Выступление в зале кинотеатра «Эй-Би-Си», Эдинбург

19 октября 1964 г.

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа прибыла в Эдинбург, чтобы выступить в зале кинотеатра «Эй-Би-Си».

 

 

 

 

В этот день «Битлз» отправились в Шотландию на самолете.

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Группа не стала подвергать себя тяжелому испытанию, связанного с длительной поездкой в Шотландию на автомобиле, и вместо этого вылетели в Эдинбург самолетом».

 

 

 

 

 

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «В полдень они прибыли в городской аэропорт «Тернхаус». На этот раз никто не знал об их прибытии, поэтому поприветствовать их пришло лишь несколько девушек».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Понедельник. Привез парней в Эдинбург (прим. – скорее всего, что Альф Бикнел встретил группу в аэропорту и потом повез в город). Не знаю, что было хуже: уличное движение или парни на заднем сиденье. Они заставляли меня смеяться всю дорогу и не обращать внимания на плохую погоду и водителей, которые не умеют ездить. Я хочу, чтобы Джон перестал корчить свои рожи встречным девушкам. Сперва они думают, что это кто-то просто дурачится, потом до них доходит, кто это, и прежде, чем я успеваю нажать на газ, на нас бросается визжащая толпа поклонниц. Когда мы, наконец, трогались с места, их было уже сотни, а может быть и тысячи. Наконец очередной «Эй-Би-Си»! К тому идет, что, в конце концов, я объеду все кинозалы в этой стране!»

 

 

 

Эдинбург в 1960-х.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Возле кинотеатра «Эй-Би-Си» Битлов и Брайена Эпстайна поглотила толпа кричащих поклонников, и когда их прижали к стеклянным окнам кинотеатра, всем стало немного страшно. Один из охранников увидел, как лицо Джона Леннона прижалось к оконному стеклу, и бросился ему помогать, оставив в толпе бедного Брайена.

Билл Баркли, который позже стал известен как комик и актер, был 19-летним местным жителем, которого наняли в качестве охранника. Он был в фойе, когда услышал крики за стеклом закрытых дверей. Удалось каким-то образом сопроводить «Битлз» вовнутрь, но затем стало понятно, что Эпстайн всё ещё оставался снаружи, поэтому пришлось снова открыть двери, чтобы пропустить его.

К счастью, внутри было спокойно. Каждому из «Битлз» предоставили охранника. Работа Баркли заключалась в том, чтобы присматривать за Джорджем».

 

 

 

 

 

 

Билл Баркли (охранник Джорджа): «Мы просто тусовались с ними весь день. Они проводили время, играя на гитарах и перекидываясь в карты. Я много общался с Джорджем Харрисоном и мне запомнился один случай. Я спросил его, хочет ли он выпить или что-нибудь ещё, и он попросил стакан молока. Я принес ему стакан молока, и все фотографы просто сошли с ума, щелкая фотокамерами только потому, что он пил молоко, что для них было чем-то странным.

Пресса была такой же хреновой, как и окружающие тусовщики. Репортерам приходилось отступать на задний план, чтобы фотографы смогли сделать свои снимки, затем они возвращались обратно, чтобы освободить место репортерам. Было удивительно, сколько женщин вдруг стало работать в газетах.

Харрисон поедал шоколадные батончики «Фрайз». У него их было десятки штук. Я снимал с них обертки, а потом продавал разным тусовщикам. Знаете, по такому методу: «Это обертка от шоколадки Джорджа». Нам удалось получить у них автографы, но в итоге мы сами стали подписывать за них автографы и продавать их. Подростки хватали всё без разбора в большом количестве».

 

 

 

 

Джин Шеферд (журналист): «Я познакомился с «Битлз» в Эдинбурге, во время их гастролей по Британским островам. Первым впечатлением, которое я получил во время перерыва между первым и вторым их выступлениями, была крошечная, раскаленная, находящаяся в полном беспорядке раздевалка. Я прилетел вечерним рейсом из Лондона и внезапно очутился лицом к лицу, точнее, с четырьмя величайшими легендами двадцатого века.

Когда я вошел, они с подозрением взглянули на меня, и вернулись к еде, выпивке и настраиванию гитар, как будто меня не существовало. Легенды не обращают внимания на простых смертных. Я уставился на них сквозь пелену сигаретного дыма, и они начали проявляться, небрежно развалившиеся, полуодетые, погруженные в себя среди непрерывного шума, окружающего их жизнь».

 

Энди Грей (журналист «Нью Мюзикл Экспресс»), 23 октября 1964: «В тесноте, как япошки на Олимпиаде, в своей крошечной гримерке с большой звездой на двери, Джон сидел (в солнцезащитных очках), Джордж лучезарно улыбался, а Ринго рисовал прямые линии на куске картона. Двоюродный брат Пола и два репортера не улучшали ситуацию с проблемой свободного пространства за кулисами в Эдинбургской «Эй-Би-Си» в понедельник. Но было уютно.

«Заходи, Энди», – крикнул Джордж. – «Не знаю, где ты сядешь, да, сбрось эту одежду на пол. Это Пола».

Пол отсутствовал, а Джордж сказал, что его нет, даже когда Пол вошел и пожал мне руку: «Рад снова тебя видеть», – сказал он мне. Всегда дипломатичный Пол.

Затем они рассказали о своей сессии записи в студии «И-Эм-Ай» на Эбби-Роуд, прошедшей за день до этого. «Мы записали на пленку шесть треков. Не так быстро, как раньше, но сейчас у нас больше времени. Нам нужно улучшаться», – сказал Пол.

«Два трека были для нашего нового сингла», – сказал Джордж. – «Не могу пока сказать название».

«Государственная тайна», – вклинился Джон.

Ринго просто продолжал черкаться.

«Мы записали 13 треков для нашего следующего альбома», – продолжил Пол.

«Два из всех треков, – уточнил Джордж, – которые воссоздают то звучание, которое у нас было, когда мы выступали в «Пещере». Это мелодии, которые мы исполняли в «Пещере» три года назад. У нас есть только один трек… Ринго».

Я спросил Ринго, почему он был последним. Он поднял голову, улыбнулся. «Потому что я ещё не научился этому», – сказал он. Затем добавил: «Но я думаю об этом».

«Теперь ты прошел экзамен по вождению и можешь ездить, не так ли?» – произнес Джордж.

Ринго кивнул. «Как ты себя чувствовал, когда сдавал тест?», – спросил я его. «Нервничал. Страшно нервничал», – ответил он. «Три года назад у меня не получилось. Но на этот раз я не допустил ошибок. Я сделал это в Энфилде. Хорошее место, Энфилд».

Я спросил Ринго, на какой машине он начнет ездить, получив права. «Фэйсил Вега. У неё короткий рычаг переключения передач, просто супер». Она стоит около 5000 фунтов-стерлингов и это один из самых роскошных спортивных автомобилей. Но об этом он ничего не сказал.

Я спросил их, ездили ли они на своих машинах во время гастролей. «Нет, – быстро ответил Джордж, –нас всех возят машине». «Мы хорошие друзья», – выпалил Джон.

«Жарко. Может проветрим помещение?» – спросил Джордж. Пол открыл дверь и, используя её как веер, несколько раз быстро закрыл и открыл её. Температура немного упала.

Джон сказал, что может написать еще одну книгу, а Джордж сказал, что он с Джоном снимают фильм под названием «Неприятный образ».

Говоря о неприятности, я спросил их, что они думают о тех журналистах, которые пишут о том, что они начинают терять популярность. «Не в этом турне», – ответил Пол. – «Каждый вечер на двух концертах зал просто переполнен. Видели толпу на улице?»

Я видел. Плотная толпа крошечных девочек-шотландок, приветственно размахивающих шарфами.

Мы не говорили о Королевском варьете. Но это хорошо известный факт, что редко кто их артистов выступают там два раза подряд. В прошлом году у «Битлз» было грандиозное выступление там, так что пусть кто-нибудь ещё будет иметь честь развлечь королевскую семью».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Пола Берриффа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Группа выступила в двух концертах, за которые ей заплатили 850 фунтов стерлингов. Концерты состоялись в 18:30 и 20:50».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «12-струнная гитара «Рикенбэкер 325» использовалась во время британского турне 1964 года, но не Ленноном. Колин Мэнли, ведущий гитарист группы «Ремо Фо», которая тоже выступала на этих гастролях, был другом Маккартни и Харрисона ещё со школьных дней».

 

Колин Мэнли (гитарист группы «Ремо Фо»): «Во время этого британского тура мы аккомпанировали парню по имени Томми Куикли. Мы играли за 15-20 минут до выхода на сцену «Битлз», поэтому использовали их усилители. Я также использовал 12-струнную гитару «Рикенбэкер» Джона. Мы играли песню под названием «Дикая сторона жизни» (The Wild Side Of Life). У неё был рифф для фортепиано и гитары, и единственный способ, которым я мог получить звук, был двенадцатиструнник. Поэтому Джон позволил мне её использовать. Это была миниатюрная модель, размером с его черную. У неё было необычное звучание, не похожее на большой двенадцатиструнный «Рик» Джорджа. Она звучала как маленький клавесин. У неё был очень маленький гриф, и я помню, что было очень легко на ней ошибиться».

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Во время выступления «Битлз» более десятка поклонниц потеряли сознание, и их вынесли из кинотеатра».

Пока шёл первый концерт, снаружи поклонники, которые собирались пойти на второй концерт, проводили время, распевая песни о том, как сильно они любят «Битлз». По крайней мере три девушки пропустили второй концерт, потому что потеряли сознание во время его ожидания».

 

 

 

 

 

 

 

Крис Уорбрик: «Мне было тогда 16 лет. Я был на вечернем концерте. Мэри Уэллс была очень хороша. «Мой парень» была потрясающей песней, и она звучала очень хорошо, но другие песни, которые она пела, я до этого не слышал. В то время продукция «Мотаун» только начала появляться у нас, а Мэри для многих была ещё не так хорошо известна. Все пришли туда только ради «Битлз». Все хотели, чтобы ведущий концерта Боб Бэйн скорее их объявил, и когда он это сделал, шум стал невообразимым. Я ничего не слышал. Это был сплошной крик, но это не имело значения».

 

Мартин Кризи (автор книги «Битломания! Настоящая история гастролей Битлз в Великобритании 1963-1965»): «Во время второго концерта крики были настолько громкими, что они были слышны на улице».

 

 

 

 

На первом плане актер и телеведущий Пол Янг. 

 

Пол Янг: «Впервые я познакомился с ними во время выступлении группы в прямом эфире на телевидении Шотландии в программе «Обозрение» 8 января 1963 года, когда я был ведущим этой программы.

Во второй раз это было во время выступления группы «Джерри энд Пейсмейкерс». Они выступали с «Джерри энд Пейсмейкерс», и когда они играли на сцене, Джон стоял у телекамеры, пытаясь рассмешить Джерри. После чего помощник режиссёра сказал ему, что он никогда не добьется успеха в бизнесе, если не изменит свое отношение к делу!

Третий раз был в 1964 году. К тому времени мы встретились уже как старые друзья. У меня состоялся разговор с Полом, в котором мы обсудили наше общее имя, так как тогда оно было довольно нераспространенным, и он сказал, что ему всегда говорили о том, что это шикарно.

Год спустя я был в Лондоне, мы с [актером] Деннисом Уотерманом и двумя дамами ехали в такси, когда я заметил на улице Пола и Ринго, стоящих возле одного из зданий. Мы выскочили и поболтали. Деннис и две дамы были очень впечатлены тем, что они меня знают».

 

Газета «Стрэзерн Геральд», 24 октября 1964: «В понедельник 19 октября 1964 года, поздно вечером, капли дождя скатываются с мокрых деревьев, отражающихся в множественных лужах. Четыре усталых туриста из Ливерпуля прибыли в отель «Времена года». Они остановились только на две ночи, но их уже ждали, чтобы препроводить в обеденный зал, где они смогли бы поесть в этот поздний час. В этот вечер после трудного дня, после их выступления в Эдинбурге, «Битлз» насладились четырьмя сочными стейками».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)