Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Ипсвич

31 октября 1964 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Ипсвич».

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Ранее они выступали в этом зале 22 мая 1963 года. В этот вечер у группы было два выступления, в 18:00 и 20:30».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Суббота. Другой «Гомон», на этот раз в Ипсвиче. Парни собираются выступить в Белфасте, но не думаю, что буду с ними в этот раз. Планирую провести свое время с Джейн и Марком, но с этой работой никогда не знаешь наперед, что предстоит».

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Летом 1964 мне позвонила секретарь учредителя. Я спросил: «Чем вызван ваш звонок? Видимо, это что-то важное?». И она ответила: «Это так». Тогда я спрашиваю: «Вы не на счет Битлз»?». И она ответила утвердительно.

Первым делом я позвонил начальнику полиции: «Приедут «Битлз», нам понадобится ваша помощь». «Помоги нам небеса», – воскликнул он. Нам тогда пришлось планировать что-то вроде военной операции, не только относительно прибытия «Битлз», но и продажи билетов. Я столкнулся с проблемой, как справедливо распределить билеты, когда так много людей хотели их получить.

Мы определили, что начнем продажу билетов в воскресенье утром, а в субботу вечером поставим дежурного полицейского, чтобы быть уверенными, что никто не пролезет без очереди. Всю ночь я не мог заснуть, думая: «Ну почему это всё свалилось на меня?».

В пять утра я подошел к театру и прошелся вдоль очереди. Когда я подошел к ее началу, то услышал, как по радио зазвучала песня «Вечер трудного дня». Я подумал: «Да, это ночь после трудного дня для людей, спящих на тротуаре».

 

Дэйв Киндред (фотограф): «За билетами была очень длинная очередь – они поступили в продажу, видимо, еще в июле, и многие спали всю ночь, чтобы купить билет в кассе за 15 шиллингов. Это было очень-очень недорого.

Недавно я посмотрел по телевизору репортаж о продаже билетов на этот концерт, и был удивлен, узнав, что не все билеты были проданы. Вместимость зала составляла около 1600 человек. Странно, учитывая тот интерес, который был к группе в то время».

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «После этого, всё шло довольно хорошо, пока не настал этот назначенный день Октября, когда мы провели концерт. Я ждал приезда «Битлз» снаружи, вместе с одним из представителей прессы. Они опаздывали. Прошло уже полчаса, а «Битлз» всё ещё не было. И тогда он сказал: «Знаете, что я думаю, мистер Лоу. Мне кажется, что они не приедут. Я думаю, что это ещё одна из ваших пошлых шуточек».

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Однако «Битлз» появились в полицейской машине вместе с Брайеном Эпстайном».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На кадрах кинохроники телеканала «Энглиэ» запечатлены поклонники, входящие в театр, а затем кадры машины «Битлз», подъезжающей к другому входу. Пол закрывает дверь машины, затем группу фотографируют. В одном из кадров Джон со стаканом в руке».

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Когда они приехали, я прошел к ним за кулисы, потому что был с ними знаком, когда встречался с ними год назад. Их менеджер спросил меня, мог бы я выйти с ними к прессе и выступить в качестве официального представителя «Битлз» по связям с общественностью? Я прошел с ними через зрительный зал, и мы вышли в фойе. Я произнес: «Теперь, кто хотел увидеть «Битлз»? И этот малый воскликнул: «Они здесь!», а Джон с издевкой так говорит: «Разве?». Большинство репортеров были ошарашены, они не могли сказать ничего вразумительного».

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «В театре для них был устроен прием, на который пришли репортеры газет и телевидения. Они пили вино и задавали «Битлз» множество банальных вопросов».

 

 

 

 

На стене (на снимке, за головой Джорджа) фотоснимок «Битлз», когда они выступали в Ипсвиче 22 мая 1963 года.

 

 

 

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Затем мы прошли в мой офис».

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Затем была устроена пресс-конференция и на 10 минут «Битлз» и около шести представителей прессы втиснулись в небольшой кабинет менеджера».

 

Дэйв Киндред (фотограф): «Мне было всего 18 лет, когда я встретился с Потрясающей Четверкой. Я фотографировал их за кулисами для газет «Ист Энглин Дейли Таймс» и «Стар».

Был абсолютный хаос, и я не думаю, что работники театра и организаторы видели что-либо подобное ранее. Старшее поколение в редакции считало, что это временное помешательство, поэтому мы с молодым репортером по имени Стив Вуд вызвались пойти вместе на пресс-конференцию. Наверное, только мы двое из всего персонала хоть что-то понимали в сути происходящего. По дороге в театр Стив купил два экземпляра альбома «Вечер трудного дня», чтобы потом группа поставила на них свои автографы.

Пресс-конференция была недолгой. Она проходила в кабинете директора, который был всего около десяти квадратных футов. Присутствовали только «Битлз» и с полдюжины людей.

Я был фанатом «Битлз», и мне невероятно повезло, что я смог встретиться с ними, ну, вроде того, потому что мы были в одной комнате, но какого-то значимого разговора у нас не состоялось. Они были дружелюбны, но было ясно, что для них это была просто ещё одна встреча с прессой и ещё одно выступление. Они были вежливы, но безразличны к происходящему. Они просто устали.

Я сделал несколько фотоснимков, затем они перешли в фойе, где дали интервью для телевидения «Энглиэ». Все это продолжалось минут десять».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Хотя телеканал «Энглиэ» не снимал концерт, было записано интервью. Интервьюер – Джон Макгрегор, ещё один репортер, который не удосужился ознакомиться с тем, какие вопросы ранее задавались группе».

 

 

 

 

Джон Макгрегор: Я много раз видел интервью с вами, ваши выступления на телевидении, смотрел ваши фильмы, но есть один вопрос, который, как мне кажется, вам не задавали, хотя, возможно, я ошибаюсь, не знаю, почему вас называют «Битлз»?

Джордж: Почему бы не называться так?

Джон: Могло быть любое название, ага!

Пол: Это название, которое придумал Джон.

Джон Макгрегор: Придумал Джон?

Пол: (откусывая яблоко) Мм, мм.

Ринго: Джон.

Джон Макгрегор: Кто его подумал? Ринго, ты его придумал?

Ринго: Нет, это Джон придумал.

Джон Макгрегор: Джон его придумал.

Джон: Джон его придумал.

 

 

 

 

Джон Макгрегор: Джон, в газете «Новости Битлз» было написано, что вы, возможно, покидаете группу.

Джон: Чушь, у меня контракт. Я уже много лет пытаюсь уйти!

Джон Макгрегор: Ты пишешь стихи…

Джон: Какая газета?

Джон Макгрегор: Газета под названием «Новости Битлз».

Джон: Никогда о такой не слышал.

Джон Макгрегор: Хотите взглянуть?

Джон: Нет!

Пол: Наверное, американская.

Джон Макгрегор: У меня с собой есть экземпляр, хотите посмотреть?

Джон: Если американская, то с них станется!

Пол: Она американская?

Джон Макгрегор: Нет, английская.

Пол: Хорошо.

Джон Макгрегор: Вы пишете стихи…?

Пол: Можно взглянуть на неё, пожалуйста?

Джон Макгрегор: Конечно. Подержи. (передает микрофон Полу)

Пол: Хорошо.

Джон: (обращаясь к Полу) Ты собираешься сейчас её смотреть?

Пол: (подражая репортеру) Добрый вечер, зрители, и добро пожаловать на… интервью с Джоном МакГрегором…

Джон: Это ведь не газета?

Пол: Спасибо, Джон. (Полу берет газету и начинает читать)

Джон Макгрегор: «Новости Битлз».

Пол: Смотри, покупаешь низкопробную газету…

Джон: И получаешь низкопробные статейки!

Джон Макгрегор: Я узнаю об этом благодаря нашему интервью, не так ли? Ринго, это твое настоящее имя или псевдоним?

 

 

 

 

Ринго: Псевдоним.

Джон Макгрегор: Как Твое настоящее имя?

Ринго: Ричард.

Джон Макгрегор: Ричард. Как появилось имя «Ринго»?

Ринго: Потому что я ношу четыре кольца.

Джон: Вот это да!

 

 

 

 

 

Джон Макгрегор: С этим всё ясно, да. Можно сразу же задать такой вопрос, если вы…

Джон: Меня зовут не Ринго (держит руки перед камерой).

Джон Макгрегор: Нет, это понятно, надеюсь, камера может…

Пол: Его зовут Хэндо!

Джон: Не называюсь Ринго.

Джон Макгрегор: Хорошо.

Джон: Дубль два.

Джон Макгрегор: Хорошо.

Джордж: Продолжай.

Джон Макгрегор: У вас слава, богатство…

Джон: А, ну…

Джон Макгрегор: Если бы все это исчезло в одночасье, если бы у вас осталась только одна вещь, которую бы вы захотели оставить, что бы это было?

«Битлз»: Деньги!

Джордж: Спасибо.

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Мы вернулись в фойе, а они веселились. Репортер спросил у Ринго, как называется его прическа. «Артур», – ответил он».

 

Дэйв Киндред (фотограф): «Я сфотографировал их с некоторыми победителями конкурса. Несколько лет назад один парень сказал мне: «Вы сфотографировали меня с «Битлз», когда я был победителем конкурса». Он получил игрушечную гитару, подписанную Битлами, и я сказал: «Вот это да, должно быть она сейчас стоит много денег». Однако он ответил так: «Позже в тот же день я поменял её на комплект «Айрфикс», потому что «Битлз» мне не нравились (прим. – Айрфикс – британский производитель пластиковых масштабных моделей самолетов)». Бог знает, сколько бы сейчас стоила эта гитара, потому что игрушечных гитар с автографами было очень мало. Интересно, что с ней стало? Вероятно, в конечном итоге её просто выбросили».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Потом они ушли в костюмерную готовиться к своему первому выступлению. В это время я тоже прошел за кулисы, посмотреть, как они там. И тут я проявил наглость. Я спросил их: «Парни, хотели бы вы стать знаменитыми?». Джон взглянул на меня насмешливо и спросил: «МЫ бы хотели стать знаменитыми?» Я улыбнулся, и говорю: «Сфотографируйтесь со мной». И это сработало. Так у меня появилась фотография со знаменитыми Битлами».

 

 

 

 

 

Ди Миллз: «Мне было тогда всего 10 лет. Не было большой проблемой получить пригласительный билет, их просто раздавали. Друг моего отца сказал, что его дочь была их поклонницей, и он предложил: «Есть бесплатные билеты». Так что в этом большой проблемы не было».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Группа выступила перед 3600 поклонниками в зале кинотеатра «Гомон» в Ипсвиче».

 

Ди Миллз: «Не помню, кто играл на разогреве, все ждали только выхода «Битлз». Толпа встретила их оглушительными криками, все размахивали руками».

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Когда они вышли на сцену, в зале разверзся настоящий ад. Не успел открыться занавес, как мы объявили: «Дамы и господа, всемирно известные Битлз», и сразу же раздались крики, а две девушки в первом ряду тут же потеряли сознание. Их пришлось вынести на носилках, и они так ничего и не увидели».

 

Ди Миллз: «Они исполнили все свои ранние песни. Мне кажется, я пребывала в благостном страхе, потому что большинство людей вокруг меня были намного старше. Но я была довольно рослой для своего возраста, как и моя подруга, примерно метр шестьдесят, и мы позаимствовали немного косметики у моей сестры, чтобы пройти вовнутрь без каких-либо вопросов».

 

 

 

Фото Джеки Бивена.

 

Дэйв Киндред (фотограф): «Никому из фотографов не разрешили снимать «Битлз» на сцене во время выступления, и все фотографии были сделаны только за кулисами. Я все ещё помню этот концерт. Из-за криков ничего нельзя было услышать. У них было три усилителя «Вокс». Не больше, чем у современной группы, играющей в пабе. По нынешним меркам их оборудование было так себе. Неудивительно, что они пытались перекричать своих поклонников, громкости-то почти не было. Так что услышать музыку не было никаких шансов».

 

 

 

Кадры кинохроники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дэвид Лоу (управляющий театром): «Джон Леннон использовал маленькую губную гармошку. Когда он менял свои инструменты, то откинул её за сцену. Один из моих сыновей, Мэлкольм, увидел, куда он её бросил, и решил: «Господи, она будет у меня». Он положил её в карман и ушел домой. Во время перерыва мне передали, что Джон Леннон не будет выступать в следующем концерте, пока ему не вернут губную гармошку.

Я был в полном неведении, что он имел в виду, но через некоторое время до меня дошло. Мой сын решил, что, как это бывает на некоторых концертах, это брошенная вещь, и он ушел с ней домой и лег спать. Я позвонил жене и сказал: «Сходи, посмотри, не у Мэлкольма ли губная гармошка Джона Ленона?». Она обнаружила её у него под подушкой, принесла обратно в театр, и на этом всё закончилось. Но могло случиться весьма досадное недоразумение.

В целом концерт прошел хорошо, но было слишком много крика. Было невозможно услышать, что они поют, но казалось, что люди не слышат их. Я организовывал их выступление два раза, в 1963-м и в 1964-м. Когда «Битлз» выступали в первый раз, я бы не сказал, что их не знали, но они не были такими знаменитыми. К своему второму приезду они отшлифовали свой репертуар, много раз исполняя свои номера, но не забыли, что именно песни сделали их знаменитыми».

 

Ди Миллз: «Мы прошли за кулисы, но их так и не увидели».

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Покинув театр группа отправилась в отель «Грейт Уайт Хорс» в Ипсвиче, где им также пришлось раздавать автографы».

 

 

 

Отель «Грейт Уайт Хорс».

 

 

 

 

Ди Миллз: «Друг отца, владелец отеля «Грейт Уайт Хорс», где остановились «Битлз», разрешил прессе свободный проход.

Мы встретились с «Битлз», когда пришли в отель «Грейт Уайт Хорс». Встреча с нами была им не особенно интересна, но автографы нам они подписали. С нами они не разговаривали – они говорили между собой о Испвиче, что это приличное место, и о том хорошем приеме, что был им оказан.

Мне запомнилось, какими они были неряшливыми, что кажется странным, когда я смотрю на это сейчас. Тогда все коротко стригли волосы и с боков, и с зади, поэтому прически «Битлз» казались самыми длинными из всех тех, что мы видели: «Боже мой, вы только посмотрите на них, какие у них длинные волосы!». Я очень хорошо помню, что была совершенно потрясена их внешним видом, который сейчас кажется довольно нелепым».

 

«Биллборд», 31 октября 1964: «Эпстайн расширяет бизнес и становится продюсером. Брайен Эпстайн поразил мир грамзаписи, который узнал, что за закрытыми дверями последний уже вступил в ряды молодых независимых продюсеров Великобритании. Эпстайн, самый успешный менеджер в шоу-бизнесе, нанял «И-Эм-Ай» для выпуска пластинки, и заключил отдельную сделку с британской компанией «Декка», чтобы записать там одну из своих групп.

Его первый опыт в качестве продюсера – «Рори Сторм и Ураганы», группа, с которой Ринго Старр играл на ударных в течение трех лет, прежде чем присоединиться к «Битлз».

Пластинка «Ураганов» выйдет на лейбле «Парлофон» 13 ноября. Будет записана песня «Америка» (America) из «Вестсайдской истории». Эпстайн не будет управлять делами «Ураганов». Эта работа достается промоутеру Артуру Хаузу, агенту группы «Кинкс» и со-промоутеру Эпстайна в британских гастролях групп «Битлз» и «Джерри энд Пейсмейкерс».

Эпстайн подписал контракт с «Декка», в соответствии с которым он запишет у них свою последнюю группу «Растикс».

 

 

 

 

Из интервью Гари Джеймса с бывшим исполнительным директором «НЕМС» Джеффри Эллисом:

Гари Джеймс: Вы работали адвокатом в королевской страховой компании. Чем вы занимались?

Джеффри Эллис: В то время я был помощником главы по страхованию, работал в Нью-Йорке.

Гари Джеймс: Значит, для работы в «НЕМС» вам было необходимо вернуться в Лондон, не так ли?

Джеффри Эллис: Безусловно, да.

Гари Джеймс: Вы написали, что ваше воспитание, образование, и то, чем вы занимались в начале вашей карьеры [в октябре 1964], отнюдь не соответствовало той работе, которую вы выполняли в «НЕМС». И в самом деле, вас не особо заботила поп-музыка.

Джеффри Эллис: Так и есть.

Гари Джеймс: Подтверждая все это, как вам удалось так хорошо справляться с работой в «НЕМС»?

Джеффри Эллис: На самом деле меня привлек к работе Брайен Эпстайн, чтобы я занимался большим количеством административной работы, которую он не любил, и на которую у него не было времени. То есть, работа офиса, персонала, решение множества управленческих вопросов, а также большого количества дел, связанных с «Битлз», контрактов на запись, публикации, выступления и так далее.

Гари Джеймс: Брайен Эпстайн огласил вам, когда вы были в доме его родителей, что «Битлз» станут более значительным явлением, чем Элвис. Какая у вас была реакция на это? Что вы подумали?

Джеффри Эллис: Я подумал, что это сказано с некоторой доли шутки, но он, конечно же, верил в них и считал, что они станут звездами. Верил ли он искренне сам в то, что они станут более великими, чем Элвис, не могу сказать. Я был в доме его родителей, и в комнате находилась его мать. Брайен зачем-то еще вышел из комнаты, и мы с ней улыбнулись друг другу и подумали про себя, ну, не настолько уж и значительными (смеется).

Гари Джеймс: Поскольку вы узнали Брайена в самом начале, могли ли вы поверить в то, что он достигнет таких высот?

Джеффри Эллис: Нет, такого со мной никогда не было.

Гари Джеймс: Почему он взял на себя управление таким большим количеством исполнителей. У Полковника Паркера был только один Элвис.

Джеффри Эллис: Думаю, что в этом было, видимо, что-то от тщеславия. Исполнители приходили к нему, конечно же, в первые годы. Сила Блэк… она была молодой девушкой, выступающей на сцене. Не очень помню, как она пришла к нему, но не думаю, что это была его инициатива. То же самое относится и к группе «Джерри и Лидеры» (Gerry And The Pacemakers). Джерри Мэрсден, «Билли Дж. Крэмер и Дакотоы» (Billy J. Kramer And The Dakotas), все они сами пришли к нему сами. Не знаю, выходили ли они к нему напрямую. Мне кажется, они пришли к нему еще до того, как я поступил в «НЕМС», но после того, как успех «Битлз» возрос, он, вроде бы, привлекал других исполнителей.

Гари Джеймс: Не представляю, что он мог уделять достаточно времени каждой из групп.

Джеффри Эллис: Совершенно верно. Многие из них, или некоторые из них, стали проявлять беспокойство по поводу того, что все свое время он уделяет «Битлз». Он имел обыкновение раз в месяц ссориться с Силой Блэк. Она ему говорила: «Тебя интересуют только эти Битлз». А он ей говорил в ответ: «Нет, нет, нет, Сила. Посмотри, я обеспечил тебе выступление там, сделал то и другое. Потом он приглашал ее на обед или ужин, они мирились, и так до следующего раза.

Гари Джеймс: На 159 странице вашей книги вы обозначили организацию «НЕМС» как запущенную.

Джеффри Эллис: (смеется).

Гари Джеймс: Какие существующие причины означают неустойчивость или готовность к краху. Была ли «НЕМС» готова в один момент рухнуть?

Джеффри Эллис: Запущенная (ramshackle) – это не совсем точное слово. Мне следовало бы сказать «не удовлетворяющий требованиям» (informal), а не «запущенная». Люди, как правило, приходили, уходили и работали по своим собственным принципам, которые не совпадали с тем, как я привык работать в качестве менеджера по страхованию (смеется). Но дело мы делали. В офисе было два или три бухгалтера. Они работали напряженно. Но, как я уже сказал, люди во фраках, если можно так выразиться об артистах, были без формальностей. Так что, «запущенная», это не точное выражение, и я его снимаю.

Гари Джеймс: Какими были званые ужины в доме у Брайена?

Джеффри Эллис: Просто приятными. У него был дворецкий, представляете? А жена дворецкого превосходно умела готовить. У него были изысканные вина. Возможно, было немного более формально, чем многие другие обеды с участием поп-музыкантов того времени. Было очень приятно. Приятно в высшей степени.

Гари Джеймс: Вы написали, что вам не очень нравился Джон Леннон.

Джеффри Эллис: (смеется).

Гари Джеймс: «Он [Джон Леннон] был, используя заезженную фразу, слишком умный для собственного блага». Что это значит?

Джеффри Эллис: На мой взгляд, он был язвительный, саркастический и бессердечный. Был один случай, не знаю, читали вы об этом или нет, когда в Штатах в больнице или где-то в таком месте он проходил мимо детей в инвалидных колясках. Им всем очень хотелось поговорить с ним и получить автограф, а он просто прошел мимо, сказав: «О, ради бога». Уверен, что в его характере были и хорошие черты. Разумеется, что я не виделся с ним и не являлся ему другом (смеется). Но я не питал к нему любви. Правда, нет. Мне жаль.

Гари Джеймс: Вы не стали упоминать тему близких отношений Джона и Брайена. Как вы считаете, эта тема имеет основание?

Джеффри Эллис: Не знаю. Конечно, есть те, кто говорит об этом. Брайен сказал мне категорическое «нет!». Я спросил его об этом однажды, или больше, чем раз: «Как вы относитесь к Джону Леннону? У вас с ним что-то есть?». И он ответил «Абсолютно ничего». Думаю, что он был им увлечен, но он знал, что Джон не такой, и его к нему не влечет. Поэтому, у меня нет сомнений, что у них ничего не было.

Гари Джеймс: К концу своей жизни Брайен Эпстайн не был таким уж оптимистичным, счастливым человеком. Какая была причина этому?

Джеффри Эллис: Он нервничал по поводу «Битлз». Его беспокоило то, что «Битлз» когда-нибудь его уволят. Не знаю, сделали бы они это или нет. Скорее всего, что нет. Хотя во время одного из моих с Брайеном обсуждений, в какой-то момент был озвучен вид на будущее, что они будут перезаключать контракт на управление группой, что должно было случиться по времени через несколько месяцев, после смерти Брайена, и что он будет продлен на несколько менее выгодных для него условиях. Брайен получал 25% от их дохода в качестве оплаты его услуг по управлению группой, и, как мне кажется, мы с ним обсуждали, будет ли он подписывать соглашение на двадцати процентах и с некоторым ограничением его полномочий по управлению ими. Его очень бы ранило, если бы они полностью разорвали с ним контракт.

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



    Ваше имя (обязательно)

    Ваш e-mail (обязательно)

    Тема

    Сообщение

    Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)