Архив рубрики: История

Выступление на спортивной арене Бостона

12 сентября 1964 г.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Они должны были приземлиться в аэропорту «Логан Интернэшнл», но вместо этого их самолет в 3:15 утра сел в «Хэнском Филд» в Бедфорде. Джона, Пола, Джорджа, Нила и Мэла посадили в машины, которые проехали 15 миль до отеля Мэдисон. Ринго и Дерек остались позади, и Дерек начал сопротивляться тому, что он считал грубым и грубым обращением со стороны бостонской полиции».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группа остановилась в отеле «Мэдисон», прилегающем к Северному вокзалу и соединенном со спортивной ареной».

 

 

 

Возле отеля собралась большая толпа поклонников.

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Возле старого отеля «Мэдисон» падающие в обморок девушки разбили лагерь, надеясь увидеть своих кумиров».

 

 

 

Бостон, 1964 г.

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Днем возле отеля «Мэдисон» продолжался хаос. Один бедный ничего не подозревающий человек вышел из отеля с пачкой грязных рубашек, и поклонники бросились к нему, выхватили из рук сверток и бросили в воздух. Рубашки полетели во все стороны, и всё только потому, что кто-то крикнул: «Это мажордом «Битлз», он идет в прачечную!» Рубашки были разодраны в клочья».

 

 

 

Толпа возле отеля «Мэдисон».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Перед концертом в отеле «Мэдисон» группа провела пресс-конференцию».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В отеле, чтобы взять интервью у Потрясающей Четверки, собралась пресса со всей Новой Англии».

 

Сьюзи Китченс (генеральный консул Великобритании в Бостоне): «Они [«Битлз»] действительно захватили воображение всех, как в Великобритании, так и в США. Они появились в то время, когда культура менялась так быстро».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Во время пресс-конференции три друга студенческого возраста, Стив Смолл, Рич Хершенсон и Чарли Кимбалл успешно сориентировались в обстановке. Им удалось сфотографировать Битлов, задать им вопросы и даже пожать руки Джону, Полу, Джорджу и Ринго».

 

Чарли Кимбалл: «Мы просто очень хотели туда попасть, чтобы увидеть их лично. Они были самыми известными людьми в нашем мире, и, возможно, одними из самых важных с точки зрения их влияния на наше поколение».

 

Стив Смолл: «Мы все трое учились в колледже».

 

Рич Хершенсон: «Мы услышали по радио «Даблви-Эм-И-Икс», что состоится пресс-конференция, и мы подумали, что было бы здорово, если бы мы каким-то образом смогли их увидеть».

 

Стив Смолл: «Я учился на втором курсе Йельского университета и работал на йельской радиостанции «Даблви-Уой-Би-Си». У меня был пропуск представителя нашей радиостанции и портативный магнитофон — вероятно, один из первых портативных магнитофонов с батарейками.

Мы знали, что «Битлз» остановились в отеле «Мэдисон», и там уже находились репортеры. Я знал, что у нас ничего не получитчя, если я просто позвоню в отель и спрошу Джона Леннона или Ринго Старра, но у меня появилась блестящая идея. Я позвонил в отель и попросил к телефону одного из радио-репортеров по имени. Он только что был в прямом эфире, и меня с ним соединили. Я сказал: «Я с городской радиостанции йельского университета. У меня задание освещать приезд «Битлз». Они планируют дать пресс-конференцию?» «Да, — ответил он. — Позвоните Бесс Коулман. Она занимается подготовкой мероприятия». После этого я снова позвонил в отель, спросил её, меня с ней соединили, и я сказал ей, что: я с городской радиостанции йельского университета. У меня задание освещать приезд «Битлз». Во сколько и где состоится пресс-конференция, чтобы я смог на ней присутствовать?»

 

Рич Хершенсон: «Она сказала ему: «Конечно».

 

Стив Смолл: «Она сказала: «Поднимитесь на второй этаж. Если у вас возникнут проблемы, спросите меня». Я не мог в это поверить! Я позвонил Чарли и Ричу, и я помню, как сказал: «Я иду туда. Вы можете пойти со мной, можете не ходить. Но вы сами по себе. Если я смогу войти, то вряд ли у меня получится провести вас с собой».

 

Рич Хершенсон: «И мы отправились в Бостон и добрались до улицы, где находился отель. Вся улица кишела толпами подростков».

 

Стив Смолл: «Там был дурдом».

 

Рич Хершенсон: «Это были просто маньяки, потому что они знали, что «Битлз» находились где-то там внутри».

 

Стив Смолл: «Это были тысячи кричащих людей, большинство из которых были девушки».

 

Рич Хершенсон: «Мы задались вопросом, как нам пройти вовнутрь? В конце концов мы пробрались через толпу и оказались у одной из дверей отеля. Конечно же, там стояли полицейские. Стив подошел к ним и говорит: «Я из йельской радиостанции, вот мой пропуск для прессы». Полицейский смотрит на пропуск, а я думаю, это же радиостанция колледжа, как он вообще сможет пройти. Полицейский смотрит на него и говорит: «Хорошо, ты можешь войти», и открывает перед ним дверь».

 

Чарли Кимбалл: «Стив вошел вовнутрь, показав удостоверение личности йельского университета. Кажется, он сказал: «Они со мной», пытаясь помочь нам войти, но охранники попросили наши удостоверения».

 

Стив Смолл: «У меня был с собой «Полароид» в большом футляре, и я передал его Ричу или Чарли, чтобы было понятно, что они со мной».

 

Чарли Кимбалл: «Но нас не пустили, поэтому мы могли только наблюдать за тем, как вошел Стив».

 

Стив Смолл: «Нам сказали, что они пропускают в отель только тех, у кого есть ключ от номера или пропуск для прессы. Поэтому я попрощался с ними. Грустно, но что поделаешь, и вошел внутрь».

 

Рич Хершенсон: «Мы с Чарли остолбенели».

 

Чарли Кимбалл: «Мы с Ричем решили не уходить. Не помню, как долго мы ждали на улице, но мы хотели попасть туда со Стивом и увидеть «Битлз». Казалось, прошла вечность, и пресс-конференция должна была начаться в ближайшее время. Еще нескольким было отказано, и они присоединились к нам в надежде попасть внутрь. Кто-то сдался, но не мы!»

 

Рич Хершенсон: «Внезапно у меня появилась идея. Я сказал: «Чарли, пошли к входу. Я кое-что попробую». Мы вернулись, и я не знаю, был ли это тот же самый охранник. Я открыл свой кошелек и вынул свою идентификационную карточку первокурсника колледжа, на которой было только моё имя и моё изображение. Это была не карточка представителя прессы. Я произнес: «Я из Дартмутской прессы и вот моя пресс-карта». К нашему изумлению он посмотрел на неё и сказал: «Хорошо, вы можете войти!» Чарли тоже показал ему своё удостоверение личности и помчался со мной. Мы вошли в отель и поднялись на второй этаж, но там снова застряли».

 

Чарли Кимбалл: «Там была стеклянная перегородка с дверным проемом, где нас остановили охранники. За стеклянной перегородкой нам был виден холл, и комната для пресс-конференции».

 

Рич Хершенсон: «Это был своего рода вестибюль, открытое пространство, и напротив него было несколько лестниц, которые вели в комнату, где должна была состояться пресс-конференция».

 

Чарли Кимбалл: «Я помню, как смотрел через это стекло. Все время, пока мы там стояли, мы смотрели на конференц-зал. Мы были так близко от цели, но ситуация становилась всё более безнадежной. Подошли какие-то люди из службы безопасности и сказали, что им нужно будет удалить отсюда всех подростков».

 

Рич Хершенсон: «В этот момент я сказал Чарли: «Быстро!» и мы нырнули в мужской туалет. Мы ждали там, я не знаю, было ли это 10 или 15 минут, пока не услышали, что шум утих. Мы вышли из туалета, и оказались там единственными подростками».

 

Чарли Кимбалл: «Когда мы вышли из туалета, то по-прежнему находились в вестибюле, а охранники оставались на месте».

 

Рич Хершенсон: «Мы не видели Стива, поэтому предположили, что он уже вошел. «Как же нам пройти?» — думали мы. Внезапно я услышал, как кто-то поблизости произнес: «Мисс Коулман». Рядом с нами шла женщина с окружением. И я рискнул, бросился к ней и сказал: «Привет, я Стив Смолл с радиостанции йельского университета. Я разговаривал с вами сегодня, и вы сказали, что я могу войти». «Да, конечно», — подтвердила она и проводила нас до двери, сказав охраннику: «Впустите их».

 

Чарли Кимбалл: «На тот момент я на самом деле не понимал, чего добился Рич. Я чувствовал, что возможность присоединиться к этой небольшой группе людей было нашим последним шансом. Казалось, что больше ничего нам не поможет. Поэтому я «присоседился» к ним и вошел. Когда мы подошли к лестнице, мне показалось, что всё получилось, но тут я услышал, как кто-то крикнул: «Эй, ты кто? Стой!» Я не хотел в это верить. Мы были так близко к цели, но ч сказал Ричу: «Просто продолжай идти». Мы поднялись по лестнице, нас никто не остановил, и мы прошли в зал для пресс-конференции».

 

Рич Хершенсон: «Меня переполнила невероятная радость и изумление. Невероятно! Мы действительно увидим «Битлз» — величайшее событие в мире и за его пределами! Мы вошли. Это была большая комната с рядами стульев и проходом посередине. Мы прошли по проходу и уввидели Стива, который сидел в первом ряду спиной к нам. Мы с Чарли сели на места во втором ряду сразу за ним».

 

Стив Смолл: «Прямо перед тем, как должна была начаться пресс-конференция, кто-то постучал меня по плечу. Я обернулся и увидел, что это были Рич и Чарли!»

 

Рич Хершенсон: «Он обернулся и посмотрел на нас с изумлением!»

 

Чарли Кимбалл: «Стив выглядел очень изумленным, когда увидел нас».

 

Стив Смолл: «Я не мог в это поверить. Я всё ещё не совсем поверил в то, что мне самому удалось быть там, и я на самом деле был изумлен, увидев их двоих! Они сказали: «Мы пошли к другой двери, другому охраннику. Мы сказали, что работаем в гарвардской и дартмутской газетах и ​​показали ему свои студенческие билеты».

 

Шарон Кеннеди: «Мне было тогда было 15 лет, я была репортером нескольких газет Северного побережья, в том числе «Ипсвичской хроники», и писала о жизни подростков. Когда «Битлз» приехали в Бостон, я получила от редактора и издателя «Хроники» Билла Вассермана на себя и подругу Сюзанну Рошло удостоверения представителей прессы. Вассерман посмеялся над нами и сказал, что нас из-за возраста не пустят.

В назначенный день мы сели на поезд в Бостон-Гарден, и добрались отеля «Мэдисон». Мы показали удостоверения прессы охраннику, но он посмеялся над нами. Должно быть, до этого у него было много желающих пройти вовнутрь девушек с разными историями, потому там был сумасшедший дом. Девочки просто сходили с ума.

Мы позвонили Вассерману по телефону-автомату, и он сказал охраннику, что мы работаем в «Хронике». После этого нас впустили.

Я знала, что Луиза Харрисон, сестра Джорджа, остановилась на четвертом этаже. Конечно же, на четвертом этаже возле лифта дежурили охранники и они никого не пускали. Поэтому мы воспользовались пожарной лестницей и поднялись на четвертый этаж. Мы увидели, как Луиза Харрисон разговаривает с женщиной, несущей портфель. В этот момент к нам подошли двое охранников, чтобы вывести нас с этого этажа. Будучи хорошим репортером и большим поклонником «Битлз», я ​знала, что та женщина была пресс-секретарь «Битлз». Это была небольшая инсайдерская информация.

Я крикнула: «Бесс!», и мы, не обращая внимания на охранников, направились прямо к Бесс Коулмэн (прим. — помощница Брайена по связям с общественностью) и показали свои удостоверения. Я сказала, что мы представляем пять газет Северного побережья и 22-х средних школ. Думаю, я была профессиональным рассказчиком еще до того, как узнала об этом. Я пожаловалась Коулмэн, что это не справедливо, что на пресс-конференцию пускают только взрослых, и что я представляю подростков Америки. Коулмэн взяла наши удостоверения и написала на обороте, что на пресс-конференцию должны быть допущены двое подростков.

Но даже когда мы показали свои подписанные удостоверения полицейскому на входе в комнату для пресс-конференции, он не пропустил нас, и вывел вниз по лестнице. Тогда мы вернулись снова и показали удостоверения другому полицейскому. Он сказал: «Кто такая, черт возьми, эта Коулмэн?» В этот момент двери открылись, и мы увидели её. Я закричала «Бетсс!», она подозвала нас к себе, и мы проплыли мимо полицейского прямо в комнату.

Там мы заняли места в четвертом ряду. Коулмэн подошла к нам и прошептала, что нам по 18 лет».

 

Рич Хершенсон: «Потом появился Дерек Тейлор и сказал что-то о «Битлз». Я не помню, что именно».

 

Стив Смолл: «Дерек Тейлор сказал, что, во-первых, телевизионным репортерам можно будет снимать во время пресс-конференции, но все камеры должны быть на расстоянии. Потом будут интервью один на один для телевидения и радио. «Можно будет подходить по очереди и брать интервью у каждого Битла отдельно! — продолжал Дерек Тейлор. — Потом мы дадим время для фотографий. После этого, если кто-то захочет получить автографы, мы выделим для этого время в конце».

 

Рич Хершенсон: «И вот настал момент, и вот они … Дамы и господа, «Битлз»! Все взволнованно аплодируют, когда Битлы входят в комнату».

 

Стив Смолл: «Когда они вошли, меня поразило то, что они были такими невысокими — среднего роста».

 

Рич Хершенсон: «Единственное, что я точно помню, это то, что я был поражен тем, насколько бледными они все выглядели».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ринго: Рад, что вы все смогли сделать это.

Пол: (с ковбойским акцентом) Привет всем.

Джон: (с ковбойским акцентом) Привет, брат.

Пол: (с ковбойским акцентом) Хотел бы поблагодарить всех вас, братьев и сестер, сегодня здесь за то, что собрались здесь с нами.

Ринго: Я вижу, что это сделал Фред.

Пол: (с ковбойским акцентом) И здесь в аудитории мистер Бак Оуэнс (прим. — американский певец и гитарист).

(«Битлз» смеются)

Пол: (с ковбойским акцентом) Хочешь написать песню, Бак?

Джон: (с ковбойским акцентом) Если кто-то из вас — Джонни Хортон, шлепни себя по ноге!

(«Битлз» смеются)

 

 

 

 

Стив Смолл: «У них были длинные волосы — очень длинные для того времени. Они были совершенно спокойны и во время пресс-конференции шутили направо и налево. Я сумел сфотографировать Ринго. Перед тем, как сделать снимок, я окликнул его: «Ринго!» Он повернулся, посмотрел на меня и сказал: «Так, из какой же газеты ты можешь быть… с Полароидом!?»

 

Вопрос: Я видел «Битлз» в мае в Лондоне.

Пол: (вглядываясь) О, ты был. Да.

Вопрос: Вы все были загорелые и всё такое.

«Битлз»: Да.

Вопрос: А теперь вы выглядите бледными. Особенно Ринго.

(Ринго смотрит безучастным взором)

Вопрос: Нет, вы выглядите хорошо. Вы выглядите просто великолепно.

(смех)

Ринго: (улыбаясь) Спасибо.

Вопрос: Всего за три дня до гастролей вы заболели, и мне интересно… Я слышал о том, что вам, возможно, придется вернуться в больницу, и вам может потребоваться операция. Мне интересно, как сейчас обстоят дела.

Ринго: Я в порядке. Они просто хотят удалить миндалины на тот случай, если они вызовут еще какие-то проблемы, понимаете. Теперь с ними все в порядке. Но они… знаете, это может случиться снова.

Вопрос: Вы пели в этом турне?

Ринго: Каждый вечер. О, да! (обращаясь к репортеру) Ты придешь?

Пол: (хихикая) Придешь на концерт?

Вопрос: Пол, как вам Бостон по сравнению с другими городами?

Пол: На самом деле, мы не много видели. Только…

Вопрос: Местные жители.

Пол: Жители?

Джон: Какие жители?

(смех)

 

 

 

 

Пол: Не знаю. Они просто… американцы, понимаете. Хорошо. Очень хорошо. Мы не можем, на самом деле, сравнить их, понимаете, потому что мы, к тому же, не встретили здесь много людей. Очень хорошо с теми, кого мы встретили.

Вопрос: Пол, какова была ваша первая реакция на того джентльмена в этом здании, который решил, что он — это вы?

Пол: О, да (смеется). Это какой-то парень (с сожалением) Оооо. Оооо.

Джордж: Смирительная рубашка…

(смех)

Пол: До тех пор, пока он не я, я не возражаю.

Вопрос: Есть один парень, который говорит, что он похож на Пола, и есть другой, который говорит, что он похож на Ринго.

Ринго: Что, простите?

Пол: (обращаясь к Ринго) Есть парень, который похож на тебя.

Ринго: О, Боже, помоги ему.

(смех)

Вопрос: Рано утром в аэропорту было несколько очень недовольных представителей прессы и газет, и мы понимаем, что все эти меры для безопасности. По сути, вас даже не фотографировали.

Пол: Да.

Вопрос: Вы устанавливаете ограничения…

Джон: Это было недоразумение, прошлой ночью.

Пол: Мы обещали дать телевизионное интервью, знаете ли. Было одно конкретное обещание дать интервью, и мы вышли к машинам… и мы не смогли сесть.

Ринго: Мы не могли сесть в машины.

Джон: Это хорошая работа охраны, но она была чрезмерна, понимаете.

Вопрос: Кто её обеспечивает?

Джон: Ну, обычно это местная полиция, знаете ли. Но я имею в виду, что они на самом деле не виноваты, потому что они не знают, что произойдет. Это было просто неудачно… (комично, с улыбающимся выражением лица»). Они не смогли фотографировать прошлой ночью.

Пол: (жестикулируя) Имейте в виду, в этой полиции нет ничего плохого.

Ринго: Нет.

Пол: Нет, они очень хорошие. Привет, ребята.

(смех)

Пол: Хорошо? Очень хорошие полицейские. И ещё крупные. Привет, чуваки.

Вопрос от поклонницы: Что вы думаете о психиатрах?

Джон: Им нужно обратиться к психиатру.

Пол: (делает глубокий выдох)

Джон: (смеясь) ХО ХО ХО, сказал он.

Вопрос: Известно ли вам о том, как во время ваших выступлений ведут себя молодые люди, их привязанности или кричат ли они и так далее?

«Битлз»: Да.

Вопрос: Это вдохновляет вас, или…?

«Битлз»: Да.

Пол: Это хорошо, знаете ли.

Ринго: Ах, это очень хорошо.

Пол: Это вдохновляет.

 

 

 

 

Стив Смолл: «На пресс-конференции я тоже задавал вопросы».

 

Стив Смолл: Джон, вы планируете писать в дальнейшем?

Джон: Да.

Стив Смолл: И как скоро… мы что-нибудь увидим?

Джон: «Э-э, как только… когда я посчитаю нужным, понимаете.

Стив Смолл: В ближайших планах этого нет?

Джон: Нет, я просто занимаюсь этим время от времени.

Стив Смолл: Похоже, что так и есть.

Джон: Хорошо, спасибо!

(Пол с Джоном обмениваются улыбками)

Дерек Тейлор: Погодите-погодите (улыбаясь). Каким было последнее замечание?

Стив Смолл: Я сказал, что так и есть, мне это нравится. Это очень…

Пол: (смеясь) Ооооооооо.

Стив Смолл: …написано не раздумывая наобум.

Джон: Да, так и есть. В ряде случаев наобум.

Стив Смолл: Это не похоже на то, что вы садитесь и говорите: «Хорошо, я напишу кое-что, что ты…»

Джон: О, нет. Это работает, не так ли.

Вопрос: Планируете ли вы в ближайшее время снять еще один фильм?

Ринго: Да.

Джон: В феврале мы снимаем еще один фильм.

Ринго: Мы начнем его в феврале. Мы ещё не знаем, о чём он будет. (пауза) Думаю, потом прояснится.

Вопрос: Чувствуете ли вы, что задаете новую тенденцию в музыке?

«Битлз»: Нет.

Вопрос: Неужели мальчики искренне верят в то, что они и дальше будут продолжать в том же духе, зарабатывая те замечательные деньги, которые они зарабатывают, со всеми этими выступлениями, или они исчезнут, как поля для мини-гольфа несколько лет назад.

(толпа и «Битлз» смеются)

Джон: (хихикая) Да.

Ринго: (тихо) Ты просто выбираешь мой размер.

Пол: (хихикает)

Джон: Вероятно, что так и будет. Но мы уйдем до того, как исчезнем.

Пол: В любом случае, мы зарабатываем больше, чем мини-поля для гольфа.

(смех)

 

Стив Смолл: «Помню, что самый большой смех вызвал ответ: «Мы зарабатываем намного больше денег, чем на мини-полях для гольфа».

 

 

 

 

Вопрос: Джон и Пол, когда у вас бывает возможность писать музыку, тексты?

Пол: Обычно в выходные, или по ночам в отелях, или… (пауза) Не знаю. Каждый раз, когда у нас есть время, или в любое время, когда у нас есть такая возможность.

Вопрос: Какой вид спорта у вас любимый?

Пол: Спорт? Никто из нас не увлекается спортом. Плавание — это хорошо. Водные лыжи.

Вопрос: Не могли бы вы сказать, будет ли следующий фильм на тему «Вечер трудного дня»… в том же стиле?

Пол: Я так не думаю.

Джордж: Какой в этом смысл, знаете ли. Мы бы не хотели делать то же самое.

Ринго: Ещё два дня из нашей жизни, знаете, это было бы глупо.

Пол: Знаете, мы будем в нём, но и только…

(смех)

Вопрос: Сколько еще месяцев или лет вы ожидаете продержаться на своем нынешнем пике?

Пол: Я не знаю.

Ринго: Понятия не имею.

Джордж: Мы не думаем об этом.

Пол: Около шести месяцев назад все… Кто-то ещё спросил нас об этом шесть месяцев назад. Тогда говорили: «Ну, вы же не сможете отсюда уйти ещё дальше, не так ли. Но это так, понимаете. (пауза ) Тут ничего нельзя сказать.

Вопрос: Артур Фидлер из Бостонского оркестра популярной музыки говорит, что он считает вашу музыку очень расслабляющей. Как вы относитесь к его музыке?

(смех)

Джон: Это зависит от того, какие мелодии он играет, знаете ли.

Пол: (хихикает)

Вопрос: Вы когда-нибудь слышали о нем?

«Битлз»: Да.

Пол: Он очень расслабляет.

Джон: Бостонская Попса, я хочу держать тебя…

Вопрос: Вы слышали его версию музыки «Битлз»?

«Битлз»: Да.

Вопрос: Вам нравится?

Пол: (шутливо) Хорошие мелодии.

(смех)

Пол: (хихикая) Нет, хорошие, знаете ли.

Вопрос: Помогали ли вы писать сценарий для «Вечер трудного дня»?

Джон: Нет. Мы вносили изменения в уже написанный сценарий, то здесь, то там. Вот и всё. Не так ли?

Пол: Да.

Вопрос: Защищая вас и обеспечивая вашу безопасность, полиция когда-либо была груба по отношению к вам?

Джон: Иногда, но очень редко.

Вопрос: Кто делает вам прически?

Джон: Кто угодно.

(смех)

Джон: Любой, у кого есть ножницы.

Вопрос: Как часто вы их стрижете?

Ринго: У нас нет установленного времени. Месяц. Два месяца.

Вопрос: Здесь это тот парень, который заменил Ринго, когда он был болен?

«Битлз»: Нет.

Джордж: Это дорожный менеджер.

Пол и Ринго: Он наш дорожный менеджер.

Вопрос: У него такие же длинные волосы?

Ринго: У него нет таких же волос.

Джон: Это не длинные волосы, это короткие!

(смех)

Пол: Ты попал в телик, Мэл.

Вопрос: Джон, ты слышал о предсказании экстрасенса Джин Диксон о том, что ты когда-то станешь хирургом?

Джон: Нет.

(смех)

Джон: Вы шутите. Я даже не могу… Я не могу держать даже ножницы.

(смех)

Вопрос: Вы недавно были в Вашингтоне. Как вы думаете, президент Джонсон чувствовал себя неуверенно, потому что вы его не навестили?

(смех)

Джон: (смеясь) Вы шутите.

Пол и Джон: Нет.

Джордж: Президента Джонсона там не было, когда мы были в Вашингтоне.

Джон: Не так ли?

Вопрос: Кто-нибудь из вас когда-либо встречался с Люси Бэйнс Джонсон? (прим. – дочь президента).

«Битлз»: Нет.

Пол: Пару раз мы чуть не встретились, но у нас не получилось.

Вопрос: (обращая внимание на одно из колец Ринго) Ринго, что привлекает тебя в черном ониксе?

Ринго: Простите?

Джордж: Чем привлекает тебя черное колечко?

Ринго: Нет, его мне купили.

Вопрос: Прошу прощения?

Ринго: Кто-то купил мне его. Это могло быть что угодно, знаете, и я бы это носил.

Вопрос: В черном ониксе нет ничего особенного?

Ринго: Нет.

Вопрос: Я понимаю, что вы все четверо из бедных семей в Англии. Теперь, когда вы миллионеры…

Джон: Мы не миллионеры…

Вопрос: …будете ли вы жертвовать на благотворительность?

Джон: Мы уже отдали на благотворительность целое состояние. Однако мы не миллионеры.

Пол: И мы никогда не были бедными, так или иначе.

Ринго: Нет.

Пол: Мы все были среднего достатка, но мы получили…

Джордж: История, которая существует здесь, в Америке, она очень неправильная. Говорят, что мы были бандой сорванцев, и у нас не было ни копейки, но это неправда.

Джон: Мы просто хорошо одеваемся.

Джордж: И мы уже отдали целое состояние на благотворительность.

Пол: Мы уже много отдали. Но дело в том, что когда мы даем это, мы не кричим об этом, как делают многие другие люди.

Ринго: (шутливо) Видите? Мы никому не говорим!

(смех)

Ринго: (улыбаясь) Вы поняли?

(смех)

Вопрос: Знаете ли вы, исходя из проданных ранее билетов, округляя, сколько будет на сегодняшнем концерте?

Джон: …несколько тысяч, кто-то так написал.

Дерек Тейлор: Бостонские газеты уже написали. (прочищает горло) Говорят, шестьдесят тысяч.

Джон: (обращаясь к Дереку) И всё?

(смех)

Вопрос от поклонницы: Джордж, говорят, что вы были в Бостоне летом. Это так?

Джордж: Нет, не так.

Пол: Вероятно, ещё один из тех парней, которые на него похожи. (смотрит на Ринго) В Бостоне таких много.

Вопрос: Вы знаете, сколько вы зарабатываете в день?

Ринго и Пол: Нет.

Джон: По-разному.

Вопрос: Я слышал, Ринго сказал, что его миндалины удалили?

Ринго: Ещё нет.

(смех)

Ринго: Во время следующего отпуска.

Вопрос: Слышал, у вас есть предложение по ним.

Джон: (смеясь обращается к Ринго) Да, расскажи ему, как кто-то… Кто-то из поклонниц написал, может ли она их получить.

(смех)

Ринго: И она может их получить. Мне они не нужны.

Вопрос: Кто-нибудь из вас когда-либо встречался с Жаном Полом Гетти? (прим. — Жан Пол Гетти — американский нефтяной магнат и промышленник, один из первых в истории долларовых миллиардеров).

Пол: С ним. Нет.

Джон: Нет.

Джордж: Хотя видел его в битловском парике.

(смех)

Вопрос: Он высказывал мнение о вашей музыке?

Пол: Я так не думаю.

Джордж: Я думаю, что это была статья в «Тайм» или «Лайф», и у них была… Он был изображен в битловском парике, поэтому он, наверное, дружески к нам относится.

Вопрос: Ринго, почему ты носишь так много колец?

Ринго: (шутливо обращаясь к остальным) Что вы будете делать, когда этот пузырь лопнет.

(«Битлз» смеются)

Ринго: Мне они нравятся, понимаете, поэтому я их ношу. Вот и всё, знаете ли. Больше ничего. Их купили для меня, так что мне больше некуда их деть.

(смех)

Ринго: Поэтому я надел их на свои пальцы.

Пол: Очень разумно.

Вопрос: Джордж, со всей той работой, которую проделала твоя сестра, особенно в Бостоне, ты бы сказал что-нибудь… э-э-э…

Джордж: (сухо) Привет.

(смех)

Вопрос: Вы могли бы сказать, что оригинальность сыграла ключевую роль в вашем успехе?

«Битлз»: Да.

Пол: Наверное, да.

Джон: (смешным голосом) Это помогло…

(смех)

Вопрос: Как вы думаете, вы когда-нибудь будете привлекать людей старше двадцати лет?

Джон: У нас уже есть.

Пол: Всё от того, что мы тебе не нравимся, знаешь ли…

(смех)

Вопрос: Сегодня утром я завтракал с вашим дорожным менеджером…

Ринго: С Большим Мэлом.

Вопрос: Мэл сказал мне, что вы, ребята, считаете, что наш американский чай довольно мерзкий.

«Битлз»: Да.

Пол: Это так.

Джон: (хихикая) Это правда.

Джордж: То, что вы так и не научились делать, это чай.

Пол: Ну, я имею в виду, Бостонское чаепитие и все такое… у вас здесь должно быть немного. (прим. — Бостонское чаепитие — акция протестa американских колонистов 16 декабря 1773 года в ответ на действия британского правительства, в результате которой в Бостонской гавани был уничтожен груз чая, принадлежавший Английской Ост-Индской компании. Это событие стало толчком в американской истории, положив начало Американской революции).

(смех)

Вопрос: Кто из вас лучше всего может говорить с американским акцентом?

Пол: Мы этого не можем, знаете ли.

Ринго: Не очень хорошо.

Джон: «Так же, как никто из вас не может говорить с английским акцентом.

Вопрос: Мне говорили, что кто-то из вас, не уверен, кто именно, хочет создать свою собственную гитару.

Джордж: Вообще-то, думаю, что это должно быть обо мне. Я тоже об этом читал. В то время это было неправдой, но после этого изготовитель гитар «Гретч» попросил меня заняться этим.

Вопрос: Как вы думаете, это хорошая идея?

Джордж: Да, знаете ли. Это большие деньги, не так ли. Но, знаете, у меня никогда не было достаточно времени, чтобы взять парня из «Гретч» и что-то сделать.

Вопрос: Какие гитары вы используете?

Джон: Я использую «Рикенбэккер».

Джордж: «Рикенбэккер», «Гретч», «Гибсон» и «Хоффнер».

Вопрос: Вы используете 12-струнную гитару?

Джордж: Да.

Джон: «Рикенбэккер» 12-струнный… электрический 12-струнный.

Вопрос: Вы всё-таки нашли в Соединенных Штатах качественный чизбургер?

Пол: (обращаясь к репортеру) Как вы узнали об этом?

Вопрос: Сестра Джорджа упоминала об этом сегодня на радио.

Пол: Я пытался вчера найти один… но не смог во Флориде найти чизбургер. Ну, Мэл не смог.

Вопрос: Что вы думаете о Барбаре Стрейзанд?

Ринго: Мне она не нравится.

Джордж: Она мне не нравится. По мне слишком слащаво.

Пол: Хотя и неплохо.

Вопрос: Название вашего фильма [«Вечер трудного дня»] взято из рассказа Джона «Грустный Майкл»?

Джон и Пол: Нет.

Джон: Я отущипнул этот кусочек от Ринго для этого рассказа.

Пол: Изначально это был Ринго.

Джон: У него это прозвучало само собой. Это не была какая-то шутка.

 

 

 

 

 

Шарон Кеннеди: «Многие из присутствующих репортеров не знали, кем были «Битлз», и мы объясняли им. Я задала один вопрос о книге Джона и названии «Вечер трудного дня». Они толком почти не отвечали ни на один из вопросов журналистов. Было удивительно, что они были такими забавными. Это было главное. Они были такими забавными».

 

Вопрос: Что вы думаете о Дасти Спрингфилд? Согласно одному из наших недавних опросов, проведенных на нашей радиостанции, она является самой популярной вокалисткой в этой стране.

Пол: Она очень хорошая.

Вопрос: Что вы думаете о противостоянии на Арене Бостона этим вечером?

Джон: (комично) Какое противостояние?

(смех)

Вопрос: Джон и Пол, из всех песен, которые вы написали, какие из них вам нравятся больше всего?

Джон: Э-э, не знаю. Понимаете, всё меняется. То нравится одна, а потом ты её ненавидишь… потом снова нравится.

Пол: «Это для тебя» (It’s For You), Силла Блэк.

Вопрос: Ринго, какая песня тебе нравится больше всего?

Ринго: «Вечер дня», я думаю.

Вопрос: (Джорджу) Что вам нравится?

Джордж: Я не знаю. Они все великолепны.

(смех)

Джордж: Ну, я их не писал, поэтому могу так говорить. Они [Джон с Полом] не могут.

Джон: Они все великолепны.

(смех)

Джон: Шучу.

Вопрос: Почему ваши песни остаются в чартах в Соединенных Штатах в течение более длительного периода времени, чем в Англии? Другими словами, в Англии у них одна неделя, и они уходят…

Джон: Потому что здесь вас так много, я имею в виду, знаете, здесь люди просто продолжают покупать и покупать.

Джордж: В Англии у нас обычно есть предварительные заказы, а потом они продают все за одну неделю, и тогда вот… Все уже купили.

Пол: В основном, здесь в чартах находится около 15 наших синглов, понимаете, и мы не выпускали их в Англии. Одна нехорошая звукозаписывающая компания выпускает их здесь.

Вопрос: Кто исполняет большую часть ведущего вокала?

Джордж: Пол с Джоном.

Пол: В основном Джон, потом я, потом Джордж.

Джон: Не знаю.

Пол: Да, ты поёшь.

Джон: О, нет, Пол… ты.

Пол: Как раз… нет.

(смех)

 

Рич Хершенсон: «Просто находиться в одной комнате с «Битлз» было невероятно. Приятным бонусом было то, что мы поняли, что можем задать им вопросы! В конце концов я тоже поднял руку. Помню, я задал три вопроса, но запомнил только два: «Кто из них чаще всего солирует на сцене», на что Пол с Джоном начали перепираться, говоря: «Это он», «Нет, это он!» Я также спросил, какие гитары они используют».

 

Чарли Кимбалл: «Пол с Джоном были особенно быстры и остроумны. Я помню, что они очень легко отвечали на вопросы».

 

 

 

 

Вопрос: Ринго и Джордж, сегодня вечером во время выступления вы будете петь?

Ринго: Да.

Джордж: О, да, о, да.

Ринго: Мы немного.

Джордж: Моментами. Они иногда позволяют нам петь, не так ли, Ринго.

Вопрос от ребенка: (маленький ребенок, тихо) Пол, как долго вы будете петь?

Дерек Тейлор: (повторяя) Как долго они будут петь сегодня вечером?

Пол: Мы поем около 30-35 минут.

Вопрос: Последняя пресс-конференция, которую я видел, была для меня настоящим трехчасовым тяжелым испытанием, чтобы там находиться. Мне интересно, как вы, ребята, можете постоянно в этом участвовать. Особенно мне запомнился случай, когда вы уже собирались уходить, и там был один австралийский оператор, у которого не оказалось пленки в камере, и он заставил вас сесть и сделать все это снова. В этот момент я подумал, что ударил бы его, но вы сохраняли спокойствие всё это время.

Ринго: (шутливо) Это потому, что вы были в комнате.

Вопрос: Мне просто интересно, через какое-то время возникнет ли что-то вроде небольшого сопротивления.

Дерек Тейлор: Тенденция вопросов такова: считают ли «Битлз» пресс-конференции чем-то затянутым, а если нет, то как они остаются такими спокойными.

Вопрос: (шутя обращаясь к Дереку) Отлично.

(смех)

Пол: Мы всегда получаем от них удовольствие, знаете ли. Все эти смешки.

Джон: …в комнате толкётся столько людей, которые не имеют отношения к прессе, знаете ли.

Пол: И прессу иногда немного раздражительна, знаете, потому что… Но в основном она отличная.

Джон: (хихикая) Пока не спросит: «Что вы будете делать, когда этот пузырь лопнет?»

(смех)

Пол: Единственный вопрос, который задают все.

Вопрос: Есть ли у кого-нибудь из трех остальных холостяков планы жениться?

Джордж: Не сейчас.

Ринго: Пока нет. Через пару лет… не скоро.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стив Смолл: «Помню, как после пресс-конференции задал им вопросы. Помню, я спросил одного из них, кто на них оказал влияние, и помню, что одной из групп, которые они назвали, была «Импрешинз», и, возможно, «Темптейшн», но не уверен. Затем у меня состоялся классическое общение с Ринго посредством микрофона и магнитофона. Я спросил: «Не могли бы вы сказать: это Ринго Старр, а вы слушаете Даблви-Уай-Би-Си?» Ринго ответил: «Извините, но мы никому не можем оказывать промо-акции». Ну, конечно, когда я вернулся в колледж, я снова и снова ставил в эфир на нашей радиостанции этот разговор. Я был ди-джеем и делал своё рок-шоу».

 

Шарон Кеннеди: «Чувствуя, что пресс-конференция подходит к концу, мы направились к ним. Мы как сумасшедшие бросились к ним, Сюзанна пожала руку Пола, схватила Джорджа за запястье, и он улыбнулся мне. Они собирались уйти. Невероятно, но мне удалось пожать руку Джону Леннону».

 

Рич Хершенсон: «После окончания пресс-конференции нам всем раздали фотографии «Битлз» в виде почтовых открыток с их автографами. Когда Дерек уже уходил, я сказал ему, что мне фотография не досталась, что было неправдой. Он полез в карман пиджака и сказал: «О, вот!» и дал мне ещё одну. На обороте фотографии были их настоящие автографы!»

 

Стив Смолл: «У меня с собой была книга Джона, и я попросил его поставить на ней автограф. Потом я подошел с книгой к Ринго, Джорджу и Полу! Потом один из них сказал: «Хорошо, нам пора идти. Нужно идти на концерт», так что оставшиеся два автографа я так и не получил.

Кто-то из представителей «Битлз» спросил: «Ребята, у вас есть билеты на концерт?» Мы ответили, что у нас нет билетов. Он сказал: «Ну, у меня остался только один билет, но я отдам его вам». Мы были ошеломлены, но решили, что будет несправедливо, если один из нас пойдет, а двое других нет. Мы договорились, что продадим билет по номинальной стоимости, не пытаясь продать его по спекулятивной цене. Мы очень тщательно выбирали, кому продать билет. Снаружи, конечно, всё ещё была кричащая толпа, но мы увидели одну девушку, стоящую с матерью, которая, как мне показалось, спрашивала лишний билет. Мы продали его вроде как за 6,75 доллара и разделили доход на троих.

Всё закончилось, но были ещё сувениры. У меня осталась на память серебряная фольга от одной из сигаретных пачек и несколько окурков из одной из пепельниц».

 

Рич Хершенсон: «Потом я подбежал к столу и забрал их пепельницу с окурками и жвачкой, и унес всё это домой. Я также помню пустую пачку сигарет с визиткой от Джона Сано из «Нью-Йорк Пост» с подписью: «Дерек, дай мне Джона, и я буду любить тебя вечно».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на спортивной арене Бостона».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Перед 13 909 поклонниками группа исполнила свою обычную программу».

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Вместо того, чтобы бросать на сцену леденцы, по предложению радиостанции «Даблви-Би-Зет» поклонники бросали конфетти».

 

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «В Бостоне это было единственное выступление, где Леннон был сфотографирован с 12-струнной гитарой «Рикенбэкер 325». Возможно, он сломал струну на своём шестиструнном «Рикенбэкере 325», или, может быть, гитара вышла из строя? Во время этих гастролей 12-струнник обычно присутствовал на сцене только как запасной инструмент».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Как обычно, поклонники кричали настолько громко, что даже сами «Битлз» не могли себя слышать. Это было ещё одно частое явление на концертах «Битлз» в разгар Битлмании. Но, как сказал один диктор, кричащие девушки приходили на концерт только для того, чтобы увидеть Потрясающую Четверку, а вовсе не для того, чтобы их услышать».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После концерта «Битлз» отправились в Мэриленд».

 

 

 

 

 

 

Выступление на стадионе «Гэйтор Боул», Джексонвилл

11 сентября 1964 г.

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день в Великобритании поступил в продажу сингл Питера и Гордона с песней «Я больше не хочу тебя видеть» (I Don’t Want To See You Again), написанной Полом Маккартни (Columbia DB 7356)».

 

Билл Харри (автор книги «Энциклопедия Джорджа Харрисона»): «11 сентября Джордж Харрисон зарегистрировал фирму «Морнйорк Лимитед», которая будет заниматься публикацией его собственных песен».

 

Брэдфорд Локер (автор книги «История Битлз»): «7 декабря фирма «Морнйорк» будет переименована в «Харрисонгз Лимитед».

 

Вячеслав Бондаренко (соавтор книги «История рок-музыки»): «Любопытно, что тихий и скромный Джордж, раскрывавший рот лишь по крайней необходимости, раньше всех битлов позаботился о создании собственной издательской фирмы, которая тут же приобрела права на все песни Харрисона, что забавно, ибо на момент основания этих песен было немного — одна-единственная «Не беспокой меня» (Don’t Bother Me)».

 

Джордж: «Я никогда не хотел быть на первом плане в группе».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Это подтверждал заго­ловок в «Мерси Бит» — «Тихий битл». Джордж также был «серьезным», «робким битлом», чьи «ответы, возможно, и не такие запоминающиеся, как ответы Ринго или Джона, зато они зачастую содержат больше смысла». Проявив в нескольких интервью особый прагматизм, Джордж стал также «деловым битлом», и с годами он будет все больше соответствовать этому определению. Никто из членов группы не отличался откровенной скаредностью, но все они требовали от [пресс-агента группы] Тони Бэрроу чуть ли не поминутной информации о продажах пластинок и их положении в чартах».

 

Пол: «Мы были идиотами, когда утверждали, что зарабатыва­ние больших денег не является постоянным источ­ником вдохновения».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Уже были разработаны планы на случай, если «Битлз» выйдут из моды, и тогда у них остались бы не только сладостные воспоминания. Единственными доходами Харрисона и Старра были их четвертые части поступлений в бюджет компании «Битлз Лимитед».

 

Джордж: «Нам с Ринго постоянно напоминали, что Джон и Пол получают гораздо больше нас».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Хотя во время ежеквар­тальных встреч группы с бухгалтерами (Джордж: «путаница и скука, будто снова очутился в школе») Джордж обыч­но сидел с потухшим взором, он больше других ин­тересовался, откуда берутся те или иные проценты и почему каждый из них получил столько, сколько получил. Именно его вопросы побудили Брайена Эпстайна перепроверить немецкий контракт на зву­козапись трехлетней давности. Лексикон Джорджа пополнился такими выражениями, как «налоговые льготы» и «конвертируемые долговые обязательст­ва».

 

Джордж: «Это очень легко и приятно — думать, что ты за­рабатываешь много денег и кто-то заботится о них. Но мне хочется знать, сколько денег поступает, куда они деваются, сколь­ко я могу тратить. Меня деньги интересуют не боль­ше, чем других, я престо желаю быть в курсе дела».

 

 

 

«Битлз» около отеля «Ки-Уэстер» перед вылетом в Джексонвилл.

 

 

 

 

 

Сьюзи Робсон: «Мы приехали к отелю и сидели на стульях, ожидая, когда они выйдут из своей комнаты. На фотографии вы можете видеть мою подругу Жанну, сидящую справа, а я слева. Мой отец справа разговаривает с Ринго Старром. Джордж Харрисон подписывает для нас альбом с фотографиями».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Утром 11 сентября «Битлз» вылетели из Ки-Уэста в аэропорт Имесона, где их прибытия ожидали 150 поклонников».

 

Аннет Рэмси: «Я увидела «Битлз» на шоу Эда Салливана и влюбилась в них! Особенно в Пола! Мой папа узнал, что они собираются гастролировать по США и будут выступать в «Гэйтор Боул» в Джексонвилле. Поэтому он на радиостанции купил билеты. Наши билеты стоили 4 доллара каждый, и наши места были на трибунах. За 5 долларов вы могли бы сидеть перед сценой!

Вот и настал день концерта. Это было 11 сентября 1964 года. В то время мне было 9 лет, а моему отцу было 39. Ураган, как и предполагалось, обрушился на город. Ураган Дора. И это случилось за день до концерта. Из-за разрушений мы с папой не смогли поехать в Джексонвилл, как изначально планировали. Тогда папа сказал маме: «Мы должны найти способ отправить Аннет на концерт, и как только мы туда доберемся, то выясним, как вернуться». Поэтому папа нашел друга, у которого был самолет для местных перелетов, и у него было два свободных места. Это был мой первый в жизни полет!

Самолет «Битлз» приземлился прямо перед нашим. Когда наш самолет всё ещё был в воздухе, мы могли видеть, как они спускаются по трапу. Женщины в нашем самолете сняли обувь и начали колотить ими в иллюминаторы самолета! Папа был напуган до смерти! Когда мы приземлились, все попытались бежать к «Битлз», но к этому времени они уже уехали».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Их самолет вырулил в частный ангар, откуда их доставили в гостиницу «Джордж Вашингтон» в сопровождении кортежа полиции».

 

Мэлкольм Кэрмайкл (полицейский): «В то время я служил в полиции. Я был в мотоэскорте «Битлз» во время их пребывания в Джексонвилле. Когда детишки поняли, что это случилось [прибытие самолета], и они были уже на половине пути к ангару, наша автоколонна спешно оторвалась от них».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Первая проблема, с которой столкнулись «Битлз» перед выступлением во Флориде, заключалась в том, что местные члены профсоюза настояли на том, чтобы группа согласились присоединиться к Американской гильдии артистов эстрады. В ином случае они рисковали столкнуться с угрозой пикета у стадиона. Они согласились заплатить 1200 долларов США за вступительные и ежегодные взносы в профсоюз».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В отеле «Джордж Вашингтон» состоялась пресс-конференция».

 

Джон Лонг: «В Атланте на радио «Даблви-Кью-Икс-Ай», как и на других крупных радиостанциях, был ди-джей Пол Дрю по прозвищу «Мистер Битлз». Он выходил в эфир с 19-00 и до полуночи, называя себя «пятым Битлом». Он ездил с ними, знал каждую минуту их жизни, и у него всегда звучали в эфире эксклюзивные экземпляры их песен.

Однажды я позвонил ему и сказал, что у меня есть альбом «Битлз». Я прочитал ему название песен на альбоме, и он отметил, что у меня альбом, выпущенный в Штатах. Пол попросил меня принести альбом на радиостанцию, чтобы он мог переписать его. За это я попросил у него два билета на концерт «Битлз» в Джексонвилле. Он согласился. В тот раз я впервые засветился на радиостанции, которую слушал уже долгое время. С трепетом я смотрел через стекло на Пола, который был в эфире. Позже мы с ним подружились, и он оказал большое влияние на мою карьеру на радио.

10 сентября я выехал из Ла-Гранжа в Джексонвилл в своем надежном «Шевроле 55». Я не стал говорить своим родителям, что национальная служба метеосводок предупредила о надвигающемся в Джексонвилл урагане Дора. Я остановился на ночь в мотеле в небольшом городке в окрестностях Джексонвилла. Ветер поднялся уже до ураганной силы. Признаюсь, было жутковато, особенно, когда хозяин мотеля попросил меня придвинуть всю мебель в комнате к окну и двери. Спал я немного, так как все дрожало под натиском Доры.

На следующее утро я добрался до Джексонвилла, воочию наблюдая последствия шторма. Я слушал легендарного Биг Эйпа и решил зайти на радиостанцию. Парень махнул мне рукой, приглашая в студию, и переговорил со мной по селекторной связи. Я сказал ему, что в Джексонвилле я работаю на радио «Даблви-Кью-Икс-Ай» (что было неправдой) и что я буду освещать концерт «Битлз». Он спросил, собираюсь ли я на пресс-конференцию? Я даже не знал, где должна была состояться пресс-конференция, но перспектива взять у «Битлз» интервью появилась, и я опять солгал, ответив утвердительно. Теперь оставалось только узнать, где должна была состояться пресс-конференция. Я спросил его, как лучше пройти до гостиницы, полагаясь на возможность того, что она будет проходить в отеле, где они остановятся. Он мне все объяснил. Я уточнил, во сколько мне нужно выехать, чтобы не опоздать. Так я узнал время начала пресс-конференции.

Я зашел в танцевальный зал отеля, где и должна была состояться пресс-конференция с «Битлз». Дерек Тейлор спросил, какую радиостанцию я представляю. Я решил, что надо сказать правду, так как возможно он был знаком с Полом Дрю. С собой у меня было солидно выглядящее удостоверение от «Даблви-Ти-Эр-Пи» (прим. – радиостанция в Ла-Гранже). Он выдал мне карточку «пресса», и сказал, что я смогу ей воспользоваться, чтобы пройти за кулисы «Гэйтор Боул». Я чуть не умер от счастья и вознесся на небеса. Даже в мечтах я не представлял себе, что у меня будет возможность пройти за кулисы.

И вот наступило время для пресс-конференции. В комнату вошли «Битлз». Я был в первом ряду, где газетчики и телевизионщики задавали свои вопросы. Из-за прошедшего урагана радиорепортеров было немного. Я сразу же начал задавать вопросы. Когда речь дошла до Джона, он заметил: «Ты не радио ди-джей, и это не магнитофон, это бритва». Я похолодел, а он засмеялся. Я понял, что он пошутил, и задал ему вопрос. У меня сохранилась эта запись. Там была девушка-подросток с фотоаппаратом «Полароид», и я предложил ей 5 долларов, чтобы она сфотографировала меня на фоне «Битлз». Она сфотографировала меня, но деньги взять отказалась».

 

 

 

 

Бетти Уолтерс (газета «Флорида Таймс-Юнион», 12 сентября 1964): «Мы потратили полчаса, чтобы убедить охранников у дверей, что мы из прессы. Еще 15 минут ушло на то, чтобы пробиться сквозь толпу безумных подростков. Мы проковыляли в прохладной тишине зала Джорджа Вашингтона.

И вот, они. Пол в битловском костюме спортивного покроя, в сине-серо-белой полосатой рубашке, сидит за столом с краю. Рядом с ним Джордж в сером костюме и в красно-белой рубашке в полоску. Джон в джинсах «Ливайс» цвета хаки, в коричневой замшевой куртке и в полосатой желто-черно-бело-коричневой футболке. И Ринго, с большими, грустными, голубыми глазами, в сине-сером пиджаке в клетку и в клетчатой рубашке.

Что можно спросить у всемирно известных «Битлз», о чём их раньше не спрашивали? Несмотря на то, что они жевали бутерброды с индейкой (которые Пол предложил прессе) и картофельные чипсы (которые Ринго позже бросил Джорджу), «Битлз» не потеряли дар речи».

 

 

 

 

 

 

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Когда они прибыли в отель, номер группы в гостинице «Джордж Вашингтон» в Джексонвилле был не совсем готов, поэтому во время обязательной пресс-конференции они ели сэндвичи с индейкой».

 

Фрэнк Мюррей (газета «Флорида-Таймс Юнион», 12 сентября 1964): «Во время пресс-конференции они жевали бутерброды с индейкой, пили чай, который, по их словам, был не так хорош, как английский, и терпеливо отвечали на вопросы группы репортеров».

 

 

 

 

 

 

Мэлкольм Кэрмайкл (полицейский): «Во время пресс-конференции я все время смотрел на Ринго. Он постоянно брал кусочки льда из кувшина, стоящего перед ним, и бросал их в аудиторию. Битлы были точно, как дети. Было забавно на них смотреть».

 

Бетти Уолтерс (газета «Флорида Таймс-Юнион», 12 сентября 1964):

Вопрос: Пол сказал, что вы не являетесь актерами. Значит ли это, что в своих фильмах вы просто были собой?

— И то, и другое, — ответил Джон с очень сильным британским акцентом.

Вопрос: Как вы играли?

И снова ответил Джон: «Нам нужно было выдержать до конца и указывать на детали по мере их появления.

Вопрос: Ваши волосы требуют особого ухода?

Ответ: Отсутствие ухода — это главное (ответ Джона).

Вопрос: Вы сочинили какие-нибудь новые песни здесь

Ответ: Две.

Вопрос: какие?

Ответ Пола, который мы не смогли расслышать, вызвал смех. Во всяком случае, они не скажут.

Вопрос: Вы когда-нибудь бываете незамеченными?

Пол: Когда снимаем парики.

Вопрос: Когда вы начнете снимать свой следующий фильм?

Ответ: В феврале.

Вопрос: Если Джон не любит носить очки, почему он не пользуется контактными линзами?

Джон: Никак не найду время на окулиста. Кроме того, мне бы не хотелось, чтобы у меня в голове было стекло.

Вопрос: Джордж, у тебя есть двоюродный брат по имени Тед?

Джордж: Нет!

Вопрос: Какие ваши любимые песни?

Пол: «Если я влюблюсь» (If I Fell).

Джордж: «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That).

Джон: «Остатки» (Bits and Pieces). (Хмммм… это Дейв Кларк).

Ринго: «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night).

Вопрос: Как вы отнеслись к тому, что вы и президент приехали в город в один и тот же день?

Джон: Поразительно.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время выступления «Битлз» в городе находился президент Джонсон, который прибыл в Джексонвилл, чтобы увидеть нанесенный ураганом ущерб».

 

Бетти Уолтерс (газета «Флорида Таймс-Юнион», 12 сентября 1964):

Вопрос: Как вы думаете, каков ваш вклад в музыкальную сферу?

Ответ: Пластинки (30 миллионов).

Джордж: Смех и улыбки.

Вопрос: Почему вы избегаете прессу?

Пол: (должно быть он дипломат — он выглядел таким озабоченным и все такое). Мы этого не делаем. Мы делаем то, что говорит нам полиция, шериф.

Вопрос: Что вы будете делать, когда этот пузырь лопнет?

Пол: Мы с Джоном можем продолжить писать песни.

Но с такими личностями, как эти парни, мы предсказываем, что этот пузырь будет жить долго. Что касается их самих, то они использовали весь арсенал тех ужасных гримас, которыми славятся Битлы (пристальные взгляды, жевание губами, подмигивания). Пол напомнил нам маленького мальчика, застигнутого врасплох с рукой в банке с печеньем и пытающегося отнекаться. И мы уверены, что он отнекается.

Джордж тихий, но его глаза всё замечают. Из него выйдет хороший судья.

Джону было немного скучно. Они с Ринго притворялись самолетами. Они почти «улетели» оттуда.

Ринго казался немного подавленным из-за молока, которое ему дали на ужин. Но в таком случае старина Ричард Старки всегда выглядит подавленным, не так ли?

Полу вручили гигантский золотой ключ от чего-то. Он подбросил его несколько раз: «С таким ключом? Никогда!» И они ушли. Прошло чуть больше часа, и пресс-конференция закончилась.

Цитаты, приведенные здесь, не могут быть дословными. Наши бедные маленькие умы слишком запудрены».

 

 

 

На снимке Луиза Бреннан — жена Сирила Бреннана, известного ди-джея в Монтгомери, штат Алабама. После пресс-конференции, на которой Битлы жевали картофельные чипсы, Дайана Бреннан, дочь Сирила и Луизы, подобрала крошки и вклеила их в альбом вместе с фотографиями группы.

 

Аннет Рэмси: «Поскольку мы приехали за несколько часов до концерта, папа решил, что мы должны поехать в центр и пообедать. Он был в настроении для хорошего стейка! Поэтому мы пошли в ресторан, который оказался через дорогу от отеля «Джордж Вашингтон». Пока мы ждали наш обед, папа увидел репортера со значком «Тампа Таймс». В то время у нас было две газеты в Тампе, «Таймс» и «Трибьюн». Поэтому папа спросил его, видел ли он «Битлз». Он ответил, что да, что он освещал интервью с ними в отеле «Джордж Вашингтон». Он был фотографом и его звали Вернон Барчард. Он сказал, что покажет нам, где они собираются выйти. Конечно, я хотела сразу направиться туда, но папа хотел доесть свой стейк! После того, как мы закончили есть, мы с Верноном перешли улицу к гаражу отеля».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «18.00 после пресс-конференции в отеле «Джордж Вашингтон» группа дала интервью Джину Моррису. Передышка, кажется, взбодрила их, и во время этого интервью они шутят и говорят свободно. Кто-то спрашивает, есть ли у них псевдонимы друг для друга, и Джон говорит, что называет Джорджа «Рэй Коулмен». Пол снова опровергает слух о том, что он женат, на что Моррис спрашивает: «И ты свободен?» «Купи его в рассрочку», — говорит Джон и спрашивает, имеет ли Джин отношение к Борису Моррису (заглавный персонаж в одном из его рассказов)».

 

Вопрос: Между собой есть у вас какие-либо прозвища?

Пол: Прозвища?

Джон: Ну, я звоню Джорджу, Рэй Коулмен.

Джордж: Я звоню Ринго, Дейв. Но, кроме этого, ничего такого.

Пол: Мы обманываем, конечно.

Вопрос: Вас беспокоят слухи о том, что «Роллинг Стоунз» круче, чем «Битлз»?

Джон: Это нас беспокоит? Нет.

Ринго: Нет.

Пол: Это нас не волнует, потому что получаешь…

Джон: Мы справляемся со своим горем.

Пол: (улыбаясь) Такие слухи не редкость, знаете ли. Я имею в виду…

Джордж: Дейв Кларк.

Пол: Дейв Кларк обошел нас пару месяцев назад. Это не всегда должно много значить.

Джордж: Каждые два месяца мы слышим о том, что они нас обходят.

Джин Моррис: Пол, ты единственный неженатый Битл или ты единственный женатый Битл?

Пол: Ты все перепутал, Джин. Джон единственный женатый. Все остальные из нас не женаты, холостые, свободные и все такое.

Джин Моррис: И ты свободен.

Пол: Да.

Джон: Можешь купить его в рассрочку

Джордж: Привет.

Джин Моррис: (обращаясь к Джорджу) Привет. Ты не женат.

Джордж: Нет, я Джордж. Хаааааааааа.

Джин Моррис: Ты написал «Тему Ринго»?

Джордж: Нет. А ты?

Джон: Где ты был, Джин?

Джин Моррис: Ну, я думаю, что она красивая.

Джордж: Ты не читал те маленькие листочки бумаги, не так ли? Там написано, кто написал тему Ринго и…

Пол: На самом деле это мы с Джоном написали тему Ринго.

Джин Моррис: Это красивая часть.

Пол: Спасибо. Спасибо, Джин.

Джин Моррис: (обращаясь к Джону) А ты женат, верно?

Джон: (смеясь) Это я, Джин.

Пол: (хихикает)

Джин Моррис: Как твоя жена относится к вашим гастролям?

Джон: (шутливым тоном) Ну, ей это не очень нравится, Джин. Но она не особо возражает, потому что это приносит ей много денег, а, Джин?

Джин Моррис: Почему бы вам не съездить в Тампу и не посмотреть США?

Джон: Куда съездить?

Джин Моррис: Тампа, Флорида.

Джон: А, я думал, что ты сказал что-то другое. Ну, мы бы с удовольствием. Мы хотели бы съездить, Джин. Возможно, однажды мы это сделаем.

Джордж: (двигая его вперед) Отлично, Ринго!

Джин Моррис: Ну, привет, Ринго. Где твои барабаны?

Ринго: Вероятно там, где мы будем играть сегодня вечером, как бы ни называлось это место.

Джин Моррис: Гэйтор Боул.

Ринго: Гэйтор Боул.

Джин Моррис: Ты всегда ешь на бегу?

Ринго: Обычно сидя, как сейчас.

(смех)

Джин Моррис: Нет, я имею в виду, что со всеми этими людьми, у тебя не бывает расстройства желудка?

Ринго: Ну, мы обычно едим в комнате, но, видя, что в отеле нет места даже для нас, мы вынуждены есть здесь, понимаешь.

Джон: Это достойно сожаления.

Ринго: Несчастный.

Джин Моррис: Все эти подростки снаружи, эти толпы, которые всегда рядом с вами… Они вас беспокоят?

Ринго: Нет, никогда. Пока нет. Может, когда я постарею, но я ещё довольно молод.

Джин Моррис: (смеется) Большое спасибо.

Джон и Пол: Спасибо, Джин.

Джон: Хорошо, Джин.

Пол: Увидимся, Джин.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После пресс-конференции группа попыталась отправиться на стадион «Гэйтор Боул». Около 25 полицейских пытались в течение 15 минут удержать около 500 поклонников, чтобы позволить группе покинуть гараж отеля».

 

 

 

 

Группа покидает отель. Фото Верна Берчарда.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После пресс-конференции в отеле «Джордж Вашингтон» две дюжины полицейских в течение 15 минут пытались удержать 500 поклонников в гараже отеля, пытаясь сопроводить «Битлз» из лифта в лимузин. Группе понадобилось 15 минут, чтобы пройти 12 метров. В конце концов с помощью мотоциклистов полиции удалось рассечь толпу и сопроводить группу на стадион».

 

Аннет Рэмси: «После нескольких часов по моему ощущению (на самом деле прошло не так много времени), они вышли из лифта, и все поклонники с криками буквально прижали их к стене. Вернон встал, чтобы сделать снимок, а папа поднял меня на свои плечи. Когда вышел Пол, папа указал на Вернона и сказал: «Скажи Полу улыбнуться и сделай снимок». Для «Битлз» было очень непросто сесть в машину и уехать. Девушки запрыгивали на машину и били по стеклам своей обувью. Это было как в самолете до этого!»

 

Мэлкольм Кэрмайкл (полицейский): «Битлз» хотели пообщаться со своими поклонниками, поэтому полиция изо всех сил пыталась не только удержать девушек, но и препятствовала стремлению «Битлз» приблизиться к толпе. И они вышли бы в самую толпу, мы этого боялись».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа прибыла на стадион в 19:15».

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Хотя было продано 30 000 билетов, на стадионе присутствовало только 23 000 человек. Около 7000 поклонников из других городов, купивших билеты, не смогли приехать, потому что ураган Дора разрушил дороги и мосты».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Спонсором мероприятия выступила радиостанция Mighty 690 WAPE».

 

 

 

Эта пластинка была подписана для Чарльза Мердока — ди-джея из Майами. Автографы были поставлены, когда он брал у группы интервью за кулисами перед их выступлением в «Гэйтор Боул».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на стадионе «Гэйтор Боул», Джексонвилл, Флорида.

В концерте также принимали участие: группа «Билл Блэк Комбо», группа «Экситерс», Кларенс Генри, Джеки ДеШеннон. Соул-певец из Нового Орлеана Кларенс Генри заменил покинувшую гастроли группу «Райтес Бразерс»

 

прим. – Clarence Frogman Henry — Кларенс «Человек-лягушка» Генри. Однажды, на клубном концерте перед закрытием он снабдил свое выступление лягушачьим пением. Публике понравилось, и он получил прозвище Человек-лягушка.

 

Из интервью Гэрри Джеймса с Кларенсом Генри:

Гэрри Джеймс: Как вы попали в турне с «Битлз»? У вас был какой-то агент?

Кларенс Генри: Верно. «Джи-Эй-Си» (прим. — «Дженерал Эртистс Корпорейшн»). Мой менеджер Боб Астер имел отношение к «Битлз». Он включил меня в турне с «Битлз».

Гэрри Джеймс: Боб Астер работал в «Джи-Эй-Си»?

Кларенс Генри: Верно.

Гэрри Джеймс: Вы много времени проводили с «Битлз»?

Кларенс Генри: Да. В основном с Полом. Я, Пол и солист группы «Билл Блэк Комбо». Мы сдружились и много времени проводили вместе.

Гэрри Джеймс: В то время «Битлз» летали на частном самолете. Вы тоже были на этом самолете?

Кларенс Генри: Да. Всё так. Мы все летали вместе. Это был «Ди-Си 3».

Гэрри Джеймс: Сколько ещё исполнителей было в этом турне?

Кларенс Генри: Там были я, Джеки ДеШеннон и «Билл Блэк Комбо» (прим. – Кларенс забыл упомянуть о группе «Экзистерс»).

Гэрри Джеймс: Вы гастролировали со своей группой?

Кларенс Генри: Нет. Нас сопровождала группа «Билл Блэк Комбо», меня и Джеки ДеШеннон.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В концерте также приняла участие женская группа из Бруклина «Репарата и Дилронс».

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «Мы стали первыми чернокожими артистами, которые там выступили. И, знаете, мы снесли у «Гэйтор Боул» крышу! Наш маленький колектив вышел на сцену и снес крышу. Зрители полюбили нас».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Несмотря на кричащих девушек, «Битлз» отказались начать своё выступление, пока кино- и телеоператоры не покинут арену. Отснятый материал с выступлением «Битлз» был ценным товаром, и операторы отказались уходить».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Команда телевизионщиков из Лос-Анжелеса прибыла в «Гэйтор Боул», собираясь сделать повторную попытку снять фильм».

 

Джордж: «Мы знали, что несколько человек следуют за нами по всей Америке, снимают о нас фильм. Мы даже просили их не делать этого. Но они прилетели и во Флориду, и тут мы возмутились: мы же просили их убраться ко всем чертям, а они снова здесь, да еще маячат прямо перед нашими лицами! Их пропускали с камерой к самой сцене. К тому же эта съемочная группа так нас достала, что мы заявили, что не будем выступать».

 

Фрэнк Мюррей (газета «Флорида-Таймс Юнион», 12 сентября 1964): «Вчера вечером в «Гэйтор Боул» двадцать тысяч поклонников «Битлз» кричали «Мы хотим Битлз», в то время как их кумиры отказывались выступать, пока кинохроникеры и операторы телевизионных новостей не перестанут снимать свои фильмы».

 

Джордж: «Агенты начали скандалить с нами, вместо того чтобы вышвырнуть операторов».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В конце концов Дерек Тейлор вышел к микрофону и выдвинул им ультиматум: «Битлы в 30 метрах отсюда. Они преодолели тысячи миль, чтобы быть здесь. Единственное, что мешает их выходу – кинооператоры в зале».

 

Аннет Рэмси: «Я не помню, как мы добрались из гаража до концерта. Возможно, мы взяли такси. И я не помню ни одного из выступающих до «Битлз» артистов. Выступление «Битлз» началось с задержкой, потому что кинооператоры хотели снимать концерт без разрешения. Группа не начнет выступление, пока они не уйдут».

 

 

 

 

Джордж: «В конце концов, Дерек Тейлор вышел на сцену, похожий на Адольфа Гитлера, и крикнул толпе: «Эти киношники здесь лишние, им здесь не место. Вы хотите видеть «Битлз» на сцене?» — «Да-а!» — «Значит, вы хотите избавиться от съемочной группы?» — «Да-а!» Это напоминало нюрнбергские съезды нацистов. Наверное, полицейские и организаторы концерта обвиняли во всем нас, но уже тогда мы понимали: есть вещи, которые от тебя не зависят».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После объявления капитаны полиции С. Л. Рейнс и И. Л. Гриффин распорядились прекратить съемку. Полицейские задержали восемь операторов, закрыли их объективы руками и вывели за руки из концертной зоны».

 

Фрэнк Мюррей (газета «Флорида-Таймс Юнион», 12 сентября 1964): «Когда пресс-агент «Битлз» Дерек Тейлор подошел к микрофону и предъявил ультиматум, полиция задержала восемь операторов, и прикрыв руками объективы камер, под руки вывела их из аудитории».

 

 

 

Дэн Бреннан, сотрудник радио «Даблви-Би-Эй-Эм», объявил о выходе «Битлз».

 

 

 

 

 

Джон Лонг: «Вечером я прибыл в «Гэйтор Боул» пораньше, и занял позицию возле сцены. Когда «Битлз» вышли на сцену, на меня обрушилась лавина звука, а когда они начали играть, шум стал просто невообразимым. Я стоял у самой сцены и записывал концерт на свой магнитофон. Казалось, что все это длилось всего несколько минут. Потом в мотеле я прослушал запись, и с печалью обнаружил, что в своем воодушевлении пел громче, чем все тысячи вопящих девочек. Я до сих пор храню эту ленту».

 

 

 

 

 

 

Рори Фо: «Мне было 15 лет. Это было сногсшибательно. Я продолжала пощипывать себя, потому что не верила, что я дышала тем же самым воздухом, что и они».

 

Хэл Келли: «Это был потрясающий концерт. Я сидел в тридцати метрах от сцены. К сожалению, я забыл принести свои очки, так что не всё было так ясно различимо. Однако я могу сказать, что тарелки и волосы Ринго развевались на ветру».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Порывы ветра были настолько сильны, что барабанную установку Ринго Старра пришлось закрепить на сцене».

 

Джордж: «Ветер по-прежнему был сильный, так что Мэлу пришлось крепить барабаны к платформе гвоздями, ведь она возвышалась над землей на десять или двенадцать футов».

 

Ринго: «Мои волосы раздувались, и я думал, что это было жутко таинственно, а барабаны были закреплены, так как мы их привязали».

 

Джон: «У нас никогда такого не было. Под таким ветром мы чувствовали себя неуютно».

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Верна Берчерда.

 

 

 

 

 

 

 

 

Барабаны Ринго были закреплены, но в какой-то момент Боб Бонис решил, что они могут рухнуть, и побежал на сцену, чтобы удержать Ринго.

 

Хэл Келли: «Они сыграли 30-минутную программу, но я не думаю, что они исполнили хотя бы 12 песен. Кроме того, я не смог их расслышать, потому что все девочки непрерывно кричали».

 

Энн Барт: «Мне было 15. Это было частью чего-то по-настоящему особенного. Наши места были расположены настолько высоко, что «Битлз» казались крошечными маленькими пятнышками. Мы купили недорогой бинокль, и передавали его от одного к другому».

 

 

 

 

Кэтлин Эванс: «У меня есть фотографии, которые я сделала с помощью маленького фотоаппарата, и на них можно увидеть, что они [«Битлз»] на них как муравьи».

 

 

 

 

Аннет Рэмси: «Мы сидели на трибунах, которые дрожали от топота девушек, и вы едва могли расслышать «Битлз» из-за криков».

 

Мэлкольм Кэрмайкл (полицейский): «Девушки теряли сознание и падали в обморок в течение всего концерта».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Концерт прошел без происшествий, хотя сильный ветер развевал их волосы и мешал их инструментам во время выступления.

После окончания последнего номера, поклонники бросились к сцене, но были остановлены полицейским оцеплением и двухметровым забором».

 

Аннет Рэмси: «После концерта мы встретили Вернона в заранее оговоренном месте, и он отвез нас обратно в Тампу».

 

Энди Бабюк (журналист): «Чтобы повысить интерес к этому концерту, местные промоутеры организовали для местных групп конкурс, озаглавленный как «битва групп». Спонсором выступила фирма «Мюзик Март», которая была дилером продукции «Вокс» в Орландо. Победители должны были получить «битловские» усилители «Вокс». Одним из участников группы-победителя был Чарли Литл. Группа «Рокин Роудраннерс», в которой он выступал, копировала Битлов».

 

Чарли Литл: «Чтобы получить свой приз, нам нужно было приехать в Джексонвилл. После их выступления в «Гэйтор Боул» мы сели в наш фургон и поехали на стадион. Похоже, у них на сцене была целая куча усилителей «Вокс», включая запчасти. Позже я узнал от [главного инженера-конструктор фирмы «Вокс»] Дика Денни, что запчасти были нужны, так как их усилители ненадежны. Мы получили басовый и гитарный усилители».

 

Газета «Джексонвилл Джернэл», 11 сентября 1964: «Всё началось, когда я постучал в дверь трейлера, стоящего возле северных трибун «Гэйтор Боул», который был костюмерной «Битлз». В открывшейся двери показалась голова Дерека Тейлора, пресс-агента «Битлз». Я хотел получить от него комментарий о том спорном вопросе, который возник у него и примерно восьми кинооператоров. Тейлор не позволил «Битлз» выйти на сцену до тех пор, пока кинематографисты не покинули «Гэйтор Боул».

Следующее, что я помню, как меня затолкали в один из спортивных автомобилей, стоявших в ожидании «Битлз». Они только что закончили свое выступление и мчались к машинам, как сумасшедшие. Когда мы выскочили из ворот номер 5, девушки кричали и хватались за наши машины. Меня поразило, что при этом никто не погиб.

Во время поездки в аэропорт четверка должна была переодеться. Мы мчались по извилистой дороге со скоростью 70 миль в час, уклоняясь от деревьев и веток, оставленных ураганом Дора. Какая дикая ночь. Однажды я чувствовал те же ощущения, катаясь на американских горках на Кони-Айленде. Дерек Тейлор, прервал моё описание прошлого опыта и чуть не разбил то, что осталось от моих нервов, когда пригласил меня на борт самолета, стоящего в аэропорту Имесона. Он сказал, что я был первым репортером, кроме тех журналистов, которые регулярно сопровождают «Битлз», который в самолете возьмет эксклюзивное интервью. Затем я поднялся на борт чартерного самолета «Битлз» и поговорил с Джоном и Полом.

Пол Маккартни сразу же заметил меня, когда я поднялся на борт самолета. Сначала он выглядел потрясенным. Я предполагаю, что он решил, что я был зайцем. Но он был самым дружелюбным из всех Битлов и самым разговорчивым. «Это была хорошая аудитория по сравнению с некоторыми другими», — сказал Пол.

Все четверо были в удивительно хорошем настроении, учитывая, что они только что избежали нескольких тысяч кричащих поклонников. Но у них есть свои маленькие укрытия, где они могут расслабиться и отдохнуть от своих преданных, но иногда докучливых поклонников. Пол сказал, что иногда им даже удается незаметно входить и выходить из лондонских кинотеатров. «Мы просто приходим после того, как погаснет свет и выходим прежде, чем он снова включится».

Вчера группа наслаждалась спокойным днем в Ки-Уэсте, после того как прошел ураган Дора. Когда кто-то спросил их на состоявшейся вчера пресс-конференции, что они думают о Доре, Пол ответил: «Дора? Никогда с ней не встречался».

Пол быстро исправил мое произношение слова «гольф», когда я спросил, играет ли он в свободное время в эту игру. «Это г-уольф», — произнес он с сильным британским акцентом. Я сказал ему, что он не в той стране, чтобы пытаться исправить английский язык. «Мы изобрели язык, ты это имеешь в виду?» — спросил он.

Ринго отметил, что по сравнению с другими городами Джексонвилл оказал им очень плохой прием. Дипломатический Пол добавил: «Он был скромный, но дружелюбный». «Их [фанатов] сдул ураган», — сказал Джордж Харрисон.

«Битлз» получили от четырех неизвестных поклонников золотой ключ от города Тампа и памятный подарок за то, что они «самые потрясающие». Когда их спросили, что было самым необычным подарком, который они когда-либо получали, Джон очень вкрадчиво ответил: «Однажды мне подарили лифчик».

Они считают, что их основной вклад в мир музыки — это «смех и улыбки».

Все, что они смогли сказать о прибытии президента Джонсона в Джексонвилл в тот же день, что и они: «Это поразительно».

А ещё «Битлз» сказали, что будет интересно посмотреть, кто соберет наибольшую толпу и у кого будет рядом больше полиции, когда в один и тот же день 20 сентября они, президент Джонсон и Барри Голдуотер посетят Даллас, штат Техас».

 

Фрэнк Мюррей (газета «Флорида-Таймс Юнион», 12 сентября 1964): «Сразу после полуночи «Битлз» покинули Джексонвилл, успешно сохранив тайну своего вылета. Никто из подростков не появился в аэропорту, чтобы пожелать им приятного пути».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Через несколько минут после полуночи самолет «Битлз» вылетел в Бостон из аэропорта Имесона. Никто из поклонников об этом не знал, поэтому в аэропорту было всё спокойно.

Во время полета Дерек Тейлор дал интервью репортеру «Флорида Таймс-Юнион» [Фрэнку Мюррею], который сказал следущее: «Тейлор сожелел о том, что ему пришлось выдвинуть ультиматум, но он сказал, что в дело было вовлечено много денег. Он сказал, что это был первый раз во время этих гастролей, когда ему пришлось произнести такую речь».

 

Пол Санн (главный редактор журнала «Пост Дейли», 16 сентября 1964): «Во время полета из Джексонвилла в Бостон, я разговорился с Ринго. «За эти три года с двенадцати до пятнадцати лет я потерял счет операциям. Я знаю, что три раза они говорили моей матери, что я умру, но вот я здесь. Может быть поэтому я не особо дикий парень». И, весьма вероятно, что именно поэтому в его тёмных волосах появились седые прядки. Сейчас он на вершине успеха, но не всё приводит его в восторг. То, что ему не нравится, перечислено здесь в произвольном порядке.

Американские женщины. «В них есть слишком много того, чтобы всё переччислить», — говорит он. — «Они руководят мужчинами. У меня не будет женщины, которая будет мною руководить». У Ринго есть девушка, 17-летняя парикмахерша (без шуток) по имени Морин Кокс. Ринго говорит, что она ему не невеста, а его будущая секретарша.

Американская еда. Он говорит, что единственной хорошей едой, которую он когда-либо здесь ел, была жареная курица из Южной Америки, которую миссис Джернис Рейд приготовила им в Ки-Уэсте, чья дочь Бренда поёт в рок-н-ролльной группе, выступающей в качестве разогревающей у «Битлз».

Репортеры, которые задают неразумные вопросы. «Один из них спросил Джона: «Это правда, что вы собираетесь написать книгу?», а здесь его книга одна из самых продаваемых со времен Библии». Самому Ринго больше нравится научная фантастика.

Наконец, ему не нравится, когда его преследуют охотники за автографами. «Я хотел бы быть неизвестным», — говорит Ринго. – «Но с деньгами».

 

Ева Ван Энк (стюардесса): «Самолет был одновременно местом для интервью с немногими счастливчиками, которые летали с ними, и редкой возможностью для сна. Лица репортеров от города к городу постоянно менялись. С помощью эксклюзивных интервью между городами Брайен Эпстайн пытался извлечь из этого как можно больше пользы. Но никого не пускали в зону отдыха «Битлз» в задней части самолета. Они выходили оттуда, только когда были готовы к этому. Как стюардессы и члены экипажа, мы были единственными, кому был разрешен неограниченный к ним доступ».

 

 

 

День отдыха, Ки-Уэст

10 сентября 1964 г.

 

Газета «Хай-Пойнт Ентерпрайсез», 10 сентября 1964: «Британцы опустили «Битлз» на второе место. «Битлз» больше не лучшие косматики у британской публики. «Роллинг Стоунз», пять молодых людей, которые тоже носят длинные лохматые волосы, сместили «Битлз» с вершины согласно опросу 1964 года, проведенного «Мелоди Мейкер» — еженедельником для наркоманов поп-музыки. Хотя «Битлз» вышли на второе место в британском разделе голосования, они остались на первом месте в международном разделе».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Утром Джордж с Полом в сопровождении Нила Аспинала прогулялись вдоль берега».

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Во время отдыха в Ки-Уэсте у Джона Леннона состоялась фотосессия для журнала «Космополитен». Для этого Джону предоставили новую одежду. Журнал с фотографией Джона на обложке выйдет только в декабре 1964 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В этот день в отеле «Битлз» музицировали с звездой ритм-энд-блюза из Нового Орлеана Кларенсом Генри и участниками групп «Билл Блэк Комбо» и «Экситерс».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Палм-Бич Пост», 10 сентября 1964: «Битлы заплатили 327 долларов, чтобы смыть грязь. В четверг [10 сентября] «Битлз» пошли в прачечную, и чистка стоила им 327 долларов. Но в этом, возможно, не было необходимости. Менеджер мотеля, где они остановились, сказала, что ей позвонили несколько женщин, предлагая купить грязное белье «Битлз», особенно простыни. Управляющий отеля, Фрэнк Катбертсон, добавил, что звонившие также просили продать пепельницы, салфетки и всё, чего касались «Битлз». У одного из Битлов, Джона Ринго (прим. – так в тексте), было с собой так мало одежды, что в четверг он пошел в магазин за рубашкой. Девушка-продавец сказала, что было очень волнительно измерять размер его шеи. Это размер 39-40 см.

«Битлз» оставались внутри отеля большую часть своего визита сюда. В четверг Джордж Харрисон отважился поплавать в бассейне мотеля. Полиция держала подростков на расстоянии от отеля».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Тони Мартинес, миллионер из Ки-Уэста, предоставил «Битлз» свой бассейн, и они провели день у него дома. Позже они узнали, что после их отъезда вода из бассейна была разлита по бутылкам и продавалась как Вода Битлз».

 

Маркус Вернер (автор книги «Раскрытые секреты Ки-Уэста»): «Чем занимались Битлы в Ки-Уэст в 1964 году? Они отдыхали и купались в бассейне в мотеле «Ки-Уэстер». Когда они уехали, вода из бассейна, где купались «Битлз», была продана за большие деньги на благотворительном аукционе. Неизвестно, остались ли сегодня остатки этой воды».

 

 

 

 

День отдыха, Ки-Уэст

9 сентября 1964 г.

 

Пол: «Мы были в Ки-Уэсте в 1964 году. Мы должны были прилететь в Джексонвилл, во Флориду, и там выступить на концерте, но мы отклонились от маршрута из-за урагана».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Ураган Дора, шторм категории 2, направлялся в Джексонвилл. Сильный шторм обрушился на берег 9 сентября и в итоге нанес огромный ущерб городу. Погибло пять человек и ущерб составил более 200 миллионов долларов. Чтобы избежать бурю, самолет «Битлз» направился в Ки-Уэст, штат Флорида, пока ураган Дора не покинул район Джексонвилла».

 

 

 

 

Ураган Дора.

 

 

 

 

Брайен: «Из-за трудности путешествия и больших расстояний, которые приходилось преодолевать, перелеты были в основном в ночное время. Частой была и смена климата. Выдающимся примером этого был длинный 1300-мильный перелет из Монреаля, где шел дождь, и было довольно прохладно, к обожженным солнцем пескам и влажности Ки-Уэст – самой южной части Штатов, подобно пальцу, направленному в Атлантику».

 

Джордж: «Куда мы могли полететь? Следующий концерт должен был состояться через два дня в Джексонвилле во Флориде, но там бушевал ураган, поэтому мы направились в Ки-Уэст, где посадочная полоса была недостаточно большой для нашего самолёта: «Пристегните ремни. Посадочная полоса слишком мала для такого самолета. Нам придется сажать его при полной обратной тяге». У нас был самолет «Электра». Позднее мы узнали, что они разбиваются чаще всех. Но мы благополучно приземлились в Ки-Уэст и устроили себе выходной».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Самолет «Битлз» в 3.30 ночи приземлился в Ки-Уэсте».

 

Джон М. Труси: «Битлы прилетели в Ки-Уэст в 4 часа утра на «Локхид Электра». Это был большой самолет с четырьмя турбовинтовыми двигателями, которые издавали довольно много шума с характерным звуком лопастей. Когда он приземлился, то своим звуком разбудил довольно много людей. Он выглядел гигантским. На взлетно-посадочной полосе он выглядел гигантом по сравнению с обычными самолетами, которые там находились. Размах крыльев этого чартерного самолета составлял 99 футов в ширину, а взлетно-посадочная полоса в Ки-Уэсте была всего 100 футов в ширину и 5000 футов в длину. Я подумал, что пилот этого самолета должен был быть действительно хорошим, чтобы без проблем посадить такую детку.

Как я узнал позже, это был очень тяжелый перелет из-за непосредственной близости от урагана Дора. К этому времени ураган ушел на север в Мексиканский залив, оставив после себя миллионы разрушений. На борту все были рады тому, что наконец-то благополучно приземлились после весьма турбулентного полета».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Даже несмотря на то, что была ночь, в аэропорту их ждали сотни подростков».

 

Джордж: «Когда мы полетели в Джексонвилл, нам сказали, что ураган уже кончился, но сильный ветер все еще дул, все небо затянули тяжелые, черные тучи. Потом небо немного прояснилось, но ветер не утихал, и на подъезде к городу мы видели следы урагана — поваленные пальмы и валяющийся повсюду мусор».

 

 

 

 

Джон М. Труси: «Битлы остановились в мотеле «Ки-Уэстер», здание которого примыкало к аэропорту, и находилось менее чем в одной миле от военного госпиталя на бульваре Рузвельта, в котором я работал санитаром с января 1964 года».

 

 

 

Мотель «Ки-Уэстер».

 

Ларри Кейн (репортер, Майами): «Когда 20 августа мы приехали в Лас-Вегас, я сообщил им, что в Джексонвилле на стадионе «Гэйтор Блул», где они должны будут выступить 11 сентября, места для зрителей разделены по расовой принадлежности. Поэтому они заявили, что не будут там выступать. Для меня это была важная новость. И я сообщил о том, что они не будут выступать в «Гэйтор Блул». Это продолжалось до самого последнего момента, и за два дня до выступления организаторы концерта попросту сдались и заявили, что сегрегации не будет. Это был первый случай, когда на стадионе «Гэйтор Блул» чернокожие и белые сидели вместе».

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «[11 сентября] Мы должны были выступить в «Гэйтор Боул» в Джексонвилле. Гастроли идут успешно, все веселятся, турне проходит замечательно. Мы были на юге, и вот там узнали, что в турне участвует группа «Экситерс», и они сожалеют, но ни один чернокожий артист не может выступать в «Гэйтор Боул». Сегрегация. Это был единственный раз в нашей музыкальной карьере, когда нам отказали. Мы уже были готовы расплакаться, но «Битлз» сказали: «Что значит, что «Экситерс» не могут там выступать? Они гастролируют с нами и это совместное с нами выступление. Все будут выступать!» Они сказали нам: «Дамы, не беспокойтесь об этом, мы всё уладим». Они заняли принципиальную позицию, и я до сих пор благодарна им за это. Они сказали: «Если «Экситерс» не будут выступать, то и «Битлз» не выйдут на эту сцену». Им было всё равно, пели до этого там чернокожие артисты, или нет».

 

Джон: «Мы никогда не играли перед сегрегированной публикой, не собираемся начинать этого и сейчас».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «Полемика развернулась вокруг одного из выступлений во флоридском Джексонвилле, когда битлы отказались играть перед настроенной расистки публикой. Пол сказал: «Нам не нравится дискриминация ни в каком виде, потому что мы к этому не привыкли». Подстраховывая себя немного, чтобы смягчить свою отстаиваемую точку зрения, он добавил: «Некоторым людям это может казаться правильным, но нам это кажется просто глупым». Организатор местного концерта пообещал, что публика не будет расистской».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Детройте «Битлз» заявили, что не выйдут на сцену в Джексонвилле, если публика будет разделена по расовому признаку. Они слышали, что чернокожим во Флориде на концертах разрешалось сидеть только на балконах. Их заявление гласило: «Мы не выйдем на сцену, если чернокожим не разрешат сидеть на любых местах». Оказалось, что никаких планов отделить чернокожих зрителей на концерте никогда не было».

 

Джон М. Труси: «К полудню по Ки-Уэсту разнесся слух, что в город приехали «Битлз». Чтобы увидеть этих косматых рокеров, со всего юга Флориды съехались девушки в бикини. Я знал об их музыке, и недавно посмотрел фильм «Вечер трудного дня», но, если честно, меня больше, чем этот британский импорт, интересовали такие предложения внутри страны, как пиво «Будвайзер» и флоридские девчонки».

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В этот день Джон Леннон, Дерек Тейлор и Нил Аспинал прокатились в машине по Ки-Уэсту, останавливаясь пообедать и делая по пути покупки. В солнцезащитных очках Джон остался неузнанным».

 

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «Однажды они пожаловались, что устали от еды в отелях и самолете. «Мы хотим хотим немного хорошей рыбы и чипсов, и настоящую домашнюю пищу». Мать Бренды Рейд (прим. — участница группы «Экситерс») в то время замечательно готовила. Она сказала: «О, вы хотите домашнюю еду? Когда в следующий раз у вас будет перерыв, я схожу в магазин и приготовлю домашнюю еду в номере отеля». Когда мы были в Ки-Уэсте, «Битлз» остановились на одной из вилл, а мы в отеле. У нас был большой прекрасный номер. Мать Бренды пообещала, что приготовит им еду. В те дни, что бы ни делали «Битлз», имело огромное значение. Поклонники услышали, что они собираются пойти на ужин. И вот мы слышим стук в дверь. И, Боже смой!!! В наш номер ввалилась целая уйма девушек. Они ринулись в ванную комнату, стали смотреть под кроватями, в шкафах… «Где они?» Мы никогда не видели ничего подобного. Мы стояли, разинув рты, и думали: «Что это, чёрт возьми?» В конце концов мы велели им убраться.

Я помню, что для ужина мы сходили в супермаркет и купили там еду. Они были в восторге, и стали называть её «мама».

 

Пол Санн (главный редактор журнала «Пост Дейли», 16 сентября 1964): «Во время полета из Джексонвилла в Бостон, я разговорился с Ринго. Он сказал, что единственной хорошей едой, которую он когда-либо здесь [в Америке] ел, была жареная курица из Южной Америки, которую миссис Джернис Рейд приготовила им в Ки-Уэсте, чья дочь Бренда поёт в рок-н-ролльной группе, выступающей в качестве разогревающей в этом турне».

 

Джон М. Труси: «Ки-Уэст состоял из трех отдельных районов. Первым и ближайшем к бульвару был район вилл. Их было всего семь, по три с каждой стороны от офиса, расположенного в средней вилле. «Битлз» разместились в первой вилле справа от офиса. Следующим, расположенным сразу за этими виллами, был основной район двухэтажных мотелей. Там же находились пляжные домики, бассейн, карусель, большой бар и ресторан.

Нам как раз выдали жалование, и я наконец смог собрать достаточно денег у некоторых парней из казармы, чтобы купить выпивку. Был уже поздний вечер, когда я с ещё одним санитаром прошел три четверти мили и перед нашим взором предстало захватывающее и невероятное зрелище. Повсюду были девушки в бикини, а полицейские старались их контролировать. Полиция пыталась не пускать девушек в оцепленную ими зону вокруг вилл. Но это было все равно, что пытаться удержать колонию муравьев от приближения к кусочку сахара. Это была нелегкая работа, и я готов поспорить, что полицейским, возможно, хотелось бы пообниматься с некоторыми из этих девушек, я знаю, что так оно и было.

Мы направились к задней части здания и подошли к входу в ресторан, где нас довольно быстро остановила охрана. Мы показали свои удостоверений личности, кто-то из сотрудников мотеля узнал нас и подтвердил, что мы являемся военнослужащими военного госпитала, и, поскольку мы были частыми гостями в мотеле, нас похлопали по плечу и впустили внутрь. В холле вовсю музицировали. Служба безопасности сделала нам одно категоричное предупреждение: «Никаких фотоаппаратов и никаких фотографирований».

В помещении было полно людей. Я начал пробираться к бару, чтобы взять себе выпивку. Когда я повернулся, то столкнулся со своим первым Битлом, которым оказался Пол Маккартни. Мы буквально врезались друг в друга, почти расплескав свои напитки. Пол подмигнул мне, как бы говоря: «Сегодня вечером здесь более чем достаточно женщин для нас обоих». Полу было где разгуляться, и я не мог не восхититься его подходом. Он был великолепен в своём действии, болтая то с одной девушкой, то с другой, отмечая нужное сочетание взгляда, готовности и реакции.

В тесном углу зала возле раздвижных дверей в зону бассейна находилась небольшая сцена (которая была, скорее, просто возвышением), на которой играла группа. Я не видел, как играет Пол, но ребята, которые там играли, были отличными музыкантами. Там была группа «Билл Блэк Комбо. Недавно я узнал, что Реджи Янг тоже был там (он помог основать группу «Билл Блэка Комбо»). Ещё был местный музыкант Коффи Батлер. Не помню, что они играли, но музыка звучала всю ночь до тех пор, пока в 4 часа ночи полиция не закрыла бар из-за комендантского часа».

 

Ральф Де Пальма (автор книги «Душа Ки-Уэста»): «Целый день Битлы музицировали с разными группами. После того, как местный музыкант Коффи Батлер закончил свой концерт в «Хукилау», он заглянул в отель «Кей Уестер», где присоединился к музыкантам и исполнил старую мелодию Фэтса Домино «Черничный холм» (Blueberry Hill). Собралась большая толпа, но так как было уже очень поздно, местная полиция попросила закончить музыку».

 

Пол Санн (главный редактор журнала «Пост Дейли», 16 сентября 1964): «В тускло освещенном лаундже мотеля в Ки-Уэсте было многолюдно. Вокруг эстрады толпа была особенно плотной. Хозяин бара протиснулся ближе к музыкантам, чтобы его смогли услышать на фоне жесткого, ритмичного звука барабанов. Затем, безнадежно махнув рукой, он вернулся к бару и повернувшись к молодому человеку с ниспадающей на лоб шевелюрой темных волос, произнес: «Уже больше четырех. Я хотел сказать им, что они не могут играть здесь после 4 часов утра».

«Я знаю», — сказал Пол Маккартни, лениво перебирая воротник открытой рубашки. — «Они должны закончить в четыре. Это закон Флориды. Я слышал об этом». После чего он отвернулся, чтобы взять свой виски с колой, и переводя своё внимание на что-то ему говорящую головокружительную стюардессу. Бармен, почувствовав, что этот Битл с вводящим в заблуждение взглядом хориста на самом деле не заинтересован в том, чтобы помочь ему обеспечить соблюдение комендантского часа штата, подошел к трём полицейским, стоявшим у стеклянных раздвижных дверей, выходящих на бассейн. Позле взволнованного разговора трое полицейских прошествовали сквозь толпу к эстраде.

Местный музыкант Коффи Батлер, который приехал в мотель, исполнял второй куплет «Черничного холма», когда наступил комендантский час. Ему удалось допеть до конца куплет, потом он вышел из-за пианино и сказал: «Эти чуваки дают нам понять, что время прощаться, парни».

 

Ральф Де Пальма (автор книги «Душа Ки-Уэста»): «Тогда Ринго Старр сказал: «Пусть этот чувак доиграет».

 

Пол Санн (главный редактор журнала «Пост Дейли», 16 сентября 1964): «После чего Джордж Харрисон, явно этим недовольный, отложил позаимствованную у кого-то гитару, Ринго Старр вышел из-за ударной установки, и они сошли со сцены. «Вот фигня то!», — сказал Ринго, и в его серо-голубых глазах отразилась грусть».

 

Джон М. Труси: «Кто-то сказал мне, что у бассейна Джеки ДеШеннон. Она была тем типом блондинок, от которых в те дни я был без ума, и я решил никуда оттуда не уходить. У бассейна Джеки не оказалось, но если бы я не стал её искать, то не увидел бы Ринго. После нескольких погружений в бассейн Ринго определенно соответствовал прозвищу «Шваброголовик», а его кожа была настолько бледной, что он выглядел почти флуоресцентным. Я не видел, чтобы в тот вечер он играл, но он определенно прекрасно проводил своё время в бассейне. Там были только он и чернокожие вокалистки из женской группы. Учитывая расовые отношения отношения в США и Флориде в 1964 году, это зрелище для меня было очень авангардным. До этого я никогда в жизни не видел чернокожую женщину в купальном костюме, не говоря уже о трех в одном бассейне. Здесь же, на сегрегированном юге, это было ещё более шокирующим зрелищем. Они сидели возле трамплина, свесив ноги в воду, в то время как Ринго к всеобщему удовольствию нырял в воду с трамплина. Он проходил по трамплину походкой Чарли Чаплин, и затем падал. Он вел себя так же безумно, как в фильме «Вечер трудного дня». Оглядываясь назад, эта сцена для меня была очень сюрреалистичной.

Я не видел, как играет Джон, но у меня был с ним потрясающий обмен, который по сей день заставляет меня задаваться вопросом: «О чём я думал ?!» Мы с Джоном, как оказалось, одновременно подошли к бару, и, насколько я помню, он был в джинсах и в белой рубашке с закатанными рукавами. Я был выше его ростом и возвышался над ним. Я подумал, что здесь, в Ки-Уэсте, его манера одеваться была довольно необычной. Как правило одежда, которую все носили в то время, состояла из шорт в клетку и какой-нибудь футболки. Я посмотрел на его прическу и в шутку хотел сказать: «Тебе бы постричься», но не стал. По какой-то странной причине я закрыл свой рот на замок. Джон, вероятно, подумал, что я выгляжу как «мод» из Ливерпуля. Мы были совершенно разными и из совершенно разных миров. Во многом внешне мы были противоположны друг другу.

Когда мы приближались к бару, то начали оценивать друг друга как два парня, которые подходят к писсуару на спортивном мероприятии. Мы кивнули друг другу, затем встали плечом к плечу и посмотрели в зеркало на стене бара. В этот момент я посмотрел на его руки, и был очарован тем, что увидел. В одной руке он держал дымящуюся, очень длинную сигарету с фильтром. Он перевернул руку и поднес сигарету ко рту, чтобы затянуться. Я стал свидетелем европейского стиля курения, «очень, очень странного» для меня. В другой руке Джона был очень большой бокал виски и кока-колы, смесь, которую предпочитали «Битлз» во время турне 1964 года. Это был не обычный барный бокал, который он держал в руке. Я хочу сказать, что я был поражен объемом налитого напитка, который он пил. Я подумал, как этот парень, который намного меньше меня, может пить больше, чем я. Для неосведомленных, виски с кока-колой довольно ужасный напиток. К нему нужно привыкнуть. У меня до сих пор склонность к виски (без кока-колы), которая возникла благодаря Джону и одной местной девушке из Ки-Уэста, которая стала очень покладистой после того, как выпила то, что пили Джон и остальные Битлы.

Леннон не мог не заметить, как я смотрю на его руки, и, к его чести, он попытался проявить дружелюбие и сломать лед. Он повернулся ко мне и спросил: «Хочешь педика?» Я был совершенно не готов к такому вопросу. В этой стране, особенно в Ки-Уэсте, даже тогда у этого слова был только один смысл. В Великобритании же это означало: «Хотели бы вы сигарету?» (прим. – в прозвучавшем вопросе «Would you like a fag?» слово «fag» в Англии означает сигарету, в США кроме всего прочего – «гомик», «пидор»). Я не путешествовал по миру, и поэтому был ошеломлен и смущен смыслом предложения. «Нет, спасибо, я здесь подцепить цыпочек!» — невразумительно пробормотал я в ответ. Джон, который был гораздо более космополитичным, быстро понял мою интерпретацию, и ответил очень кратко: «Ну, удачи тогда тебе, чувак!» Он взял свой бокал с виски и сигареты, и развернулся, чтобы уйти. Сорок два года спустя я всё ещё задаюсь вопросом, в каком направлении могла бы пойти моя жизнь, если бы я ответил только словом: «Конечно».

После изрядной дозы алкоголя, как раз перед комендантским часом, последний Битл, которого я помню, был Пол. Для меня эта ночь закончилась довольно внезапно. Мой товарищ, с которым я туда пришел, вытащил фотокамеру «Кодак 126 Инстаматик» и сфотографировал стоящего рядом со мной Пола. Я услышал слова «скажи сыр!». Вспышка не успела ещё погаснуть, как нас схватили. Камера была разбита, а нас охранники выгнали из зала. Об этом грустно сейчас говорить, но та незабываемая ночь окончилась полной неудачей, потому что нас не только вышвырнули вон, но и с цыпочками нам тогда не повезло».

 

Пол: «Мы пробыли там пару дней, не зная, что делать, кроме как выпивать. Помню, что выпил слишком много и провел один из тех вечеров в обнимку с унитазом. Это было в тот вечер, когда мы все легли спать очень поздно. Мы были настолько пьяны, что в итоге стали изливать друг другу душу, знаете, как мы были прекрасны, и как сильно мы любили друг друга, хотя ничего такого мы обычно не говорили. И это было хорошо. Обычно ты никогда не говоришь ничего подобного, особенно, если ты чувак с севера».

 

 

 

Выступление на спортивной арене «Форум», Монреаль, Канада

8 сентября 1964 г.

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «За завтраком, перед тем как мы отправились в Монреаль, я сидел с Дереком Тейлором, который подделывал автографы «Битлз» на их официальных фотографиях».

 

 

 

Автографы «Битлз» на писчей бумаге отеля для некой мисс Гамильтон, знакомой Дерека Тейлора.

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Сохранилась видеозапись «Битлз», покидающих Торонто. Пол, фотографирующий обстановку вокруг».

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

С Карен Самич Гамильтон, знакомой Дерека Тейлора.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группа прибыла в аэропорт «Дорваль» в 14:24. Несмотря на штормовую погоду, в аэропорту их ждали 5000 поклонников, большинство из которых были девушки. Также в аэропорту дежурили 120 офицеров из Канадской королевской конной полиции».

 

 

 

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде»): «Барбара Чапдилейн была большой поклонницей «Битлз». В мае 1964 она услышала, что «Битлз» приезжают в Монреаль. У неё было несколько месяцев, чтобы подготовиться к их прибытию. Барбара присматривала за маленьким ребенком соседей, и она знала, что отец ребенка работал в аэропорту «Дорваль». Он контролировал прибывающие самолеты. Проявив смекалку, она заблаговременно договорилась с ним, чтобы он взял её фотоаппарат и попытался их сфотографировать, когда они выйдут из самолета, а также подписал подготовленную ею фотографию. Когда они прибыли, он поднялся к ним на борт и попросил подписать фото для Барбары. После того, как они начали спускаться по трапу, он быстро сделал три фотоснимка. Всё это заняло у него менее минуты».

 

 

 

Три фото для Барбары.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Полицейские Монреаля получили предупреждение о смертельной угрозе жизни «еврея Ринго». Ему предоставили круглосуточную охрану».

 

Джордж: «В монреальской газете сообщили, что кто-то собирается убить Ринго, потому что ему не нравился его нос или что-то еще. Или потому, что он был самым типичным англичанином из «Битлз». Не знаю».

 

Ринго: «Когда мы выступали в Канаде, меня там представили как английского еврея. Кто-то решил наказать меня в назидание другим. Загвоздка была только в том, что я не еврей. Помню, однажды я взглянул в зеркало и сказал себе: «Слушай, а ведь он не такой уж и большой!» Можно сказать, что я примирился со своим носом. Говоря обо мне, люди чаще всего обсуждали именно его. Мне оставалось только смеяться».

 

Джордж: «В каждом городе что-нибудь происходило: бунтовали студенты и чернокожие, в Канаде французы пытались отделиться от англичан. Повсюду, куда мы приезжали, происходило что-то подобное».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда группа узнала, что в адрес барабанщика поступила угроза, они были срочно отправлены в лимузине в монреальский Форум».

 

Ринго: «Поскольку окружавших нас полицейских стало значительно больше — таких случаев было не так уж и много, — я действительно встревожился».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Выступление на спортивной арене «Форум», Монреаль, Канада».

 

 

 

Кадры кинохроники.

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На двух выступлениях было 21 000 зрителей».

 

Джим Коулмен (газета «Виннипег Трибьюн», 8 сентября 1964): «Билеты поступили в продажу 22 апреля, и на первый концерт они были проданы в течение 90 минут, на второй распроданы за три часа».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Поклонников охватила паника, когда радиостанция «Си-Джей-Эм-Эс» объявила, что согласно анонимному источнику, двадцать бомб были заложены внутри и вокруг Форума».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Во время этого турне ​​в постоянно растущий арсенал группы была добавлена ещё одна гитара. Леннон приобрел замену своей акустическо-электрической гитаре «Гибсон Джей-160E», которая была украдена у него в декабре прошлого года. Его вторая гитара «Джей-160E» была почти идентична первой. Единственное визуальное отличие состояло в том, что у этой более поздней гитары на розетке со звуковым отверстием было два белых колца, тогда как на первой было только одно. Кроме того, у второй гитары была оранжевая метка «Гибсон» внутри звукового отверстия, в то время как у первой гитары она отсутствовала. В остальном вторая гитара была идентична первой по спецификациям и во всех остальных отношениях. Гитара «Гибсон Джей-160E» ’64 года появилась на фотографиях за кулисами концерта 8 сентября в Монреале. Она станет основной акустической гитарой Леннона, которую он будет использовать на протяжении оставшихся лет группы».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Во время гастролей в Австралии Битлы выбрали Мэд Мэла ди-джеем номер один, и он смог брать у них эксклюзивные интервью. Когда «Битлз» встретились с ним в Канаде, они поздравили его с 19-летием и вспомнили знаменитый шарф (прим. – в 1964 году в Австралии Мэд Мэл вручил им огромный шарф от поклонников). Сами Битлы считали шарф замечательным, но они не знали, что с ним делать. В одном из интервью Джон так и говорит: «Мы не знаем, что делать с этим шарфом». Так получилось, что после возвращения «Битлз» в Лондон, шарф остался у Мэд Мэла».

 

 

 

С группой «Четверо Французов» (Four Frenchmen) перед концертом. Гитарист Ник Анджело и его группа выступили вместе с «Битлз» на одном концерте всего один раз – в Монреале.

 

Ник Анджело: «Мы знали тогда, что это известная группа, но только через некоторое время мы поняли, насколько они были велики».

 

 

 

Выступление группы «Фоу Френчмен».

 

 

 

Выступление группы «Билл Блэк Комбо».

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Как и в Торонто, в Монреале «Битлз» отыграли на дневном и вечернем концерте».

 

Джим Коулмен (газета «Виннипег Трибьюн», 8 сентября 1964): «Перед началом концерта инспектор полиции Джеймс Хендерсон сделал объявление, что если кто-нибудь покинет свое место, то его выведут из зала».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во время выступления нервничающий Ринго выступал под бдительным взором снайперов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Опасаясь за свою жизнь, Ринго так расставил свои тарелки, чтобы они могли защитить его от возможных пуль».

 

Ринго: «В общем я, как всегда, сидел наверху, на помосте, а бок о бок со мной – полицейский. В штатском. И от этого всего мне было очень не по себе. Я все время старался держать тарелки перед собой – вроде, как щит. Обычно их чуть опускают, а я наоборот – поднял. Полицейский меня просто доканал. Я сидел и думал: «А если кто-нибудь из зрителей возьмет и выстрелит. Он что – будет пулю ловить? Зачем его тут вообще посадили?» Меня начал смех разбирать».

 

Джордж: «На самом деле это было страшно. В зале то и дело хлопали хлопушки, а нам казалось, что это кто-нибудь стреляет».

 

 

 

Сидящего бок о бок с Ринго полицейского ни на одном из снимков заметить нельзя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джим Коулмен (газета «Виннипег Трибьюн», 8 сентября 1964): «Те, кто сидели не далее, чем в трех-четырех рядов от сцены, рассказали мне, что «Битлз» выступали около тридцати минут на каждом из концертов. Я не могу подтвердить это высказывание. Во время их выступления я сидел в шестидесяти метрах от сцены в зоне для прессы. У меня был бинокль, и я могу подтвердить только тот факт, что что я видел, как двигались в унисон губы Битлов. Любой звук, который шел со стороны сцены, тонул в непрекращающихся криках шестнадцати с половиной тысяч подростков».

 

Тед Бреннан: «Мне было 15 лет. Я помню, как меня очень волновала мысль о том, что я нахожусь в том же здании, что и «Битлз». Непередаваемое ощущение того, что я нахожусь в одном месте со своими идолами, дышу с ними тем же воздухом. Было очень трудно расслышать выступление «Битлз». Из музыки можно было услышать только несколько первых нот каждой песни, после чего звук криков её заглушал, и он не заканчивался до окончания песни. Крики продолжались на протяжении всего концерта. Я помню, как на протяжении всего концерта ощущение электричества пронзало мою спину».

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Сохранился короткий видеофрагмент выступления (запись без звука). Плохая тёмная съёмка, длится около 2-х минут».

 

 

 

 

 

Газета «Сан», 2017: «Редкая цветная видеозапись выступления «Битлз» в Монреале была обнаружена спустя 52 года после этого концерта. Запись была сделана отцом одного из участников группы «Фоу Френчмен», которая открывала концерт. Продолжительность видео составляет 10 минут. Пленку нашел внук оператора Рон Нотаранджело после смерти деда».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После первого концерта состоялась пресс-конференция, которая началась около 18:00».

 

 

 

 

 

 

 

Джой Кояма дарит «Битлз» телеграмму с приветствием 40 000 местных подростков.

 

Вопрос: Пол женится?

Пол: Нет.

Вопрос: Как насчет Джейн Эшер?

Пол: (шутливо) Не знаю.

(смех)

Джон: (шутливо) Закручу-ка с ней роман.

Вопрос: Пол, Джон главный в «Битлз»? Вы с этим согласны?

Пол: Не знаю, ей богу. В некоторых случаях, да. Предполагаю, что да.

Джон: Нет, это не так.

Пол: Как бы то ни было, у нас нет настоящего лидера. Это зависит от того, кто крикнет громче всех.

Вопрос: Что вы думаете о ваших «крикунах»?

Джон: Они великолепны.

Пол: Очень мило.

Джон: Вот для чего мы здесь.

Вопрос: Джон Леннон сказал, что «Битлз» не подают примеров. Почему нет?

Джон: Потому что мы здесь не для того, чтобы подавать примеры, вот почему. Мы здесь, чтобы играть.

Вопрос: Как вы думаете, с вас берут какие-нибудь примеры?

Джон: Нет.

Пол: Но мы…

Джон: Только если как быстро заработать деньги, я думаю, это хороший пример.

Пол: …мы надеемся, что плохих не берут. В любом случае, в нас не очень много плохого.

 

 

 

 

 

Вопрос: Ринго не сказал ни слова. Он может говорить?

Джон: Если вы к нему обратитесь.

(смех)

Ринго: Если вы меня о чем-нибудь спросите, я отвечу. Я поговорю о чем-нибудь.

Джон: (смеясь обращаясь к остальным) Даже с вами!

Вопрос: Получил ли шампунь для волос «Блич» (прим. – blech – в английском языке имитирует звук рвоты, намек на известный американский шампунь «Breck») разрешение на публикацию вашей фотографии на обложке журнала «Мэд»? (прим. — Mad («Сумасшедий») — американский сатирический журнал, основанный в 1952 году редактором Харви Курцманом и издателем Уильямом Гейнсом).

Джон: Мы ничего об этом не знаем.

Ринго: Я ничего не слышал.

Пол: Это шутка, не так ли. Я не думаю, что они получили разрешение.

 

прим. – в октябре 1964 года журнал «Мэд» выйдет с пародией на рекламу известного американского шампуня «Брик» на задней обложке. Вместо традиционной девушки художник Фрэнк Фразетта изобразил Ринго Старра.

 

 

 

 

 

Сэм Вивиано (художественный редактор журнала «Мэд»): «По моему мнению, это было лучшее использование задней обложки журнала. Это была пародия на рекламу из тех, что на первый взгляд напоминают настоящую. В данном случае она имитировала рекламу шампуня «Брик», который десятилетиями размещал свою рекламу в таких модных женских журналах, как «Леди Хоум Джернал» и «Харперс Базар». На этих рекламах были рисунки красивых молодых женщин с шелковистыми длинными волосами. Эти рисунки с 1936 по 1957 годы выполнял Чарльз Шелдон, а затем иллюстратор Ральф Уильямс. Наш журнал вместо красивой молодой женщины с длинными шелковистыми волосами поместил изображение не очень красивого молодого человека с длинными шелковистыми волосами (новинкой 1964 года). Этим молодым человеком был Ринго Старр, барабанщика группы «Битлз». Подпись под рисунком гласила: «Сделайте свои волосы прекрасными с Блич». Портрет был нарисован Фрэнком Фразеттой. Я был очарован тем, как одно изображение может быть одновременно и красивым, и гротескным, точно напоминающее рекламу и одновремено являясь экстравагантно преувеличенным».

 

Вопрос: Почему вы отменили бронирование в отеле в Джексонвилле?

Джон: Мы даже не бронировали отель, знаете ли. Мы не бронируем или отменяем бронирование. Должна быть какая-то причина, почему мы делаем это. Мы пытаемся поспеть к урагану.

Вопрос: Где вы остановитесь?

Джордж: Мы не знаем. Это зависит от урагана.

Пол: В Джексонвилле ураган.

Ринго: Мы можем остаться.

Вопрос от девушки: Вы будете снимать новый фильм?

Пол: Да, мы будем снимать новый фильм в феврале.

Вопрос от девушки: В цвете?

Пол: Ммм, думаю, что он МОЖЕТ быть цветным, но нет определенного плана.

Вопрос: Поскольку Джон женат, он сталкивается с тем, что поклонники реагируют на него по-другому?

Джон: Нет. Нет. У меня может быть поклонники реагируют меньше, потому что я женат, но те, которые у меня есть, реагируют также.

Вопрос: Будете ли вы дома голосовать? И если да, то за кого вы будете голосовать?

«Битлз»: Нет.

Пол: В любом случае, мы не разбираемся в политике достаточно хорошо, чтобы голосовать.

Вопрос: Есть ли у вас представление о том, сколько продано ваших пластинок?

«Битлз»: Нет.

Вопрос от девушки: Вы говорите по-французски?

Ринго и Пол: Нет.

Джон: Нет. Я изучал его в школе, но это не принесло пользы, знаете ли.

(смех)

Вопрос: Верны ли слухи об отношениях Ринго и Энн-Маргрет (прим. — американская актриса, певица и танцовщица шведского происхождения)?

Ринго: Нет, я никогда не встречался с ней. Это грязная ложь!

(смех)

Ринго: Сегодня, знаете ли.

Вопрос: Как насчет Джоуи Хизертон (прим. — американская актриса, танцовщица и певица, секс-символ 1960-х)?

Пол (требовательно) Как насчет Джоуи Хизертон?

Джон: (смеется) Как насчет Джоуи Хизертон?

Пол: (обращаясь к Ринго) Кто это?

Джордж: Никогда о ней не слышал.

Пол: Кто это? Кто такая Джоуи Хизертон?

(«Битлз» смеются)

Джон: Как насчет Бориса Морриса (прим. – один из персонажей, который появится в книге Джона Леннона «Испалец в колесе»)?

Вопрос: Для каких других групп вы написали песни?

Пол: «Питер и Гордон», и э-э-э…

Джон: «Фоурмост» в Англии.

Пол: «Роллинг Стоунз», «Эпплджек», Билли Дж. Крэмер, Силла Блэк, «Фоурмост».

Вопрос: Хотели бы «Битлз» появиться в других городах здесь, в Канаде… не только в Монреале, Ванкувере и Торонто…

Джон: Мы появимся везде, где достаточно людей и денег, знаете ли.

(смех)

Вопрос: Это не слишком личный вопрос, сколько «Битлз» заработали к этому времени?

Пол: Мы не знаем.

Джордж: Мы не знаем. У нас закончились пальцы.

Вопрос: (неразборчиво про загар)

Пол: Хмм, мы не загорали, нет. Мы загорели, когда были в отпуске, но уже все сошло. Я по нему не скучаю. В любом случае, слишком много усилий, чтобы загореть… и жарко, находиться на солнце весь день.

Вопрос: Чем вы занимаетесь, когда вы находитесь взаперти или в заточении в своём гостиничном номере?

Джордж: Катаемся на коньках.

(смех)

Пол: Играем в монополию…

Вопрос: Если бы вы могли изменить свой стиль, как бы вы его изменили?

Джон: Ну, мы не можем, знаете ли. Ну, немного, но не очень. Это все равно должны быть три гитары и барабаны и все такое.

Вопрос: Турне идет по плану?

«Битлз»: Да.

Джон: Да, кроме урагана.

Вопрос: Подростки в Монреале вели себя хорошо?

«Битлз»: Да.

Джон: Я думаю, что на данный момент у них самое хорошее поведение.

Вопрос: Кто-нибудь из вас говорит по-французски?

«Битлз»: Нет.

Джон: (хвастливо заученной фразой) Жю ме леве сетеве! (Я встаю в семь часов)

(смех)

Джон: Бонжур, уи! (Привет, да)

Вопрос: Это правда, что вам на самом деле нравятся крики?

«Битлз»: Да.

Пол: Это хорошо для атмосферы, знаете ли.

Вопрос: (показывая журнал) Пол, этот журнал сообщает, что ты агностик. Есть комментарии?

Джон: Мы все.

Пол: Я, знаете…

Вопрос: Кого Ринго считает лучшим актером в группе?

Ринго: Джона.

Джон: И мне тоже больше всего нравится актерская игра Ринго.

Вопрос: Что послужило основой для записи песни «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet)?

Джон: Фигня!

(«Битлз» смеются)

Вопрос: После того, как вы закончили сеанс записи, бывают ли, что вы делаете какие-либо дополнительные наложения… Вы делаете какие-либо наложения партии гитар?

Пол: Да, иногда.

Джон: Да.

Пол: Иногда мы…

Дерек Тейлор: Ещё три вопроса.

Дерек Тейлор: (имея в виду поклонников, кричащих снаружи) Мне сказали, на входе давка.

Вопрос: Сегодня вечером сколько будет зрителей?

Джон: Не знаю.

Дерек Тейлор: От девяти до десяти тысяч.

Вопрос: «Битлз» планируют сюда вернуться?

Джон: Не планируем, но хотели бы.

Пол: Мы бы хотели вернуться.

Джон: (смеясь) Здесь много денег.

Дерек Тейлор: Ещё два вопроса.

Вопрос: Какая группа, по-вашему, может создать вам повод для беспокойства в следующем году или чуть позже…

Джордж: «Черно-белые менестрели» (прим. — британское развлекательное эстрадное шоу, в течение двадцати лет транслировалось на «Би-Би-Си» с 1958 года; в шоу исполнялись традиционные американские песни, кантри, негритянские песни, а также мелодии и номера мюзик-холлов).

Пол: Это может быть кто угодно, знаете ли.

Вопрос: Джон Леннон, в Ванкувере вы вынудили ведущего покинуть сцену, потому что он попросил подростков вести себя спокойнее?

Джон: (смеясь) Нет, я не такой сильный.

Вопрос от девушки: Какую роль сыграли ваши прически в достижении успеха?

Пол: Довольно небольшую, знаете ли, в масштабах страны. Но в начале именно наши записи вызвали к нам интерес.

Вопрос: Вы предпочитаете быть вокалистами или музыкантами?

Пол: Вокалистами, я думаю.

Джон: Вокалистами, потому что мы не умеем играть.

Ринго: А я не умею петь.

Джон: Ну, не умею, в любом случае.

 

Бэрри Майлз: «Одна франкоговорящая журналистка плохо понимала английский язык, на котором велась пресс-конференция. Поэтому она ушла раньше, но случайно столкнулась с Потрясающей Четверкой, которую сопровождала дюжина охранников. Обычно внимательный Пол приостановился, и спросил журналистку, не она ли с большим трудом пыталась задать вопрос во время пресс-конференции. Но у неё не оказалось даже шанса ответить, потому что в этот момент один из охранников схватил ее за плечи и оттолкнул, как будто она была одной из поклонниц «Битлз». Битлы тоже, достаточно поспешно и жестко, были сопровождены дальше».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Вечер 8 сентября. Монреальский Форум. Интервью с Ларри Кейном. Это интервью было записано в Монреале между дневным и вечерним концертами. Во время этого концерта служба охраны была особо бдительна из-за угроз в адрес Ринго, и по понятным причинам его голос звучит взволнованно (он не уверен, какой сегодня день недели). Во время интервью он обсуждает продажи последнего сингла (2,5 миллиона) и свои похождения в Индианаполисе. Он также хвалит полицию в Торонто за то, что она позволила поклонникам приблизиться к ним.

Джордж объясняет, почему он использует двенадцатиструнную гитару в некоторых песнях, а также хвалит группы «Роллинг Стоунз», «Энимэлз» и «Сёрчерз». Он также обсуждает темы, которые были затронуты ранее — его любимые эпизоды в фильме, другие группы, спрашивающие их совета, и естественность Битлов».

 

Интервью для «Си-Би-Си»:

Вопрос: Джон, как ты решился написать свою книгу?

Джон: Хм, ну это было просто увлечение, и я занимался этим ещё до того, как стал Битлом, понимаете… ещё до того, как я начал петь или заниматься чем-то подобным.

Вопрос: Книга представляет собой сборник рассказов, которые вы писали в течение нескольких лет, или они были написаны все сразу?

Джон: Да. Большинство из них новые, но примерно четыре или пять были написаны, когда мне было лет семнадцать или восемнадцать.

Вопрос: Североамериканцам трудно понять язык, на котором говорят в Ливерпуле… это немного Гамбург… это ломанный язык. И вот этот нарочито неправильный язык [в книге], вы специально его используете, меняя в словах буквы? Или это то, что вы просто услышали?

Джон: О, нет. Я имею в виду, что вам не встретить никого, кто так разговаривает. Я не встречал таких ни разу. Просто мне нравится так писать, понимаете.

Вопрос: Как вы думаете, есть кто-нибудь ещё, кто пытается вас копировать?

Джон: Я не… я такого не заметил. Я получаю много писем от поклонников, которые пишут в таком же стиле, но это никому не вредит.

Вопрос: Вы не копируете это, например, у Эдварда Лира (прим. — английский художник и поэт, один из основоположников «поэзии бессмыслицы», автор многочисленных популярных пятистиший абсурдистского содержания)?

Джон: Нет, я никогда не читал Лира или Джойса, если на то пошло. Их всегда упоминают относительно этого. Я читал Тербера и Кэрролла, вот и всё.

Вопрос: Есть ли у вас какие-либо идеи, чтобы написать что-нибудь о своих впечатлениях о Северной Америке, или они слишком велики…

Джон: Ну, я никогда не использую впечатления, у меня потребительское отношение к этому… очень редко… Я просто это придумываю.

Вопрос: У вас есть что-нибудь ещё на очереди?

Джон: (смеясь) Ну, я просто пишу еще одну [книгу], почти такую ​​же. Просто о разных персонажах, понимаете.

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Второй концерт начался в 20:30. В зале присутствовало 11 500 поклонников. Ведущими концерта были Бадди Джи из «Си-Кей Джи-Эм», Мишель Десрочер из «Си-Джей-Эм-Эс» и Дейв Боксер из «Си-Эф-Си-Эф».

 

Джордж: «В Монреале люди жгли британские флаги, а мы должны были остаться там на ночь, но кто-то в газетах написал об угрозах убить Ринго, поэтому мы дали концерт, забрались в самолёт и улетели. Мы улетели из Канады, чтобы Ринго ненароком не застрелили».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После всех этих угроз группа «Битлз» больше никогда не выступала в Монреале. Стоит ли удивляться?»

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Из-за угрозы в адрес Ринго мы не стали оставаться на ночь в отеле. Через девять часов после прибытия мы снова были в воздухе и направились к незапланированной посадке в Ки-Уэсте, штат Флорида (прим. – Ки-Уэст — остров и одноименный город в США, часть архипелага Флорида-Кис, самая южная точка Флориды)».

 

Джордж: «Мы отправились в Ки-Уэст из Французской Канады, где, как мы думали, в Ринго будут стрелять. Так или иначе, мы решили: к черту, пора убираться отсюда, — и улетели днем раньше, вместо того чтобы провести ночь в Монреале».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Только дважды я принимала решение садиться в альтернативном аэропорту. В первом случае ураган Дора должен был захватить Джексонвилл, штат Флорида, когда мы собирались лететь туда из Канады. Во втором случае менеджер аэропорта Монреаля вызвал меня в свой офис, и это была другая причина. Авиакомпания заключила с нами соглашение за несколько месяцев до того, как мы осуществили посадку в Монреале, но они в категорической форме отказались разрешить нам вылет после того, как на себе почувствовали вкус Битломании во время нашего прибытия. Ни заключенный контракт, ни просьбы, ни угрозы судебного разбирательства не возымели действия. «Жизнь слишком коротка», — заявили они. Им не хотелось, чтобы их сооружения и оборудование были повреждены тысячами фанатов.

Въезд или выезд из другой страны рейсами «Битлз» был серьезной задачей. Требовалось оформить кучу документов, и согласованность действий была неимоверной. Времени было в обрез. Практически всегда мы уезжали сразу же после окончания концерта. Полицейское сопровождение, лимузины, уличные заграждения, автомобили с багажом и грузом, автобусы для сопровождающих их артистов, заправщики топливом самолетов, обслуживающий персонал, члены экипажа, которые должны были быть готовы и находиться в нужное время в аэропорту, сотни людей, обеспечивающих безопасность, а также таможенники и сотрудники иммиграционной службы при пересечении границ. Во всех следующих пунктах назначения нас ждали аэропорты, отели, службы безопасности, сотрудники концертных площадок и т.д. Не было ни времени, ни возможностей для того, чтобы в отлаженной системе исправлять происходившие в ней сбои, но они происходили, как в том офисе аэропорта Монреаля.

Спустя несколько часов и после множества телефонных звонков проблемы с наземным обслуживанием, таможней и иммиграцией были устранены. Мы могли вылететь вовремя. Уже без сил, я расслабилась, слушая сводки погоды. Джексонвилл из-за надвигающегося урагана был недоступен. В одиночку мне пришлось выбрать другое направление. Ничего не подозревающий город без предварительной договоренности об отеле, безопасности и т.д. Оцепенев, я смотрела на карту Соединенных Штатов. Где я могу найти убежище и безопасность для «Битлз»?

Необходимо было учесть ещё одно обстоятельство. Чтобы нас приняли, это должен был быть международный аэропорт с сотрудниками таможни и иммиграционной службой. В течение долгого дня я попросила капитана полета присоединиться ко мне. Его присутствие помогало, но все же принимать решение нужно было мне самой. Наконец я выбрала Ки-Уэст (прим. — Ки-Уэст – остров и одноименный город в США, часть архипелага Флорида-Кис, самая южная точка Флориды, находящаяся примерно в 150 км к северу от Кубы).

Перед выступлением в Джексонвилле «Битлз» запланировали двухдневную передышку. Они с нетерпением ждали выхода в открытое море. В ночь урагана наш самолет стал центром активности. Я объяснила проблему Ире Сиделле, турагенту, которая путешествовала с нами, а также другим сопровождающим лицам, ответственным за различные направления. Они бросились к телефонам. В какой-то момент я объяснила ситуацию самим «Битлз». Кто-то из них предложил лететь на Багамы. Не вдаваясь в подробности всей той суматохи, что предшествовала принятию решению или условий, которые должны были быть выполнены, я твердо (возможно, даже немного резко) ответила: «Нет, в данный момент я не собираюсь въезжать и выезжать с вами в другие страны. Мы направляемся в Ки-Уэст». И вопрос был закрыт.

Возможно, они заметили мою усталость, или Багамы были всего лишь мимолетной идеей, но о них больше не упоминалось. Они смеялись, шутили, разговаривали и были охвачены духом приключений. Я их любила.

Из соображений безопасности мы летали с максимально возможной секретностью. Время нашего прилета и вылета никогда не разглашались кем-либо, кто был связан с авиакомпанией или «Битлз». Это, вероятно, помогало в некоторых случаях, но не во всех. Например, во время длительного перелета из Монреаля в Ки-Уэст, несмотря на ураган, капитан подал заявку на полет в Джексонвилл. Он придерживался плана полета, пока мы не пролетели половину расстояния. Но радиочастота авиалиний может прослушиваться по всей стране радиостанциями и ди-джеями, которые таким образом отслеживали наши перелеты. Как только был упомянут Ки-Уэст, об этом сразу же стало известно. Мы прибыли туда рано утром, но там уже собралась большая толпа, и поклонники разместились даже на крыше небольшого здания терминала.

Ки-Уэст оказался самым безопасным и спокойным городом, который мы посетили. Город ввел комендантский час для подростков с восьми часов вечера, поэтому мы расслабились, находясь в тишине и покое. В отеле был небольшой ночной клуб, который наша группа посетила на следующий вечер. С пианино и различными инструментами группа устроила импровизированное шоу для себя. Мы танцевали, много смеялись, шутили и забавлялись.

Я тайно отправила их на ранчо авиакомпании. Ки-Уэст предложил единственный отдых и передышку после изнурительного тура, который провели «Битлз».

Часто «Битлз» говорили мне, что долгие перелеты – это лучшая часть турне. На самом деле, полеты были единственным временем, когда «Битлз» могли расслабиться и почувствовать себя в безопасности. График полетов показывает, как мы зигзагообразно перемещались по всей стране, в Канаду и Британскую Колумбию».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время перелета из Монреаля в Джексонвилл, штат Флорида, Ринго, который обычно самолетах чувствовал себя не в своей тарелке, расслабился и бросил в кого-то подушку. Сразу же началась сражение на подушках. По салону первого класса во все стороны летели подушки. Внезапно по внутренней связи раздался голос: «Вы ведете себя как дети. Самолет может потерпеть крушение, если вы не будете сидеть спокойно. Очень важно пристегнуть ремни безопасности». Все застыли на месте, а затем вернулись на свои места и молча пристегнули ремни. После этого Пол вернулся на свое место, и на его лице появилась широкая усмешка».

 

Джон Уэйд (ди-джей «Даблви-Ди-Эр-Си»): «Это сражение на подушках было одним из ярких моментов проявления юмора и хорошего веселья во время турне. Оно на самом деле случилось во время шестичасового перелета из Канады во Флориду. Подушки в самолете были маленькими, набитые пером. Херби, вокалист группы «Экситерс», пара английских журналистов, и я начали перебрасываться ими во время полета. Во время взлета мы сидели с пристегнутыми ремнями безопасности, но когда их можно было отстегнуть, все вырвались на свободу и подушки залетали здесь, там и повсюду. Кто-то присоединялся к нам после того, как в них попадали наши снаряды. Ринго с Полом оказались застигнуты этим врасплох, поэтому они тоже решили присоединиться.

Пока Херби дубасил меня, я отдувался на Ринго. Потом Пол прошел на кухню, где у стюардесс есть своя система оповещения. Он включил громкоговоритель и начал комментировать происходящее. Некоторые из фотографов попытались сделать несколько снимков, но к тому времени, когда они могли заправить пленку в свои фотокамеры и начать снимать, многие из подушек порвались, и перья, как снег, летали по салону. Все закончилось пыхтением, одышкой и улыбками. Накопившееся напряжение и эмоции были выпущены. После этого мы спокойно заснули на пути к солнечному югу».

 

 

 

Выступление на спортивной арене «Кленовый лист», Торонто

7 сентября 1964 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа прилетела на своём чартерном самолете «Электра», который остановился у старого терминала аэропорта».

 

Газета «Виннипег Трибьюн», 7 сентября 1964: «Самолет с «Битлз» приземлился рано утром».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда 7 сентября чартерный самолет «Локхид Электра» приземлился в международном аэропорту «Мэлтон», их ожидало более 10 000 поклонников».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда мы приземлились, на борт поднялись сотрудники иммиграционной службы Торонто. Вместо того, чтобы проверить паспорта, они попросили автографы».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После приземления первыми на борт поднялись две сотрудницы медперсонала иммиграционной службы, которых интересовало только то, как получить автографы группы. За ними последовал сотрудник иммиграционной службы, который хотел того же самого. Джордж сказал репортеру из «Торонто Дейли Стар»: «Нам не нравится, когда чиновники просят автографы. Куда бы мы ни приехали, нас всегда караулит полиция, журналисты или родственники промоутеров, которые просят нас подписать автограф».

 

Газета «Виннипег Трибьюн», 7 сентября 1964: «Поклонников сдерживало проволочное защитное ограждение и полицейское оцепление».

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группу отвезли в отель «Король Эдвард», который также был осажден поклонниками».

 

Мартин Бриджман (полицейский): «Мы должны были сопровождать «Битлз» из аэропорта в отель «Король Эдвард» на Кинг-Стрит. Наша колонна из пяти лимузинов и семи полицейских мотоциклов стояла рядом с ангаром. Когда наш кортеж начал покидать аэродром, я услышал отдаленный звук заводящихся в темноте автомобильных двигателей: раз, два, три… дюжина моторов. И ещё мы услышали, как к нашему кортежу начал приближаться звук криков, подобных раскатам грома. Мы поняли, что у нас проблемы, но у нас не было никакого плана на такой случай.

Когда наша процессия выехала на трассу, погоня за нами продолжилась несмотря на то, что скорость была 160 километров в час. В какой-то момент я оглянулся через плечо и увидел бампер всего в нескольких сантиметрах от своего «Харлея».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Когда «Битлз» подъехали к отелю, на часах был час ночи. Поклонники, некоторые из которых уже несколько часов дежурили возле отеля, пришли в неистовство. Лимузины со всех сторон обступила толпа, их крыши и капоты начали сотрясаться от ударов. Некоторые подростки висели на фонарных столбах, завывая, как животные джунглей в сафари. Другие пели, находясь в состоянии какого-то транса, выпрыгивали вперед, подскакивали на месте, хлопали в ладоши, с отстраненным как у зомби взором.

Когда полицейский инспектор схватил рупор и начал призывать к порядку, зомби повернулись к нему, как будто он был пятым битлом. После этого его с любовью растерзали. Пытаясь сдержать нападающих камикадзе, полиция сомкнулась в цепь, создав своеобразный щит. Одна девушка была в таком истеричном состоянии, что вцепилась зубами в грудь курсанта полиции Пэта Таллона, прокусив её до крови и оставив ему шрам на всю жизнь. Какой-то работник гостиницы выглянул наружу и перекрестился.

Полицейские мотоциклы, которые были в эскорте, теперь стояли в ряд с треснутыми стеклами. Офицеры эскорта сформировали ещё одну линию, и «Битлз», и до этого не отличавшиеся храбростью, бросились к дверям, как испуганные малыши в доме с привидениями».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Им с трудом удалось добраться до отеля «Король Эдвард». У Пола была порвана рубашка».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В вестибюле отеля «Король Эдвард» Битлам чтобы добраться до своих апартаментов пришлось пробиваться сквозь толпу поклонников».

 

 

 

 

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Внутри отеля они были в безопасности, хотя их одежда уже пострадала. Мальчиков затолкали в лифт. Маккартни, который немного отстал от группы, был оторван от пола крепким офицером и приткнут к своим товарищам».

 

Пол: «Я думал, что останусь там, но огромный полицейский поднял меня и впихнул в лифт».

 

Ринго: «На входе нас отделили от Джона и Джорджа, но полиция действовала очень эффективно».

 

Джон: «На страну лучше всего взирать через синее плечо полицейского».

 

 

 

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Группу провели в королевский номер на восьмом этаже. Они плюхнулись на кушетки в гостиной, закурили и попросили виски «Джей энд Би».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда «Битлз» вошли в свою комнату, из шкафа выпрыгнула 14-летняя девочка. Её схватили и выпроводили из номера».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Одна 14-летняя девочка была обнаружена в шкафу для белья. Ещё одной девочке-подростку удалось прорваться через лестничную клетку, прежде чем её обнаружили и выгнали. И пошло-поехало. Всю ночь «Король Эдди» отбивался от просачивающихся со всех сторон девочек предподросткового возраста».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В 2 часа ночи «Битлз» заказали на завтрак жаркое, после чего легли спать».

 

Ларри Кейн (журналист): «В 3 часа ночи я услышал стук в дверь своей комнаты. В дверях стояла девушка-подростк в форме горничной, которая была ей велика размера на четыре. «Вы просили мыло?» — спросила она, глядя мимо меня. «Сейчас 3 часа ночи, — ответил я. — Мне не нужно мыло». Наступила неловкая пауза, прежде чем девушка задала ещё два вопроса: «Но вы знакомы с Битлами? Вы можете отвести меня к ним?»

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «К 8 часам утра возле отеля снова собралась толпа. Тут же было вызвано подкрепление полиции. Появление группы «Битлз» в Торонто потребовало привлечения более 850 полицейских из всех городских округов, а также из провинции Онтарио. Несмотря на эту небольшую армию, в составе которой был отряд королевской конной полиции, толпа вела себя совершенно необузданно. С утра возле отеля начались рукопашные схватки, которые продолжались несколько часов.

Внутри отеля станция скорой помощи работала не покладая рук. Санитарам пришлось приводить в чувство 55 человек, потерявших сознание.

Между распеванием речевки «Мы хотим Битлз!» и того, что можно было назвать модифицированной версией государственного гимна, в толпе то и дело возникали мини-давки всякий раз, когда кому-нибудь что-то мерещилось, и раздавался крик: «Вот они!»

К 10 часам утра то же самое начало происходить возле спортивной арены, где должен был состояться концерт.

К полудню полиция всё ещё пыталась бороться с приливами толпы. Конные полицейские были вынуждены рассечь толпу на более мелкие группы. Это было сюрреалистическое зрелище: величественные лошади следуя рысью вплотную одна за другой противостоят волнам невменяемой молодежи на улицах Торонто.

«Я помню одного полицейского», — говорит Сьюзан Кроуфорд, которой в то время было 13 лет. – «Он напомнил мне Эрнеста Боргнайна (прим. – американский актер). У него были такие большие квадратные зубы. И у его лошади тоже были большие квадратные зубы. Я была в ужасе».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Пол рассказал репортеру газеты «Дейли Стар», что в отеле они развлекались, общаясь жестами с группой офисных девушек в здании Национального фонда, расположенного напротив их отеля».

 

Пол: «Обычно мы не выглядываем из окон, потому что поклонники становятся несколько не в себе, но мы были поражены, увидев там девушек в День труда, и мы приветственно помахали им раз или два (прим. — День труда национальный праздник в США, отмечаемый в первый понедельник сентября)».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «В 14:30 был открыт вход на спортивную арену».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В районе, охватывающем пять кварталов вокруг спортивной арены, дежурило около 4 000 полицейских, и том числе и из отряда конной полиции».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на спортивной арене «Кленовый лист», Торонто».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На концерт «Битлз» были доставлены в полицейском фургоне, в то время как 1000 полицейских контролировали толпу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Чтобы доставить их из отеля на концерт, полиция использовала автомобиль для перевозки задержанных, тем самым обманув поклонников. Битлов вывели через запасной выход».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Не склонные допустить тот хаос, что творился с прошлой ночи, власти разработали план того, как группа покинет отель. В соответствии с ним лимузины подъехали к отелю. Это было уловкой. Пока зомби стучали по машинам, «Битлз» спустились на грузовом лифте, пробрались через кухню отеля, вышли через заднюю дверь и сели в бронированный автофургон, который доставил их к арене.

Территория вокруг места проведения концерта была названа «Битллэндом». Движение автомобилей на прилегающих улицах было ограничено. Вдоль этих улиц стояло несколько автофургонов-приманок. Это был бы отличный день для ограбления банка.

Полицейский фургон с «Битлз» сначала отправился на север по Черч-Стрит, затем через Вуд-Стрит по направлению к арене.

По мере приближения начала концерта фанаты совсем обезумели.

Офицер полиции Эд Ладлоу был вынужден снять со своей спины расстроенную женщину. Другая женщина, похожая на борца за политическую свободу, пыталась заблокировать машину. Водитель был вынужден преодолеть эту полосу препятствий, когда офицеры расчистили дорогу.

«Я услышал звук двигателя, когда водитель переключил передачу и резко повернул к входу в здание», — говорит офицер полиции Тревор Трантер. — Мгновенно распахнулись огромные двери, фургон быстро въехал в зону погрузочной площадки. Следом в помещение вошло около пятидесяти полицейских. Как только они вошли, за ними сразу закрылись двери».

На улице ситуация ещё более накалилась, когда слух о том, что «Битлз» внутри стал распространяться со скростью пожара.

Температура на улице приближалась к 30 градусам. Внутри арены она перевалила за 40. Повсюду продавцы содовой и мороженого предлагали свой товар. Водные фонтанчики едва справлялись со своей работой».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Торонто продавцы сувениров торговали флагами Кленового листа с изображениями Битлов».

 

 

 

На снимке: 21 апреля 1964. Владелец спортивной арены Гарольд Баллард в битловском парике и со значком «Я люблю Битлз», и житель Торонто Стэффорд Смайт раздают горячий кофе юным поклонникам группы, которые ждут открытия касс (билетные кассы откроются 22 апреля). Фото Фрэнка Гранта.

 

 

 

На снимке: 22 апреля в 10 часов утра поступили в продажу билеты на концерт «Битлз» в Торонто. Некоторые из поклонников заняли очередь ещё утром 19 апреля. Фото Нормана Джеймса.

 

 

 

Когда 22 апреля билеты поступили в продажу, в очереди было около четырех тысяч поклонников. Фото Фрэнка Гранта.

 

 

 

Драгоценный первый билет: в парике «Битлз» звездный обозреватель, радио- и телеведущий Эл Болиска вручает двадцатилетней Сэми Герберт первый билет на концерт «Битлз» в Торонто.

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

С группой «Билл Блэк Комбо».

 

 

 

 

Хайди Хоффман (журнал «Дейтбук», 1964): «Мне и моей подруге Сюзанне Крейн по 15 лет. Мы учимся в средней школе Ист-Ридж, Рочестер, Нью-Йорк. Когда стало известно, что «Битлз» собираются на гастроли в США, мы, естественно, попытались купить билеты, чтобы лично увидеть наших замечательных мальчиков.

В течение марта мы пытались выяснить, где «Битлз» собираются выступать. Была середина апреля, когда мы узнали, что ближайший к нам город, где будут выступать «Битлз» — это Торонто, Канада. Мы сразу же написали письмо, с просьбой продать билеты. В ответ мы получили полный извинений отказ, в котором говорилось, что все билеты были уже проданы. Мы не собирались так легко сдаваться и написали снова. Получили тот же ответ. После ещё пяти писем мы решили, что всё равно отправимся в Торонто в надежде, что, возможно, мы увидим их за пределами отеля.

В первую неделю сентября мы пытались найти кого-нибудь, чтобы нас отвезли за 200 миль в Торонто. Наконец моя сестра согласилась отвезти нас. Мы выехали в восемь часов утра. В час дня мы были в Торонто, и к двум часам стояли перед спортивной ареной, где собирались выступить «Битлз». В три часа полиция начала впускать в здание счастливчиков с билетами.

Во время всей этой толкучки у входа мы столкнулись с двумя девушками, у которых было письмо, в котором говорилось, что они потеряли свои билеты. Они передали своё письмо полицейскому, который втолкнул их и нас в здание. Мы были так благодарны за эту удачу, что решили последовать за девушками, и прошли за ними к специальной кассе. Один из менеджероов дал им пропуск, чтобы они заняли места, а затем повернулся к нам. Видимо он решил, что мы тоже потеряли билеты, и спросил нас, где мы хотим сидеть. Мы ответили, что в первом ряду. Он провел нас за ограждение к местам в ложе, а другой человек провел нас к двум местам в третьем ряду».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Первый концерт начался в 16:00, но «Битлз» появились на сцене только в 17:30».

 

Хайди Хоффман (журнал «Дейтбук», 1964): «В четыре часа начался концерт. После четырех долгих выступлений разогревающих артистов, на сцену вышли Битлы».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Череда разогревающих исполнителей выходила на сцену и покидала её под гул неодобрения, так как они имели несчастье не быть «Битлз». Терри Отт, которому в то время было 9 лет, сидел в зеленом секторе зала возле выхода. Рядом стоял сотрудник арены с рацией. Она вдруг начала потрескивать, и Отт почувствовал озноб, когда услышал, как бодрый голос произнес: «Вот. Oни. Идут».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Ведущим вечера был Джангл Джей Нельсон с радиостанции «Си-Эйч-Ю-Эм».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «В то же время на сцене появился ведущий по имени Джангл Джей Нельсон, который выкрикнул два слова, которые ожидала услышать рекордная по численности толпа из 16 661 человек: «Битлз»! Крики в аэропорту и отеле теперь казались шепотом.

«Звук был такой силы, что он превысил уровень восприятия, и я решил, что оглох», — говорит офицер полиции Арт Перри, который стоял справа от сцены. За несколько минут до этого одна медсестра сказала: «Вы услышите, как 10 000 молодых женщин испытывают оргазм». Ошеломленные полицейские начали затыкать свои уши пустыми гильзами. Неясно, могли ли даже сами «Битлз» слышать свои голоса, инструменты или друг друга.

«Это было что-то из ада Данте, — говорит офицер полиции Ноэль Льюис-Уоттс. — Все огни были выключены, за исключением лампочек на выходе и сценических огней. Когда появились «Битлз», раздался громкий рёв, и весь зал озарился фотовспышками».

«Это было как гром и молния, — говорит Майра Ловенталь. — Никто ничего не слышал кроме собственного крика. Но это было грандиозно».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После того, как их представили местные ди-джеи Джей Нельсон и Эл Болиск, они начали с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Их маленькие звуковые колонки проиграли битву с печально известной звуковой системой арены и её пещерной крышей».

 

 

 

 

 

 

 

Фрэнк Тумпейн (газета «Торонто Телегрэм», 1964): «Вообразите самый громкий раскат грома, который вы когда-либо слышали. Представьте, что он раздается внутри здания, а затем представьте, что этот звук разносится, как сирена».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Боб Эллиотт, офицер, стоявший рядом со сценой, думал: «Как молодые девушки могут так громко и долго кричать?»

Офицер полиции Брайан Макнил стоял в синем секторе. В дополнение к крикам и вспышкам фотокамер он вспоминает, как поклонники изливали дары на своих поп-идолов: на сцену летели бюстгальтеры, губная помада, леденцы, скатанные комочки фольги.

Когда одна девушка упала в обморок около сцены, офицер Джо Уинсон, который находился поблизости, отнес её в пункт первой помощи. В помещении находилось более 50 медиков-добровольцев, которые трудились в импровизированных пунктах скорой помощи, где не было ничего, кроме кубиков льда, воды, холодных компрессов, долек апельсина и угроз в адрес поклонников: «Если ты не справишься с собой, дорогая, ты пропустишь весь концерт».

«Зрительный зал был похож на ад», — говорит Стивен Фридман, которому тогда было 12 лет. – «Помню, как два парня из госпиталя Святого Джона подняли над головами девушку и понесли её к выходу к пункту скорой помощи. Как будто вокруг была зона боевых действий».

 

 

 

 

 

 

 

Мишел Финни (газета «Торонто Дейли Стар», 8 сентября 1964): «Это самое необычное чувство — сидеть и смотреть, как выступают эти мальчики. На самом деле, непонятно, как себя вести. Внутри возникло чувство невероятного счастья, и мне пришлось держать себя в руках, чтобы не начать подпрыгивать и глупо орать. Кажется, что именно так вели себя почти все остальные. Впрочем, я никогда не гордилась подростками Торонто. Во время их выступления они создавали громкий шум и сотрясали зал, топая ногами. Но они были лучшей аудиторией из тех, что были у «Битлз» за всё время их американского турне.

На каждом из двух концертов две или три девушки безумно мчались к сцене в отчаянной попытке оказаться рядом со своими кумирами, но наша эффективная полиция (она была повсюду, куда бы вы ни посмотрели) преграждала им путь и уводила этих плачущих дев прежде, чем они достигали своей цели.

Что в «Битлз» заставляет девушек бежать, сражаться с полицией и впадать в истерику? Единственное слово, которое, кажется, суммирует их влияние на подростков — это вибрация. Это похоже на то, как если бы вся исходящая от них их вибрация, кружась, излучала послание, которое ударяло вас по лицу. Сначала возникает какое-то оцепенение, а затем вы чувствуете прилив энергии. Это начинает звучать как отчет доктора о влиянии нового препарата. Возможно, что «Битлз» и есть этот препарат. Чудесная таблетка для всеохватного подросткового веселья.

Нет сомнения в том, что у них есть своя доля сексуальной привлекательности, особенно у Пола (для меня, во всяком случае). Но это ещё не всё. Они также заставляют вас чувствовать себя на седьмом небе от счастья, чувстовать себя молодым».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В содержательной статье газеты «Торонто Телегрэм» было написано следующее: «Они не полагаются на свою очевидную сексуальность, даже в движениях или в песне, но очевидно, что есть большой элемент сексуальности в их привлекательности. Любая сексуальность имеет двойственный характер: она возникает в глазах наблюдателя, а не от какого-либо откровенного действия Битлов».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хайди Хоффман (журнал «Дейтбук», 1964): «Это было классно! У Джона действительно светло-каштановые волосы. У Пола самые большие карие глаза, а Джордж слишком красив для слов. По какой-то причине Ринго был не в себе, потому что он сидел за своими барабанами, не глядя ни на кого и барабаня изо всех сил.

Они спели десять классных песен и спел каждый из «Битлз», включая Ринго, который спел песню «Мальчики». Все они были великолепны.

После 27-минутного выступления все стихли, в основном потому, что были слишком осипшими, чтобы что-то говорить. Некоторые начали уходить. Мы не собирались сдаваться так сразу. Мы зашли так далеко что собирались приложить все силы, чтобы встретиться с ними.

Мы встали и направились к задней части зала, потому что один из полицейских сказал нам, что там находятся гримерные комнаты. За нами никто не смотрел, поэтому мы с небрежным видом поднялись по лестнице мимо рядов, пока не подошли к небольшому балкону с видом на главный вход. На этой стороне были лестницы, и мы решили подняться по одной из них. Потом мы оказались в длинном зале с шестью дверями по обе стороны. Мы не знали, что делать дальше, и просто остановились там минуту.

Мы услышали, что кто-то за углом идет в нашу сторону и решили, что это полиция. Всё, что они могли сделать, это вышвырнуть нас. Внезапно мы оказались лицом к лицу с «Битлз»! Всё, что мы могли сделать, это стоять на месте и смотреть на них.

«У нас тут безбилетники», — сказал Джон своим ливерпульским акцентом.

«Это две девушки», — мягко произнес Пол.

«Так и есть», — добавил с улыбкой Ринго.

Они всё ещё были немного потными и не могли дышать. Они остановились на минуту, чтобы отдышаться, прежде чем Джордж спросил нас, кто мы такие. Нам удалось, что было удивительно, назвать свои имена. «Ну, это никоим образом не способ знакомиться», — сказал Пол, протягивая руку. Прежде чем мы осознали, что делаем, мы пожали им руки.

Слишком скоро Джон сказал нам, что они очень сожалеют, но им пришлось вымыться для их следующего выступления и пресс-конференции. К сожалению, мы попрощались и наблюдали со слезами на глазах, когда они направились в свою костюмерную. Мы вернулись по лестнице мимо рядов и вышли из зала в вестибюль. Там мы сели на два стула и просто смотрели друг на друга со слезами на глазах. К нам подошел полицейский и спросил, всё ли у нас в порядке. Мы сказали «да» и медленно вышли из здания».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Майра Ловенталь, ученица художественного училища, была обладательницей билетов на оба концерта. Когда в апреле поступила в продажу первая партия билетов, она простояла под дождем шесть часов. Также она выиграла два места в первом ряду на радиоконкурсе, после того как представила свои рисунки и картины, посвященные «Битлз». Более 30 экспонатов её творчества украшали костюмерную комнату «Битлз». Директор по рекламе спортивной арены Стэн Ободиак пообещал ей, что если группа захочет встретиться с художником, то он проведет её за кулисы во время перерыва. «Битлз», по-видимому, захотели. Но как позже сказал Ободиак, он не смог её найти. «Не могу описать своё разочароване», — сказала она. Что касается её экспонатов, то они исчезли».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В перерыве между концертами состоялась шумная пресс-конференция, которая была очень похожа на ту, что прошла в аэропорту Кеннеди в начале года, когда «Битлз» впервые очаровали скептическую нью-йоркскую прессу. Торонто был штаб-квартирой канадского клуба поклонников группы, поэтому они были расположены к тому, чтобы позировать для фотографий с молодыми представителями клуба, а также с мисс Канада, и в отличной форме, чтобы обмениваться шутками с армией репортеров, заполнивших помещение».

 

 

 

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «Вчера в промежутке между двумя концертами «Битлз» на спортивной арене было несколько минут относительного спокойствия, хотя и не относительного здравомыслия. Это было время пресс-конференции «Битлз», которая стала самым посещаемым журналистами мероприятием этого турне. Конференция была проведена Дереком Тейлором, сотрудником пресс-службы «Битлз», таким образом, чтобы не было никаких жалоб и было как можно меньше путаницы.

Тейлор начал пресс-конференцию с того, что он зачитал две телеграммы: одну от жителя Чикаго, который хотел получить миндалины Битла, когда они будут удалены, и другую от жителя Саскачевана, который хотел получить воду из их ванны».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Пресс-секретарь «Битлз» Дерек Тейлор начал мероприятие с того, что прочитал письмо от поклонника в Саскачеване, который хотел собрать воду, в которой Битлы купались, и продать её. Было также предложение купить миндалины каждого Битла».

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «Битлы прибыли минутой позже. Они приветливо улыбались под аплодисменты новостного корпуса и на несколько минут оказались под прицелом группы фотографов. Как обычно, было сделано несколько «специальных» снимков с диск-жокеями, с победительницей конкурса красоты (Мисс Канада), президентами клубов поклонников и тому подобным».

 

 

 

 

Слева направо: программный директор радиостанции «Си-Эйч-Ю-Эм» Алан Слайт, репортер Дж. Ричардс, Пол Маккартни и Дейв Джонсон.

 

 

 

Слева направо: Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»), Джордж Харрисон, Пол Маккартни, Джеффри Рэсин (вице-президент канадского филиала фирмы «Кэпитол»), Тейлор Кэмпбелл (менеджер по продажам), Ринго Старр, Дж. Эдвард Литхэм (директор по продажам).

 

Ник Кревен (газета «Стар», 18 февраля 2013): «В начале 1960-х Пол Уайт, работавший менеджером по маркетингу в канадской «Кэпитол Рекордз» в отделе артистов и репертуара, занимался обзором пластинок «И-Эм-Ай» в целях возможного выпуска их в Канаде».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Каждую неделю я получал 50 пластинок от филиала компании «Кэпитол» в Великобритании. В партии пластинок, которая прибыла накануне Рождества 1962 года, был сингл с песней «Люби же меня» (Love Me Do). Когда все уже уходили с работы домой, я обычно сидел в офисе и слушал прибывшие образцы. Я прослушал песню и решил попробовать выпустить её в Канаде, потому что мне понравилась простота этой записи. Она отличалась от всего того, что выходило в то время».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде: Истоки Битломании»): «Нет сомнения, что роль Пола Уайта в продвижении «Битлз» в Канаде бесспорна. Можно сказать, что он был в нужном месте в нужное время, работая на «Кэпитол Рекордз», но его коллеги в США изначально не считали нужным выпускать эти пластинки. Просто так получилось, что Пол опередил события. Кроме того, в своих отношениях с радио и прессой он был очень мягок и обаятелен, и это действительно способствовало его успеху».

 

Ник Кревен (газета «Стар», 18 февраля 2013): «Уайт сразу же решил, что должен немедленно выпустить эту пластинку. Как это часто случалось в то время, Уайт не потрудился получить у «И-Эм-Ай» мастер ленту. Вместо этого, сингл с песнями «Люби же меня» (Love Me Do) и «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You) были просто скопированы с сингла от «Парлофон». Таким образом, когда 18 февраля 1963 сингл от канадской «Кэпитол Рекордз» вышел в свет, то на нем была версия песни «Люби же меня» с Ринго на ударных. Так благодаря усилиям Пола Уайта, Канада стала первой страной на другой стороне Атлантики, подхватившей волну надвигающегося британского вторжения».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Но первую реакцию публики на эту песню можно было назвать «Не люби же меня». Несмотря на все мои усилия, было продано всего 170 экземпляров. Потом я попробовал выпустить следующую пластинку — «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), и было продано около 280 штук. Третий сингл «От меня тебе» (From Me To You) был продан в количестве почти 300, а затем вышла «Она любит тебя» (She Loves You), и все вокруг просто сошли с ума».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде: Истоки Битломании»): «Безудержный успех этого сингла, вышедшего в сентябре 1963 года, побудил Пола Уайта переиздать ранние синглы, чтобы удовлетворить спрос. В итоге «Люби же меня» (Love Me Do) в этот раз разошлась тиражом около 100 000 экземпляров. После этого, чтобы удовлетворить стремительно растущую популярность группы, Уайт начал выпускать кавалькаду синглов: «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Всю мою любовь» (All My Loving) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Все они быстро сметались с прилавков».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Я выпускал их синглы как сумасшедший, и некоторые из них не были доступны в Штатах. Синглы «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Всю мою любовь» (All My Loving) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) мы, вероятно, экспортировали более 100 000 копий каждого. Они поднялись довольно высоко в чартах «Биллборд», и именно тогда мне сказали, что это круто. Так что всё в итоге получилось хорошо».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде: Истоки Битломании»): «В итоге экспорт из Канады в США приблизился к 350 000 экземпляров каждого из этих синглов. Если к этому добавить три сборных альбома Уайта, выпущенных в Канаде: «Битломания! С Битлз» (Beatlemania! With The Beatles), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), то он продал почти три миллиона синглов и альбомов».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Разрабатывая и составляя эти альбомы, я всё делал в рамках закона. Никто никогда не говорил мне: «Что ты делаешь?», потому что менеджменту в то время было на это наплевать. Вот почему у меня были развязаны руки. Но в январе 1964 года я утратил свою автономию на выпуск пластинок «Битлз». Это произошло после того, как «Кэпитол» выпустили в США сингл «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) и он занял первую позицию в хит-парадах. После этого там решили, что всё в Северной Америке должно проходить через них. Это был первый раз, когда мне сказали: «Больше никаких «сорокапяток», больше никаких самостоятельных пластинок».

 

прим. – Пол Уайт встретился с участниками группы «Битлз» 12 февраля 1964 г.

 

 

 

 

«Битлз» с мисс Канада 1964 Кэрол Энн Балмер. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

С репортером газеты «Торонто Дейли Стар» Мишел Финни.

 

 

 

 

 

 

 

С Труди Медкалф — президентом канадского отделения клуба поклонников «Битлз».

 

 

 

 

 

 

 

Труди Медкалф (президент канадского отделения фан-клуба «Битлз», 1964): «Мне было тогда 15 лет. Наш клуб поклонников в 1964 году был самым большим в мире. У нас было 54 000 человек. Даже после всех этих лет я всё ещё помню свою маленькую речь: «От имени крупнейшего клуба поклонников «Битлз» в Канаде я хочу поприветствовать вас в нашем городе. Мы вас очень любим». В этот момент Пол Маккартни положил мне на плечо руку и пошутил: «Но на самом деле это не так, да?». Я был взволнована и совершенно выбита из колеи, но каким-то образом мне удалось продолжить свою речь. «Мы надеемся, что вы запомните ваш визит в Торонто».

Потом Пол сделал дубль два, когда увидел, что на мне было надето. Это был кюлот, знаете, такая юбка-брюки, скроенная так, чтобы выглядеть как юбка. Пол потеребил ткань и спросил: «Это детские штанишки, голубушка? Мне нравятся». Я чуть не умерла на месте. Можете представить волнение молодой девушки, когда Пол Маккартни делает что-то подобное?»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «Как только Тейлор объявил об окончании фотосессии, «Битлз» сразу же перестали позировать, но один джентльмен по-прежнему настаивал на том, чтобы сфотографировать их. Он стоял посередине по отношению к ним, поэтому они разделились на пары и оставили его в подвешенном состоянии. Он переместился, чтобы сфотографировать Джона и Ринго. Ринго отошел и встал с Полом, а Джордж и Джон снова встали посередине. Патовая ситуация. Больше никаких специальных снимков.

Они приняли несколько подарков и стали отвечать на вопросы журналистов. Они сидели за четырьмя микрофонами, которые были установлены на сцену арены после того, как кто-то из девушек стащил их после первого концерта».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Сначала вопросы задали местные диск-жокеи, потом президенты клубов-поклонников, потом мисс Канада, и лишь затем начались вопросы представителей прессы».

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «А потом начались вопросы. Всё те же вопросы, на которые они отвечали с начала турне».

 

Вопрос: Сколько денег вы зарабатываете вместе?

Джон: Много.

Вопрос: Вы уйдете из шоу-бизнеса, когда заработаете достаточно, чтобы можно было уйти?

Джон: Мы уже сделали достаточно, чтобы можно было уйти прямо сейчас, но мы не собираемся этого делать.

Джордж: Мы жадные.

Вопрос: Во сколько вы встаете утром?

Джон: В два часа дня.

Вопрос: Вы думаете подаете хороший пример курением?

Джордж: Мы не подаём примеры.

Пол: Почему мы должны?

Ринго: Мы даже выпиваем.

Вопрос: Говорят, что вы обращаетесь к материнскому инстинкту девушек.

Джон: (с ухмылкой) Это грязная ложь.

 

 

 

 

 

Мишел Финни (газета «Торонто Дейли Стар», 8 сентября 1964): «Во время пресс-конференции ребята были очень терпеливы. Ринго был первым, кто от неё устал, и в один момент он шепотом спросил у меня, сколько ещё осталось людей и вопросов.

Я думаю, что первое, что поразило меня в «Битлз», было то, насколько нормальными они казались. Вблизи в них нет ничего необычайно гламурного или чрезвычайно эффектного. Это были просто четверо обычных, довольно бледных, худощавых молодых людей, которые выглядели счастливыми и дружелюбными.

Хотя они улыбались и казались веселыми, у них были заметны явные признаки стресса. Джон, Пол, Джордж и Ринго выглядели так, словно нуждались в солнце и отдыхе. Но это не повлияло на их хорошее настроение. Когда я спросил о том, что в некоторых газетах написали о том, что они апеллируют к материнскому инстинкту большей части женской аудитории, Джон рассмеялся: «Это грязная ложь», — сказал он».

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о пресс-конференциях?

Джон: Они очень веселые, не так ли?

Вопрос: Это турне вас не утомило?

Джордж: Оно нас измотало.

Джон: Оно чуть не убило нашего дорожного менеджера.

Вопрос: Мистер Маккартни, что вы думаете об американских девушках?

Пол: (невинно моргая) Почему я? О, я люблю их. Они такие же, как девушки где-либо ещё.

Вопрос: Это правда, что вы назвали гору Гамильтона Битловской горой?

Джон: Да, но я не знаю, шутка это или нет. Мы сказали это по телефону.

Вопрос: Что повлияло на вашу широкую популярность, ваша музыка или вы сами?

Пол: О, это была музыка в первую очередь, я думаю.

Вопрос: Почему бы вам не записать все песни, которые вы сочинили?

Пол: Это плохая политика, заполонять рынок пластинками, как это делается в Америке.

Вопрос: Если музыкальный тренд изменится, вы последуете за ним?

Джон: Если будет в основном то же самое, то, я думаю, последуем.

Вопрос: Как долго, по-вашему, вы продержитесь?

Джон: Дольше вас.

Вопрос: Чего английского вам больше всего не хватает?

Джон: Наших домов.

Джордж: Горячего чая.

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о королеве?

Джордж: С ней всё в порядке. Она хорошо выполняет свою работу.

Вопрос: Когда-нибудь вас посвятят в рыцари?

Джордж: На следующей неделе.

Вопрос: Как вы будете голосовать?

Пол: Мы недостаточно разбираемся в политике, чтобы голосовать.

Вопрос: Что вы думаете о Бэрри Голдуотере?

Джордж: Ну, он не очень весёлый, правда?

Вопрос: Ринго, ты всё ещё учишься улыбаться?

Ринго: О, ты не обращал особого внимания, не так ли? Видишь? (озаряется быстрой улыбкой) Я довольно часто улыбаюсь.

Вопрос: Джордж, история о том, что ты плеснул в фотографа в Лос-Анджелесе, правда?

Джордж: Ну, нас пригласил владелец «Виски Гоу-Гоу», чтобы выпить в спокойной обстановке. Фотографов попросили уйти, но они остались. Был один, кто продолжал ослеплять меня вспышкой, поэтому я благословил его тем, что было в моем стакане. Они подретушировали фотографию так, чтобы казалось, что стакан был полон.

Вопрос: Как вам освещение в прессе?

Джордж и Джон: Очень хорошо.

Пол: Очень справедливо.

Вопрос: Вы когда-нибудь опасались за свою жизнь в этом турне?

Джон: Нет.

Вопрос: Вы покинете город после выступления сегодня вечером?

Ринго: Не думаю, что мы уедем сегодня вечером.

С такими строгими охранниками вокруг них становится ясно, что, если «Битлз» не захотят давать пресс-конференцию, никакое давление не сможет их заставить делать это. Но они это делают, с юмором отвечая на бесконечную череду однотипных вопросов.

Похоже, что Пол — самый серьезный из всех, Джон и Джордж не столько отвечают на вопросы, сколько уходят от ответа, а Ринго просто сидит и взирает на мир сквозь сигаретный дым, говоря только тогда, когда спрашивают непосредствено его. В конце концов, он знает, как и все присутствующие в этой комнате, что все эти стареющие взрослые, задающие вопросы, не будут среди тех, кто заплатил пять долларов за возможность криком выразить своё обожание».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В каждом городе, куда мы приезжали, в течение часа проходила пресс-конференция. Большинство из этих людей не знали рок-н-ролла. Это было просто их работой. Вы приезжаете в Торонто, вы находитесь там в течение одной минуты, а какой-то пареь спрашивает: «Ну, Джон, как тебе женщины в Торонто?» И Джон отвечает: «Как я могу знать женщин в Торонто?» Им удавалось выдерживать все те пресс-конференции, потому что они были очень юморными. Помните в фильме «Вечер трудного дня» кто-то спрашивает: «Как вы нашли Америку?» А в ответ: «Мы повернули налево от Гренландии». Пресс-конференции были несуразными. Мало того, что на них были журналисты, которые ничего не знали о рок-н-ролле, но там ещё были победители конкурсов от журналов, и им иногда позволяли задать вопрос. Так что это был полный непрофессиональный маскарад».

 

 

 

 

Мишел Финни (газета «Торонто Дейли Стар», 8 сентября 1964): «В перерыве между концертами я встретилась с «Битлз» в их гримерке. Когда я вошла, они все сосредоточенно смотрели телевизор. На экране шла какая-то сцена битвы, и Битлы смотрели на неё широко раскрытыми глазами. Но при этом они легко общались.

Они все курили. Ринго поднялся на ноги, издав без видимой причины громкий стон. Джон жевал таблетки от кашля.

Я спросила, что в них является самым привлекательным для аудитории — их музыка или они сами. «Это определенно музыка», — ответил Джон.

Почему все сходят по ним с ума? «Люди всегда ищут идолов», — объяснил Джордж. — «В этом возрасте это происходит со всеми нами».

Если бы в музыке изменился тренд, они бы тоже изменились? «Это будет зависеть от тренда», — ответил Джон. – «Если в основном он останется таким же, конечно мы тоже изменимся».

Как они себя почувствовали, когда мальчики из семей рабочего класса стали на равных с герцогинями и тому подобными людьми? «Нам все равно», — сказал Джордж. – «В любом случае, они все одинаковые. Разница лишь в небольшом количестве денег и образовании».

Почему их поклонники так им преданны? «Я не могу придумать ни одну из причин», — сказал Джон. – «На самом деле, меня это удивляет. Я иногда думаю об этом, но никак не могу понять».

Беспокоятся ли они о том, что сумасшествие по «Битлз» исчезнет? «Нет», — сказал Пол. – «Раньше мы много беспокоились о деньгах. Но сейчас у нас всё есть. Мы можем уйти прямо сейчас и делать всё, что захотим. Поэтому мы больше об этом не беспокоимся».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Своё второе выступление «Битлз» начали около десяти часов вечера».

 

 

 

Газета «Уиндсор Стар» (8 сентября 1964): «О, пустите меня к ним!» Эта девушка подросткового возраста оказалась единственной покинувшей своё место во время вечернего представления «Битлз» на арене «Кленовый лист» в Торонто в понедельник. Во время последней песни «Битлз» она бросилась к сцене, но была задержана полицейским».

 

 

 

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Второй концерт закончился около девяти часов вечера. Группу снова посадили в бронированный автофургон. Пытаясь не попасться на уловку с лимузином, в этот раз поклонники собрались у запасного выхода. «Вход был достаточно широк, чтобы через него могло въехать транспортное средство, но так, чтобы рядом с машиной не смог пройти человек», — сказал полицейский Брюс Вуд. – «Я оказался зажат между стеной, автомобилем и зеркалом заднего вида. К счастью, зеркало оторвалось».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «За свои выступления група получила 93 000 долларов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Дав два концерта «Битлз» установили рекорд посещаемости арены в Торонто. В общей сложности концерты посетили 35 522».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «После окончания второго концерта в 1.30 ночи в номер «Битлз» постучали официальные лица Торонто, но их не приняли».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Фил Дживенс, мэр Торонто, рискнул подняться на восьмой этаж. Он хотел встретиться с «Битлз», но они отказались. «Мэр возмутился, но его попросили покинуть этаж», — говорит Барри Джонс, офицер, который охранял дверь».

 

Газета «Дейли Стар», Канада, 8 сентября 1964: «Битловская блондинка оскорбила мэра. Мэр Филип Дживенс получил отказ, когда попытался увидеть «Битлз» в их гостиничном номере. По словам мэра, сегодня в 1:30 утра он и его жена позвонили в отель «Кинг Эдвард» — примерно через два часа после выступления «Битлз» — и получили «очень грубый прием». Когда он постучал, открыла какая-то блондинка и взяла его визитную карточку. «Затем она сказала: «Двое из них спят, а двое с родственниками. Велено никого не впускать, и захлопнула дверь перед моим лицом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление в зале «Олимпия», Детройт

6 сентября 1964 г.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Прибытие «Битлз» в Детройт в 1 час ночи должно было оставаться в секрете, но местная радиостанция рассказала об этом, и в аэропорту их встречала толпа в 3500 поклонников.

Из аэропорта «Битлз» направились в отель «Уиттиер». На автомагистрали Эдсель Форд творилось безумие. Лимузин то и дело обгоняли поклонники, которые высовывались из окон — пока их не взяли под контроль мотоциклисты. Двое упали с мотоциклов».

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «Чтобы выспаться не было и речи. Каждый день мне приходилось делать по пятнадцать радиопередач. Они освещали все возможные аспекты, связанные с «Битлз»: что они ели на завтрак, обед и ужин, как толпа и отдельные фанаты реагировали на них во время концертов, как обеспечивалась безопасность, интервью с местными диджеями, которые транслировали музыку «Битлз» и почти ежедневные интервью с самими Битлами».

 

 

 

 

Группа остановилась в отеле «Уиттиер».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Детройте Джон объявил, что «Битлз» не будут играть в Джексонвилле, если публика будет разделена по расовому признаку».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в зале «Олимпия», Детройт».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В Детройте состоялось два концерта, на каждом из которых присутствовало по 15 000 человек».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Цена на билеты на дневной и вечерний концерты составляла 2, 3, 4 и 5 долларов. Все билеты были проданы».

 

 

 

«Битлз» прибыли в «Олимпию».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Каждое из выступлений «Битлз» длилось 20 минут».

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «Мне было тогда 14 лет. Мой отец, Чарли Кейн, был корреспондентом «Ассошейтед Пресс» в Детройтском бюро. Когда он взялся освещать первый в истории визит «Битлз» в Детройт, он предложил «Ассошейтед Пресс», что было бы забавно, чтобы девочка-подросток также написала от себя о своих впечатлениях. Конечно, до этого он на протяжении нескольких недель постоянно слышал от меня бесчисленные комментарии, типа: «Вот было бы здорово встретиться с Битлз». Благодаря моему отцу, мне повезло стать этой девочкой-подростком.

Когда певица Джеки ДеШеннон, выступавшая перед «Битлз», закончила свою последнюю песню, толпа из примерно 15 000 подростков начала кричать все громче и громче, желая увидеть «Битлз». К тому времени, когда она ушла и «Битлз» вышли на сцену, всё, что можно было услышать, это один долгий крик радости».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Посреди бушующей толпы на стадионе в Детройте выделялся один плакат: «МЫ С ТЬЮ-БРУК (улица в Ливерпуле)! МЫ ГОРДИМСЯ ВАМИ».

 

Брайен Эпстайн: «Возможно, что самым волнующим для меня в этом турне было, когда в Детройте на стадионе «Олимпик» Пол объявил песню «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love). В зале встали четыре девушки и с истинно ливерпульской решительностью стали размахивать транспарантом, на котором было написано: «Мы с Тьюбрука. Мы гордимся вами». Для всех нас, неважно, сколько миль между нами и клубом «Пещера», Ливерпуль всегда останется нашим домом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «Мы с папой находились рядом со сценой. Мы стояли всего в нескольких метрах от «Битлз». Когда они были на сцене, то их музыку невозможно было расслышать. Всё заглушал один непрекращающийся громкий крик аудитории, которая состояла в основном из молодых девушек-подростков, и они кричали на протяжении всего концерта.

Некоторые из поклонников бросались к сцене, но охранники оттесняли их назад. Из аудитории на сцену летели леденцы. Я подобрала несколько конфет. Некоторые из них отскочили от одного или другого Битла, и на следующий день я раздала их друзьям в школе».

 

 

 

 

 

 

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «Во время своих репортажей я также сообщал об ассортименте вещей, которые поклонники бросали на сцену во время выступления «Битлз». Среди предметов, которые прилетали по воздуху, были торты, леденцы, различные элементы одежды — особенно женское нижнее белье, и ювелирные изделия».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Между выступлениями состоялась пресс-конференция.

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «После концерта мы с папой отправились за кулисы на короткую пресс-конференцию. Мне посчастливилось стоять прямо за «Битлз», ближе всего к Ринго. Он пожал мне руку. У меня были блокнот и ручка. Я была как репортер, готовый делать заметки. Это была моя первая пресс-конференция. Так как я была одной из самых молодых в этой комнате, «Битлз» мне улыбнулись и сказали: «Привет». Я улыбнулась в ответ и тоже поздоровалась с ними».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Мисс Вермонт, Мисс Вооруженные Силы и несколько других королев красоты удостоились частной аудиенции с Битлами».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «Во время конференции я спросила, понравился ли им Детройт. Кто-то ещё тоже задал этот вопрос».

 

Дерек Тейлор: (обращаясь к прессе) Если кто-нибудь захочет задать вопрос, поднимайте руку.

Вопрос: Вам понравился Детройт?

Джон: Классный.

Пол: Из того, что мы видели.

(смех)

Джон: А увидели мы очень мало. Концерт. Нам понравился.

Вопрос: Нет разочарования в том, что не увидели?

Джон: Нет. Мы приехали сюда, чтобы выступать, а не смотреть, понимаете.

Пол: Хотя немного из этого увидели.

Вопрос: Если уши плотно заткнуть ватными тампонами, то шум уменьшится, так что этот шум…

Джон и Пол: Нет.

Джон: Мы к этому привыкли.

Джордж: Мы к этому невосприимчивы.

Вопрос: Это не нарушает вашу музыкальную слаженность?

Пол: Звучит хорошо.

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Как вы думаете, какой артист или музыкальная группа оказали на вашу музыку наибольшее влияние?

Джон: (шутливо) Ники Кафф (прим. — 9 июня 1957 года группа «Кворримен» играла на прослушивании для «Шоу открытий Кэрролла Левиса», где, в итоге, уступила первое место группе «Саннисайд Скиффл», главной особенностью которой было наличие в ее составе карлика Ники Каффа).

Пол: Ники Кафф, я бы сказал. Нет, э-э … Американские цветные группы, в основном. И ранний Элвис Пресли.

Джордж: На самом деле, Детройтское звучание.

Джон: На самом деле, да.

Джордж: На самом деле, да. Музыканты [лейбла] «Тамла-Мотаун» наши любимые. «Мириклз».

Джон: Нам нравится Марвин Гэй.

Джордж: «Импрешинз», Марвин Гэй.

Пол с Джорджем: Мэри Уэллс.

Джордж: «Экситерс».

Джон: Только названий с восемьдесят.

Ринго: Чак Джексон.

Вопрос: Сколько пластинок «Битлз» продано?

Ринго: Даже не знаю.

Джон и Джордж: Мы не знаем.

Джон: Говорят, что много.

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Вопрос: Какой сюжет фильма (Вечер трудного дня) вам нравится больше всего?

Джон и Ринго: Сюжет на поле.

Джордж: И сюжет в ванной. Мы смеялись, так ведь. Смешно. Мы смеялись, во всяком случае.

Вопрос: Леденцы «Джеллибинс» докучают вам на сцене?

«Битлз»: ДА!

Джон: Это ужасно.

Пол: Хуже, когда на самом деле это не леденец. Когда это… Как-то было что-то вроде того длинного серебряного штыря, который используется с килтом в Шотландии.

(смеется)

Пол: Он пролетел мимо со скоростью около двухсот миль в час. Пролетел рядом со мной.

Ринго: Очень опасный.

Вопрос: Это такая эмоциональная поддержка? Они бросают это ради вас или против вас?

Пол: Мне кажется, да.

Джон: А когда у них нет сладостей, они бросаются всё, что у них есть, а это больно.

Вопрос: Вы когда-нибудь бросали что-нибудь обратно?

Ринго и Джон: Нет.

Джон: Я думаю, один разок сделали.

Вопрос: Вы уже написали новый сценарий?

Джон: Нет. Я его не пишу. У меня времени остается только на то, чтобы заснуть.

Вопрос: Исключая время выступления на сцене, после того, как концерт заканчивается, вы общаетесь друг с другом или каждый занимается чем-то своим?

Джордж: Ну, мы не можем заниматься чем-то своим…

Вопрос: Или это как в фильме?

Джон: Как в фильме.

Ринго: Да.

Джордж: Мы всё делаем вместе, не так ли?

Пол: Особенно в турне, знаете ли.

(смех)

Пол: Это не было шуткой.

Джордж: (обращаясь к остальным) Ну, они выпимши.

Пол: Конечно, это была шутка. Хорошая шутка, чувак.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: С этими леденцами, как вы думаете, следует ли полиции выдворять из зала тех подростков, которые бросают…

«Битлз»: НЕТ!

Пол: Это глупо, знаете ли.

Джордж: Они просто должны забирать леденцы на входе.

Джон: Или просто их съедать.

Пол: Просто попросите их не бросаться ими. Вместо этого пусть бросают серпантин. У нас будет вечеринка.

Джон: Или воздушные шарики, или что-то легкое.

Вопрос: Как вы, ребята, реагируете каждый из вас, когда видите, как эти подростки плачут в состоянии истерии?

Джон: Я не знаю. Если ты на сцене, ты действительно думаешь о том, что играешь, понимаете.

Джордж: И это зависит от того, насколько яркий свет [в зале].

Джон: Иногда просто ничего не видно.

Джордж: Ну да.

Пол: Такая всеобщая реакция — это просто одно из проявлений лести. Просто приятно думать, что…

Джордж: Или раскрепощения.

Пол: Знаете, я не думаю, что они плачут, потому что несчастны. В любом случае, я надеюсь, что нет.

Вопрос: Парни, считаете ли вы себя одновременно и исполнителями, и романтическими кумирами?

«Битлз»: (смеются)

Джон: Мы всего лишь исполнители, знаете ли. Или крикуны, назовите как хотите.

Вопрос: Что вы думаете обо всех психологах, которые дают…

Джордж: А… вздор.

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: … все эти труднопроизносимые, заумные определения того, что всё это значит?

Джордж: Чепуха.

Джон: Им больше нечего делать, этим парням.

(смех)

Вопрос: Какими ещё вы обладаете талантами? Например, мы знаем, что вы поете, мы знаем музыку, мы знаем, что вы пишите, мы знаем, что вы фотографируете. Что ещё вы умеете?

Джон: Я рисую…

Джордж: Акробатика. Всякое разное.

Джон: …но паршиво.

Вопрос: А, я не расслышал, что вы сказали…

Джон: (насмешливым голосом) Ну, ты пропустил это! Ха-ха-ха-ха! (фыркает)

(смех)

Пол: (шутливо) О, он сегодня злобный.

Джордж: (смеется)

Вопрос: Если бы у вас был сын, возможно, у кого-то из вас…

Джон: У меня есть, у меня есть.

Пол: У него есть сын.

Джон: У меня есть такой.

Вопрос: … вы бы хотели, чтобы он стал Битлом когда вырастет?

Джон: Нет. Какой смысл. Когда он вырастет, все это станет неактуально.

Вопрос: Как долго, по-вашему, это продлится?

Джон: Понятия не имею.

Пол: Это, вероятно, не продлится так долго, правда?

Джон: Нет.

Джордж: Я имею в виду, ему сейчас 38!

(«Битлз» смеются)

 

 

 

 

Вопрос: Почему песня «Мир без любви» была отдана к Питеру и Гордону?

Джон: Потому что мы с Полом не были от неё в восторге, но они её услышали и хорошо спели. Поэтому мы её отдали им.

Вопрос: Они сделали отличную работу.

Джон: Они хороши, не так ли. К тому же, у них есть ещё одна новая.

Пол: Да, новая.

Джон: Купите её.

Пол: В ваших местных магазинах звукозаписи. «Я больше не желаю тебя видеть».

Дерек Тейлор: «Я больше не желаю тебя видеть», Питер и Гордон.

Пол: (шутливо) Это не рекламная уловка, между прочим.

Вопрос: Какая идея была в том, чтобы отрастить волосы такими длинными?

Пол: Это не было…

Джон: Мы всегда… Мы познакомились, когда уже каждый был с длинными волосами, не так ли?

Джордж: Да.

Пол: Ну, на самом деле они не были такими длинными, но они были длиннее, чем принято. Это не было какой-то идеей, что мы вдруг решили, знаете: «Ха-ха, это будет хитрая выдумка». На самом деле, мы даже не знали, что это был рекламный приём, пока кто-то не сказал нам об этом, понимаете. Нас продолжают спрашивать, знаете… Представители прессы спрашивают: «Что у вас с волосами?» «Да такие же как у всех, не так ли?» Мы были немного глупыми в те дни.

Вопрос: Кто самый главный конкурент для «Битлз»?

Джон: Элвис.

Пол: Софи Такер.

(смех)

Вопрос: Он всё ещё продает столько много пластинок?

Джон: Да, и у него всё хорошо. Знаете, он не лодырничает.

Вопрос: Наряду с «Битлз», какая из британских групп ваша любимая?

Джордж: «Энималз».

Джон и Ринго: «Стоунз».

Пол: И «Сёрчерз».

 

 

 

 

Вопрос: «Энималз» выступили в Нью-Йорке в зале «Парамоунт», и он был наполовину пуст.

Джон: Ну, видите ли, их пока никто не знает. Но узнают. Они хорошая группа.

Пол: Хорошая группа.

Вопрос: Когда у вас заканчиваются выступления, и вы, парни, возвращаетесь домой, вы слушаете альбомы?

Джон: Иногда. Не очень часто.

Вопрос: И что именно вы слушаете?

Джон: Рок-н-ролл.

Пол: Или тех, кого мы упоминали ранее, особенно тех, кто записывался здесь, в Детройте.

Вопрос: Но не Бэйси или Ширинг?

«Битлз»: Нет.

Джордж: У меня есть альбом Шеринга, но у вас должно быть хорошее настроение, чтобы его слушать.

Пол: Мы не очень большие поклонники джаза. Нам нравится понемногу всякой музыки.

Вопрос: Как насчет Джорджа Гершвина? Джерома Керна? Коула Портера?

Джон: Они хороши, знаете ли, но с ума по ним я не схожу.

(смех)

Пол: Они замечательные, знаете ли, но нам нравятся другие вещи.

Вопрос: У вас была возможность встретиться с Элвисом Пресли, и если да, то как он отреагировал на вас?

Джон: Мы с ним не встречались. Но хотели бы, понимаете.

Вопрос: Как насчет Манчини?

Джон: Генри Манчини? (прим. — американский дирижёр и кинокомпозитор)

Пол: Он великолепен!

Джордж: На самом деле, мы встретили его в ночном клубе в Лондоне, хотя, думаю, он этого не заметил.

Дерек Тейлор: Можно ли немного уменьшить шум? Можно ли мы немного снизить шум там сзади?

Вопрос: Я бы хотел задать вопрос Ринго. Правда ли, что вы заявили, что хотели бы стать диск-жокеем, если бы не были в «Битлз»?

Ринго: Хм, нет. Кто-то спросил: «Что ты собираешься делать, когда все закончится?», и я ответил: «Не знаю, но было бы здорово стать ди-джеем». И с тех пор я стал ди-джеем, об этом стали рассказывать, понимаете. И теперь постоянно будут писать: «Ринго уходит, чтобы стать ди-джеем», но это не так.

Вопрос: Ринго, ты помолвлен?

Ринго: Нет, я не помолвлен. Стоит только появиться с кем-нибудь, и брак разрушится, и нет никаких шансов.

Джон: (обращаясь к Ринго) У тебя нет шансов, да?

Вопрос: Как насчет тебя, Джон, когда все закончится… у тебя есть какие-нибудь планы?

Джон: Нет, знаете ли. Нет планов, нет. Зачем планировать?

Пол: Ну, знаете, единственное, что действительно звучит как план, — это то, что мы с Джоном, вероятно, будем писать песни. Но кроме этого, никто не строит никаких планов.

Вопрос: Парни, известно, что футбол в Европе — это большой спорт. У вас есть какой-нибудь любимый вид спорта в Америке, например, бейсбол или американский футбол?

Джон и Ринго: Нам ЛЮБОЙ спорт не нравится.

Пол: Очень неспортивные, на самом деле. Курение — это спорт.

Вопрос: Что вы думаете о группах «Пятерка Дэйва Кларка» и «Роллинг Стоунз»?

Ринго: Ну, «Роллинг Стоунз» — хорошая группа.

Джон: Мы только что говорили об этом. Нам нравится «Стоунз», понимаете. «Дэйв Кларк» тоже хорошая группа, но мы предпочитаем «Стоунз».

Вопрос: Джон, ты уже работаешь над новой книгой?

Джон: Да.

Вопрос: Да? Есть идеи, когда она выйдет?

Джон: О нет, знаете. (Смеясь) Выйдет, когда закончу.

Вопрос: Можете сравнить американское радио с британским?

Джордж: Их нельзя сравнивать, на самом деле, потому что в Англии есть «Би-Би-Си» и ещё пара коммерческих станций, которые находятся за пределами Британии… за пределами зоны. В Америке в каждом городе их около тридцати. Так что не сравнить.

Ринго: Здесь намного лучше.

Джон: Здесь намного веселее, на радио.

Пол: Более захватывающее, радио здесь.

 

 

 

 

Девочка на заднем плане — Нэнси Кейн.

 

 

 

 

Джордж Хантер берет интервью у Ринго.

 

Нэнси Кейн: «Об этой пресс-конференции я написала заметку для «Ассошейтед Пресс». Когда мы с отцом возвращались домой, то обнаружили, что плохо слышим. Мы всё ещё были немного оглохшими от кричащей толпы. Охранник сказал нам то же самое — он думал, что потерял слух. В течение ещё нескольких дней после этого в наших ушах оставался звон».

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «В Детройте после окончания концерта полицейские поднялись на сцену, и начали хватать часы и все остальное, что имело ценность, засовывая их в свои карманы».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «За выступления в двух концертах «Битлз» получили 60 000 долларов.

После выступления они покинули Детройт и направились в Мичиган. В конечно счете они пробыли в Детройте менее 24 часов».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «После окончания второго концерта мы сразу же умчались в аэропорт, чтобы вылететь в Торонто. Мы пробыли в Детройте всего 23 часа».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После отъезда радиостанция купила простыни из отеля «Уиттиер», после чего маленькие кусочки постельного белья продавались поклонникам».

 

 

 

Кусочки простыней (1 х 1 см каждый), на которых спали «Битлз», в 2009 г. были выставлены на аукцион за 400 долларов США.

 

 

 

 

 

 

 

 

Выступление в Чикаго в Международном Амфитеатре.

5 сентября 1964 г.

 

Боб Барри (диск жокей): «В субботу [5 сентября], перед тем, как группа уехала в Чикаго, я зашел к ним в отель. Я не знал, в каких комнатах они спали, если вообще спали. Я зашел, чтобы сфотографироваться с ними. Когда я поднялся на седьмой этаж, все четверо были в одной комнате. Там стояла кровать, которая была завалена едой, одеждой и прочим. Мне показалось, что у них тут был бой подушками. Мы хотели в этой комнате взять у них интервью и сделать несколько фотографии, но кто-то из их окружения сказал, что нам нужно перейти в другую свободную комнату, расположенную дальше по коридору. Мы могли сфотографироваться там, потому что в этой комнате у них был беспорядок».

 

 

 

С Бобом Барри.

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «На снимке я с Полом Маккартни в отеле, утром следующего дня после концерта».

 

Боб Льюис (фотограф): «Они получили массу подарков. Среди них были мягкие игрушки, ящики с шампанским, много тортов. Их было очень много. Никогда не видел ничего подобного. Группа попросила отправить все мягкие игрушки и подарки от поклонников в детскую больницу, но они оставили себе почту. А еще Ринго взял себе шампанское».

 

Боб Барри (диск жокей): «Когда мы фотографировались в соседней комнате, так как в их номере был беспорядок (настоящее стихийное бедствие с пустыми бутылками из-под кока-колы, недоеденной пищей, перьями из подушек, мятой одеждой и постельными принадлежностями, раскиданными по всей комнате), мой магнитофон с записанным интервью кто-то украл. Наш предельно драматичный репортер Рэймонд Э. Спенсер вышел в эфир вместе с генеральным директором и совладельцем радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай» Розой Бартелл, умоляя вора вернуть украденную вещь и пообещав, что радиостанция не будет возбуждать дело. Через час нам позвонила монахиня из монастыря Сестры Святого Франциска. Кто-то оставил магнитофон на скамье в часовне».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Перед тем, как они покинули Милуоки, Маккартни позвонил 14-летней девочке по имени Кристина Катлер, которая лежала в ​​больнице Святого Франциска. У неё был билет на концерт, но в последнюю минуту она не смогла пойти, потому что ей стало очень плохо. Один из врачей позвонил в журнал «Милуоки», чтобы попытаться организовать контакт с её любимыми «Битлз». Маккартни согласился позвонить ей и сделал это в субботу в 2.30 дня».

 

 

 

У Кристины Катлер было заболевание, которое врачи не смогли диагностировать. Ситуация с её здоровьем была настолько серьезной, что лечащий врач не был уверен в том, выживет она или умрет. Став взрослой, Кристина Катлер убеждена, что её болезнь была вызвана воздействием пестицида ДДТ.

Желая поддержать Кристину, её тетя связалась с газетой, которая обратилась к Полу Маккартни с просьбой позвонить девушке в больницу. Как сказал Ринго, обычно Пол звонил по телефону больным детям, находящимся в больнице. Персоналу сказали, что Пол позвонит около 14:15, но попросили не говорить об этом Кристине на случай, если что-то не получится. Так как телефонный коммутатор отеля был перегружен звонками поклонников, пытающихся поговорить с «Битлз», Полу было трудно дозвониться до больницы Святого Франциска. Дозвониться удалось только в 14:30.

 

Кристины Катлер: «Разговор длился всего около двух минут, и мне было очень трудно говорить, потому что болело горло. Пол спросил, как я себя чувствую, и я ответила, что хорошо. У Пола Маккартни был сильный английский акцент. Я спросила его, планируют ли «Битлз» ещё раз приехать в Милуоки, и он ответил: «Такие решения принимает наш менеджер». Прежде чем он закончил разговор, Пол сказал: «Ну, теперь я должен повесить трубку, понимаешь, но ты улыбнешься. Это главное, ты знаешь».

Мое самочувствие действительно улучшилось, и я считаю, что этот разговор помог мне поправиться, хотя бы немного.

Потом, когда история о разговоре с Полом появилась в газете, я стала получать множество писем от поклонников «Битлз» по всей стране, которые хотели стать моим другом по переписке.

Когда я покидала больницу, мне хотелось оставить этот телефон у себя. Больница позволила мне взять его домой, однако, когда наша семья переехала в другой дом, телефонная компания объявила этот телефон своей собственностью и не позволила нам оставить телефон у себя».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «После этого «Битлз» и сопровождающие их лица погрузились в четыре черных лимузина и в сопровождении десяти полицейских на мотоциклах были доставлены на Митчелл-Филд. Их визит в Милуоки продлился около 24 часов».

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда они отъезжали от отеля, Джеки Грэнди, чья фамилия тогда была Юнкер, удалось вскочить на крышку багажника лимузина».

 

Джеки Грэнди: «Я постучала в заднее стекло. Ринго оглянулся на меня и улыбнулся, а я упала и повредила ногу».

 

beatlesbible.com: «После того, как «Битлз» покинули отель, в их апартаменты вторглись фанаты и забрали всё, что имело отношение к пребыванию там группы».

 

Ринго: «Вокруг нашей четверки все время проис­ходила какая-то возня. То полиция, то театральный люд, то гостиничный персонал. У себя в номере мы уже считали себя в безопасности, но ведь существовали еще и служащие гостиницы, которым тоже подавай автографы. На их лицах было написано: а почему нет? Что вам стоит? Вы ведь работали сегодня каких-то полчаса. Но мы к этому времени преодолели не меньше 2000 миль после последнего получасового концерта, не говоря уж о том, что по крайней мере, две недели не ели и не спали по-человечески. Американская полиция досаждала нам не меньше — тоже требовала автографы. Однажды я застал одного полицейского, который шарил по нашим карманам».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джеки ДеШеннон: «Во время перелетов Битлы слонялись по самолету и болтали с остальными сопровождающими их лицами. Однажды Джордж сел рядом со мной с гитарой в руках и спросил, могу ли я показать ему, как играть рифф моей песни «Когда ты входишь в комнату» (When You Walk In The Room). «Как ты это делаешь?» — спросил он. Конечно же, я совершенно забыла, как играть, но в конце концов я начала, и мы сыграли её вместе».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Самолет прибыл в редко используемый аэропорт «Мидуэй» с часовым опозданием, где их ждали более 5 000 поклонников».

 

 

 

Аэропорт «Мидуэй», 1964 г.

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Сан-Таймс» поместила на первую страницу «Битлз», прибывших в Чикаго в сентябре 1964 года. Девушка с темными волосами — Лия Полк.

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Важно отметить, как быстро распространилась Битломания. В январе 1964 года редакция чикагской «Трибьюн» поведала читателям о неизвестной группе из Ливерпуля, которая была там в моде. Всего через несколько дней сингл с песней «Я хочу держать тебя за руку» поднялся на 45-е место в чартах. В феврале они появились на Шоу Эда Салливана, а к апрелю пять песен «Битлз» заняли верхние позиции. В августе в кинотеатрах начался показ фильма «Вечер трудного дня». Всего за несколько месяцев они стали мировой сенсацией. Их концертный тур сопровождался сообщениями о беспорядках и травмах. Поэтому неудивительно, что за несколько дней до выступления «Битлз» в Международном амфитеатре , Чикаго был в состоянии нервного возбуждения. Городские власти с мрачными лицами совещались по поводу предстоящего вторжения. Начальник полиции, отвечающий за специальную оперативную группу, сказал мэру: «Не волнуйтесь, мистер мэр. Мы бывали в трудных положениях и раньше. Мы справимся с «Битлз» точно так же, как справлялись с любой другой чрезвычайной ситуацией».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группу посадили в длинный черный лимузин и отвезли в отель «Стокярдз», расположенном в одном комплексе зданий с амфитеатром».

 

Джордж: «Помню, мы направились в Чикаго. Там в чёрных кварталах были беспорядки, и когда мы проезжали мимо, напряжённые полицейские пытались быть расторопными и казаться крутыми. Они регулировали дорожное движение, не держась за рули, и падали со своих мотоциклов. Один ехал вперёд к следующему перекрёстку, останавливал движение, затем другой ехал вперёд и так далее. Эти парни так рисовались, ехали на своих внушительных «Харлеях», у каждого обе руки были вытянуты вверх, громкий свисток во рту, солнцезащитные очки. Когда они тормозили, то их бросало вперёд на своих мотоциклах. Они были похожи на безумцев».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Возле отеля толпа были настолько плотной, что группе пришлось войти в здание через помещение кухни».

 

 

 

 

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго Сан-Таймс», 6 сентября 1964): «Ещё в пятницу вечером в отеле появилась группа из четырех девушек с постельными принадлежностями и объявила, что они собираются разбить лагерь, пока не появятся «Битлз». Они были выдворены. Подростки со всей страны звонили в отель «Стокярдз», чтобы забронировать номер. Им всем было отказано».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Чикаго был запланирован гражданский прием, на котором ожидалось 100 000 человек, но директор по специальным мероприятиям полковник Джек Рейли его отменил, заявив, что у него недостаточно полиции, чтобы она занималась охраной «группы певцов». Пол прокомментировал это так: «Придётся нам снова воходить через заднюю дверь, и у поклонников не будет возможности увидеть нас или нам увидеть их. Это чертовски большая тагомотина».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Вечер. Отель «Стокярдз». Днем «Битлз» прибыли в аэропорт «Мидуэй». Они должны были прибыть в аэропорт «О’Хара», но городские власти тайно изменили место посадки, пытаясь избавиться от толпы битломанов. Однако местный специалист по общественным коммуникациям слил информацию, приведя в бешенство представителя мэрии полковника Джека Рейли, который обвинил окружение «Битлз» в разглашении места прибытия, назвав это «дешевым рекламным трюком». В отеле «Стокярдз», в котором разместились «Битлз» Ларри Кейн взял интервью у Джона Леннона и Дерека Тейлора, в котором они прокомментировали эту ситуацию. В интервью каждый из них настаивает на том, что «Битлз» стараются изо всех сил увидеть своих поклоннитков, но им часто мешает чрезмерная опека охраны».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «К одному репортеру трижды подходили молодые девушки и просили провести их на пресс-конференцию «Битлз». За услугу ему предложили деньги».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Пресс-конференция проходила в верхнем бальном зале отеля «Стокярдз» с участием 150 представителей прессы, радио и телевидения».

 

 

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Президент компании «Людвиг» с дочерью принесли на пресс-конференцию позолоченный барабан и вручили его Ринго Старру».

 

Гэри Астридж (ringosbeatlekits.com): «5 сентября 1964 года компания «Людвиг» подарила Ринго Старру малый барабан, покрытый золотом. Всего было изготовлено пять позолоченных малых барабанов, которые были вручены самым выдающимся музыкантам. В этот список вошли Ринго Старр, чикагский перкуссионист Бобби Кристиан, ударник Дэйва Брубека Джо Морелло, ударник чикагского симфонического оркестра Дик Шори (прим. – в 1964 директор по маркетингу компании «Людвиг»), а также Джордж Габер из Университета Индианы, который был первым перкуссионистом многих известных дирижеров. На каждом барабане на маленькой позолоченной табличке было выгравировано имя получателя. Барабаны имели медный корпус, покрытый золотом».

 

 

 

Дик Шори, Ринго Старр и Уильям Ф. Людвиг-младший.

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «5 сентября «Битлз» прибыли в Чикаго чтобы выступить в Международном амфитеатре. Чикаго также был домом для компании «Людвиг», производившей барабаны. Уильям Людвиг-младший, в то время владелец и президент компании, решил, что они должны каким-то образом почтить группу. Он вспомнил, что в свое время его отец изготовил позолоченный барабан для кинозвезды вестернов Тома Микса. «Мы откопали его в наших архивах, и вот он, — вспоминает Людвиг, — гравировка и всё такое. Поэтому я сказал, давайте сделаем то же самое для Ринго, только мы будем использовать золото в 14 каратов. Все его составные части были отправлены ювелиру, корпус и всё остальное».

Людвиг знал, что группа не хочет приезжать на завод, потому что фанаты об этом узнают и обязательно появятся на таком мероприятии. Глава компании уже заметил, что когда эта новость распространилась, то возле завода начали парковаться машины. «Поклонники узнали об этом от кого-то из наших сотрудников, которые разболтали о золотом барабане», — сказал Людвиг».

 

Уильям Ф. Людвиг младший (президент компании «Людвиг»): «Я стал обходить одну машину за другой объясняя, что я вручу барабан Ринго в Амфитеатре во время пресс-конференции. У меня были пропуска на пресс-конференцию, но мне не верили. Они оставались там всю ночь и весь день».

 

Гэри Астридж (ringosbeatlekits.com): «Золотой барабан был, конечно, щедрым, но разумным подарком для такого авторитетного барабанщика, как Ринго. Возможно, он был подарен Ринго с целью сэкономить деньги. Я слышал одну историю, что Людвиг [младший] узнал, что менеджер «Битлз» Брайен Эпстайн хотел заключить рекламный контаркт после того, когда Ринго решил оставить логотип «Людвиг» на басовом барабане, что для компании было без сомнения выгодно. Но вместо того, чтобы обсуждать рекламный контаркт, они решили подарить позолоченный малый барабан в качестве благодарности.

В этом слухе есть доля правды. В книге «Людвиг» Роб Кук пишет, что Бадди Рич (прим. – известный джазовый музыкант-ударник) договорился о вознаграждении в размере 50 000 долларов. Ринго же никогда этот вопрос не поднимал. Кук пишет: «Мистер Людвиг боялся даже думать о том, какой гонорар может попросить Ринго».

Но согласно автобиографическим воспоминаниям Людвига-младшего и [директора по маркетингу компании «Людвиг»] Дика Шори, золотой барабан был задуман как подарок, а не как средство избежать рекламный контракт».

 

Уильям Ф. Людвиг младший (президент компании «Людвиг»): «Этот барабан вручается Ринго в знак признания его всемирной популярности. Я не знаю ни одного ударника, который был бы более известен и знаменит, чем ты, Ринго Старр. Миллионы поклонников во всем мире гордятся тобой и остальными участниками знаменитой группы «Битлз» за ваши многочисленные записи, фильмы и концерты. От имени руководства и сотрудников компании «Людвиг» я хотел бы выразить нашу признательность тебе за выбор наших инструментов и ту огромную роль, которую вы имеете сейчас в музыкальном мире».

 

 

 

На снимке «Битлз» в компании Уильяма Ф. Людвига, его дочери Брук, и Дика Шори.

 

 

 

 

 

Гэри Астридж (ringosbeatlekits.com): «Эти фотографии были сделаны в тот момент, когда Ринго получил подарок, а потом позолоченный барабан на долгое время исчез из поля зрения. Или, по крайней мере, так казалось. Хотя «Битлз» в то время были одними из самых фотографируемых людей на планете, этот золотой барабан больше не появился ни на одной фотографии».

 

Уильям Ф. Людвиг младший (президент компании «Людвиг»): «Мы не знали, что было дальше с этим барабаном. Последнее, что я видел в 1964 году — это когда полицейский вышел из пресс-конференции с барабаном под мышкой. Я ещё подумал, что это конец.

У меня так и не получилось поговорить с ними, потому что когда дело касалось «Битлз», то это всегда была толкотня и суматоха. Я только произнес короткую речь. Там за нами уже выстроилась целая очередь из тех, кто хотел сфотографироватья с «Битлз». Нам тоже пришлось стоять в этой очереди, как скотине во время перегона. Я ни разу не видел их во время выступления, потому что не смог попасть на их концерт.

Но у Ринго все ещё есть этот барабан. Я убедился в этом несколько лет спустя, когда он приезжал в Чикаго. Во время саундчека я спросил у него: «Ну что, Ринго, у тебя все ещё есть этот барабан?» Он ответил: «Да, есть. У него замечательное звучание. Он находится в моем поместье в Эссексе».

 

 

 

 

 

На снимке 16-летняя Марти Эдвардс – президент чикагского клуба поклонников «Битлз», вручает памятную дощечку.

 

Марти Эдвардс (президент чикагского клуба поклонников «Битлз»): «Когда я впервые увидела их на шоу Эда Салливана, то была под таким впечатлением, что сказала маме следующее: «Я собираюсь встретиться с ними». Конечно, моя мама сказала, что я не смогу встретиться с ними лично, но я была полна решимости. Я была уверена, что смогу это сделать».

Вскоре после этого мне удалось организовать клуб поклонников «Битлз» в Чикаго. Мы смогли собрать более тысячи поклонников. И это было в то время, когда не было социальных сетей. Мы сами были пропагандистской силой, создав сеть из людей, которые были поклонниками группы. Благодаря этому я и клуб получили возможность лично встретиться с «Битлз», когда они появились в Международном амфитеатре в Чикаго. Члены нашего клуба поклонников и я лично смогли посетить пресс-конференцию.

Когда долгожданный день 5 сентября 1964 года наконец наступил, мы смогли припарковаться прямо возле отеля, расположенного на северной стороне комплекса, а амфитеатр был на южной стороне. Сначала мы были озадачены тем, что нам делать дальше, так как до начала концерта было ещё много времени. Так как компания «Эрмор» проводила много встреч и мероприятий в этом отеле, мой папа был знаком с планировкой здания. Он предложил пройти внутрь, сесть, выпить колы и подождать.

Парень, сидевший рядом с нашими папами в баре, был не кто иной, как Дерек Тейлор, пресс-агент «Битлз». Я была ошеломлена и оцепенела. Что нам делать? И тогда мы решили: «Пойдем, расскажем ему о нашей памятной дощечке!»

Ян, Линда и я вскочили так быстро, что опрокинули стул. Мы подошли к мистеру Тейлору, и заговорили все одновременно. «Не частите. Как вы, девочки, прошли в бар?», — спросил мистер Тейлор. Мой папа объяснил, что я его дочь, и у нас многочисленный клуб поклонников «Битлз». Как можно быстрее мы рассказали мистеру Тейлору о нашем клубе и о наших планах подарить им памятную дощечку. Мы рассказали ему, как усердно мы над ней работали, но он нас прервал и сказал, что хотел бы её увидеть.

Когда он на неё посмотрел, то сказал, что она прекрасна, и спросил, почему мы не подарили её «мальчикам»? «Мы, правда, можем?» — закричали мы. Он взял лист бумаги с логотипом отеля «Стокярдз» и написал записку: «Пожалуйста, позвольте этим девочкам пройти на пресс-конференцию. Они – клуб поклонников». Затем он написал свое имя — Дерек Тейлор. Мы все завопили от радости и благодарили его снова и снова. «Увидимся наверху», — сказал он.

Мы выстроились в указанном месте возле лестницы. Сотрудники Энди Фрейна пытались пропускать наверх по несколько человек разом. Это был такой сумасшедший дом, что я испугалась, что нас затопчут. Мы трое выстроились в очередь, держа в руках памятную дощечку, а три наших папы стояли позади нас. Когда мы подошли к сотруднику Энди Фрейна, я крепко держала записку от Дерека.

Вы можете подумать, что девочки-подростки, которые вот-вот встретятся с «Битлз», будут беспокоиться о том, как они выглядят. Но я не думала ни о своем макияже, ни о волосах. Как, впрочем, и Ян с Линдой. Мы были просто ошеломлены тем, что присутствуем на пресс-конференции. Мы смотрели друг на друга и улыбались. Может ли это быть на самом деле, или мы грезим наяву?

Дерек Тейлор поднялся на возвышение. На платформе стоял стол с четырьмя стульями и множеством микрофонов. Он обратился к прессе и сказал, что будет несколько презентаций, после чего «Битлз» будут рады ответить на вопросы. Битлы вошли в комнату с противоположной стороны от нашего стола. Все встали, чтобы начать фотографировать, и бросились в ту сторону комнаты. Когда мы пробрались ближе к ним, они уже разговаривали с поклонниками и прессой. Я видела каждого из них, но не могла найти в толпе Ринго. Помню, как спрашивала у Ян, где, черт возьми, Ринго. Парень, стоящий прямо передо мной, повернулся ко мне и произнес: «Вот я, дорогая». Это был Ринго! Он стоял прямо передо мной, и я чуть не потеряла сознание!

Всех попросили занять свои места. Мы подошли к столу, за который мистер Тейлор велел нам сесть. Тогда я поняла, что мне нечего сказать. Что я скажу? Я попросила Ян и Линду помочь мне быстро что-нибудь придумать.

Началось действие, но я не могла сосредоточиться на происходящем. Я просто смотрела на «Битлз» и пыталась придумать, что я скажу. Кто-то подарил Ринго золотой барабан. Кто-то дал им рисунок углём — обложку их альбома «Встречайте Битлз» (Meet The Beatles). Я подумала, что тоже должна была нарисовать им рисунок. Я начала что-то говорить Линде и заметила, что Джордж смотрит прямо на нас. Знаю, что он не мог нас разглядеть, но уверена, что я разрумянилась всеми оттенками красного. Тогда я сказал себе, что сейчас не время стесняться.

Мистер Тейлор кивнул нам, чтобы мы подошли к платформе. Мы стояли справа и позади платформы. Я была в глубокой задумчивости относительно того, что мне сказать, когда я буду дарить им мемориальную доску. Я вышла из транса, когда Джон Леннон повернулся к нам, сделал сумасшедшее лицо и взмахнул рукой за спиной.

Дерек Тейлор наклонился ко мне и сказал, что через мгновение он представит нас. Он наклонился к микрофону на столе и сказал, что сейчас три участника клуба поклонников «Битлз» подарят группе почетную мемориальную доску. Внезапно мои колени стали такими слабыми и неустойчивыми, что я совсем не чувствовала своих ног. Мемориальная доска в моих руках весила тонну. Смогу ли я подняться на платформу, не упав? Я чувствовала, что хочу бросить мемориальную доску. Когда мы вышли на сцену, Ян и Линда были слева и справа от меня, и мы оказались лицом к лицу с Джоном и Ринго».

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «После презентаций «Битлз» провели 20-минутную пресс-конференцию».

 

 

 

 

 

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «На пресс-конференции, проходившей в отеле «Стокярдз» перед их выступлением, уровень вопросов был примерно таким, каким и можно было ожидать. Ринго Старр предположил, что следующим президентом будет Линдон Джонсон. Джон Леннон объяснил, что он сушит волосы дольше, потому что они длинные. Пол Маккартни сказал, что он с нетерпением ждет встречи с бандитами Чикаго, с их широкополыми шляпами и широкими галстуками».

 

Пол: Это было вчера, мы слышали об этом. Хмм, мы слышали, что мы должны были приземлиться в секретном месте на аэродроме. Не уверен, произошло это сегодня или нет. Это было? Это было сегодня секретное место?

Джон: Оно отличалось от того, где мы должны были приземлиться, но, к счастью, кто-то узнал, знаете, так что кто-то нас увидел.

Пол: Да. Единственное, знаете ли, если мы приедем под покровом тайны…

Ринго: (говоря о репортере) Не думаю, что он это понимает, понимаете. Он отвернулся. Какие-нибудь из этих микрофонов подключены к громкоговорителям? Тогда можно ему сказать.

Пол: (смеется) Если мы приедем тайком и будут люди, которые увидят нас в другом месте …

Репортер: (грубо) Вы можете отвечать ВСЕ?

Джон: Да, но мы не можем говорить все одновременно, не так ли? И когда он отвечает на вопрос, какой смысл в том, чтобы мы все вмешивались?

Пол: Верно.

Джон: Потому что тебе трудно его понять.

Вопрос: Ваше впечатление от панорамы Чикаго?

Джон: О, да. Хорошее.

Вопрос: И все?

Джон: Ну, он выглядит как любой другой, знаете ли.

Вопрос: Мы думали, что он выглядит довольно особенно.

Джон: Ну, хорошо… все люди… знаете… Всем нравится свой родной город, не так ли?

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Во время пресс-конференции ощущалась напряженность, и Джон выглядел особенно раздраженным. Когда один из репортеров спросил о том, как им показался Чикаго с высоты, Джон ответил, что понравился, но также, как и любой другой город. Ответ не устроил репортера, который заявил, что Чикаго особенный город, на что Джон парировал: «Всем нравится свой родной город».

 

 

 

 

Вопрос: Вы в этом турне уже довольно давно в Америке, и я уверен, что вы много узнали. Если бы у вас была возможность повторить это, и есть вероятность, что вы это планируете, то что бы вы изменили?

Джон: Ну, мы, наверное, просто поехали бы в другие города — не поехали бы в те места, в которых мы уже были.

Вопрос: Довольны ли вы мерами безопасности? Довольны ли вы достигнутыми договоренностями?

Пол: Да.

Джон: Да, всё было довольно хорошо, за исключением тех случаев, когда мы не видели поклонников.

Вопрос: Вы говорите, что это не по вашей вине.

Джон: Это никогда… мы никогда ничего не организовываем. Единственное, о чем мы договариваемся, это то, какие песни мы будем петь.

Вопрос: Чья это вина?

Джон: Не знаю. Это могут быть… это разные люди. Наполовину это полиция, наполовину… не знаю, понимаете. Всегда есть кто-то, кто что-то делает.

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Джон заявил, что замена аэропорта произошла не по их вине, и с видимой неохотой возложил вину на полицию (с неохотой, потому что, в конце концов, они нуждались в защите), утверждая, что «всегда есть кто-то, кто что-то делает».

 

 

 

 

 

Вопрос: Вы не задумывались, что это сделано для вашего блага?

Пол: Видите ли, если кто-нибудь думает…

Ринго: Они думают, что это так.

Джон: Они думают, что это так, но это не так. В конце концов, это вредит нам всем, потому что бедные поклонники, которые были там в течение двенадцати часов, думают: «Почему они не вышли к нам?»

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Пол пожаловался на то, как выглядел репортаж телевизионных новостей в Милуоки в прошлый вечер, который создавал впечатление, что они не хотели участвовать в жизни своих поклонников».

 

 

 

 

Пол: Видите ли, худшее с нашей точки зрения, это то, что, получается, мы тоже это сделали. И, э-э… вчера вечером я смотрел телевизор, и в новостях они просто показали поклонников, которые разочарованы. И ничего не сказали о том, кто виноват. Сказали просто: «Комиссар полиции сказал то-то и то-то, и что «Битлз» ХОТЯТ приземлиться там». И больше ничего не сказали. Это действительно прозвучало так, как будто мы сказали: «Пожалуйста, не позволяйте нам оказаться среди всех этих фанатов. Мы их ненавидим». А это совершенно не соответствует действительности, понимаете. Мы точно просили встретиться с ними или, по крайней мере, проехать мимо них, а нам сказали: «Нет».

Вопрос: Многие из девушек беспокоятся о горле Джона. Как оно сегодня?

Джон: Ну, получше, чем вчера. Не на девяносто процентов, но…

Вопрос: Вы, парни, задумывались над тем, что вы будете делать, если этот пузырь, так сказать, лрпнет?

(Пол и Джордж смеются)

Джон: Ну, мы хорошо проведем время.

Джордж: Мы никогда не строим планы на будущее.

Вопрос: Как насчет вашего выхода на пенсию или участия в крупном бизнесе…

Джон: Мы сами уже большой бизнес, поэтому нам не нужно приобретать ещё один.

Вопрос: Ну, я говорю о том, если ваш бизнес немного ослабнет.

Джордж: Мы начнем планировать, когда он начнет угасать, но сейчас мы просто позволяем ему продолжаться так, как есть.

Пол: В любом случае, да. Мы никогда не строили планы ни на что, поэтому нет никакой реальной причины строить планы сейчас.

Вопрос: Ну, в вашем конкретном случае, вы думаете, что будете заниматься сочинением песен как бизнесом?

Пол: Я должен представить, что мы с Джоном…

Джон: Да, это так. Мы с Полом зарабатываем больше на написании песен, чем на всем остальном. Так что, возможно, мы просто это продолжим.

Вопрос: Что вы делаете со всеми своими деньгами?

Джон: Кладем в банк… или бухгалтер об этом заботится. У нас есть люди, которые могут об этом позаботиться.

Вопрос: Вы собираетесь просто хранить их на счету?

Джон: Ну, я не знаю.

Пол: Нет.

Джон: Он с этим жульничает. Это его работа.

(смех)

Джордж: И вообще, по закону они не наши до тех пор, пока мы не заплатим налог. Поэтому деньги должны оставаться у бухгалтера, пока он не заплатит налог.

Пол: На данный момент их довольно сложно потратить, знаете ли. Каждый из нас расходует около ста пятидесяти долларов.

Джон и Пол: И еще и остается.

Пол: Я не потратил ни пенса, ни цента.

Вопрос: Сегодня писали, что среди ваших поклонников Служба внутренних доходов.

«Битлз»: (смеются)

Вопрос: Они должны следовать за вами. Вы их где-нибудь замечали?

Джон: Не видел никого из них. Нет.

(смех)

Пол: Теперь, учти, ты должен заплатить. Но ммм…

Вопрос: Что вы думаете об американских девушках по сравнению с британскими?

Джордж. Они одинаковые, только говорят на иностранном языке. Я имею в виду, с другим акцентом.

Пол: Они все хороши, знаете ли.

Джордж: Они везде одинаковы, не так ли. Они просто говорят по-другому.

Вопрос: По мнению многих девушек, вы больше предпочитаете знаменитых женщин, чем обычных девушек.

Джон: Мы впервые это слышим. Я хочу сказать, ты это придумал сам, или кто-то так говорит?

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Другой репортер невинным тоном спросил о том, что некоторые поклонники считают, что группа предпочитает знаменитых подружек, на что Джон резко ответил: «Мы впервые об этом слышим. Я имею в виду, что это вы сами придумали, или кто-то сказал об этом?»

 

 

 

 

Вопрос: Нет, я слышал это и раньше.

Пол: Ну, Джон женат не на знаменитости, так что вот так.

Вопрос: Вы встречались с американскими девушками с тех пор, как находитесь здесь?

Пол: Да.

Ринго: Пару раз.

Пол: Да, я имею в виду… знаете, встречались с ними, но…

Джордж: На самом деле не смогли, знаете. В этом турне у нас мало времени, понимаете, чтобы делать ещё что-то, кроме как приезжать на новое место и выступать.

Джон: Я даже не увидел каких-нибудь знаменитых девушек. А ты?

Джордж: Нет, не видел.

Вопрос: Скажите нам, почему, по-вашему, вы так популярны?

Джон: Мы не думаем об этом. Нас постоянно об этом спрашивают, знаете… спрашивают об этом каждый день, но у нас нет ответа.

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Кто-то ещё спросил, почему они так популярны, и Джон начал произносить свою обычную шутку о том, что если бы они знали, то собрали бы другую группу и стали бы её менеджерами», но он даже не удосужился закончить своё предложение, дав понять, что сыт этим по горло».

 

Вопрос: Вы хотите поехать в Советский Союз на гастроли?

Джордж: Нет, я не хочу.

Вопрос: Куда бы вы хотели приехать, где вы еще не были?

Джон: Домой.

(смех)

Вопрос: Вам не нравится в США?

Джон: Я имею в виду, что мы не были дома несколько месяцев, поэтому, когда вы спрашиваете: «Куда мы хотим поехать?», то мы хотели бы поехать домой.

Пол: Но, видите, вы пытаетесь подсказать нам ответ. Нам нравится в США, я имею в виду…

Джордж: Нас бы здесь не было…

Пол: Нас бы здесь не было, если бы мы не хотели. Мы были здесь однажды, нам понравилось, и мы вернулись. Это отличное место, знаете, но, естественно, по дому скучаешь. Если бы вы были долгое время пробыли в Англии…

Джон: Может он не будет!

Пол: … может быть, вы бы не скучали.

Вопрос: Согласны вы с тем, что та музыка, которую вы исполняете, возникла здесь, стала популярной там, и, следовательно, вы снова сделали её популярной здесь?

Пол: Да.

Джон: Единственная разница в том, что мы пишем это сейчас. Это та же музыка.

Вопрос: У вас, ребята, нет ощущения того, что американские мальчики могут немного к вам ревновать?

Джордж: Американские мальчики?

Джон: Ты имеешь в виду мальчиков-подростков или…

Вопрос: Поклонников.

Джон: Нет, я имею в виду, что они нас покупают.

Пол: Не из тех, кого мы встречали, во всяком случае, понимаете. Нет.

Джон: Многие из них в аэропортах машут руками и всё такое.

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Во время пресс-конференции Ринго Старр высоко оценил работу полиции. На вопрос: «Как вы думаете, что произойдет с вами, если полиция вас не защитит?» он ответил: «Я думаю, что они нас убьют». Говоря это, он улыбался, но было понятно, что именно это он имел в виду».

 

 

 

С промоутером Рэйем Колихеном. В апреле 1964 года у промоутера «Большого Реджи» (он же Рэй Колихен) была возможность организовать выступление «Битлз» в зале «Дэнсленд», но он отказался.

 

Рэй Колихен (промоутер): «Я не думал тогда, что они смогут в августе собрать толпу! В сентябре я осознал свою ошибку и прилетел в Чикаго, чтобы попытаться договориться с ними о выступлении на стадионе в Миннесоте (прим. – он организует выступление «Битлз» в Миннесоте 21 августа 1965 года)».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Решив, что пресс-конференцию пора заканчивать, Дерек сделал соответствующее заявление. Какой-то журналист спросил его имя, и Пол ответил за него: «Дерек Тейлор», а Джон саркастически добавил: «Он — наш двадцатый пресс-агент».

 

 

 

Вид на Международный Амфитеатр. Слева в кадре отель «Стокярдз», примыкающий к зданию амфитеатра. Фото 1968 года.

 

Джошуа М.Грин (автор книги «Здесь восходит солнце»): «Сестра Джорджа Луиза вспоминала вечер в Чикаго, когда полиция выталкивала группу через окно их гостиничного номера: это был единственно возможный безопасный способ выбраться из гостиницы и попасть в концертный зал, находившийся буквально по соседству. Когда Джордж шагнул из окна на пожарную лестницу, он оглянулся на нее».

 

Луиза: «Его глаза напо­минали глаза лани, смотревшей прямо в дуло ружья».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в Чикаго в Международном Амфитеатре».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Толпа начала собираться возле амфитеатра около шести часов утра».

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Не было никаких сведений, что концерт начнется до 8:30 вечера, но уже на рассвете у дверей амфитеатра выстроились сотни молодых поклонниц «Битлз». Они оставались там до тех пор, пока двери не открылись и им разрешили войти».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Многие из поклонников переплатили спекулянтам за билеты, а некоторые из них купили подделки. Около дюжины таких подделок былообнаружено у входа».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Местные полицейские заявили, что одна девушка, которая не смогла купить билет на концерт «Битлз», сказала, что покончит жизнь самоубийством, если не увидит своих кумиров».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Чикаго был готов к встрече с «Битлз». Организация Энди Фрейна, занимавшаяся организацией этого концерта, накануне вечером отправила в Милуоки десять своих сотрудников на концерт «Битлз», чтобы изучить поведение поклонников группы. Вокруг зрительного зала дежурили 320 чикагских полицейских. Один из них, патрульный Энтони Дизонн, вспомнил концерты во времена Фрэнка Синатры. «Это что-то вроде Синатры, умноженного на 50 или 100», — сказал он. – «Эти «Битлз» зарабатывают около пятидесяти миллионов долларов в год, а им даже не нужно подстригать свои волосы в этой стране».

На входе всех зрителей досматривали, и все плакаты большого размера забирали, так как они могли закрывать обзор другим».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Капитан полиции Роберт Лински подсчитал, что к началу концерта внутри амфитеатра находилось 15 000 человек, а ещё 4 000 оставались снаружи».

 

 

 

 

Марти Эдвардс (президент чикагского клуба поклонников «Битлз»): «Помню, что не испытывала особых эмоций, пока не начался концерт. Все эти крики и их интенсивность меня просто ошеломили. Помню, как подумала, что буквально несколько минут назад я только что встретилась с ними лично. Тем не менее, все эти эмоции, толпа и напряженность просто увлекли меня за собой и во время концерта я плакала и кричала».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Сохранилась видеозапись выступления, цветная 16 мм пленка без звука. В кадр попали поклонники, находящиеся вне пределов концертного зала и «Битлз», выходящие на сцену. Они играли стандартную программу».

 

 

 

 

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Во время концерта была только одна пострадавшая. Неизвестная молодая девушка получила тычок в глаза во время того безумия, которое охватило публику, когда появились «Битлз».

Четверо молодых британцев — Джон Леннон, Ринго Старр, Пол Маккартни и Джордж Харрисон были последними выступающими в этом двухчасовом рок-н-ролльном шоу, но для их поклонников они были единственными. Живые боги битломании выскочили на сцену, и верующие вскочили с мест и забились в экстазе.

Битлы были одеты в узкие брюки, остроконечные туфли и у них были одни из самых своеобразных стрижек в городе. Их не было слышно за рёвом аудитории. На расстоянии 12 метров от сцены было невозможно различить что-нибудь, кроме громких звуков электрогитар».

 

 

 

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Всё, что вы слышали о влиянии Битлз на подростков, правда. Когда они появляются, начинается сумятица. Подростки и даже взрослые приходят в неконтролируемое состояние. Этому можно дать объяснение?

Они выходят на сцену в таком месте, как Международный Амфитеатр, и все сходят с ума. Молодые девушки вскакивают на ноги и начинают махать руками и кричать. Они продолжают кричать всё время, пока «Битлз» с их тяжелым гитарным битом не закончат свою песню.

Что происходит дальше? Они начинают кричать снова и снова. Никто ничего не слышит. Любой из присутствующих, кто хоть немного благоразумен, вынужден закрывать свои уши руками. Вот какой громкости и резкости этот звук».

 

 

 

 

 

 

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «На концерте был форменный бедлам. Это был больше, чем бедлам. Это была самая громкая вещь с тех пор, как Кейси Джонс врезался в тот товарный поезд (прим. — Кейси Джонс — легендарный машинист и герой американского фольклора, погибший в 1900 году во время крушения поезда)».

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Хотя на входе у зрителей конфисковывались даже леденцы и прочие предметы, которые поклонники обычно бросают на сцену, несмотря на это, Полу попали в лицо лампочкой от фотовспышки».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Поклонники, выражая свою преданность группе, забросали сцену всем тем, что было под рукой: лампочки от фотовспышек, леденцы и пара плюшевых мишек. Маккартни получил ударил по лицу отработанной фотовспышкой, но едва ли это отразилось на том, что он играл. Это все равно не могло быть услышано».

 

Пол: «Однажды в меня попали лампочкй от фотовспышки. Она ударила мне прямо в глаз, и он заплыл. В Чикаго на сцену бросали всякую всячину: какую-то лилово-желтую мягкую игрушку, красный резиновый мяч и скакалку. Мне пришлось отбить летевшую в меня пачку сигарет Винстон».

 

Джон: «Ты чувствуешь удар по голове, оглядываешься и видишь ботинок. И тогда все решают: «Ага! Вот что привлекает их внимание — ботинки! Если запустить им в голову ботинком, они обязательно посмотрят в мою сторону». Я всегда оглядывал сцену и просил о том же Мэла. После концерта он собирал все брошенные ботинки, пока не налетали уборщики и прочие любители тащить все, что может пригодиться».

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «В Чикаго, в амфитеатре, построенном на месте старых скотных дворов, кто-то с балкона бросил на сцену огромный кусок сырого мяса, который чуть не попал в Пола Маккартни. Бросивший его просто промахнулся на несколько сантиметров».

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во время концерта поклонники как обычно бросали на сцену леденцы, но один из них бросил кусок сырого мяса для стейка, который упал рядом с Ринго. Может быть дело в скотном дворе?».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Во время концерта девочки на балконах опасно свешивались вниз. 170 взмокших работников арены, следящих за порядком в зале и приданных в дополнение к 320 полицейским, пожарным, частным охранникам и разным другим сотрудникам, старались удержать девушек на своих местах, чтобы они не упали с балконов».

 

Джон: «Больше всего нам доставалось от людей, пытающихся защитить нас, — они все время попадались нам под ноги, вечно хватали нас и толкали. Мы были в ужасе, когда они (поклонники) забирались на сцену. Одна из фанаток бросилась к Джорджу, и я услышал, как он начал откровенно лажать. Он пытался продолжать играть, а девушка висела у него на шее! Но интересно, что сам я на сцене всегда чувствовал себя в безопасности, даже когда прорывали оцепление. Я чувствовал себя так, будто во время выступления со мной никогда ничего не случится».

 

 

 

 

 

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Концерт длился 2 часа. В течение первых 90 минут выступали музыканты, которых раньше никогда не слышали в национальном кругу. «Битлз» провели на сцене 30 минут. Говорят, что им заплатили 30 000 долларов. Мы не можем завидовать их деньгам, если у нас нет таланта. Но было невозможно понять, есть ли у них какой-нибудь талант, потому что никто в Амфитеатре не смог услышать ни одной ноты. Единственный вопрос, касающийся денег: сколько должны заплатить полиции жители Чикаго».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Если бы та энергия, которую выплескивают поклонники, была направлена на благое дело, то уже завтра в Соединенных Штатах мог бы появиться человек на Луне. Однако, в некотором смысле, эта энергия была использована. Каждый из «Битлз» зарабатывает примерно 250 долларов в минуту. Это 15 000 долларов в час или 600 000 долларов за сорокачасовую неделю. 52 недели в году и оплачиваемый отпуск – это 31 200 000 долларов в год. Но, конечно, они не работают полный рабочий день».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Закончив выступление Битлы спешно покинули сцену к ожидающим их машинам и отправились прямо в аэропорт».

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Мне их жаль», — сказала одна из матерей после окончания концерта. «Кого ты имеешь в виду? — спросила другая мать. — Битлз или девочек?» «Битлз, — ответила первая мать. — Что с ними будет, когда всё это преклонение пройдет мимо них?»

Вскоре после окончания концерта к своему несчастью один человек за рулем лимузина, похожего на тот, в котором приехали «Битлз», подъехал к арене. «Это Ринго Старр», — закричала одна из девушек, и её выкрик был подхвачен сотнями поклонниц, окруживших автомобиль со всех сторон, который остановился в этой пробке, и начали стучать и раскачивать машину. Водителю потребовалось пять минут, чтобы убедить девушек, что он не Битл.

Но если бедный автомобилист попал в такое трудное положение, то представьте, каково это быть Битлом. Говорят, что группа зарабатывает 14 миллионов долларов в год, но поклонники настолько плотно их преследуют, что «Битлз» даже не смеют выбираться из своих защитных коконов, чтобы потратить их.

Один из Битлов заявил, что приехал в Соединенные Штаты, имея при себе 150 долларов на непредвиденные расходы. На сегодняшний день он не смог потратить ни цента».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В их гостиничном номере была выставлена полицейская охрана, чтобы фанаты не разнесли его на сувениры».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «После шоу около полудюжины фанатов были доставлены в евангелическую больницу с различными состояниями эмоционального и физического истощения».

 

 

 

 

Выступление в Милуоки

4 сентября 1964 г.

 

 

 

В этот день поступил в продажу сингл Рольфа Харриса с песней «Ринго в президенты» (Ringo for President).

Ещё в марте 1964 года журналист Эл Ароновиц написал в «Сандей Ивнинг Пост» следующее: «Ринго — самый популярный из «Битлз» в Америке. Одним поворотом головы он повсюду вызывает у подростков пронзительные вопли. «Рииинго! Рииинго!» — кричат подростки».

Британский музыкальный журналист Пенни Валентайн написал мелодию под названием «Я хочу поцеловать Ринго, до свидания» (I Want to Kiss Ringo Goodbye). В те дни, в отличие от Ринго, никто из остальных «Битлз» не мог похвастаться тем, что его упоминали на виниле.

В июле 1964 года в Сан-Франциско большая группа фанатов носила значки Ринго во время национального конгресса Республиканской партии в Коу-Пэлэс, надеясь собрать голоса и отвлечь внимание от сенатора Барри Голдуотера. Движение «Голосуй за Ринго» произвело достаточно шумихи, и оно заслужило упоминание в книге Теодора Уайта «Создание президента». В некотором смысле Ринго стал товаром года. Значки «Я люблю Ринго» продавались больше других битловских товаров.

Когда Ринго спросили о том, что он думает по этому поводу, он сказал следующее: «Ну, это довольно… удивительно!», но признал, что не обладает «политическим мышлением».

 

 

 

Группа покидает Индианаполис. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

На снимке справа от Ринго пролицейсккий Джек Маркс, который провел для него обзорную экскурсию. Фото Фрэнка Фиссе.

 

Джордж: «Индианаполис — хороший город. Перед отлетом, по пути в аэропорт, нас в «кадиллаке» провезли по овальному треку «Инди». Это было классно. Я не мог предположить, что этот трек окажется столь длинным; было здорово видеть трибуны, виражи и место, где гонщики обычно финишируют».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «Мы сопроводили «Битлз» в аэропорт. Незадолго перед вылетом, Ринго Старр сказал мне: «Спасибо за хорошо проведенное время».

За всё время, что мы провели вместе, я не попросил у него автограф и не сфотографировался с ним. Опасаясь, что вокруг семьи возникнет нежелательная шумиха, я попросил своих детей не рассказывать никому о визите Ринго Старра».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда в Муниципальном аэропорту Вейр-Кук «Битлз» поднялись в свой зафрахтованный самолет, они стали богаче на 85 231,93 доллара больше. 1719,02 доллара были вычтены в качестве налога штата на доход юридического лица. В прессе велись споры о том, считается ли компания «НЕМС» иностранной корпорацией. Если нет, то они должны федеральному правительству еще 42 000 долларов».

 

 

 

 

В Индианаполисе некоторые из поклонниц решили, что было бы здорово собраться вместе и надеть жилетки с буквами, чтобы, когда они все выстроятся в ряд, появилось слово «Битлз». Они стояли в аэропорту и махали на прощание.

 

 

 

 

Они привлекли внимание Пола Маккартни, который подошел к ним попрощаться.

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «За всё время пребывания в гостиничных номерах Битлы были, фактически, заключенными. Они не могли покинуть свои комнаты. На борту самолета они ели, пили, ходили по салону туда-сюда и играли в покер с сопровождающими их артистами.

Хотя мы поинтересовались, никто не мог сказать нам, какую еду любили «Битлз». Единственная информация, которую мы получили, выглядела как «сок и кукурузные хлопья». На борт самолета доставлялись указанные продукты, и время от времени они пили апельсиновый сок и упоминали, что ели кукурузные хлопья в отелях, но они не ели их в самолете. Стюардессы отвечали за смешивание напитков, а также за заказ и подачу блюд. Вскоре после начала турне я начала беспокоиться по поводу того, что «Битлз» ели не так охотно, как я думала. Я расспросила их о том, что они едят дома в Англии, после чего стала сама заказывать им питание. Наша американская еда была слишком острой и слишком разнообразной во многих отношениях. Когда это было возможно, я посещала компании, которые занимались доставкой пищи, знакомилась с тем, что у них было. Таким образом я заказала для них баранину, ростбиф, картофель и аналогичные продукты, и с радостью наблюдала, что «Битлз» стали есть с большей охотой. Они сказали мне, что питались только на борту самолета

Они поразили меня своими знаниями о Штатах, потому что у них не было возможности увидеть какую-либо страну, а также вопросами о самолете и множестве других предметов. Они были очень хорошо начитаны, и я поняла, что они должны проводить много времени за чтением и изучением в течение всех этих долгих часов, проведенных в комнатах. Как бы молоды они ни были, было очевидно, что и Джон, и Пол были гениями, как и Джордж с Ринго.

К тому времени Джон уже опубликовал небольшую книгу. В самолете он много времени писал, удивив меня своим методом. Во время отдыха Джон всегда носил спортивную куртку с накладными карманами с обеих сторон. В левом кармане куртки он держал кучу крошечных чистых листков бумаги. Задумавшись, он доставал один из них, записывал несколько слов и перекладывал в свой правый карман. Я сама занималась писательским творчеством, но за всю свою жизнь никогда не видела, чтобы кто-то из писателей поступал аналогичным образом. Но я полагаю, что Джон поступал так исходя из сложившихся обстоятельств. Я никогда не спрашивала его об этом, но уверена, что в своем гостиничном номере он доставал крошечные листочки и переписывал песню или стихотворение, над которыми работал.

Брайен Эпстайн меня удивил. В целом я ожидала, что он либо руководит группой, либо играет большую роль в управлении, но если он что-то делал или говорил, то это было незаметно. В начале турне я села рядом с ним и спросила, есть ли у него какие-либо пожелания или инструкции относительно турне. Он выслушал меня, выражая удивление на всё, что я спрашивала. Пожав плечами, Брайен произнес: «Битлы могут делать все, что хотят».

Много времени Брайен с выражением гордости и удовольствия просто наблюдал за Битлами и их выходками, подобно тому, как родитель смотрит на своих детей. Красиво одетый, очень тихий, очень сдержанный, очень английский. Мне нравился Брайен, хотя я никогда не знала его хорошо».

 

Нил Аспинал: «Брайен держал все в своих руках, что именно — не знаю, но держал. Если он говорил, что они будут играть в Милуоки, они играли в Милуоки. Брайен был менеджером, и, если он устраивал концерт, они выступали, а жаловались только потом: «Больше нам не надо таких выступлений» или «Мы не хотим двойных шоу — двух концертов за один вечер, это слишком утомительно». Но все это они говорили после концертов, а не перед ними. Если у «Битлз» было запланировано выступление, они отрабатывали его».

 

 

 

Во время полета в Милуоки Пол забрал у Мэла значок с надписью «В преисподнюю с Битлами», который тот получил от бортинженера Роберта Миллера. Миллер в шутку одевал его, находясь в самолете. Руби Хикмен — сотрудница по связям с общественностью авиакомпании «Америкен Флайерс», заставила его снять значок.

 

 

 

Пока поклонники в аэропорту Милуоки ждали прибытия «Битлз», Боб Барри [диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»] воспользовался возможностью, чтобы взять у них интервью. Фото Боба Льюиса.

 

Боб Барри (диск жокей): «Определенно в то время я не понимал, какое влияние «Битлз» оказали на поколение, культуру и мир. Я думал, что всё это было весело. Подростки сходили с ума. Я никак не мог подумать, что и через 50 лет мы будем продолжать говорить об этом».

 

 

 

Поклонники в ожидании «Битлз» в аэропорту Милуоки. Они появились в аэропорту уже 3 сентября 1964 года, тогда как самолет с «Битлз» прибудет только в 16:30 4 сентября.

 

 

 

Поклонники группы с полутораметровыми изображениями Джона, Ринго и Джорджа ждут прибытия Потрясающей Четверки в Милуоки. Поклонник с изображением Пола прибудет чуть позже. Поклонники терпеливо ждали прибытия «Битлз» — некоторые более 20 часов.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Самолет прибыл во второй половине дня в аэропорт Милуоки (сейчас международный аэропорт «Митчелл»). В аэропорту их встречало около семисот поклонников».

 

 

 

 

 

Джозеф Санек (помощник директора аэропорта, 1964): «У нас было около 50 звонков за последние три дня. Как правило спрашивают, во сколько прибывают «Битлз», чего мы не знаем».

 

beatlesbible.com: «Поклонников с трудом сдерживали пятьдесят полицейских и тридцать помощников округа. Взлетное поле было огорожено временным ограждением, рядом стояли пожарники с шлангами. В какой-то момент около ста фанатов прорвали оцепление и бросились к приближающемуся самолету.

К разочарованию сотен поклонников, после приземления «Битлз» были доставлены в штаб Национальной гвардии на восточной стороне аэродрома, находящегося вдали от толпы».

 

 

 

 

 

Автомобиль радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай» в аэропорту с почтой и подарками от поклонников.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Полицейские заставили «Битлз» скрытно покинуть международный аэропорт «Митчелл», вместо того чтобы позволить им поприветствовать своих поклонников».

 

Дерек Тейлор: «Когда это возможно и даже когда это почти невозможно, «Битлз» всегда стараются сделать так, чтобы самолет останавливался перед терминалом, чтобы они смогли поприветствовать поклонников. Мы никогда не принимаем решение ни в воздухе, ни на земле, чтобы избежать поклонников».

 

Пол: «Нам сказали об этом только тогда, когда мы приземлились. Один из сотрудников агентства поднялся на борт и сказал, что так решила полиция. Поэтому мы отправили его обратно. Идите и спросите у начальника полиции, можем мы хотя бы проехать мимо поклонников в машине, и это самое малое, что мы можем сделать. И нам снова ответили отказом».

 

Раймонд Дал (инспектор полиции, 1964): «Мы связывались с представителями «Битлз». Мы ожидали от них гораздо больше информации, чем то, что они нам дали».

 

beatlesbible.com: «Затем их отвезли на лимузине в отель».

 

 

 

 

 

 

 

Группа остановилась в мотеле «Коуч Хаус».

 

 

 

 

 

Шелдон Сегел (архитектор отеля): «Отель был построен за несколько лет до приезда «Битлз». Жилые помещения группы располагались на седьмом этаже. Это было большое пространство, с окнами на Висконсин-авеню, с двумя спальнями — каждая с двуспальной кроватью — и видом на восток, юг и запад».

 

 

 

 

 

 

Первые поклонники «Битлз» появились возле отеля рано утром.

 

 

 

Четыре девушки заранее разбили лагерь перед отелем, в котором, по слухам, должны были разместиться «Битлз». Их предположение было правильным.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В отеле задержали четырех девушек, которые всю ночь провели в котельной, чтобы увидеть «Битлз».

На улице раздраженные ухажеры поклонниц «Битлз» вышли на улицу с транспарантами «Жуки убирайтесь отсюда».

 

 

 

«В преисподнюю с Битлами».

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «В отеле состоялась пресс-конференция. У Джона Леннона болело горло, поэтому он отсутствовал».

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы будете делать после окончания гастролей?

Джордж: Мы вернемся в Англию. У нас будет пара дней отдыха, а потом мы пойдем в студию. После этого у нас начнутся гастроли в Великобритании.

Вопрос: Кто оказал на вас самое большое влияние в американском рок-н-ролле?

Пол: В самом начале это был Элвис, потому что у нас были все его первые пластинки. Ещё Карл Перкинс, а впоследствии чернокожие американские исполнители, как Мэрвин Грэй.

Вопрос: Что вы скажете о песнях, которые вы написали для других исполнителей, скажем о «Мир без любви» (World Without Love)?

Пол: Мы написали её год назад, и, по моему мнению, она не очень удачная.

Ринго: А мне нравится.

Пол: Ринго был единственный, кому она нравилась, пока Питер и Гордон не попросили её записать. И мы сказали «конечно», потому что она нам не нравилась.

Джордж: Она вызывала у нас смех, потому что первая строчка была такой: «Пожалуйста, посмотри на меня». Смешно.

Вопрос: Какие книги вы читаете?

Джордж: У нас не так много времени на чтение, но мы читаем общеобразовательные книги.

 

 

 

 

 

Ринго: Это то, что он читает. Я читаю комиксы.

Вопрос: Как вы относитесь к тому, что вас рассматривают как социологический феномен, а не как музыкальную группу?

Пол: Как социологический феномен, а не как музыкальную группу? Я даже не понимаю, о чем речь.

Вопрос: Вас не беспокоит, что вас так называют?

Пол: Нет, мы всего лишь группа. Нас не сильно беспокоит то, что о нас думают.

Джордж: Просто какие-то люди так написали. Это их беспокоит, но не нас, и это не должно беспокоить других людей.

Вопрос: Пол, когда вы с Джоном пишете песни, один из вас сочиняет текст, а другой музыку?

Пол: Нет. Иногда Джон напишет строчку, я напишу следующую строчку, потом я напишу музыку, а он напишет следующую строчку.

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о других группах, копирующих ваш стиль?

Джордж: Это преувеличение, что кто-то нас копирует. Мы об этом не думаем. Успешные в своем большинстве не нуждаются в копировании.

Вопрос: Вы можете что-нибудь сказать о публикациях, что пишут о вас?

Пол: Нет, так как пишут всякую чепуху. В основном неправду.

Вопрос: Кто-нибудь из вас думал написать о себе сам?

Джордж: Нет, потому что никому из нас не нравится выставлять себя идолом, которому поклоняются. Мне это ненавистно.

Пол: Всегда не любил тех в индустрии развлечений, кто поучает. Не наше это дело, поучать. Наша работа – развлекать.

Вопрос: Думаете, вам удастся сохранить тот баланс, который у вас есть?

Джордж: Мы можем сохранить баланс, потому что нас четверо, и мы вместе.

Вопрос: Сегодня вечером вы выйдете на сцену, и вас встретят крики и вопли. Что вы об этом думаете?

Джордж: А нам нравится. Это здорово для атмосферы в зале, знаете ли.

 

 

 

 

 

Вопрос: Вам больше нравятся девушки в платьях или брюках?

Ринго: В платьях.

Вопрос: Вам нравится, как вас разместили здесь, в Милуоки?

Пол: Очень хорошо, а вам нравится?

Вопрос: Что вы думаете о некоторых нелепых поступках поклонников?

Пол: Ну, нет ничего нелепого, когда люди радуются.

Вопрос: Мы слышали, что вы сделали короче свои выступления?

Джордж: Нет, никогда так не делали. Не делали ни разу с того времени, как прибыли в Америку. Если мы так сделаем, то станем непопулярными. Обычно минут тридцать или тридцать пять, но мы не пользуемся секундомером.

Пол: В Голливуде было сделано объявление, что если все будут вести себя тихо, то мы будем выступать в течение часа. Мы вышли и отыграли свою обычную программу. Зрители вели себя очень хорошо, но решили, что мы их обманули, потому что им так сказали.

Ринго: Мы никогда не играли более получаса.

Ведущий: Говорят, что в Атлантик-Сити вы сократили свое выступление до пятнадцати минут.

Джордж: Нет, такого никогда не было. Возможно, что мы исполняли песни немного быстрее.

(смех)

Вопрос: Где бы вы хотели жить, если бы переехали в Соединенные Штаты?

Джордж: Думаю, что выбрал бы какой-нибудь город, но, скорее всего, жил бы в штате Флорида или Калифорния.

Вопрос: Что вы делаете в свое свободное время?

Джордж: Чаще всего у нас нет свободного времени. А когда случается, то бездельничаем дома, посещаем рестораны и клубы, слушаем пластинки, видимся с друзьями, понимаете, занимаемся обычными вещами.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На пресс-конференции Пол Маккартни назвал полицию Милуоки «никчёмной», потому что полицейские заставили «Битлз» скрытно покинуть международный аэропорт «Митчелл», вместо того чтобы позволить им поприветствовать своих поклонников.

На вопрос, знают ли они что-нибудь о Милуоки, Ринго Старр ответил: «Я слышал о пиве, которое сделало его знаменитым».

 

 

 

Город Милуоки, являющийся родиной компании «Миллер», называют «пивоваренной столицей Америки». 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В ответ на вопрос о том, что будут делать участники группы, когда пузырь лопнет, Джордж Харрисон ответил: «Будем играть в хоккей на льду».

 

 

 

 

Боб Барри (диск-жокей): «Во время пресс-конференции я держал микрофон в руке, так как у меня не было подставки для микрофона».

 

Боб Барри (диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»): «1964 год был важным для «Битлз», и это был год, когда появилось много замечательной музыки разных направлений: «Мотаун», серф-мюзик, ритм-энд-блюз и кантри. Мы ставили в эфире всё, включая стандартные хиты поп-музыки. Это случилось весной 1964 года, когда наш музыкальный директор Арлин Куир позвонила нам на радиостанцию и спросила, почему в наших программах так много зарубежных исполнителей. К этому времени в первой десятке самых популярных песен «Даблви-Оу-Кей-Уай» было три песни «Битлз».

На самом деле, наш плейлист в то время включал рок, кантри и разную легкую музыку, что по любым критериям можно было назвать странным подбором. Когда началось британское вторжение, я не верил в то, что эти песни были настолько хороши по сравнению с теми, что мы играли, и удивлялся, почему я должен ставить в эфире песню «Я хочу держать тебя за руку». Это что, меня нужно учить музыке?

Но телефоны перегревались из-за звонков кричащих девочек, умоляющих чаще транслировать Потрясающую Четверку, термин, придуманный публицистом «Битлз» Тони Бэрроу. После этого я проигрывал все их пластинки с обеих сторон. Один военнослужащий, дислоцированный в Германии, прислал мне экземпляр самой продаваемой пластинки в Германии с песнями «Komm Gib Mir Deine Hand» и «Sie Liebt Dich», немецких версий «Я хочу держать тебя за руку» и «Она любит тебя». Мне сказали, что я был первым диск-жокеем, кто поставил в эфире эту пластинку в Соединенных Штатах. Если бы они записали пластинку на языке, о котором никто никогда не слышал, то она все равно стала бы хитом.

Однажды в начале 1964 года я был в кабинете музыкального директора, когда мне позвонил человек, который сказал, что занимается организацией выступления «Битлз» в Милуоки 4 сентября 1964 года. Он выяснил, что я был любимцем у битловских поклонников в Милуоки и хотел, чтобы я был ведущим концерта. Это был Фрэнк Фрид из «Трайенгл Театрикэл Продакшинз». В то время я зарабатывал около 150 долларов в неделю. Я спросил его, сколько он заплатит. Когда он ответил, что работа ведущего не оплачивается, я отклонил предложение. До этого мне платили за каждый концерт, который я вёл. Я рассказал о звонке Фрида нашему музыкальному директору [Арлин Куир], и она сказала мне, что я сошёл с ума и потребовала, чтобы я немедленно ему перезвонил. Я так и сделал, но к этому времени он уже договорился с диск-жокеем с конкурирующей рок-н-ролльной станции. Фрид объяснил, что это не окончательно, и он ещё свяжется со мной. Он перезвонил и сказал, что другой диск-жокей будет представлять публике разогревающих артистов, а я буду представлять «Битлз».

 

Дуэйн Дадик (журнал «Милуоки Сентинел», 2014): «Это было плохой новостью для Эдди Дусетта, ди-джея радиостанции «Даблви-Эр-Ай-Ти», который уже согласился принять участие в концерте. В конечном итоге он представлял разогревающих артистов».

 

Боб Барри (диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»): «Продажей билетов занималась компания «Топпинг энд компэни интернейшнел хаус». Её владелец Ник Топпинг был опытным промоутером, организовавшим выступления Мириам Макебы, Джоша Уайта, Пита Сижера и других. В феврале 1964 года, сразу после того, как «Битлз» три воскресенья подряд появлялись на шоу Эда Салливана, он связался с чикагской компанией «Трайенгл Продакшинз» и предложил организовать выступление группы в Милуоки».

 

Ник Топпинг (промоутер): «Мы тогда не знали, что из себя представляют «Битлз», но мы видели, как их любят».

 

Боб Барри (диск жокей): «Они согласились. «Трайенгл Театрикэл Продакшинз» напечатали программу концерта «Битлз» 4 сентября в Милуоки и концерта в Чикаго на следующий вечер».

 

beatlesbible.com: «Билеты, стоимостью в 2,50, 3,50, 4,50 и 5,50 долларов и поступили в продажу в апреле 1964 года. В течение недели все 12 000 были проданы».

 

 

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «С четырех часов утра возле арены девушки выстроились в очередь в надежде оказаться рядом с «Битлз». Некоторые из поклонниц пытались спрятаться в Арене за неделю до концерта».

 

Элмер Кран (менеджер Арены, 1964): «Во время концерта буфеты работать не будут. Я получу меньше дохода, но я не хочу никаких ненужных перемещений между рядами».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Милуоки к ним в раздевалку доставили мешки с почтой, коробки с печеньем и вышитые бюстгальтеры».

 

 

 

Вид на Арену.

 

 

 

 

Многие поклонники пришли заранее. На снимке Кэтрин Сливовски, Кристина Миллер, Кетрин Зепс, Памела Моджеевски, Карен Пол, Мэри Ратайчак и (сзади) Кэрин Марш.

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «Битлы вошли через дверь восточной сцены со стороны Четвертой улицы и Стейт-Стрит. Билетёры, полицейские и охранники Арены стояли плечом к плечу перед входом. Добровольцы Красного Креста принесли двадцать коек и двести фунтов льда. Всё это пришлось кстати, потому что десять девочек пришлось приводить в чувство после обморока и истерии, а ещё семи оказать помощь от ушибов, порезов и носовых кровотечений. Одна из девушек, которая присутствовала на концерте, сказала мне, что она накануне купила новый наряд и вечером перед сном сделала завивку: «В этот вечер мы должны выглядеть идеально, потому что «Битлз» могут на нас посмотреть».

 

beatlesbible.com: «В концерте также принимали участие группа «Билл Блэк Комбо», группа «Экситерс», Кларенс Генри и Джеки ДеШеннон».

 

Боб Барри (диск жокей): «Концерт в Милуоки начался в восемь часов вечера, когда на сцену вышла группа «Билл Блэк Комбо».

 

 

 

Выступление группы «Билл Блэк Комбо».

 

Боб Барри (диск жокей): «После группы «Билл Блэк Комбо» выступал Кларенс Генри, затем группа «Экситерс» и Джеки ДеШеннон.

Джеки сказала мне, что она решила исполнить свою программу в быстром темпе, чтобы подростки смогли петь и высвободить ту часть энергии, которую они накопили для «Битлз». Она сказала: «Эти кричащие девушки пришли посмотреть на «Битлз», так что лучше бы им хорошо размяться перед встречей со своими кумирами».

Как только Джеки ДеШеннон закончила своё выступление, дорожный менеджер «Битлз» сказал мне, что пора выходить на сцену. Я вышел в безупречном костюме от «Шеркова» и с адреналином в крови. Но «Битлз» ещё не было в здании. Поэтому мне пришлось около пятнадцати минут (которые показались мне часами) заполнять паузу рассказами о косматых парнях из Ливерпуля и всех городах, в которых они выступали, что они ели, пили и всем подобным, что мне приходило в голову. Я также изложил правила, которым нужно следовать, если они хотят, чтобы концерт продолжался, так как местный промоутер Ник Топпинг беспокоился о возможных травмах. Наконец, в девять часов вечера и десять минут к сцене в темноте вышли «Битлз».

Перед тем, как они поднялись, зажглись огни. На них были синие костюмы и ботинки на высоких каблуках. Я прокричал слово «Битлз», но меня уже никто не слышал. Вы не можете себе представить, какой был крик».

 

Бернис Буреш (газета «Милуоки Сентинел», 5 сентября 1964): «Арена затрепетала, когда длинноволосые вокалисты начали продвигаться к сцене сквозь полицейский кордон. Насколько ещё громче могут быть крики, пока ещё не достигшие болевого порога восприятия? Со всех сторон заполненной арены засверкало столько фотовспышек, что на мгновение она стала ярче дневного света. Эту яркость можно сравнить с тем, как это выглядит фильмах, сопровождающих ядерный взрыв.

Маккартни обратился к девушкам, сказав, как можно было это понять, что они могут хлопать в ладоши. Его не было слышно, но его поняли».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Они начали с песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There). Эти обросшие чужаки из Ливерпуля выглядели более привлекательно, чем в телепередачах Эда Салливана».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На концерте Ленор Барчак сидела в первом ряду. Как получить места в первом ряду на концерт, на который практически невозможно достать билет? Подруга её сестры, Марлен, зашла в билетную кассу и предложила свою помощь промоутеру концерта Нику Топпингу, предложив отвечать на телефонные звонки. «Может быть, именно поэтому мы оказались на местах в первом ряду», — сказала Ленор».

 

 

 

 

Ленор Барчак: «Я была на концерте с сестрами Шарон и Сью и подругами Кей и Марлен, но, несмотря на наши замечательные места, музыки мы расслышали не много. Я услышала первую ноту первого аккорда, но с этого момента «Битлз» были полностью заглушены тысячами кричащих девушек. Мы тоже кричали!»

 

Джеральд Клосс (репортер журнала «Милуоки»): «Их выступление было чем-то особенным. Расслышать можно было очень немного, потому что как только они начали петь, как только они начали что-то делать, эмоции, крики радости аудитории заглушили звук музыки. Время от времени можно было услышать слово или два, по которым можно было понять, что это была за песня».

 

Бернис Буреш (газета «Милуоки Сентинел», 5 сентября 1964): «Девушкам нравилось всё, любая мелочь. Как Джон Леннон сделал несколько смешных смешных жестов и, конечно, он не выглядел больным. Как Джордж Харрисон моргнул своими длинными ресницами. Как Ринго Старр, сидящий за барабанами, начал петь, что всех восхитило».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Брюсу Агаки повезло, потому что он сидел рядом с акустическими колонками. Это позволило ему слышать музыку и тексты песен. «Вся атмосфера была захвачена происходящим на сцене», — вспоминает он».

 

Брюс Агаки: «Крики были такими громкими, что я таких никогда не слышал, и не прекращались, пока они не покинули сцену».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Во время выступления иногда энергичный звук бас-гитары или пения прорывался через шум восторженной публики».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На концерте «Битлз» в Милуоки-Арене поклонники демонстрировали весь спектр эмоций. Эта фотография была опубликована в «Милуоки Джорнел» 27 сентября 1964 г.

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Джеки Грэнди была подростком, когда пришла на концерт «Битлз» со своими двумя лучшими подругами, Бонни и Кэти.

В школьные дни мы встречались на автобусной остановке и слушали по радиоприемнику [программы] Боба Барри. Однажды утром он сказал, что собирается сыграть новый сингл группы «Битлз», и мы в тот раз впервые услышали песню «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?). Когда песня закончилась, мы стояли, плакали и думали, что это самая красивая песня из всех, что мы слышали».

Грэнди с подругами сидели в середине зала на левой. Им не очень хорошо было видно сцену и трудно было расслышать музыку. «Но, как и большинство девушек, мы кричали и плакали на протяжении всего концерта. У всех макияж стекал вниз по лицу».

Они также купили торт в форме гитары и попытались передать его группе. Не уверен, что ей удалось подарить торт, который она купила для них».

 

Джеки Грэнди: «Перед концертом мы заказали в кондитерской торт в форме гитары. Мы доставили его Бобу Барри на радиостанцию «Даблви-Оу-Кей-Уай» на бульваре Шермана и надеялись, что он передаст его Битлам».

 

Боб Барри (диск жокей): «Я сфотографировал торт перед тем, как подарить его детской больнице, вместе с другими подарками, которые поклонники передали мне для группы».

 

beatlesbible.com: «Во время концерта около восемнадцати представителей Красного Креста оказывали первую помощь».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Они выступали около тридцати минут. Когда концерт закончился, возник момент паники, и все подались вперед, потому что появился слух, что снаружи стоит автомобиль, и, возможно, они смогут дотронуться до «Битлз». У главного входа возникла давка. Мой сын, который был со мной, испугался, потому что толпа могла растоптать маленького ребенка».

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «Перед тем, как я покинул «Арену», пресс-секретарь «Битлз» сказал мне, что завтра в десять часов утра я могу подойти в отель «Коуч Хауз», где они дадут интервью».

 

beatlesbible.com: «После концерта поклонники собрались возле отеля. Некоторые из них простояли перед зданием всю ночь».

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На следующий день газета «Милуоки Сентинел» выйдет с заголовком: «Битлз завоевывают город!» Да, с восклицательным знаком».

 

 

 

Выступление на арене выставочного центра Индианаполиса, штат Индиана (State Fair Coliseum, Indianapolis, Indiana)

3 сентября 1964 г.

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Получив ацетатную демо-пластинку с записью в «Голливудской чаше» Джордж Мартин пришел в ужас от качества материала предполагаемой пластинки и блокировали ее выход к неудовольствию представителей «Кэпитол», которые на волне успеха аналогичного альбома группы «Бич Бойз» уже потирали руки в предвкушении прибылей, которые на них непременно должны были свалиться. На моноверсии слышно, как пение группы буквально тонет в криках толпы, да и вокалы Пола и Джона далеки от совершенства, как на аналогичных студийных треках».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда мы сели в самолет, им сказали, что один известный экстрасенс предсказал, что их самолет потерпит крушение. Бедные туристы. Тем не менее, полет состоялся».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Миссис Джин Диксон, экстрасенс, предсказавшая убийство президента Кеннеди, предсказала, что самолет «Битлз» потерпит крушение при взлете из Индианы по пути в Денвер, и что три Битла погибнут, а четвертый получит серьезные травмы

 

 

 

Экстрасенс Джин Диксон.

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Во время полета «Битлз» не часто употребляли спиртные напитки за исключением одного случая. Ринго попробовал пить бурбон, а Джон, Пол и Джордж пили виски, смешанный с «Севен-Ап». Однажды Ринго спросил меня: «Как в Техасе пьют бурбон?» Когда я ответила, что чаще всего его пью неразбавленным, он решил попробовать. Я прошла на бортовую кухню и налила пол стакана бурбона. Ринго пил его, как будто принимал лекарство. Его глаза были закрыты, а лицо на какое-то время сморщилось.

Единственный рейс, на котором «Битлз» выпили больше обычного, был из Нью-Йорка в Индианаполис. Одна гадалка на Западном побережье предсказала, что «Битлз» попадут в авиакатастрофу во время этого полета. Как обычно они закончили выступление и находились в аэропорту за час или более до появления остальной группы сопровождающих лиц. Как всегда, у нас был большой запас напитка «Севен-Ап» и шотландского виски. Но «Битлз» никогда не напивались. Весь этот полет отличался от любого другого. Вместо того, чтобы смеяться, шутить и ходить по проходу, все четыре «Битлз» тихо сидели на сидениях. Когда мы благополучно приземлились в Индианаполисе и коснулись взлетно-посадочной полосы, «Битлз» и все остальные разразились громкими возгласами и аплодисментами».

 

Газета «Эппил Демокрэт», Калифорния, 3 сентября 1964: «Сегодня в город под покровом ночи в город прибыли лохматые британцы «Битлз». В аэропорту их встретили полицейские, в количестве превышающем их поклонников. Прибытие этих вокалистов прошло в условиях таких усиленных мер безопасности, что даже журналистам пришлось пройти три или четыре полицейских проверки, чтобы добраться до той изолированной части аэропорта, где приземлился самолет.

В аэропорту собралось около ста девочек подросткового возраста, которые стояли небольшими группами, но их держали в неведении относительно того, где именно приземлились их кумиры. Большинству из них даже не дали возможность поприветствовать группу».

 

 

 

 

 

 

 

 

«Индианаполис таймс», одна из трех ежедневных газет в городе того времени, опубликовала на первой полосе статью о прибытии «Битлз».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Индианаполисе группа провела два дня, остановившись в мотеле «Спидвей», расположенном на Вест-Стрит».

 

Газета «Эппил Демокрэт», Калифорния, 3 сентября 1964: «Из аэропорта «Битлз» быстро увезли в мотель «Спидвей», принадлежащий спортсмену-миллионеру Тони Хулману, который также владеет гоночной трассой Индианаполис 500».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Больше всего ажиотаж среди поклонников был вызван тем, где остановились «Битлз». Во всех новостях говорилось, что они остановятся в роскошном отеле «Эссекс Хаус», расположенном в центре Индианаполиса».

 

Дэвид Стил: «В то время я был маленьким мальчиком. Помню, как в каждом новостном сообщении говорилось, что они остановились в снесенном сейчас «Эссекс Хаусе», роскошном отеле в центре Индианаполиса».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В надежде увидеть группу, возле отеля толпы поклонников разбили лагерь. Также они пробрались внутрь отеля, где на сувениры ободрали обои и скрутили дверные ручки. После этого организаторы забронировали для «Битлз» мотель «Спидвей».

 

Дэвид Стил: «В мотеле «Битлз» остановились в номерах 228, 230, 232 и 234».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Индианаполисе небольшая группа поклонников никак не давала Битлам уснуть, бросая гальку в окна нашего мотеля. Тем временем в мотеле посреди ночи возникла паника. Ринго исчез, и его считали похищенным. Тревога оказалась ложной. Выяснилось, что он просто осматривал достопримечательности с местными полицейскими, никому ничего не сказав об этом».

 

Ринго: «Об Индианаполисе у меня остались самые теплые воспоминания. Когда ты гастролируешь, ты не можешь нормально спать и питаться. Думаю, это то, что сводит нас с ума. когда мы гастролируем. Во время продолжительного турне не понимаешь, где находишься. Поэтому в Индианаполисе примерно в четыре утра я бродил возле отеля. На улице я встретил двух полицейских в полицейской машине. «Эх, просто нечего делать, и я не могу уснуть», — сказал я. «Ну, давай покатаемся», — предложили они. И они позволили мне сесть за руль. Машина была великолепна. Мы ездили по городу и начали кричать. Это было настолько безумно, что нас начала преследовать другая полицейская машина. Нам пришлось съехать в переулок и выключить свет. Мы спрятались в нашей полицейской машине — я и два здоровых полицейских. Мы все спрятались в полицейской машине в Индианаполисе. И та другая полицейская машина проехала мимо нас. А потом парни говорят: «Ну, мы выбрались из этого, так что что ещё мы будем делать?» Но это было весело. В полицейской машине скрываться от полиции. Я думаю, что они [другие полицейские] решили, что кто-то просто украл её [машину]. Возможно, я ехал не по той стороне дороги».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «В то время я был ветераном полиции штата Индиана с 11-летним стажем. Во время визита «Битлз» в Индианаполис меня назначили сотрудником службы безопасности.

Ночью, после полуночи, мы проконтролировали, чтобы все участники группы разместились в мотеле «Спидвей» без каких-либо проблем. Ринго Старр, у которого была бессонница, заговорил с нами, а затем предложил покататься. Мы согласились, и он забрался на заднее сиденье машины».

 

Джек Макдональд (полицейский): «Однажды ночью, после того как Ринго прибыл в город, он захотел осмотреть участок трассы Индианаполис-500. Ринго хотел отвлечься, поэтому мы поместили его в большую брезентовую сумку, пронесли мимо всех и посадили в полицейскую машину. Мы не только отвезли его на трассу, мы позволили Ринго вести нашу полицейскую машину по ней с мигающими огнями и сиренами».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «Мы проехались по гоночной трассе, по дорожному кольцу вокруг центрального монумента и везде, где ночью можно было что-то разглядеть. Ринго Старр сказал, что он голоден, поэтому я предложил ему заехать ко мне домой на ферму в Ноблсвилл. Я сказал, что разбужу жену Дойн, и она приготовит нам завтрак. Но я забыл, что это был день, когда наши призовые лошади породы «Морган» должны были быть выставлены на ярмарке, и Дойн уже встала и находилась в сарае, готовя их к показу.

Само собой, что она не была впечатлена знаменитым посетителем и предложила нам самим приготовить себе завтрак. Мы выпили кофе, а затем пошли завтракать в ресторан мотеля «Кармель», где Ринго Старр раздал автографы».

 

Джек Макдональд (полицейский): «Прежде чем он «всплыл», мы отвезли его домой позавтракать, разрешили пострелять из оружия и прокатиться на кроссовом мотоцикле.

Потом Ринго Старр предложил мне значительную сумму денег, чтобы я ушел из полиции штата. Он предложил 65 000 долларов в год. В 1964 году это была огромная сумма, равная годовой зарплате. Но мои дети были еще маленькими, и я решил, что не будет хорошей идеей путешествовать по всей стране. Я отклонил предложение. Ринго сказал, что понимает, потому что слава «Битлз», по его мнению, может быть недолгой. «Мы не знаем, будем ли мы так популярны через шесть месяцев» — сказал Ринго».

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Над Ринго возвышается полицейский Джек Макдональд. В руках у Ринго его шляпа.

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Джон расстроился, когда ему показали первые страницы местных газет, где полицейские разгоняли брандспойтами чернокожих демонстрантов».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на арене выставочного центра Индианаполиса, штат Индиана (State Fair Coliseum, Indianapolis, Indiana)».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К каждому билету на концерт прилагался значок.

 

 

 

 

Фото Джеймса Рамси.

 

 

 

Миссис Генри Шриккер-младшая, невестка бывшего губернатора, получает медицинскую помощь после того, как ее сбили с ног поклонники «Битлз».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед первым концертом обнаружилось, что Ринго пропал из отеля, что напомнило аналогичный сюжет в фильме «Вечер трудного дня». Он появился всего за несколько минут до начала концерта, объяснив, что забыл о времени, когда водил полицейскую машину и ездил по гоночной трассе».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Индианаполисе Ринго попросил водителя лимузина проехать круг по всемирно известной гоночной трассе Индианаполис 500».

 

 

 

Ринго с полицейскими Индианаполиса.

 

 

 

 

 

 

 

 

Из письма Иры Сиделле (прим. — сотрудница «Дженерал Эртистс») от 10 августа 1964 к Роберту Уидону (прим. — один из организаторов концертов): «Мы были бы очень благодарны, если в костюмерной будут чистые полотенца, стулья, охлажденная кока-кола и, если возможно, портативный телевизор».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Они вышли на сцену в 18.21».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На концерте присутствовало 12 413 зрителей».

 

Джин: «Я была на первом концерте, и я была одной из тех девушек, что кричали во время их выступления. Мне действительно нравилась музыка, поэтому я старалась не кричать слишком громко. Впрочем, это не имело значения, так как все вокруг меня и моя подруга кричали так громко, что мы больше ничего не могли услышать. Я помню, что перед «Битлз» выступала Джеки ДеШеннон в ярко-синем платье с бахромой. Когда вышли «Битлз» и начали петь, то это было настолько сюрреалистично, что я не могла поверить в то, что действительно вижу их перед собой».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

На снимке слева Мэл Эванс бежит на сцену с гитарой, так как у одного из Битлов порвалась струна.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Между выступлениями была организована встреча с прессой и жителями города, включая Мисс Индиану».

 

 

 

Приглашение на пресс-конференцию.

 

Ричард К. Шулл (газета «Индианаполис Таймс», 4 сентября 1964): «Будучи первоначально мерсисайдовскими оболтусами, ставшие известными миру как «Битлз», вчера вечером предстали перед прессой. В перерыве между выступлениями четыре парня из Ливерпуля весело прошагали по лестнице в помещение связи выставочного комплекса, чтобы встретиться с прессой.

Снаружи была пресса другой природы, поскольку возле здания находилось несколько сотен девушек, надеявшихся 1) как-то пробраться вовнутрь или 2) хотя бы мельком их увидеть. «Ринго величайший!» — пронзительно кричала какая-то девушка. «Господь величайший», — убеждал её евангелист. «Ринго здесь», — ответила ему девушка. «Господь везде», — промолвил евангелист.

Внутри здания пресса, радио, телевидение и ряд людей, которые подозрительно были похожи на друзей руководителей выставочного центра, собрались в одном конце коридора. «Битлз» и их вездесущий полицейский конвой вошли с противоположного конца коридора.

Прежде чем они вошли, ответственный за связь с прессой Дерек Тейлор, чьи волосы были слишком длинными, чтобы быть модными, и слишком короткими, чтобы их можно было приравнять к прическам бит-музыкантов, сформулировал несколько основных правил.

Сначала фотографирование, затем интервью и, наконец, телевидение. Между тем трем девушкам, представляющим интересы руководства выставочного центра, было разрешено вручать подарки и возлагать руки на певцов.

«Добрый вечер, публика», — сказал Пол Маккартни, когда над залом опустилась тишина.

«Привет, так или иначе», — добавил Ринго Старр.

Затем пришел черед фотовспышек».

 

 

 

 

 

 

С мисс Индиана 1964 Шерил Ли Гаррет. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

Пол Маккартни держит газету с карикатурой Робби Робинсона. В 1964 году газета «Индианаполис ньюс» провела конкурс под названием «Я хочу встретиться с Битлом, потому что…». Победителем этого конкурса стала 15-летняя Элейн Мэй. Она была приглашена на пресс-конференцию, и ей разрешили задать вопрос. Она спросила Джона, собирается ли он написать ещё одну книгу. Джон ответил: «Да, завтра». Затем она подарила «Битлз» оригинальную редакционную карикатуру «Битлз», созданную карикатуристом газеты Робби Робинсоном.

 

 

 

С победительницей конкурса Элейн Мэй. Фото Ника Лонгворта.

 

 

 

 

Вопрос: Какова ваша позиция, джентльмены, относительно призыва в Англии?

Джон: Около пяти одиннадцати (прим. – имеет в виду свой рост пять футов одиннадцать дюймов).

(смех)

Ринго: Приходит из этой двери туда.

Джон: А, вы имеете в виду армию. Мы все её избежали. А если бы не избежали, то спрятались бы на юге Ирландии.

Вопрос: Насколько точно вы следовали сценарию вашего фильма «Вечер трудного дня»? Как много у вас, парни, было спонтанности или импровизации?

Пол: (долгая пауза) Ухххххххх…

(смех)

 

 

 

 

 

 

Джон: Большей частью это было по сценарию. Можно сказать, это сценические сюжеты. Все они наполовину ирландские, уэльские вещи. В основном это был сценарий. Но было много и спонтанного.

Вопрос: Я бы хотел задать этот вопрос Джону и Полу. Из всех написанных вами композиций, какая…

Джон: (предваряя вопрос) Мы не знаем.

Пол: Какая что?

Джон: Какая твоя любимая?

Вопрос: Какая самая лучшая?

Джон: Земля надежды и славы» (Land Of Hope And Glory) одна из моих любимых (прим. — английская патриотическая песня, претендующая на статус гимна Англии).

(смех)

Вопрос: Когда вы собираетесь исполнить ту или иную песню, кто решает, кто её будет исполнять?

Джон: Это зависит от многого. Если я написал… Если мы написали её вместе, он берет более высокие ноты, чем я, поэтому в основном я пою ведущий вокал, а он подпевает. Если я не могу этого сделать, он поет мне в тон.

(смех)

Вопрос: Вы много пишете песен в гостиничных номерах?

Джон: Ну, да.

Вопрос: Ринго?

Ринго: Да?

Вопрос: Ходят слухи, что вы что-то написали для симфонического оркестра.

«Битлз»: (смеются)

Ринго: Да я даже писем не пишу.

(смех)

Вопрос: Чем весь день вы занимаетесь в своём номере?

Джордж: О! Теннисом и водным поло.

(смех)

Пол: Футбол. Крикет.

Ринго: Просто сидим без дела.

Пол: Сидим без дела, читаем, рассказываем анекдоты, играем в «Монополию».

Ринго: Смотрим телевизор.

Пол: Курим.

Джон: Укрываемся ради безопасности. Такие дела.

Вопрос: И вам не скучно?

Ринго: Нет.

Джон: Нет, всё отлично.

Вопрос: Если бы вы могли прогуляться по улице, и чтобы никто вас не узнал, что бы вы хотели сделать?

Джон: Ну, мы так и делали это без гроша в карманах, так что в этом нет особой радости. Полный облом.

(смех)

 

 

 

 

 

Вопрос: Парни, что вы думаете об «Энималз», группе с успешной песней?

«Битлз»: Круто!

Пол: Очень хорошая группа. И, к тому же, хорошие парни.

Вопрос: Вы видели их раньше? Видели их выступления?

«Битлз»: Да.

Джордж: В Англии.

Пол: Хорошие парни из Ньюкасла, короче.

Ринго: Хорошие парни.

Вопрос: Политический вопрос!

Пол: Хорошо.

Джон: Отлично.

Ринго: Да ладно!

Вопрос: Кто вам больше нравится… [Барри] Голдуотер или [Джон] Доуди? (прим. – кандидаты в президенты).

Джон: Макмиллан.

(смех)

 

 

 

 

 

 

 

Джон: Боже, храни королев.

Вопрос: Джон? Ты написал книгу?

Джон: Да?

«Битлз»: (смеются)

Ринго: (посмеиваясь над журналистом, задавшим вопрос) Кто она?

Джордж: O, Боже.

Джон: Да, это я!

Вопрос: Как она называется?

Джон: (пауза) «Э-э-э, «Написана собственноручно», видите ли.

Пол: Он, видимо, серьезно в это погрузился. Что-то серьезное может произойти в любую минуту.

Вопрос: О чем она?

Джон: Чепуха!

(смех)

Джон: (полусерьезно) Вы должны её купить. Это самое меньшее, что вы можете сделать после всего сказанного.

Вопрос: (язвительным тоном) Почему бы вам не прислать мне копию с автографом?

Джон: Я не буду этим заморачиваться.

Вопрос: У вас есть любимая американская вокальная группа?

Пол: ЛюбимыЕЕЕ.

Джон: У нас их так много.

Пол: Американские чернокожие группы.

Джордж: Детройтское звучание. Все группы из Детройта нам нравятся.

Джон: Почти все.

Вопрос: Ваше мнение о нашей американской группе под названием «Бич Бойз»?

Джордж: Крутые.

Пол: Мне они очень нравятся, да. Очень хорошие мелодии.

Джон: Никого из них мы никогда не видели, но они делают хорошие записи.

Вопрос: Ринго, какой у тебя любимый цвет?

Ринго: Ммм…

Вопрос: Об этом говорят разное. А какой на самом деле?

Джон: (обращаясь к Ринго) Что о тебе говорят?

Ринго: Не знаю, что обо мне говорят.

Джордж: Какой, Ринго?

Ринго: Скажу черный! А твой?

(смех)

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы делаете с подарками, которые вы получаете?

Джон: Какими подарками?

(смех)

Ринго: Большинство из них отправляем в Англию.

Пол: Ну, те, которые мы не можем оставить себе, или те, которые непрактичны, как торт в пятьдесят футов [пятнадцать метров], который мы никогда не сможем съесть.

Джон: У нас никогда не было торта в пятьдесят футов!

Пол: Нет, я преувеличиваю!

(смех)

Пол: Трехфутовый торт, знаете ли. Мы отдаем его на благотворительные цели или в больницу или что-то в этом роде.

Вопрос: Пол, какова была твоя реакция на фильм [«Вечер трудного дня»] после того, как ты сам посмотрел его?

Пол: Хмм, не знаю, знаете. Когда мы там, я все время просто наблюдал за нами. Поэтому в первый раз я просто ни о чем не думал. Но через некоторое время я подумал, что мы сами были не очень хороши, но режиссер был очень хорош. Я думаю, что он очень хороший режиссер, но мы были не очень.

Вопрос: Как вы думаете, вас когда-нибудь пригласят за железный занавес?

Джон: Если у них будет достаточно рублей, или что у них там есть.

(смех)

Вопрос: Насколько известно, у них нет подоходного налога.

Джон: Ну, денег у них тоже нет.

(смех)

 

 

 

 

Ричард К. Шулл (газета «Индианаполис Таймс», 4 сентября 1964): «Среди вопросов были такие:

— О Леонарде Бернштейне?

Пол: «Он великолепен. Он написал Вестсайдскую историю».

— Возглавляют ли «Битлз» молодежную революцию против взрослых?

Пол: «Они уже годы бунтуют».

— Что они думают об американской еде и питье?

Джон: «С Келлогом» всё в порядке (прим. — название американской компании, известной производством сухих завтраков и продуктов питания быстрого приготовления). Я имею в виду, с кукурузными хлопьями все в порядке».

— Почему Ринго не любит Дональда Дака?

Ринго: «Я не понимаю Дональда Дака, что он говорит. Вы можете?»

— Почему «Битлз» не призывники Британской армии?

Джон: «Мы все её избежали. Если нет, то укрылись бы на юге Ирландии».

— Пол антирелигиозен?

Пол: «Если уж на то пошло, то я агностик. Я не религиозный и я не антирелигиозный».

— В «Ивнинг Пост» написали, что Джон пил шотландский виски с кока-колой. Это правда?

Джон: «Шотландский виски и «Севен-Ап». Это было изменено».

— Пол будет писать книгу?

Джон: «Он пишет на стенах».

— Как они придумали свои прически?

Джон: «Мы так много об этом насочиняли, что уже забыли».

— Что они делают со своими деньгами?

Джон: «Мы не можем их найти».

— Что будет, если фанаты прорвутся через полицейские кордоны?

Джон: «Мы умрем со смеху».

Вывод: Битлы могут умереть от смеха, даже если фанаты не прорвутся через кордоны».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Между концертами британский журналист Иэн Смит достал свою волынку и исполнил серенаду Битлз.

Также в перерыве между концертами Джон спросил у Арта Шрайбера: «Почему они убили Джона Кеннеди?» (прим. — Арт Шрайбер — новостной директор радиостанции «Кей-Уай-Даблви»).

Тем временем фанаты набросились на лимузин «Битлз» и оторвали о него зеркала и прочие сувениры, которые они могли унести».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После пресс-конференции они выступили на вечернем концерте, на котором присутствовало 16 924 зрителей».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Так как спрос на билеты был очень высоким, и все билеты были сразу же проданы, «Битлз» согласились выступить на втором вечернем концерте. Но поскольку арена была забронирована для другого мероприятия, организаторам концерта пришлось установить сцену на грунтовой гоночной трассе напротив трибун. В этот раз зрителей было более шестнадцати тысяч».

 

 

 

 

 

Боб Дженнингс (автор книг по автоспорту): «В то время я был ещё подростком. Спрос на билеты был таким большим, что вечерний концерт был устроен перед трибуной на грунтовом треке длиной в одну милю. Я смог получить билеты на вечернее шоу. Моё место было в паре сотен метров от сцены. Обстановка была такой наэлектризованной, что это даже трудно описать. Единственное, с чем я могу сравнить — это старт гонок Индианаполис 500».

 

Питер Хинчлифте (газета «Индианаполис Таймс», 1964): «Что это ещё за «Битлз» такие? Ну, они англичане. Как и я. Они поют. Я тоже. Об этом можете спросить мою ванну. Они играют на музыкальных инструментах. Я могу сыграть «Колокола Святой Марии» на губной гармошке. За 58 минут работы в концертном зале они заработали 101 000 долларов. Хм!

Тем не менее, чем больше я думаю об этом после того, как понаблюдал за ними в течение двух часов в прошлый вечер, тем больше убеждаюсь в том, что они могут вычесть всё это из своей зарплаты. После одного наглядного свидетельства того, через какие испытания они должны проходить каждый день, я бы не поменялся с ними местами, даже если бы они получали 1 миллион долларов за концерт.

Всего за три минуты суматошного времени меня ударили по зубам твердым предметом, чуть не сломали ребра и помяли мышцы по всей правой стороне моего тела! Я шел за «Битлз» в паре метров позади них, когда их вывели из здания связи чтобы сопроводить к сцене перед вторым выступлением. «Ну, пошло-поехало, строимся», — сказал Ринго, выходя из комнаты, где им удалось урвать два часа тишины и покоя между концертами. «Соберемся», — произнес Джон Леннон.

Когда возле здания их затолкали в машину, одна девочка-подросток попыталась запрыгнуть к ним вовнутрь, но её силком выволокли наружу.

Когда Бесс Коулмен, привлекательная молодая мисс, работающая в английской газете и являющаяся одним из сопровождающих лиц, путешествующих с «Битлз», вышла из здания следом за ними, её схватили полицейские. Полицейский, который, очевидно, принял её за поклонницу, грубо попытался вытолкать за ограждение. Ей удалось освободиться и сесть во вторую машину. «Я потрясена, но мне не причинили вред, — сказала позже мисс Коулмен, — я понимаю, что у полиции тяжелая работа, но я весь вечер была у них на виду».

Я последовал за этими двумя машинами вместе с тремя репортерами английских газет, которые освещают турне «Битлз» по Америке. В какой-то момент полиция попыталась преградить нам дорогу, и я получил удар в лицо. Не знаю, что или кто меня ударил. Через несколько секунд меня сбили с ног, и я почти упал на землю. Мне чуть не сломали ребра и помяли мышцы по всей правой стороне моего тела».

 

Джин: «Мы не могли получить билеты на второй концерт, но мой папа позволил нам встать за забором у туннеля, через который они проехали к сцене в черном лимузине. Я была большим поклонником Джорджа, и он помахал нам, когда они проезжали мимо».

 

Брэд Бейкер: «Мой отец Билл Бейкер был ведущим во время второго шоу. Он был утренним диск жокеем на радиостанции «Даблви-Ай-Би-Си». Мы жили в северо-западной части города. На концерт мы ехали из дома в сопровождении полицейского эскорта. Когда наш автофургон, украшенный логотипом радиостанции и именем Билла Бейкера, подъехал к арене, в толпе поклонников решили, что внутри находятся «Битлз». Мне с моими братьями это понравилось, но моя мама из-за этого немного волновалась. Мой отец вышел на сцену в зеленом жакете Неру (вид пиджака, созданный в Индии в 1940-е гг.) и парике «Битлз», который Ринго снял с его головы, когда они вышли на сцену!»

 

Питер Хинчлифте (газета «Индианаполис Таймс», 1964): «Во время второго концерта я находился от них всего в трех метрах. Наблюдая выступление «Битлз» я подумал, что мой отец принял мудрое решение, купив мне на день рождения футбол вместо электрогитары.

Тем не менее, мне нужно было освещать их всего один вечер. Один из английских репортеров, Айвор Дэвис из лондонской «Дейли Экспресс», глядя на море лиц, заполнивших трибуны, произнес: «Завтра вспомни о нас, мальчик. Такое дело. Мы, журналисты, что ездим с ними, сегодня днем ​​заказали себе четыре пива и бутерброды с сыром на гриле, и не успели мы откусить кусочек или сделать глоток, как «Битлз» куда-то заторопились, и мы были вынуждены последовать за ними. Мы рискуем своими жизнями и здоровьем, следуя за мальчиками на сцену. Я говорю тебе, что это тяжело. Мы должны делать это каждый день. А твои заботы закончились».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «По всеобщему признанию группы концерт в Индианаполисе был довольно спокойным по сравнению с другими местами».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После окончания концертов представители Красного Креста Индианаполиса сообщили, что оказали помощь 35 поклонникам. В основном у них была эмоциональная реакция, диагностированная как истерия. У четырех была головная боль и у одного приступ астмы».

 

 

 

Элмер А. Кран, менеджер Арены и Аудитории в Милуоки, просматривает груду почты поклонников «Битлз», которая пришла в его офис перед выступлением Потрясающей Четверки 4 сентября 1964 года на Арене. Письма пришли со всей страны. Эта фотография была опубликована 3 сентября 1964 года в «Милуоки Джорнел».