в самолете и пел старые, но хорошие песни».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В час ночи чартерный самолет «Битлз» приземлился в международном аэропорту «Олд Маккэррэн Филд», Лас-Вегас».

 

 

 

 

 

«Битлз» прибыли в аэропорт ночью. Кадры кинохроники запечатлели их непосредственно у трапа самолета. Несмотря на темное время суток, Джон по-прежнему в солнцезащитных очках.

 

 

 

На следующих кадрах «Битлз» пожали руки нескольким встречающим и сели в автомобиль.

 

 

 

 

Последним в автомобиль сел Дерек Тейлор.

 

Линда Мартин: «Когда «Битлз» прибыли в город, из аэропорта они поехали в отель «Сахара» на Пэрэдайз-Роуд. Мои родители взяли меня, чтобы я смогла увидеть их. Когда лимузин проехал мимо нас, мы смогли разглядеть Джона, Пола, Джорджа и Ринго. За лимузином бежали девушки».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Из аэропорта они направились в отель «Сахара», где, несмотря на комендантский час, их ждали две тысячи поклонников».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Отель был в осаде. Две тысячи подростков собрались снаружи возле отеля и в вестибюле».

 

 

 

В 1:45 они прибыли в отель «Сахара». Даже ночью поклонники ждали прибытия «Битлз». Они сразу же со всех сторон окружили автомобиль. «Битлз» не смогли сразу же войти в отель через служебный вход и приготовились пробиваться силой через толпу обожателей. В конце концов, вмешалась охрана и полиция.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Поклонники были разогнаны полицией с собаками».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Помощники шерифа через громкоговоритель предупредили собравшихся, что все, кому меньше восемнадцати лет, будут арестованы. Но это не остановило поклонников, многие из которых заселились в отель вместе со своими родителями».

 

Джордж: «Повсюду, куда мы приезжали, мы видели полицейские кордоны. Это напоминало манию. В пору было снимать фильм о коллективном помешательстве в любом городе, куда приезжали «Битлз». В Америке проехать нам помогали полицейские, которые пытались хоть как-то регулировать движение. Они ехали впереди кортежа, стояли на перекрестках, что-то показывали руками и все время свистели. Потом еще один приезжал на мотоцикле и мчался к следящему перекрестку, все суетились, бегали туда-сюда. Было такое опущение, будто едет президент. Но каждый раз с кем-нибудь из них что-нибудь происходило. Так было повсюду. Куда бы мы ни приезжали, аварии случались обязательно».

 

Джон: «Мы называли это «глазом урагана» — там, посредине, было спокойнее всего».

 

Тони Брэмуэлл (гастрольный администратор группы): «Отель «Сахара» был последним оставшимся старинным казино-отелем. Навес перед входом в здание был выполнен в виде минарета, который должен был вызвать у посетителей отеля ощущение теплого марокканского курорта».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группа вошла в отель через служебный вход, поднявшись в грузовом лифте на восемнадцатый этаж. Они разместились в номере 4722».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Небольшая армия охранников охраняла выход из лифта на этаже, где разместились Битлы. Вокруг отеля и в казино дежурили полицейские в униформе».

 

 

 

Газета «Лас-Вегас Сан», 21 августа 1964: «Первое, что сделал вчера Ринго Старр в 2.30 ночи в номере отеля «Сахара», он включил телевизор. «Как включается этот телик?» — спросил он нашего репортера. Группа прибыла ночью, и «Сан» сделала этот эксклюзивный снимок прежде, чем охрана выпроводила нас из номера».

 

 

 

 

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Единственный из богатых людей, кто впечатлял Джона, был миллиардер Говард Хьюз, и, как я понял в этом турне, его увлечение Хьюзом не имело ничего общего с его огромным состоянием. Находясь в Вегасе, он был заинтригован, когда узнал, что Хьюз в прошлом году жил в отеле «Десерт Инн», заняв все роскошные люксы на девятом этаже. Он оставался там инкогнито, не видя никого, кроме своего персонала.

Джон был полон решимости увидеть секретное место Хьюза. И когда служба безопасности группы отказалась взять на себя ответственность за любые действия Битла за пределами их охраняемого номера, он заручился моей поддержкой замаскировать его в пальто швейцара отеля, с волосами, заправленными под фирменный головной убор.

Рано утром мы скрытно провели его через кухню отеля и поехали к гостинице «Десерт Инн». Там Джон стоял на обочине дороги, с благоговением глядя на занавешенные окна на девятом этаже.

«Вот это мне по душе, — сказал он. – Всегда на одном месте, вместо всех этих переездов. Полная конфиденциальность, никто тебя не беспокоит, не кричит, не указывает на твою прическу и не спрашивает, какой твой любимый цвет. Я просто хотел бы встретиться с ним и сказать, что я его понимаю».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «На следующий день [фотограф] Курт Гюнтер с поникшим видом сказал Дереку Тейлору: «Извини, но пленка [с фотоснимками Ширли Темпл и её дочерью от 19 августа] оказалась пустой».

 

 

 

 

Ларри Кейн (репортер, Майами): «Джон Леннон назвал меня кретином. Это случилось во время нашей второй встречи. Он посмотрел на то, как я был одет, а настроение у него было раздраженное (что было чаще всего), а я не собирался ему уступать, и ответил ему. С группой у меня было взаимопонимание, а наилучшие отношения у меня сложились с Джоном, потому что ему нравились мои вопросы, и ему импонировал тот факт, что я бросил ему вызов. Ему нравилось, когда ему бросали вызов, потому что он любил быть объектом внимания, ему нравилось быть человеком, который давал миру что-то еще в дополнение к зрелищности.

Джон был весьма вовлечен в происходящее вокруг, и, если у кого-то возникали трудности, или кто-то попадал в беду, или случались конфликты на расовой основе, он был в центре всего этого. Он насслаждался быть в этом. Он был противоречивым, он был вспыльчивым, он был агрессивным, но также он был честным. Он публично говорил о том, что обычно люди думают про себя, что во многом взбадривало и немного страшило. В общем, он всегда был на самом краю.

Пол Маккартни был парнем, который по-настоящему любил публику. Он был немного тщеславным, а им всем было это свойственно, также он был признан как самый красивый парень. Его все любили, и он любил быть любимым. Он ни разу не встретился с аудиторией, которая бы его не любила. Ему нравились выступления, концерты и идея об объединении людей через радость.

Ринго был парнем, который находился на заднем плане и для всех был просто веселым парнем. Наверное, он был вторым наиболее любознательным из «Битлз». Он был очень серьёзным. У него были очень-очень сильные чувства относительно войны и мира.

Джордж был тем, кто на самом деле был погружен в музыку. Он вслушивался в музыку, его всегда интересовал звук. Я бы сказал, что он был собранным, но прекрасным. Он был из тех, кто не говорил много, но когда он о чем-то высказывался, то, как правило, у него было что сказать.

Когда 20 августа мы приехали в Лас-Вегас, я сообщил им, что в Джексонвилле на стадионе «Гэйтор Блул», где они должны будут выступить 11 сентября, места для зрителей разделены по расовой принадлежности. Поэтому они заявили, что не будут там выступать. Для меня это была важная новость. И я сообщил о том, что они не будут выступать в «Гэйтор Блул». Это продолжалось до самого последнего момента, и за два дня до выступления организаторы концерта попросту сдались и заявили, что сегрегации не будет. Это был первый случай, когда на стадионе «Гэйтор Блул» чернокожие и белые сидели вместе».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сью Скрове: «Мне было тогда всего 5 лет, но у меня остались очень яркие воспоминания о том дне. Я была на концерте «Битлз», который состоялся в 16:00. Так как я была одной из самых больших поклонников «Битлз», то это стало одним из самых ярких событий в моей жизни. Мы ехали на концерт в длинном ряду машин. Когда мы проезжали мимо отеля «Сахара», «Битлз» были на балконе отеля и приветственно махали всем машинам».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Леннон был в восторге от того, что они выкопали пустыню и выстроили все эти казино. Он был парнем контркультуры, но он восхищался всем этим».

 

 

 

 

 

 

На заднем плане Айвор Дэвис.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ральф Дельгатти: «Мне было 27 лет. Я работал распорядителем в казино отеля «Сахара», где «Битлз» остановились на одну ночь. Я не ходил на концерт, потому что не был их поклонником. Но мне удалось получить фотографию с автографами для своей племянницы. Когда они прибыли в отель, то вызвали такой хаос, какого мы никогда не видели. Это была целая толпа людей. В Вегасе никогда ни по какому поводу не собиралась такая толпа. На всех деревьях вокруг сидели люди. «Битлз» приехали выступать в Лас-Вегас, потому что хотели увидеть город. По иронии судьбы, толпа, которую они привлекли своим появлением, помешала им увидеть что-либо, кроме самой толпы. В их номер принесли игровые автоматы, потому что они не осмеливались зайти в казино».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Полиция была обеспокоена тем, что «Битлз» могут посетить казино, куда захотят попасть их несовершеннолетние поклонники, поэтому группу попросили воздержаться от этого. Поэтому в их номер были установлены два игровых автомата».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «20 августа мы были в Лос-Вегасе, в отеле «Сахара», где «Битлз» остановились на две ночевки, а основное пространство отеля было недоступно для группы. «Это было бы просто фантастикой, если бы они зашли в наше казино, или даже сыграли в кости, — сказал мне директор зрелищных мероприятий отеля Стэн Ирвин. – У нас были некоторые из самых известных имен, но я знаю, что вывести этих ребят из помещения будет самоубийством».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В 14.30 группа отправилась в конференц-центр на саундчек».

 

 

 

 

 

Фото Вольфа Вергина.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Конференц-центр был единственным на то время большим залом в Лас-Вегасе».

 

 

 

Конференц-центр.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в конференц-центре, Лас-Вегас (Convention Center, Las Vegas)».

 

Джон Ромеро (автор книги «Лас-Вегас, нерассказанные истории»): «Когда я спросил у Стэна Ирвина — вице-президента и исполнительного директора корпорации «Сахара-Невада» — как ему удалось заполучить «Битлз», он ответил: «Просто. Был один парень по имени Рой Гербер. Он работал театральным агентом в Нью-Йорке. Он также работал и моим агентом, когда я организовывал выступления комиков разговорного жанра. Рой работал с корпорацией «Дженерал Эртистс», которой больше не существует, и он всегда выискивал клиентов. Так как в «Дженерал Эртистс» сказали Рою, что «Битлз» хотели бы посетить Лас-Вегас и выступить там с концертом, он и его партнер Норман Вейс составили план. У Роя был в Лас-Вегасе офис, и он знал всех нужных людей, работающих в области развлечений.

Когда в Лас-Вегас приехали агенты по размещению в отелях, они начали с ближайших к аэропорту, а затем к северу по направлению к Стрип (прим. – Лас-Вегас-Стрип — примерно семикилометровый участок бульвара Лас-Вегас. Здесь находится большинство крупнейших гостиниц и казино агломерации Лас-Вегаса, при этом Стрип лежит за пределами самого города). Начав с «Тропикана», Рой с Нормом обошли все основные казино. Позже они рассказали мне, что везде получали один и тот же ответ – о группе «Битлз» знали всего несколько сведущих людей. С ума можно сойти. В феврале «Битлз» выступали на шоу Эда Салливана. Это было всего четыре месяца назад. Их выступление смотрело 73 миллиона человек. Или может это было 73 миллиона детей? Так или иначе, но Рой с Нормом поговорили об этом с публицистом Джином Мерфи, который рассказал им об одном молодом человеке в отеле «Сахара», кто мог бы этим заинтересоваться. Этим человеком был я.

Когда Рой пришел ко мне и упомянул о «Битлз», я сказал: «Парни из Британии, достаточно хорошие», и я подумал, что на этом все закончилось. Потом я ответил ему, что готов разместить их у себя, но хотел бы, чтобы они выступили в двух концертах. И поскольку парни редко выступали в двух концертах, Рою пришлось быть с ними убедительным. В конце концов «Битлз» согласились.

Первоначально я хотел провести концерты в зале «Конго», но он вмещал всего 600 человек и не было возможности установить там дополнительные места. Я сказал: «Стоп!» Эти пани выступят в конференц-центре, и я бросился туда, чтобы уточнить вместительность зала. Там мне сказали, что могут разместить в круглом зале семь тысяч зрителей. Я сказал, что этого мало, и попросил добавить балкон. Они согласились, и предоставили по 8 408 мест на каждое шоу.

Мы провели пресс-конференцию, и огромный транспарант на конференц-центре гласил: «Стэн Ирвин от имени отеля Сахара представляет Битлз». Я отложил билеты для всех крупных казино города, но к приезду «Битлз» их почти не осталось. За неделю до концерта даже верхушка нашего казино не успела приобрести билеты, когда нам начали звонить наши крупные игроки. Мы даже и не думали, что у них так много дочерей и племянниц. До последней минуты из всех казино нам звонили и умоляли: «У вас ещё остались наши билеты на Битлз?»

 

 

 

Первые кадры кинохроники, запечатлевшие концерт, показывают зрителей, прибывающих в концертный зал.

 

 

 

 

 

 

На сцене Джеки ДеШеннон.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Дневной концерт начался в четыре часа дня, но только в половину шестого «Битлз» вышли на сцену».

 

 

 

 

Корнелия Дебрюин: «Примерно за 15 минут до того, как появились «Битлз», кто-то начал включать и выключать в зале свет, что вызвало замешательство и крики у публики. В 17.30 «Битлз» вышли на сцену и были встречены шквалом криков и аплодисментов».

 

 

 

 

 

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Когда я поднялся на сцену конференц-центра, чтобы объявить первый концерт, я произнес всего четыре слова: «Дамы и господа, это…», — и развергся ад. Как и все остальные из отеля «Сахара», я не услышал ни одной ноты. Всё заглушили крики».

 

Марк Кроненберг: «Мне было 18 лет. Отец моего лучшего друга был руководителем в «Сэндс» и сумел получить шесть билетов на дневное представление. Я с другом, его две сестры и мои сестры пошли вместе на концерт. Наши места были в партере. Крики начались еще до того, как «Битлз» вышли на сцену. Когда же они появились, аплодисменты, крики и топанье стали самым громким человеческим шумом, который я когда-либо слышал. Я был немного раздражен, потому что я хотел услышать, как они поют».

 

 

 

 

 

Корнелия Дебрюин: «Они начали с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), приведя публику в состояние массовой истерии. Затем они исполнили песни «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Пока не появилась ты» (Till There Was You) – сольный номер Пола Маккартни, «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Мальчики» (Boys) – сольный номер Ринго, «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

 

 

 

 

Майк Амос: «Мне было тогда 9 лет, и я пошел на свой первый концерт в жизни. Я был со своей мамой Хелен Амос, моим лучшим другом Дугом Аткином и его мамой Хелен. Это было дневное шоу «Битлз» в конференц-центре Лас-Вегаса. Мы сидели примерно в пятнадцатом ряду от сцены на складных стульях. Я был в своих битл-ботинках. Мои воспоминания от концерта немногочисленны, но яркие: я ничего не слышал, кроме кричащих девушек; кричащие девочки вокруг меня были так взволнованы, что писались!»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Вольфа Вергина.

 

 

 

 

 

 

 

Фото Вольфа Вергина.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джо Николас: «Мне было тогда 13 лет. После того, как «Битлз» выступили на «Шоу Эда Салливана» в феврале 1964 года, мы стали копировать их внешность и одежду. «Битлз» были очень популярны, особенно у девушек. Несмотря на то, отец ворчал по поводу увлечения «этими длинноволосыми уродцами», он заплатил 2,2 доллара за билет на балкон. Мы с моим лучшим другом не могли дождаться, чтобы увидеть наших кумиров лично, и спланировали свой поход на концерт до мельчайших подробностей. Мы были в джинсах и в обуви «Битлз» по последней моде. С собой мы взяли по пакету леденцов «Джелли-Бин». Слышали, что Битлам нравились эти конфеты.

Концерт нас немного разочаровал. Мы ничего не смогли услышать из-за кричащих девушек. Не слышали ни одной песни, и не смогли вручить пакеты с леденцами. Я даже не думал, что зал будет переполнен. Мой приятель хотел взять с собой бинокль, но я сказал, что это не круто. Но там был просто сумасшедший дом. Люди были повсюду».

 

 

 

Среди зрителей американский певец Пэт Бун и пианист Либерачи.

 

 

 

 

Пэт Бун (американский певец): «Когда я впервые увидел «Битлз» на шоу Эда Салливана, то подумал, что они симпатичные и очень энергичные. Я тогда даже не думал, что они станут сверхбольшими звездами. Они были симпатичными. Они были опрятными. У них были мальчишеские стрижки. Они были одеты в костюмы с галстуками. У них было хорошее чувство юмора. Они были мелодичными. Они гармонично и слаженно звучали, и они были хорошо разрекламированы.

Но тогда были «Дейв Кларк Файв» и другие группы, о которых мы стали узнавать. Я просто подумал, что это ещё одна симпатичная английская группа. Впервые я услышал их песни, когда был в Англии. Это было еще до того, как они поразили Соединенные Штаты. Это была песня «От меня тебе» (From Me To You). Я думаю, что это был их первый большой хит, и он был большим хитом, когда я был в Англии.

Я привез с собой пластинку с этой песней и сказал Рэнди Вуду на «Дот Рекордз», что хочу её записать, но он ответил: «О, нет. Эта запись уже вышла на лейбле «Ви-Джей», и она не стала успешной».

«Но она все равно хитовая песня, Рэнди», — сказал я, но он не стал меня слушать. Но я узнал, что запись «Битлз» попала в Штаты. А потом, как известно, они смели всех с вершин хит-парадов. Всё, что они выпускали, занимало первое место. В какой-то момент у них было пять песен в десятке лучших синглов. Раньше я каждый год полагался на получение роялти со своих пластинок, и вдруг они всё это забрали себе. Внезапно все это иссякло не только для меня, но и для всех других.

У меня был один знакомый художник, и я попросил его сделать портреты «Битлз». Это были рекламные изображения, нарисованные масляной краской, и мы их отпечатали. Я получил у фирмы «Злтиб», то есть, слово «Битлз», написанное задом наперед, я получил лицензию у их менеджера Брайена Эпстайна, и мы продавали изображения Битлов».

 

 

 

Телеграмма Пэта Буна Брайену Эпстайну от 27 июня 1964: «Что мы можем сделать, чтобы изменить ваше мнение? «Злтиб» в Нью-Йорке заверил нас, что с вечеринкой проблем не возникнет. Ваш отказ разочарует миллионы американских детей, у которых очень мало шансов увидеть Битлов лично. Мы приобрели 100 билетов на концерт в Лас-Вегасе, чтобы вручить их победителям конкурса по всей стране. Некоторые из этих победителей встретятся с «Битлз» на вечеринке, организованной мною. Ваши 15 процентов от продажи портретов могут составить 50 000 долларов. Можете ли вы выделить нам один из вечеров 23, 24 или 25 августа? Пожалуйста, ответьте сразу же».

 

Пэт Бун (американский певец): «Мы делали литографии с этих изображений, прикладывали к ним корешок с номером, запечатывали в конверты и продавали везде, где было возможно. Продавая изображения «Битлз», я зарабатывал денег больше, чем на своих пластинках.

А потом я познакомился с «Битлз». Это было во время их первых гастролей по Штатам. Мы тогда организовали конкурс. Конечно, у меня был партнер, успешно занимавшийся продажами. Я это придумал, а он реализовал. Итак, мы устроили конкурс на национальном уровне. В каждом наборе картинок с портретами Битлов, которые мы продавали (а они были действительно хорошего качества), так вот, в каждом наборе находилась этикетка. Вы оставляли у себя одну часть этикетки, а другую отправляли по почте. На концерт в Лас-Вегасе мы пригласили 30 человек со всей страны. У них было два концерта, днем и вечером. Я, моя жена и семья были на первом шоу».

 

Джордж: «По-моему, на том концерте все первые четыре ряда занимали Пэт Бун и его дочери. Похоже, у него их не одна сотня».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Их выступление почти нельзя было расслышать. Плохая звуковая система и кричащие поклонники заглушали группу».

 

Сью Скрове: «На концерте мы могли их только видеть, но расслышать их из-за шума было невозможно. Девушки сходили с ума, плакали, кричали и падали в обморок».

 

Корнелия Дебрюин: «Во время концерта около десяти девушек потеряли сознание, а несколько взрослых покинули зал из-за шума».

 

 

 

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Никогда не забуду одну девушку, которая ринулась к сцене. Один из наших крепких парней подхватил её и вынес из зала. За ней последовала другая девушка, с которой поступили также. Когда её выносили из зала, она кричала: «Оставь меня, идиот. Я её мать».

 

 

 

 

 

Корнелия Дебрюин: «После окончания концерта несколько поклонников бросились в заднюю часть конференц-центра, чтобы увидеть своих кумиров. Полиция, которая обращалась с людьми как с преступниками, заставила толпу вернуться назад, что привело к многочисленным травмам. Одну девушку так ударили по ребрам дубинкой, что она чуть не потеряли сознание».

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Когда парни играли на дневном концерте, ко мне подошел их менеджер (Брайен Эпстайн) и сказал: «Вам не нужна вся эта охрана вокруг сцены». По тому, как он это произнес, я понял, что ему нужна «ситуация». Что я имею в виду? Небольшой ажиотаж, который обеспечил бы заголовки во всем мире. Но мы подготовились и были в курсе о тех сценах в Британии, которые были во время их выступлений. Я не стал ничего менять».

 

Джордж: «Мы выступали в Лас-Вегасе, где познакомились с Либерачи (прим. – Валентино Либерачи, известный пианист)».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Либерачи встретился с ними за кулисами после дневного концерта. Хотя это было вопреки установленным правилам, Дерек Тейлор ответил, что скажет мальчикам, и если они согласятся, то прекрасно».

 

Либерачи: «Когда «Битлз» приехали в Америку, одной из их остановок был конференц-цент в Лас-Вегасе. И я пошел познакомиться с ними. Перед сценой было выставлено полицейское ограждение, которое сдерживало подростков. Крик из аудитории был просто оглушающим. Я не смог ничего расслышать. Только когда я встретился с «Битлз», я смог их услышать. Я боялся, что они не произведут на меня никакого впечатления как исполнители, но я считал, что их музыка была прекрасной, и что она будет жить очень долгое время. Несмотря на то, что Леннон и Маккартни не великие музыканты, они потрясающие композиторы».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Либерачи был очень, очень любезен. Он подошел и просто сказал: «Я хочу познакомиться с этими молодыми артистами, которые делают такие удивительные вещи». И они согласились».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Они [«Битлз»] действительно хотели познакомиться с Либераче. Они ожидали, что он будет одет ярко, но он выглядел как обычный парень. Джон сказал, что он был похож на посыльного».

 

Пэт Бун (американский певец): «В перерыве мы встретились с «Битлз». Мои девочки сидели у них на коленях и фотографировались с ними. Девочкам было 7, 8, 9 и 10 лет. Именно тогда мы познакомились с «Битлз» и отлично с ними поладили. Они сказали мне: «Брайен Эпстайн, наш менеджер, часто упоминал твое имя касательно многих вещей. Многие из них просто фигня, но портреты нам понравились. Очень хорошие, удачные изображения».

 

Бесс Нуццо: «Это было летом, до того, как мы с подругой поступили в университет. Мы услышали, что в августе наша любимая группа «Битлз» приедут в США со своими первыми американскими гастролями. Мы были этим взволнованы, и начали придумывать план, как связаться и встретиться с ними. Мой папа согласился отвезти нас в Лас-Вегас, поселить в отеле и стать нашим сопровождающим лицом.

Свой план мы изложили мэру нашего города Феникс, Милтону Грэхэму. План состоял в том, чтобы вручить им ключи от города и пригласить их в наш город во время следующего турне. На это ушел почти месяц наших телефонных переговоров с мэром, и он согласился.

Когда «Битлз» прибыли на западное побережье Соединенных Штатов, чтобы начать свое турне, я часами сидела на телефоне, обзванивая операторов в каждом городе, где должны были выступать «Битлз». Они информировали меня о том, в каких отелях они разместятся, и какие последние новости о них появились. Удивительно, что операторы с нами разговаривали. Удача улыбнулась нам, когда местный журналист газеты «Феникс Гэзетт» написал заметку о том, что одно из охранных агентств Феникса будет нести дежурство во время выступления «Битлз» в Лас-Вегасе. Я созвонилась с главой этого агенства, господином Джимом Паскалем, и договорилась встретиться с ним в его офисе. Мы рассказали ему о наших договоренностях с мэром, и он согласился нам помочь. Он связался со своим коллегой в Лас-Вегасе, господином Джимом Хейзелом, возглавлявшего там охранную фирму, которая должна будет обеспечивать безопасность «Битлз». В свою очередь Хейзел связался с Брайеном Эпстайном и Нилом Аспиналом, и договорился, чтобы нам позволили встретиться с группой за кулисами. Мы были на седьмом небе!

Мы прибыли в Лас-Вегас за день до концерта и встретились с господином Хейзелом. Он разработал план, как незаметно проводить нас за кулисы, не вызывая излишнего шума. Мы должны были сидеть на своих местах во время выступления разогревающих артистов, а он будет находиться в конце нашего ряда. В нужное время он даст нам сигнал. После этого мы быстро встанем, и он проведет нас за кулисы. Договорившись о плане, мы отправились к отелю, где разместились «Битлз». Там мы стали ждать возле отеля, и кричали вместе с остальными сотнями поклонников всякий раз, когда занавески в их окнах одергивались.

Когда наступило время концерта, мы одели свои лучшие наряды. Наши места были в десятом ряду.

Примерно в девять тридцать, когда господин Хейзел дал нам условный знак, мы быстро покинули свои места и проследовали с ним за кулисы мимо огромных колонок, ревущих на полную мощность. Их дорожный менеджер Нил Аспинал встретил нас возле двери. Когда он открыл нам дверь, Ринго, который отдыхал на раскладушке, поднялся и спросил со своим ливерпульским акцентом: «Ну, кто тут у нас?». К нам подошел Пол, вежливо поздоровался с нами за руку и представился. Когда мы разговаривали, Пол сфотографировал нас, а мы сфотографировали его (на снимке с Полом я в белом платье).

Ринго был забавным, в конце каждого предложения он подмигивал нам. Джон находился в дальнем конце комнаты, погруженной в полумрак, поигрывая на гитаре. Я постеснялась к нему подходить, поэтому у меня нет его автографа. Пол к каждому из своих автографов добавлял «ХХХ» (прим. – три поцелуя) и позволил мне оставить у себя его авторучку. Джордж был милым и застенчивым, но он выступил вперед и тоже представился. Потом мы официально вручили им ключ от города Феникс».

 

 

 

 

 

 

Автографы на перчатках Бесс Нуццо.

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «В четверг вечером группа опытных журналистов, ошеломленная от двух часов визгов публики и грубости охранников, отправилась в комнату, расположенную за сценой конференц-центра, чтобы поближе взглянуть на «Битлз». Мальчики, явно обессилившие после 25 минут воплей океана крикунов, устало вышли на платформу».

 

 

 

Фото Терри Тодда.

 

 

 

 

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «Встав бок о бок, подобно полицейским, стоящим в ряд, они предстали перед многочисленными представителями прессы для пресс-конференции».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «Это было всё, что угодно, но не «Конференция». Она была такой же шумной, такой же хаотичной, такой же нетерпеливой, как и всё остальное в этот длинный день. Но «Битлз» благосклонно отвечали почти неразборчивыми голосами на ту мешанину вопросов, которые сыпались одновременно почти от сотни человек, толкающихся и теснящихся возле платформы. Выкрикивая свои вопросы поверх полицейского оцепления, некоторым удачливым репортерам и радиожурналистам удалось хотя бы на несколько мгновений докричаться до того или иного участника группы.

По счастливой случайности я оказался рядом с Джоном Ленноном, привлекательным, красноречивым, сдержанным молодым человеком. Леннон, который в реальной жизни выглядит намного лучше, чем на фотографиях, наклонился и легко и вежливо отвечал на такие глупости, как эти:

Вопрос: Как вы поступаете со своими деньгами?

Леннон: Кладу в банк.

Вопрос: Что вы будете делать после того, как всё закончится?

Леннон: Не знаю.

Вопрос: Какой подарок из тех, что вам подарили лично, вам больше всего понравился?

Леннон: Одна поклонница в Ливерпуле прислала мне сорок кошек… не настоящих кошек, вы понимаете, игрушечных, маленькие сувенирные изделия. Полагаю, этот подарок мой любимый.

(Если достаточное количество интервьюеров услышали этот ответ, то, наверняка, рынок игрушечных кошечек будет процветать).

Вопрос: Что вы ненавидите больше всего? Репортеров с их вопросами или фотографов, которые всегда хоят сделать еще один снимок?

Леннон: (с мальчишеской улыбкой) Я никого не ненавижу. Никто из нас.

Вопрос: Считаете ли вы себя музыкантами?

Леннон: (Кажется, никто еще не задавал ему этот вопрос) Ну, мы состоим в профсоюзе, поэтому, я полагаю, что могу сказать, что, в некотором смысле, мы музыканты. Но не совсем, наверное. Мы об этом не задумывались».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «Тем временем Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго отвечали на такие вопросы, как: «Когда вы собираетесь написать свою следующую книгу?» и «Что вы думаете об отчисленных из школы?».

Массовое интервью, рожденное в раздражительности и скуке, вскоре умерло от апатии.

Затем «Битлз» колонной по одному удалились в свою костюмерную. Это был тяжелый день, и мальчикам предстоял вечер трудного дня».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В перерыве между дневным и вечерним концертами местная полиция получила телефонное предупреждение о заложенной в зале бомбе».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «20 августа 1964 года в управлении Центра конгрессов в Лас-Вегасе раздался телефонный звонок и неиз­вестный человек сообщил, что во время дневного концерта группы, состоявшегося в 16 часов, в здании бы­ла заложена бомба, но это сообщение не было воспринято достаточно серьезно, и вечерний концерт не отменили».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Первоначально было принято решение отменить вечерний концерт, но поняв, какие могут быть последствия со стороны восьми тысяч расстроенных поклонников, концерт не был отменен».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Линда Мартин: «У меня были билеты на вечернее шоу. Наши места были в партере, но довольно далеко от сцены. Как только «Битлз» вышли на сцену, все вскочили со своих мест и начали кричать. Я не расслышала ни единого слова».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После окончания вечернего концерта полиция применила жесткие действия, чтобы позволить «Битлз» покинуть зал».

 

Линда Мартин: «Когда концерт закончился, шум в моих ушах стоял еще минут тридцать».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Одной женщине-репортеру полицейский на мотоцикле переехал ногу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «У одной из девушек на теле остались синяки от дубинки полицейского».

 

Марк Кроненберг: «Одного из моих приятелей взяли в команду, которая расставляла в зале стулья, готовила сцену и всё такое. После окончания второго концерта прибирая сцену он нашел одну из сломанных барабанных палочек Ринго. Поистине, заветное сокровище».

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Мы заплатили им 25 000 долларов. Самые дорогие билеты стоили по 25 долларов, самые дешевые 12,50. На билетах «Сахара» заработала в общей сложности 52 000 долларов. Неплохо за группу, о которой даже никогда не слышали наши постоянные клиенты».

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во второй день в Лас-Вегасе, несмотря на все меры предосторожности, принятые в отеле, после того как «Битлз» закончили выступление, две девушки-двойняшки лет шестнадцати, были пойманы на этаже, где жила группа.

Репортер Ларри Кейн был разбужен в три часа ночи громким стуком в дверь его номера. Он открыл и увидел на пороге встревоженного Мэла который сказал, что ему срочно нужна его помощь, потому что какая-то разгневанная мать подняла шум.

Оказалось, что, закончив поздно вечером играть в казино, эта мамаша поднялась на лифте на этаж «Битлз» и потребовала немедленно пропустить её к ним. Она сказала, что ей нужно вернуть её дочерей, которые, как она была уверена, проводили время с группой. Когда служба безопасности отеля решительно отказалась пропустить её, разъяренная и рассерженная мать (возможно, под действием алкоголя) позвонила в офис шерифа округа Кларк, заявив, что ее маленьких дочерей удерживают на вечеринке в номере Джона против их воли.

Как рассказал Кейн, Мэл попросил его одеться, надеть пиджак и галстук, и помочь разобраться с этим делом. «Почему я?» — спросил он Мэла и Дерека, который тоже выглядел встревоженным и присоединился к команде по урегулированию кризисной ситуации. «Ларри, ты – репортер», — ответил Мэл. – Ты выглядишь наиболее убедительным».

Кейн, стремясь доказать свою храбрость, подчинился и, узнав о случившемся и получив заверения Дерека и Мэла, что все это всего лишь ошибка и ничего плохого в номере Джона не произошло, представился матери и заверил её, что с дочерьми всё в порядке. К счастью, в этот момент девушки вышли из лифта прямо в её объятия. Никто так и не узнал, как эти девушки сумели попасть на Битловский этаж.

Дерек настоял на том, чтобы о посещении девочками номера Джона никто ничего не говорил».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Особенно раздражали Джона пронырливые мамаши, которым удавалось про­никнуть вместе со своими дочурками в номера к музыкан­там еще до того, как они отрывали головы от подушек. Од­нажды в Лас-Вегасе ему таким образом представили «дочь Доналда О’Коннора». Джон мрачно взглянул на девочку и сказал: «Я приношу вам мои соболезнования». — «Какие со­болезнования?» — изумилась юная поклонница. — «Да насчет вашего отца. Только что по радио сообщили, что он умер». Девчушка принялась кричать и устроила такую исте­рику, что пришлось вколоть ей успокоительного и вызвать «скорую помощь». «Слабачьё», — прокомментировал сквозь зубы Джон».

 

Джон: «Все шло по нарастающей: чем большего успеха мы добивались, тем более невозможные вещи нам предлагали, тем большего от нас ждали, а если мы вдруг отказывались пожать руку жене какого-нибудь мэра, она оскорблялась и начинала кричать: «Да как они смеют!» Вот только одна из историй Дерека. Как-то однажды в Америке, когда мы спали после выступления в одном из отелей, появилась жена мэра и потребовала: «Разбудите их, я хочу с ними познакомиться!» Дерек ответил: «Будить их я не стану». А она раскричалась: «Если вы их не разбудите, я обо всем расскажу журналистам!» Так было всегда. Нам грозили, что обо всем расскажут прессе, что нам испортят репутацию, если мы не познакомимся с чьей-нибудь дочерью с обязательным брекетом на зубах. Всегда находилась какая-нибудь дочка начальника полиции или лорд-мэра, это обычно препротивнейшие дети — видимо, потому что такими же были их родители. Эти люди пробивались к нам, нам приходилось видеть их постоянно. Такие впечатления становились самыми унизительными».

 

Джордж: «В Штатах у нас было полно неприятностей. Там все пытались подать на нас в суд. Девушки пробирались в наши комнаты, чтобы потом подать на нас в суд за то, чего мы не совершали. У всех американцев особая тяга к судебным преследованиям. До приезда в Америку я о таком ни разу не слышал».

 

Ринго: «Все это безумие будоражило меня. Оно мне нравилось. Мне нравились яркие машины, то, какими замысловатыми способами нас доставляли на концерт. Это было так весело! И потом, мы часто встречались с известными людьми, музыкантами и актерами, нас водили в отличные бары. Нам разрешали и самим развлекаться. Это было потрясающе, у нас не было ощущения, что мы в западне. Мы все время где-то бывали — ну, по крайней мере, я».

 

Пол (2018): «Насколько я помню, оргий у нас особо и не было. Были божественные половые контакты и были групи. Самое похожее на это… понимаете, это мой опыт, я не особо увлекаюсь оргиями. Лично я не хочу, чтобы был кто-то ещё, это все портит. Думаю, я это и не делал ни разу. Такая идея не привлекала. Был случай, когда мы были в Вегасе, где занимавшийся туром парень, посредник, спросил: «Вы едете в Вегас, ребята, вам нужны проститутки?» Мы все такие: «Да!» И я попросил двух. Они у меня были, это был прекрасный опыт, и это ближайший к оргии вариант, который у меня когда-либо был. Тем не менее, я не исключаю, что у других все могло быть по-другому, особенно у Джона».

 

Синтия: «За триумфальным шествием «Битлз» мы следили по телевизору. Их гастроли имели огромный успех, и толпы народа были еще более внушительными, чем в первый приезд. Мы ходили в местный кинотеатр на «Вечер трудного дня», который Фил так еще и не видела, а я с удовольствием посмотрела на Джона, пусть и в кино: мне его так не хватало!».

 

Патти Бойд: «Возможно, фанатам и не нравились мои отношения с Джорджем, но прессу они радовали, и я была востребована больше, чем когда-либо. Поэтому хотя я всегда и грустила, когда Джордж отправлялся на гастроли, я была занята работой моделью. Я работал на «Вог» с Рональдом Трэгером, «Tэтлер» с Жанлу Сьеффом, «Вэнити фэйр» с Питером Рэндом и на американский журнал «16». Я снималась в рекламных телероликах шампуня «Доп», в котором я еду через мойку автомобилей в машине с открытым верхом, ещё одной рекламе чипсов «Смит», а также на множестве страниц о моде в газетах.

Ещё я занималась жизненно необходимой задачей – поиском уборщицы. К изумлению Мэри и моему, единственным человеком, который ответил на наше объявление, оказался мужчина, артист балета. Это был далеко не Нуреев, но он прекрасно управлялся с половой тряпкой».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление на арене «Коу Пэлэс», Сан-Франциско

19 августа 1964 г.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «19 августа 1964 года в шесть часов утра телефон своим резким звуком разбудил меня в квартире на Беверли-Хиллс. На линии был Дэвид Инглиш, мой начальник в «Дейли Экспресс». «Айвор, поезжай в Сан-Франциско и познакомься там с «Битлз». Они только что прилетели. Это их первые гастроли в Америке. Они имеют грандиозный успех в Англии, но смогут ли они сделать это в Штатах? Мы хотим, чтобы ты отправился с ними на их чартерном самолете. Ешь с ними, пей с ними, делай с ними что сможешь, но ты должен к ним просто приклеиться. И всё нам рассказывать. Это называется Битломанией, и она распространяется. Я хочу, чтобы ты был во всём этом».

 

Сью Феррел: «Мне было тогда 15 лет. «Битлз» прибыли в аэропорт Сан-Франциско вечером во вторник 18 августа. Так как мои родители были против, я не была в аэропорту во время их прибытия. Мы с друзьями очень хотели увидеть их, потому что еще четыре месяца назад купили билеты на их выступление.

Примерно в 11 часов утра Джин, Джоби, Крис и я прибыли в отель «Хилтон», где «Битлз» только что провели ночь. Мы поднялись на лифте вверх, спустились вниз, прошли по лестнице, мы могли выйти где угодно, кроме пятнадцатого этажа. Отгадайте, кто там жил? Все наши попытки миновать охрану не увенчались успехом. Идеи подняться по пожарной лестнице или позаимствовать костюмы горничных не были приняты, так как мы были уверены, что они не сработают.

Мы вышли к той стороне отеля, где толпа снаружи была самой большой, и увидели несколко визжащих девушек. Мы посмотрели в ту сторону, и увидели в окне спину сидящего Битла. Когда он обернулся и помахал рукой, то мы узнали в нем Ринго!

Потом мы разговорились с женщиной, у которой был обеденный перерыв. Как выяснилось, она была репортером одной сан-франциской газеты. Она рассказала нам, что встречалась с Элвисом, Коки, Конни Фрэнсисом и другими. У неё была записка от промоутера, в которой ей разрешалось взять у «Битлз» интервью. Мы начали умолять её взять нас с собой, и вскоре мы были на 15-м этаже, предъявив охраннику записку. Он смотрел на нас подозрительно, так как уже видел нас раньше. Прочитав записку, он передал её женщине-охраннику, которая, в свою очередь, тоже прочитала её. Велев нам подождать, она ушла по коридору.

От мысли, что мы на одном этаже с «Битлз», моё сердце билось сильно-сильно. Женщины не было уже довольно долго. Потом мы узнали, что она показала записку Полу, который сказал, чтобы нас пропустили. Она велела нам следовать за ней, и когда мы подошли к концу коридора, постучала в дверь. Там было много людей – горничная, фотограф, уборщик и так далее. Все говорили: «Не кричите, или вы не сможете войти!». Я подумала, действительно ли «Битлз» находятся там? Я была уверена, что там окажется менеджер, полиция или кто-то еще.

Через минуту дверь открылась, и высунулась голова, которую я никогда не спутаю с другой – голова Пола Маккартни! Никогда в своей жизни я не терпела неудачу, но в этот момент я почувствовала, что близка к этому. Но он произнес: «Девушки? Девушки, заходите, девушки!». Я была в таком состоянии шока, что не могла поверить, что он настоящий.

Когда мы миновали двойные двери, то я отметила, что комната была очень маленькой. На полу я увидела открытый чемодан, а комната показалась мне немного захламлённой. Очевидно, они только что встали. Постели были смяты, а на столе были остатки их завтрака.

Пол прошел к столу, мы были с другой стороны. Затем он поклонился и поздоровался с каждым из нас. Когда он крепко пожал мою руку, я почувствовала разряд. Я была на грани срыва, а его карие глаза, казалось, смеялись. Я открыла рот, чтобы сказать «Привет», но получилось что-то вроде хрипа.

Потом Пол предложил нам присесть, и мы сели на кровать, а он занял стул. Его волнистые каштановые волосы свисали прямо на лоб, а не были зачесаны в сторону. На нем была рубашка цвета лаванды и узкие черные твидовые брюки. Он выглядел еще стройнее, чем я думала. Я увидела, что у него черные носки и черные кожаные туфли с пряжками сверху.

Наша подруга-репортер сказала Полу, что, по её мнению, записи «Битлз» становятся всё лучше и лучше. Он сказал «спасибо», но выглядел немного обиженным. Мы все рассмеялись и сказали, что считаем, что их записи всегда были лучшими. Затем репортер сказала что-то о том, как она была в каком-то клубе поклонников Элвиса. Я застонала. Светлые глаза Павла бросили на меня взгляд, и он засмеялся.

Я была в таком трансе, что просто не могла говорить, хотя был миллион вопросов, которые я хотела бы задать. «Хочешь увидеть мои прыгающие бобы?» — спросил Пол, пытаясь начать разговор (прим. – мексиканские прыгающие бобы являются разновидностью семян, в которые откладывают свои личинки небольшие моли. Именно эти личинки заставляют бобы «прыгать»). «Это мексиканские прыгающие бобы!» Он выглядел возбужденным, как будто никогда раньше их не видел. Поэтому мы ответили: «Конечно!» Но когда он посмотрел на стол и не увидел их, то воскликнул: «О, боже мой, их здесь нет. Они, должно быть, упрыгнули во все стороны!» Затем кто-то указал на них, лежащих в пластиковой коробке, и он вспомнил: «Ах да, я положил их в коробку», — и поднял её.

«А ты знаешь, что внутри них… червяки!», — сказала репортер. Пол повернулся и выронив из рук коробку, скривился и произнес: «Фу». Он выглядел так мило!

Во время разговора мы узнали, что в Сан-Франциско «Битлз» ничего не увидят, потому что они не могут выйти наружу, хотя Джон с Ринго сумели выскользнуть посреди ночи. Пол объяснил, что их менеджер распланировал графики, но было бы лучше, если бы они смогли иметь больше свободного времени в некоторых местах.

Джин спросила у Пола будут ли у них какие-либо репетиции перед выступлением, и Павел воскликнул: «О нет, мы никогда не репетируем. Мы слишком ленивы».

Джоби спросила, где сейчас остальные «Битлз», и Пол ответил, что Ринго с Джоном в душе. Он не упомянул Джорджа, поэтому я не знаю, был он умытым или нет!

В какой-то момент Джин поднялась, чтобы посмотреть в окно (под которым стояла пара знаменитых ботинок Битла), и я последовал за ней. Как только я увидела головы поклонников, Пол закричал: «Не подходите к окнам! Отойдите, отойдите!» Когда мы отошли, он произнес спокойным тоном: «Знаете, каковы эти поклонники! Они сойдут с ума, если увидят кого-нибудь». Не знаю, устал ли он от визгов, или же беспокоился о нашей безопасности, потому что, если бы они нас увидели, то на выходе нас могли бы разорвать.

Затем Крис спросил Пола, как долго будет длиться их выступление в «Коу Пэлэс». Когда он ответил: «Около полутора часов», мы все разочарованно вздохнули. Я взмолилась: «Пожалуйста, пожалуйста, сыграйте подольше!» Пол сочувственно ответил: «Полчаса – это долго для пения. Кроме того, мы слишком ленивы». Не думаю, что они на самом деле ленивы, но концерты должны отнимать у них много сил.

Репортер сказала: «Пока мы здесь, мы должны получить автографы». Пол согласился, поэтому мы все покопались в своих сумочках, чтобы найти что-то подходящее для автографов. Вечером, перед тем как я положила в сумочку книгу Джона Леннона, мы все думали, что это глупая идея и я не смогу подойти достаточно близко, чтобы он подписал её. И он не подписал её, но это сделал Пол, что было так же невероятно. На первой странице он написал: «Сью, с любовью, Пол Маккартни». Чернила смазаны в одном месте, и остался отпечаток пальца, где он коснулся чернил.

Репортер попросила у него автографы и для всех своих друзей, и Пол произнес: «Давай, голубушка!» Он сказал, что спешит, потому что у них должно состояться радиоинтервью. Я думаю, что он солгал, но мне кажется, он устал от нас.

Репортер спросила его, слышал ли он анекдоты о «Битлз», и когда он сказал «нет», она рассказала ему. Они были не очень приятные, и Полу они не понравились. Он сказал, что британские анекдоты отличаются от американских, и что американские не смешные. Она рассказала ему еще один глупый анекдот, и он произнес: «Ха-ха-ха. Еще один неудачный анекдот, да?»

Он открыл дверь, а все остальные стали выходить впереди меня. Когда я собиралась выходить, у меня появилось желание прикоснуться к его блестящим темным волосам. Они выглядели такими густыми и шелковистыми. Я в шутку сказала: «Я хочу немного волос», и потянулась к нему, чтобы почувствовать их. Пол решил, что я собираюсь выдернуть у него клок, поэтому откинулся назад и сказал: «Нет-нет! Пожалуйста, голубушка, не нужно этого делать!» Затем он взял меня за руку и пожал, прощаясь. Он подмигнул всем нам, когда мы уходили.

Мы зашли в грузовой лифт и спустились вниз. Как только я вышла на улицу, то начала кричать. Кажется, у меня началась небольшая истерика. Я все время смотрела на окно и плакала. «Мы были там с Полом!» Когда мы дошли до отеля, где была толпа, то рассказали им, что встретились с Полом, но никто нам не поверил, даже когда мы показали им автографы».

 

 

 

Охране приходилось идти на всевозможные хитрости, чтобы перекрыть все лазейки до личных покоев «Битлз». Поклонник, пытающийся проникнуть по пожарной лестнице, как это произошло в отеле «Хилтон» в Сан-Франциско, было обычным делом в те дни.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «К полудню 19 августа я уже был в международном аэропорту Сан-Франциско, запрыгнул в такси и отправился в отель «Хилтон». Отель был в осаде. Тысячи людей, в основном девочки подросткового возраста, многие с брекетами на зубах, окружили отель со всех сторон кричащей дикой истерической массой. В жизни такого никогда еще не видел. Я буквально пробился сквозь толпу в холл отеля, который находился под охраной помощников шерифа с револьверами на поясе.

«Я гость», — сказал я, пытаясь перекричать толпу.

«Мест нет», — ответил администратор.

«Нет? — прокричал я, пытаясь быть услышанным. – Но я с Битлз».

После этого меня зарегистрировали. Охранник отеля возле стойки регистрации с удивлением посмотрел на меня, затем позволил пройти. Разместившись в номере, я попытался найти Дерека Тейлора.

«Они не принимают звонки», — ответил оператор отеля и бросил трубку. Я попробовал снова. «Я из Англии, — сказал я оператору. – Я с Битлз». Это были волшебные слова. Она соединила меня с Тейлором, который сказал мне: «Заходи в номер прямо сейчас, Айвор, познакомишься с ребятами».

Когда я вышел из лифта на пятнадцатом этаже, он поприветствовал меня словами: «Добро пожаловать в Битломанию».

Дерек, худощавый, элегантно одетый парень с длинными волосами и аккуратно подстриженными усами, без пиджака в белой рубашке с синим галстуком, провел меня в большой вестибюль, попыхивая сигаретным дымом. Будучи журналистом шоу-бизнеса в манчестерском «Дейли Экспресс», он был моим пропуском в их внутреннее святилище.

«Наш первый концерт сегодня вечером в Коу Пэлэс. Это недалеко отсюда, — произнес он. – Да, тебе это не помешает, — сказал он, наливая порцию виски. – Дай знать, когда Брайен и мальчики проснутся».

Он вышел, через несколько минут вернулся и провел меня в смежную комнату, расположенную в центре жилой зоны. В главной комнате было три двери. Даже здесь были слышны неутихающие крики. Ко мне неторопясь подошли два парня. «Мэл, Нил, это Айвор. Он путешествует с нами». Я пожал руку Мэлу Эвансу, крупному мужчине крепкого телосложения в очках в темной оправе, и Нилу Аспиналу, худощавому, по-мальчишески выглядещяму молодому человеку. «Айвор будет с нами на протяжении всех гастролей», — сказал Дерек, представляя меня.

Позади них стоял стол, на котором, казалось, были остатки обеда: ломтики бекона, недоеденные тосты, потерявшие форму кукурузные хлопья, затвердевшие яйца и заварочный чайник в окружении грязных чашек и блюдец.

«Они только встали», — сказал Мэл.

«Мы еще не отошли от перелёта», — объяснил Дерек.

«Это всегда так?», — спросил я, указывая в направлении непрекращающегося шума снизу. Он только улыбнулся. Он сказал, что организаторы турне зарезервировали для меня номера во всех отелях, где будут выступления, и что я буду жить на тех же этажах, где «Битлз». Также я буду летать в битловском самолете.

«Мне понадобится аккредитационная карта или билет?», — спросил я.

«Нет. Просто все время держись к нам поближе». Затем он провел меня в одну из спален.

Ринго лежал на одной из кроватей с телефонной трубкой возле уха. На другой кровати сидел Джордж Харрисон. Он смотрел телевизор без звука, просматривая стопку пластинок, в руке он держал радиоприемник, на его шее висели наушники. На подносе для завтрака стояло блюдце с недоеденными сдобными булочками, заварочный чайник и баночка джема. На столике кипа мятых газет и пепельница, полная окурков. Это было похоже на то, как если бы я зашел в комнату школьников-нерях.

«Айвор ведет нашу колонку в Экспрессе», — сказал Дерек Джорджу, который хлопал глазами и кивал головой, не произнеся ни слова, кроме: «Будешь тосты?». Он переключил на канал, по которому транслировали вчерашние сцены хаоса, когда «Битлз» прибыли в международный аэропорт Сан-Франциско.

Мы с Дереком вернулись в главную комнату. Он налил себе выпить, и через несколько минут появились остальные Битлы. Джон Леннон был босой в мятой белой рубашке и джинсах настолько узких, что они выглядели как будто поссорившимися с его голыми лодыжками. Все помещение пропахло застоялым сигаретным дымом.

Знакомство было коротким. Дерек сказал Джону: «Это Айвор».

Джон бросил на меня взгляд. «Айвен Ужасный».

«Нет, я Айвор», — поправил я, но Джон не обратил на это внимания.

«Айвен не такой уж ужасный», — повторил он. Потом я узнал, что одного из друзей детства Джона звали Айвен Вон, который в 1957 году привел юного Пола Маккартни посмотреть на группу «Кворримен», с чего всё и началось. Джон часто прибавлял к его имени слово «Ужасный».

«Ты англичанин? — поинтересовался Пол, дружелюбно пожимая мне руку. Он был, определенно, самым дружелюбным в этой компании. – Но ты живешь в Америке?».

«Добро пожаловать в Калифорнию, — несколько смущаясь произнес я. – С этими криками всегда так?».

«Грёбаное сумасшествие, — пробормотал Джон. – Они все умрут от ларингита».

Вошел Ринго, позаимствовал у Джона сигарету, затем снова вышел, как если бы он ходил во сне.

«Сколько времени в Англии?», — спросил он.

«В три пресс-конференция», — сказал Тейлор.

Все мальчики выглядели измученными и не в настроении встречаться с незнакомцами».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Среди материалов, хранящихся в музее радио в Сан-Франциско, есть редкое 8-минутное радиоинтервью с Джорджем Харрисоном и Полом Маккартни. Интервью было взято Хилли Роузом, как помечено на коробке как: «Хьюстон 19 августа 1965».

Когда я ознакомился с записью, то понял, что год указан неправильно. Должно было быть 19 августа 1964, когда они были в Сан-Франциско. Характер задаваемых вопросов намного больше соответствует их первому турне, нежели гастролям 1965-го года. И, конечно же, упомянутый Дерек Тейлор был только в турне 1964-го года. Думаю, что коробка была подписана позднее кем-то, кто пытался идентифицировать содержание, но не самим Роузом после интервью (замечу, как написано слово «BEATTLES», а после имени Джорджа поставлен знак вопроса)».

 

 

 

 

Дэвид Джексон (директор музея радио): «Хилли Роуз рассказал мне, что его познакомили с «Битлз» в их отеле, и один из сотрудников персонала (возможно, это был Дерек Тейлор) предложил ему подняться к ним в номер. Только Пол с Джорджем согласились дать интервью. Но Джон с Ринго сидели рядом, курили, и иногда комментировали, оставаясь вне микрофона. Старые пленки хранились у Кена Акермана — легенды радиостанции «Кей-Си-Би-Эс», более сорока лет».

 

Хилли Роуз: «Могу только сказать, что вечером в день их прибытия у них состоялась пресс-конференция, а эта запись была сделана на следующий день в их номере в отеле «Хилтон». Многие из отелей не стали размещать их у себя из-за неуправляемых толп, но «Хилтон» был очень большим отелем, с множеством выходов. Я работал на «Кей-Си-Би-Эс» и позвонил в «Хилтон» их гастрольному менеджеру. Уверен, помогло то, что я был от «Кей-Си-Би-Эс», и они чувствовали признательность Эду Салливану за тот большой прием, оказанный им его программой.

Гастрольный менеджер согласился выслушать мое предложение сделать репортаж о том, что неуправляемые толпы на концертах становятся небезопасными. Я хотел, чтобы участники группы в интервью рассказали молодежи, что «Битлз» хотели бы, чтобы они угомонились и стали бы безопасными для окружающих. Он попросил меня подождать на линии, и я ждал около сорока минут. Он вернулся к телефону и с недоверием в голосе спросил: «Вы еще здесь?». Он был уверен, что к этому времени я уже повешу трубку, но я, установив контакт, не хотел упускать возможность.

Он попросил меня подождать еще пару минут, и я услышал, как он перезванивает Потрясающей Четверке в их номер. Он начал их уговаривать, говоря им: «Да, это на самом деле, важно. Да, я хочу, чтобы вы сделали это». Когда он вернулся к телефону, то сказал мне номер комнаты, время, и условный стук в дверь.

Я появился в назначенное время, которое, как я помню, было около трех часов дня, и вся четверка лениво развалясь, сидела в пижамах. Джон с Ринго не захотели участвовать в интервью, но, к счастью, Пол и Джордж согласились. Джон был настолько раздражен, что, зайдя в ванную комнату, начал непрерывно спускать воду в туалете, пытаясь заглушить звук этим шумом. У меня был магнитофон с направленным микрофоном, защищенным от сторонних звуков, поэтому его усилия заглушить звук не отразились на качестве записи.

Когда я покидал «Хилтон», поклонницы увидели меня с магнитофоном и начали приставать с вопросом, видел ли я ИХ. С самым честным выражением лица, на какое я был способен, я сказал: «Вы шутите? Бесполезно». Иначе они разорвали бы мой магнитофон на части, а, возможно, и меня тоже».

 

Ларри Кейн (журналист): «В 1964 году мне был 21 год. Я начинал свою карьеру в программе «Топ 40» на музыкальной радиостанции в Майами. Я считал себя серьезным журналистом. В преддверии визита «Битлз» во Флориду я связался с менеджером группы Брайеном Эпстайном и попросил об интервью на стадионе «Гэтор Боул» в городе Джэксонвилл.

Мы задумывали привезти в Джэксонвилл молодых поклонников, чтобы они встретились с ребятами из группы, но Брайен Эпстайн и его рекламщик Дерек Тейлор неожиданно предложили мне освещать всё турне 1964 года. Я до сих пор не знаю, почему они сделали мне такое предложение. Единственное объяснение, которое я нахожу, было в том, что Брайен очень мало знал об Америке и, вероятно, подумал, что я более важная персона, чем был на самом деле.

Я попытался убедить своих боссов послать вместо меня кого-нибудь из ди-джеев, которые больше знали об этой группе. Майами был забит беженцами с Кубы. Набирала обороты война во Вьетнаме, в самой Америке происходила расовая революция. Кого волновала тогда английская группа, которая, без сомнения, продержится несколько месяцев и исчезнет?

Но радиостанция послала меня, потому что они хотели каждый день получать настоящую полноценную историю, а не просто поверхностный восторженный лепет. Но сначала мне надо было установить хорошие взаимоотношения со всей четверкой.

Когда я приехал в отель, мне позвонил Дерек Тейлор и попросил зайти в их номер. Я помню, что Джордж Харрисон сидел в гостиной, читал фантастику «Зеленый шершень» и очень много курил, как и все мы в то время. Джордж был приветлив, и я записал с ним короткое интервью.

Затем я проинтервьюировал Пола Маккартни, который был очарователен, таким он и остался. Он всегда хотел нравиться окружающим и был настоящим магнитом для аудитории. С Полом мы в основном говорили о войне во Вьетнаме и о расовых отношениях в Соединенных Штатах — совсем не о том, о чем обычно спрашивали у «Битлз». Ринго тоже оказался гораздо большим интеллектуалом, чем я себе представлял.

Я знал, что Джон Леннон был наиболее язвительным и неоднозначно воспринимаемым членом группы, но на самом деле он был отличным парнем. Проблемы с Джоном начались, когда я с ним только познакомился. Он посмотрел на мой костюм, мои туфли и прическу, и сказал: «Ты кто? Ты похож на какого-то зануду из 1950-х». Я парировал, что выгляжу гораздо лучше, чем он с его нечесаными волосами. Я задал ему несколько вопросов о спорах вокруг иммиграции, которые разгорались тогда в Англии, после чего вышел из комнаты и решил, что это было плохое начало.

Я уже прошел половину гостиничного коридора, когда почувствовал две руки у меня на плечах. Джон крепко обнял меня, извинился и попросил вернуться. Тогда я понял, что этот самый желчный и неоднозначный участник группы на самом деле классный парень. Джона очень заботило всё, что происходило в обществе. Мне понадобилось пару недель, чтобы это понять, и всё, что я видел в последующие 16 лет, лишь подтверждало это.

Конечно, они были популярны уже в 1964-м, иначе меня бы не послали с ними встречаться. За освещение их 35-дневного турне мне заплатили тогда три тысячи долларов».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из интервью Гэри Джеймса с гастрольным менеджером Бобом Бонисом:

Гэри Джеймс: Некоторые из вопросов, которые задавали «Битлз» на пресс-конференциях, были абсолютно смешные. Они были даже за пределами глупости.

Боб Бонис: Те пресс-конференции были подстроены. За отдельную плату Брайен позволил одному или двум представителям прессы летать с ними. Чтобы попасть на борт самолета, Брайен заставил их раскошелиться. Они не просто следовали с ними, как это делает пресса сегодня. Он заставлял их платить, по-моему, по 1000 долларов за неделю. Эти люди получали возможность писать об этом. А пресс-конференции были полнейшей скукой. Вопросы были, типа: «Вы спите в пижамах?», и много подобной ерунды. Поэтому стало происходить следующее: люди из самолета, или как я, к примеру, кричали из-за спин заранее подготовленные вопросы, которые бы сделали пресс-конференцию немного интереснее. А мы ждали, что ответ будет забавным. Парни не знали, какими будут наши вопросы, но они знали, что некоторые вопросы мы задавали только для того, чтобы это стало более интересным для них. Иначе, им бы стало до слёз тоскливо. Одни и те же вопросы в каждом городе.

 

 

 

Одним из самых популярных способов для поклонников «Битлз» получить возможность встретиться с группой было вручение им «ключа от города».

 

Лил Край: «Мы сделали большой ключ, покрасили его золотой краской и привязали к нему красную ленту. Затем подписали его у мэра города Лос-Гатоса и членов городского совета. Моя подруга должна была вручить этот ключ Полу, но она просто оцепенела от восторга, когда их увидела, так что мне пришлось её подтолкнуть, сказав: «Вручай им ключ!»

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во время этого турне я стал не просто репортером, ведущим репортаж с центра событий. Я стал частью команды.

Днем в отеле «Хилтон» Дерек проводил меня на встречу с Брайеном Эпстайном. Он был в изящном костюме угольно-черного цвета, белой рубашке с галстуком, как если бы собирался на встречу с банкиром. Мы обменялись несколькими формальностями.

«Где вы живете?», — поинтересовался он, слегка скривив губы.

«В Беверли-Хилл», — ответил я с легким акцентом «кокни».

«Вы англичанин, и живете в Беверли-Хиллс? — спросил он, проявив немного больше интереса. – Мне нравится Беверли-Хиллс».

Я проследовал за ним, когда он перешел в смежную комнату, где время от времени он говорил по телефону или шепотом переговаривался с Дереком Тейлором. Телефон звонил часто, спрашивали то Брайена, то мальчиков.

«Мне пора заказать такси на вечерний концерт?» — спросил я Дерека.

«Заходи сюда, поедешь с нами» — ответил он.

Приняв быстро душ и перекусив «Битловскими бургерами» в кафе «Газебо» при отеле, где шеф-повар создал по этому поводу новое блюдо (четыре мини-гамбургера посыпанные нарезанным салатом), я вернулся на пятнадцатый этаж, где в вестибюле в молчаливом напряжении ожидали сопровождающие группу люди. Внезапно из смежной комнаты вышли Битлы. Они были необычайно стильными, появившись в приталенных темных костюмах, белых рубашках и узких галстуках, и были больше похожи на манекенщиков, а не рок-н-ролльщиков.

За полтора часа до начала концерта появились два суровых мужчины, представившиеся менеджером отеля и главой службы безопасности. Обменявшись несколькими словами, они попросили нас проследовать за ними. Наша разношёрстная компания под предводительством «Битлз» безмолвно прошла к двум открытым для нас лифтам, после чего охранник что-то пролаял в рацию, которую держал в руке.

Не было никаких разговоров. Никаких деликатностей. Это было похоже на военную операцию. Двенадцать человек заполнили лифты. Глава службы безопасности нажал на кнопку и без остановок мы опустились вниз. Когда двери лифта открылись, Джон с высокомерным английским выговором произнес: «Мужская одежда. Женское нижнее белье».

Мы проследовали через несколько узких коридоров, после чего вышли из здания на свежий вечерний воздух. Еще было светло и на удивление прохладно для летнего вечера. Два черных девятиместных лимузина с работающими двигателями стояли возле служебного входа. И никакого намека на крики.

Первыми в лимузин привычно проскользнули Битлы. «Садись во вторую машину», — распорядился Дерек. Я прыгнул вовнутрь вслед за помощницей Дерека – Бесс Коулмен, и расположился на заднем сиденье массивного кожаного салона. Следом сели еще три человека, которые оказались репортерами из Англии, которые тоже освещали это турне. Никто из нас понятия не имел, что будет дальше, поэтому мы просто кивнули друг другу, не утруждая себя разговорами, но желая добраться туда, куда мы направлялись.

Когда лимузины плавно выскользнули на дорогу, к ним присоединились шесть офицеров полиции на мотоциклах. Два поехали в начале, два по бокам и два замыкали колонну. Битлы вместе с Брайеном Эпстайном перемещались в лимузине № 1. Я находился в лимузине № 2 вместе с Дереком Тейлором и ещё двумя репортерами. До этого я никогда не ездил в сопровождении полицейского конвоя. Чувствовал себя как член королевской семьи. На всех перекрестках полиция останавливала движение, и мы проезжали под красный свет. Вдоль всего пути следования мелькали поклонники… девушки… подростки, выстроившиеся вдоль улиц, машущие руками, кричащие, с плачущими лицами.

Наша кавалькада прибыла к «Коу Пэлэс» к семи часам вечера. Битлы стремительно выпрыгнули из машины и бегом пронеслись мимо ждавших прибытия фотографов. В сопровождении Мэла Эванса и Нила Аспинала они вбежали в длинный зеленый трейлер, напоминающий большой контейнер, который был их костюмерной комнатой. Дверь захлопнулась.

Мы бездельничали возле трейлера, не зная, чем себя занять в ожидании, что что-нибудь произойдет. В это время появилась пара с ребенком. Женщина была в детстве звездой – Ширли Темпл Блэк. С ней была её десятилетняя дочь Лори и муж Чарльз».

 

Нил Аспинал: «Повсюду местные высокопоставленные лица хотели встретиться с ними, познакомить их со своими детьми».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Один из охранников заметил Ширли Темпл с дочерью Лори и проводил их за кулисы «Коу Пэлэс», чтобы они смогли встретиться с Битлами».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Семью сопроводили в трейлер, чтобы они могли познакомиться, немного пообщаться и сфотографироваться с «Битлз». Когда актриса попросила сфотографировать её дочь Лори вместе с «Битлз», её муж Чарльз вытащил свой фотоаппарат и и быстро сделал несколько снимков жены и дочери вместе с группой».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Через несколько минут, когда Дерек Тейлор сказал об этом нашему фотографу Курту Гюнтеру, тот возмутился. «Мы должны забрать эти снимки», — раздраженно сказал он. Дерек поговорил с Чарльзом, и тот согласился отдать Курту свою пленку, снимки с которой будут потом распределяться среди фотографов, не допущенных к съемкам. «Но, пожалуйста, дай нам эти фотографии», — попросил Дерек Курта. Курт отправил непроявленную пленку в местный офис «Ассошейтед Пресс», где был аппарат, который мог передавать фотоснимки своим клиентам.

В это время за кулисами сан-франциский коп инструктировал полицейских, как если бы они собирались высаживаться в Нормандии: «Не допускать никаких танцев. Никаких прыжков на сиденьях. Никаких взбираний на сцену».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на арене «Коу Пэлэс», Сан-Франциско, Калифорния, совместно с группами «Билл Блэк Комбо», «Экситерс», «Райтес Бразерс» и Джеки ДеШеннон».

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «Выступления с «Битлз» были удивительным и феноменальным опытом в моей музыкальной карьере».

 

Джеки ДеШеннон: «Брайен Эпстайн позвонил мне и предложил стать одним из исполнителей, выступающих перед «Битлз». Меня пригласили на от­крытие первого большого турне «Битлз» по Соединенным Штатам. Я была чертовски счастлива быть на гастролях вместе с «Битлз». Это была такая большая честь выступать перед таким количеством людей».

 

Джордж: «Джеки ДеШеннон была с нами в турне. Помню, я играл с ней на гитаре».

 

Пол: «Джеки ДеШеннон, замечательная поэт-песенник (прим. – Джеки была одной из первых женщин в рок-н-ролле, которая стала сама сочинять песни)».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На концерт было продано 17 130 билетов».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Организатор концерта – Пол Кэтэлайнэ, владелец популярного ночного клуба в Сан-Хосе, сказал, что билеты на концерт были проданы за месяц до выступления».

 

 

 

 

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Первые зрители начали прибывать в «Коу Пэлэс» к пяти часам вечера. Каждого, кто подходил ко входу в арену, встречали аплодисменты, крики и пронзительные визги девушек, на случай, вдруг это «Битлз». Они прождали несколко часов в надежде увидеть своих кумиров».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «К семи часам вечера «Коу Пэлэс» был заполнен почти полностью».

 

Ларри Кейн (журналист): «Они [«Битлз»] никогда не делали саундчек, обычно на это не было времени. Если современные музыканты посмотрят на ту незамысловатую аппаратуру, которую они использовали, и удивятся».

 

Из интервью Гэри Джеймса с гастрольным менеджером Бобом Бонисом:

Гэри Джеймс: Летом 1964-го это был самый желанный билет, если бы вы только сумели заполучить его. Конечно же речь идет о билете на концерт «Битлз» в США. В то лето «Битлз» были на самом пике своей популярности. За сценой и в дороге с «Битлз» был Боб Бонис, их дорожный менеджер. Разве не Мэл Эванс был дорожным менеджером «Битлз»?

Боб Бонис: Он был дорожным менеджером в Британии. Точнее, он не был дорожным менеджером, а занимался оборудованием. Его обязанностью было установить и настроить оборудование, а ещё он был что-то вроде телохранителя. Нил Аспинал был настоящим, очень британским дорожным менеджером. В Штатах у него было мало работы в качестве дорожного менеджера. Он бы не справился. Его работа состояла в том, чтобы быть всё время с «Битлз» и быть уверенным, что с ними всё в порядке. Мэлкольм был рабочим сцены. Он настраивал все оборудование.

Для меня первой трёпкой были «Стоунзы». Судя по прессе, «Стоунз» и «Битлз», как предполагалось, были заклятыми врагами, в то время как они были очень даже дружны. Они удостоверялись, что не будут гастролировать в одно и тоже время, и если уж так случалось, то они были разных континетах.

Гэри Джеймс: Именно по рекомендации «Роллинг Стоунз» Брайен Эпстайн нанял вас, чтобы вы стали дорожным менеджером «Битлз»?

Боб Бонис: Отчасти.

Гэри Джеймс: Кто в организации «Битлз» рекомендовал вас Брайену Эпстайну?

Боб Бонис: Частично, это были сами «Стоунзы». Они только что стали победителями опроса «Мелоди Мейкер» как «Лучшая новая группа Англии». «Битлз» победили в номинации «Лучшие в мире», так как появились несколькими годами ранее. Я начал работать со «Стоунзами» в их первом Американском турне, который состоялся в июне 64-го, ещё до больших гастролей «Битлз». Знаете, они послали с нами на две недели репортера из «Мелоди Мейкер». У «Стоунз» была ужасная репутация, и чтобы её получить, они усердно трудились. На самом деле они не были проблемными. Подход был такой: если «Битлз» слишком правильные, то «Стоунз» были должны быть ужасными. Так вот, с их слов, парень из «Мелоди Мейкер» послал свой отчет, со словами: «Вы можете не верить, но в Кливленде есть парень по имени Майк Дуглас, у которого было утром шоу, и Боб Бонис, который был там уже с семи утра». Или: «Этот парень, Боб Бонис, сделал то-то и то-то. Они были, действительно, классными».

Потом всё оборудование вернулось в Англию, Брайен позвонил в офис «Стоунзов», где мне дали самую лучшую рекомендацию. И, конечно, было еще вот что. Был только я и ещё один парень, кто работал с Дейвом Кларком. Дэйв Кларк был крупной фигурой в то время. Было только два парня, у которых был необходимый опыт, чтобы организовать турне «Битлз». И они получили нас обоих. Это ответ на ваш вопрос?

Гэри Джеймс: Отчасти. Как вы получили работу у «Стоунз»?

Боб Бонис: Парень по имени Норман Вейс был агентом «Дженерал Эртистс». Я работал с ним раньше, когда был агентом в компании «Эм-Си-Эй». Норман помнил, что у меня всегда была репутация цепкого, смышленого парня, и я был логичным выбором, так как Норман был заинтересован во мне. Норман рекомендовал меня.

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Концерт начался по расписанию в восемь часов вечера. Перед тем, как подростки смогли увидеть «Битлз», около 90 минут они смотрели выступление трёх рок-н-ролльных групп».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Битлы были готовы к выступлению, но сперва толпу разогрел не один, а четыре исполнителя. Первой выступала группа «Билл Блэк Комбо», лидер которой в прошлом был бас-гитаристом у Элвиса Пресли, который, по иронии судьбы, отсутствовал по болезни и пропустил начало гастролей. Следующими были «Экситерс», квартет, известный своим хитом «Скажи мне» (Tell Me)».

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «Наш первый день гастролей с ними начался в «Коу Пэлэс». Публика кричала, но мы к этому были непривычны».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Третьими выступал дуэт «Райтес Бразерс». Четвертым разогревающим артистом была Джеки ДеШеннон».

 

Ларри Кейн (журналист): «Самым удивительным для меня было то, что они [«Битлз»] были настоящими трудягами. Их исполнители на разогреве были весьма крупными в то время – «Райтес Бразерс», Джеки ДеШеннон, «Экситерс», «Билл Блэк Комбо». И, по правде говоря, все эти группы не были услышаны, потому что подростки не хотели их слушать. Поэтому каждый вечер «Битлз» приходили, чтобы посмотреть их выступления, так как ощущали вину за то, что все внимание было на них, а не на этих замечательных артистах».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Подростки встретили эти группы с большим энтузиазмом, но не сравнимо с тем, что произошло после этого».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Наконец, в 9.20 вечера наступило долгожданное время. «Вот они – Битлз!», — объявил местный ди-джей. «Битлз» выскочили на сцену и битком набитый «Коу Пэлэс» взорвался пронзительными визгами и продолжительными криками».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда на сцене появились «Битлз», девушки непрерывно кричали целых четыре минуты и сорок пять секунд».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Зал озарился морем вспышек от тысяч фотоаппаратов Кодак и Брауни».

 

Газета «Сан-Франциско Экзэминер», 1964: «Они были освещены вспышками сотен фотокамер, подобных зарницам среднего Запада».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Истерия аудитории сопровождалась таким количеством вспышек фотоаппаратов, что это напомнило знаменитый артиллерийский обстрел во время сражения при Эль-Аламейне во Второй мировой войны».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Стандартная программа «Битлз» включала в себя следующие песни: «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Мальчики» (Boys), «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Иногда вместо песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) исполнялась «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There)».

 

 

 

Сохранился короткий фрагмент кинохроники без звука.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Без каких-либо слов мальчики начали с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), но их пение заглушал шум. Все сидящие вокруг меня девушки, некоторые с биноклями, начали, я бы сказал, марафон непрекращающегося визга. Они прыгали на своих сиденьях, их тела тряслись и вибрировали, и их так корёжило, что они, казалось, были в муках эпилептических припадков или были одержимы демонами. Один подросток в синей джинсовке в двух рядах позади меня так трясся и качался, что я стал беспокоиться, как бы у него не отпала голова».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Они кричали, они визжали, они прыгали, демонстрируя такую массовую истерию, которой никогда прежде не было в «Коу Пэлэс». Тысячи семнадцатилетних подростков, а некоторым на вид было всего лет по тринадцать, ждали около двух часов, чтобы увидеть своих желанных Битлов из Англии. Старожилы, живущие рядом с «Коу Пэлэс», говорят, что это был самый дикий вечер в истории этой огромной арены. Ни съезды республиканцев, ни чемпионат по хоккею не могут сравниться с минувшим вечером, когда на арене выступала четверка парней из Ливерпуля».

 

Ларри Кейн (журналист): «В Америке в 1950-х годах мы привыкли видеть в молодежи уравновешенность, и, в некотором роде, консервативность. Внезапно мы увидели, как девочки из всех слоев общества в возрасте от 10 до 15 лет, иногда чуть старше или чуть моложе, воспламенились в проявлении своих эмоций. Это не было помешательством, это было сочетание счастья и страдания одновременно. Никогда раньше не видел ничего подобного. Судя по их лицам, они были убеждены в том, что каждый из «Битлз» пел именно им, или обращался к ним».

 

Газета «Сан-Франциско Экзэминер», 1964: «Несмотря на то, что это преподносится как музыка, всё это из-за пронзительных криков поклонников было подобно урагану в ясный летний день. Жуткая сцена, когда четыре молодых человека в косматых париках взобрались на сцену, шевеля губами».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «На следующий день газета «Сан-Франциско Экзэминер» выйдет с заголовком: «Фанатки теряют голову из-за длинноволосых идолов». В газете было написано, что из-за пронзительных криков фанатов было слышно только «что-то вроде двигателя реактивного самолёта, ревущего во время шторма с громом и молнией».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Песня закончилась, Пол помахал рукой и сказал: «Шумите так, как вам нравится и по-настоящему отрывайтесь, потому что это не наше место». Затем они исполнили песни «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) и «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love). Подобно несущемуся поезду, с паузами, чтобы перевести дыхание, они тряслись и раскачивались как марионетки. Единственное время, когда они замедляли свое движение было, когда они уклонялись от летящих крошечных снарядов: на них непрерывным потоком обрушивался дождь леденцов «джелли-бэби». Большинство из них пролетало мимо своих живых мишеней, хотя некоторые из них градом грохотали по барабанам Ринго, другие не долетали до сцены, жалили мои уши и дробинами ударяли меня по голове. Я согнулся на своем месте, накинув на голову пиджак, и использовал газету в качестве импровизированного щита».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Боба Кэмпбелла.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Боба Кэмпбелла.

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «В основном, хотя толпа была самой шумной в истории «Коу Пэлэс», она не была необузданной. Было несколько небольших инцидентов, когда охрана потребовала сдать назад не в меру ретивым поклонникам, но в целом дети вели себя хорошо. В основном аудитория на 75 процентов состояла из девушек, только достигших подросткового возраста. Среди зрителей можно было заметить некоторое количество родителей, вынужденных быть в зале, без сомнения, из-за своих юных дочерей».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Дважды концерт останавливался из-за леденцов, которыми публика забрасывала сцену, когда ведущий концерта выходил на сцену, обращаясь к аудитории: «Вы доставляете «Битлз» неприятности!».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Во время концерта сотрудникам арены приходилось дважды останавливать концерт и обращаться к подросткам с просьбой не бросать на сцену леденцы. «Вы наносите Битлам вред», — кричал сотрудник, и большей частью подростки переставали кидаться».

 

Пол: «Мы наступали на леденцы, и они прилипали к нашей обуви и к гитарным проводам. Детишки наверное думали, что я пытаюсь исполнить какие-то новые танцевальные движения, но я всего лишь пытался стряхнуть их с обуви».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «В какой-то момент времени полиция ринулась к «Коу Пэлэс», получив сообщение от шерифа Эрла Уитмора, что группа девушек взобралась на цирковые вагончики, стоящие рядом с ареной. Но вскоре подростки слезли с вагончиков, обнаружив, что в них находятся тигры и львы. Слоны были загодя уведены из загонов для скота, расположенных рядом с ареной».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В конце выступления Джон сделал паузу и объявил: «Сейчас будет песня из нашего нового фильма». Остальные его слова утонули в шуме и група начала исполнять песню «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night).

Менее чем через двадцать пять минут все закончилось. Двенадцать песен, быстрая прощальная речь: «Бах, бам, спасибо». Когда они закончили свою последнюю песню «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), то побросали свои инструменты и спешно покинули сцену».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В конце своего выступления «Битлз» бросили свои инструменты и сбежали со сцены к ожидающему их автомобилю, пока аудитория еще не поняла, что концерт окончен».

 

Газета «Сан-Франциско Экзэминер», 1964: «Как только они [«Битлз»] покинули сцену, крики сразу же прекратились».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Толпа думала, что они вернутся или на бис, или чтобы забрать свои гитары, но они больше не появились. Я прошел к сцене и понял, что стою на чём-то похожем на море патоки: растаявшие «джелли-бэби».

Когда я садился в лимузин для представителей прессы, то увидел Мэла, держащего открытой дверь кареты скорой помощи, в которой находились Битлы».

 

beatlesbible.com: «В отель они были доставлены в машине скорой помощи, так как их лимузин был осажден поклонниками».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Чтобы после концерта вывезти «Битлз» из «Коу Пэлэс», был разработан тщательный план. Два лимузина в сопровождении полицейского эскорта стремительно отъехали от служебного выхода арены, и сотни девушек бросились им вслед. Тем временем, «Битлз» оставались в своей гримерной ещё несколько часов перед тем, как уехать в аэропорт, где их ожидал чартерный самолет».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «После окончания концерта, шофер их лимузина не успел достаточно быстро отъехать от арены, и машину оседлали истеричные подростки. Под тяжестью человеческих тел крыша прогнулась, и только благодаря оперативным действиям службы безопасности ребят удалось вовремя вытащить. Их поместили в карету скорой помощи, где было относительно безопасно. Но стоило машине тронуться с места, включив сире­ну, как она врезалась в грузовичок. В конце концов, на по­мощь «Битлз» пришел какой-то сознательный гражданин, проезжавший мимо».

 

Ринго: «В «Коу Пэлэс» в Штатах мы были в двух шагах от смер­ти. Толпы набросились на лимузин, в котором мы, по их сведениям, находились. Они продавили крышу. Нас бы убили, но мы в это время прятались в машине скорой помощи под охраной семи морских пехотинцев. Так нас умык­нули с этого концерта».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Взревев, скорая помощь умчалась с включенными сигнальными огнями. Их лимузин стоял покинутый в окружении поклонников. С десяток девушек взобрались на его крышу и вцепились в двери подобно людям-прилипалам из какого-нибудь фильма ужасов. Охранник смотрел на них, бессильный прекратить эту автомобильную бойню. Когда наш водитель осторожно объехал изуродованный автомобиль и помчался прочь от этого бедлама, крыша лимузина № 1 окончательно прогнулась. С десяток поклонников прекратили свою разрушительную деятельность и попытались броситься за нами в погоню. Но мы оторвались, оставив выдохшуюся и опустошенную толпу».

 

Ринго: «Концерты были всего лишь концертами — мы отрабатывали их и уходили. Мы приезжали перед самым началом и работали. Это было здорово — ездить в турне. «Битлз» просто выходили на сцену, отрабатывали концерт и скрывались развлекаться. И это выглядело абсурдным: то, ради чего мы отправлялись в турне, то есть концерты, ломало нам весь день, потому что у нас было слишком много развлечений».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В целом «Битлз» пробыли на сцене всего 29 минут».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Это было, несомненно, одно из самых коротких выступлений «Битлз» на сцене, но не было никаких жалоб, потому что битловские поклонники были только рады провести 29 минут в таком божественном для них месте».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Организатор концерта – Пол Кэтэлайнэ из Сан-Хосе, сообщил, что сборы составили 90 000 долларов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Выручка «Битлз» за этот концерт составила 91 670 долларов».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Выручка от проданных билетов составила 91 670 долларов, а доход «Битлз» составил 47 600».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время концерта пятьдесят фанатов были травмированы, двое арестованы и еще пятидесяти не дали возможность взобраться на сцену».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Примерно десяти подросткам потребовалась помощь санитаров, дежурившим в зале. Один из них вывихнул плечо, у других были синяки или эмоциональное истощение».

 

Боб Фостер (газета «Сан-Матео Таймс», 20 августа 1964): «Согласно сообщению представителя шерифа, примерно пяти девушкам понадобилась первая медицинская помощь в связи с эмоциональным истощением, а одиннадцатилетнему мальчику в связи с вывихом плеча.

Капитан полиции Рой Бичер сообщил, что в течение вечера было сделано всего два ареста. У шестнадцатилетнего мальчика из Сан-Франциско был обнаружен нож. Он был передан на попечение своих родителей. Девятнадцатилетний юноша из Сан-Франциско был арестован за алкогольное опьянение. Восемнадцатилетнюю Кэрол Джонсон увезли в больницу с приступом аппендицита. «Думаю, что не нужно говорить о том, что дети в целом вели себя прекрасно, — заявил капитан Бичер сегодня утром. – Они все были замечательными». Большинство из взрослых, присутствовавших на концерте, согласны с Бичером. Особую благодарность заслужили шериф Уитмор и его команда из двухсот сотрудников за те действия, что они предпринимали».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На пятнадцатом этаже отеля собрались 35 девушек, пытающихся обойти охрану. Некоторые из девушек были одеты как горничные. Группа не стала оставаться на ночь в отеле, а сразу же направилась в аэропорт».

 

beatlesbible.com: «Они вернулись в отель, но вскоре после этого вылетели в Лас-Вегас».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После выступления в «Коу Пэлэс» было решено не ждать до утра, а тем же вечером вылететь в Лас-Вегас. Учитывая, что на следующий день они собирались выступить на двух концертах, это имело смысл».

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Они впервые летели на самолете «Электра II» американской чартерной авиакомпании «Америкен Флайерс». Осматривая интерьер, Джордж заметил веревочную лестницу, и спросил, для чего она. «На случай возникновения аварийной ситуации», — ответили ему. «Я полагаю это означает, что мы будем лететь с комфортом на высоте десяти футов?» — прокомментировал Джордж, прикидывая длину веревочной лестницы».

 

Ева Ван Энк (стюардесса): «Возможность поспать выдавалась не часто. Борт самолета был площадкой для интервью, которое брали немногие счастливчики масс-медиа, летевшие с ними. Лица репортеров сменялись от города к городу. Брайен Эпстайн максимизировал степень участия в предоставлении права на эксклюзивное интервью между городами. Но никому не было разрешено заходить в конец салона, где размещались «Битлз». Они сами выходили, когда были к этому готовы. Только у нас, стюардесс, и членов команды было такое неограниченное право».

 

 

 

Группа отправляется в турне по США и Канаде

18 августа 1964 г.

 

Патти Бойд: «Я помню, как впервые привела Джорджа в квартиру на Оукли-Стрит. Мы с Мэри делили там маленькую спальню со спаренными кроватями, которая была прямо у крошечного квадратного зала. Когда мы вошли, Мэри сидела в кровати, читая книгу, и была в шляпе. Обычно она не носила шляп в кровати; обычно она не носила шляпы вообще. Бедная девушка и понятия не имела, что я приведу домой Джорджа, и когда мы просунули свои головы в дверь спальни, я была не уверена, кто из них больше испугался. Он не был впечатлён нашим выбором музыки. Мы поставили ему «Мой мальчик леденец» (My Boy Lollipop) ямайской певицы Милли Смолл, которую мы обе считали замечательной. Он поверить не мог, что нам нравится такая ужасная песня.

Сказался ли наш выбор музыки или дело было в тесных условиях, но Джорджу не нравилось приходить в эту квартиру. Он сказал мне нужно найти что-нибудь побольше, где мы с Мэри могли бы жить вместе, а он арендует нам это жилье. Я нашла один очаровательный дом на Овингтон-Мьюс, в тупике сразу у Бромптон-Роуд. Вы проезжали во внутренний двор через огромный сводчатый проход, и этот дом располагался почти в конце. Там была небольшая гостиная и кухня внизу, две спальни и ванная наверху; крошечная, но превосходная для Мэри и меня, и мы были там счастливы. Именно там Мэри и я учились готовить основательно, и если приходил Джордж, то мы часто готовили ужин-сюрприз, который означал бесконечные телефонные звонки матери Мэри.

Этот дом располагался очень близко к собственной квартире Джорджа на Уильям-Мьюс в Найтсбридже, которую Брайен Эпстайн купил для него с Ринго. У Пола была квартира в том же здании, тогда как Джон и Синтия жили в Эмперор-Гэйт, недалеко от Кромвель-Роуд. Как-то я была одна в квартире Джорджа, и кто-то позвонил в дверь. Я открыла, и какой-то странно выглядевший человек попытался протиснуться внутрь. Я не знала, является он продавцом или свидетелем Иеговы, но он был очень настойчивым. Я сказала: «Это – возмутительно», и он разразился хохотом. Это был переодетый Пол.

А в день, когда мы переехали на Овингтон-Мьюс, в августе, они отправились на два месяца в Америку – самое долгое, самое честолюбивое и самое изнурительное турне из всех, которые они совершили».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Когда Джон уезжал в Америку, Синтия грустно стояла у входной двери с Джулианом на руках, пока он не сел в лимузин и не скрылся из виду. Затем она вернулась в дом, где художники и рабочие выделили ей крохотную комнатку для прислуги, а все остальное, что было в особняке, вырвали из-под ее контроля».

 

Синтия: «Мы все еще продолжали жить на чердаке нашего нового дома, когда «Битлз» отправились в свое первое полномасштабное турне по США, в августе 1964 года. Пока Джона не было, я, как могла, старалась занять себя различными делами, чтобы не закиснуть совсем в одиночестве, которое, увы, становилось неизменным атрибутом моей новой жизни. Я пригласила к себе погостить свою старую подругу Фил, и мы замечательно провели вместе пару недель, расхаживая по магазинам, делая новые прически и болтая обо всем на свете. Фил сочла ужасно забавным, что мы живем на чердаке, имея такой огромный дом».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день «Битлз» отправились в свое 25-дневное американское турне».

 

Джон: «После того, как мы стали известны в Штатах, в наше рас­писание включалось обязательное американское турне, которое прово­дилось ежегодно».

 

 

 

 

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Размеры аудиторий, выбранных к моменту этого месячного турне, внушало благоговейный ужас. Многие были стадионами, которые насчитывали число сидячих мест в 10-20 раз больше, чем кинозалы и театры, в которых группа привыкла играть в Британии».

 

Филипп Норман (автор книги «Кричите! Правдивая история Битлз»): «Турне было организовано Норманом Вейсом из «Дженерал Эртистс» с одной простой целью: размазать битломанию словно джем по всем Соединенным Штатам. Это Вейс посоветовал Брайену соглашаться на выступления только на больших аренах, подобных спортивным, или же в конференц-центрах; запрашивать стандартный аванс в двадцать пять тысяч долларов помимо 40-60-процентных отчислений от про­дажи билетов. В отдельных случаях, как в «Голливудской чаше», аванс составлял пятьдесят тысяч долларов».

 

 

 

Прощание с поклонниками в Лондонском аэропорту.

 

 

 

 

 

 

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Публикуя репортажи для журнала «Нью Мюзикл Экспресс» под рубрикой «Жизнь с Битлз», мне было поручено следовать за ними, куда бы они ни отправились — и ни одни из их гастролей не были более запоминающимся, чем их первая поездка от побережья до побережья в США летом 1964 года. «Битлз» называли меня не Крисом, а «Хрустом». Я сумел довольно близко познакомиться с ними во время бурных дней Битломании (прим. – первое знакомство Криса Хатчинза с «Битлз» состоялось в ноябре 1962 года)».

 

Кенни Эверетт (ди-джей «Радио Лондон»): «Мне позвонил начальник. В это время я сидел дома, в квартире. Две недели мы проводили на «пиратском судне» (прим. – пиратская радиостанция, судно в открытом море у берегов Англии), затем одну неделю отдыхали, и я бездельничал. И вот зазвонил телефон. Это был Алан Кин — программный директор на «Радио Лондон». И он мне говорит: «Ты бы хотел прокатиться в Америку?». Я там никогда прежде не был, и я чуть не умер от счастья. Он продолжает: «Мы хотим, чтобы ты туда поехал освещать концерты». Я подумал, о, потрясающе, Америка – Нью-Йорк, Чикаго, Л.А… «С какой целью?». А он и говорит: «Мы хотим, чтобы ты проследовал за «Битлз» в 32 городах за 40 дней». Я не мог ничего ответить, потому что лишился чувств! Что может быть лучше. Путешествие по Штатам, свобода, сплошное удовольствие в потрясающих отелях, и тусовки с моими кумирами! Это был лучший телефонный звонок из всех возможных».

 

Джерри Уилкинсон (историк некоммерческой организации «Пионеры радиовещания»): «В августе 1964 года программный директор радиостанции «Даблви-Ди-Эр-Си» отправил ди-джея Лонг-Джон Уэйда с редакторским заданием освещать гастроли «Битлз». Только два человека находились с «Битлз» все время турне. Это были Ларри Кейн и Лонг-Джон Уэйд. Некоторое время компанию им составлял Джим Стагг из радиостанции «Кей-Уай-Даблви».

Чтобы Лонг-Джон Уэйд смог сопровождать «Битлз» в течение всего времени их гастролей, «Даблви-Ди-Эр-Си» пришлось раскошелиться. Радиостанция компенсировала свои затраты той прибылью, которую они получили, продавая свои репортажи другим радиостанциям».

 

Лонг-Джон Уэйд (репортер): «Не только молодежь любила «Битлз». Я видел, как репортеры подбирали окурки, брошенные Ринго, и использованную Полом чашку из-под кофе».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Чтобы уменьшить проблемы, связанные с аэропортами, «Битлз» должны были перемещаться от одного города к другому на чартерном самолете «Локхид Электра».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На борту самолета «Битлз» дали пару радиоинтервью «Привет, Америка».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Сперва их «Клиппер» доставил «Битлз» в канадский город Виннипег».

 

 

 

Прибытие в Виннипег, кадры кинохроники.

 

Боб Бёрнс (телеведущий): «Около полудня мне позвонил директор по связям с общественностью «Эйр Канада», который был моим хорошим другом. «Приезжай в аэропорт для интервью всей твоей жизни», — сказал он мне».

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Радиостанции «Си-Кей-Уай» и «Си-Кей-Эр-Си» также получили информацию о скором прибытии самого знаменитого экспортного товара из Ливерпуля».

 

Бойд Козак (радиостанция «Си-Кей-Эр-Си»): «В тот день я был на коммутаторе. В 11.00 к нам на радиостанцию позвонили из аэропорта и сообщили, что самолет с «Битлз» приземлится в Виннипеге на дозаправку. Наша радиостанция первой получила эту информацию. Через минуту или две я вышел в эфир и сообщил слушателям, что самолет с «Битлз» прибудет в аэропорт через 45 минут, и что возможно они ненадолго выйдут из самолета. Минут через 15-20 после моего сообщения дорога в аэропорт была забита».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз» в Канаде): «Новость о том, что Битлз прибывают в Виннипег, распространилась как лесной пожар. Об этом было объявлено по радио в 13.35. Самолет приземлился в Виннипеге в 14.05, и должен был находиться всего 22 минуты, прежде чем отправиться в Сан-Франциско. Те поклонники «Битлз», кто услышал эту новость по радио, обзвонили всех своих друзей и прямиком направились в аэропорт».

 

Бойд Козак (радиостанция «Си-Кей-Эр-Си»): «Ко времени прилета самолета в аэропорту собралось около четырех или пяти тысяч подростков».

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «В результате аэропорт наводнила масса подростков, скандирующих «Мы хотим Битлз».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз» в Канаде): «По сообщениям прессы, в аэропорту собралось около одной тысячи поклонников».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В аэропорту Виннипега их приветствовало около 500 поклонников».

 

Бойд Козак (радиостанция «Си-Кей-Эр-Си»): «Как только мы получили из аэропорта эту новость, мы снарядили команду новостей в аэропорт, снабдив их переносным магнитофоном. Это были новостийный комментатор Ли Сейдж и журналист утренних новостей Дон Дейли. Также с ними была наш молодой секретарь из департамента связи с общественностью по имени Шарон Макрей.

Я был в эфире рекламируя нашу новостийную команду в надежде что им удастся поговорить с Джоном, Полом, Джорджем и Ринго. Затем из аэропорта в эфир вышел Ли Сейдж. Ли с Доном сообщили, что самолет с «Битлз» приземлился, и что на его борту логотип «Битлз».

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Группа не планировала выходить из самолета, но Брайен Эпстайн увидев на смотровой площадке столпотворение, убедил парней ненадолго выйти наружу».

 

Бойд Козак (радиостанция «Си-Кей-Эр-Си»): «Дон Дейли комментировал в прямом эфире: «Им подают трап… мы видим, как открывается дверь… они выходят… мы попытаемся подойти… и поговорить с ними».

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Первым на трап вышел Пол Маккартни. «Привет, Виннипег!» — выкрикнул он. Репортеры быстро столпились возле него, поднося микрофоны к его лицу. «Любезный прием», — весело прощебетал Маккартни».

 

Бойд Козак (радиостанция «Си-Кей-Эр-Си»): «Затем Дон подходит к Джону и произносит: «Дон Дейли из Си-Кей-Эр-Си… а как вас зовут?» И Леннон отвечает: «Они слушают вашу радиостанцию? Привет, детки!»

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Бобу Бёрнсу удалось перехватить Джона Леннона. «Боб Бёрнс из телеканала Си-Джей-Эй-Уай», — произнес он, на что Битл ответил: «Я в этом не виноват».

 

Боб Бёрнс (телеведущий): «У него на все был ответ самоуверенного наглеца».

 

 

 

Фото Дейва Боннера.

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Секретарь «Си-Кей-Эр-Си» Шарон Макрей была счастлива пожать руку Джорджу Харрисону и получить поцелуй ручки от Ринго. «Джордж и Ринго были очень вежливы и милы». Позднее её осадила орда Битлманьяков».

 

Шарон Макрей: «Я была просто ошеломлена всеми этими людьми и шумом. В то время я не была поклонницей «Битлз», но когда я вечером вернулась домой, то мои родители, соседи и друзья начали обстреливать меня миллионом вопросов, то я поняла, насколько значимыми они были».

 

Боб Бёрнс (телеведущий): «Ринго Старр был самым общительным. Он казался более зрелым, чем остальные».

 

 

 

Фрэнк Робертс (слева) и Майк Хопкинс (справа) берут интервью.

 

 

 

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Семнадцатилетний студент колледжа Брюс Декер услышал новость про аэропорт по радио».

 

Брюс Декер: «Мы с друзьями ехали в машине, чтобы насладиться прекрасным летним днем на пляже, когда услышали по радио, что «Битлз» приезжают в город, и мы решили отправиться туда и проверить. Мы ничего не могли рассмотреть со смотровой площадки, поэтому пробрались ближе к месту стоянки самолета. Было здорово увидеть самих «Битлз» здесь в Виннипеге».

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Когда знаменитая четверка скрылась внутри самолета, Брюс Декер, улучив момент, внезапно бросился через взлетно-посадочную полосу, пробежав около 20 метров до трапа самолета».

 

 

 

Брюс Декер, одетый в пляжную одежду, совершает безумный рывок к самолету, фото Дейва Боннера.

 

 

 

 

 

Брюс Декер: «Спонтанное решение, вот и все. Я просто подумал, что смогу это сделать, я не раздумывал об этом, просто сорвался с места. Мне нужно было увидеть их вблизи. Толпа взревела, когда меня увидела. Я успел вбежать по трапу, прежде чем полиция меня схватила. Пока они со мной сражались, я мельком увидел через открытый люк самолета «Битлз». Они фыркали от смеха».

 

 

 

 

 

 

 

Джон Эйнарсон (музыковед, телеведущий, автор книг): «Когда поклонники начали собирать деньги, чтобы внести за Декера залог, его отпустили без каких-либо обвинений».

 

Брюс Декер: «Детишки толпились вокруг меня, трогали и визжали. По их лицам текли слезы, когда они спрашивали у меня: «Как они выглядят? Они что-нибудь сказали?». Девочки думали, что во мне есть какая-то магия, потому что я так близко приблизился к ним».

 

Е.Дж. Вэрднелл (сержант канадской конной полиции): «Было немного неловко говорить этим детишкам, чтобы они прекратили целовать взлетно-посадочную полосу после того, как самолет давно улетел. Многие сидели на траве и плакали. Мы никогда не видели ничего подобного раньше, и я надеюсь, что не увидим это снова».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Следующая остановка была в Лос-Анджелесе».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В Лос-Анджелесе «Битлз» пришлось искать другое место для посадки, поскольку аэропорт «Локхид» отказался принять их самолет, потому что администрация аэропорта не хотела, чтобы подростки разрушили аэропорт».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Лос-Анджелесе их встречали две тысячи поклонников».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Поклонники услышали о прибытии «Битлз» по радио и вскоре они появились в международном аэропорту Лос-Анджелеса».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В 16.15 Боинг 707 авиакомпании «Пан Американ» с логотипом «Самолёт Битлз» приземлился в международном аэропорту Лос-Анджелеса».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Лос-Анджелесе «Битлз» снова дали интервью».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В аэропорту была организована импровизированная пресс-конференция. Перед 13-ю микрофонами «Битлз» пытались отвечать на вопросы новостийных репортеров газет, не совсем понимавших сути происходящего».

 

 

 

Пресс-конференция прошла в здании аэропорта. «Битлз» сидели на фоне эмблемы авиакомпании «Пан-Ам». Пресс-конференция проходила сумбурно, репортеры задавали вопросы, перебивая друг друга. Джон забавлялся, время от времени выкрикивая разные бессмыслицы.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Несмотря на долгий трансатлантический перелет, «Битлз» появились на удивление готовыми и энергичными в пиджаках и галстуках. Только Джон был без галстука и несмотря на жару в душном помещении под пиджаком у него был жилет. Вопросы следовали один за другим. Кто-то сзади крикнул «Да сядьте же» фотографам, закрывшим ему обзор. Самыми спокойными людьми в зале были «Битлз». Сбоку от них стоял Брайен, который всем своим видом говорил: «Мы устали. Пожалуйста, избавьте меня от этого».

 

 

 

 

Вопрос: Как вы относитесь к другим группам, которые вам подражают?

Джон: (шутливо) Здорово! Мы ни одной такой не знаем!

(смех)

Пол: Почти никого из них. Большинство из них стараются искать свой путь. Это очевидно.

Вопрос: Какое музыкальное образование вы получили до того, как начали?

Джон: Двенадцать аккордов.

Пол: Никакого. На самом деле. Никакого формального образования.

Вопрос: Джон, в фильме кто-то спросил тебя о твоих увлечениях, и ты что-то написал в ответ. Так что же там было?

Джон: Дерьмо!

Вопрос: Так было?

Джон: Дерьмо! (произносит по буквам) Д-Е-Р-Ь-М-О.

Джордж: Эта такая игра с кубиками.

Джон: Игра в кости.

Джордж: Рисковая игра, ха! (прим. — A dicey game, обыгрывает созвучие с «dice – игра в кости», «dicey — рискованный»).

Джон: (смеясь) А ты подумал о чем-то еще, не так ли?

(смех)

Джон: (иронично) Шаловливый журналист, да?

Вопрос: Позвольте мне задать вопрос. Учитывая ваш успех, как вы рассчитываете распорядиться заработанными вами деньгами?

Пол: Ээ, не знаю. У нас нет планов на этот счет.

Джон: Здорово! Собираемся присмотреть дом.

Вопрос: Где?

Джон: Не знаю, я только что это придумал.

Вопрос: Как долго вы пробудете в Лос-Анджелесе?

Джон: Не в курсе. Я даже не знал, что мы здесь!

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Время от времени все четверо «Битлз» начинали говорить одновременно. Ринго с Джорджем торопливо курили, как будто они опаздывали на поезд. «Как долго вы пробудите в Эл-Эй (прим. – Лос-Анджелесе)?», — выкрикнул один из репортеров. «Без понятия, — сказал Джон. – Мы даже не знаем, где мы сейчас».

 

Вопрос: (к Ринго) Как часто вы меняете свои кольца?

Ринго: Никогда. Знаете, вот эти три кольца у меня с…

Вопрос: А что вы делаете с кольцами, которые вам дарят?

Ринго: Я просто кладу их в коробку. Я в некотором роде хранитель всего этого.

Вопрос: Позвольте мне задать такой вопрос. Как вы относитесь к тому энтузиазму, который демонстрируют подростки?

Пол: Нам это нравится, потому что нам это льстит. А что бы вы чувствовали, если бы вас принимали с таким же восторгом?

Вопрос: А вас не пугает такой энтузиазм некоторых из подростков…

Пол: Нет, нет.

Вопрос: Но вы перемещаетесь под усиленной охраной.

Пол: Да, и вероятно по этой причине нас это и не пугает, потому что мы еще не разу не были напуганы – знаете, мы стараемся избегать щекотливых ситуаций.

Вопрос: У многих групп возникают проблемы из-за споров, вспыхивающих между музыкантами. У вас складываются хорошие отношения?

Пол: Мы дружим уже много лет. Очень давно. Хм, знаете, я знаю Джорджа и Джона еще со школы, так что… мы просто… мы друзья, а это залог хороших отношений.

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Кто-то задал вопрос: «Вы не боитесь распасться?» «Мы дружим со школы», — ответил Пол».

 

Вопрос: У вас достаточно хорошие отношения?

Пол: А у лучших друзей иначе и быть не может, нам повезло. Это хорошо. (Задумывается) Знаете, к тому же, все наши шутки имеют лично направленный характер.

Вопрос: (задается вопрос о каких-то газетных слухах, неразборчиво, далеко от микрофона)

Ринго: Я даже не знаю эту девушку. Полная чепуха.

Джон: А вот еще, я знаю, что в одном журнале, который называется «Правда», написали о том, что у нас будет очередной ребенок. (Пародирует крик младенца) Это ложь! Грязная ложь! (встает и шутливо говорит в самый микрофон) Я не знаю, как у вас привлекают к суду за клевету, но я определенно собираюсь их допросить.

(смех)

Вопрос: Животрепещущий вопрос, когда же вы подстрижетесь?

Пол: Хм… на самом деле, мы стрижемся. Что удивительно.

Ринго: Я постригся прошлым вечером, хотите верьте, хотите нет.

Джон: У него был один прошлый вечер.

Ринго: В прошлый вечер я подстригся. Правда! Я не вру.

Пол: Но так нельзя… Ты говоришь о том, когда ты подстригся, но не замечаешь наши прически. Да, это незаметные прически.

Джон: Мы просто ухоженные.

Вопрос: Вы знаете, где остановитесь, или не остановитесь, в Лос-Анджелесе?

Джон: Мы не интересуемся. До тех пор, пока у каждого из нас есть своя кровать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Затем один из репортеров, который услышал, что отель «Амбассадор» несколько дней назад отказал им в размещении, крикнул: «Вас огорчило, что Амбассадор вам отказал?» «Нас это не интересует, — ответил Джон, — пока у нас есть постель».

 

Поклонница: Мы слышали, что вы все женаты.

Ринго: Только Джон.

Поклонница: (обращаясь к Полу) Ты не женат?

Пол: Нет, только один Джон.

Поклонница: С Джейн вы только дружите?

Пол: Да. Я понимаю всю банальность заявления «Мы просто добрые друзья», но это так.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Повернись для хорошего снимка», — добродушно обратился Джон к Джорджу, когда к ним подскочил один из фотографов и попросил повернуться к нему для группового снимка».

 

(Брайен Эпстайн наклоняется к Джону и говорит, что пресс-конференцию пора заканчивать)

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Минут через двенадцать этого хаоса Джон поднялся, дав знать, что этот бедлам заканчивается. Репортеры ринулись вперед, чтобы получить автографы, которые мальчики начали подписывать. Брайен прошептал Полу: «Нам пора уходить».

 

 

 

 

 

 

Джон: (обращаясь к остальным «Битлз») Администрация аэропорта хочет завершить эту пресс-конференцию немедленно. (Улыбаясь Полу) Ты не против?

Ринго: Нам надо сказать «всего хорошего»?

Пол: (заканчивает свою цитату поднимаясь с места) Но мы друзья, и не более того. Уолтер Уинчел заявил, что мы женаты, но это не так.

Ринго: Грязный Уолтер Уинчел.

Джон: (обращаясь к журналистам) Служащий аэропорта просит нас закругляться!

Ринго: Тогда, всего хорошего.

Джон: (перекрикивая шум толпы) Встретимся 23-го, станцуем польку и повеселимся!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Затем они устало поднялись на борт самолета в Сан-Франциско».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Их присутствие в Лос-Анджелесе продлилось чуть более часа. Здесь они прошли таможню США, после чего отправились в Сан-Франциско».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Наконец, в 18.24 «Битлз» приземлились в международном аэропорту Сан-Франциско, вызвав массовую истерию у девяти тысяч вопящих фанатов Западного побережья».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Прибытие «Битлз» в Сан-Франциско 18 сопровождалось протестами евангелистов».

 

 

 

Поклонение Битам – это идолопоклонство. Библия говорит: «Дети, держитесь подальше от идолов». Иисус Христос, молитва, Библия и патриотизм нашего народа – это единственная надежда.

 

Брайен: «Мы знали, что когда мы приедем в США в следующий раз через черный ход — через Сан-Франци­ско — мы станем сенсацией».

 

Ринго: «Америка всегда много значила для меня. В конце концов, Калифорния стала чем-то вроде нашего опорного пункта в Америке. Я всегда хотел, чтобы он находился именно там. Первый приезд в Америку был совершенно потрясающим. Нашу гастрольную команду тогда составляли Нил, Мэл и Брайен, а Дерек занимался прессой. Брайен был менеджером, но на самом деле он ничего не делал. Нил приносил нам чай, Мэл возился с аппаратурой. С нами было четверо человек. Теперь, отправляясь в турне, я беру с собой команду из сорока восьми человек».

 

 

 

 

 

Черно-белые кадры кинохроники запечатлели, как «Битлз» выходят из «Боинга 707», позируют на ступенях трапа перед фотографами.

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Курт Гюнтер (фотограф): «Впервые я познакомился с «Битлз», когда они прибыли в Сан-Франциско. До этого мне удалось познакомиться с Дереком Тейлором. Я не был уверен в том, хочу ли я идти туда или нет, потому что я не знал, насколько велики были эти парни. На самом деле не знал, пока не увидел в аэропорту Сан-Франциско пятитысячную толпу».

 

 

 

 

 

 

Фото Билла Рэя.

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

Фото Джесси Браво.

 

Джесси Браво (фотограф): «Я остановил их, когда они спускались по трапу. Когда я фотографировал «Битлз», я знал, чего хотел добиться: чтобы они все четверо были вместе. Поэтому остановив их, я попросил, чтобы они приблизились друг к другу. К моему удивлению они остановились. Я увидел то, что хотел, и успел сделать всего один снимок. У меня было всего десять секунд».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Планировалось, что они на некоторое время появятся в «Битлзвилле», после чего их отвезут в лимузине в отель «Хилтон». «Битлзвилл» представлял собой небольшую площадку, расположенную примерно в миле к северо-западу от главного здания аэропорта. Площадка была огорожена забором из сетки-рабицы и охранялась 180 шерифами округа Сан-Матео».

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Ричард Тьерио (газета «Сан-Франциско Хроникл», 19 августа 1964): «Сама по себе идея организовать «Битлзвилл» была хорошей. Это было специальное место на предангарной бетонированной площадке, которое было огорожено ограждением из сетки-рабицы полутораметровой высоты. Вокруг площадки стояло оцепление из 180 полицейских. Сто «Битловских полисменов» из клуба-поклонников «Битлз» носили белые нарукавные повязки. Они прошли обучение, как помогать поклонникам сохранять спокойствие.

План состоял в том, что «Битлз» поднимутся на специальную платформу, расположенную в центре «Битлзвилла», познакомятся с местными ди-джеями, поприветствуют поклонников и через несколько минут после этого сядут в лимузин, который отвезет их в отель.

Но то, что выглядело как хороший план на деле стало не таким уж хорошим делом. Чтобы увидеть «Битлз», поклонники начали собираться в аэропорту за сутки до их прибытия. Одна девушка призналась, что она «спала на платформе, где они будут!» По такому случаю поклонники стали съезжаться со всей Калифорнии. Там собрались три основные группы крупных фан-клубов «Битлз»: клуб из Сан-Франциско, клуб из Окленда и клуб из Пенсильвании. «Битловские полисмены» были из клуба Сан-Франциско, и они пытались поддерживать порядок среди фанатов. Поэтому, когда полиция сказала «Битловским полисменам», что всем нужно освободить для «Битлз» огороженную зону, они начали выкрикивать это распоряжение остальным. Но это не подействовало на другие фан-клубы. Они не хотели слушать распоряжения от своих сверстников. Началась ругань, вспыхнули стычки, девушки орали друг на друга, и ситуация стала выглядеть агрессивно, пока не вмешались полицейские и не пригрозили девушкам, что если они не угомонятся, то «Битлз», как только выйдут из самолета, сразу сядут в машину. Поклонники подчинились, потому что не хотели рисковать тем, что они не увидят группу».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В конце концов они решили рискнуть, и после значительной задержки поднялись на огороженную платформу, чтобы поприветствовать толпу. Первым поднялся Ринго, но его появление вызвало массовую истерию. Тысячи девушек ринулись к платформе, некоторые из них попытались взобраться на ограду, в то время как другие бросились к припаркованным машинам, стоявших в ряд, но были отброшены назад охранниками».

 

Филипп Норман (автор книги «Кричите! Правдивая история Битлз»): «В аэропорту Сан-Франциско прямо из самолета «Битлз» бы­ли переведены в защитную металлическую клетку».

 

 

 

 

 

 

Ричард Тьерио (газета «Сан-Франциско Хроникл», 19 августа 1964): «В это время возле «Битлзвилла» находилось от пяти до десяти тысяч поклонников. Они скандировали приветствия, пели песни. Напряжение было таким сильным, что некоторые девушки стали впадать в истерику. К этому времени некоторые из поклонников находились в аэропорту уже более тридцати часов. Когда «Битлз» подошли к платформе, толпа возле неё стала нарастать. Девочек прижимало к забору, а некоторые из них пытались перебраться через него. Началась массовая истерия. Девочки падали в обморок, кричали, плакали и царапали друг друга, чтобы приблизиться к любимому участнику группы».

 

 

 

 

 

 

Ричард Тьерио (газета «Сан-Франциско Хроникл», 19 августа 1964): «Ещё до того, как все четверо поднялись на платформу, их быстро посадили в лимузин и увезли в отель».

 

 

 

 

 

 

Джон: «Кто-то сказал: «Забирайтесь на эту штуку», потом мы всем помахали, а затем нам говорят: «Слезайте». Такие дела. Мы спустились и помахали».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Как только на платформу поднялись Пол, Джордж и Джон, охранники загнали их всех обратно в лимузин и увезли прочь от всего этого истерического хаоса. Ограждение оказалось под натиском огромной толпы поклонников. Те, кто находился возле заграждения, оказались вдавлены в защитную сетку, и только благодаря неимоверным усилиям полиции, ограда не рухнула».

 

Ричард Тьерио (газета «Сан-Франциско Хроникл», 19 августа 1964): «Как только они сели в лимузин, забор был сломлен, и поклонники заполонили всё это пространство. Они целовали землю, по которой прошли «Битлз» и пытались взять что-нибудь в качестве сувенира. Столько часов ожидания и всего 42 секунды присутствия «Битлз». Добро пожаловать в США!»

 

 

 

«Они прошли по этой траве!»

 

 

 

Фото Джулиана Вассера.

 

Филипп Норман (автор книги «Кричите! Правдивая история Битлз»): «Их выход оттуда примерно за десять секунд до того, как клетка была смята ревущей толпой, весьма ярко характеризует те четыре недели, в которые Америка настолько приблизилась к точке оргазма, насколько это возможно для континента, и в течение которых битлы не раз испытывали страх за собственные жизни».

 

Джордж: «Эти турне по Соединённым Штатам были безумными. Я постоянно жил в страхе. Помню, когда мы собирались в эту поездку в Америку, нам сказали: «Все начнется в Сан-Франциско с торжественного парада, где вас будут осыпать конфетти и серпантином». Это был один из немногих случаев, когда я сказал: «Нет, в этом я не участвую». Прошло меньше года с тех пор, как убили Кеннеди, все знали, что творится в Америке. Да еще кому-то придется потом подметать весь мусор. Я не люблю мусорить на улицах, поэтому я сказал: «Так не пойдет, я против парада, это просто глупо».

 

 

 

Ричард Тьерио (газета «Сан-Франциско Хроникл», 19 августа 1964): «Всё, что осталось, это тысячи самодельных плакатов и любовных писем».

 

 

 

США, Денвер, Колорадо. Местный промоутер Верн Баерс получает анонимное письмо, посланное накануне из городка Грили неподалеку от Денвера. В письме посредством аппликации из букв, вырезанных из журналов, содержится требование отменить концерт, назначенный на 26 августа, «в противном случае я буду в зале и брошу на сцену не леденец, а ручную гранату». Подпись – «ненавистник Битлз». Делу был дан ход, ФБР начало расследование, а местной полиции было рекомендовано выделить 200 полицейских для охраны концерта. Ещё 50 полицейских рекомендовано прислать из Джефферсона.

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После 15-часового перелета в США, включая остановку в Лос-Анджелесе для прохождения таможни, импровизированную встречу с журналистами и пресс-конференцию в Сан-Франциско, наконец они поселились в отеле «Хилтон». В конце дня была запланирована ещё одна пресс-конференция».

 

Джон: «Во время первого турне по Америке мистер Эпстайн запретил нам упоминать о вьетнамской войне. Нас все время спрашивали о ней, и мы чувствовали себя глупо, нам приходилось притворяться, как в старые времена, когда от артистов не ждали конкретных ответов. Мы не могли продолжать в том же духе, не могли сдержаться: слова срывались с языка, даже когда нас просили ничего не говорить на эту тему. После этого мы говорили то, что думали: «Нам она не нравится, мы не одобряем ее, нам кажется, что это ошибка».

 

Джордж: «Мы всегда твердили, что мы должны упоминать о Вьетнаме, и, думаю, иногда так и делали. Помню, мы беседовали с журналистами на протяжении всего турне по Америке — они оказывались с нами в самолете. Меня расспрашивали обо всем. Но в те дни считалось, что поп-звезды должны во всем потакать своим поклонникам: нельзя быть женатым, нельзя показывать свою подружку… и нельзя упоминать о войне! Может быть, мы были наивными. А может, люди просто не были готовы к таким разговорам».

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Как дорога?

Джон: Что, простите?

Ринго: Очень утомительно.

Джон: Знаете, лететь самолетом… скучно.

Ринго: Мы провели в воздухе семнадцать часов.

Корреспондент: Как часто вы подстригаетесь?

Джон: Примерно раз в три недели.

Корреспондент: Каждый из вас?

Пол: Да. На самом деле, подравниваем.

Корреспондент: Это ваш второй приезд в Сан-Франциско [подразумевая прилет во время отпуска], на этот раз вы рассчитываете увидеть больше, чем в прошлый раз?

Ринго: Ну, в последний раз я видел только аэропорт, так что это я уже видел.

Дерек Тейлор: (обращаясь к журналистам) Вы можете задавать свои вопросы так, чтобы каждый мог их расслышать?

Пол: Одну минуту… Это Дерек… Я хотел бы представить вам…

Джордж: Аплодисменты мистеру Тейлору.

Джон: Это наш специалист по связям с общественностью.

 

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Кто у вас портной? (прим. – имя Тейлор (Taylor) звучит как «tailor» — портной).

Пол: Один приятель по имени Миллингз, в Лондоне.

Корреспондент: На Сэвил-Роу?

Джон: Нет.

Корреспондент: А где?

Пол: Небольшая улочка в Лондоне.

Джон: Олд-Комптон-Роуд. Он все время увеличивает свою прибыль… хм, хм, как он говорит.

Корреспондент: Будете ли вы работать над очередным фильмом?

Пол: Да, в феврале.

Корреспондент: Это дата его выхода?

Ринго: Нет, мы только начнем снимать его.

Джон: Мы начнем его снимать.

Корреспондент: Не страшно было сегодня в этой клетке?

Джон: В клетке?

Пол: В аэропорту.

Джон: Ээ, это было неплохо, потому что каждый мог испытать это на себе.

Ринго: Действительно, вся пресса поднялась и попробовала это.

Корреспондент: Почему вы так быстро уехали?

Ринго: Мы об этом уже сказали.

Джон: Кто-то сказал: «Забирайтесь на эту штуку», потом мы всем помахали, а затем нам говорят: «Слезайте». Такие дела. Мы спустились и помахали.

Пол: Ну, мы и слезли. Мы же очень послушные.

Джон: Это точно! Арф арф!

Корреспондент: По-вашему, Сан-Франциско не хуже остальных мест в мире?

«Битлз»: Нет!

Пол: (напевая) Сан-Франциско. Хороший город.

Корреспондент: Люди… та толпа, которая окружила вас… они тоже были не хуже?

Пол: Потрясающая. Замечательная толпа.

Джон: А что означает твое «хуже»? Что значит, «хуже»?

Корреспондент: Почему вы начинаете турне в Сан-Франциско?

Ринго: Ну, тебе лучше спросить кого-нибудь ещё. Я не знаю.

Джон: Мы не планируем гастроли. Все планируется за нас. Мы лишь говорим, куда мы не хотим ехать, в какую-нибудь Бу-бу-буландию… а весь остальной мир для нас остается открытым. Все планируется с учетом наших интересов. Очень хорошо.

Пол: Это так.

Корреспондент: Как вы относитесь к отсутствию у вас личной жизни?

Пол: Какая-то есть.

Джон: Как было и раньше. Не так ли. Пол?

Пол: Не так уж и много.

Корреспондент: (обращаясь к Джону) Твои волосы кажутся рыжеватыми. Они действительно рыжие, или выветрились?

Джон: Рыжие? О, нет. Ну, я принял душ. Иногда, это бывает немного забавно. Наперед не скажешь… Так выглядят после воды.

Корреспондент: Ринго? Ты выглядел не слишком счастливым спускаясь по трапу.

Ринго: Если бы вы провели в полете 15 часов, то как бы вы выглядели?

Джон: Как бы он выглядел, Ринго?

Ринго: Посмотри на него сейчас!

Корреспондент: Кто из вас женат?

Ринго: Джон женат. В конце концов, мы все будем женаты.

Джон: И даже ты?

Ринго: В конце концов. Года через два-три. Придет время.

Джон: Ты имеешь в виду, что ты не «шутник», как говорят?

Пол: В Америке много всяких слухов.

Корреспондент: (обращаясь к Джону) Ты что-нибудь пишешь сейчас?

Джон: Да. Я писал всю дорогу, пока мы летели в самолете.

Корреспондент: «Частично Дейв» и что-то вроде того?

Джон: Нет. Я уже написал эту новеллу, спасибо. Я написал «Храпящая жена и семь карликов».

Корреспондент: Как будет называться ваш следующий фильм?

Ринго: Мы еще не знаем.

Корреспондент: Когда он выйдет?

Ринго: Мы не знаем. Начнем только в феврале.

Корреспондент: Теперь, когда вы снялись в кино, направите туда свои усилия?

Джон: Мы не профессиональные актеры.

Пол: Кроме того… только американцы считают, что это клёво.

Джон: Клёво?

Пол: Твоя детка крута, папочка!

Джон: O, я понял.

Пол: Вот так!

Корреспондент: Сейчас в Америке появились такие сленговые слова, как: «крутой», «босс», «врубиться». А в Англии есть нечто подобное?

Ринго: «Потрясный», «клёвый».

Джон: Эти слова постоянно меняются, понимаете, Мадам. Алек Дуглас-Хьюм, вот вам знаменитость. Вильсон. Все так говорят.

Пол: Гарольд Вильсон?

Джон: Всегда.

Пол: Есть очень много сленговых слов. Бэрри Голдуотер.

Джон: Есть еще одно новое словечко. Оно означает, «Драг».

Корреспондент: И что оно у вас значит?

Джон: Нет, оно означает… э… «Снова настали счастливые денечки».

Пол: Сказал он.

Корреспондент: А вы вернетесь к началу выборов?

Джон: Вернемся сюда?

Корреспондент: Нет. В Англию.

Джон: Они снова проводят выборы?

Джордж: Они проводят их каждую неделю.

Джон: Чёрт возьми!

Корреспондент: Ринго, а как ты относишься к компании «Ринго в Президенты»?

Ринго: Ну, это… Это поразительно!

 

 

 

Демонстрация «Ринго в Президенты» в Сан-Франциско.

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «С первого дня пребывания «Битлз» в США там нача­лись демонстрации подростков с лозунгами и призывами: «Ринго — в президенты!» Поклонники «Битлз» считали, что только он сможет заменить убитого совсем недавно президента Кеннеди».

 

Корреспондент: Если бы ты стал президентом Соединенных Штатов, каковы бы были твои политические обещания?

Ринго: Я не знаю. У меня нет политического мышления.

Джон: Разве?

Ринго: Нет, Джон. Поверь мне.

Пол: Я думаю, что ты должен быть президентом.

Джон: Я видел, как ты танцевал с Бесси Бреддок (прим. – член парламента).

Корреспондент: Что остальные парни думают о выдвижении Ринго в президенты?

Джон: Мы думаем, он должен победить.

Пол: Да, мы думаем, что он должен победить.

Джордж: Определенно он в приоритете.

Корреспондент: Ринго, а ты пригласил бы остальных в свой кабинет?

Ринго: Ну, мне нужно… нет?

Джордж: Я мог бы быть дверью.

Ринго: Я бы сделал Джорджа казначеем.

Джон: А я бы мог быть стенным шкафом.

Ринго: Он бы приглядывал за деньгами.

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Вы будете еще раз в Майами в этом году?

Джордж: Нет.

Ринго: Не в этом турне.

Джон: Разве нет?

Джордж: Мы поедем во Флориду, выступим в Джексонвиле… на стадионе «Гэтор Боул». Но в Майами не поедем.

Корреспондент: Футбольная сборная Ливерпуля выйдет в первую лигу в этом году?

Ринго: Не знаю, я не интересуюсь футболом.

Корреспондент: Ты не интересуешься футболом?

Ринго: Нет. Я не интересуюсь футболом! Тебе сообщение. Я не знаю, победят они или нет.

Джон: Мы не интересуемся спортом. Только время терять.

Пол: А плаванье…

Джон: Ну да, мы все умеем плавать.

Корреспондент: Джон, когда ты напишешь свою следующую книгу?

Джон: Эээ, ну… все время пишу.

Корреспондент: Ты постоянно делаешь какие-то записи?

Джон: Да… здесь и там.

Корреспондент: Ринго, можно взглянуть на твои кольца?

Джон: (шутливо) Покажи их.

Пол: Ринго, покажи их. Ну же, давай.

Джон: Покажи ему.

Корреспондент: Ринго, можно мне посмотреть и подержать твои кольца?

Джон: (шутливо) Можешь снова это сделать, Ринго?

Пол: Ринго, еще разок для восточного побережья! Еще раз для восточного побережья!

Джон: Я понял! Я понял!

Ринго: Понял?

Джон: Моё озарение ушло.

Пол: Одно для журнала «Лайф».

Джон: (смеется) Ринго?

Ринго: «Лайф»? Это большой журнал.

Корреспондент: Ринго, ты на обложке.

Ринго: А мы?

Джон: А мы?

Корреспондент: Чем еще вы планируете заняться в Сан-Франциско, кроме как выспаться?

Джон: Поспать.

Ринго: Только сыграем в «Коу Пэлэс» и все.

Корреспондент: Вы не будете осматривать город?

Ринго: Нет, мы не собираемся осматривать ваш красивый город, о котором мы столько наслышаны.

Корреспондент: Но почему?

Джордж: Это еще надо организовать, не так ли?

Ринго: Мы не станем ничего осматривать, просто проедемся по городу на машине.

Джон: Помоги мне, Дерек! Они отбиваются от рук!

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

Курт Гюнтер (фотограф): «В отеле я решил спросить у Дерека Тейлора: «Можно мне полететь с вами?» Он ответил: «Я не решаю. Я должен спросить у Брайена Эпстайна». Брайен тогда ответил Тейлору: «О’кей, пускай летит, но ему придется самому оплачивать свои расходы». Вот так это и случилось».

 

 

 

 

Поклонники возле отеля «Хилтон».

 

Газета «Окснэрд пресс курьер», 18 августа 1964: «Битлз прибыли – да, да, да! Полиция, мобилизованная в 23 городах Соединенных Штатов и Канады говорит: «Нет, нет, нет!». Новый отель Хилтон разместил у себя группу, когда консервативный отель Фэйрмонт без сожаления отменил на прошлой неделе бронирование «Битлз». Хилтон отправил 13 руководителей отделов посмотреть фильм «Вечер трудного дня» с их участием, чтобы они воспользовались им как тренировочным пособием. Около ста с лишним полицейских будут пытаться удержать этот опорный пункт под названием Хилтон».

 

Нил Аспинал: «Помню, им предложили дать дополнительный концерт в Канзас-Сити, не значащийся в расписании».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Первоначально этот день был запланирован как день отдыха. В Канзас-Сити не планировались концерты «Битлз» и население этого города почувствовало себя обделенным, и мультимиллионер Чарльз О. Финли, владелец бейсбольной команды «Канзас Сити Атлетикс» пообещал отцам города добыть «Битлз». Финли пытался связаться с Брайеном до гастролей, но его просьба была отклонена вместе с сотнями других аналогичных».

 

Нил Аспинал: «Для начала им пообещали шестьдесят тысяч долларов, но они отказались, потому что у них совсем не было выходных. За этот год они успели побывать в Париже, в Штатах, на шоу Эда Салливана, вернуться домой, записать пластинку «Вечер трудного дня» и снять фильм. А потом сразу началось мировое турне, а потом — концерты в Англии, телевизионные и радиошоу. Затем они съездили в Швецию и сразу снова отправились в турне по Америке.

Они почти не отдыхали. Каждый выходной был поистине драгоценным, потому, если бы Брайен и захотел провести в один из их выходных дополнительный концерт, им бы пришлось всерьез задуматься. Поездка по тридцати пяти американским городам в то время считалась крупным турне. Они давали концерты по понедельникам, вторникам, средам, четвергам и пятницам в разных городах по всей территории Штатов, — прилет, отель, пресс-конференция, концерт, снова отель и отлет».

 

Пол: «Наши выходные были священным делом. Если посмотреть на наш график работы в 1964 году, вы поймете почему. До недавнего времени я не сознавал, что мы работали весь год, а если устраивали себе выходные, то что-то вроде 23 ноября — в этот день мы были в жюри на конкурсе красоты. Поэтому ко времени приезда в Канзас-Сити мы нуждались в отдыхе. Не припомню, чтобы мы говорили с Брайеном о его предложении поработать в выходной, мы обсуждали это друг с другом».

 

Нил Аспинал: «Брайен устроил турне по тридцати пяти городам, и они знали, что должны выполнить свои обязательства. Но еще один незапланированный концерт — это совсем другое дело. Поэтому «Битлз» продолжали отказываться, а организаторы — поднимать цену».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Огорченный Финли вылетел в Сан-Франциско, где благодаря содействию Нормана Вейса получил личную аудиенцию у Брайена».

 

Джордж Харрисон (журналист «Ливерпуль Эко»): «Никогда не забуду случая с приглашением в Канзас-Сити, откуда к нам в Сан-Франциско приехал человек, чтобы встретиться с Брайеном. Канзас-Сити не входил в наш маршрут. Приезжий был миллионером, владельцем футбольного клуба или чего-то еще в этом роде. Он сказал, что пообещал городу добыть «Битлз». Брайен ответил отказом: «Нет времени». Миллионер спросил: может, сто тысяч долларов заставят «Битлз» пе­ременить свои намерения? Брайен ответил, что пойдет и спросит ребят. В тот момент они играли в карты и едва на него взгляну­ли. «Вам предлагают сто тысяч долларов, — сообщил Брайен, — это тридцать тысяч фунтов». «Решай сам», — ответили ребята, не прерывая игры. Брайен вернулся к миллионеру и выразил свое крайнее сожаление: они не могут пожертвовать выходным днем. Миллионер уперся на своем: он обещал и не может вернуть­ся в Канзас без парней. Он порвал уже выписанный чек на сто тысяч долларов и выписал другой — на сто пятьдесят тысяч. Это был самый высокий гонорар из когда-либо предложенных любому артисту в Америке — пятьдесят тысяч фунтов за трид­цать пять минут! Брайен понял, как фантастически поднимет­ся их престиж, если они утрут нос всем американским звездам. «Хорошо, — сказал он, — согласен». Когда Брайен сообщил об этом ребятам, те даже головы не подняли. Канзасец отправился домой, изнемогая от счастья. Разумеется, он понимал, что ничего не заработает. Слишком мало было народу в его городе, чтобы вернуть ту сумму, которую он заплатил, но зато он сдержал обещание Канзасу».

 

Нил Аспинал: «В конце концов ребята согласились. Начальная цена составляла шестьдесят тысяч долларов, а окончательная — сто пятьдесят тысяч».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Он [Чарльз О’Финли] начал переговоры о выступлении ребят в Канзас-Сити, предложив 100 000 долларов наличными вперед и проценты, какие Брайен назовет сам. Плата в 100 000 долларов была неслыханной. На Брайена это произвело сильное впечатление, но он отказался. Финли продолжал настаивать, и наконец они договорились на 150 000 долларов наличными плюс расходы — самая высокая цена, когда-либо выплаченная за один концерт».

 

 

 

Чарльз Финли в парике «Битлз».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Вечером Джон, Ринго, Дерек Тейлор, Билли Престон (органист Литтл-Ричарда, с которым они познакомились в 1962 году) и 19-летняя Дайэна Веро (секретарь Брайена Эпстайна), провели несколько часов в маленьком клубе в китайском квартале под названием «Рикша», где они познакомились с Дейлом Робертсоном (актер ковбойского амплуа)».

 

Дайэна Веро (секретарь Брайена Эпстайна): «Питер Браун пригласил меня работать на Брайена Эпстайна в лондонской штаб-квартире «Битлз». За двадцать четыре часа до того, как они отправились в американское турне, мне сказали: «Собирайся, ты тоже поедешь гастрольным секретарем».

Мой заработок составляет 12 фунтов в неделю. Я самая счастливая девушка в мире. Тысячи девушек в Англии, а по правде говоря, во всем мире, отдали бы свою правую руку, чтобы оказаться на моем месте. Я всегда была поклонницей «Битлз», но я никогда не думала даже, что буду путешествовать с ними по Америке. Это просто сон. Каждое утро я щиплю себя, чтобы убедиться, что это не сон.

Эта работа заставляет меня светиться от счастья, хотя она просто сумасшедшая. Мы переносимся от одного города к другому с головокружительной скоростью, и я пишу под диктовку в самолетах, автомобилях и даже в лифтах отелей.

Я проверяю все договоренности по размещению и уделяю внимание почте от поклонников «Битлз». Мальчики стараются отвечать на столько писем, сколько могут, и в самолете я по очереди сижу рядом с ними, записывая ответы как можно быстрее.

Мне часто приходится убеждать поклонников, чтобы они позволили мальчикам немного отдохнуть, и все постоянно спрашивают меня, как я получила свою работу».

 

Ринго: «Мы бывали в барах, в клубах, даже иногда ездили в полицейских машинах. В те дни полицейские были очень добры к нам, они отнимали у детей колеса и все такое и отдавали их мне. Я любил полицейских! В Сан-Франциско был один замечательный случай. Мы пошли в бар и встретили там Дейла Робертсона. Того самого Дейла Робертсона! «Привет, Дейл, как дела?» — «Прекрасно». Мы выпили, а потом по бару объявили: «Заведение закрывается, просьба освободить помещение». В Калифорнии бары закрывают в два часа ночи, на этом ночь кончается. Бар закрыли, бармен и остальные вышли, а мы снова вернулись и продолжили. Все это мне нравилось».

 

 

 

Дейл Робертсон.

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Владелец отеля «Хилтон», где остановились «Битлз», с трудом сдерживал орды поклонников. В ту ночь множество фанатов расположилось в спальных мешках и на складных стульях под окнами отеля «Хилтон». Толпа, окружившая отель, так выла, что одну женщину, прибывшую в отель, избили и ограбили, а её криков о помощи никто не услышал».

 

Патрик Дивни (автор книги «Вечер трудного дня Битлз»): «Миссис Гертруда Гудмэн была ограблена и застрелена грабителем, но её крики не были восприняты, потому что решили, что это как-то связано с приездом «Битлз» в город».

 

Джордж: «В том году турне было похоже на помешательство. Нет, сами мы остались нормальными, а весь остальной мир будто свихнулся».

 

Нил Аспинал: «Теперь в Америке хорошо знали «Битлз», люди будто сошли с ума».

 

Пол: «От всего этого мы слегка обезумели».

 

 

 

 

 

Полковник Паркер направляет Брайену Эпстайну телеграмму с пожеланиями успеха в предстоящих гастролях

17 августа 1964 г.

 

 

 

Телеграмма от 17 августа 1964 года от Полковника Тома Паркера (прим. – менеджер Элвиса Пресли) Брайену Эпстайну, в которой он от себя и от имени Элвиса Пресли приветствует его перед большим турне «Битлз» в США: «Уважаемый господин Эпстайн. От имени Элвиса и от себя лично приветствую Вас в США. Наши искренние пожелания удачного турне и замечательной поездки на все Ваши мероприятия. Если чем-то я могу быть Вам полезен как друг, не стесняйтесь, позвоните мне. Сейчас я ничего не могу сделать, потому что несколько недель лежу с недомоганием, но в случае необходимости приложу все усилия. Передайте мои наилучшие пожелания Крису Хатчинсу, и если у Вас будет время, позвоните мне, когда прибудете в город. Искренне ваш, Полковник».

 

 

 

Родители Джорджа Харрисона и мать Ринго Старра в клубе «Пещера» 17 августа 1964 г. Фото С. Оуэнса для «Дейли Миррор».

 

 

 

Выступление в Оперном театре Блэкпула (Opera House, Blackpool)

16 августа 1964 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в Оперном театре Блэкпула (Opera House, Blackpool). Также выступали группы «Ху» (на тот момент выступавшими под названием «Хай Намберс») и «Кинкс».

 

beatlesbible.com: «Это было второе выступление «Битлз» на этой концертной площадке. До этого они выступали там 26 июля 1964».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер Долтри – фронтмен группы «Хай Намберс» с поклонницей во время выступления с «Битлз» 16 августа 1964.

 

 

 

 

 

 

Джон Энтвистл (бас-гитарист группы «Хай Намберс»): «У меня перестал работать удлинитель для гитары, поэтому я позаимствовал его у Пола Маккартни. Мне его дал их дорожный менеджер Мэл Эванс. Я так его и не вернул, поэтому, как я полагаю, он и не предназначался для этого концерта. Пол спросил меня, нравится ли мне мой бас «Рикенбэккер», и я ответил, что нет. В то время у меня от него гнулась шея, что было довольно неудобно для игры на инструменте. Я сглупил, купив его. Это был второй экземпляр в Британии, который я купил в магазине Джима Маршалла».

 

Питер Таунсенд (группа «Хай Намберс»): «Я встречал Джона всего несколько раз. Впервые это произошло, когда «Ху» выступала на разогреве у «Битлз» на кон­церте в Блэкпуле, в 1964-м. Мы, естественно, предваряли их выступление и играли на фоне занавеса, за которым Джон подыгрывал нашей заключительной песне».

 

Роджер Долтри (группа «Хай Намберс»): «Мы были разогревающей группой на концерте в Оперном театре в Блэкпуле. Был воскресный вечер, мы выступали перед ними. Помню, наш дорожный менеджер тогда заметил, что Джон Леннон стоял позади усилителей Пита и внимательно слушал, что творит Пит. Мы ведь были первой группой, которая использовала все эти примочки с фидбэком, и Джон Леннон, по всей видимости, прислушивался именно поэтому. И уже на следующей их записи [«Мне хорошо» (I Feel Fine)] звучал фидбэк-эффект (смеётся).

[Во время выступления «Битлз»] Было невозможно расслышать ни единой сыгранной ими ноты. Все эти вопли… Там стоял безумный шум. Можно было разобрать, от силы, первые пару секунд музыки, после чего всё заглушали эти пронзительные визги. Внезапно в зале запахло мочой — это фанатки «Битлз» буквально писались от восторга. На концертах «Ху» подобного не происходило. Мы были слишком страшными для этого».

 

 

 

Сохранился короткий видеофрагмент (цветная 8-мм пленка, без звука), на котором «Битлз» запечатлены на сцене.

 

Ричард Барнс (группа «Хай Намберс»): «В августе, будучи ещё «Хай Намберс», группе пришлось выступать в Оперном театре Блэкпула вместе с «Битлз». Мы были окружены толпой битловских фанатов по выходу из театра, а Кит Мун так яро выпендривался, что в суматохе остался без рукава — ему буквально отодрали рукав его куртки».

 

Джон Энтвистл (бас-гитарист группы «Хай Намберс»): «Когда мы покидали шоу, полиция подумала, что «Битлз» скрылись в нашем автофургоне. Огромная толпа детишек бросилась на нас, поэтому наш дорожный менеджер дал по газам, и Роджеру Долтри пришлось бежать за нами следом. Популярность «Битлз» была невероятной».